В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » закон и порядок, С, 09-10.06.625


закон и порядок, С, 09-10.06.625

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

закон и порядок

Дата, время: 9-10 июня 625
Участники: Kenji & Sabaku no Saeko
Страна, местность: сунагакуре
Тип (миссия, сюжет): миссия
Ссылка на миссию/квест: Миссии и квесты
Описание: многообещающие чада Казекаге выходят на патруль

https://i.pinimg.com/564x/e6/b6/d4/e6b6d49fcfa035f4febf9537e7b3aaf0.jpg

Отредактировано Sabaku no Saeko (05.01.2024 17:43)

0

2

[indent] кулак заживал медленнее, чем рассчитывалось; зарубцевавшиеся костяшки всё ещё немного зудели, а выбитый сустав пальца — пусть и был вправлен — всё ещё напоминал о себе короткой тянущейся болью; ожидая сестру, Кенджи шизотипически вглядывается в обе свои кисти — в болезненную и в ту, что никогда не заболит.

[indent] из созерцательных затупов его выдёргивает тихий девичий шаг, доносящийся с другой стороны коридора:

[indent] "саеко", — сестру он не видел достаточно давно.

[indent] <..> и, стоило признать, за время их расставания она успела похорошеть — в её силуэте постепенно начиналось чувствоваться не только внешнее сходство с матерью, но и другое.. неуловимое и метафорическое — какое-то подобие "статности", из-за которой обычные мальчики часто отводят от девушки взгляд; вернее, зачаток "статности" — сестре всего лишь двенадцать; забавно — Кенджи был уверен, что вот он, в свою очередь, не похож ни на кого. и этим — он безмерно гордился.

[indent] сестру, тем временем, одёрнул какой-то *шиноби-в-жилетке*, и о чём он с ней говорил Кенджи не слышал — ему, если честно, было и не особо интересно; он достал онигири и принялся его есть.

[indent] вообще, вопреки расхожему мнению — в том числе, мнению самой Саеко — он её любил; возможно, даже больше матери; правда, об этом он не имеет привычки говорить вслух, предпочитая словам поступки. так, поймав на себе взгляд Саеко, он продемонстрировал ей содержимое своего набитого рта, улыбаясь — так он доказывал свою любовь.

[indent] ___________

[indent] — я побоялся заходить к матери без тебя, — то есть, поленился.

[indent] <..> — я, в общем-то, и с тобой боюсь...

[indent] <..> — в общем, да, разберись там сама.

[indent] <..> — у меня есть дела поважнее.

[indent] <..> бросил он, демонстративно вглядываясь в ягодицы проходившей мимо девочки-клерка — возможно, *кое на кого* Кенджи всё-таки был очень похож.

Отредактировано Kenji (05.01.2024 18:34)

+2

3

Братья нужны для того, чтобы быть придурками. Даже если эти братья - страшие. Саеко прекрасно знает, что ее брат - придурок. И, в то же время, только один придурок может понять другого.

Она не знала, почему его присутствие сейчас в коридоах Резиденции было для нее настолько удивительным. Казалось бы, они в одном доме живут, только через коридор. Вот только между матерью, которая вставала задолго до восхода солнца и братом, который дрых днем и потом воскресал в ночи, семья Пустынных видела друг-друга только на торжественных мероприятиях да похоронах. Ну и вот сегодня, видимо, они встретятся в кабинете.

Куноичи на мгновение всмотрелась в содержимое рта Кенджи, которое он ей так старательно показывал, пытаясь понять, что именно он там такое ест.

- Она хочет увидеть нас лично? Хм, - с тех самых пор, как волей выходки Саеко ее команда лишилась жизни, Саюри в основном не выдавала ей миссий и вовсе - только позволяла подбирать какие-то низкоранговые и, скажем прямо, унизительные задания, которые скапливались в ящиках секретаря. - Советую тебе сменить диету, в твоей этой каше очень много сахара. - Однако, Кенджи не смотрел на нее - он смотрел на ягодицы мимо проходящей девушки.

Саеко, не пропустив и лишней секунды, дала своему брату легкую оплеуху. Хорошо, что она всегда была немного быстрее песка этого оболдуя.

- Хватит пялиться. И ты идешь со мной.

На этой ноте она, в общем-то, и постучалась в кабинет своей матери, прежде чем открыть дверь. Саюри же, вне сомнения, уже давно чувствовала присутствие обоих своих неудачных детей. И она приподнимала на них свой глубокий взгляд, медленно обволакивая им обоих, будто бы пытаясь понять, что с ними произошло. Да, в общем-то, ничего нового.

Может, именно для этого Саюри и призвала их сейчас на миссию? Чтобы проверить, что они все еще были живы и иногда даже и разговаривали друг с другом как положено если не сиблингам, то коллегам? Возможно.

- Ваше задание сегодня - патрулировать улицы селения до рассвета, - сообщила Каекаге, протягивая им вперед свиток. Саеко сделала несколько шагов вперед, взяв его в руки. И это все? Для этого их нужно было призвать в кабинет? Этого не мог сделать секретарь?

- Хм, - второй раз за несколько минут. - Хорошо.

+1

4

[indent] — это не каша, — отвечает он с набитым ртом сестрёнке, — это онигири.

[indent] — ты думаешь, что там слишком много сахара, потому что я слишком сладок сам по себе.

[indent] <..> после этой фразы из его рта вылетает кусок не пережёванного лосося, облепленного слюной и рисом.

[indent] а далее — следует дружеский подзатыльник, что своей силой умудряется испортить и причёску Кенджи, и  [на мгновенье] всё его дружелюбное отношение к Саеко; он без труда подавляет свой припадок ярости — однако, его выдаёт тот самый его "демонический" глаз, сквозь взгляд которого и считывались все спонтанные намерения Кенджи относительно его сестры. к счастью, подзатыльник испортил причёску именно так, чтобы чёлка закрыла нужный глаз — Саеко не увидела его взгляда; только идиотскую улыбку Кенджи, что зашёл вслед за ней в кабинет матери.

[indent] мать выдала задание, и от Кенджи требовалось подтвердить его принятие молчаливым согласие; без труда — но Кенджи заговорил:

[indent] — даже слишком, — бессмысленно иронизирует Кенджи, подхватывая последнюю фразу Саеко, — боюсь, нам нужно подкрепление.

[indent] шутка не была оценена женским коллективом комнаты, но один из джоунинов-охранников, мужчина — всё же — не сумел сдержать смешок, отчего Кенджи покинул комнату матери с видом победителя; с таким же видом он покинул и резиденции совсем.

[indent] <..> с таким же видом он покинет и селение.

[indent] — думаю, мы будем выглядеть круче, если будем идти с собаками... — он бросает Саеко, наконец-то поправляя свою прическу после того, как она была испорчена сестрой, — мы будем, знаешь, не как обычные шиноби — мы будем как настоящие полицейские.

[indent] <..> — ведь, если подумать, что угодно лучше, чем быть обычным шиноби.

[indent] наверное, эта фраза была лишней, и едва ли Саеко была готова к подобному роду юмора; тому самому роду юмора, где шутки-то и нет. ведь, если подумать, Кенджи и вправду хотел быть кем угодно, но только не обычным шиноби.

[indent] — ну а ты что, — он начинает шагать, формируя начала патруля, — хочешь быть обычным шиноби? или всё-таки сильным? ну, как мать там, как отец...

[indent] <..> мимо проносятся люди, своими массами хоть немного, но скрывая уродство Скрытого Песка; толпам в этом помогал и вечереющий свет; на этот сумрак Кенджи и поспешил сослаться, желая пройти мимо мелкой пьяной стычки — такая ерунда не стоит и секунды времени, но что об этом думает Саеко? он недовольно закатывает глаза, осознавая, что сейчас им — вероятно — придётся вписываться в разговор с алкашами, потому что ведь наверняка его сестра более ответственна, чем он.

+1

5

Брат обнажал их страхи уверенно, самодовольно. Ронял свои неосторожные слова точно так же, как уронил онигири на пол резиденции. Что-то внутри клокотало, ломалось, и Саеко знает, он это сделал - специально. Что угодно лучше, чем быть "обычным" шиноби. Правда ли это? Верит ли Саеко, действительно, в эти слова? Верит ли в то, что она хоть когда-нибудь станет и правда такой сильной как мать? Как отец? Или так и будет до конца своей жизни патрулировать улицы селения от пьяниц?

- Я не думаю, что мы хоть когда-нибудь могли бы быть обычными шиноби, - хмуро уронила она в ответ, и в этом была чистая правда. Саеко вообще, на самом деле, не любила врать, тем более брату. Он задыхался под давлением тех же самых обязательств, только справлялся с ним иначе. Но зато справлялся. Дети двух дейс вующих Каге не могли быть посредственными, это как факт. Но доживут ли они хоть когда-нибудь до настоящих высот? - Но тебе хоть песок достался, в отличие от некоторых. - А ей что досталось? Упрямство и запас чакры с гулькин нос. От папы.

Селение звало ее гением, но почему-то своей гениальности Саеко никогда не ощущала.

Она застыла, всматриваясь в одну из тонких улочек, на которые пьяные крики не звучали как дружеские. И втянула в себя воздух, ощущая горечь дешевого алкоголя и всматриваясь в силуэт мужика, в руке которого застыл нож. Липкая кровь, что в отражении его зрачков тянулась красноватым мёдом по брусчатке, впиталась в подошвы его обуви, и для него она — свежая, непросохшая краска, чей сырой металлический фетор привычен носу. Однако, пока что этот нож был чист. Но надолго ли? Прямо перед ним, против шершавой стену, скрючился еще один человек.

Саеко тяжело выдыхает воздух из легких. Кенджи совершенно прав. Она не может пройти мимо.

- Не хочешь покрасоваться своими способностями? - Спрашивает глухо, скользя глазами по окаменелым изгибам потемневшей в ночи улицы. - От песка они убегут сразу, а девочку с моей внешностью едва ли станут воспринимать всерьез. - А применять настоящую силу ей сегодня не хотелось.

+1

6

[indent] — нет, не хочу, — лениво бросает Кенджи и, как бы инстинктивно подтверждая свои слова, он преобразует ворот своей походной водолазки в повязку, скрывающую добрую половину его лица, — я не из тех, кто любит красоваться.

[indent] [это — абсолютная, абсурдная ложь, но Кенджи подаёт её так уверенно, что невозможно определить всё-таки врёт он или верит в этот откровенный бред]

[indent] <..> Саеко ссылается на Песчаные техники Кенджи, и он реагирует на это недовольным смешком — он предпочёл бы, чтобы она высказалась о его навыках марионеточника; похвала этой его способности — она была бы куда более приятной.

[indent] тем не менее, он мог выделываться сколько его душе угодно, но правда оставалась неприглядной: один из выпивох был вооружён, другой — валялся скрученным близ одной из стен; пока что нож преступника был чистым, но обувь — уже в крови; в общем, выглядело всё уже слишком напряжно и запутанно, чтобы в это влезать, но миссия есть миссия.

[indent] — пока я жил в Листе, отец обучал меня фармацевтики и токсикологии.

[indent] <..> — сделать из меня полноценного Ирьёнина он не успел, но что-то в медицине я понимаю.

[indent] <..> — я осмотрю раненого, а ты займёшься допросом.

[indent] заприметив приближение шиноби, вооружённый алкаш постарался рефлекторно спрятать нож в кармане и попятиться, готовясь удрать, однако вовремя одумался; окружавшие его собутыльники отошли на пару шагов по разным сторонам, образу импровизированный полукруг — кажется, подозреваемый всего один, и он уже не думал убегать; умный парень; они с Саеко пусть и не выглядели устрашающе, но конкретно этот хуй понимал, что скрыться не получится — видимо, не первый раз сталкивается с шиноби; может быть, рецидивист.

[indent] склонившись над раненым, Кенджи заглядывает в глаза — в них не осталось и намёка на жизнь; расстегнув его куртку, Кенджи обнаруживает колотую рану в районе печени... это уже было тревожно — пришлось спиздить у трупа из внутреннего кармана его сигареты, чтобы успокоить себя. правда, покурить при Саеко не получится; Кенджи прячет сигареты в свою поясную сумку, приближаясь к сестре, что уже проводила первичный опрос.

[indent] — его убили; совсем недавно, ударом в печень, — говорит он шёпотом на ухо сестре, приобнимая её за плечо.

[indent] — с большей степенью вероятности это означает, что он умер от потери крови... и перед смертью очень долго и громко кричал, так как это очень болезненное ранение.

[indent] — кровь, при этом, как ты видишь, только на обуви подозреваемого, а криков мы не слышали...

[indent] <..> — дальше думай сама — может, отец обучал тебя следствию или что-то такое.

[indent] [всё-таки силовиком из родителей был именно отец, а Саеко... с точки зрения навыков получилась в него]

[indent] закончив, Кенджи достал ещё один онигири и снова снял маску, принявшись есть, желая с набитым ртом понаблюдать, как Саеко разберётся с этой ситуацией.

Отредактировано Kenji (09.01.2024 04:49)

+1

7

Во-первых, в Листе они жили вдвоем. Во-вторых, с чего это Кенджи решил, что он тут должен командовать. В третьих, его нежелание относиться к ситуации серьезно уже в которых раз заставляло Саеко дергать плечом от раздражения, и даже приподнимать уголок губ практически в оскале. Ну и в четвертых, она прекрасно знала, что брат врал - он любил красоваться, особенно перед девочками. Только девочек здесь не было, вот и не стал.

Под ложечкой что-то засосало. Возможно, от мысли о том, что отцу Кенджи нравился больше, чем его младшая дочь - а то вдруг они так много времени проводили вместе? Фармацевтике учились? Ревность горела в груди где-то рядом с раздражением, и очень захотелось заехать кому-нибудь по лицу. Главное - не Кенджи, потому что он не мог догадаться в том, насколько именно неуверенной в себе была его сестра. Почему-то мысль о том, что вместо фармацевтики отец ее учил призыву и техникам молнии ее не успокаивала.

Завидев шиноби, пьяницы будто бы протрезвели - попятились назад, и Саеко громко цокнула языком, направившись вперед, в узкий переулок. Слишком послушные, таким по лицу не заедешь.

- Что здесь произошло? - Поинтересовалась она у мужчины, что в панике пытался припрятать нож куда подальше в своей карман. Как будто куноичи перед ним была слепая. Смешно, конечно - огромный мужлан при виде маленькой девочки дрожит и пятится. Саеко - делает широкий шаг вперед, припирая его в стену.

- Да ничего, мы его просто тут нашли! Хотели в больницу его нести! - Саеко хватается левой рукой за его кисть, вытаскивая из его кармана его широкую ладонь, что все еще сжимает нож. Как ни странно, нож - чистый. Может, он и прав был.

- Ты меня за дуру держишь? Ты всегда помощь с ножом предлагаешь? - Это должен был быть обычный путраль. Обычный. А под их ногами уже труп. В их подошвы уже впитывается его кровь и... подождите. Саеко смотрит вниз, под ноги. Под ноги, в которые не впитывалась кровь. Потому что кровь уже высохла. "Странно."

Её лопаток касаются тёплые пальцы. Саеко - вздрагивает от прикосновения, но не дергается. Она не любит говорить о том, что от любого чужого прикосновения со времен того самого похищения по ней будто ток пробегает. Даже от прикоснования брата.

Но Саеко - замирает от того, насколько в голове ничего не складывается. Настолько, что не фиксирует больше внимания на чужой руке на своем плече. Если честно, на мгновение она даже забыла о чувстве собственной ущербности. "Интересно как." Мужчина умер недавно, но при этом достаточно давно, чтобы кровь высохла. Криков они тоже не слышали, значит прошло уже как минимум несколько минут если не пол часа. Если не час. Почему кровь впиталась только в ботинки этого мужчины? Почему его нож чист?

- Ты видел, кто его убил, - не вопрос - факт. - Ты стоял настолько близко, что в твои подошвы кровь впиталась. Эти, - она резко мотнула головой в сторону других присутствующих, позволяя выбившимся вьющимся волосам ласкать ее скулы, - заметили тебя и пришли вмешаться. От них не разит алкоголем, они не успели зайти в таверну. - Ее нос не обмануть даже тогда, когда в локации воняет смертью, кровью, и мочой. От запаха, если честно, барабанило прямо в мозгу. - Но нож ты воткнуть не успел. Ты кого-то покрываешь, да? Кого-то, кто тебе обещал много денег? Или, наоборот, чем то угрожает? Так вот, поверь мне, мы - страшнее.

- Н-нет, - его голос дрожал, и Саеко угрожающе наклонила голову вбок. Задачи ей решать нравилось. Но когда кто-то не дает ей правильный ответ на вопрос ей не нравилось. - Это был я, я просто нож вытер о карман. - Саеко не верит и единому слову, но она опускает взгляд на его карман. Следов крови на нем нет. Снова доказательство вранья.

Мужик не успел и моргнуть, когда кулак куноичи столкнулся с его скулой. Она была осторожна - ничего не хотела сломать. Но мужик, не то от силы и скорости удара, не от от неожиданности, тут же повалился на пол. Отлично, так за ним с высоты своего кукольного роста Саеко было смотреть гораздо проще. И было очень приятно кого-то, наконец, ударить. Стало полегче.

- Неправильный ответ. Попробуешь еще раз?

+1

8

[indent] Во-первых, из слов Кенджи никак не следовало, что они с Саеко жили в Листе не вместе. Во-вторых — он старший брат [так сказать, абсолютное половозрастное преимущество], а потому он будет пытаться командовать, даже несмотря на то, что экспы им въёбано чувствительно меньше в свой билд.

[indent] <..> В-третьих, Кенджи был серьёзен, но просто не спешил этим кичиться — более того, да, он всем своим видом отвергал свой профессионализм. Так, напускные распиздяйство и глупость, если подумать, есть одна из элементарных, но крайне эффективных психологических уловок, позволяющих не только пустить пыль в глаза оппоненту в сражении или диалоге, притупляя его бдительность, но и возвысить во вражеских глазах своего соратника, подпитывая его уверенность в себе... Как бы Кенджи комично не выглядел, но именно он добыл большую часть сведений, что у них с Саеко сейчас на руках.

[indent] <..> В-четвёртых, Кенджи красовался. Правда, в отсутствии аудитории, разделяющей его представление о *крутизне*, он был вынужден это делать исключительно и только для себя. Что же, Саеко пока что — очевидно — не мать, и не видит всей той глубинной харизмы в таком виде поведения, непроизвольно скопированном Кенджи с отца.

[indent] Что, в свою очередь, было схожим у Саеко с отцом, так это нетерпеливость — её кровь закипела, едва подозреваемый обронил вторую из своих очевидно лживых фраз. Следует хлёсткий — но всё ещё девчачий — удар, укладывающий мужика на лопатки, и Кенджи начинает теряться: подобное уже походило не на допрос, сколько на утоление садистских наклонностей его сестры, тотчас принявшейся наслаждаться ситуацией, при которой она смотрела на подозреваемого сверху и вниз. Да, Саеко и не пыталась скрывать, сколько удовольствия принёс ей этот удар.

[indent] — Наша работа тут закончена, — Кенджи строго обращается к сестре, давая понять, что возражений он не примет.

[indent] <..> К переулку подваливает отряд гражданской полиции, сотрудником которой и предстоит заняться расследованием.

[indent] — Мы — патрульные, и мы свои задачи выполнили. Следствием займётся полиция.

[indent] Передав сведения сотрудникам правопорядка, Кенджи и Саеко последовали далее по улицам.

[indent] Обстановка предстаёт сравнительно тихой, и, кажется, ничего не предвещает дополнительной работы — Кенджи умудряется сфокусироваться на своих мыслях, осознавая, что поведение сестры будто бы выглядит тревожным... Не настолько тревожным, как, например, его личные размышления, преисполненные ненавистью ко всему окружающему, но достаточно тревожными, чтобы захотелось вмешаться с позиции *старшего* из двух детей.

[indent] <..> Так, Саеко не брезгует попытками самоутвердиться за счёт Кенджи. Саеко болезненно реагирует на его вполне обычные прикосновения. Саеко наслаждается нанесением ударов по человеку, что — пусть и подозревался в убийстве — но не мог дать сдачи... Рядовые реплики Кенджи об отце спровоцировали иррациональную ревность у сестры, а уже её реплики о Песке, доставшемся Кенджи от матери, тоже звучали... Болезненно. Как и ещё ряд моментов, что Кенджи не успел обдумать.

[indent] Он всё-таки любит свою сестру, а потому следует достаточно эгоистичной позиции, при которой он мог позволить *страдать* и *загоняться* только себе, но не Саеко. Проблема в том, что он решительно не понимал, как с ней об этом говорить — вышло так, как вышло:

[indent] — Проблемы с самооценкой?

[indent] — Я буду рад тебе помочь.

[indent] — Главное: прекрати закрываться в себе.

+1

9

- Нет, не закончена, - роняет Саеко с удивительным спокойствием, приседая рядом с поверженным противником на корточки. Он - потирает скулу. Она - ожидает ответа, чуть наклоняя голову вбок и отмечая то, что удар она выверила превосходно.

- Э-это был Ганачи, - Саеко кивает, не теряя мысли о том, что он, вполне возможно, до сих пор врет. Однако, сейчас они как будто вышли на некое понятие диалога, и отсюда идти дальше уже будет просто. Ганачи - она, кстати, уже слышала это имя раньше. Кажется, в какой-то момент он был мелькал в продаже наркотиков. Каких именно куноичи, говоря по правде, особо не понимала - надо было, наверное, вернуться к знакомым в оранжерею и поинтересоваться о свойствах у них.

Хотя едва ли новости о том, что девочка интересуется о наркотиках, не дойдут до ее матери. Иногда ей казалось, что она рыбка в аквариуме в этом селении.

- Он не заплатил? - Мужчина мотал головой, и Саеко могла отвечать лишь продолжительным "хм". - А ты в этом как замешан? - К сожалению, ответа на свой вопрос она не узнает - на место преступления, наконец, прибыла полиция. Что же, им к этой ситуации - не привыкать. Любопытство быть модет и зачесалось где-то под ложечкой, но до довести подобного рода дело до конца у них почти никогда не получалось. - Поговоришь с ними? А то я вернусь. - Мужчина уверенно кивал, пока Саеко выпрямлялась, чтобы сообщить полиции о том, что здесь произошло и  кто в этом мог быть замешан.

А затем - сиблинги продолжили свое движение по селению, на которое вместе с заходящим солнцем опускался холод. Вместе с холодом - какие-то странные разговоры.

- Проблемы с самооценкой? - Только ее брат, наверное, мог задать подобного рода вопрос и человеку прямо в лицо.

- Ты о себе или?.. - Легко парировала она, отмечая про себя, что подобного рода ответ, скорее всего, только подтверждал его догадки. Смысла спорить - не было. Брат и без того должен был прекрасно понимать, что именно она чувствует о почему. И, к сожалению, только брат мог действительно ее понять. И видеть сквозь ее вуали холодной уверенности.

Правда была в том, что иногда Саеко кажется, что ее запечатывают в стеклянную коробку, хватают за волосы, поднимают голову и говорят: "Смотри". Смотри, ради чего ты должна быть сильной. Смотри, ради чего ты должна бороться. Смотри, как ты должна себя вести, как ты должна говорить, каким лидером ты должна быть. И через стены этой стеклянной коробки на нее смотрят все. Видят каждое ее восхождение (которое никого не интересует). И видят каждую ее ошибку.

И начинается. Смотри, твоя выдержка ни к черту. Твоя смелость ни черту. Твоя стойкость ни к черту. Ты вся сейчас — ни к черту. Потому что ты ошиблась. Сейчас - Саеко чувствует - ее пытается осудить даже Кенджи, прикрываясь каким-то призраком не то заботы не то еще чего. Под кожей не должно быть ни льда, ни зуда, ни тягучей тоски. Ничего, что могло бы разрушить прочную пирамиду предназначения — она была выстроена в ней уверенной рукой матери. Камень к камню, убеждение к убеждению, ценность к ценности. Она думала, что ее фундамент крепок.

- Я не знаю, чем ты именно предлагаешь помочь. - Нырнувший однажды на дно рискует захлебнуться. Успел ли и сам Кенджи уже выползти на берег, или предлагает ей помощь пока сам еще не ясно в чем барахтается?

+1

10

[indent] — Я тоже не знаю.

[indent] <..> Ощущая большой дискомфорт от произошедшей беседы, Кенджи отстранёно косится куда-то в сторону, желая так преодолеть гипертрофированную серьёзность его младшей Саюри. Не то чтобы он ожидал от своей сестры какого-то развёрнутого ответа на его пространную и по-своему грубую фразу, но выбранная Саеко ответная реплика его всё же умудрилась разочаровать. Спонтанная досада сменяется кроткой вспышкой злобы, смешанной с презрением к младшей сестре. И если злобу Кенджи уже был обучен скрывать, то с презрением получалось хуже - Саеко могла явственно ощущать это чувство во взгляде её брата; во взгляде — сейчас — направленном на неё.

[indent] — В любом случае, все твои проблемы — они все в твоей голове, — после этой фразы стоило бы остановиться, но Кенджи продолжал высказывать своё недовольство, — и стоит разбираться именно с ними, а не срываться, самоутверждаясь, на никчёмных забулдыг, устроивших пьяную поножовщину.

[indent] Кенджи концептуально не понимает возможности получения удовольствия от победы над слабыми [прописано в био!] соперниками, и эта  идиотская [по его меркам] вспышка счастья, пронзившая предпубертатный силуэт Саеко, едва та свалила ударом того алкаша... Нет, Кенджи точно не мог так просто примириться с таким поведением человека, в котором ему привычнее видеть родственную душу; тем более, не после того, как Саеко ослушалась его приказа закончить свой садистский раж.

[indent] <..> Одна из дворовых кошек, гонясь за крысой, опрокидывает пакет с мусором, небрежно поставленный около глиняной урны.

[indent] — Гляди, — фыркает Кенджи, указывая на кошку, — *нарушение общественного порядка*.

[indent] — Можешь пойти и отпиздить ещё и её.

[indent] <..> Итак — Кенджи перегнул, и он осознаёт это сам. Уткнув руки в свои бока, он раздосадованно выдыхает, наклоняя лицо вниз. Первое, что приходит на ум - пытаться уповать на свои нежные чувства к сестре, чтобы сгладить обстановку и аккуратно извиниться, но эту мысль приходится сразу отбросить: какой бы искренней эта мысль ни была, она едва ли уместна сейчас. Тем более, Саеко умна - таким людям свойственно ставить под сомнение даже безоговорочные факты; даже такие как феномен *братской любви*.

[indent] — Проблема не в том, что ты так себя ведёшь... — Кенджи продолжает следить за кошкой, что лапой пытается вытащить из-под мусорки крысу, — проблема в том, почему ты так себя ведёшь.

[indent] — Короче...

[indent] <..> Кошка примиряется с невозможностью поимки грызуна, удаляясь куда-то вглубь переулка, и Кенджи воспринимает это как совет:

[indent] — Забей, — выдыхает Кенджи, полный решимости сказать самую мерзкую из фраз; её и говорит, — подрастёшь-поймёшь.

[indent] — Пошли дальше пиздить алкашей.

[indent] <..> В последней фразе звучало столько снисходительного и обесценивающего пренебрежения, сколько Саеко - вероятно - не слышала в своей жизни никогда, нигде и ни от кого.

[indent] — Там, метрах в пятидесяти на запад, как раз какие-то странные вопли.

Отредактировано Kenji (21.01.2024 03:15)

+1

11

Саеко не знала, от чего Кенджи решил, что ей захотелось как-то самоутвердиться за счет того мужчины. Всё, что она сделала - это в разы ускорила процесс допроса и достала информацию о достаточно широко распространенном в их селении наркотике, который скоро станет проблемой. Выпустила при этом пар, конечно, но это было скорее приятным бонусом чем целью.

Но то отвращение, с которым на неё смотрел собственный старший брат, давало понять, что говорить с ним о чем-то было априори бесполезно. Он уже давно решил, что он прав. Что он каким-то образом был лучше, умнее, правильнее. Смысл сейчас было сотрясать воздух? Этот человек, что на её глазах выкарабкался из притворной личины, как из скорлупы, и сказал то, чего не должен был — он смотрит так серьёзно. Так грустно и открыто, как никогда не мог бы себе раньше позволить.

Более того, он решил продолжить копать свою могилу глубже, от чего-то продолжая кидаться не то оскорблениями, не то шутками, которые упирались в непробиваемую стену молчания сестры и тонкую дугу ее приподнятых в саркастическом удивлении бровей. "Ты закончил?"

В какой-то момент она пыталась понять, была ли эта его вспышка слов какой-то его попыткой рефлекссии. Может быть, таким образом он пытался как-то облачить в слова свои собственные чувства никчемности, с которой он так и не свыкся? Потом понимала, что нет. Он и правда решил залезть на какую-то башню высоких моральных устоев, подсчитать, что он имел хоть какое-то право раскидываться здесь приказами, и затем проецировал свои собственные проблемы на сестру. Сестру, которая, впрочем, сейчас не могла испытывать к Кенджи ничего, кроме жалости.

В конце-концов, он решил самоутвердиться засчет младшей сестры.

- Предлагаю закончить этот патруль молча, - уронила куноичи, отворачиваясь от Кенджи и продолжая движение вперед - на звук. Странные вопли, которые он услышал, оказались группой девочек, одна из которых выходила замуж. Девочкам лет по восемнадцать, и они явно не знали, как именно им вести себя с алкоголем. Помимо того, что у них всех завтра будет болеть голова, проблем с происходящим в ситуации не было.

Оба Пустынных прошли дальше. Улицы оставались спокойны.

Отредактировано Sabaku no Saeko (21.01.2024 11:39)

+1

12

[indent] Спорить с ней было бесполезно - она слишком похожа на мать. Даже более, чем просто "слишком", учитывая возраст Саеко, отчего у Кенджи действительно закипали нервы - девчонка не имеет права так себя вести... Пока не докажет обратного - мать доказала всем, а Саеко была лишь двенадцатилетним ребёнком, чьё подчеркнутое нежелание идти на разговор есть не более, чем просто возмутительная детская грубость. Впрочем, в этой её грубости и был концептуализирован действительно рациональный подход - Саеко предложила помолчать, и Кенджи поприветствовал её идею утвердительным [молчаливым] кивком.

[indent] <..> Всё-таки, с ней было невозможно не только спорить, но и общаться [сейчас] - мешает непомерно раздутое эго; и Кенджи хватало мозгов, чтобы обвинить в излишнем эгоцентризме не только Саеко, но и себя - вот только себя он за него осознанно прощает, а других... Очевидно, что нет.

[indent] <..> Шум, привлёкший внимание Кенджи, был спровоцирован свадебной процессией - девушки, чей возраст лишь немного превышает Кенджи, злоупотребили алкоголем, празднуя столь важный для одной из них день. С одной стороны, может, и был смысл доколупаться до них с целью уточнения их возраста, но это казалось излишним. Если они и несовершеннолетние, то пьют они формально в присутствии "взрослых", и потому попытка качать там права приведут лишь к бОльшим проблемам - едва ли какие-нибудь тестостероновые взрослые мужики воспримут замечания Кенджи и Саеко адекватно.

[indent] Собственно, за исключением нескольких подвыпивших девушек, ничего страшного на улицах не происходило, и патруль близился к своему завершению. В очередной раз проголодавшись, Кенджи зашёл в ночное кафе быстрого питания, взяв два больших онигири с такими редкими в Суне креветками - один себе и второй Саеко; вручил сестре её порцию, разумеется, абсолютно без слов.

[indent] <..> Ночная резиденция выглядело особенно опустело, а в условиях идиотического молчания обоих детей Казекаге, зашедших в здание, это подчёркивалось ещё сильнее. Так или иначе, пройдя по череде пустых коридоров, Саеко и Кенджи предстали перед одним из секретарей матери и вручили ей свой отчёт о миссии.

[indent] Получив деньги, они пошли к себе домой... Раздельно.

+1

13

@Kain @Sabaku no Soma мы всё

0

14

Kenji, 15313, 16 ОП (11+ 2(вдвоем) + 3(символы 50%)
Sabaku no Saeko, 13718, 15 ОП (11 + 2(вдвоем) + 2(символы 20%)
По 10000 рё

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » закон и порядок, С, 09-10.06.625


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно