В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Шаг в пропасть, 11-12 июля 625г.


Шаг в пропасть, 11-12 июля 625г.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Шаг в пропасть

Дата, время: 11-12 июля 625г
Участники: Джун, @Uchiha Ranayame @Mitarashi Aneko (et al)
Страна, местность: Аме, больничное крыло
Тип (флешбек, личный сюжет): личный сюжет
Вмешательство в эпизод: разрешено всем по согласованию
Описание: Джун соскребают с стен арены и увозят на операцию. Последствия, мысли, действия.

https://i.pinimg.com/originals/f9/47/90/f9479091efe24ff10666d8fa8da86df3.gif

+1

2

Тадао стоял перед дверью в реанимацию, в которую совсем недавно завезли Джун.

Когда генины отправлялись на экзамен, большинство представляло красочные картины собственного триумфа, возвышения. Даже такой чёрствый и дикий зверёк как Тадао это почувствовал, ему казалось, что становление чуунином будет пропуском на уровень выше.
Во взрослую? Серьезную? Но точно новую жизнь.

Но-ву-ю.

Дверь распахнулась, выбежал один из медиков. Тадао схватил его за руку, но опытный врач почти сразу вырвался: «состояние критическое, делаем все что возможно». Этих слов было достаточно.

Разве это была новая жизнь?

Мир шиноби всегда казался ему чем-то неоспоримым, чем-то аксиомным. Героические образы, слова о воле и силе. Сейчас он понял все эти слова пропитаны кровью. Он чувствовал её металлический запах. В бою с Кейтао он этого не заметил, но теперь до него дошло, что же происходит. Дети, как зверье в цирке, насмерть сражались на арене на потеху толпе. ИМ было этого мало. Они захотели, чтобы сестра сражалась насмерть с сестрой. Что бы они убивали друг друга. Топили. Взрывали.

Ему было страшно.
«А вдруг я не смогу сказать ей, что она не такая уж и стерва? Сказать, что ее сережки классные. Что можно не возвращать долг. Что мне было приятно, когда она меня навестила.»

Внутри него появлялось всё больше вопросов на которые он не мог найти ответа. Как могла Ясуо смотреть на то, как Сенджу пошёл против Сенджу? Как могла такое допустить его мать? А стали бы они драться друг против друга, рискуя убить?
За что дрался Ходери, который так серьезно относился к их совместным заданиям?
За что дралась Рана, которая заботливо подложившая хаори под его голову, когда ему было плохо.
За что сейчас за этой дверью лежит еле живая Джун?
За что ОН САМ здесь дрался с собственным родственником?
За что именно все они рисковали ЖИЗНЯМИ?

Тадао по большей степени был человеком холодным к чужим проблемам. Но сейчас ему стало ясно - плохо БУДЕТ, и не только чужим, но и тем, кто ему нравится. И ему самому.

Он сжал свой кулак до хруста и ударил им в стену – боль прокатилась по руке, но сейчас он ее не чувствовал. Внутри него всё застлили родные эмоции – злоба, отчаяние, НЕНАВИСТЬ. Он всегда давал сдачи, когда его били. Он всегда отвечал. Даже если враг был старше. Если он был сильнее. Даже если это была Ясуо.

Он опустил руку, понимая, что сейчас ничего не может сделать. И что Джун и остальные ребята так и будут в опасности.

Но Тадао такой расклад не устраивал.

– Выживи. – прошептал он, надеясь, что эти слова дойдут до Джун. А после Тадао направился к выходу. Прочь из больницы, из этой проклятой деревни. Ему нужно было спешить.

Ведь Тадао – всегда бьёт в ответ.

А что бы однажды уебать по всему миру - ему нужна будет достаточно большая дубина.

Отредактировано Senju Tadao (23.03.2024 04:14)

+4

3

Яростный крик. Сенсей держал девушку как только мог. Это был последний поединок. Всё как в тумане. Но бой был остановлен. Анеко показалось, что она видела второй самый страшный в своей жизни кошмар. Первый - она сделала сама. А второй - ее заставили смотреть. Они ведь только недавно помирились с Джун. Но кто-то захотел разрушить их классное трио. Их команду. Нанести боль и горечь. Слушая напутствия отца, она понимала, что он прав. И правду о том, почему он так думал и так делал, куноичи узнает когда вернется домой. Но она поймет его мотивы. Хоть ей и больно. Боль помогает вырваться из хватки сенсея. И вот Анеко уже бежит по коридору. Она хочет бежать быстрее. Но ноги не слушаются.
Чёрт... я же предупреждала их всех! Почему они мне не поверили тогда? Я же хотела помочь! Сделать чтобы им же лучше было! Зачем ОНА ЭТО СДЕЛАЛА? Как она посмела так поступить? Она же тоже слушала и соглашалась со мной.... Тогда почему она так поступила? Как ты могла, Харуко? Как ты могла?
Слёзы накатывались рекой. Анеко всё еще бежала по коридору. В какой-то момент они застилали ей глаза так, что и-за них она не видела куда бежит. Споткнулась об какого-то паренька. Точнее, об его сумку и полетела вперёд. Это ее не сломило. Полная решимости, девушка встала и снова решила бежать. Анеко не понимает, почему это вообще произошло. Почему Харуко поступила так с сестрой? Неужели была готова выиграть и такой ценой? Какие бы не были отношения, Митараши знала что они сестры. Одно дело сражаться с человеком из другого селения, но совсем другое - когда перед тобой твоя родная кровь. И ты не хочешь ей вредить. В этом плане она понимала, почему Рейо не стал калечить Рану. У них была схожая ситуация, но мелкому удалось сохранить рассудок и не идти на провокации. Он показал себя достойно. Как и нужно Учихе. Анеко презирала эти правила. Жеребьевка не казалась ей честной. Но может быть теперь они все вспомнят ее слова? Они все, генины Листа, услышат и поймут ее? Куноичи еле успевает добежать. Койка с подругой заворачивает вправо, но Анеко бежит. Она почти догоняет ее. Но путь преграждает парень-медик.
- ДЖУН! - кричит Анеко, - ДЖУН! СПАСИТЕ ЕЕ, Я ПРОШУ ВАС! - истерично кричит и пытается пробиться, но парень хоть и медик, силен как бык, он не пускает ее, не дает пройти, - ПОЖАЛУЙСТА! СПАСИТЕ МОЮ ПОДРУГУ!
- НЕ УМИРАЙ! НЕ СМЕЙ УМИРАТЬ! Я ЗАПРЕЩАЮ ТЕБЕ! Я ЗАПРЕЩАЮ!...запрещаю...запрещаю...
Анеко упала на колени и начала рыдать прямо на полу. Дверь реанимации закрылась. Она решила так сидеть возле кабинета. Девушка обняла себя за плечи, опустила голову вниз. Слёзы капали прямо на пол. Иссиня-черные волосы закрывали обзор щёк.

Отредактировано Mitarashi Aneko (04.04.2024 21:35)

+3

4

Продолжение

Кейтао задумался.

Каким бы радушным и красочным себе не рисовали представления об экзамене на звание чунина, оно совершенно точно пошло в разрез существующим реалиям. Ведь все еще упрекают за то, что ивент идет больше полугода. Все же можно было не душиться боями и спокойно фармить себе миссии где-нибудь в безопасном дупле. Увы, стремление проникнуться первым сезоном уже не в первый раз заставляет нарутардов выходит из зоны ичираку-комфорта и крушить друг другу ебала (с уроном и без) похлеще всяких эндовцев. Ведь это даже не гнилой и глиномесный файт, а самое настоящее мужицкое противостоящие крутых шинобе. С регистрацией, но без смс.

Кейтао поднимался.

Последний бой этого дня вышел самым тяжелым. Не только для Узумаки Харуко и Узумаки Джун, но и для всех причастных к этим двум сестрам - родственникам, членам команд и знакомым. Скомканность парня, которую надо было выразить в прошлом посте, отразилась на его блеклом завершение. Ведь именно так себя ощущал Сенджу. Он не знал, что ему делать и что думать. В голову лезли одновременно и альтруистические мысли и эгоистические. Нужно было куда-то идти. Подавленная сила Харуко и девочка, обладавшая ей испарились вместе с сенсеем команды. По коротком взгляду между Чомизу и Кейтао было понятно - ей ничего не грозит. Но как обстояли дела с той дерзкой девчонкой Джун?

Кейтао бежит.

Они ему не сказали. Никто ему не сказал. Ничего. Ни единого слова. Это все была какая-то глупая идея - скрывать от Сенджу правду. Он оскорблялся и продолжал свое движение.

Кейтао спускался.

Мысленно он надеялся на благополучный исход этого противостояния. Джун пыталась вывести свою сестру, а Харуко на это так легко поддалась. Это было не похоже на ту милую девчонку с алыми волосами, которая так всегда нравилась ему. Эта сила, чудовищная сила, которая вырывается наружу из человека. Джинчурики. Так это кто-то назвал на трибунах. Но что означало это слово? Сенджу на самом деле даже не думал о том, какого могло быть его товарищу по команде. Ей еще предстоит узнать о том, что случилось и насколько ужасно поступила Узумаки младшая.

Кейтао заблудился.

Эти гребаные однотипные коридоры. Никаких украшений. Лампы и не более. Он злился на скрытый Дождь, потому что это было похоже на заговор. Сенджу хочется пойти к Джун, узнать что с ней как минимум. А сейчас его не пускают, ему бы хотелось обладать мощью Ранаяме, чтобы пробить себе проход напрямую. В таком случае куда? Истеричные крики пронеслись по коридору. Парень сразу же понимает указатель своего направления и в ход пошли быстрые ноги.

Кейтао бежит на 5.0.

Пролет. Еще. Лестницы. Он пропускает ступеньки прыжками, игнорируя технику безопасности. А ведь его суставы возможно не такие надежные, прямо как у его мамы, обладающей каким-то навыков с этим связанный. И вот он понимает, что оказывает в больничном крыле. Теперь стал слышен плач, девчачий. Ему навстречу идет старший - Тадао. Напряженный, раздраженный, он был наверняка уебать ему, но лишь грозно взглянул и пошел дальше. Потому что от такого зашкаливающего гормона будущего нукенинства беловолосый просто прижался к стенке. Брат ушел. А сам Кейтао понял, что его появление сейчас - лишь повод собрать на себе негатив. Захотелось уйти, но нет. Твои проблемы — это наши проблемы. А наши проблемы — это проблемы команды номер шесть. Мы ведь команда. Так он однажды сказал Харуко. Поэтому Кейтао собирает всю решимость в кулак, готовясь стать не просто козлом отпущения для словесный обвинений, но и пиньятой для битья.

Кейтао вышел из-за угла.

Руки в карманах, отрешенный в сторону взгляд - ему не хотелось пересекаться им ни с кем из возможных присутствующих или тех, кто еще подойдет. Сам Сенджу напряжен, готовясь к обрушающему всё и вся потоку эмоций. - Простите, пожалуйста, что так вышло с Джун.

Кейтао извиняется.

+4

5

[status]Джун, моя Джун![/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/141/723797.jpg[/icon]

музыкальная тема
переход из эпизода Третий этап - трибуны, 11.07.625

Ранаямэ неслась по лестничным пролётам и бессчётным мрачным пустым коридорам вслед за Анеко и сенсеем, мысленно подгоняя себя бежать быстрее и быстрее, чувствуя, как с каждым шагом бешено стучит в груди сердце, непрерывным гулом отдавая в барабанные перепонки. Если бы Хатаке Саемон не остановил её, девочка ринулась бы вслед за медицинским отрядом ещё там на арене, минуя обходной путь по общим лестницам. Мелькнувшую за углом и тут же исчезнувшую знакомую светловолосую макушку Тадао взволнованная кунойчи и не заметила.

Жива! Жива! Джун жива!

Повторяла раз за разом одну и ту же мантру в собственной голове Учиха, не позволяя себе и мысли допустить о смерти её Узумаки на операционном столе. И когда она успела так к ней привязаться? Когда успела так её полюбить? Хмурая девочка не назовёт ни точного дня, ни времени, ни места, казалось, будто это нежное чувство зрело долго-долго в её душе без ведома самой Ранаямэ, а проявило себя только здесь и сейчас, на экзамене в Скрытом Дожде.

- Вы - сенсей? Пройдёмте со мной, - неизвестный ирьёнин увел куда-то в сторону беловолосого мужчину, оставив двух морально раздавленных заплаканных девочек наедине в абсолютно пустом холодном коридоре перед входом в реанимацию. Митараши кричала что-то, так отчаянно и громко, до последнего надеялась, что там, за толстыми бетонными стенами сквозь своё бессознательное состояние подруга услышит её призыв и требование не умирать.

Ты выжила там, под обломками, я же своими глазами видела... я видела! Ты - жива!

Молчаливая Учиха с трудом заставляет себя сделать шаг-другой к свернувшейся калачиком на полу напарнице, присесть рядом и крепко обнять её хрупкие содрогающееся от рыданий плечи. Как же сейчас Ранаямэ ненавидит себя за беспомощность... это она должна быть там в операционной! Она должна спасать Джун своими целебными техниками, должна сделать всё, чтобы поставить Узумаки на ноги! Какого чёрта она вообще пошла в ниндзя-медики, если ни на что не способна в критической ситуации, не может, чёрт побери, спасти ту, кто ей дороже всего?! Едва сдерживаемая злость на себя, на сенсея, на весь этот чёртов экзамен неприятным комом подступала к горлу, перехватывая и без того сбитое после бега вверх-вниз по лестницам дыхание.

- Она будет жить, слышишь? - сердито шепчет Ран, не обращая внимания на собственные слёзы, даже не думая утирать их, солеными ручайками льющиеся по её покрасневшим щекам, - Джун - боец. Она будет жить, шаннаро.

Думать о том, что они с Митараши будут делать, если потеряют свою Узумаки - невыносимо. Просто невозможно.

- Это моя вина, Анеко... - внезапно добавляет Учиха, не в силах скрывать от подруги правду, - Ширануи предупреждал меня о Харуко, но я не предала значения его словам, - если бы она тогда, ещё месяц назад восприняла слова Хикару серьёзнее, отговорила Рогатую выходить на арену против сестры, обратилась бы к Саемону... однако история не имеет сослагательного наклонения, только последствия за совершенные и не совершенные действия.

В конце коридора раздались чьи-то гулкие шаги, будто их обладатель тоже бежал сюда со всех ног, подгоняемым собственным отчаянием, яростью, а быть может чем-то ещё. Ранаямэ нехотя поднимает голову, когда источник звука становится слишком близко к ним, в какой-то паре метров, и сквозь пелену слёз видит слегка размытый, но знакомый силуэт. Этот мальчишка, этот Сенджу, что вообще он здесь забыл?! Кейтао на неё и Анеко не смотрит, отводит пустой, безразличный (как кажется самой Ране) взгляд в сторону, произносит нечто похожее на весьма скудные извинения. Словно затишье перед бурей пауза длиться несколько долгих секунд, а после Ранаямэ встанет, нет, рывком вскочит на ноги, стремительно преодолевая крохотное расстояние между ними. Темноволосая девочка резко заносит вверх правую руку и со всей силы, будто вкладывая в хрупкую ладонь весь свой страх, свою злость и боль, наотмашь бьёт голубоглазого парня по лицу. Пройдёт ли её пощёчина или же Сенджу успеет уклониться, - оставляю выбор за Кейтао. В любом случае, следом Учиха пинает его уже двумя кулаками в грудь, отталкивая от себя.

- Ты знал! - кричит, вновь бьёт кулаками, с меньшей силой, скорее просто от отчаяния, - ты знал, на что способна Харуко! - с каждым новым ударом её гнев прорывается наружу, будто кипящая лава извергается из вулкана,- знал, что она - монстр! - в субъективном восприятии Ранаяме Кейтао, как член команды пламенноволосой Узумаки, не мог не знать, - убирайся отсюда, шаннаро! - его вины в произошедшем, конечно, нет и быть не может, но, к сожалению, недобрат пришёл совсем не вовремя и попал под горячую руку Раны, которая просто не знает, как по другому выплеснуть весь накопленный за время экзамена негатив.

Ненавижу его, шаннаро! И Харуко за то, что она сделала с Джун ненавижу! Никогда им не прощу!

Отредактировано Uchiha Ranayame (09.04.2024 23:41)

+3

6


Драка с девчонками? Он пришел сюда не за этим, но все же какова причина его прихода к проходу в реанимацию? Кейтао и сам этого не понимал, предавшись мнимой привязанности к Джун, как к девушке, которая приходила навещать его брата в точно такой же палате больничного крыла скрытого Дождя. Пусть даже между ними ничего и не было, для него это казалось более, чем достаточно, чтобы считать частью чего-то большего. Но четкой причины в его голове не сформировалось.

Учиха, заметив Сенджу, стремительно летит к парню, замахивается. Медленно. Кейтао инстинктивно выходит из-под удара, но потом закрывает глаза и направляет себя обратно под ладонь девчонки. Пожалуй, он это заслужил. Все началось давно. Коварный наставник Докузен и развал команды. Провал на первом экзамена чунина. Отвратительная выходка, из-за которой на него повесили клеймо. Уход Кёраку из новой команды. Дружба, что медленно усыхала как цветок в пустыни. Проблемный новый товарищ Рейо, но, если можно считать странность характера за проблему. На втором этапе чуть не убили. После на отборочном этапе изнурительный бой с братом. Он надеялся, что вместе со встречей с Кёраку, многое поменяется - жизнь начнет налаживаться. Но все только стало хуже. Новая техника? Будь она проклята и забыта, если за получение подобных знаний приходится платить. Платить новой выходкой Кёраку. Недоверием Харуко и сокрытием странной чудовищной силы.

Ему показалось, что этот звонкий удар должен принадлежать ему. А еще этот удар Кейтао был готов принять вместо своего товарища по команде. Ранаяме продолжает истерить и стучит его по груди, иногда хватаясь и за его одежду и пытаясь вытрясти с него будто бы какое-то признание. Но его не будет.

Сенджу просто молча смотрит на нее.

К сожалению, ни Ранаяме, ни Анеко не догадываются о том, что и сам Кейтао мог находиться с ними по одному сторону баррикады, где переживают за Джун. Но глубоко-глубоко еще зрело и переживание за Харуко, которую выключила наставница.

+3

7

https://i.ibb.co/TDGtdB4/14a45ea3da4ace3223c43712ead9ddbf.jpg

Анеко рыдала. Рыдала так сильно, как в тот день, когда отец оттащил ее за волосы до самого дома. Как в тот день, когда он избил на ее глазах Джисо, который упал без сознания. Его лицо в крови, рёбра сломаны. Митараши понимает, что в этот момент она просто сидит на коленях. Она совсем одна. С родителями нет хороших отношений, ребята не поверили ей и вот результат - Джун при смерти. Нет поддержки и от парня, которому она нравилась. Джисо потерян для нее. Никто не защитит девушку от этих страданий. Она сама должна себе помочь. Реальность слишком жестока. Слишком сурова. Но она предупреждала их всех. Почему они ей не поверили? Почему посчитали ее слова пустым звуком? Почему Харуко первая вызвалась ей поверить и так жестоко поступила с сестрой. Неужели специально обманула доверчивую и добрую Анеко? Каждый хочет ей пользоваться как хочет. Но превозмогая страх и боль, больше не нужно этого допускать. Сенсея рядом нет. Но Анеко слышит шаги. Быстрые шаги. Рядом с ней Ранаяме. Куноичи чувствует объятия подруги. Та сама рыдает изо всех сил. Но пытается успокоить ее. Шепотом, но всё же. Анеко понимает, что Учиха переживает не меньше. Этот клан лучше всех способны на эмоции ярости и боли. Ране так же тяжело как и ей.
- А если не спасут?! - выдавливает из себя девушка, - что если не спасут? Я не хочу об этом думать, Рана. Я не хочу думать и осознавать этот кошмар. Как Харуко могла такое сделать? Я же всех предупреждала! Как она могла совершить такое со своей сестрой?!!! Подбородок девушки упирается в локоть Раны. Она рыдает прямо в него. А потом Митараши слышит неожиданные новости. То, чего она ранее не знала.
- Что? Хикару-кун?!! - воскликнула Анеко и отстранилась, - как так? Почему ты мне ничего не сказала? Он что-то знал? Что-то видел? Почему ничего не сказал на том собрании?
У Анеко было много вопросов. Рана винила почему-то только себя. Но по сути виноваты здесь все, кто затаился. Это вышло Листу боком. Они могут потерять одного из них. Неужели больше никому до этого вообще дела нет? Хорошо новое поколение, нечего сказать. Анеко все время думала, что же она сказала не так тогда? Однако, она всё делала правильно. Остальные были либо слишком зациклены на себе, либо тупы и твердолобы и не способны осознать всю серьезность положения. Интересно, кто смеется теперь? Видимо, никто.

Девочки сидели и успокаивали друг друга. Ждали сенсея и новостей. Как вдруг появляется ОН. Да, тот самый, кто больше всех умничал и говорил, что всё это ерунда. Увидев его, Анеко с удовольствием скрутила б его змеями, чтобы вызвать свою ярость. Вылить всё, что есть. Однако триггер Раны сработал быстрее. Она очень быстро сорвалась с места. Напала на Кейтао и стала кричать. Анеко слышала каждое ее слово. Учиха была права в своем гневе. Его нелепые извинения минутой ранее ничего не значат. Ничего не исправят. Митараши понимает это. Будет ли она готова встать на путь мести? Нет. Потому что если в худшем случае, то Джун не вернет ее месть. Это не поможет. Да, чувство неприязни к Харуко и к Кейтао, который пришел за нее оправдываться, у девушки немного выросло. Но это всё эмоции. В глубине она осознает, что только лишь один из них несет за это ответственность. И это не Сенджу. Но как отец, она пытается не давать волю сильным эмоциям. Она вспоминает его слова. Он ведь опять был прав. Пускай он жестокий и надменный, но он всё еще ее отец и он опять прав.
Девушка медленно поднимается и смотрит в пол. Затем разворачивается и делает шаг в сторону ребят.
Она убьет его. Изобьет до полусмерти. Если применит тот удар, будет двое трупов. Нет! Так нельзя! Как бы я не боролась внутри себя, он не должен тоже пострадать!
Анеко делает снова шаг и из ее рук выходят змеи. Одна сдерживает Рану, другая просто появляется позади Кейтао.
- Хватит, Рана! - кричит Анеко и держит подругу что есть силы, - пожалуйста, хватит! Это ничего не исправит! Ты набьешь ему рожу, а он не вернется назад во времени чтобы остановить то, что случилось. У Сенджу Кейтао нет такой власти. Пускай он быстр, но не настолько, - говорит девушка и снова плачет. Они капают на пол, эти слёзы. Как бы ей сейчас хотелось чтобы Джун очнулась и сказала что жива. Как бы ей хотелось чтобы Джисо снова с ней разговаривал. Она чувствовала себя одинокой и сломленной. Но в какой-то момент, куноичи поднимает свои красные глаза. Она делает еще шаг и держит подругу крепко.

- Теперь ты мне поверил, Сенджу Кейтао? - обращается она к нему, - как тебе такая шутка? Я же вас всех предупреждала. Почему ты больше всех высмеивал мои слова? Что, самый умный? Харуко тоже мне обещала. Поверила. А потом обманула. Презираю ее за это. Она воспользовалась моим добрым отношением. Я просто хотела вам помочь. Я хотела вас всех уберечь. Чтобы мы все вернулись домой полным составом как пришли сюда! За что вы так к нам? Никто из нас не пытался вас обмануть или нарочно подставить. Я искренне надеялась на всеобщую поддержку. На всеобщую дружбу. Неужели ты увидел в этом что-то ужасное? Мне жаль. Ты меня недооценил. Я не способна на то, чтобы нарочно подставить ниндзя из своей деревни ради ранга чунина. Я никогда бы не пошла на такое. Хочу, чтобы ты это знал. Холодный взгляд появился на месте яростного. Холодный рассудок надо сохранять, дочь, - твердил ей папаша. Только таким взглядом большего добьешься. Анеко больно. Ей обидно. Обидно за Джун. За Рану и ее состояние И за себя. Дура наивная. Больше она такой не будет. Нет доверия тем, кто использует других.
- Послушай сюда. Я держу свою подругу только потому что одной жертвы достаточно и потому что несмотря на мое к тебе сейчас чувство, а оно очень колеблется от ярости, ненависти, сочувствия, чувства вины, я не хочу чтобы кто-то еще из всех нас пострадал. Мы все ниндзя Листа и должны дальше участвовать ради Хокаге, своей страны и тех товарищей, кто не смог попасть сюда. Я хочу верить что подругу нашу спасут. Но я не хочу и близко видеть ни тебя, ни Харуко возле Джун. Тебе лучше уйти. Иди готовься к своей следующей схватке. Если не послушаешься, моя змея вонзит ядовитые клыки в твою шею. Я этого не хочу. Я борюсь сейчас сама с собой. Но и нас ты тоже должен понять. Нельзя чтобы нас разобщили из-за этого случая. И я все еще верю что Лист способен одолеть Дождь. Умоляю, уходи прочь! - кричала на последнем издыхании Анеко. Рана брыкалась. Вырывалась. Но Анеко сильно ее держала. Черт побери, она всё еще добрая и милая несмотря на весь ужас, что произошел. Но такая с маской лживой улыбки, она придет и встретится с Майто. Он не сразу поймет, какая она искусная лгунья. Но заставит ее сказать правду. Но позже.
К тебе у меня на самом деле нет ненависти. Ты не виноват и не в ответе за действия Харуко. Она сама должна отвечать за свои поступки....но лучше уходи...
Анеко соврала. Соврала, что ненавидит Кейтао. Он ничего не сделал. Даже то что он ей не поверил, она его могла простить. Но не Харуко. Не ее. Она чуть не убила Джун.
Анеко подумала снова о Джисо. О том, как бы ей хотелось чтобы он назвал ее тем самым прозвищем, которое вслух не говорил, но давал намёки на него. Но пока он больше ее так не назовет.

https://i.ibb.co/9NDhqsR/5b76872e095228ba978bed7ca574be86.jpg

Jagei Jubaku - Ослепляющее Заклинание Связывающей Змеи

Дзюцу призывает двух больших змей, которые выскользнув из рукавов пользователя обвивают и хватают противника. Это отличный способ захватить противника живьем, придушить его или если потребуется убить, пустив в ход ядовитые зубы змей.

✦ Техника может остановить атаку даже более сильных чем пользователь шиноби. Параметр Ниндзюцу, сравнивается с Силой атакующего.

http://sd.uploads.ru/e6rJq.png
Классификация: Ниндзюцу, Пространственно-Временные Техники
Свойство: -
Ранг: С
Тип: Атака, Поддержка
Дальность: Малая до 5м
Ручные печати: -
Чакразатратность: 6

Стат чакры на начало 70-6=64

Отредактировано Mitarashi Aneko (10.04.2024 14:36)

+4

8

После Ранаяме вклинивается следом ее подружка - Митараши Анеко. Теперь вместо кулаков Учихи его еще и ждет наказание от змей? Ну, все же это не жабы, которых демонстрировал на тренировке Кёраку. Однако Кейтао немного удивился, когда пресмыкающиеся окружили девчонку, но одна кажется была нацелена на парня. И что ему в таком случае делать? Насколько эти две подружки сейчас неспособны сохранять холодную голову на плечах и напасть на своего земляка? Сенджу решил, что продолжит наблюдать за развитием событий. Тем более, что Анеко вмешалась не только техникой, но и словом.

Обе рыдают и их речь смешивается вместе со слезами и всхлипываниями от эмоций.

Кейтао было что сказать им. Точнее Митараши. Ведь он все еще оставался правым. Его мнение ни капли не изменилось относительно случившегося - нужно было больше тренироваться. Но говорить сейчас, что Джун не хватило подготовки противостоять Харуко - слишком яркая красная тряпка для обоих. Он точно не пришел усугублять ситуацию. Да и вообще в холле они говорили о том, какие коварные эти ниндзя скрытого Дождя. Но что имеет в итоге? На третьем этапе пока что самые серьезные раны получила лишь Джун. И от кого? От своего же соотечественника.

Холодный пронзительный взгляд карих глаз Анеко встретился с отрешенно-холодным взглядом Кейтао. Она что-то задумала? Сенджу заглянул себе за спину, чтобы осмотреть змею, которая все это время держалась там в ожидании.

- Джун не жертва вам! Она чувственная девчонка, которая так же переживает за людей, не безразличных ей, как вы сейчас волнуетесь за нее. Она приходила навещать моего брата Тадао, когда он попал в больницу после нашего боя.

Взгляд Кейтао наполнился решимость, с которой он собственно и заявился сюда к двум ревущим куноичи. Ему оставалось только сказать что-то словами, полными уверенности.

- Я пришел сюда убедиться в том, что она выжила и пойдет на поправку. И если вас двоих мне придется отпинать за право стоять тут и ждать, то я готов уложить вас обоих на лопатки.

Равноправию его учил точно не отец, но кто-нибудь из резиденции, возможно даже сам Хатаке Шо. А потому ударить женщину — мув из категории ебанный отстой. Ударить сильную женщину — мув не из легких. Но если они дойдут до драки, то вся ситуация станет только хуже.

- Но я бы предпочел, чтобы мы просто вместе молча подождали результатов от врачей. Устраивать драку в таком месте - хреновая идея.

+3

9

[status]Джун, моя Джун![/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/141/723797.jpg[/icon]

Кейтао не стал уворачиваться ни от её первой пощёчины, ни от всех последующих ударов, молча принимая на себя все неоправданные обвинения разозлённой Ранаямэ, всю её боль - на одного себя, вместо Харуко, которой, очевидно, предназначались и эти слова, и затрещины. Хотя к красноволосой виновнице произошедшего Учиха, честно говоря, вряд ли смогла бы применить физическое насилие, несмотря на вспышку гнева. Всё же девочки состояли в дружеских отношениях, не таких как с Анеко и Джун, но тем не менее. Однако, сейчас Ран явно не  мыслила  трезво, а потому продолжала хаотично молотить  кулаками по груди застывшего как истукан мальчишки, тянуть за майку с вышитой белыми нитками эмблемой его клана, едва ту не разорвав.

- Ну и чего ты молчишь, шаннаро?!

Его невозмутимое спокойствие и то смирение, с которым он принимал на себя накатывающую одну за одной волны её ничуть не сдерживаемой ярости как будто ещё больше злили Рану. Будто Кей выжидал момента, когда она, наконец, выдохнется и сможет воспринимать его слова здраво.

Не хочешь мне отвечать? Тогда я тебя заставлю!

В этот раз темноволосая кунойчи с покрасневшим от слёз опухшим лицом занесла в сторону уже не просто ладонь, а ладонь сжатую в кулак, концентрируя в напряженных костяшках пальцев вовсе не свою эфемерную боль, а самую настоящую осязаемую чакру. Глаза цвета тёмной болотной заводи в миг сменились на пламенные ярко-алые, три угольные томое завершили стремительный оборот вокруг такого же чёрного зрачка. Митараши среагировала быстрее, чем Сенджу, просто потому что знает свою подругу лучше, чем тот свою недо-родственницу. Огромная, много больше чем в обычном дзюцу заклинательницы, змея вырывается из её рукава, опутывая Учиха кольцами по ногам, туловищу и, главное, ведущей правой руке. С перекошенным от злости лицом девочка дергается в этих живых оковах, неготовая так просто отпустить свою ярость. И в прошлый раз, когда удар предназначался Кёраку, её тоже остановили, не дали завершить начатое. Не Анеко, правда, а мать - Хана.

Митараши вступает в разговор, произносит звонким голосом уже свои обвинения долго-долго и очень яростно, пока молчаливая Учиха с не меньшей яростью в красных глаза смотрит исподлобья на беловолосого паренька, так некстати появившегося здесь в коридоре. В отличие от лукавящей о своих истинных чувствах Анеко, Ран в данный момент действительно его ненавидит, как и Харуко, и Кёраку, и любого другого, кто смеет насмехаться, угрожать, калечить дорогих ею сердцу людей. И, в отличие от вдумчивого Рейо, его старшая сестра менее… понимающая.

Он? Меня? Отпинать? Только в своих влажных мечтах, мочалка белобрысая!

Пока эти двое перекидываются взаимными колкостями Ранаямэ закрывает глаза, вдыхает глубоко-глубоко и также шумно выдыхает. Пять. В её голове звучит голос наставницы Ли, учившей её усмирять агрессию дыхательной практикой. Четыре. И голос Хатаке-сенсея, учившего даже месть подавать с холодной головой. Три. И матери, не терпящей недостойного поведения среди членов клана Учиха. Два. Скоро Анеко отправится обратно в Скрытый Лист и будет в безопасности, скоро Джун очнется и всё будет хорошо. Один. Но его, Сенджу Кейтао, ждёт не просто какая-то мелкая стычка в чёртовом коридоре. Змея, только почувствовав, как девочка в её скользких кольцевых объятиях, успокаивается, расслабляет руку, а следом и деактивирует Шаринган, осторожно отпускает её.

- Я обещала, что одолею тебя, - небрежно смахнув грязными от пыли перчатками слезы с щёк произносит сердито Ран, - и ты ещё ответишь за свои сегодняшние слова на арене, Сенджу Кейтао.

Раз Кёраку намеренно выбыл из турнира, этот её гнев, как и предназначавшийся Харуко, его голубоглазый неосторожный на язык друг тоже примет на себя, хочет или нет, неважно. Все те редкие моменты товарищества между Кейтао и Ранаямэ для последней теперь не имеют никакого значения, по крайней мере пока она не готова отпустить свою внутреннюю злость.

- Что до Харуко… - добавляет кунойчи, кинув взгляд со спины на Анеко, затем на закрытую дверь реанимации, и вернув его обратно к юноше, - с этого дня она мне больше не товарищ. Пусть носит какую угодно повязку, я более не считаю её ниндзя Скрытого Листа.

Отредактировано Uchiha Ranayame (11.04.2024 11:52)

+4

10

Анеко следила за обоими. За тем, что они говорят. И надо сказать, в ее представлении Кейтао оказался именно таким, каким она его представляла. Парень довольно высокомерен и упрям. Не желает и не умеет слушать. Митараши хочет по-доброму уладить конфликт. Но Сенджу почему-то решает что вправе им обеим угрожать. Он разве не пришел извиниться за Харуко и посочувствовать Джун? Нет, он явно имел другую цель. Все это - лишь маска. Он хотел оправдать не только Харуко, но и братца. Опыт - суровый учитель. Анеко понимает, какой урок сейчас усвоила. Она слышит что говорит Рана. Она знает подругу. Та ненавидит угрозы в сторону клана Учиха. После этого точно можно считать что чел будет трупом. Ну или хотя бы будет лежать в больнице. Девушка вздыхает. Вторую змею она резко убирает обратно. Первая же чувствует как Учиха успокаивается. Ее Анеко убирает тоже. Страсти слишком накалились. Неужели в этот момент она снова вспоминает тирана-отца? И его наставления. Да, наверное. Впрочем, ей становится понятно, что раскол произошел и неслабый. Других команд тут нет. Других ребят из Листа тут нет. Какую бы они сторону приняли, узнав обо всем?
- Ты не пришел к нам чтобы прощение просить. Ты пришел свою подругу отмазать. Как и брата, который как ты говоришь, пострадал от твоей руки. Это ошибка Джун была прийти к нему и посочувствовать. Даже если она добрая, не говори о ней будто бы знаешь ее лучше нас. Лишь мы знаем какая она. А еще...Ты знаешь, что твой брат был в нашем номере и раскидал там наши вещи? По какому праву он пришел туда и устроил разгром? Потому что он Сенджу как и ты? Когда ваша высокая кровь дала вам такое право унижать и возвышаться над остальными? Когда я увидела этот разгром и свою подругу на полу в крови, я подумала он ее ударил. Хорошо, что встретил сопротивление. Джун не осталась в долгу. Сочувствовал он ей или нет или она ему, не важно. Почему вы, парни, считаете что можете вот так врываться сюда? Почему ты считаешь благоразумным показывать сейчас свое высокомерие и угрожать нам, когда наша подруга при смерти? Я скажу вот что: никогда больше не смей угрожать команде номер семь. Мы не потерпим к себе подобного отношения. Мы все равны. Все мы генины Листа на равных правах и обязанностях. Но знай, что какую бы ты цель не преследовал, я никогда больше не позволю никому причинить вред близким людям. И если ты такой крутой как показываешь, докажи свою полезность селению в следующей схватке и не трать время на бесполезные действия. Помни, для чего ты здесь. Я не буду говорить что не считаю вас частью Листа. Это было бы неправдой. Вы все еще жители и военная мощь деревни. Было бы глупо это отрицать. Но пока мы не готовы с вами более беседовать на эту тему. Для нас важнее Джун, чем эти нелепые разборки, в ходе которых ты почему - то хочешь разбить нам лица, чтобы доказать свою правоту. Ты явно не понимаешь, к чему это приведет. Разговор окончен. У меня нет желания, сил и времени его продолжать.
Было ощущение что она говорит словами отца. Неужели Анеко повзрослела и что-то увидела? Или же она поумнела и ведет себя так, как хотел отец? Она изменилась? Стала более жесткой и хладнокровной?
Нас хотели разобщить и это им удалось. Что ж, я пыталась. Но наверное они сами себе должны помочь. Глупые. Не хотят воспринимать и слушать. Рана сейчас очень зла. Она сказала что Харуко и Кейтао больше ей не товарищи. Возможно, это со злости. А возможно... он правда так думает. Чёрт... все сложнее, чем мне кажется. Я знаю ее. Она не терпит угроз в сторону своего клана. Как бы ему это потом боком не вышло. Глупый мальчишка... Она брата не пожалела, а он нарывается просто сейчас.... Дурак...
Анеко после того как змеи были убраны, она подошла к подруге и положила ей руку на плечо. Чувство поддержки.
Дверь открывается. Анеко поворачивается и видит сенсея. Она хватает Рану за руку и бежит к учителю. Кейтао ее более не интересует. Ее и Харуко не интересует. С этими двоими она предпочитает держать дистанцию. Или вообще не встречаться. Позже Майто и Сенджу подружатся и это выльется в огромный скандал между Майто и Митараши.
- Саэмон-сенсей! - кричит она, - что там? Как Джун? Что вам сказали?
п.с. оставляю за Кейтао момент по поводу травм Джун (он же вердикт писал)

+3

11

Да, с чего вообще каким-то девчонкам, пусть и товарищам по команде, решать имеет право Кейтао стоять в этом месте? Он сразу же об этом подумал, вот и заявил, что готов отпинать и Анеко, и Ранаяме, если призом за победу над этими двумя будет возможность узнать, что по итогу с Джун. Учитывая, что как будто обе куноичи на какое-то время забыли словно о подруге. Что ж, даже в таком случае Сенджу не осознано готов взять на себя такую ответственность, дабы всем стало легче.

И наконец, ответы. Началось все с Учихи, которая прям в духе первого сезона решила не устроить драку прямо здесь и сейчас, а, как нарутка после боя хинаты и неджи, мажет руку в крови и клянется отомстить за все. Условно.  Ранаяме пообещала одолеть Кейтао, на что ему оставалось просто смотреть прямо в глаза и не выражать ровным счетом ничего. Учихи? Он никого из них не боялся, ровным счетом, как и кого-то из Сенджу. И все же о каких словах на арене шла речь?

Единственное, что тронуло парня, это заявление о товариществе, которое Кейтао в силу влияние матери воспринял не как отказ от дружбы, а решение предать деревню. К подобные слова очень сильно будоражили его спокойствие души, и тут уже ему захотелось влететь в девчонку и отвесить хорошенький такой удар. Задумали отказаться от своих земляков? Отказаться от товарищей? Подумайте сто лишних раз о том, чтобы предавать селение. Взгляд Сенджу потяжелел, он нахмурился и уже было собирался что-то сделать, но настала очередь еще одной словесной пачки.

Анеко говорила много. В этом плане она совсем не изменилась после встречи в холле. Кейтао предположил, что именно Митараши отвечает в команде номер семь за словесную составляющую. Собственно, в таком случае все складывается - она много говорит, много заявляет, но по итогу просто сдается перед своей подругой, не демонстрируя самой настоящей воли Огня. Ранаяме наверняка за физическую часть - бить, а потом думать - ее лучший козырь. А Джун? Кейтао виделся с ней очень мало, и вряд ли можно было что-то предположить об этой девчонке.

"Иллюзия пламени", - промелькнуло в его голове.

От слов Анеко в голове складывались какие-то сумбурные представления о том и сем, ведь и сама девчонка говорила о разном. Отмазать Харуко? Тадао? Ошибка прийти к человеку в палатку, чтобы узнать о его самочувствие. Это так Анеко считает или сама Джун? Наверняка, в глазах Митараши это выглядело все и так, но почему она говорит о том, что нельзя за кого-то что-то решать, а сама вопреки подобным заявлениям решает, что и кому лучше? Уйти отсюда или не уходить. Какие-то заявления о важности крови. В этот момент ему вспомнились старики клана Сенджу, которые считали, что кровь более близкая к первому Хокаге куда важнее всех остальных. Выходило, что Анеко относится к этим самым староверам, чутко придерживающихся чистоты наследственности. Захотелось сплюнуть прямо на обувь девчонки. Такие заявления тоже раздражали парня, считавшего что не кровь тебя делает достойным, а твои поступки и действия. Пускай и похвастаться правильными делами сам не мог. Последующая часть еще сильнее ошеломила. Пошли заявления о высокомерии и угрозах, и это Кейтао вынужден слушать от тех, кто первым же делом вместо спокойного разговора полез с кулаками и змеями? Это они будут говорить о благоразумии, высокомерии и равенстве в правах и обязанностях? Они, решающие кому тут можно находиться и беспокоиться о Джун, а кому нельзя, решают такое?

"Да вы же команда ненормальных и психованных девчонок", - резюмировал Кейтао.

- Умное решение - не драться и молиться за своего товарища.

Парень даже задумался о том, что его команда более правильная, как боевая единица деревни. Как бы несмотря на некоторые обнаженные отрицательные проявления, сдержанность, снисходительность и трезвый ум - куда лучше, чем эмоциональность и дисбалансное психическое состояние. Да уж, на таком непостоянном фоне Сенджу, наверное, бы искал бы себе вторую половинку более спокойную, холодную и бесстрастную - прямо как его мать. Ну, все же не зря говорят, что сыновья подсознательно выбирать себе жену, похожую на мать.

И наконец кто-то вышел из реанимационной с новостями. Кажется, наставник команды девчонок.

Мужчина сообщил некоторую информацию о Джун.
- Состояние критическое. Она получила очень тяжелые ранения, множество переломов и большие повреждения органов, однако ее только что стабилизировали врачи и продолжают все необходимые процедуры. Если все пройдет хорошо, что Джун выживет. Она точно выживет, ведь там еще и твоя мама.

- В любом случае, ждать нет смысла. Нас не пустят в операционную, а после операции Джун будет еще неделю в реанимационной палате. К ней пустят только близких родственников. Но если все будет хорошо, то через неделю мы все вместе можем навестить Джун.

Сложная ситуация, и не совсем понятная. Ведь Кейтао не был медиком и не имел каких-то знаний о больницах. Да, его отец был хорош в медицине, но как-то этими знаниями Сенджу не интересовался. Понял, что Джун вроде в порядке, но при этом ее еще будут оперировать и целую неделю держать под наблюдением. Так что ли? Да и сейчас вылечить множество переломов, травм - это все требует времени.

- Жесть, - прошептал он.

- Не знал, что Харуко такой силой владеет.

Вырвалось у Кейтао все также тихо.

+4

12

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/141/486920.jpg[/icon][status]Джун, моя Джун![/status]

Да, Анеко говорила, и много чего говорила. Ранаямэ не со всем сказанным была согласна, но опровергать ничего не стала, как и тогда, на общем собрании в холле гостиницы. Каждый из них переживал  боль по своему, и темноволосая кунойчи не собиралась поучать напарницу, навязывая той собственные представления о том, что девочка-змейка должна чувствовать, как относится ко всей ситуации, к Харуко и к Кейтао тоже. Который, к слову, продолжал молчать, лишь изредка на его лице мелькали проблески сдерживаемых эмоций.

Появление сенсея команды «Семь» несколько разрядило обстановку, как минимум переключило  внимание всей троицы с друг друга на причину их внезапного собрания в больничном коридоре перед реанимацией. Ран глубоко вдохнула, сжимая ладони в кулаки. То, что Учиха Хана в данный момент там, в операционной, означает одно - всё очень плохо, однако это же самое говорило о другом - всё будет хорошо. В конце концов, раз лучший (пока что) ниндзя-медик Скрытого Листа курирует реанимационные мероприятия, то Узумаки непременно выживет, восстановится без тяжких последствий для юного организма.   

Значит она меня услышала? Мама…

- Мама спасёт Джун, - бормочет себе под нос Учиха, поднося ладони к лицу, чтобы смахнуть невольно проступившие на тёмных болотных глазах слёзы. Как же она ненавидит плакать  и вообще быть такой, непривычно эмоциональной. Даже Митараши и Узумаки  редко наблюдали её проявления минутной слабости, а то, что сегодняшнее видел Кейтао сродни удару по самолюбию для гордой Ран.

- Ничего ты не знаешь, Сенджу Кейтао, - бурчит сердито Ранаямэ ему в ответ, сверля голубоглазого шиноби уже не таким заплаканным, но всё ещё раздражённым взглядом исподлобья снизу вверх. А вот Ширануи Хикару знал, потому и предупредил их, когда эти трое остались наедине в номере. И кажется, теперь становятся на свои места все элементы головоломки, например, крайне странное поведение темноволосого долговязого паренька при появлении Харуко, его попытка вставить свои (без шуток крайне важные) пять рё в общий разговор, которую кто присёк? Ах да, всё тот же белобрысый Сенджу.

Стоит добавить, что Ранаямэ до сих пор почти ничего не знает о Кейтао, лишь пару фактов и субъективное оценочное мнение со слов своего младшего брата, да вообщем-то и всё. Остальное их взаимодействие во время экзамена было весьма скудным и весьма раздражающим (девочку), начиная с первой встречи после поединка Рейо и Ран. Будь последняя осведомлена о его дурацких выходках, в том числе и на прошлом чунин шикен, наверное разозлилась бы ещё больше. Опускаем, конечно, пару моментов с таблетками, потому что Учиха проявила этот «жест доброй воли» не ради конкретно Сенджу, но ради Митараши и её призыва генинам из Скрытого Листа помогать друг другу, а ещё потому что Ран - ниндзя-медик и просто не может иначе. Своеобразная альтруистичная черта, в моём понимании характерная что для ирьёнинов в мире «Наруто», что для врачей в нашем реальном мире.

И вот с этим дураком в команде мой брат? Но он же вроде как старше их обоих, выпустился из академии раньше, должен быть опытнее. Шаннаро, поучает здесь меня, а сам не в состоянии наладить отношения с напарниками и ничего, абсолютно ничего, не знает ни о Хару, ни о Рейке. Вообще ничего не знает ни о чём.

Режим заботливой старшей сестры активирован не просто так. Да, Харуко оказалась бомбой замедленного действия, но и её Рейо тоже не простой фрукт. Каждая новая ступень Шарингана, как и само его пробуждение, - это колоссальный эмоциональный и физический стресс для Учиха, одна ошибка - смерть. Ранаямэ желала для брата тех сокомандников, которые сумели бы поддержать его в ответственный момент, но Узумаки, увы, таковой не оказалась. Оставалась надежда, что этот Сенджу, как ранее начавший, более опытный товарищ, возмёт на себя роль лидера в их команде. Ту роль, которую сама Ранаямэ каждый день, каждую тренировку, каждую миссию осознанно занимала в своей, Седьмой, ломая собственное, годами укрепившееся нежелание сотрудничать вообще с кем либо и отвечать за других. Хмурая девочка росла и менялась, под грузом ответственности, что сама же на себя и брала. Потому что её милой Анеко требовался товарищ, который своим примером покажет как надо упорно идти к цели, не прогибаться под ожидания других, даже родителей, потому что её дерзкой Джун требовался товарищ, который покажет рогатой бестии, что такое дисциплина и серьёзный подход к делу шиноби. Разумеется, Рана совершила кучу ошибок, не проявила должного внимания к романтическим чувствам Анеко, не защитила её нежное, разбитое мерзкой зелёной жабой сердце, не уделила больше времени тренировкам Джун и пропустила мимо ушей предупреждения Хикару. Но Учиха хотя бы пытается идти по выбранному пути, как бы тяжело ни было, а не прячет голову в песок. А этот недалекий «зелёный» мальчишка в дурацких очках что? Со слов Рейо, Кейтао забил на все и ни во что не вмешивался! Хорош, «товарищ». Может Ран и гордая, злобная, токсичная, не самая примерная кунойчи Скрытого Листа, но никогда в команде «Семь» не будет ситуации, что её напарницы проживут свою боль и страхи в одиночестве, не поделятся тем самым, сокровенным, тайным, что гнетёт их с негласным «лидером». Никогда Митараши не останется без её поддержки против своего деспота-отца, никогда Узумаки не будет вновь отвергнутым диковатым изгоем среди ровесников-ниндзя.

Я может и не сделала всего, что могла, чтобы защитить Анеко и Джун, но ты, Кейтао, даже и не попытался что-либо сделать для Харуко и Рейо.

Весь этот внутренний монолог проигрывался в её голове определенно быстрее, чем я его писала, потому что буквально через пару секунд после пассивно-агрессивной фразы Ранаямэ в сторону белобрысого паренька в разговор вступит Хатаке-сенсей, предупреждая любую дальнейшую попытку  подопечной разжечь конфликт между генинами вновь.

- Ранаямэ, - его «взгляд» направлен на темноволосую хмурую полторашку, на исчерченном глубокими шрамами лице привычное спокойное выражение, - у тебя завтра поединок, следует отдохнуть. Возвращайся в гостиницу, - далее «взгляд» мужчина переводит уже на другую свою чрезмерно эмоциональную ученицу,- и ты тоже, Анеко. Собирай вещи, на рассвете ты вместе с Сарутоби Аки возвращаешься в Скрытый Лист. Никаких возражений. Идите обе в гостиницу и ждите меня там.

Сам Саэмон разумеется останется в госпитале, до тех пор пока Учиха Хана не завершит операцию и его третью ученицу не переведут в палату.

- Я буду здесь, пока Джу…

- Нет, - наверняка и Анеко станет возражать, на что получит точно такой безапелляционный отказ, - это приказ. Живо в номер и не смейте выходить оттуда без моего разрешения.

Когда Саэмон хотел быть строгим, он был строгим.

- Да, сенсей, - Рана опускает голову вниз, понимая, что в этом противостоянии ей точно не выиграть. Остаётся только победить завтра Ширануи, потом этого странного чудика в маске, а потом… Потом очередь дойдёт и до Сенджу Кейтао.

Я осталась одна.

Месяц назад их было четверо, четыре кунойчи Скрытого Листа, приехавшие на экзамен в эту дождливую, мрачную, неприветливую деревню луж и душнил, и что теперь? Без поддержки Анеко, без уверенности в состоянии Джун, без веры в негласное сестринство с Харуко, Ранаямэ не знает, сколько ещё выдержит, прежде чем сорвется и допустит фатальную ошибку.

Отредактировано Uchiha Ranayame (14.04.2024 20:01)

+4

13

Кейтао. Да какая разница что он думает? Анеко ему все сказала. Да, команда номер шесть все еще товарищи из Листа. Но раскол между ними очевиден. Анеко не любила такого рода конфликты. Поэтому и свернула возможную вражду. Но одно осталось неизменным. Ему и Харуко сейчас она не верит. Не может позволить себе пока им доверять. Может что-то измениться в будущем. А пока так, как оно есть. Анеко все свое внимание переключила на учителя. Только он сейчас ей авторитет. Его словам девушка всегда верит. И вот он начинает говорить. Митараши понимает, что опасалась худшего. Но Джун еще жива. Это сейчас самое главное. Тем более что Учиха Хана, мать Раны тоже там. Она наверняка сама проводит операцию. А значит можно вообще не волноваться.
Ее мать - умелый медик. Она действительно не даст Джун умереть. Она и правда ее спасет....
Казалось бы что тревога должна вообще теперь пройти. Однако Анеко все еще понимала, что чаша весов в сторону жизни нестабильна. Для нее было вообще ужасом подумать что их Узумаки не выживет. Что она их покинет. С командой в таком случае будет покончено. А ярость, гнев и боль только усилятся. Ей не хотелось бы такого исхода. Иначе всё повернётся в худшую сторону для генинов из Листа. Нужно было этого избежать. Наверное никто так сильно не молился сейчас, как Анеко. Ее сердце стучало очень четко и громко. Куноичи слышала это бешеное биение. Пыталась успокоиться. Но сразу не получалось. Анеко посмотрела на Кейтао и Ранаямэ. Да, у них явно было что еще сказать друг другу. Учиха и Сенджу. Такая уже известная всем тема вражды. Казалось бы, только дай причину, найди ее и вот эта вражда снова тут как тут.
- Да, я понимаю, - наконец-то произнесла Анеко, - просто хотелось бы ее хоть за руку подержать. Я должна ей кое-что сказать. Но сейчас наверное не сумею. Чтобы она знала, что я рядом. Что МЫ рядом.
Снова слёзы пошли сами по себе. Анеко думала что смогла бы исправить ситуацию, но она не могла ничего сделать. Ее это бесило. Бесило когда скрывают важные сведения и бесило то, что знающие люди не делятся опасениями. Из-за таких вот вещей и происходят подобные несчастья. Готовы ли все взять ответственность за смерть еще одного генина? Нет, никто из них не готов. Свою ответственность Анеко уже осознала. После разговора с Саэмоном она кое в чем убедилась. Мужчина наблюдал за состоянием своих девочек. Да, вся тройка дошла до финала. Но цену каждая заплатила разную: Джун - поражение и реанимацию, Анеко - моральное взросление через жесткий кнут, а Рана - страдания во имя любви как и предрешено ее клану. Видя это, Хатаке принял уже давно свое решение. Учиха остается бороться дальше, потому что она сильный лидер своей команды, дочь своей матери и член клана Учиха. Анеко - отправляется домой залечивать свои моральные травмы и вскрывать старые раны, которые так же нуждаются в лечении. Джун же - будет заново узнавать, что такое жизнь и позже точно присоединиться к Митараши.
- Хорошо, я поняла вас, сенсей, - сказала Анеко, - Аки поправился уже? Слава богу! - спокойно вздохнула Анеко. О товарище Сарутоби она не слышала ничего с тех самых пор, как он сражался против Хикару на отборочных и был сильно ранен.
Хоть не пойду одна домой. Сенсей проводит и Аки будет рядом. Но Рану оставлять одну не хочется....
- Рана, пойдем в номер, - протягивает она руку подруге и затем берет ее за ее ладонь, после чего тянет за собой, - здесь мы не поможем. Нас не пустят. Ты же все уже слышала. Мне нужно отправляться домой, а тебе отдыхать, - ласково сказала Анеко. На слова которые шептал Кейтао, Митараши внимания не обращала. Сейчас им лучше не пересекаться. Будут только оскорбления, обвинения и новые конфликты. Подобный разговор лучше отложить на время, когда Джун поправится и вернется целой в Лист. И то, если Анеко или Рана захотят пойти на встречу и что-то выяснять. Сейчас у девушки такого желания лично нет. Она бы хотела рассказать всем об этом. Но ей никто опять не поверит. Ей не хочется терять веру и в других. Поэтому она закроется в себе ненадолго и предпочтет молчать или игнорировать вовсе. Она не сплетница. Слухи ей незачем разносить. Но своих девочек и будущего парня она точно не подпустит к Харуко. Быть может Джун удастся как-то примирить их с Кейтао и Харуко? А может это сделает кто-то еще.

+5

14

Кейтао совсем было без разницы в том, увидел он какую-то сокровенную тайну в двух плачущих девчонках или нет. Даже не понимал, что в этом может быть какая-то слабость. Все-таки это девчонки. Как-то так вышло, что настоящая волевая, серьезная и холодная куноичи на его памяти являлась только мама. К остальным Кейтао относился снисходительно. Это даже выражалось в его пустующем и постоянно скучающем взгляде. Лишь пару раз он задрожал - когда его собирались убить на втором этапе экзамена и когда по случайности на задании залетел в женскую раздевалку публичного дома.

Скучающий Сенджу. Не сказать, что он являлся чем-то особенным в этом мире, как например те же Учихи с шаринганами или джинчурики, или любой другой человек с улучшенным геномом крови. Кейтао являлся просто нетипично быстрым и отстраненным от большинства людей. Единственный человек заставлял его сердце трепетать от волнения, и еще один человек заставлял колебаться его чувства внутри. Именно из-за этого отчуждения парень находился и сам на расстоянии ото всех - его не устраивало все. Правила клана, устои и законы ниндзя, однако из огромного уважения к Ясуо он принимал их. А из-за отца всегда пытался найти того самого особенного в клане Учиха.

"Не повезло. Не тот", - делал вывод, смотря четко на Ранаяме.

Аура изгоя, наверное, послужила разрыву между двумя лучшими друзьями - Кейтао и Кёраку. А ведь начиналось так красиво. Слова Учихи лишний раз тыкнули в эту его обособленность ото всех, он из без того всегда понимал, что является по сути некоторым проклятьем для всех - родителей, семьи Тобирамы, клана и деревни. Но его стремления становиться еще сильнее, а по факту еще более отчужденным, никогда не угасало.

На этой прекрасно и многообещающей ноте Кейтао в очередной раз сделал легкий поклон - он все же обязан был это сделать даже в рамках приличия.

- Еще раз прощу прощения за своего товарища по команде...

+3

15

[nick]Jingasa[/nick][status]даймё страны Снега[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/4/346796.png[/icon][sign]-[/sign]

https://i.pinimg.com/564x/93/2a/76/932a76cca440721dfad952c4ff251071.jpg

Хлопки. Звонкие, радостные. В коридоре стало значительно больше людей, потому как из темноты углов и проходов прямиком к двери, ведущей к операционной и Джун, появился он. Его не ждали, его никогда не ждут, потому что этот человек приходит самостоятельно - такие мелкие девчонки, как Ранаяме и Анеко не могли знать этого человека, возможно даже его не знал Саемон. И тем не менее давление резко возросло под гнетом тяжелеющей чакры и пугающего взгляда, блестящего профессиональным интересом за круглыми очками. Все присутствующие оказались не готовы выстоять перед желанием провести настоящую спасительную операцию.

Медленными шагами шли три личности. Мужчина и две молодые девушки. Генины сразу же упали на колени и проблевались - слишком душный сюрприз. Джонин тоже упал, но сохранил свою завтра целым и в пределах своего тела. Если говорить прямо - правитель страны Снега решил использовать свое "Желание Помочь", чтобы ему никто не мешал на пути.

Джингаса даже не стал говорить каких-то слов, хотя изначально задумки были. Отбросил все, ведь куда важнее проследовать вперед и спасать маленькую девочку Узумаки - ей на помощь идут все наработки передового ума в вопросах лечения и восстановления.

Следом, девушки - они охранники правителя страны. Именно этот статус позволил бывшему ниндзя Конохи прибыть в скрытый Дождь

Двери захлопнулись. Темненькие девушки остались на входе - дальше хода нет.

https://i.pinimg.com/564x/e3/8b/1d/e38b1daf1f9d4002d6e9ff7e6153d281.jpg

+4

16

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/141/492076.jpg[/icon][status]смотрю страху в лицо[/status]

Ранаямэ чувствовала, как аккуратно взяла её за руку Анеко, как ласково звучал её голос и просьба следовать за собой прочь из больничного крыла. Учиха выдохнула, послушно делая шаг-другой по коридору, поскольку иных вариантов очевидно не было. Уважительный поклон и повторные извинения мальчишки из клана Сенджу темноволосая кунойчи попросту проигнорировала. Как и для Митараши, для её они ничего не значили. Но их сенсей наверняка что-то ответил белобрысому, как минимум кивнул, показывая, что команда «Семь» их (извинения) принимает. Но не от всего сердца, если что, ведь этим сердцем была отчаянно борющаяся за свою жизнь на операционном столе Джун.

Появление Джингасы ассоциируется у меня исключительно с этой песнью

Хатаке среагировал раньше, чем троица несмышленых генинов, выдав исключительно короткий и понятный приказ «на колени». Впрочем, и без команды Меченого Ранаямэ свалилась бы на пол от чудовищной подавляющей разум и волю ауры, исходившей от неизвестной ей личности. К горлу тут же подступил тошнотворный ком из съеденного во время боя Рёске и Крота онигири. Темноволосую девочку пробило дрожью по всему телу, так сильно, как никогда прежде, буквально заставив извергнуть из себя остатки спешного перекуса.

Ч-что со мной…  не могу… даже голову приподнять… шан…наро… соберись, тряпка! Соберись!

Кто бы знал, что впервые на экзамене Учиха, ну точнее я, прибегнет к навыку «боевой дух» не на арене против действий соперника, а в больничном крыле, только чтобы едва-едва ослабить чужеродное ментальное давление со стороны…. Сложно, наверное, сейчас назвать Якуши Джингасу человеком или шиноби, ведь он давно вышел за пределы подобных категорий. Преисполнился в своем познании, короче, стал ближе к небожителям, нежели простым смертным. Коим, что сказать, и является эта маленькая Учиха. И её подруга рядом, и её «недобрат» напротив, да и сенсей Саэмон - тоже. Буквально на секунду, когда дрожащая кунойчи сумела с невероятным трудом поднять взгляд на лицо проходившего мимо неё Существа, её вдобавок словно молнией поразило. Зрачки в тёмных болотных глазах расширились от вполне определённых испытываемых эмоций, ведь перед ней был аналог Ли Ноу, Хёнджина и Феликса из Стрэй Кидс в одном лице. Ну, короче, кто знает - тот знает, а кто не знает, скажите спасибо и не вздумайте лезть в эту всепоглощающую чёрную дыру из корейских айдолов.

- К-кто он… такой? - едва Неизвестный скрылся за дверями реанимации, а её слегка «отпустило», прошептала Ранаямэ. Никогда в жизни она не испытывала подобного чувства и вряд ли пожелала бы испытать вновь. По шрамированному лицу Хатаке сложно было прочесть его эмоции, но кунойчи инстинктивно ощущала и его напряжение тоже. Как никак у него, аналога Какаши, тут под опекой мини-Анко и мини-Саске, которые каждая по своему могут быть заворожены аурой макси-Орочимару и его уникальной силой.

- Даймё Страны Снега, - ответил Меченый, поднимаясь с колен и жестом позволяя детям сделать тоже самое, - Джингаса Якуши-сама.

Возможно, зря мужчина произнёс его имя, ведь в глазах как минимум темноволосой скудной на эмоции Учиха он лицезрел неподдельный интерес.

Отредактировано Uchiha Ranayame (16.04.2024 01:29)

+5

17

Анеко тянула девушку за руку. Лишь один миг и они могли бы пойти по коридору, отдаляясь от Кейтао. Слова парня Анеко слышала прекрасно. Но лишь тяжело вдохнула. Она не стала ничего отвечать. Сейчас у троицы слишком сложные отношения. Анеко хотела бы винить его во всем, но понимала что он взял удар на себя за другого человека. Здесь должна была быть Харуко. Это она должна была умолять на коленях ее простить. Вместо этого девочки поссорились с Сенджу. И опять же из-за нее. С другой стороны, Анеко понимала: та может и не нарочно это сделала. И сейчас она одна и никто ей не помогает. Как была одна Анеко, когда убила Шоё. Однако Изаму быстро ее нашел и подбодрил. Поэтому она не стала чувствовать себя одиноко вплоть до того, что хотела поранить себя где-нибудь. Ее от этого уберегли.
Лишь один шаг еще вперед и Анеко застыла. Не смогла двинуться так быстро. Какая-то аура заставила ее упасть вниз вместе со словами сенсея. Слюна вышла большим потоком на пол. Хорошо, что Анеко не успела ничего съесть. С Раной произошло тоже самое. Девушке было сложно поднять голову, но она отчетливо слышала шаги. Где-то шесть ног. Держа все еще подругу за руку, Анеко упиралась ладонью в пол и позже, сжимала ее в кулак. Куноичи не могла поднять глаз. Она видела лишь пару женских ног мимо себя и мужское хаори. Черное как ночь, одеяние. Пока он проходил мимо, Митараши чувствовала какую-то знакомую ауру. Очень знакомую. Но не могла встать, чтобы посмотреть ему в глаза и понять, что же она видит. И почему эти глаза ей так знакомы могли быть. У нее ведь нет навыка боевой дух, поэтому она точно не смогла бы на него посмотреть. Лишь только он прошел и двери захлопнулись, куноичи наконец-то смогла поднять не только глаза, но и тело. Две брюнетки встали у входа как надзирательницы. Иронично, но Анеко они напоминали кого-то. Одна более хмурая, другая сексуальная. Если бы можно было догадаться, то это аналог Учихи и Митараши. Только взрослее и сильнее. Но куноичи не подумала об этом. Рана начала первой задавать вопросы. На которые Саэмон сразу же ответил.
- Даймё Снега? - переспросила Анеко, - почему он здесь? Что ему нужно? - снова стала говорить девушка и держала всё еще за руку свою подругу.
Еще и охрану притащил. Неужели думает что мы ворвёмся туда?
- Его страна - самая передовая в медицине. Вероятно, поэтому он здесь, - договорил Хатаке, - перед нами - лучший медик всего мира. Девочки, отправляйтесь, пожалуйста, в гостиницу и больше не задавайте лишних вопросов, - отрезал Саэмон. Ему явно уже надоело повторять одно и то же. Однако он был терпеливым, так как его девочки излишне любопытны.
- Рана, пойдем уже, - тащит она подругу за собой. Куноичи проходит мимо Кейтао. Анеко хочет что-то сказать, но думает что нет смысла и не решается. Может она что-то и прошептала. Этого никто не узнает. Губы у нее слегка шевелились. Ей становится любопытно, кто же такой этот Якуши Джингаса-сама.
- Я его не рассмотрела. Ты видела хоть что-нибудь? - спрашивает она Учиху, - такая сильная аура...

+3

18

Кейтао даже не договорил полностью свою фразу. Его просто пригвоздило коленками и ладонями к бетонному полу коридора. В каком-то момент все осознали, что находятся перед входом в реанимационное крыло не одни. Впрочем, присутствие трех генинов и джонина ни капли не было удостоено внимания правителем, который не видел перед собой никаких препятствий. Темноволосый парень в очках просто медленно направлялся туда, куда остальным было нельзя. Да уж, сложновато писать реакцию на самого себя. И тем не менее Сенджу во второй раз испытал чувство страха. Прямо как тогда на втором этапе, где ему жизни напрямую грозила смерть.

Если шевельнусь - умру. Если вздохну - умру. Если подумаю - умру. Инстинктивно все понимали - они в опасности, но ничего с этим поделать не могли. Страх прочными цепями окутал не только тела, но даже душу. Сильном сильная разница между ними всеми и человеком, что прошел мимо. А ведь вместе с ним можно было заметить еще две пары обуви. В каком-то момент парень понимает, что его организм отказывается не только двигаться, дышать или думать, но и выполнять другие стандартные человеческие функции - например, держать еду в себе.

Любящий поесть Кейтао сразу же продемонстрировал окружающим свое утреннее меню, уже хорошенько переваренное. Он понимал, что наличие завтрака или его отсутствие не исправило бы ситуации, потому как в желудке по-прежнему присутствовала бы какая-то жидкость. Отвратительное ощущение. Но Сенджу был достаточно силен, чтобы противиться слабости собственного тела и не упасть лицом в свои же жидкости. Это слишком позорно.

- Черт

Парень едва мог подняться, после всего.

"Это точно человек? Неужели можно быть на таком уровне? Выходит, что я все же невероятно слаб", - печальный вывод, горящий не менее печальным исходом для деревни скрытого Листа. Кейтао не нашел ничего лучше, чем просто молча развернуться и уйти прочь. Было бы хорошо наведаться еще к Харуко. Очевидно, что после сражение ее забрала с собой Чомизу-сенсей. Но куда? Будь она смертельно ранена как Джун - диапазон поиска можно было успешно ограничить. Но мысли взрослой женщины не всегда поддавали здравой логике.

"Нужно готовиться к предстоящим боям"

+3

19

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/141/734482.jpg[/icon][status]девочка-слизень из листа[/status]

Якуши Джингаса-сама.

Мысленно повторила его имя Ранаямэ, будто хотела раз и навсегда запомнить Того, кто одной своей чудовищной гипнотической аурой заставил её почувствовать себя слабой маленькой букашкой. А после Хатаке-сенсей добавил нечто ещё более весомое к имени и титулу Богоподобного, отвечая на вопрос её напарницы, испытавшей весь спектр ментальных унижений минуту назад едва ли не сильнее, чем сама Учиха.

Что, что он сказал? Лучший медик всего мира… лучше чем мама? Чем тётя Рангику?

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/141/t157401.jpg Хмурая девочка никого не знала искуснее во врачевании, чем эти двое, но разве стал бы Саемон врать? Нет, определенно нет. Рана позволила  себе перед уходом бросить украдкой внимательный взгляд то на одну «охранницу», то на другую. Возможно, и правда есть некое забавное сходство между этими женщинами и маленькими девочками напротив, а быть может это лишь совпадение. А вот вспыхнувший в её болотных глазах интерес к их Лидеру не был забавой, - Рана словно завороженная инстинктивно тянулось к тому, что сулило ей недоступные для других знания.

Хочу узнать о нём больше.

Однако Хатаке Саэмон явно ничего интересного ей поведать не сможет или не посчитает нужным, так что во всей деревне луж и душнил есть только один человек, способный открыть Ранаямэ желанную правду, и этот самый человек сейчас находится в операционной вместе с дайме Страны Снега. Да, Учиха Хана определенно должна знать больше, чем сенсей команды «Семь».

Значит он пришел помочь спасти нашу Джун?

- Да.

Кунойчи послушно кивает, сжимая своей ладонью руку столь же любопытной ошарашенной подруги, в затем обе девочки разворачиваются и направляются к выходу из больничного крыла. Где-то там впереди по коридору мелькает светловолосая макушка Кейтао, что также спешно ретируется подальше от Него, переживая те же не самые приятные ощущения. Впрочем, Ран уже всё равно, она и не думает окликать раздражающего мальчишку, продолжать с ним ссору и тому подобное.

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/141/t918845.jpg- Я едва сумела глаза поднять, когда они прошли мимо меня, - Учиха выдыхает, собираясь с мыслями, фокусируясь на том единственном фрагменте в памяти, запечатлевшим профиль темноволосого статного муж… юно… «Ками». Тэндзин, - никогда не видела кого-то столь красивого и пугающего одновременно.
Что же, в одном Сенджу Кейтао точно был прав: если долго и усердно молиться, «Ками» тебя услышит и, возможно, даже спустится с небес лично исполнить просьбу своего послушного почитателя.

переход в эпизод «Воля огня - моими руками», 11 июля 625г.

Отредактировано Uchiha Ranayame (16.04.2024 02:42)

+3

20

эпизод завершен

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Шаг в пропасть, 11-12 июля 625г.