В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки » [FB] Найти лекарство. 611 год. 01.05


[FB] Найти лекарство. 611 год. 01.05

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Найти лекарство

Дата, время: 01.05. 611. 12.00
Участники: Cadaphi, Tora, Hazenoki
Страна, местность: путь из Страны Земли в Страну Снега
Тип (флешбек, личный сюжет): флешбек
Вмешательство в эпизод: по желанию и согласованию с действующими тут игроками
Описание: Слухи о появившейся стране, где есть возможность вылечить различные болезни, дошла и до Страны Земли. Ведь как раз там есть шиноби, которой как никогда нужна помощь с бесплодием.

https://mir-s3-cdn-cf.behance.net/project_modules/1400/ed39f116209699.562a6dfca056d.jpg

Отредактировано Mitarashi Aneko (13.01.2024 23:51)

0

2

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Пришла долгожданная весна. Прошло пара дней с тех пор, как Тора справила свой двадцать шестой день рождения. Тем не менее, ее всё еще не покидала мысль о том, что жизнь у нее все такая же невзрачная и пустая. Она смогла избавиться от влияния той самой Широи, что лечила ее. Женщина влюбилась в сломленного человека, но этот человек не смог ей ответить тем же. Тора относилась к ней не более как к специалисту, которому доверила свой потаённый мир страхов, с которыми хотела справиться, чтобы снова иметь возможность завязать отношения хоть с кем-то. И как этот дорогой друг отплатил? Предательством. Она хотела подставить названного брата Торы и сделать всё, чтобы разлучить ее с другим человеком, к которому она привязалась. Каждый раз когда Тора появлялась рядом с Кадафи, незнающие люди думали что они близнецы. Цвет глаз был идентичен. А они и не стали развеивать чужие сомнения. Меньше незнакомцы знают, лучше Торе. Или Кадафи. Тот день стал решающим. Тора смогла обмануть Широи и придавить ее самолюбие к полу, после чего взять себя в руки и растоптать близкого врага. Пришлось пойти и на жертвы. Браслеты, что украшали ее шрамы на руках. Ими пришлось пожертвовать ради спасения дорогих людей. С тех пор она ходит без них. Отдельную благодарность она после всего что пережила, предоставила женщине по имени Хазеноки. Тора плохо ее знала. Но брат Кадафи ей сильно доверял. Поэтому Тора пошла на уступки и тоже ее слушала. Вроде бы все кошмары были позади. Девушка даже умудрилась стать джонином. Однако этого ей было мало. Она очень хотела исправить ошибку врачей. К сожалению, медики Ивы не могли ей помочь. Каждый день она молила, чтобы ей свыше дали возможность всё это исправить. Надо сказать, что в минуты отчаяния, Тора сомневалась в том, что выдержит так жить. Но что-то ниткой держало ее здесь, на этом свете. Вот и сегодня, обычный весенний день. Но все меняет неожиданный стук в дверь. Тора идет по своей квартире прямо в коридор. Эту квартиру она наконец-то купила для себя. Больше нет нужды дёргаться о том, что она нищая и совсем без дома. Теперь у нее свой кров и другая жизнь. Девушка делает шаг и открывает эту дверь. В небольшом проёме она видит знакомого ей человека. Дверь открывается шире. Теперь она видит все того же человека в плаще. Если всматриваться в его глаза, то она их всегда узнает.

- А, это ты, - говорит она спокойным тоном мужчине в плаще и продолжает говорить дальше, - заходи, не стой в дверях.

После Тора закрывает за мужчиной дверь и снова становится напротив него. Она не боится просто стоять и смотреть. Не боится сильных и резких движений. Ведь этот человек не причинит ей зло.

+1

3

Затишье грозно нависло над Ивой. У Кадафи не было времени думать о себе, он пытался исправлять чужие ошибки. Сам непричастный к преступлениям сограждан, он, по неизвестной для него причине, стремился загладить вину перед куноичи. Тора была уверена в том, что у нее нет будущего и смысла бороться за него. Иногда Кадафи забывал о делах, за которые взялся лично, иногда вспоминал о них вовремя, а в этот раз ему напомнили о собственной инициативе. Приглашенный в ее лабораторию, Кадафи ожидал получить новости в связи с какой-нибудь новой её разработкой. Хазеноки сообщила, что она договорилась об отпуске.
- Каком отпуске, - удивился Кадафи, строго выпрямляя спину и скрывая смущение за угрюмостью. Сотрудница отдела дознания сняла маску и с глубоким вздохом пояснила, что сам Кадафи у руководства напрашивался на задание для разведки в стране Снега и просил пойти Хазеноки с ним. Все из-за слухов о медицинских операциях. За морем проживали какие-то чудодейственные доктора и, если и была надежда на результат во благо репродуктивного здоровья, то только там. Почти без препятствий выпросив отпуск и для Торы ради этого путешествия (все-таки она носитель улучшенного генома, вдруг можно помочь продолжению её родословной), Кадафи оставалось лишь оповестить "сестренку".

Он постучал в дверь, испытывая чувство то ли неловкости, то ли сожаления. Кадафи был уверен, что именно Хазеноки было бы проще поторопить Тору со сборами, все-таки они обе - женщины, ирьёнин обязательно нашла бы подходящие слова. Он понимал, что это было бы нечестно по отношению к самой Хазеноки, которая провела тщательное исследование данных, полученных с помощью Кадафи. Ей, кстати, тоже нужно было подготовиться к походу, более тщательно, чем мужчине.
- Добрый день, - Кадафи подавил глубокий вздох, пересек порог, выпрямился и застыл как столб. Потоптавшись на месте, Кадафи выбрал для приземления стул, чтобы Торе не пришлось суетиться перед ним с вежливыми приглашениями. Он недолго помолчал, а потом сразу начал говорить о деле. - Помнишь своё обследование у Хазеноки? Она говорит, у медиков в Северной стране есть возможность помочь тебе зачать.
Столь резкое объявление от человека, называющего себя "братом", могло прозвучать грубо. Все-таки тема довольно-таки деликатная, интимная. Он не вменял девушке в обязанность принять решение немедленно, хотел понаблюдать за её реакцией - обрадуется ли она, испугается? Может, она окончательно потеряла надежду и отказалась от самой мысли о попытке завести семью?
Хазеноки, несомненно, сыграла свою роль в поддержке морального духа Торы, но что если стремления куноичи из отдела дознания ни к чему не приведут? Что если Тора, завысив ожидания и не получив желаемого, еще больше увязнет в депрессии, из которой едва выбралась? Что если новые разочарования и в бессилии разведенные в стороны руки беспощадных врачей ударят по ней гораздо сильнее в этот раз?
- Ты бы хотела отправиться туда?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/29/t11356.png[/icon][nick]Cadaphi[/nick]

+1

4

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Мужчина, что стоял и молчал некоторое время, был Торе очень дорог. Она всегда узнает его. Будь тысячи людей рядом в толпе, Тора бы увидела своего названного брата. Есть у него особенность сливаться с другими, но при этом выделяться. Этот манёвр она ни с чем не спутает. А еще у него те же способности, что и у того, кого она любит. По стечению обстоятельств, оба были потомками учителя и ученика, что стали Каге. У Кадафи были шансы повторить судьбу предка, но он предпочёл быть серым кардиналом. Сидеть на стуле и править - это слишком сложно. Манипулировать другими легче. Чем он и занимался. Тора смирилась с тем, что и ею он когда-то манипулировал. Но делал это во благо. Чтобы она снова в себя поверила. И она поверила. Смога поверить и жить дальше. Даже от боязни прикосновений избавилась. Иначе бы у нее с Кишибе не получался близкий контакт.

- Не надо так официально, - сказала Тора со спущенной головой вниз, скрывая свое смущение, - ты же знаешь что я тебе всегда рада, - продолжила она и уже подняла голову вверх. Мужчина сел в кресло. Торе не надо было ему делать на это приглашение. Кадафи всегда у нее желанный гость.
Тем более что с Кишибе они были лучшими друзьями, что вместе делало этот весь союз нерушимой семьей.

Тора пошла на кухню за чаем. Она собиралась сообщить важную новость. Считала что Кадафи должен это знать первым. Когда она пришла обратно, то не успела сказать ничего первой. Он успел раньше. Речь шла о той саой проблеме Торы. Очень болезненной, которая напоминала прошлое.

- Да, помню. Каждый раз когда вспоминаю свой диагноз, кровавая картинка не выходит из головы. Кажется, это то, что я так и не смогла забыть. Не смогла преодолеть, - говорила она, наливая чай и предлагая печенье. Печенье она делала сама. Любила готовить сладкое. Это отвлекало. Да и запах клубники всегда напоминал о дорогом человеке. Все было бы как обычно, если бы не вторая фраза, где Кадафи говорит о том, что есть решение проблемы. Чайник чуть не выпал из рук. Тора села напротив, пытаясь успокоиться.

- Надеюсь, это не глупая шутка? Я столько лечилась и всё зря. Да и уже на грани того, чтобы расстаться с Кишибе. Ему нужна здоровая женщина. И я думаю он найдет такую. Или уже нашел. Не важно. Я ему и не была нужна.

Тору это обижало. Обижали эти разговоры. Но она смотрела правде в глаза. И правда была суровой.

Зачем он вообще со мной отношения начал? Я же ему все сразу рассказала. Сначала ему это было не важно. А теперь важно. Мне не стоило идти на этот контакт. Сидела бы тихо как мышь, да и всё.

Она не знала, зачем это говорила Кадафи. Наверное, сказать больше было некому. У нее нет близких людей настолько, чтобы она это обсуждала. Да и Кадафи знал ее лучше всех. Они познакомились тогда, когда он стал ее капитаном и когда Тора чуть не угробила обоих своей силой. Опасна не сколько ее сила, сколько голова. Она была безумной. Не отвечала за действия. Подходить было опасно. Она удивлялась, как Кишибе не помер во время их свиданий, ведь было несколько попыток того, что Тора и его чуть не угробила.

Хорошо, что они оба умеют летать. От моего взрыва они в безопасности.

- Если есть возможность всё исправить, то да, я правда хочу. Но Кишибе не должен знать об этом. Если меня все же не вылечат, то я не хочу чтобы он был со мной из чувства долга. Пусть будет лучше свободен и счастлив. Я проживу и одна. Ты знаешь, что я могу.

Отредактировано Mitarashi Aneko (14.01.2024 14:08)

0

5

- У меня, конечно, всё очень плохо с юмором, - Кадафи невесело усмехнулся. Шутить он не любил, не умел, а когда с его губ срывалось что-то, по его мнению, остроумное, то обычно никто не смеялся. Обычно у жертв его шуток наблюдается не приступ смеха, а всплеск адреналина, напряжение сосудов в глазных яблоках и скрежет зубных челюстей. - Но не настолько, чтобы шутить о здоровье близкого человека.
По крайней мере, пока Тора сама не начнет о себе шутить: это послужило бы подсказкой к тому, что Тора действительно преодолела давнюю травму полностью, чтобы относиться к прошлому с легким смехом. Кадафи хватило совести не пытаться искать фраз под шутки даже в мыслях - это было банальной вежливостью к её ситуации, несмотря на нестандартные обстоятельства их знакомства и его продолжения.

Тора доверяла Кадафи, шиноби мог воспользоваться этим для донесения любой информации, но точно не в этот раз, не после разоблачения пристрастий её личного психолога. Не мог Кадафи сказать, что лечение могло дать полный результат, чего не могла обещать и Хазеноки, являющаяся инициатором обмена сообщениями через границу о способе лечения подобных недугов. Тора, можно сказать, её эксперимент. Отношение куноичи, настроенной на получение новых знаний во благо Ивы или ради себя, не радовало Кадафи, который бы удовлетворился спокойствием смирившейся Торы. Жила бы куноичи дальше, как живет сейчас, кому было бы хуже от этого?

- Увы, не подкован в этой области. Хазеноки говорила что-то о сроках, генетическом материале, - Кадафи нахмурился. Он, когда потянулся за одной из многочисленных брошюр, чтобы подробнее изучить теоретическую базу, получил по лбу и был изгнан из лаборатории. Трудно воспринимать столь деликатную информацию на слух, а еще труднее не думать о том, что есть какой-то подвох, о котором Кадафи еще был не в курсе. Он держался за мысль, что это полезно для Ивы. - Решение всё равно принимать тебе. Не мне, не Кишибэ. Это означает что, разумеется, я не стану болтать, можешь не беспокоиться об этом.

Хазеноки сказала ему не намекать Торе о том, что "возможность"  не является стопроцентной. Он с трудом, но сдержал слово. Большую роль, по её словам, играет моральная сторона вопроса. Каким образом - Кадафи не знал, но решил не разочаровывать и не разубеждать Тору, готовую ухватиться на маленькую надежду о новом начале. Все-таки надежда для Торы оказалась важнее, и она согласилась. Подавив глубокий вздох, Кадафи продолжил.

- Приготовь вещи и деньги. Срок твоего "отпуска" - два с половиной месяца, начиная с сегодняшнего дня. Я провожу туда и обратно, но ты не останешься в стране Снега одна: с тобой будет Хазеноки. С собой можно взять еще одного человека.
Поддержка - это важно, но как Кадафи уже догадывался, дело было не только в Торе.  Вот бы Тора не попала в ту же ловушку. Если что-то не получится и если Тора узнает, что для Хазеноки её случай - всего лишь пропуск, то кому-то будет очень больно. Снова.
- У тебя есть время подумать кого еще ты хочешь видеть рядом, все-таки это чужая страна, чужие люди, а большую часть времени ты будешь уязвима. Хазеноки - безусловно сильна, но ... В общем, подумай.

Он ни на что не намекал. Почти.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/29/t11356.png[/icon][nick]Cadaphi[/nick]

+1

6

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Мог ли Кадафи действительно шутить? Нет, он был серьезнее всех на свете. Тора не помнила, когда он вообще мог связать что-либо с юмором. Многим он казался занудным. Но только не ей. Она видела в нем очень ответственного и работоспособного человека. Да и не будем скрывать того, что Кадафи был очень умным. Его ум генерала позволил занять должность самого советника Тсучикаге. Так сказать, правитель, который Серый Кардинал и действуют своими манипуляциями из тени. Тора никогда его за это не осуждала. Политика - всегда опасное и грязное ело. Туда она предпочла не влезать. Потому что была всего лишь солдатом, кто исполняет приказы. Тора взяла печенье и надкусила небольшой кусок. Прожевала его и запила чаем.

- Я знаю, что ты не такой жестокий. По крайней мере, не ко мне, - заключила Тора. К ней Кадафи был жесток только в первый раз когда бросил ее на миссии. Но это было проверкой. Которую они оба чуть не провалили. Из-за ее психологических травм и его дотошного поведения. Потому что он ничего тогда не знал о ней. А когда узнал позже, то они оба покаялись за свои проступки. Девушка не хотела взрывать шахту, а ему не хотелось чтобы они оба там умерли.

- То есть, чем дольше буду думать, тем меньше шанс туда пойти. Так? - внезапно спросила Тора. Шанс был уникальный. С одной стороны не хотелось его упускать. А с другой, девушка сильно боялась неудачи. Возможно не сделай она аборт, то ничего бы не понадобилось этого. Но каково не любить ребенка и жить с ним, напоминая что он всего лишь плод насилия? Не было бы житья ни ей, ни ребенку. Он бы вырос в ненависти и отчаянии. А может и саму Тору потом бы убил за такое детство.

- Пожалуйста, не надо его сюда впутывать. Мне все меньше хочется о нем думать в последнее время, - сказала Тора и отвернулась. Больше ей не хотелось пить чай и есть печенье. У них начался разлад. А слухи вокруг о том, что у него кто-то на стороне есть, лишь усилили сомнения Торы в том, надо ли ей рожать конкретно от внука Куротсучи.

Может есть другой способ чтобы иметь ребенка? Если я вылечусь, может с продвинутой медициной мне смогут как-то по-другому помочь? Я этого не узнаю, если откажусь идти.... Может это шанс?

Тора поднялась. После чаепития она решила помыть посуду и убрать лишнюю еду. После чго вернулась в комнату. Слова Кадафи явно ей не давали должного покоя. И она решила сыграть в его же игру. Все же думают что она его сестра. Пусть дальше думают.

- Ты все еще так же хорош, - сказала Тора и подошла к брюнету, чтобы сесть рядом, - все еще знаешь куда давить и делать лицо, что ты тут не при чем. Но ты всегда так делаешь. И знаешь почему? - Тора внезапно взяла его за руку и посмотрела в глаза, - ты хоть осторожен и решителен, но иногда очень скрытный. Никто не понимает, что у тебя на уме. Ты выворачиваешь так, будто бы твоя идея приходит в голову кому-то еще. И сейчас ты хочешь, чтобы я попросила тебя сама пойти со мной. Потому что ты знаешь что я об этом попрошу. Можешь сейчас сидеть и лицемерно это отрицать и говорить что я не так поняла или же пойти и помочь собрать мне вещи,.... старший брат, - сказала рыжая и поднялась во весь рост. Наверняка Кадафи не ожидал от нее такого напора.

+1

7

- Насчет сроков принятия решения мне ничего не известно, но на твоем месте я бы не затягивал, - объяснил Кадафи. - Вряд ли страна Снега в ближайшее время закроет свои границы для иностранных шиноби, но время нынче неспокойное. Неизвестно что будет завтра.
Кадафи говорил о событиях слишком расплывчато, но Тора наверняка догадывалась, что он знал больше. Раз джонин нашел время на решение личных проблем Торы, то сейчас действительно можно было ему поверить, даже если это всего лишь небольшое затишье перед бурей. Увы, не знал точных сроков этого затишья и сам Кадафи, а потому был крайне осторожен в своих словах.

Кадафи испытал искреннее удивление и, может быть отчасти, гордость за то, что Тора пыталась разгадать за его словами манипулятора. Она уже не была такой же доверчивой, как раньше. Прошлые заслуги и нынешние играли с близкими Кадафи и с ним самим злую шутку: некоторые, наученные горьким опытом, видели во всём подвох. У Торы опыт был ярчайший, практически на каждом этапе жизненного пути. Рыжеволосая куноичи, увы, убеждала себя в том, что Кадафи таким образом хочет сам задержаться в стране Снега, чтобы присматривать за ней.

Кадафи около полминуты потрясенно молчал. Как странно - он почти забыл как это, удивляться. Он бы попытался сделать вид, что Тора права, но в этот раз в стратегии давления на принятие решения не было смысла, шиноби говорил прямо то, что имел в виду. Возможно, он действительно говорил о Кишибэ. Возможно, у Торы есть еще друзья, интересующие ее молодые люди, ведь она молода и красива. Кадафи наклонил голову, тихо засмеялся. Волосы закрыли его лицо.

- Ты перебдила. Нет, я не навязываюсь на слежку за тобой. Я действительно имел в виду человека из круга твоих знакомых. Но я тебя понял, - джонин посерьезнел, перешел на строгий тон. Если войны не было - это не значило, что её никто не ждал. Напряжение в отношениях между странами после действий страны Земли только усилилось. После демонстрации силы и её применения, воцарившееся влияние требует особой внимательности. Тору и её лечение руководство рассматривало только как вклад в будущее, инвестицию, совсем не считаясь с её личными желаниями. Если бы Тора не владела улучшенным геномом - никто бы и не заикнулся о возможности столь длительного отпуска. Но пациент - только сама Тора, о Кадафи речи не шло, он и не врач. - Увы, задержаться на целых два месяца вдали от скрытого Камня мне будет нельзя. Как только я смогу убедиться, что у вас с Хазеноки все устроено как надо - я вернусь в Иву. Два месяца паузы в разведке - довольно опрометчиво и даже непростительно. Если позвать тебе больше некого, то... собираемся.

Кадафи поднялся с места.
- Вещи, говоришь, помочь подготовить. Пойдем, сестренка. Понадобится запас теплой одежды.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/29/t11356.png[/icon][nick]Cadaphi[/nick]

+1

8

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Он имел в виду человека из моих знакомых? У меня их не так много. Да и кого мне звать? Человека, который гуляет к другой женщине? Или бывшую Каге, которой точно фиолетовы сейчас мои проблемы? Или попросить Ооки? Ему вообще уходить из селения нельзя. А больше у меня никого и нет, - подумала Тора и вытащила свою сумку. Она была внутри довольно объемная. В нее вмещалось много чего. Нужно было рассчитывать на то, что это два месяца и одежды надо брать много. Девушка сначала сложила белье и личные вещи гигиены. А затем несколько своих красивых нарядов, сшитых за пару лет. Она ведь носила только то, что сама делала. Ничего не покупала. Разве что ткань.

- Я понимаю. Тебе нельзя так надолго бросать Ооки. Иначе он взорвет что-нибудь своей си четыре или еще чем похуже. Вспыльчивый артист, каким я его помню, - поделилась мыслями Тора. Правнук Дейдары был очень талантлив. Да и с Торой они служили в одном отряде Подрывников. О нем все хорошо отзывались. Хоть и считали тех, кто обладаем элементом взрыва, чутка психопатами. Ну с Торой эта история стала правдой. Он действительна была с нестабильной психикой и взрывала руками тех, кто подходил близко. Долгие годы понадобились чтобы вылечиться. Ко всему прочему, пришлось проходить ад с предательством от Шиори, которая пыталась привязать Тору к себе через манипуляции. Но Тора справилась.
- Возьми мои теплые вещи из шкафа и положи вот сюда, - указала Тора на освободившееся место в сумке, пока она складывала косметику в маленькую косметичку и принадлежности для волос. - Ты так много говоришь о Хазеноки. И почти ничего не говоришь о ком-то другом. Меня это беспокоит. Мне казалось, что тебе понравилась та врач... помнишь? Ну с фиолетовыми волосами. Как же ее звали? Рангику, кажется. Она мне здорово помогла. Такая хорошая девушка. Вот такую тебе надо!

Такое заключение сделала Тора. Она давно не дурочка. Она видела, как брат странно смотрел на ту девушку, которая спасла им обоим жизни. Пускай она была куноичи из Конохи, но Торе она понравилась. Рыжая считала что как раз Рангику могла бы подойти Кадафи как спутница жизни.

Легкая на подъем, ответственная, доброжелательная. Что ему еще надо было? Иногда он такой занудный. Может он к ней подкатил после, а она его отвергла? А теперь не хочет признаваться? Не хочет говорить что просрал свое счастье? Признавайся, брат. Все равно узнаю.

Чтобы было понятно, что Тора ждет ответа от Кадафи, она демонстративно перестала перебирать косметику и закинула ее сверху на теплую сложенную уже, одежду и уставилась голубыми глазами в такие же глаза брюнета. Она таким образом ждала объяснений.

Отредактировано Mitarashi Aneko (01.02.2024 15:03)

+1

9

Осмотр сумки Кадафи не дал никаких подсказок кроме того, что Тора собралась тащить объемную сумку вручную, сама. А как же ниндзюцу? Кажется, для куноичи бытовая жизнь и боевая сильно отличались, причем настолько, что она точно разделяла эти два мира. Кадафи разделять свою сущность со своей жизнью не мог и, на некоторое время задумавшись с подсчетом, вытянул из подсумка несколько пустых свитков. Выбор Торы в одежде он не собирался критиковать - пусть берет что хочет, а на месте наверняка найдется чем дополнить гардероб - главное, чтобы девушка не явилась в чужую страну с пустыми руками. Кажется, Хазеноки говорила что-то про то, что внешний вид и одежда это способ чувствовать себя уверенней. Ни один предмет не вызывал у Кадафи сомнений в его качестве, а значит Тора точно знала в чем выглядит хорошо. Сумка стала значительно легче, когда весь груз оказался "упакован" в пару свитков. Своего часа ждали еще несколько. Помимо личных вещей понадобится еще экипировка, Тора же не забывала об этом?

Разговор плавно перешел от личной жизни "сестренки" к личной жизни Кадафи. Он не умел обсуждать подобные вопросы. Своё смущение шиноби скрыл за хмуро сведенными бровями. Он однажды уже принял решение. Его любовь - это Ива, его подруга - это Тень. Как бы ни было больно, Кадафи ни за что не променяет свою полную и искреннюю верность селению на мимолетную слабость. Это призвание делало его сильнее, хладнокровней с каждым годом его службы. О том, с кем должен он связать свою жизнь, Кадафи ни разу не задумывался. И это точно не будет женщина из другой страны. Сердцем Кадафи понимал и принимал, что отказывается от счастья, сокровища, равного которому в мире больше нет. Он уже смирился с этим давным-давно, уже не больно.

- Хазеноки предана скрытому Камню так же, как и я. У нас с ней общая цель: процветание нашей деревни и страны, - Хазеноки не знала о долгосрочных политических планах Кадафи относительно Ивы, не гадала о действиях джонина против других селений, но понимала каков груз ответственности может быть за любой неверный шаг, какие последствия могут быть в первую же секунду разоблачения его работы. Не задавая вопросов, она дарила ему утешение и облегчение. Он был благодарен и рад, когда женщина сама озвучила сухую правду о том, что, не испытывая привязанности, всего лишь нашла удобного человека для удовлетворения плотских потребностей. - Мне с ней легко.

Как говорится, вспомнишь солнце, вот и лучик: сенсорное восприятие уловило перемещение обладательницы знакомой чакры.
- И, кстати, кажется она сейчас придет. Точно не на чай, надо думать. Мы всё собрали, ничего не забыли? - Кадафи осмотрел имеющиеся кучи вещей, готовый запечатать их свитки.

[nick]Cadaphi[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/29/t11356.png[/icon]

+1

10

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Кадафи оставался таким же скрытным как обычно. Тора уже привыкла к его нудятине и тому что он будет кругами уходить от прямых ответов. Это были, вероятно, издержки его профессии как будущего советника и помощника Каге. К такому не легко привыкнуть, если ты не разделяешь его взглядов и не стремишься его понять. Но Торе это удалось сделать со временем. Она вообще иногда очень терпеливый человек. Но слова названного брата были как-будто бы обреченными. Он выбирал всегда долг, а не любовь. Она и представить не могла что он бы женился на ком-то без любви и прожил бы жизнь с человеком которого не любит.

- Долг превыше всего. Я поняла, - сказала Тора и тут же вздохнула. Огорчил ее Кадафи, нечего сказать. Она все-таки считала что ему нужна более живая куноичи. Рангику как раз была такой. Хазеноки вот она знала плохо. Быть может она всё это затеяла чтобы выслужиться перед братом и понравится Торе? Чтобы Тора приняла ее и одобрила их отношения?

- Есть в мире истории где ниндзя из разных селений строят семью. Да, кто-то переезжает из них, но это же не смертельно. Это таким образом создает мост мира между деревнями и долгий союз. Но да, решать конечно тебе, с кем быть. Просто мне показалось, что в твоих глазах я видела жизнь, когда ты был рядом с Рангику. У нее необычный цвет волос и глаз. У вас были бы красивые дети, - вздохнула куноичи и стала сортировать мелочёвку. Почти всё было сложено. Оставалось мелкое снаряжение. И любимые перчатки Торы. В которых удобно бить врагов, совмещая это с элементом взрыва. Она даже призадумалась о том, как было бы хорошо, если бы ее называли тётя Тора. Ну это если бы у брата были дети от Рангику. Если у нее не было бы свои, она с удовольствием бы сидела с этими детьми и воспитывала их как своих.

- Что?!!! - озарилась Тора. Она чувствовала как раздражение подошло к ее щекам и на лбу появились от злобы морщины, - ты позвал ее сюда и не предупредил меня?! Знаешь, это не очень красиво так подставлять. Ничего, подождет за дверью! - вспылив, фыркнула Тора и отвернулась от брата, упаковывая остатки мелочи в рюкзак.

Очередная его подстава. Не умеет без таких приколов. Оплеуху что ли ему отвесить в следующий раз? - подумала куноичи, как вдруг в ее дверь раздался стук. Точнее, тот стук был повторен два раза.

- Твоя Хазеноки видимо пришла. Что ж, сам тогда иди открывай, - повернулась рыжая с поднятой бровью и сложенными руками по бокам. Она не ожидала, что Кадафи ее позовет без предупреждения, так как Тора думала что его любовь будет их ждать возле ворот, а не заявится сюда.

Интересно, она вообще ревнивая? Видимо да, раз сюда пришла. Вряд ли я ей нравлюсь. Но ради Кадафи она идет мне помогать. Нужно сразу выяснить, что она за человек и могу ли я ей доверить брата. Вдруг она его кинет?

+1

11

Почему Тора напоминала ему о куноичи, о которой Кадафи зарекся думать? Кадафи не мог сильно упираться против фантазий Торы, иначе она что-то заподозрит. Шиноби, вместо сопротивления, тихо хмыкнул, вполголоса подтверждая, что у девушки заметна любовь ко всему яркому и необычному.
Неизвестно, откуда была такая внезапная фиксация на куноичи из Листа, да к тому же вызывающая ревность и даже гнев Торы по отношению к другим девушкам. Причина была в полученной от личного психолога травме? Кадафи не стал обижаться на Тору, но не мог понять её желания свести Кадафи с кем-то из другой деревни.
"Ребяческое упрямство", - решил джонин. У всякого сопротивления есть причина, сейчас Кадафи видел причину в своем отрицательном ответе. Может, пройдет какое-то время, и Тора забудет о Рангику. Кем эта девушка ей приходится? Одной из многих знакомых, на пути ниндзя Торы таких будет еще много.
- В любом случае нам пора. Она правильно сделала, что пришла, - Кадафи не стал говорить о том, что не звал Хазеноки конкретно к адресу Торы, прекрасно понимая откуда Хазеноки известно место жительства "пациентки". Логично, что куноичи, сотрудница отдела допросов и лабораторных исследований, знала куда идти. Джонин оставил Тору наедине с сумками на случай, если девушке нужно было положить несколько личных вещей, о которых брату не нужно было знать. Женские секреты, дневники и прочее - в это Кадафи предусмотрительно не лез и не считал эту привычку проявлением галантности.

***

- Кадафи, - Хазеноки кивнула. Она была без маски, изображая из себя рядовую куноичи, а не человека какой-то особенной системы. Для посторонних - она всего лишь медик. Единицы знали её полный потенциал. Единицы, но, увы, не Тора. Пока что. - Тора согласна? Если да, то нам нужно немедленно в путь, чтобы успеть на паром.
- Успеем, - заверил шиноби. Хазеноки нахмурилась. - Все будет в порядке, если мы будем подниматься и снижаться с высоты в безлюдном месте. Ты сама собрала вещи?
Куноичи утвердительно кивнула, хлопнув ладонью по двум небольшим сумкам на поясе. Очевидно, со свитками. Хазеноки было о чем переживать, но самый главный ответ она уже получила: Тора дала согласие на путешествие в другую страну и медицинское обследование специалистами, которых она не знает. Для куноичи, которой не раз приходилось выходить из зоны комфорта и преодолевать себя - это большой шаг.
- Надеюсь, ты не давил на неё и это только её решение, - тихо сказала Хазеноки. Опыт с Шиори даже для неё, как стороннего наблюдателя и косвенного участника, был неприятным. Хазеноки, сейчас как мать (хотя Кадафи еще не знает об этом), считала, что имела право ставить себя на ступень выше в знании о природе женских решений и поступков. Она даже была агрессивной, и даже гордилась преимуществом того, что у этой агрессии в голосе Кадафи не мог найти причину; он наверняка считал, что гиперопека Хазеноки касалась только Торы. Когда-нибудь он узнает и поймет. - Прости, но это важно. Будущее человека - и может быть не одного - не для политических игр!
Услышав шаги, Хазеноки замолчала, Кадафи не успел дать ответ. Куноичи склонила голову в приветствии.
- Здравствуй, Тора. Извини, что без приглашения. Нас сейчас в скрытом Камне есть чему задержать? - очевидно, Хазеноки волновалась, но это волнение казалось приятным, словно она была рада покинуть пределы селения ниндзя и отправиться куда подальше.

[nick]Hazenoki[/nick][status]понятно, от кого Каину внешность досталась[/status][icon]https://i123.fastpic.org/big/2024/0215/c0/933deb1f14ba134c88620b40ff3d55c0.png[/icon]

+1

12

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Нервный тик одолевал Тору. Она не могла поверить, что Кадафи снова делал так. Хотелось прописать ему леща в жбан. Только это было бы не очень красиво при его новой подруге. Хотя Торе всегда было плевать на красоту момента. Главное - результат. Впрочем, раз она уже заявилась сюда, Торе придется быть просто очень вежливой из-за помощи последней. Куноичи доложила последние вещи и использовала несколь свитков чтобы положить самое тяжелое. Лёгкое же она могла и на своей спине тащить. Например, воду и еду. Девушка услышала звук открывающейся двери. На ее лице появилась ухмылка.

Пришла всё-таки уже. Он не упустит шанса наверняка с ней полюбезничать. Попробую выйти в не очень удобный для них момент, - подумала про себя рыжая. Все-таки брату немного подгадить ей хотелось чисто из-за того, что он так подшутил над ней. Как говорится, око за око, зуб за зуб. И чем его Рангику не устроила? Наверняка налажал в чём-то. Жаль, что не узнаю этого уже, так как в Коноху сама просто так не могу прийти, а он не расскажет.

Куноичи надела рюкзак на плечи. Он не казался ей тяжелым. Повертевшись перед зеркалом, девушка вздохнула. Все такая же высокая с растрёпанными  рыжими волосами и большими синими глазами. И что Кишибе мог в ней найти? Она не понимает. Выждав момент, Тора громко начала шагать в сторону коридора из своей комнаты. Делая вид, что она не пыталась подслушивать, девушка увидела как брат и его пассия сразу замолкли и перевели взгляд на нее.

Замолчали, значит. Ну точно меня обсуждали, как пить дать. Иначе зачем такое долгое молчание? Тора оглядела Хазеноки с ног до головы. Высокая, стройная и темноволосая. Однако глаза другого цвета. Выглядела как красивая фарфоровая кукла, но живая.

- И вам доброго дня, - ответила на это Тора, - я всё собрала и можем идти. Кроме того, я забыла что не поблагодарила Вас, Хазеноки-сан, за помощь с моим психиатром. Знаю, вы вроде дружили. Но она мне вредила и я от нее избавилась. Надеюсь, что не злитесь на это и ваше искреннее желание мне помочь с моей проблемой не несет ответной мести за такую услугу.

Тора решила сразу всё сказать. Пускай брат слышит. Ей таить уже нечего. Она и не хотела больше быть жертвой очередного обмана. Кадафи это было больше всех известно. Вот только он молчал как партизан.

Скажи же что-нибудь! Бесишь!

+1

13

Как и всегда, Тора оправдывала суть своего имени и, хоть не демонстративно показывала зубы, шипела как тигренок. Даже не понимала как волосы у нее вздыбились на макушке из-за нервного возбуждения. Кадафи не психолог, Кадафи ничего не понимал и не искал способов понять. Он прекрасно знал уязвимость в этом своем положении, но не сдавался ей, а твердо стоял на своём: угрюмо молчал, демонстрируя своим примером то, что сейчас, в ситуации общей цели всей троицы, нет места разборкам. Есть Дело. Если Тора и Хазеноки захотят поговорить по душам - уж лучше пусть это пройдет без его, Кадафи, участия. Если он вдруг попытается гнуть свою линию вслух, то скорее Тора обидится, разозлится и откажется от путешествия себе же во вред. Парадоксально, из этой самой вредности.

На мгновение Хазеноки и Кадафи встретились взглядами.
- Мне жаль, что моя подруга причинила тебе боль, - Хазеноки соврала, чтобы угодить настроению Торы. Они с Шиори не были подругами, хорошими знакомыми, да, но не в том понятии, в которое вкладывают настоящий смысл дружбы - когда человеку доверяешь свою жизнь. По сути, друзей у куноичи вообще не было: не в её стезе, где каждый шаг мог отслеживаться и оцениваться. Как и Кадафи, Хазеноки тоже ничего не понимала во внезапном возмущении "пациентки", но понимала что по какой-то причине в ней видят то ли угрозу, то ли конкурентку. На что же, в глазах Торы, Хазеноки уже возложила свои руки, отчего та была сильно против? - Она уже понесла ответственность за свои действия. Может, когда-нибудь ты сможешь найти силы в своем сердце простить её. Сейчас не думай об этом, потому что очень много сил понадобится для другого. Подумай лучше о себе.

Куноичи улыбнулась. К Торе она не испытывала тех же ярких чувств, какие Тора испытывала к ней. Возможно, даже сам Кадафи что-то не договаривал, а Хазеноки не торопилась спрашивать: достаточно повзрослела, чтобы видеть в тайнах, насильно выщербленных из души, не благо, а проклятье.
У порога дома им больше нечего было делать. Уже через несколько минут троица провела документальные разрешения через руки чунинов у главных ворот, а за пределами скрытого селения, в безлюдном месте, Кадафи поднял обеих девушек в полет за облака. Начало мая.
- Будет немного холодно, но недолго, потерпите, - произнес, наконец, джонин за долгое время воздержания от высказываний.

[nick]Cadaphi[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/29/t11356.png[/icon]

+1

14

[nick]Tora[/nick][status]Взрывная психопатка[/status][icon]https://i.ibb.co/h959y6K/photoeditorsdk-export-55.png[/icon]

Мысли почему-то не хотели матереализоваться. Кадафи ее не слышал. Не слышал, что Тора ему своим гневным видом говорила. Ярко-голубые, почти синие, глаза дёргались в нервном тике, а он все равно молчал. Или просто делал вид что ничего совсем не видит. Впрочем, он никогда не хотел вставать в женских разговорах третьим. Не надо ему это. Ему легче отсидеться в стороне, пока буря еще свежа.

Она назвала ее подругой? Искренне или чтобы перед братом выслужиться? Делает такое виноватое лицо. Все ясно: это показуха для брата. Сделаю вид что ей поверю. Ненадолго.

- Да, причинила. Да такую, что мое насилие по сравнению с этим всего лишь оторванный листочек, - сказала Тора. Ее тон внезапно стал безжизненным, но почему-то жестким. Раньше она не могла быть такой. Но обстоятельства как-будто ее встряхивали из-за прошлого и того, что она пережила ранее. Как-будто весь ком несчастий сделался большим и Тора, словно кошка, царапала и пинала его как мяч, стараясь проткнуть когтями.

- Извини, но я никогда не прощу ее. Она чуть не убила Кадафи. Знаешь такого? Вон он, стоит позади тебя. А еще шантажировала меня и пыталась убить Кишибе. Не видать ей моего прощения. Пускай сгниет там, куда ее отправили, - снова жесткий тон с долей нервозности. Тот день Тора запомнила навсегда. Манипуляции, чужие убеждения. А еще она рассталась со своими золотыми браслетами. Они больше не украшали запястья, что были в шрамах. Теперь всё было в открытом доступе. Тора ими пожертвовала ради дорогих людей. Наверное тогда ей было очень страшно. Страха было столько что день изнасилования не казался ей каторгой больше чем это.

- Спасибо за совет. Подумаю над этим, - сказала рыжая как отрезала. Сейчас она и правда хотела думать о лечении. Она хотела ребенка. А родить не могла из-за последствий. Последний шанс дальше передать геномную кровь. Когда они отошли от дома, девушка специально шла последней. Она мысленно прощалась с родным местом и хотела сюда вернуться уже здоровой. Деревня и ее окрестности отдалялись всё больше в глазах Торы. На выходе Тора прошла проверку по документам и когда уже надо было отправляться, она хотела это сделать по земле. Но брат решил иначе, чем ее разозлил.

- Опять эта ваша общая техника, - недовольно сказала куноичи. Волновал ее не холод, а способ передвижения. После знакомства с Кишибе и его приколом с такой же техникой, девушка чуть не навернулась. Она же летать не умела. Да и кое-кто ей под юбку пялил глазами в первое же совместное задание.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки » [FB] Найти лекарство. 611 год. 01.05


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно