В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » «Пока не получите бумаги», ранг D | 09.06.625


«Пока не получите бумаги», ранг D | 09.06.625

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

«Пока не получите бумаги»

Дата, время: 09.06.625
Участники: @Tomone @Nara Banimaru @Yamanaka Yone
Страна, местность: Страна Огня, Коноха
Тип (миссия, сюжет): миссия;
Ссылка на миссию/квест: Миссии и квесты
Описание: Время от времени в Архивах производится утилизация старых дел и рассекречивание материалов: работа эта долгая, нудная и пыльная, а потому, по такому делу, как и всегда, привлекают юных генинов.
Бороться с бюрократией были вызваны Бэнимару, Томонэ и Йонэ.

https://i.pinimg.com/originals/46/e0/0e/46e00e0f46ee2cdc10d177fbc71b71cf.gif

+2

2

.. тяжко, так тяжко. Слабость – чувство, что так ему привычно; и чувство то – предало: неожиданно, оно навалилось на плечи Бэнимару ношей большей, чем обычно, и тянуло его к земле – и даже дальше: под неё – на три или пять метров, чтобы никакая дворняга не обглодала кости; его плоть – подношение червям.

.. тяжко, так тяжко. Казалось, и кожа, и мясо плавились, стекали с его костей, упрямо и до сих пор державших стойку «смирно»: ноги – на ширине плеч; руки – вдоль туловища. Образу солдата в строю противоречили лишь покатые плечи, ниспадающие каскадом, и сутулая спина, чуть не до горба изломленная.

Бессонница? Нет. Простуда? Нет. Отравление?.. Бэнимару стоял, запрокинув голову, и смотрел в потолок: «а потолки-то – высокие!» – думал он. Бэнимару повело – и он сделал неуверенный шаг влево, чуть толкнув её – Томонэ. Глянув на неё, Бэнимару беззвучно рыгнул: губы – сжались, щёки – вздулись. Усилием воли, он втянул в себя порыв. И отвернулся.

Вчерашний суп? Нет. Котлета? Нет. Пирог?.. Бэнимару повернул голову направо – к окну; и за окно он смотрел сквозь белую.. траву? Он чуть опустил взгляд и увидел его – Йонэ: волосы – бесцветные, глаза – желтоватые, будто разбавленное пиво или.. моча? Бэнимару потел: по жизни – жёстко; сейчас – и того жёстче. В глаз попала капля – Бэнимару поморщился.

Он был потерян.. и растерян. Он не понимал, что здесь делает; и здесь – это.. блять.. где?. Он пытался собраться с мыслями, но те от него убегали и прятались – будто при игре в салочки. Сука! Бэнимару собирал картину мира, будто пазл: по кускам. «Высокий потолок?» – вспомнил вдруг он; и понял: «Точно, резиденция!». Сегодня – понедельник? вторник? среда? похуй? – он должен был работать.

Бэнимару наконец посмотрел вперёд, а там – стол, люди. Люди те – знакомые по лицам и именам – сотни раз до и сотни раз после выдавали и будут выдавать ему задания: чистка унитазов; отлов котов; покраска стен. «Что в этот раз?». Бэнимару не понимал, что слышал, а что слышалось: «архивы..», бла-бла, «утилизация..», бла-бла, «пошли нахуй отсюда!». Томонэ что-то сказала – наверное? – и Йонэ что-то сказал – возможно? – а после они вышли из кабинета; наконец-то. Двери хлопнули за спиной, когда Бэнимару остановился, согнулся в три погибели, чуть ли не уткнувшись лбом в пол: его могло стошнить, но на пол пока капал только пот.

Отредактировано Nara Banimaru (04.03.2024 16:52)

+2

3

Утро – начинается не с кофе.
Конечно не с кофе, ведь это мир шиноби. А в мире шиноби – не принято пропускать чашечку арабики поутру, максимум – это какой-то завтрак аля яичница, да стакан сока!
А, ну еще и душ, которым частенько пренебрегают юные дарования.

Начав этот день для себя типично, Яманака знал, что ему снова нужно будет выполнять задание.
Снова – незаурядное, абсолютно абстрактное и позволяющее обычным людям забыть про неудобства. И ведь удобно – заплатил некоторое количество ре в резиденцию, и можешь забыть про любое дерьмо, которое лень делать самому.
Эдакий клининг, только услуги не ограничены одной уборкой. Тут тебе предоставляют целый спектр услуг: от подай-принеси до.. до чего угодно, на самом деле.

Отправившись в резиденцию, Йонэ прихватил с собой один комикс манги, который не успел дочитать с вечера.
Почему не успел? Да все просто, он все еще живет с родителями, а значит, должен следовать указаниям оных.
Если нужно помыть посуду – ее придется мыть.
Вот и сам Бьякко занимался тем, что отмывал огромную гору посуды с вечера, которая осталась после одного из клановых застолий.

Скука.
А ведь ему хотелось просто лежать на кроватке и читать любимые произведения.
Мир шиноби – жесток.

<>

Добравшись до резиденции, он ловкими движениями направился на второй этаж для того, чтобы получить задание.
Прыжок – он бежит по лестнице, ловко опираясь на перила и минуя несколько ступенек.
Хватит с него посуды с вечера, настало время получить серьезное задание!

Йонэ, кажется, снова перестарался.
Он прибыл одним из первых, рядом стояла девушка, немного ниже ростом и юноша, который явно чувствовал себя.. не очень? Или это нормальное состояние для него?
Они команда? Почему выбрали именно меня? А что они скажут, познакомившись со мной?

Буквально вихрь различных мыслей заполнял голову.
А стоило сосредоточиться на задании, ведь отголоски слов секретаря вонзились в голову: резким выпадом, словно укус кошки.

– Стоп! Чееееее? Архив?!
Моментально Йонэ отбросил все мысли, которые закружили его в танце. Он знал, нет, ОН ЗНАЛ, что любые задания в которых присутствует слово “архив” всегда до безобразия скучны.
Яманака тут же начал перебирать несколько пальцев руки, делая небольшие щелчки.
Он нервничал. Ему не хотелось проводить целый день в архиве, да еще и не одному (ведь один – он мог хотя бы повеселить себя мангой), да еще и перебирая старые писульки.

Закончив принимать информацию, он пулей вылетел из кабинета – первый.
Повторив все те же движения, он ловко сделал упор на одну из перил и перепрыгнул несколько ступенек.
Тем самым, вырвавшись на улицу.
Лучше будет начать знакомство – здесь.

Секунда, две, три – никого не было.
Подумав, что он упустил еще одну часть важного поручения, он так же стремительно вернулся на этаж. Остановившись где-то на лестничном проеме, выглядывая, словно из-за угла на парочку.
Но вместо важных деталей – увидел юношу, который скрючился прямо перед порогом закрытых дверей.

– Че с тобой? – он перевел взгляд на девушку – нет, че с ним? Ему плохо? Он что-то не то съел: суп, который прокис или котлету, что завалялась в холодильнике, а может быть, это был пирог из оленины?
Проговаривая это, Йонэ машинально поднял правую руку к голове, приподнял взгляд вверх и медленно перечислял причины, с которыми мог столкнуться новый напарник.

Отредактировано Yamanaka Yone (04.03.2024 18:49)

+2

4

Последние дни особенно сильно напоминали день сурка; работа – сон – работа и так по кругу. Кто-то мог бы сетовать на тяжкие будни, пресную еду и приевшихся партнеров по команде, но Томонэ не была из тех людей, кто сдается, а потому, в очередной раз натянув на свое лицо улыбку, она вступила в чудесный день, полный приключений и простого человеческого отчаяния, которое обещало достигнуть бесфамильную девчонку при встрече с Бэнимару Нарой.

Мама приготовила плотный завтрак; небольшая плошка водянистого мисо-супа, пропаренный рис с яйцом и, конечно же, сладкие шарики моти – с клубникой, с пастой из красной фасоли и пижмой. Вкусные блюда в принципе поднимали Томонэ настроение; даже самый унылый день можно было исправить хорошим обедом или сладким десертом.

– Ладненько, побегу! Не хочу опаздывать! – Закидывая в рот угощение, Томонэ зайцем выпрыгнула из-за кухонного стола и помчалась собирать рюкзачок на работу. После того, как она вновь спустилась к выходу, у порога – на небольшом комоде в предбаннике – ее уже ждал кулек со сладостями, которые матушка подготовила для Томонэ и ее друзей; подкармливать генинов – для супруги Сензо – было что-то вроде азартного вида спорта.

В Резиденции, как и всегда в это время года, было душно; но духота эта буквально концентрировалась подле Томонэ – в виде каланчи-Бэнимару, что рассматривал потолочные трещины и что-то невесело бубнил, погружая помещение в мрачные и кустистые тени, похожие на колючий терновник. Кожа его бледная, отторгающее всякое солнце, обтянула острые кости черепа и Нара все более походил на ходячий труп; судя по всему, успокаивающий чай Наре никак не помог, и ему требовалось что-то более радикальное.

– Моя мама готовит отличную сонную настойку! – Уведомила напарника Томонэ, погладив того по плечу. – В следующий раз тебе принесу, надеюсь, твой режим сна восстановится быстрее. Ты же знаешь, что прерывистый сон по ночам – симптом очень многих заболеваний?

Почти сразу к ним подошел и еще один паренек; такой же высокий – почти как Бэнимару. Томонэ вновь почувствовала легкий укол зависти; почему же она до сих пор не подросла?

– О, нет-нет, с ним все хорошо! – Поспешила уведомить девочка, потрясая ладонями в миролюбивом жесте.

«Он всегда такой зеленый» – Хочет добавить Томонэ, но тактично молчит; может быть, Нара обидится, если указать ему на слегка помятый вид? То было бы совсем не к месту.

– Полагаю, он сегодня просто не выспался. – Уточняет она, и кивает в сторону выхода из Резиденции. – Ой-ой, я ведь даже не представилась! Мое имя – Томонэ. А тебя как зовут?

Архив Конохи находился совсем неподалеку от здания Хокаге; буквально следующий переулок привел их к мрачному корпусу. Цитадель бумаг, бюрократии и отчаяния высилась над генинами тремя этажами серой и неприметной кладки и мутновато-рыжей крышей; Томонэ в тот миг подумала, что это место – олицетворение Бэнимару, которое идеально соотносилось с ним как содержимым, так и внешним.

– Я вот думаю, нам очень повезло! – Не унывает девочка, спускаясь в подвалы. – Здесь можно найти информацию об интересных миссиях и засекреченных проектах. По мне так, очень даже любопытно! Наберемся теории, применим на практике…

«Когда-нибудь».

+2

5

.. жопа выше головы: страус – не иначе. Пот, что до сих пор стекал со лба ко рту, теперь лился в обратном направлении: откуда-то из-под рубахи он бежал по горлу, чуть не падая с подбородка, а далее – за нос и в нос. Кое-как Бэнимару сдержал и завтрак, и ужин, и – может быть – обед за кадыком и глубже. Кое-как Бэнимару оттолкнулся от колен и разогнулся, выпрямился и снова закинул голову назад: «а потолки-то – высокие!» – подумал он, – «всё ещё..». Бэнимару сделал глубокий вдох и прохладный воздух, бежавший сквозь рот, по горлу и в лёгкие, упрямо боролся с жаром тела; выдыхал он пар, что чуть не был заметен. Отпустило ли? Отлегло ли? Судить было рано. Тем временем, рядом щебетали уже две птицы: она – попугай; и он – чайка. Бэнимару не успел ответить Йонэ и не захотел отвечать Томонэ.

«Со мной всё плохо!» – хотел оспорить Бэнимару, но не стал: боялся, что стошнит. «С той поры, как встретил тебя!» – и то была первая оконченная и обоснованная мысль, что родил его больной разум за последние.. он потерялся во времени и не смог бы ответить, за сколько. Секунды тянулись – одна за одной, одна за одной. Наконец, Бэнимару ответил: «Да, со мной всё.. хорошо.»

Бэнимару качало; но качку он применил к делу: чуть наклонился вперёд – и вот ноги сами несли его вперёд; главное – на запнуться. Спускаться по лестнице оказалось даже сложнее, чем по ней подниматься: выше был риск упасть. Будь один, он бы затерялся на этажах – голова и до сих пор работала с перебоями. Но перед глазами постоянно мельтешил колючий белый шарик – кажется, голова Йонэ. И где-то рядом – то из-за правого, то из-за левого плеча в критичные моменты появлялась тонкая, хрупкая, заботливая рука Томонэ. Бэнимару должен был бы её поблагодарить, но вместо того лишь бранился: «отвали!», «отстань!», «отъебись!»

Будто настоящий шиноби, Бэнимару перемещался от тени к тени. Но не для того, чтобы скрыться от лишних глаз. А для того, чтобы под острыми лучами солнца не упасть. Небесное светило порой било крепче боксёра. И вот Бэнимару – и Томонэ, и Йонэ – добрался до последней тени – тени архива. Скучное здание спроектированное слабым разумом. «Я здесь бывал..» – припоминал, мучая мозг, Бэнимару, – «Это.. архив?». Открылась дверь, а за ней – вид; вид ещё более серый, чем снаружи: пыль – лежавшая, летавшая – крала из мира краски. Хватило вдоха, чтобы та обволокла и внутренности: на языке возник вкус.. бумаги? будто он лизнул языком лист. Тут же пересохло горло; и оттого – удивительно ли? – Бэнимару стало легче. Рот иссох, не осталось ни слюны, ни желчи. Но голова – плыла; плыл и Бэнимару, будто раскачиваясь на волнах.

Вскоре их встретили. Сопроводили и проинструктировали, продублировав слова из свитка: «утилизация», бла-бла, «рассекречивание», бла-бла, «за работу, псы». Бэнимару и теперь бы не поручился, что всё верно расслышал; впрочем, пёс – не худшее, чем его в жизни звали. Оперевшись о стену, он медленно по ней стекал: будто плевок сопливый. Поймав себя в положении, крайнем к падению, он кое-как взобрался по стене, чем-то напоминая паучка; такого б прихлопнуть. Не все расслышав, он примерно представил объём работ; он здесь бывал – и не раз. Казалось, он разбирал ту же самую макулатуру, просто за полгода с последнего визита её снова спутали; шутки ради – чтобы замучить.

– Я.. – включился наконец Бэнимару, – Ээ.. – но с жутким скрипом, конечно, – Буду таскать.. хуйню.. а вы?. ээ.. говорите, куда.

Бэнимару не любил просить; и потому не умел; и потому просьба звучала, как указание. Но для него – ха-ха – и то казалось унизительным. В иной раз он предпочёл бы работать один, чем с олухами, а теперь признал, пусть и не словами, что в помощи нуждался: всякий текст перед его глазами плыл бы, будто опущенный в воду на двадцать сантиметров – ни-ху-я не разберёшь.

Отредактировано Nara Banimaru (05.03.2024 21:27)

+2

6

Йонэ никогда не был черствым человеком, глупым – возможно.
Непоседливым – однозначно, но ему правда было не все равно, что именно происходит с неизвестным юношей.

Кажется, с ним все было “нормально”, так он говорил. Так говорила его спутница (вероятно, они были знакомы – она даже помогала ему идти, хотя могла, абсолютно спокойно, проигнорировать). В целом, Яманака не планировал помогать юноше: во-первых, потому, что это могло пошатнуть эго нового напарника (вдруг он сильный и независимый), а во-вторых, да если честно, ему было просто впадлу.
На секунду в голове пролетела мысль, что того может вырвать на Бьякко, а дома не поймут почему он пришел не только уставший, но еще и заблеванный.

– О, рад знакомству! То-мо-нэ, – генин произносил слово по слогам, медленно, словно запоминая и пытаясь нащупать вкус имени, он продолжил. – Меня кличут Яманака Йонэ, а этого как звать? Ну, вернее, не “этого”, – он отбежал на несколько шагов назад, словно извиняясь и выставляя ладони перед собой, Бьякко точно не хотел его оскорбить.

– Имею ввиду, вряд ли ему сейчас будет просто вести беседу, а вы, наверное, уже знакомы, – слегка переводя взгляд на хрупкие руки, которые аккуратно поддерживают бренное тело Нара в самый важный момент.

<>

Их путь оказался не таким длинным, а оттого менее мучительным. В груди юноши разгоралось серьезное пламя, нежелание переступать порог архива, нежелание проводить там и час своего не_драгоценного времени.

Во время этого, он довольно много отвлекался: то ускорялся, меняя темп, то машинально срывал с деревьев листья и довольно нервно их перебирая, разрывая бедное растение в руках.
Ему очень хотелось погрузиться в чтение – но он не мог – хотя бы из-за уважения к новым напарникам. Ему хотелось получить что-то другое в наказание (за что?) – но увы.

Перейдя порог архива, запах моментально стал въедаться в голову.
Вот чего боялся сам Йонэ, вот почему ему так не хотелось идти сюда. Это – не типография, в которой он был несколько дней назад, здесь бумага и рукописи, буквально, доживали свою жизнь.
Яманака не обращал внимание на указания, приказы со стороны работников архива. Он пропускал все мимо ушей, кажется, ему станет в конечном итоге – также плохо, как и Бэнимару.

– Ты правда думаешь, что нам дадут узнать что-то СЕКРЕТНОЕ и ИНТЕРЕСНОЕ здесь, Томонэ?
Бьякко внимательно смотрел за Нарой, который нашел себе занятие. Физическое (дурак?).
Сам же Яманака быстро, огибая ветхие стеллажи, буквально выбивая себе место – как ему казалось, лучше, запрыгнул на один из стульев.
Рядом стоял большой шредер, который позволял безболезненно превращать огромное количество макулатуры в мелкие полосочки, что потом будут превращены практически в крошку.

И зачем новый коллега вызывался таскать тяжести в своем состоянии? Йонэ все никак не мог понять, может, он хотел незаметно выйти в уборную?

– Давайте закончим это задание, как можно скорее – это место, буквально, осквернение всего, что связано с бумагой. Здесь – настоящий морг, – коротко резюмировал генин, начиная невольно подергивая одной ногой, так, чтобы было хоть какое-то действие. Кажется, он пожалеет о том, что выбрал именно сидячее место.

– Томонэ, как думаешь, это нужно уничтожить? Йонэ взял близлежащую папку, доставя оттуда листы бумаги. – Пропажа Учихи в лесу Конохи? Когда это было? Лет сто назад? Бреееееед.

Машинально, мальчишка перевел взгляд на Бэнимару, – если честно, я не знаю, куда именно нужно носить эти тяжеленные коробки. Может, просто их засунем куда-то под стол и дело сделано?

+2

7

Бэнимару плохело. Он желтел, зеленел, синел и снова становился бледным, как вчерашний труп, но стоически держал позывы в себе; Томонэ осторожно поддерживала его за поясницу, поглаживая мокрую от пота спину, чтобы он ненароком не навернулся на лестнице, пока спускался из Резиденции, пока шел вдоль улицы, пока перебирал ногами по ступенькам архива.

Томонэ чувствовала ответственность за своего напарника, которую он, в отношении своих товарищей, не разделял и разделять не хотел; и причины такого отторжения, противоестественной неприязни, девочка не улавливала до сих пор – и то ее расстраивало до щемящего кома в глотке.

– Бэнимару Нара его зовут. – Осторожно отвечает бесфамильная куноичи, мягко улыбаясь новому знакомому. Ей кажется, что она припоминает Яманака со времен Академии, но образ его нечеткий и смазанный, как карандашный набросок в тетрадке, поспешно сделанный посреди невероятно скучной лекции. – Мы… напарники. Не так давно нас поставили в одну команду.

*

Внутри архива темно и отчетливо пахнет пылью, ссохшейся бумагой и книжкой плесенью. На входе инструктор выдает им тканевые маски и перчатки, и Томонэ сразу надевает их, чтобы приняться за работу как можно скорее; в отличие от своих спутников, девочка надеется найти действительно что-то интересное в ворохе исписанных листов и испорченных томов неактуальных дел.

– Я думаю, что да. Обычно архивы обновляются раз в пять-десять лет, а рассекречивают поистечению пятнадцати и двадцати. – Она пожимает плечами, бегло осматривая маркировки на талмудах, скрепленных бечевкой и малярным скотчем.

Загудел шредер, захрустела бумага под пальцами, поднялись облачка пыли и взвеси. Томонэ расчистила большой письменный стол, чтобы отделить рассекреченные материалы от тех, что шли на утилизацию, а после – принялась отдавать команды Йонэ и Бэнимару.

– Сядь, попей воды. Потом отнесешь это – в секцию А-3.

– Вот это – в мусор. Можешь почитать последние страницы, там информация по тому делу с Учихой в лесу. Кажется, в этом были замешаны шиноби Ото или Кири.

– Не качайся на стуле, а то упадешь, Йонэ.

– Не бери столько, они тяжелые, заработаешь себе грыжу, Бэнимару.

Постепенно количество макулатуры уменьшалось; Яманака пятками утрамбовывал шуршащую бумагу в мусорные пакеты, Нара подпирал собой стеллажи и косяк входной двери в перерывах между тем, как освобождал архив от старых томов переработанных  в мелкую крошку, Томонэ распечатывала секретные документы, маркировала их, подписывала и складывала по секциям. Иногда она с любопытством прочитывала две или три страницы дела, выискивая любопытные сведения, но грохот и причитания Йонэ тут же заставляли девочку отвлечься и продолжить заунывную и монотонную работу.

Расклеить – сменить корешок – промаркировать – подписать – вернуть на место. Расклеить – сменить корешок – промаркировать… Вернуть на место? Нет, погодите, еще подписать.

Отредактировано Tomone (09.03.2024 22:48)

+2

8

Бэнимару рвало.. пока – лишь надвое. На две равных половины: левую – ту, что «хочу»; и правую – ту, что «надо». Рвало на «Я – Бэнимару!» – т.н. личное, природой заложенное; и на «Мы – Нара!» – т.н. общее, воспитанием заложенное. Рвало теперь.. и ранее: всякий раз, как мнение Бэнимару расходилось с совокупным мнением матери и отца. «Делай, что должно..» – внушали и внушали и внушали они; до тех пор, пока за ними не стал повторять и он:

– «Делай, что должно..» – ясно и без пауз сказал Бэнимару, вторя эху в черепной коробке; эху их – мамы и папы – голосов.

– А-3.. – продублировал Бэнимару, подтверждая и запоминая слова Томонэ; та уж пуще прочих – ленивого или болезного – принялась за работу.

Коробка. Ещё и ещё. Много, так много – ну сколько можно?! – коробок. И лишь чуть меньше кабинетов: А-1, А-2, А-3, А-5, А-6 и т.д.; пропущен был лишь А-4 – что так и не попался на глаза; оттого ли, что был спрятан, или потому, что отсутствовал вовсе – вопрос открытый.

Указ. Ещё и ещё. Много, так много – ну сколько можно?! – указов. Томонэ будто вошла во вкус: то-то – туда-то, то-то – сюда-то, ты-то – куда-то. «Да, мама!.», «Хорошо, мама!.», «Как скажешь, мама!.» – думал Бэнимару, передразнивая не то Томонэ, не то Бьякко – ту Бьякко, что матушка, а не того Бьякко, что сыночек.

След. Ещё и ещё. Много, так много – ну сколько можно?! – следов. Влажных отпечатков, что оставил Бэнимару на стенах коридоров. Теряя силы, он лбом врезался в них; и оставлял после себя потную карикатуру на недовольное лицо. По свежести отпечатков можно было определить, куда теперь он двинулся.

По чуть-чуть – медленно, но верно! – Бэнимару приходил в себя. Он отказывался и от воды, и от еды, что предлагала или могла предложить Томонэ, но с мочой и потом изгонял из себя всякие токсины; в том числе – и виновные в его слабости. В тело возвращалась жизнь; и в голову – сознание:

«Яманака.!» – вдруг вспомнил Бэнимару, – «Яманака Йонэ.. Свой?». Он не знал, что за Йонэ; но верил: Яманака, Акимичи, Нара – братские кланы. Главы и их наследники поколение за поколением объединялись в команду, известную по всему миру – Ино-Шика-Чо. Сложись иначе, наследником мог бы стать и Бэнимару; ведь он – потомок Шикаку и Шикамару – старинных глав Нара. И слава богам, что не стал..

– Что дальше.? – наконец, коробки кончились; кончились, на деле, и силы – те немногие резервы, что пощадила болезнь, Бэнимару истратил до последней капли, и теперь с трудом держался на ногах уже по иной – более тривиальной – причине: он просто.. заебался.

За окном – будь здесь окна! – уже садилось солнце; после таких нагрузок садилось и сердце Бэнимару – оно уже, кажется, пропускало удары. Его одежда.. насквозь вымокла; после – высохла; и снова – вымокла. С потом, очевидно, выходила и соль; очевидно потому, что на чёрных куртке и штанах появились белые разводы.

Лишь сам Бэнимару.. не сел. Ведь боялся: встать сам уже не сможет; и предпочтёт не вставать в принципе, чем с их – Йонэ или Томонэ – помощью. Гордо стоять.. и стоя умирать – вот он, выбор шиноби. Но колени, помимо воли, подкашивались.

«.. блядский пирог.!» – мысленно подытожил Бэнимару.

Отредактировано Nara Banimaru (10.03.2024 20:07)

+2

9

Йонэ покорно ожидал приказа.
Вероятно, это даже не было похоже на мальчика, поскольку он любил суетиться и продолжать накидывать все больше и больше вопросов. Проблема была, как ни странно, в месте, которое они выбрали для работы.
Ну, как выбрали – такова миссия, и ее нужно было выполнять.

Вообще, нужно было отметить, что Томонэ выглядела как лучик надежды в том хаосе и болезни, который оказался здесь.
Она по-взрослому руководила процессом, вероятно, искренне переживая за напарников, что здесь находились.

– Че? Да все равно, кто там был. Ну было и было, кто-то пропал, кто-то еще что-либо сделал. Такое ощущение, что до того момента я еще даже не родился. А историю, ну, знаешь.., – он несколько запнулся, – ну в общем, она для лохов! Вот!

Бьякко внимательно наблюдал за юношей, имя которого узнал немного ранее. В его голову то и дело лезли различные мысли, во-первых, они были связаны с наследием этих кланов, где юнцы собственно и родились. Во-вторых, в его голове ютилась “прикольная” мысль, что они могли бы продолжить дело своих предков.
Как герои из популярной манги, да.
Яманака невольно хихикал от одной мысли, что это вообще возможно с НИМ, тем, кто носил фамилию Нара.

Их знакомство – оно, конечно смазанное, но сам факт. Ему – плохо, ему – не до разговоров, а вот сам Йонэ был не прочь поболтать. Да ладно, ему буквально ХОТЕЛОСЬ, поговорить хоть с кем-то.
Приминая бумаги ногой в огромный пакет, он то и дело старался заглядывать за плечо Томонэ.

– Ну что, нашла что-то интересненькое? Или туфта?
Яманака брал некоторые стопки бумаг, с силой их утрамбовывая, попутно доставая эти кусочки со шредера. В какой-то момент, ему даже показалось, что он это делает рефлекторно.
Что девушка скажет – так тому и быть. В один из этих моментов, он несколько поскользнулся, теряя равновесие и плюхаясь прямо в мусорный пакет с бумагой.

“Черт, вот это – неприятно”, мелькнуло в голове у генина.

– Слушай, Томонэ, а что вы обычно с Бэнимару делаете по вечерам? Ну, то есть, может быть тренируетесь, – проговаривая последнее слово, слегка низким голосом, чтобы подчеркнуть, что это – отстой. – Или может смотрите ящик, читаете мангу, гуляете, кушаете в Ичимару? Короче, мне скучно.

Кратко подбивая итог, Йонэ начал подниматься с надеждой поглядывая на девушку. Ему, естественно, был интересен и Нара, но тот в совершенстве старался овладеть телом и сознанием, чтобы в дальнейшем не упасть в обморок.
Нет, правда, ему было плохо. И не нужно иметь гениальный интеллект, чтобы понять это по поведение его тела, дыханию, да вообще – всему.

Бумаги, а вместе с тем, и работа потихоньку заканчивались. Больше – падать в пакет, Яманака не планировал, а потому, старался внимательно смотреть под ноги.
Легкое облегчение появлялось в грудной клетке, поскольку, кажется, их задание подходило к концу.

После такой вот чистки, Бьякко внимательно осмотрел архив. Ну, да, сейчас он выглядел намного лучше и чище, чем тогда, когда они пришли.

– Ваши ставки, мы практически закончили, как скоро его засрут снова? День, два, неделя? Мне кажется, меньше недели потребуется, чтобы работники снова устроили здесь хлам.

Закончив окончательно с работой, Яманака поднялся и хорошенько так похлопал себя по одежде. Все же, пыль здесь присутствовала.
Довольный, с чувством выполненного долга, он скрестил руки на груди.

– Мы закончили, ну че, теперь жрать?

+2

10

Имена, позывные, даты, статистика – все смешивалось в голове Томонэ; она и рада была бы остаться в этом протухшем, заплесневелом месте еще на несколько часов, перестав, наконец, мучить пальцы – острым краем бумаг, и язык – клейкими маркировками.

– Некто Учиха Рю провел успешную операцию во время войны с Кири, и ему удалось уничтожить тело погибшего представителя клана Хьюга после того, как оно было захвачено врагом. – Девочка почесала щеку тканевой перчаткой, отвечая на вопрос Йонэ, протянула она. – Как считаешь, интересно?

Хотелось узнать и понять больше, прикоснуться к истории – и к быту настоящего шиноби, что прошел путь от зеленого новобранца к элитному воину; так захватывающе, как кино или роман, что каждой строчкой вырисовывался в воображении девочки яркими, героическими красками, слабо соотносящимися с реальностью. Отец – Сензо – часто рассказывал Томонэ истории, но редко они заканчивались без потерть; от того она грустила, будто чувствовала всю боль вдов и матерей – маленькая эмпатичная Томонэ. Ей, конечно же, хотелось, чтобы в мире воцарилась гармония, а профессия шиноби сталась символом защиты, а не войны, но то – мечта умирающего пацифиста.

– Тут еще много дел о Сенджу Тадашиме. Части томов не хватает, видимо, еще не рассекретили. Он как-то связан с Узумаки… – Томонэ подняла лист, просвечивая его под жужжащей лампой. – Черт! Никак не могу разглядеть имя.

И Томонэ тяжело вздыхает, убирая последний прошитый том дела на место. Кажется, они уже приближались к завершению, но оставалось еще несколько коробок, которые следовало перетащить в другие секции. Ящики выглядели еще более внушительными, чем прежние; судя по всему, там находилась серия томов по одному делу.

– По вечерам? – Переспрашивает Томонэ, слегка краснея; выходило совершенно неловко, ведь девочка еще ни разу не проводила время с командой сверх миссий. – Честно говоря, ничем. – Она мягко улыбается, закладывая руки за спину. – Я предлагала Китачи и Бэнимару как-нибудь потренироваться вместе или сходить поесть, но у них обычно… Э-э… Много дел!

Просияв, как начищенный самовар, Томонэ тут же перешла в атаку.

– А ты предлагаешь куда-то сходить? А куда? Как ты проводишь вечера? Один? С командой? А какое у тебя любимое блюдо? – Девчонка подскочила к Йонэ и почти насильно выхватила последний мусорный пакет из рук Яманаки, чтобы оттащить мешок к выходу; там, где источал свои умирающие флюиды Бэнимару.

Нара взмок, как мышь; и позеленел, как головастик.

– Бэнимару, ты, похоже, отравился. – Резюмировала Томонэ, чувствуя нотки желчи в зловонном дыхании своего напарника. Покопавшись в набедренной сумке, где лежала крохотная аптечка, девочка достала пачку активированного угля. – Одна таблетка на десять килограмм веса, Бэнимару. Выпей и тебе станет лучше. – Затолкнув белый пластиковый блистер в карман Нары, девочка почти с силой выхватила у напарника коробку с делами.

Тяжелая!

– Посиди, мы с Йонэ закончим вдвоем!

Разбросав последние ящики по секциям, Томонэ отряхнулась от пыли; сняла с себя перчатки, вытерла лицо влажными салфетками, и, наконец, с гордостью (и командой!) отчиталась перед архивариусом о проделанной работе.
Осталось совсем немного – сдать миссию в секретариат Хокаге. А потом! Потом можно поужинать со своими новыми товарищами.

+2

11

Миссия завершена.

+1

12

11 ОП
5000 рё

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » «Пока не получите бумаги», ранг D | 09.06.625


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно