В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Совершенно секретно, ранг B, 17.06.625


Совершенно секретно, ранг B, 17.06.625

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Совершенно секретно

Дата, время: 17.06.625
Участники: Takada Masaaki, Sekkei, Kain
Страна, местность: страна Земли, Ивагакурэ → Токунага
Тип (миссия, сюжет): миссия, сюжет
Ссылка на миссию/квест: ссылка на вашу заявку в теме "Миссии и квесты", личный квест Каина
Описание: незадолго после церемонии прощания с ниндзя, расставшимися с жизнью на международном экзамене на тюнина, Ооки решает отправить Масааки вместе с его напарником Сэккэем на высокоранговую миссию по доставке секретных документов губернатору поротового города Токунага для того, чтобы отвлечь сына — решение, которое со временем заставит о себе пожалеть.

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/67/259451.jpg

Отредактировано Masaaki (16.12.2023 21:02)

+1

2

Надеяться на то, что отец оставит своего сына в покое было делом совершенно напрасным. Седьмой решительным образом взял на себя обязанность завалить Масааки работой, чтобы у того попросту не было времени на страдания по погибшим друзьям. Ооки наверняка действовал с самыми благими намерениями, но те, к сожалению, не оказались оценены должным образом его сыном, который предпочёл бы на некоторое время вернуться в крепость семьи Такада и побыть там некоторое время, излечиться от душевных ран также, как в прошлом году.

Иронично то, что каждый раз виной всему был международный экзамен на Тюнина.

То, что Масу Цутикагэ ожидает в резиденции для выдачи важного поручения сообщила его мать, Химицу. Бедная женщина, наверное, ей было нелегко каждый раз выступать послом и медиатором между двух огней в лице мужа и сына.

Свою сумку со снаряжением ниндзя юноша собирал с огромной неохотой, но перед своим отбытием он всё же смирился со сложившейся ситуацией – раз уж поручение «важное», то скорее всего и выполнять его придётся за стенами деревни, а возможность на время покинуть Иву, где каждый уголок навеивал воспоминания, связанные с Охико, не могла его не порадовать.

«Может батя и прав», – вдруг подумал направляющийся в сторону резиденции Масааки, – «может мне действительно будет легче, если я займу себя делом, хм».

Под стенами высокой башни светловолосый пересёкся с Сэккэем. Встреча далеко не случайная – наверное и ему пришла весточка с резиденции об указании явиться за миссией в это время дня.

«Значит это «важное» поручение касается нас обоих?».

Паренёк поприветствовал товарища ленивым поднятием руки. На его хмуром лице от бывалой добродушной улыбки не осталось и тени.

Оба тут же последовали в кабинет отдела назначения миссий, где за центральным столом уже сидел Седьмой в компании с дежурными помощниками. После холодного обмена взглядов между отцом и сыном, которые вне стен дома пытались игнорировать собственную родственную связь, Ооки тут же начал посвящать двух вошедших гэнинов в детали их задания.

Ваше поручение пускай и относиться к миссиям B-ранга, но суть его довольно проста, хм. Доставьте вот эти документы, – мужчина в шляпе кагэ бросил на стол крупный конверт с корреспонденцией, – губернатору портового города Токунага. Они содержат в себе совершенно секретную информацию, поэтому важно доставить папку лично в руки господину Масамити… при риске утери корреспонденции её необходимо тут же уничтожить чтобы предотвратить утечку, – последнее уточнение Ооки добавил после недлительной паузы, протягивая также свиток с более детальным описанием миссии.

Вопросов у гэнинов не возникло. Масааки предпочёл не брать на себя обязанность хранения у себя важной папки, предоставляя эту ношу своему напарнику, которому пришлось в конце концов проявить инициативу и потянуться за документами.

[icon]https://i.ibb.co/cy3rd45/3b8a1f6dee7f142322c2f2d5943fdea7.jpg[/icon]

Отредактировано Masaaki (23.12.2023 18:25)

+1

3

Слухи разносятся с невероятной скоростью. Особенно внутри пласта людей одинаковых интересов, образа жизни и профессии. Сэккэй мог вообще не интересоваться тем, что происходит в его родном селении, но всё равно не смог бы избежать крупных новостей. Так и в этот раз, ещё не успел окончиться первый дождь над свежими могилами, а к Сэккэю на уши уже присела бывшая сокомандница, в деталях пересказывая то, что видела на похоронах. Мальчика детали этой информации не сильно интересовали, а потому он скорее слушал лишь из вежливости — конечно, ему было жаль узнавать, что родина потеряла славных бойцов и людей, а также подающих надежды ребят. Но он специально проигнорировал это мероприятие: не хотел лишний раз давать себе повода для тяжёлых дум; всё равно никого из тех людей он не знал, а предаваться скорби просто так совсем не хотел.
Но каким бы чёрствым к чужим смертям он ни был, совсем тупицей Сэккэя тоже назвать было нельзя — получая вызов в резиденцию на задание, он понимал, с кем вновь ему придётся выполнять миссию. И Сэкки понимал, что на днях его напарник хоронил своих давних знакомых, одноклассников, а быть может и друзей. Потому плачевный вид Масааки, когда тот появился у резиденции, нисколько не удивлял. Он был готов к тяжёлой атмосфере сегодня — но придумать адекватную модель поведения для себя так и не сумел, намереваясь отталкиваться от чужого настроя. Он не поднимал вопрос сам, зная, что ни помочь, ни сказать что-то ценное не сможет. Но и не делал вида, что всё в порядке. Скорее был деловит, смиряясь с ситуацией и беря её во внимание.
Удивляло лишь то, насколько быстро правление заставило Масааки вновь вернуться к исполнению задач. Но коли уж так вышло, похоже, впервые именно Сэккэю предстояло выступать генератором идей и тягловым паровозом их задания. Он принимал это.
Выслушав поставленную задачу и получив запечатанный пакет и сопроводительную информацию по деталям путешествия, Сэккэй первым покинул кабинет.
Получается, Токунага?.. — Пробормотал мальчик, спускаясь по широкой винтовой лестнице вниз. Новая миссия вела синоби дальше на север, чем было в прошлый раз, однако изначальный путь обещал быть очень похожим.
Гляди, они тут даже прорисовали маршрут, по которому мы должны следовать, — Сэкки коротко показал напарнику схематичную карту в свитке, прежде чем вернуться к детальному изучению плана. Дорога пролегала через уже знакомый ребятам Сэйхин, а оттуда было совсем рукой подать и до самого порта. Может, поэтому именно им двоим и поручили это задание?
Задача и правда представлялась очень лёгкой, отчего удивлял столь высокий ранг миссии. Был ли он связан с тем, что лежало внутри заветного конверта? Похоже на то. А ещё было очень любопытно, что ж это за документы такие, что помещались в столь крупный и увесистый пакет. Жаль, что узнать было никак не дано.
Предстоит больше суток в пути. Я заберу рюкзак, и через пятнадцать минут встречаемся у северных ворот и выступаем, — на секунду наступило лёгкое дежавю, но Сэкки от него быстро отмахнулся. Нужно было приучать себя к тому, что идти на получение задания всегда нужно с уже собранным вещмешком.

***
Тут даже рекомендуемая скорость передвижения прописана, — обычно молчаливый Сэккэй как будто бы стремился перенять роль более деятельного в прошлые разы Масааки не только действиями, но и заполнением пауз.
Интересно, они всегда дают такие подробные инструкции? — Для Сэкки это была первая миссия, описание которой он читал самостоятельно и целиком.
К полудню мы минуем северное нагорье и устроим часовой привал. К ночи доберёмся до Сэйхина и переночуем. К обеду завтра уже должны будем быть на месте, господин Масамити будет нас ждать не ранее завтрашнего утра. — Наконец, полностью закончил ознакомление с инструкциями мальчик.
Получается, выдвигаемся. Ты как, готов? — Под конец Сэкки всё же не удержался от совсем чуточку, но более личного  и не такого наигранного вопроса.

+2

4

Тяжело, но привычно - подниматься с самого дна раз за разом. Каин, не отягощенный наглостью и гордостью, а одухотворенный ими, как и собственным самомнением, выпрашивал у секретаря миссию в северную часть страны, в самую дальнюю точку, подальше от Ивы. В идеале, если бы нашлось поручение какое-нибудь, ранга С например, в страну Снега, генин согласился бы не раздумывая. Секретарь, однако, удивила Каина тем, что для него руководством назначен обязательный выходной. Зрачки шиноби сузились, он рванул вверх по лестнице, чтобы выговориться, и сначала почувствовал чакру генинов, а потом услышал их голоса. Гнев отступил моментально, заставив Каина скрыться за первой попавшейся дверью и пропустить мимо Масааки и его назначенного напарника. Обсуждали задание. Точнее, говорил только генин по имени Сэккей, а Маса молчал. Медвежонок чах, это было заметно.
"Токунага", - Каин задумался. - "Я давно не был в трущобах. Как дела у Ан-сана, интересно. Ему будет интересно узнать о стране Дождя".
Каин коснулся затылком холодной стены, закрыв глаза и вспоминая травяной горький чай, тихие голоса умиротворенных бытом бедняков, которые никуда и ни от кого не спешат, даже от неприятностей. Даже бомжи были как будто сильнее Каина, зарабатывающего больше, чем нужно на жизнь. Для чего? Идея держала Каина на плаву, за ней он готов был идти, и без дела просто погибал.
Если в душе у ирьёнина бушевал шторм, то что происходило в голове у Масы - представить было сложно. Маса снова потерял друзей, да еще был чаще всех остальных детей на виду. Вынужденный вести себя как сын Тсучикаге, а не как обычный подросток - что он мог чувствовать, кроме колоссального давления? Каин отвлекся от попыток найти исцеление у дыры, на месте которой была преданность. Действуя не по инструкции один раз, Каин собирался нарушить принятый распорядок снова. На этот раз намеренно, назло. Из упрямства.
"Если мне миссию не дают, я сам придумаю себе занятие. И я легко их обгоню", - шиноби покинул резиденцию, переждав немного времени, чтобы не попасться на глаза Масааки. Собрав рюкзак дома, Каин подкинул в дом Шео записку "ушел за хлебом". Шифр, предназначенный знакомому джонину, просил о том, чтобы кто-то покормил котов в отсутствие их хозяина.
Скрыв чакру, Каин покинул селение скрытого Камня не через главные ворота, собираясь провести путешествие с пользой для себя, своего спокойствия, а заодно чтобы присмотреть за Масааки на безопасном расстоянии.

+2

5

Изменения в Масааки были заметны невооруженным глазом любому человеку, и напарник, конечно же, не был исключением. Сэкки, наверное, именно по этой причине взял на себя роль говоруна в их дуэте, всецело концентрируя разговор на их поручении и обходя десятой дорогой темы более личные, даже не заикаясь о недавнем траурном мероприятии, проведённом в деревне. На мгновение светловолосый задался вопросом был ли его напарник в бессчётном числе жителей, пришедших на кладбище попрощаться с расставшимися с жизнью молодыми ниндзя Ивы.

Сэккэй казался Масе таким же, как и всегда. Скорее всего он даже не был знаком лично с теми, кого похоронил скрытый Камень несколько дней назад.

«Стал бы я печалиться смертью незнакомых мне людей?», – продолжил он свой мысленный разговор, лишь пожимая плечами в ответ на слова напарника – Токунага так Токунага, лишь бы подальше от селения. Сейчас его голова была занята другим, а именно представлением себя на месте Сэккэя, – «Напарники Каина ведь тоже погибли, а их я никогда даже не встречал».

Смерть Охико, Соё и двух бывших товарищей по команде затемнили для него печальную судьбу других. Боль от потери близкого человека превышала любое другое чувство по отношению к беде остальных вне зависимости от того, насколько доброе сердце бьётся в груди.

В душе мальчишки проснулась лёгкая зависть к напарнику, которой может продолжать жить старой жизнью, словно ничего и не произошло, в то время как он сам каждую ночь в попытках уснуть повторял в своей голове два имени, вызывающие у него лишь одно желание – убить.

Достопочтенный сын, спускаясь на первый этаж резиденции, неохотно перевёл взгляд на свиток, изучением которого увлёкся напарник, открывая для себя детальность инструкций для выполнения миссии.

Отлично, – наконец-то выдавил он из себя первые слова, – поручение в таком случае ещё проще, чем могло показаться изначально, хм.
Для обоих гэнинов данное задание было первым такого высокого ранга, не считая предоставленную ими помощь в выполнении поручения капитана Каути, которую не стали рассматривать официально, отчего обилие информации и точностей в свитке совершенно не показалось странным для светловолосого.

Я двинусь сразу к воротам, – молвил Маса, как только они покинули башню резиденции, – буду ждать тебя там.

Желания возвращаться домой за рюкзаком, в который не было чего положить, у него отсутствовало. Ленивой походкой и не отрывая глаз от земли, парнишка направился в сторону севера к одному из выходов каменной деревни. На полпути он остановился посреди широкой дороги, прямо перед лужей, в которой узрел собственное отражение.

Была бы рада рыжая видеть его в таком состоянии, с усталым и унылым лицом, подпухшими от слёз глазами и тёмными мешками под ними? «Ты должен продолжать жить!», сказала бы она, «за нас обоих, ради нашей мечты!». Он словно слышал её разъярённый голос в собственной голове.

«Я… прости…», – ему сложно было представлять собственное будущее, но знал, что то насколько сильно он упал духом, уж точно не порадовало бы Охико.

***
Спустя несколько минут ожидания под северными воротами деревни Маса услышал собственное имя, оглянувшись. Голос принадлежал старухе Окаюки.

Масааки! Я уже переживала, что не успею! – с лёгкой отдышкой произнесла женщина, протягивая пареньку бэнто со свежеприготовленной едой, – Держи, тебе на дорогу. Ооки сказал, что тебе предстоит не короткий путь в Токунагу.

Старуха Окаюки была одной из немногих жителей деревни, которая позволяла себя обращаться к Цутикагэ и его сыну без официозности. Для неё Ооки был всё тем же мальчиком сиротой, за которым нужен глаз да глаз.

Обатян… спасибо, – её забота заставила Масу улыбнуться, впервые за последние дни. Переданная ею деревянная коробка с едой еле уместилась в набедренную сумку, блокируя собой простой доступ к лежащим в ней кунаям и сюрикенам.

Старуха не впервой хоронила ниндзя, ранее живущих в общежитии, но продолжала жить своей жизнью, заботясь о тех, кто всё ещё принадлежит этому миру.

Удачи тебе в пути, – её холодная и слегка трясущаяся рука ласково погладила щеку парнишки. В её глазах Масааки видел понимание, они словно говорили ему «со временем боль пройдёт».

Иногда простой жест стоит больше, чем тысяча слов.

***
До прибытия напарника у юного гэнина было время поразмыслить и понять, что подход к выполнению поручения с его стороны был слишком халатным. Меньше всего он хотел, чтобы его эмоциональное состояние негативно отразилось на миссии, или оказалось в тягость Сэккэю. В этот раз, пусть и насильно, при встрече с ним светловолосому удалось изобразить на лице легкую улыбку.

Неопытным ниндзя – всегда, – ответил он на вопрос напарника. В интересы деревни входило успешное выполнение наибольшего числа поручений и иногда приходилось выдавать более сложные миссии менее подготовленным синоби, отчего резиденция прилагала все возможные усилия, чтобы упростить поставленную задачу путём точного обозначения действий при выполнении того или иного заказа. – Хорошо, что основная часть дороги нам уже известна. У меня есть на уме одно безопасное место, где можно разбить привал к обеду.

«Заодно и разделаемся с бэнто от обатян. У этой женщины нет понятия меры в порциях».

Да, готов! – выражение прозвучало уверенно. – Путь длинный, поэтому чем быстрее отправимся, тем лучше.

У ворот пришлось пройти всю необходимую проверку, после чего двое оказались на главном тракте, ведущем к горам Сибару.

[icon]https://i.ibb.co/cy3rd45/3b8a1f6dee7f142322c2f2d5943fdea7.jpg[/icon]

Отредактировано Masaaki (23.12.2023 18:25)

+2

6

В этот раз гэнинам не нужно было торопиться, чтобы успеть до Сэйхина как можно раньше — напротив, Сэккэй задавал очень размеренный темп, почти не отбирающий сил. Он стремился следовать инструкциям в точности, а текст поручения велел не гнать коней попусту. Вместо этого мальчик с куда большим вниманием, чем прежде, оглядывал окрестности.
Он никогда раньше не задумывался, насколько своеобразна и прекрасна была эта земля. Они с Масааки вновь постепенно взбирались на высоту, преодолевая начальный рубеж Сибару, и в какой-то момент перед ними простёрлось внизу первое ущелье. Сэкки помнил, что даже в прошлый раз, на бегу, у него всё равно это место вызвало восхищение. Сегодня же, подойдя к самому краю отвесной скалы и заглянув вниз, он ощутил мурашки, бегущие по коже. Внизу, среди зелени, неслась голубая полоска пенной воды — а над ней тени взмывающих из листвы птиц. Какое-то странное чувство возникало в груди, пока они с напарником спускались вниз. Он видел подобный пейзаж второй раз за свою жизнь, но почему-то в него вселялось чувство приятной тоски, словно он встретил что-то близкое сердцу.
Какое-то время они шли понизу: их путь лежал вдоль ущелья, пока утёсы не стали более пологими, и затем — вновь наверх, через короткое плоскогорье. В скором времени, как помнил Сэкки и как гласила карта, снова должна была пойти перемена высот, со скалами и ещё несколькими расселинами, и уже после этого спуск с нагорья в сторону моря. Отчасти мальчик жалел, что их путь касается лишь самых восточных пределов Сибару, оставляя крупные махины по левую руку от своего маршрута, но его впечатляли и местные плато. Тёплые летние дни озеленили землю, заставив густо порасти зеленью и мелкими полевыми цветами, в которых ноги утопали иногда по середину голени. Иногда над головой маленькой тучей проносились роящиеся дикие пчёлы в поисках нового дома.
Природа словно стремилась сегодня произвести впечатление на ребят, чувствуя боль на душе у одного из них. Ни жары, ни пронизывающего ветра — лишь лёгкое дуновение, несущее по синему небу редкие перья облаков.
«Откуда это странное чувство?» — Сэкки задавался вопросом, понимая, что не видит причины испытывать столь умиротворённое настроение. Он находился на миссии, нёс ответственность перед Цутикагэ, и всё равно не мог замкнуться исключительно на целях задания. На фоне постоянно присутствовала какая-то доля… ностальгии по местам, по которым он ностальгировать не мог. Это и было то мистическое чувство любви к родному краю, передавшееся ему через поколения?

***
На горизонте, быстро приближаясь, возник редкий лесок диких яблонь и боярышника — деревья поднимались по пологому склону очередного ущелья. По плану именно здесь и предстояло остановиться на короткий привал. Однако Масааки предложил иной вариант, чуть дальше по пути и, увидев, что расстояние между двумя местами не так уж и велико, Сэкки согласился с напарником, и вскоре ребята прибыли на предложенное место.
Их остановка должна была продлиться не более часа, потому не было смысла разбивать полноценный лагерь, однако хоть малейшие приготовления, но сделать стоило. Пока Масааки обустраивал привал, Сэккэй отправился к водоёму пополнить запас воды. Фляга, что была только у него одна на двоих, за полдня летнего путешествия опустела почти на две трети. 
К моменту его возвращения через десяток минут, Масааки уже окончил недолгое обустройство. Сэкки с любопытством смотрел на коробку, которую напарник извлёк из своей сумки — он готов был поклясться, что подобной весьма громоздкой вещи не было при Масааки в момент их встречи утром, а затем он уже не обращал внимания. Внутри оказалась еда, что вызвало ещё больше удивления.
Ого как
От полноценной еды Сэкки отказался. Он привык есть лишь дважды в день, нечто калорийное, но компактное, что не мешало передвижениям. Но всё же из вежливости принял в себя совсем малую порцию — разделить трапезу с товарищем было понятным всем ритуалом, от которого полностью улизнуть было бы равносильно оскорблению.
Похоже, кому-то ты очень сильно дорог. Кто же автор этого кулинарного послания?
Сэкки хотелось вытянуть Масааки из замкнутости на какой-либо личный разговор, желательно далёкий от мрачных событий, и тема еды, полученной явно не от родителей, ведь домой напарник перед отбытием не заходил, пришлась как нельзя кстати.

+2

7

Местность позволяла использовать ландшафт в качестве идеального прикрытия. Каину практически не приходилось тратить чакру: генины выбрали для перехода маршрут, который подходил даже для туристов-дилетантов, без резкого подъема вертикально по скале или наоборот, для спуска. Каин попытался предупредить возможное наблюдение генина, и, не зная о том, смотрел ли Масааки за спину или по сторонам, молодой шиноби применял технику превращения. Он преодолевал расстояния пешим ходом то в облике рыбака рядом с водоемами, то в образе старца с тростью и в конической шляпе, стараясь не выдать преследования. Казалось, это было похоже на игру, однако о слежке за Масой и Сэккеем в подобном ключе Каин думал в самую последнюю очередь.
"Привал", - с облегчением понял Каин, когда два подростка остановились на одном месте. Он устроился в тени камня, сосредоточившись на их чакре, - "кажется, это и есть плановый отдых на час. Судя по их скорости в пути - доберутся до ночлега и правда только поздним вечером".
Каин кивнул своим мысленным подсчетам, осторожно и с дотошностью наседки обошел место привала подростков, оставаясь на самом краю радиуса восприятия их чакры и, убедившись что других шиноби рядом нет, успокоился.
"Продвинусь наперед, маршрут должен быть один", - Каин вскоре остановился у знакомого ему луга, чуть ли не лицом нырнув в богатство цветов и трав, истекая слюнями от жадности и восторга. На этот раз для сбора гербария он был в образе очередного деда-травника (похожего на тех травников, к которым генины ходят за рассадой), изредка поворачивая голову в сторону горной тропки. Ему надо ли волноваться, если генины не покажутся на этом пути? - "Ладно уж, пусть не торопятся. Когда мне еще представится возможность ограбить такую сокровищницу?"

+2

8

Обильность великолепных пейзажей страны, стоящих оказаться увековеченными работами изобразительного искусства, совершенно не привлекали внимания молодого синоби, видящего перед собой лишь путь, ведущий к точке назначения. Масааки прекрасно был знаком с красотами окрестностей родного селения и наслаждался ими с ранних лет с высоты птичьего полёта, за свою недолгую жизнь ему повезло посетить множество городов и увидеть собственными глазами вещи, с которыми не прочь был ознакомиться любой ценитель искусства или художник – в этом заключалась привилегия быть сыном не просто Цутикагэ, а одного из самых известных творцов текущего времени. Скорее всего, именно по этой причине юнец не был столь впечатлителен по отношению к окружающей его природе, в то время как его напарник наслаждался каждым открывающимся перед ним видом. Ооки так стремился воспитать в своём сыне художественный глаз и любовь к красоте, что напрочь убил в ребёнке возможность видеть прекрасное, заключённое в обыденных мелочах.

Передвигаясь всё дальше на восток, уникальные стране Земли горные хребты Сибару остались за спиной, а впереди – равнинное плато плодородной земли, застланное роскошным обилием зелени. Окружение всевозможных цветов разных форм и оттенков по понятным причинам заставили светловолосого вспомнить Каина, который наверняка оценил бы по достоинству открытую двумя гэнинами местность.

«Самая настоящая сокровищница, он бы здесь затерялся», – в травах Масааки ничего не смыслил, но был уверен в том, что плода здешней земли удовлетворили бы знакомого его травника – доказательством этому был старик, занятый сбором местного гербария.

***
Плато сменилось речной долиной. Напарники уже находились на полпути до полуострова Токунаги и ещё ближе к стоящему на их пути уже знакомому им городу Сэйхин. Впервые за последние дни Маса почувствовал голод, прогулка заставила аппетит юноши проснуться и ему не терпелось заглянуть во врученный ему бэнто.

Светловолосый предложил напарнику остановиться не в указанном в свитке месте, а чуть подальше, ведя Сэккэя к водопаду. Там Маса и принялся обустраивать привал, пока зеленоглазый отправился пополнять запас воды в близстоящем кристально чистом водоёме.

По возвращению напарника Масааки достал громоздкую коробку, разделённую на несколько отсеков, набитых до краёв пищей. Рис, рыбная тэмпура, сливы умэ, куриное мясо и конечно же хваленные онигири старухи Окаюки, к которым рука светловолосого тут же потянулась.

Угощайся, – молвил Маса, откусывая первый ломтик рисового треугольника, начинённого маринованным лососем, – здесь на обоих хватит.

Напарник согласился разделить лишь малую порцию бэнто и то, лишь ради приличия, ведь совместная трапеза для ниндзя нечто похожее на ритуал, отказ от которого может приравниваться к оскорблению.

Обязательно попробуй онигири, – добавил он, – даже Седьмой от них без ума! 

Вдруг Сэккэй подметил, что автор вручённого кулинарного творения наверняка дорожит юнцом, на что Маса слегка улыбнулся краем губ.

Бабуля Окаюки, да… – отвечая на вопрос напарника, Каменный медвежонок словно только сейчас осознал, насколько ему посчастливилось родиться в полноценной семье и расти в окружении любви и заботы, в то время как его отец кровных родственников не имел и постепенно завоёвывал эту самую любовь у «чужих». Окаюки была первой, кто принял Ооки невзирая на то, что тот был потомком самого известного преступника скрытого Камня.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/67/538740.png[/icon]

Отредактировано Masaaki (25.12.2023 15:35)

+2

9

Бабуля? Это… очень мило. Со стороны отца? — Сэккэй воспринял слова напарника буквально, представив в голове старуху, объединявшую в себе черты Масааки и господина Цутикагэ. Зрелище выходило несколько забавным.
Лосось и правда прекрасен, — проигнорировать настойчивое предложение попробовать конкретное блюдо мальчик не сумел бы, и всё же взял угощение, медленно раскрывая, а затем и откусывая рисовое угощение. Домашняя еда, сделанная для кого-то с любовью и заботой, всегда отличалась от той, что человек готовит для себя сам и уж тем более от покупной. Сэкки умел различать этот особенный, почти неуловимый вкус — возможно потому, что не так часто с ним сталкивался — и оттого очень его ценил. И радовался, что у его напарника были люди, что умели эту волшебную специю в еду Масааки добавлять.
Так и проведя этот час, в разговорах о еде и ингредиентах, намеренно поддерживаемый Сэкки, мальчики закончили как раз тогда, когда по плану и нужно было выдвигаться дальше. Впереди оставалось чуть меньше половины пути, но сомнений в том, что всё пройдёт гладко, не было. Через пару часов в ноздри знакомо пахнуло морским бризом, а на закате ребята окончательно спустились к равнинам, поросшим смешанными лесами, и вышли на дорогу, что должна была их вывести прямиком сначала в Сэйхин, а затем и в Токунагу.
   
***
Солнце давно уже село к моменту, как двое гэнинов добрались до города. Благо, Сэйхин был им знаком, как и его активная жизнь по вечерам, потому никто из них не беспокоился о том, что они не смогут найти позднее жилище. Не мудрствуя лукаво, они остановились в той же гостинице, где снимали номер и в прошлый раз. Отдохнуть с дороги и переждать ночь — места лучше им бы вряд ли всё равно удалось бы отыскать. В очередной раз следовало благодарить судьбу за то, что задача была предельно простой.
Подготовка ко сну не заняла много времени: раскладывать вещи необходимости не было, быстрый душ, да и только. Ещё даже не перевалило за полночь, как ребята уже были в постели. Единственную меру предосторожности, которую предпринял Сэккэй — это плотно закрыл окно, несмотря на тёплую ночь, и положил папку с важными документами под циновку. Он был уверен, что даже если кто-то и попытается проникнуть в комнату, то шума создаст достаточно для того, чтобы мальчики успели проснуться и дать отпор. Да и то это были лишь обыкновенные мрачные мысли; ничего действительно плохого он не ожидал.
И всё же сон долго не хотел идти. Глядя в тёмный одноцветный потолок, Сэкки видел на нём узоры воображаемых им картин. Каково это, терять близких? Не тогда, когда ты ещё толком не осознаёшь этого, а уже в осознанной жизни. Почти каждому ведь это было суждено. Хоронить друзей, близких, родителей. Не всегда от чужой руки, даже ведь просто от старости. Что чувствуют люди при этом, как с этим справляются, как живут дальше? Как ни странно, эмоциональный спектр Сэккэю представить было трудно: он знал, что когда-то испытывал что-то подобное, но это было слишком давно, и сейчас взгляд в прошлое не порождал самих чувств — только воспоминания о том, что они были. Время действительно лечит. Излечит оно и Масааки.
Тоже не спишь? — Задумавшись о напарнике, Сэкки вдруг по дыханию на соседней циновке понял, что тот либо ещё не смог заснуть, либо видел не самые спокойные сны, и потому шёпотом решил уточнить.

***
Задание действительно было лёгким, и корреспонденция Цутикагэ с властью портового города мало кого интересовала, чтобы её перехватывать. Другое дело, что гэнины слишком легкомысленно отнеслись к своему появлению в Сэйхине как таковому. Сложно их осуждать: они даже не предполагали, что в городе, где несколько дней назад они навели знатного шума, всё ещё жила для них опасность. Причём даже большая, чем прежде.
Нет, сон мальчиков сегодня никто беспокоить не стал. Но несколько теней зашевелились в тёмных домах города. Их помнили, их узнали и о них доложили тем, кому следовало. А те, кому доложили, очень обрадовались, что их планам предстояло реализоваться так удобно и скоро.

+2

10

Окольными путями, держась на расстоянии незамеченным, Каин проник в город под личиной рядового торговца контрабандной травой, выдав охраннику при входе взятку. Обычный случай, вполне типичный для крупных узлов, таких как Сэйхин и прочие. Сенсорика подсказывала ему о местонахождении подростков. Занимать жилые комнаты Каин не стал, обосновавшись на чердаке одного из общественных зданий. Пахло пылью, слышно было писк грызунов. Пару раз мелкие лапы посетили ногу незваного гостя, спутав недвижимого, затаившегося в углу шиноби с мебелью, однако, как будто учуяв кошачью ауру, в компании которых Каин проводил последние ночи, мышиные хвосты держались подальше.
Хотелось спать, пить, есть. Фляга, наполненная родниковой водой, была пуста уже наполовину, запас ниндзя решил оставить на утро. Он не собирался смыкать глаз, уверенный в том, что, взявшись за слежку и непрошеную охрану, обязан не допустить утери контроля за ситуацией. Чувство это подстегивалось еще и присутствием других источников чакры в округе, незнакомых. Были то шиноби Камня или какие-то свободные наемники - Каин не знал и не собирался выяснять. Пару раз ему казалось, что он упускал момент, однако пальцы крепко держали знак руки Овцы, техника сенсорики поддерживалась, а знание о местоположении Масааки и Сэккея оставалось неизменным, уже почти как должное.
"Вот когда я перестану чувствовать то, что они в пределах радиуса - тогда можно начать волноваться", - успокаивало знание маршрута и оговоренного времени на него. Не будь Каин напряженным без какой-либо видимой причины - он бы даже и заснул, однако пульс не успокаивался, помогал держаться без сна. Помогали и пилюли чакры, напоминая о похожем режиме в Норои Тоши, когда Каин выдержал несколько суток бодрствующим. Когда он в последний раз спокойно и крепко спал?
На крыше в Амэ.
Каин судорожно вздохнул. Нет, другому сенсору свою слежку Каин бы не передал. Под утро молодому шиноби начало казаться, что он зря затеял эту авантюру - мальчишки всего лишь доставляют письмо, а в перемещениях других ниндзя по городу, одному из многих, нет ничего особенного.
И все же другие люди, способные использовать чакру, вызывали у Каина беспокойство. Парни же условились о дежурстве по очереди, правильно?

+2

11

Двое молодых гэнинов благополучно добираются до города Сэйхин, где их прибытие не остаётся незамеченным, и останавливаются на ночь в уже известной им гостинице. Чувствуя себя в безопасности в стенах снятого номера, ни один из юных ниндзя скрытого Камня не додумался до поочерёдного дежурства.

Каин тем временем обосновывается на чердаке одного из зданий города. Благодаря своим сенсорным способностям он не только следит за Масааки и Сэккэем, но и замечает приличное количество источников Чакры, принадлежащих именно синоби (некоторые из них – ниндзя Ивы, другие – вольные синоби). Не стоит забывать, что Чакра – это энергия, которую производят все люди в той или иной степени, а сам Каин находиться в большом жилом поселении, где подобных источников свыше тысячи – уследить за всеми не является возможным, поэтому выявить потомку Муу враждебно настроенных ниндзя не суждено, да и присутствие сильных источников Чакры в таком городе, как Сэйхин, не должно вызывать особого подозрения.

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/67/635839.jpg

Весть о прибытии в город сына Цутикагэ быстро достигает двух синоби, которых подослала в Сэйхин организация «Кигэн» для налаживания шпионской сети незадолго после того, как некоторые агенты оказались схваченными силами Ивагакурэ.

За гостиницей, в которой остановились гэнины присматривает неприметный орёл. Вторая такая птица устремилась на юго-восток в сторону страны Водопада с посланием.

Ночь для двух выходцев скрытого Камня проходит без происшествий. Следующим утром, при отбытии с города, они попадут под воздействие техники Kori Shinchū no Jutsu, из-за которой собьются с пути, заходя далеко на восток, близко к берегу моря.

Около четырёх утра – в убежище Каина доносится приятный аромат свежевыпеченного хлеба, побуждающих парня покинуть своё укрытие под внешностью торговца-травника. В разговоре с пекарем он узнаёт, что Токунагу посетил весьма эксцентричный торговец спиртных напитков, утверждающий, что владеет в своей коллекции последней в мире бутылкой авамори, сфабрикованного в уже давно несуществующей стране Рисовых Полей. Зная толк в алкоголе и ценность подобного артефакта, Каин решается тут же отправиться в портовый город, понимая, что Масааки и Сэккэю ничто не угрожает – слежки за посыльными, кроме него, никто не вёл с момента их выхода из селения, а если кому-то и приспичит перехватить корреспонденцию, то засаду в таком случае придётся устраивать на тракте, соединяющем Сэйхин и Токунагу. Засаду, которую он знает, что сможет разоблачить, если такова будет.

[nick]GAME MASTER[/nick][status] all-seeing eye[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/67/339594.jpg[/icon][sign]you win or you die[/sign]

Отредактировано Masaaki (27.12.2023 19:22)

+1

12

Не каждый в деревне был знаком с личной биографией каждого из её предводителей и похоже история жизни Ооки была мало известна напарнику, воспринявшему упоминание о бабуле буквально. Со стороны отца у Масааки кровных родственников не было.

Можно и так сказать, – кратко ответил парниша, не вдаваясь в подробности своего генеалогического древа и какое к нему отношение имеет надзирательница общежития скрытого Камня.

Тема разговора между юношами быстро перешла на более нейтральную, касающуюся еды, ингредиентов и кулинарного мастерства старухи Окаюки. Часовая передышка пролетела незаметно. За это время напарники в досыта наелись домашними продуктами из бамбукового бэнто и с новыми силами продолжили свой путь. Чем ближе они подходили к городу Сэйхин, тем сильнее чувствовался свежий аромат солёного моря, дующим с востока ветром.

***
К стенам города двое гэнинов добрались уже после того, как солнце спряталось за горным горизонтом, погрузив мир в темноту. Юноши тут же решили, где удобнее будет снять комнату для ночлега – в уже знакомой им гостинице, дорогу до которой освещали фонари никогда неспящего Сэйхина. Комнаты заведения друг от друга не отличались и Масе показалось, будто они очутились в том же номере, что и в прошлый раз. Тогда полученная миссия казалась даже опаснее текущего, более высокого по рангу поручения.

«Обойдёмся без приключений в этот раз?», – пробежало в голове паренька, снявшего с себя набедренную сумку и завалившегося тут же в постель, в то время как его напарник плотно позакрывал окна и спрятал папку с важными документами под циновку. Каменный медвежонок даже не знал, радоваться ему или печалиться тем, что их миссия протекает без лишних приключений на пятую точку.

Несмотря на пройденный путь, светловолосый совершенно не чувствовал усталости. Как и не чувствовал он сна. Даже принятый им горячий душ не изменил ситуации. Маса просто лежал в постели, пялясь в темноте на потолок комнаты.

«Узумаки Рьёскэ, Митараси Анэко, ниндзя, убившие моих товарищей из команды №10», – кто-то, когда не может заснуть, считает овец. Маса же повторяет, словно ритуальную мантру, имена тех, руки которых отобрали от него дорогих ему людей, фантазируя насчёт того самого дня, когда станет судьёй и палачом для тех, кто хладнокровно избавил от жизни Охико, Соё и бывших его сокомандников. Список людей, которым он желал смерти, паренёк повторял каждый день, днём и ночью, будто это была его молитва.

Масааки ранее никогда не знал чувства ненависти. Открыли ему это разъедающее душу ощущения события международного экзамена на звание Тюнина. Наверное, его также кто-то сильно ненавидел, кто-то из близких того синоби из скрытого Тумана, которого разорвало на мелкие кусочки от удара выходца из Ивы, не умеющего контролировать силу, передавшуюся ему по наследству от отца.

Как-то неожиданно прозвучал голос Сэккэя, к ритму дыхания которого светловолосый не прислушивался, чтобы понять, спит ли он.

Да… – спустя мгновение признался Маса, поворачиваясь на бок в сторону стены, – последнее время как-то трудно засыпаю.

О причинах появления проблем со сном юнец и слова ронять не стал. Его напарнику, скорее всего, и без этого известно, что стало фактором, повлёкшим за собой видимые в Масааки изменения.

Уснуть достопочтенному сыну удалось лишь под утро. Сон у него выдался беспокойный, подсознание посылало множество разноцветных картинок, которых пареньку запомнить не суждено. Изредка из его уст звучал шёпот, повторяющий два известные ему имени убийц. Может в своих сновидениях он видел, как вершит своё правосудие над безликими ниндзя других селений?

***
Стоило только первым лучам солнца проникнуть через закрытые окна в душную комнату гостиницы, как оба гэнина уже были на ногах, готовясь возобновить свой путь до главного портового города страны, несмотря на то что после этой далеко несладкой ночи назвать Масааки «бодрым» ни у кого язык бы уж точно не повернулся.

Перед тем, как покинуть комнату, юнец несколько раз перепроверил, собрали ли они все свои вещи, которых было не так уж и много, уточняя также у напарника, взял ли он папку с собой. Сэккэй в свою очередь спросил, не хочет ли он хранить при себе важные документы в оставшемся пути, но что получил категорическое «нет» в ответ.

Выйдя через северные ворота Сэйхина, двое синоби ступили на тракт, ведущий прямиком к Токунаге. Путь не должен отнять у них более четырёх часов, это понимали оба, но по какой-то загадочно причине город ближе не становился.

«Сколько уже времени прошло с момента, как мы отбыли из Сэйхина?», – мысленно озадачился Масааки, чувствующий, как аромат солёного моря переполнял его нос.

+2

13

Второй раз за день напарник обрубал попытку Сэккэя разговорить его и вывести на личную беседу. Что ж, это было справедливо: Масааки имел полное право переживать свои думы в одиночестве. Больше темноволосый пытаться не станет. С определённого взгляда так было даже и лучше, ведь Сэкки был далеко не эмпатом, и, быть может, диалог с ним сделал бы только хуже. Всё равно он не знал, что хотел бы говорить и как. Оставалось лишь надеяться на лучшее и быть поблизости на случай, если Масааки таки потребуется чьё-то присутствие рядом.
Сон медленно, но одолел Сэккэя, и, моргнув в очередной раз, разомкнул веки он уже на рассвете. Пора было продолжать путь. Всё шло предельно гладко, и Сэккэй позволил себе проложить дорогу по городу таким образом, чтобы пройти через центральную площадь и здание местной администрации. Разумеется, внутрь ребята заходить не собирались и не хотели — просто жест сентиментальности, повторяющий совсем ещё недавнее путешествие. Для черноволосого гэнина такие верстовые столбы на пути были важны; они дарили мыслям стабильность.
Северные ворота — тут двое ещё не были — встретили гэнинов ветром. Сэйхин, окружённый лесами, отделяющими его от Токунаги, с севера выходил на тракт, идущий напрямик на многие километры, отчего в лицо и задувал разогнанный по дороге бриз. Тем же и лучше: по усиливающемуся запаху моря можно было отслеживать, насколько близки гэнины к цели.
Карта гласила: не сворачивайте с дороги. Ничего проще быть не могло, и Сэккэй безукоризненно вёл их дуэт по утоптанной пыли. Согласно инструкции через несколько часов они должны были достичь пригородов Токунаги, уходя постепенно вправо и вниз по склону к большому порту. В какой-то момент дорога дала развилку — подобного на карте не было, но ввиду её схематичности, вероятно, так быть и должно было. Ребята следовали указаниям идти прямо, и все повороты игнорировали. Через час после первого встретился второй. Потом третий. Должно быть, это всё были ответвления в местечковые сёла, коих рядом с портом наверняка было быть много.
Часы тем временем затягивались, а лесу, окружавшему тракт, всё конца и края не было видно. Сэккэй начинал нервничать, да и по лицу Масааки было очевидно, что тот тоже заподозрил неладное. Остановившись посреди дороги, юноша обернулся назад: там, всё такая же широкая, до горизонта шла дорога, что они только что прошли. Впереди простирался точно такой же тракт. Сэккэй посмотрел наверх, на небо.
Солнце уже давно перевалило зенит, — пробормотал он себе под нос.
Чувство чего-то странного всё нарастало и нарастало. Внутри расплетался клубок чутья на опасность. Вовсе не всегда он мог доверять этому чувству, но именно сейчас доверять очень хотелось.
В тишине летнего леса, благо никого из встречных людей уже давно не попадалось, Сэкки прислушался. Ему казалось, что где-то не так уж далеко он слышит шум воды. Он никогда раньше не был в прибрежных зонах, и потому не мог понять, насколько далеко от моря должны бы они были быть, чтобы его слышать.
Потратив ещё несколько десятков секунд на раздумья, мальчик взял кунай и нанёс крестообразный знак на одном из стволов у дороги.
Мне кажется, мы заблудились, — мальчик пояснил свои действия напарнику несколько виноватым тоном, — я не знаю, как так получилось. Возможно я плохо прочёл карту.
Протянув напарнику бумагу, чтобы тот попробовал найти, где Сэккэй мог накосячить, черноволосый ещё раз извинился, но проблему нужно было решать. Населённых пунктов поблизости не наблюдалось, а значит необходимо было выбираться самостоятельно.
Предлагаю метить деревья через каждые три сотни шагов. Так мы в случае чего сможем вернуться.
Произнеся эту мысль, мальчик вдруг задумался: а как далеко вообще они сейчас были от Сэйхина? Может, стоило развернуться и пойти так же прямо назад? Они ведь точно нигде не сворачивали? Или всё-таки где-то Сэкки допустил промах? Спустя ещё минуту раздумий он увидел ещё одно возможное решение.
Подожди-ка.
С этими словами он в несколько коротких прыжков взмыл на вершину того самого дерева, что только что пометил. И то, что он увидел с высоты, ему совершенно не понравилось. Они с Масааки были почти что у самого моря, рукой подать. Никакой Токунаги в окрестностях не видно было и в помине. Дорога, по которой они пришли, с высоты выглядела совершенно не прямой, и какое оптическое чудо заставляло их снизу видеть её так странно, было совершенно неясно.
Спустившись вниз, Сэккэй позвал Масааки за собой вглубь леса, по которому нужно было преодолеть лишь едва ли больше сотни метров, прежде чем выйти к пустырю у обрыва в синее море.
Либо мы кретины. Либо нас одурачили. — Коротко резюмировал мальчик, всё ещё держа в руках кунай наготове. Стоило гэнинам понять, что что-то не так, как иллюзия тут же утратила большую часть своей власти над ними.

+2

14

Каина буквально выкурили запахом выпечки. Голодом ведомый, Каин приобрел пару булок с мясом и завязал разговор. Разговором он умел развлекать, особенно когда не говорил, а слушал, что являлось благоприятным для его употребления завтрака. Продавец похвастался безопасностью на улицах после работы шиноби Ивы в этих местах, вызвав у Каина удивленный вздох. Возможно, он зря тратит время и эта его паранойя на самом деле ничего не значит... Разговор зашел о травах, о настойках, о редких винах. Приободренный новостью о продаже редкого напитка, Каин решил использовать эту возможность. Он итак покинул Иву незаконнно. Это же хорошо, если с генинами ничего не случится по пути, он убедится в этом при возвращении Масааки и Сэккея в скрытый Камень (упертость идти до конца это, видимо, наследственная черта сразу от обоих родителей), а пока что обгонит их и сможет перехватить нечто ценное для себя лично. Ну или не только для себя. Может, для отца это будет повод навестить клуб, в который превратилось его маленькое хобби.
Сэйхин остался позади.

В Токунаге Каин отлично провел первую половину дня. Поучаствовал в довольно-таки непростом торге, обменял несколько сортов собранной им самим травы в дополнение к оплате в рё и, получив заветную бутылку, сразу ее запечатал в свиток. Недолго погуляв по улицам Токунаги, Каин вышел к окружным стенам. Сориентировавшись по времени, в образе старушки, подкармливающей голубей, он занял едва приметную лавочку в сквере возле ворот, через которые должен был проходить маршрут подростков. Полдень, еще час, второй. Каин начал нервничать.
Он мог бы порасспрашивать знакомых из трущоб, навестив Ан-сана с подарком (он это сделает позже, обязательно), но чем бы бедняки могли помочь ему? У Каина не было уверенности, что они знают Масааки. С другой стороны - он все же сын Ооки... Сын самого Тсучикаге. Когда у Каина не было идей или они казались ему надуманными, юноша искал совета у более опытных, если был уверен в том, что рядом был кто-то, способный помочь ему мудрым замечанием. Если не дадут подсказку - так хотя бы порассуждать можно вместе, вдруг в процессе диалога Каин поймет что ему нужно делать. Он хотел сразу броситься искать Масааки и Сэккея. Нужно ли ему возвращаться в Сэйхин и начать поиски оттуда? Он уже понял, что что-то случилось. Что могло помешать генинам? Если в Сэйхине продавец уверял, что улицы - безопасны, то, может, что-то не так было в Токунаге?

Прикупив по пути в бытовом магазине циновку и брезент - предметы, чаще всего пользующиеся спросом у нищих, живущих чуть ли не под открытым небом - Каин с поклоном приблизился к Ан-сану. Тот, как обычно, пил чай. Заметив Каина, он демонстративно перелил напиток через край, вслух намекнув ниндзя о том, что эмоции шиноби заметно переполняют его и видны невооруженным глазом. Ан-сан подтвердил то, что ему было известно о том, кто такой Масааки. 
- Многие готовы заплатить высокую цену за жизнь своих близких, не раздумывая. Вряд ли Седьмой - исключение. Но не будет ли цена слишком высока?
- Но кто..?
- Истинно преданный житель этой страны вряд ли даст тебе ответ на этот вопрос. Искать надо среди тех, кто в тени, - Ан-сан потянулся тонкой рукой до листа бумаги, написал чернилами адрес. - Твой отец пользуется его контактами. Кадафи-сану я дал обещание; скажи ему - что я слово держу.
Каин, поджав губы, кивнул и принял бумагу из рук бедняка.

"Кажется, у моего старика проблемы. Тут и там начинаются какие-то неприятности. Сначала пропажа команды. Теперь - Маса", - Каин спешил на встречу с неизвестным ему типом, не собираясь медлить. Если намеки Ан-сана верны, то кто-то не хотел, чтобы генины благополучно дошли до своей цели. - "Хоть бы это оказалось преувеличением".

+2

15

Если поначалу погружённый с головой в собственные мысли Масааки не отдал должного внимания тому, сколько времени уходит на преодоления весьма простого пути до портового города, то в данный момент, пройдя уже точно значительно большую дистанцию, чем того требовалось, юнец всё же заподозрил что-то неладное.

«Мы уже давно должны были выйти из леса, хм… если память мне не изменяет – Токунагу окружает равнинная местность. Так почему эти заросли всё ещё не сделались реже?».

Мальчишку насторожило и то, что по дороге уже давно не попадались случайные встречные, ведь обычно на таких трактах царит движение путников и торговых караванов. Светловолосый оглянулся по сторонам, видя пустующую лесную тропу и неизменимое окружение хвойных деревьев. Маса наряду с Сэккэем, словно предчувствуя что-то дурное, остановились посреди дороги.

Не успел Каменный медвежонок и озвучить появившихся в голове вопросов, как первым заговорил напарник, обозначая, подняв свой взгляд на небо, текущее время дня.

Мы уже давно должны были прибыть в город… – в ответ пробормотал юнец, бросая свой взгляд на вытащившего кунай напарника. Сэкки нанёс оружием крестообразный знак на ствол одного из близстоящих деревьев, объясняя при этом свои действия Масе виноватым тоном голоса.

Мальчишка с трудом верил в то, что зеленоглазый сбился с пути, плохо прочитав карту. Несмотря на юный возраст и малый опыт, любой генин был в состоянии читать карты благодаря подготовки в академии.

Сэккэй, извиняясь, протянул бумагу светловолосому. Достопочтенный сын тут же ознакомился со свитком и указанной в нём информацией, убеждаясь в том, что напарник не мог ошибиться – Сэйхин был связан с Токунагой простейшей прямой дорогой. Тогда как они умудрились сбиться с пути? Пока Масааки пытался найти ответ на назревший вопрос, его напарник предпринял новые, более разумные действия, поднимаясь на самую вершину помеченного дерева, чтобы осмотреть окрестность свысока. Всё же понять их текущее местонахождение было правильнее, нежели продолжать бессмысленное блуждание по лесным зарослям, нанося метки на кору деревьев.

Дождавшись спуска напарника, Маса последовал за ним лесную глубь. По пути к обрыву Сэккэй объяснил увиденную им обстановку и странность дороги. По всей видимости в какой-то момент они сошли с основного тракта в сторону востока, попав на иную тропу, которая казалась им продолжением дороги к Токунаге.

Выйдя на пустырь, перед глазами гэнинов открылся вид на безграничное море Айсу. Дуновение свежего летнего воздуха заставляло волны биться о скалистый обрыв. Постепенно эффекты дезориентации в пространстве отступали.

Одурачили? – переспросил Масааки, подметив паруса небольшого транспортного судна, качающегося на морских волнах. – Думаешь мы попали в какую-то ловушку?

Вдруг из стоящих за ними зарослей вылетел орёл, направляясь прямиком в сторону корабля. Каменный медвежонок впервые подметил птицу, которая всё это время была у них на хвосте. Спустя мгновение судно принялось разворачиваться по направлению к обрыву, а за спинами выходцев из скрытого Камня послышался незнакомый женский голос.

Ох, достопочтенный сын, какая удача! – молвила стоящая на ветке дерева девушка, держа в руках лук и стрелу. Из близь стоящих кустов появился ещё один ниндзя. Его лицо было скрыто под тканевой маской, а на лбу красовался протектор, символ которого не обозначал ни одно из существующих скрытых селений. – Мы ожидали встретить тебя на такте в скрытый Дождь, но как-то не срослось…

Услышанное вызвало у Масааки лёгкую дрожь тела. Гнев начал заполнять его ещё до того, как до него пришло осознание происходящего.

Советую вам двоим сдаться, – улыбаясь молвила лучница, натягивая стрелу и прицеливаясь на Сэккэя, – лучше избежать лишних смертей. Ты уже и так много товарищей потерял.

«Они… причастны к смерти моих товарищей?».

Если виновниками в смерти трёх генинов и пропаже капитана Нобу были именно эти двое, тогда шансы противостоять им у Масы и Сэккэя приравнивались к нулю, раз уж даже дзёнин из подрывного отряда не смог защитить своих подопечных на пути в страну Дождя.

«Их цель не документы, а я…», – вдруг умозаключил светловолосый. Всё же он сын Цутикагэ и член влиятельной династии Такада, издавна правящей на подчинённой страной Земли территории Медведей. Рано или поздно он должен был стать мишенью для преступников. И ценность он предоставлял лишь в качестве живого заложника, поэтому без страха заступил своего напарника собой, становясь прямиком перед ним. Эти действия заставили лучницу заколебаться, как только на траектории её выстрела появился достопочтенный сын, что подтвердило предположение светловолосого. Второй же ниндзя принял боевую стойку, готовясь к наступлению.

Беги, – тихо прошептал Каменный медвежонок своему напарнику, заранее спрятав нижнюю часть лица под висящей на шее повязкой с протектором Ивагакурэ, чтобы противники не смогли прочесть сказанное по движению его губ.

Его руки принялись складывать ручные печати* так быстро, насколько это было возможно, после чего местность вокруг двух гэнинов покрылась полупрозрачной дымкой. Масааки создал сразу шесть клонов, три из которых приняли облик Сэккэя. Иллюзорные копии тут же разбежались в разные стороны, их создатель надеялся на то, что напарник воспользуется моментом и что есть сил помчится на север, в сторону Токунаги для завершения их поручения.

Импульсивный Такада вновь пошёл на самопожертвование, его импровизированное прикрытие предоставило напарнику возможность скрыться. Но так просто сдавать самого себя в руки преступников у него намерений не было. До того, как дымка от создания клонов развеялась, Масааки успел применить ещё одну технику**, благодаря которой незаметно для врагов проварился под землю. Словно крот, светловолосый, улавливая вибрации, направился прямиком под ниндзя в маске и вынырнул у него из-за спины, нанося сокрушительный удар кулаком. В первый раз он осознанно использовал унаследованную у отца силу, намереваясь убить другого человека.

Сконцентрированная в кулаке чакра вырвалась при контакте с целью, генерируя сильнейший взрыв***, разорвавший неизвестного на мелкие кусочки, которые разлетелись волной в разные стороны.

Лучница, которая успела обнаружить среди клонов настоящего Сэккэя, принявшегося убегать, была вынуждена перевести своё внимание на достопочтенного сына, техника которого уничтожила её союзника.

Иэясу! – вскрикнула она, – Действуй!

По всей видимости в их составе был третий ниндзя, до последнего момента скрывающийся от глаз гэнинов. По ноги Масааки была брошена бумажная бомбочка. Взорвавшись, она покрыла небольшую местность пурпурной дымкой со странным запахом. Юноша не успел вовремя задержать дыхание.

«Что это? Яд?!», – пробежало в голове светловолосого, покинувшего облако дымки двумя прыжками назад. Спустя мгновение его посетило лёгкое чувство усталости. Парня окружили, с одной стороны, девушка с луком, а со второй – её третий напарник. Оба держали безопасную от достопочтенного сына дистанцию, дожидаясь действия попавшего в его организм яда.

тех. часть

* — Bunshin no Jutsu
** — Doton: Moguragakure no jutsu
*** — Bakuton: Jiraiken

[icon]https://i.ibb.co/cy3rd45/3b8a1f6dee7f142322c2f2d5943fdea7.jpg[/icon]

+2

16

Вот так вот оно всегда и бывает: то, что начинается подозрительно хорошо и легко, обязательно затем превращается в гору неприятностей. Не успел Сэккэй ещё толком осознать суть происходящего, как ситуация продолжила усугубляться — заворожённый видом бескрайнего моря, он слишком поздно среагировал на потенциальную угрозу за спиной, разворачиваясь только тогда, когда враг сам дал о себе знать.
«Значит, я был прав. Предчувствие не подвело», — мрачно констатировал про себя мальчик, изучая возникшую перед ним с Масааки проблему. Два противника, оба уже наготове и едва ли позволят безнаказанно перехватить инициативу. А стоит ли её перехватывать? Или нужно отступать? Позади было море, но для синоби с полным запасом чакры это не проблема. Остриё стрелы, направленное точно в грудь, заставляло мозг работать быстрее.
Враги завязали разговор с Масааки. Складывалось впечатление, что они были знакомы напарнику, или как минимум отсылались к событиям, ему известным. Сэккэй пользовался речевой паузой, чтобы успокоить холодеющие руки. Кровь наполнялась адреналином.
«Советуют сдаться. Не хотят боя? Боятся жертв? Хотят захватить нас живыми?.. Почему “нас”? Очевидно, им нужен только Масааки. Они его знают, изучили маршрут и способности
Мальчик мог оценивать ситуацию только на основании имеющихся вводных. Природная осторожность советовала не верить своим ограниченным суждениям и не действовать наобум. На горизонте замаячила смерть.
«Если мы им нужны как заложники, то атаковать они не будут? В таком случае не стоит делать резких движений. Я не знаю, насколько они опасны, но, чтобы нас схватить, им точно придётся подойти ближе. Можно притвориться, что мы сдаёмся. Тянуть время. Возможно, появится шанс».
«Рыпаемся сейчас, и нам крышка. Пусть хоть немного расслабятся… Маса!» — Напарник, как всегда, начал действовать сам по себе, взваливая на себя решения, о которых его не просили. Заслонив собой напарника, он явно целился на эскалацию.
«Какого чёрта?!» — Ни остановить, ни сгладить ситуацию Сэккэй уже не успевал, и Масааки, бросив короткое указание, уже перешагнул черту. Серия печатей, и шесть копий несутся в разные стороны. Поняв, что сожалеть поздно, Сэккэй рванул вслед за своими отражениями — над пригнувшейся головой просвистела стрела, пока четверо черноволосых мальчишек сокращали дистанцию до леса. Не он, увы, задавал установку клонам, а Масааки, и потому движения оригинаа и иллюзий разнились. Ещё одна стрела зацепила плечо, оставляя глубокую царапину, но мальчик успел кубарем укатиться в кусты.
«Придурок», — Клоны, созданные Масааки, сиганули прочь, скрываясь в чаще. Неужели товарищ и правда предположил, что Сэккэй просто сбежит, бросив его? Если бы клоны не давали дёру, то, быть может, Сэккэю удалось бы оказаться в более выигрышной и близкой позиции. Сейчас же он должен был скрываться далеко в зарослях, чтобы не подставиться под очередную атаку. Сокращать дистанцию, не выдавая себя, возможности не было.
Раздался взрыв, затем крик и хлопок. Пользуясь замешательством противницы, что на несколько мгновений отвлеклась от местоположения затаившегося Сэкки, мальчик переместился дальше и выше, чтобы видеть происходящее.
«Пока наши товарищи берут удар на себя, мы бьём точно в спину», — припомнил слова капитана Каути мальчик, до побеления костяшек сжимая металл куная в руке.
Что он бы мог сделать, что предпринять?

***
Как долго ты собираешься прятаться, крысёныш?! — Истеричный женский голос сверлил перепонки. 
Прекрати, — осадил её мужчина, названный Иэясу, — никуда не денется.
Прислонившись спиной к дереву, Сэккэй переводил дух, стараясь не создавать лишнего шума. Та женщина была права: вечно бегать с ветки на ветку у него получится едва ли. Несколько раз вражеская стрела уже чуть было не задела его, противница с каждым разом всё лучше читала перебежки назойливой мухи. Так же, как в начале стычки густота лесной чащи играла на руку врагам, так и теперь гэнин пользовался тем, что противники находились как на ладони, в то время как сам он был скрыт листвою.
Благодаря тому, что не только Масааки, но и враги считали его за труса, Сэккэю удалось частично осуществить первую свою атаку, и ранить мужчину, владеющего Стихией Молнии. Теперь, с повреждённой ногой, он явно не собирался лезть на рожон и заниматься поисками мальчика в густом лесу. Иэясу было достаточно того, что больше застать врасплох вылетающим из леса кунаем его уже не получалось. Его напарнице, специалисту в дальнем бою, тоже идти и искать паршивца хотелось не очень. Слишком свежи были воспоминания о том, что стало с их третьим товарищем, что подпустил к себе врагов слишком близко.
«Рано или поздно они откроются», — тешил себя надеждой Сэккэй, аккуратно выглядывая из-за ствола и убеждаясь, что противники всё ещё находятся у обрыва рядом с телом Масааки.
Его силы стремительно таяли, а враги практически не напрягались, отбивая его атаки из-под листвы. Наверное, Сэкки и вправду следовало бы бежать, пока ещё была такая возможность. Только вот добежать до Токунаги или Сэйхина за подмогой, чтобы спасти Масааки, он бы не успел. Да и где находятся эти города от текущего места?
«У меня осталось ещё два сюрикэна, два куная и одна дымовая бомба», — всё остальное снаряжение он уже потратил в попытках раскрыть врагов. Последняя взрывная печать прогремела несколько минут назад, распугивая птиц, но всё так же безрезультатно. Для чего он тянул время и задерживал своих врагов? Он и сам не знал. Даже ему было очевидно, что в скором времени к ним прибудет подкрепление с корабля и, как только не нужно будет сторожить Масааки, кто-то тут же найдёт способ выкурить надоедливого мальчишку из леса.
И всё же просто бросить товарища на миссии он как-то не мог. Стоит только его врагам взойти на борт, как следов уже будет никогда не отыскать.
В очередной раз поднимаясь на ноги, Сэкки сложил печати техники подмены и устремился вперёд, принимая смертоносный удар заряженной чакрой стрелы в открытую. И, прежде чем обман раскрылся в облаке дыма, нанёс очередной бросок сюрикэном с другого фланга. Правда, снова безрезультатно.
«И вот уже не два, а только один...»

Техчасть

Чакра: 35 - 4 = 31
Снаряжение: - 3 куная, - 4 сюрикэна, - 2 взрывные печати

Kawarimi no Jutsu - Техника Замены Тела

Техника шиноби, позволяющая ее пользователю в ответ на вредоносную физическую атаку врага замениться на бревно/брусок. Применение этой техники создает оптическую иллюзию, которая заставляет противника на краткий промежуток времени подумать, что его атака была успешной. Ниндзя может воспользоваться этим отвлекающим маневром, чтобы контратаковать или сбежать с поля боя.

✦ [1] Сокращение количества ручных печатей необходимых для использования техники если параметр оных у пользователя 3.0 и более.
✦ Техника позволяет даже связанному шиноби сбежать из плена, при учете того, что он может применять технику без применения ручных печатей.
✦ Техника может быть использована даже в тех местах, где как казалось нет поблизости леса с бревнами.
✦ Техника может быть применена только в ответ на атаку противника с физическим воздействием на пользователя.
✦ После применения техники пользователь оказывается в 5м от своего прежнего места и может замаскироваться под окружающую среду, если оная имеется.
✦ Техника может сработать только на атаку противника. Например вас пытаются сковать, и вы не можете воспользоваться заменой. Однако если вас скованного попытаются атаковать для нанесения физического вреда, технику использовать можно, при условии того, что пользователь может применять технику без использования ручных печатей.
✦ Если противник не сильно наблюдательный (параметр Интеллекта 1.5 или меньше), то пользователь может использовать замену прямо на него самого или его клона подставив оного под удар оригинала.
✦ Техника может быть применена не только на брусок. Пользователь так же может использовать как объект замены своих клонов. Таким образом под удар подставляется двойник, который после получения урона не просто превращается в бревно, а может дать пользователю тактическое преимущество. Например можно подставить под удар песчаного клона, который впоследствии захватит врага.
✦ Техника может применяться только раз за бой.

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/11/687706.jpg
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: -
Ранг: Е
Тип: -
Дальность: Малая до 5м
Ручные печати:  Баран → Кабан → Бык → Собака → Змея или Отсутствуют [1]
Чакразатратность: 4

Отредактировано Sekkei (08.01.2024 02:04)

+2

17

Положение ничего не знающего и наивного паренька постепенно исправлялось. Как кот, гуляющий сам по себе, Каин свободно перемещался по Токунаге от одного контакта к другому, прежде чем добился по наводке Ан-сана аудиенции у человека, обладающего богатством более ценным, чем местный губернатор: информацией. Информация и знания - это ресурс, обладающий силой власти не меньшей, чем у официальных членов правления.
Через этого человека, не называющего своего имени, Каин узнал достойные его любопытства подробности.

Команда номер десять пропала не случайно. Команду атаковали с намерением найти одного конкретного человека: сына Ооки. Лица, причастные к нападению и поиску информации о Масааки, не связаны с местными организациями и подпольным обменом на черных рынках, среди наиболее вероятных мест их базирования - нейтральные страны, а может даже страна Водопада.
Получив подтверждения своей паранойе, Каин почувствовал как холод пробежал по его спине. Маса в опасности прямо сейчас, раз уж его имя на слуху. В опасности каждый раз как выходит за главные ворота скрытого Камня. Кстати, раз они с Сэккеем в Сэйхине прославились, то понятно откуда ноги растут.
"Их узнали. За ночь оповестили и подготовили западню. Но какую... Есть ли время на возвращение в Сэйхин?" - Каин понял, что ему некогда засиживаться в Токунаге. Он рвался прочь немедленно.

- Могу я заказать поиск информации? - едва сумев скрыть дрожь в голосе из-за гнева, Каин выложил все рё, что у него были с собой. - Похитители сами попадутся мне. Интересуют все те, кто им продался. Все до единого. Я скоро вернусь за результатом.
Угроза, прозвучавшая в его голосе, которую легко можно было спутать с кровожадностью, жаждой возмездия, практичному информатору была на руку. Каин учился хорошо и, когда это действительно было нужно, легко материализовывал в выражении лица то, что другие хотели от него видеть, продавая свое обаяние. Если информатор окажется скуп, неверен и тоже падет жертвой наживы, предупредив кого-то с другой стороны - Каин будет готов. 
Несмотря на полезные для разведки сведения, у любого потока информации обычно два берега, а рука всегда будет тянуться к тому, кто больше заплатит.

На обратном пути к Сэйхину Каин рассуждал про себя и размышлял, не забывая коситься по сторонам.
Есть ли смысл опрашивать охрану на воротах города? Те, скорее всего, никак не связаны с преступным миром, даже сами преступники должны понимать к кому первому будут обращаться поисковики. Если у похитителей есть деньги - они точно не простые бандиты.
"Или как раз хотят нажиться на похищении Масааки", - Каин не мог вообразить себе сумму, которую бы потребовали преступники за жизнь сына Ооки. Таких цифр в голове не было. - "Но это какая-то самоубийственная хрень. Нет, здесь что-то еще. Организация существует по другую сторону границ. Вряд ли это нейтральная страна, нет мотивации. Больше похоже на недовольных из страны Водопада. На тех, кто испытывает к Ооки-сама личную неприязнь, кто готов рисковать ради мести, как сам Масааки".
В политический мотив Каин верил в данном случае меньше, потому что Масааки все-таки сын не Даймё, а Тсучикаге, одного из сильнейших ниндзя. И похищение сына Тсучикаге ради развития военного конфликта выглядело очень странно: если бы какую-то из стран хотели подставить, то было бы больше заметных улик, указывающих на виновника... А их нет.
"Как будто должна быть какая-то показная демонстрация", - Каин представил как Масу уже похитили и уже пытают, сглотнул с чувством страха за его жизнь и жизнь Сэккея, которого могли бы пустить в расход, подавил немой крик, применил технику сенсорики. Пока никого и ничего, хотя на самом деле Каин надеялся найти чакру генинов.
Он чудом заметил придавленную траву на нехоженой тропе, заставил себя остановиться и осмотреться. Чтец следов из него был так себе, но все же на какие-то базовые навыки для анализа он мог положиться. Например, на часть сломанных веток, на следы ботинок двух людей, которые шли в сторону от Токунаги к морю.
Каин снял собственную обувь и сравнил рисунок подошв. Каковы шансы, что здесь могли быть еще шиноби? Каков был шанс, что следы двух людей принадлежали Масааки и Сэккею? Выпрямившись и позволив себе минуту на принятие всех "за" и "против", Каин бросился бегом по следу, пытаясь с помощью техники отыскать людей, которых он стремился догнать. Ужас подгонял его липким холодным кнутом. Кто. Здесь. Проходил.

"Ну если они ушли по грибы-по ягоды...!" - свирипел Каин и понимал, что на самом деле обрадовался бы, увидев Масу и Сэккея в зарослях земляники. Живых и невредимых.

+2

18

Отряду по захвату достопочтенного сына ничего неизвестно о миссии, которую выполняют гэнины Ивы. Цель вражеских ниндзя – захватить сына Цутикагэ живым, не оставляя свидетелей. На данный момент враги намерены убить второго гэнина. Если они узнают, что у него на руках ценные документы с важной информацией, их планы могут измениться.

Успешное выполнение миссии по доставке находится под высокой угрозой.


Масааки пытается создать для Сэккэя путь к отступлению, но напарник решает не бросать товарища в беде и не пользуется выпавшим ему шансом сбежать, всего лишь скрывшись в лесу.

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/67/110638.jpg

Такада, вдохнув ядовитый газ бомбы, прыжками отступает к обрыву, куда уже подплывает корабль с вражеским подкреплением. Гэнина окружают лучница и синоби, владеющий стихией молнии, дожидаясь действия яда и отбиваясь от атак скрывающегося в лесу Сэккэя. Одна из атак смогла ранить ногу Иэясу.

Лучница постепенно теряет терпение [риск для жизни Сэккэя – выше среднего] и готовит пять стрел со взрывными печатями (по 5 на каждую стрелу).

Каин, забегая немного в будущее, находит следы, ведущие к обрыву. Пропускает следующий круг. 

Новая очерёдность постов: Масааки (уснёт в конце своего хода), Сэккэй, ГМ.

Дальнейшее развитие событий будет зависеть от решений гэнинов.

[nick]GAME MASTER[/nick][status] all-seeing eye[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/67/339594.jpg[/icon][sign]you win or you die[/sign]

Отредактировано Masaaki (07.01.2024 14:43)

+1

19

Масааки сделал всё, что было в его силах, чтобы позволить напарнику отступить, но импровизация и спонтанность в принятии решений имеют свою цену – парень не учёл того, что Сэккэй не станет бросать его в сложившейся ситуации и предпочтёт дать отпор врагу, нежели бежать с поля битвы, ставя под угрозу не только успешное выполнение их миссии, но и собственную жизнь.

«Идиот!», – пробежало в голове юноши, как только он, в окружении вражеских синоби, подметил первую атаку метательным оружием, вылетевшею из гущи леса, – «у нас нет шансов против них!».

Маса понимал, что уровень подготовки неизвестных ниндзя намного выше, поэтому и решился пойти на риск, подставляясь под удар и привлекая внимание врагов на себя. Сэккэй мог сбежать, оторваться и найти дорогу в Токунагку, ориентируясь на море и двигаясь исключительно на север. Но, к огромному сожалению, напарник владел столь же горячей головой, как и сам Такада. Только вот решение его не только заставило Масааки напрасно подставиться под удар, но и создало ещё более невыгодную ситуацию для двух гэнинов.

Юноша еле удерживался на ногах из-за нарастающего чувства сонливости, веки тяжелели с каждой секундой и наблюдать за происходящим становилось всё труднее, не говоря уже о том, чтобы предпринять хоть какие-нибудь действия. Враги благополучно держали безопасную для себя дистанцию от Каменного медвежонка. Можно было вновь прибегнуть к технике Укрытия Крота, но очередное её использование уже не произведёт должного эффекта – противник будет готов защититься от внезапной атаки из-под земли.

Под угрозой было теперь не только успешное выполнение задания, но и жизнь напарника, отказавшегося бежать.

«Нельзя допустить того, чтобы документы попали в их руки. Чёрт бы тебя побрал, Сэккэй!».

Масааки ощутил сразу два чувства по отношению к напарнику – злость и беспокойство. Внезапно для всех он всё же выбежал из своего укрытия и тут же был поражён быстрой стрелой. На приманку попался только Такада, поверив в то, что атака прошла по цели. Сердце замерло на мгновение, сдавленное в груди волнением за жизнь товарища, но вскоре прозвучал свит очередных метательных снарядов из фланга – стрела пронзала уже не Сэккэя, а бревно. Напарник выполнил хитрый приём, но на него враг не клюнул и без затруднений отбыл брошенные снаряды.

Пора закругляться! – молвила лучница, вытягивая из сумки леску с уже прикреплёнными к ней взрывными печатями.
Правило №9, – вдруг вскрикнул Масааки, – «синоби должен видеть скрытый смысл в скрытом смысле»!

«После всего этого, если выживем, я надеру тебе задницу, Сэккэй!».

Правило №4: «синоби должен ставить миссию в первый приоритет»! – продолжил кричать Каменный медвежонок.

Сил еле хватало, чтобы устоять на ногах, но в очередной раз нужно было предоставить напарнику с ценным грузом на руках возможность уйти. Рука нырнула в набедренную сумку, вытаскивая оттуда кунай.

А что, если вам… не получиться взять меня живым? – поинтересовался Масааки у вражеских ниндзя, прислонив лезвие к собственному горлу. Острый клинок прорезал кожу, пустившую кровавую дорожку по шее вниз.
Иэясу! – взволнованно вскрикнула куноити.
Он блефует! – возразил мужчина с раненной ногой.
Разве? – на спокойном лице Масааки расцвела улыбка, а вместе с ней закрылись и глаза.

«Охико… может мы встретимся раньше времени».

Рука опустилась к груди, направляя остриё куная прямо на сердце, а само тело уснувшего паренька начало падать на землю, рискуя напороться на лезвие при столкновении с землёй.

Отредактировано Masaaki (07.01.2024 16:09)

+2

20

Ресурсы подходили к концу, как и терпение врагов. Сэккэй отчётливо это понимал, в очередной раз укрывшись за деревьями. Как никогда раньше он сейчас сожалел о том, что не имел в своём арсенале ничего достойного, чтобы противопоставить врагам в патовой ситуации.
«Что же мне делать
До него донёсся крик Масааки. Напарник продолжал гнуть свою линию и хотел всенепременно разыграть жертвенную карту. Сэккэй криво усмехнулся — не от веселья ситуации, а от отчаяния. Он прекрасно понимал, что именно хочет от него Масааки. Он понял это ещё когда тот только начал свои импульсивные действия. Но для Сэккэя всё выглядело совсем иначе.
«Дурак», — сам того не зная, он продолжил мысленный обмен ругательствами с напарником. Ход его рассуждений был совсем иным, хоть папка с документами, спрятанная под одеждой, и обжигала своим существованием. Но что есть эти документы? Корреспонденция. Так ведь сказал Господин Цутикагэ? Письма.
Будь целью задания что-то другое, будь ситуация в Ивагакурэ какой-то другой — и Сэкки сам бы первым поддержал дискуссию о том, что жизнь одного человека не важнее благополучия Селения. Но здесь и сейчас он так себя заставить мыслить не мог. Не только потому, что успел прикипеть к взрывному мальчишке, но и с токи зрения куда более приземлённых суждений. Масааки был сыном Цутикагэ и носителем уникальной силы крови. Если уж кричать о правилах, то «не допустить попадания секретов в руки врага» — не менее важное правило. Ущерб от похищения Масааки враждебно настроенными синоби неизвестного Селения был стократно опаснее недоставленной в срок корреспонденции. Письма, что можно доверить двум гэнинам, можно и написать повторно. А второго сына у Цутикагэ не было.
Но это всё были оправдания действий прошлых, которые неоформленными мыслями пролетели в голове. Сейчас они имели мало смысла, потому что изначальная попытка вызволить Масааки, очевидно, провалилась.
«Что же мне делать?» — Вновь и вновь задавался вопрос.
Противница достала из сумки оружие, от урона которого уже точно было не уклониться так просто. Попадать в радиус взрыва не хотелось. Благо, она всё ещё не знала точного местоположения гэнина, а Сэкки больше не спешил давать даже намёка на своё расположение. Сколько ещё времени он мог выиграть?
«А что изменится, задержи я их ещё ненадолго?» — Долбила в висок предательская мысль.
Тем временем Масааки снова решил действовать самостоятельно, не сверяясь с действиями напарника. Мальчик не знал, что его товарищ отравлен. Но как в замедленной съёмке Сэкки видел, как тот направляет оружие к своему горлу. Как кренится его тело, падая на лезвие. И второй гэнин определённо не успевал ничего предпринять, чтобы падение остановить — даже если бы мог, а не застыл бы в ужасе, как вкопанный.
В последний момент в Масааки врезался тяжёлый удар ногой, сбивающий уже бессознательное тело с ног на бок, тем самым спая жизнь: Иэясу всё же решился приблизиться к взрывному мальчишке и, ещё больше травмируя ногу, не допустил срыва их с напарницей миссии. Женщина тем временем натянула тетиву и отправила в чащу леса первый из своих «подарков».
Там, куда прилетела стрела, раздался оглушительный взрыв, и Сэккэй чисто инстинктивно поспешил отскочить ещё дальше в лес, полностью теряя поляну из вида. Решение, определённо, правильное: спустя несколько секунд женщина, расположив лук горизонтально, зарядила уже разом три стрелы, накрывая лес ковровой бомбардировкой. Что было дальше Сэкки уже не видел, отступая назад к дороге, а затем и в соседний лес.
Отчаянье охватывало разум, но ноги уже несли его сами. Слабак с опустошённым инвентарём — он понимал, что больше уже ничего не сможет поделать. Перед отступлением он видел, что корабль с белыми парусами практически пристал к берегу. Наверняка там было ещё больше врагов. Значит, единственной опцией оставалось лишь не дать себя схватить и как можно скорее донести информацию о похищении до резиденции. Может, был кто-то, кто мог бы отследить врагов даже на море.
«Найти бы Каути-сана. Найти бы хоть кого-нибудь, — Поток беспомощности рвался наружу, но Сэкки, несущийся в листве вдоль дороги, не давал ему влиять на свои движения, — Мы могли попытаться их одурачить. Мы могли сбежать вместе. Что ты наделал, Маса? Зачем всё взвалил на себя
На бегу он сложил вызубренную наизусть последовательность печатей, вновь создавая призрачных клонов: он подозревал, что за ним может быть отправлена погоня, и страховался. Хоть и надеялся, что даже если так, то у него есть фора. Пока враги перенесут Масааки на корабль. Пока будут с опаской обыскивать ближайшие заросли. Нужно лишь добраться до центрального тракта. А дальше — либо Сэйхин, либо Токунага.

Техчасть

Чакра: 31 — 4 = 27.

(x4) Bunshin no Jutsu - Техника Клонирования

Данное ниндзюцу создает нематериальную копию собственного тела. Так как клон сам по себе не обладает способностью атаковать, и таким образом может быть использован только для сбивания с толку врага, оно в основном используется в сочетании с другими техниками.

✦ Клоны рассеиваются при контакте с чем-либо.
✦ Этих клонов можно легко отличить с помощью Доудзюцу.
✦  Человек с обычными глазами также может отличить клона от оригинала, так как клоны не имеют тени и, двигаясь, не меняют окружение вокруг себя (то есть не поднимают пыль, не мнут траву, не создают тень и т.д.).

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/11/923507.jpg
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: -
Ранг: Е
Тип: -
Дальность: -
Ручные печати: Овца → Змея → Тигр
Чакразатратность: 1 на каждого клона

Отредактировано Sekkei (08.01.2024 02:17)

+2


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Совершенно секретно, ранг B, 17.06.625