В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Садовники в пути, ранг C, 07.06.625


Садовники в пути, ранг C, 07.06.625

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Садовники в пути

Дата, время: 7 июня, 625 год
Участники: Sabaku no Saeko, Chikamatsu Danjūrō
Страна, местность: Страна Ветра, Сунагакурэ → просторы государства
Тип (миссия, сюжет): миссия
Ссылка на миссию/квест: "Миссии и квесты"
Описание: совсем недавно работникам оранжереи скрытого Песка приглянулись двое молодых и талантливых ниндзя. Именнно их имена они указали в строке "исполнители", заполняя в резиденции очередной закак на поручение, связанное с добычей некоторых ценных растений.

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/118/687749.jpg

+1

2

- Кажется, вы произвели на них впечатление, - умеренный голос секретаря выводил куноичи из транса, и она опустила на него взглад. Саеко, что, как всегда пришла за своим заданием - постоянная как часы - уже несколько минут смотрела в стену. И затем - скользила взглядом по документам, которые он переворачивал перед собой. Саеко привыкла к кипам бумаг и свиткам, неровно раскрытым перед ними. В конце-концов, у матери была больная привычка забывать о гранях между своей работой и своей жизнью - если такая и вовсе существовала. Их дом был завален докмуентами малой важности - иногда к кухне не пробиться.

Саеко лишь приподнимает бровь, не выговаривая словами своего вопроса.

- Работники оранжереи написали конктерно твое имя в графе "исполнители", - тяжело забыть то, что случилось всего несколько дней назад, но сейчас Пустынная начинала сомневаться в своей памяти. Что именно она сделала такого интересного в оранжерее? Она, следуя желаниям своей уважаемой матушки, занималась исключительно теми вещами, которые не могли быть опасными. Она поливала цветочки и выковыривала из земли сорняки, будто бы для этого она закончила академию шиноби лучшей в потоке. Так что же, интересно, ее могло так сильно отличить? То, что она проявила интерес?

Так не проявить интерес практически невозможно. Растения, как она узнала, могли сделать тело шиноби сильнее. Лучше. Восполнить чакру, отравить, успокоить, да что угодно. Оранжерея, как выяснилось, скрывала в себе невероятную силу. Как можно было не проявить хотя бы минимальный интерес?

Саеко не понять.

- Они указали тебя и... - Саеко почувствовала его приближение до того, как он успел открыть дверь. Повела своим носом, и почувствовала знакомый запах, что маячил под дверью, прежде чем показаться в проеме. Она обернулась на его приближение, совершенно даже не удивляясь этому совпадению. На строчке первых их всегда было двое. Так почему же не быть и сейчас? Если оранжерея отметила ее, то отметит и...

- Дандзюро.

+1

3

Путь кукловода из скрытого Песка, несомненно, был одним из самых сложных, ведь весь прогресс людей, избравших марионеток в качестве своего основного оружия, полностью зависел от финансовых инвестиций. Хитрые механизмы для кукол стояли дорого, детали для их создания – ещё дороже, а создание чего-то нового требовало имение либо огромного капитала, либо поддержки со стороны отряда Кукловодов Суны. Но кто станет выделять круглые суммы, пускай и талантливому, но всё же пока ещё слишком молодому и неопытному мальчишке? Правильно – никто. Поэтому бесценную валюту приходиться добывать тяжким трудом, выполняя миссию за миссией.

Дандзюро преодолевал до боли знакомый ему коридор, ведущий к двери кабинета выдачи миссий. Оттуда доносились еле слышные голоса, принадлежащие уже знакомой ему дежурной и, конечно же, самой достопочтенной дочери Казекагэ.

«Дождаться ли, когда они закончат?», – озадачился мальчик, остановившись у двери, на мгновение замешкавшись, но в итоге решившись постучаться и войти в помещение. Саеко в прошлый раз ведь тоже позволила себе ворваться в кабинет и потребовать совместного выполнения миссии, так чем же он хуже Саеко?

Юный кукловод, не успев войти, услышал, как повернувшаяся к нему рыжая девочка тут же произнесла его имя, словно заранее зная о его приближении. Прибыл он, похоже, как нельзя кстати.

Именно. И вот и он! – произнесла дежурная, после чего повторила то, что уже сказала достопочтенной дочери – оранжерея чётко распорядилась отправить именно эту парочку на выполнение нового заказа.
Для этой миссии вам придётся приобрести сперва детальную карту страны, – принялась она объяснять более специфические детали их нового задания, – после чего отправляйтесь в оранжерею. Там работники укажут вам места для сбора требуемых растений и, собственно говоря, их список. Миссия относиться к уровню C, так как окрестности Сунагакурэ – не самый безопасный простор в мире.

«Отлично», – возрадовался мальчишка услышанному, но на его мимике эта внезапная радость совершенно не отразилась, – «это задание позволит мне пополнить и собственную коллекцию ингредиентов для ядов».

Из всех эффектов, которые могли произвести отваренные вместе растения, больше всего его интересовали те, которые могли отравить человека, нанося ущерб его организму, или вовсе убить. Дандзюро даже начал обучаться медицине не столь из-за желания лечить, сколь из-за возможности узнать всё о том, как устроен людской организм и как вывести его из строя с помощью ядов.

Дежурная, по обычаю, выдала исполнителям свиток со всей нужной информацией для выполнения миссии. Заглядывать в него нужды не было, ведь женщина и так в деталях объяснила цели поручения. Вскоре гэнины покинули кабинет.

Вдруг мальчику припомнились слова женщины, а именно – необходимость приобрести карту. Скрытым селениям не помешало бы выделять больше средств для своих синоби, чтобы обеспечить их сразу всеми самыми необходимыми вещами. Дандзюро казалось, что карты являлись одним из таких предметов и должны были априори состоять в числе выдаваемой экипировки начинающим ниндзя.

«Это же не только карту приобрести нужно…», – разочарованно осознал мальчишка, – «для удобного переноса растений придётся обзавестись пустыми свитками для запечатывания».

Выходя из резиденции, Дандзюро с тяжестью вздохнул, понимая, что сегодня ему придётся раскошелиться на приличную сумму. В какой-то момент он даже подумывал свалить необходимые ради удачного выполнения поручения траты на напарницу, но свитки и карта страны с отметками о местах, богатых на ценные растения пригодятся ему в будущем, поэтому быстро отрёкся от подобной идеи.

Перед оранжереей заглянем в магазин, – вдруг молвил он, тут же выставляя приоритеты, стоило им только переступить через порог резиденции. Дандзюро тут же ступил на алею, ведущую к торговому кварталу селения.

+1

4

Миссия была получена в тишине, пока обе невыразительных шиноби стояли, выслушивая свои следующие поручения. Дандзюро - совсем рядом, и Саеко скашивает на него взгляд, упираясь в точёный профиль. В приподнятый подбородок и тёмную красноту, застывшую в обрамлении темных ресниц. В голове крутился вопрос - а ему тоже высказанные инструкции казались невероятно странными? У их Резиденции так деньги заканчивались, что они не могли выдать им карту? Это какая-то мамина новая экономия? И если вроде как работники оранжереи сами знали, куда идти, то почему им нужно было покупать карту?

Странная история. Но в то же самое время Саеко, достаточно давно привыкшая к своему наказанию, со временем уже научилась больше не задавать лишних вопросов. "Будет сделано" - слова, которые она в последнее время произносила так часто, что они практически приелись. Забавно для девочки, которую никогда раньше было не назвать послушной.

- Мне надо очень много чего купить, - призналась Саеко, стоило им только выбраться на улочки родного селения, проходя до ближайшего магазина. И еще она понимает - денег у нее гораздо больше, чем у ее напарника. Денег у нее, на самом деле, больше чем практически у всех ее сверстников и иных жителей селения. Как дела обстоят у Дандзюро в семье она понятия не имела, но знала, что на генинскую зарплату, пока ты выполняешь задания D ранга, себя особо не прокормить и даже на кунаи иногда денег не хватает. Что уж там говорить о деталх для марионеток. Но как предложить заплатить, не унижая ничьего достоинства, она пока что не знала. - На самом деле свитки и карту я буду покупать так или иначе, для себя.

Так они по магазину и разошлись в разные стороны. Несмотря на все количество оборудования, что Саеко брала с собой, покупка не заняла у нее так много времени - она прекрасно знала, что именно ей нужно. И, всего через несколько минут, она клала перед собой на кассу целую массу оборудования, включая в себя наборы кунаев, сюрикенов, свитков, шашек, бомб, и несколько огромных сюрикенов. И, конечно же, как они договаривались, и карту. За все это она расплатилась достаточно внушительной суммой, прежде чем либо запечатать свое оборуджование в свитках, либо разложить по сумкам.

- Закончили? - Поинтересовалась она у напарника, разбирающего и свои покупки. Теперь - в оранжерею.

+1

5

По пути в магазин Дандзюро мысленно попытался представить себе список тех вещей, которые предоставляли жизненную необходимость в данный момент. Почётное приоритетное место в начале списка занимала карта страны Ветра несмотря на то, что напарница тоже решила приобрести её. Можно было сэкономить лишний косарь рё, потратить их где-то ещё, но отказываться от возможности обзавестись отметками местонахождений плодородных оазисов в окрестностях скрытого Песка юный кукловод не собирался.

Гэнины переступили порог первого попавшегося магазина ниндзя на торговой алее деревни и тут же разделились. Саеко направилась бродить по прилавкам в поисках чего-то, а Дандзюро тут же подошёл к продавцу, дабы избавить себя от лишних соблазнений.

Озвучивая торговцу список желаемых вещей, Дандзюро задумался так уж ли они нужны ему.

[indent] – Хотя нет… оболочек для дымовых бомб ненужно. И отмычки тоже не несите. Только карту, три малых свитка и один набор для создания ядов и препаратов, – в очередной раз изменил свои требования юнец.
[indent] – А медицинские инструменты? – переспросил мужчина, помня, что ранее мальчишка упоминал и о них.
[indent] – Нет, – сухо ответил ему паренёк.

Продавец в мгновения ока собрал указанный товар и поднёс его к кассе, озвучивая молодому ниндзя цену, от которой сердечко его больно сдавило в груди. Трясущиеся руки протянули указанную сумму, совершенно не желая расставаться с ней.

В этот момент к кассе подошла и напарница, собрав внушительное количество оборудования. Мальчишку посетило лёгкое чувство зависти. Подобных трат он себе позволить не мог.

[indent] – Закончили? – спросила рыжеволосая у своего напарника, который лишь одобрительно кивнул ей в ответ.

«Плата за эту миссию даже не окупит мне сегодняшних трат…», – с грусть подметил для себя Дандзюро, покидая магазин с приобретёнными вещами. 

[indent] – Сколько же миссий ты успела выполнить, чтобы обзавестись такой суммой денег? – поинтересовался парнишка у Саеко, стремительной походкой направляясь к оранжерее деревни.

Отредактировано Chikamatsu Danjuro (11.01.2024 14:05)

+1

6

Ответ "ты знаешь, кто моя мама?" сейчас не казался уместным. И в то же время это был бы самый искренний ответ на вопрос. У династии Казекаге в принципе не существовало проблем с деньгами, и по Саюри это было как-то по-особому заметно. И в вышивке сложных одежд, и в золоте акрашений сложной прически. Саеко, что решила одеваться как-то попроще и из-за иного стиля боя, и от какого-то желания отделиться от своей "песочной" фамилии, наверное, свое богатство показывала меньше. И в то же время...

Была причина, по которой она предложила купить карту самой. Саеко готова была и Дандзюро предложить купить все, что он захочет, но побоялась, что таким образом унизит его достоинство. Или - и это в глазах Саеко было хуже - нарисует ее образ как какого-то зазнавшегося мажора, что привык решать все свои проблемы деньгами. У Саеко было много неприятных черт характера, но этой - не было. Тем не менее, сейчас Пустынная решила ответить на вопрос искренностью, которая никого обидеть не должна была.

- Я прихожу в Резиденцию за миссией каждый день, - уронила куноичи, смотря вперед - на дорогу перед ними, - и я собираюсь продолжать это делать до тех пор, пока мама не сменит гнев на милость и не начнет отправлять меня на задания более достойные моих навыков. - Саеко готова была признать, что играть с Казекаге в игру "кто в селении упрямее" не было самой хорошей стратегией, но иных вариантов она, к сожалению, не видела сейчас.

Путь до оранжереи был недолгим, и всего через несколько минут Дандзюро и Саеко стояли в обществе уже знакомых им работников, которые казались страшно рады их видеть. Кажется, шиноби им для помощи присылали достаточно часто, но отличились далеко не все. Саеко не вспомнит в поледний раз, когда ее настолько были рады видеть. Может, только Киитаки из архивов.

- Дандзюро-сан, Саеко-доно! Как хорошо, что вы пришли так быстро. Идите сюда, я покажу вам экземпляры, - продолжал седеющий мужчина, энергично призывая двух шиноби за собой, впуская их в просторную оранжерею, в обычное время находящуюся под ключом. - Эти растения редкие, и найти их достаточно трудно. У вас ведь есть карта местности, да? Отлично, вы уже подготовились. Так вот... - Саеко доставала из кармана блокнот, осторожно зарисовывая в него все растения, что она сейчас видела перед собой, и под своими же эскизами записывая необходимую информацию и о них, и об их свойствах.

Однажды, они будут полезными и для нее. Она не придумала еще как именно, но уже понимала, что свойства этих растений были уникальными, и могли быть использованы для чего угодно. Самым удивительным было то, что сейчас она зарисовывала себе в блокнот растение, которое считалось растением энергии. То есть, оно вполне могло, если так подумать, восстанавливать чакру после использования техник. "Изумительно."

- На этом все, у вас еще будут какие-нибудь вопросы?

+1

7

Насколько глуп был его вопрос Дандзюро понял лишь после того, как произнёс его. Всё же его напарница никто иная, как дочь действующей Казекагэ. В их семье проблем с деньгами быть не могло. Впрочем, династия Тикамацу, предводитель которой усыновил осиротевшего мальчика после событий конфликта с Амегакурэ, тоже владеет довольно внушительным капиталом и влиянием в скрытом Песке. Приёмный отец ничем не обделял юнца, но и не баловал. В их семье на свои «игрушки» каждый кукловод должен зарабатывать самостоятельно.

Но не происхождение Саеко позволило ей сегодня раскошелиться на приличную сумму, а её упрямство в посещении резиденции ради получения миссий. Судя по её словам, сложность выдаваемых заданий её не удовлетворяла. Рыжеволосая считала, что достойна чего-то другого.

Как бы тебя не хвалили в академии, ты всё ещё «низший ниндзя», – напомнил ей Дандзюро, перед тем как переступить через порог оранжереи. – Даже такие миссии, как эта в мирное время предпочитают выдавать тюнинам.

Приказы уровня B уже предназначались исключительно «средним ниндзя». Выполнение таких поручений генинами – редкость. Почему-то мальчику казалось, что «гнев» матери тут был ни при чём.

В оранжерее гэнинов встретили радостно уже знакомые им работники, один из которых тут же провёл гостей в закрытую под ключ секцию, показывая необходимые для сбора экземпляры, попутно рассказывая о свойствах демонстрируемых растений, большинство которых уже были известны начинающему медику в лице Дандзюро. Юнец тут же протянул мужчине свою карту, чтобы тот пометил на ней места сбора.

«В списке имеются даже ядовитые растения», – подметил парнишка, слыша именования уже известных ему трав. Выполнение подобного поручения позволит ему обзавестись внушительной коллекцией ингредиентов, что не могло его не радовать.

Мужнина упомянул и уйму лечебных растений, используемых для создания кровоостанавливающих таблеток, обезболивающего и даже пилюль, способных восполнить запас Чакры.

«Обзавестись бы ещё рецептами», – подумалось Дандзюро. Недостаточно иметь при себе необходимые ингредиенты для создания того или иного препарата. Нужно ещё знать, как правильно их смешать вместе, чтобы они сохранили желаемый эффект.

Экскурс подошёл к концу. На руках двух гэнинов была карта с метками оазисов и список растений. Саеко даже внесла в свой блокнот изображения различных трав, чем удивила своего напарника. Девушка подошла к выполнению дела скрупулёзно.

Дополнительных вопросов у парочки не было, отчего они поспешили непосредственно к выполнению поставленной перед ними задачи и направились к выходу из селения.

Ранее ты упомянула свою мать… – вдруг произнёс Дандзюро по пути, – между вами произошёл какой-то конфликт?

Произнесённые Саеко слова заставили юнца предположить именно это. После выпуска из академии тропы этих двоих разошлись и более не пересекались на протяжении целого года. Парнишка с головой ушёл в изучение марионеточного искусства, из-за чего большинство событий прошло мимо него, как к примеру похищение достопочтенной дочери Казекагэ и связанный с этой историей скандал.

+1

8

- Сама и виновата, на самом деле, - наверное, она могла бы соврать. Наверное, могла бы сейчас даже промолчать. Но, обдумывая слова Дандзюро, Саеко чувствовала, как внутри неё что-то просыпается, проворачивается. Она вспоминала бесконечные дни, когда дом был пропитан ожиданием одобрения, и каждый взгляд матери казался грузом невысказанных упрёков. Тогда Саеко тоже мечтала о том, что все как-то может быть иначе.

Её ровная походка не прерывалась, но выжженая лаванда глаз устремились вдаль, словно пытаясь уловить в ровных барханах пустыни ответы на её собственные - совсем не Дандзюро - вопросы.

- Я не могу её винить, – продолжала куноичи, словно каждое слово было взвешенным камнем в мозаике её мыслей. – Мама всегда ставила долг перед личными отношениями, и я всегда старалась достичь её недостижимых стандартов. В какой-то момент она верила в меня, отправляла на сложные миссии. Затем - я совершила ошибку, и виной этой ошибки стала смерть моей команды и моё собственное пленение. Решила полететь слишком близко к солнцу, или как там говорят? - Слова льдом скользили по её губам, обрамляя каждый изгиб горькой правды, окутывая воздух между ними морозной прозрачностью невысказанных эмоций.

Чего она не скажет, это того, что плен изменил ее. Наверное, она должна была быть рада тому, что выжила. Наверное, она должна была найти какой-то новый вкус в жизни - щуриться от ее ярких лучей, купаться в каждом биении сердца. Наверное, она должна была найти в жизни легкость, но Саеко её не ощущает; в её зрачках заледеневший хрусталь. Каркас, под которым целое море, багровое и зловонное. Она на его дне.

Она желает пустоты. Пустоты — манящей, ласковой, обещающей избавление. Где лишь шелест песка и покатые купола домов Сунагакуре, залатанные утренним туманом. Недвижимые, они распластываются вдалеке, на задворках. Призраком вырастают там, где земля режет заходящее солнце.

А здесь — здесь она как птица разбивается о прибрежные скалы. Здесь волны давятся именами тех, кто канул в сырые сумерки земли. Здесь непрекращающаяся треба, и Саеко нечем дышать.

Сны, ставшие адищем, — она избрала путь сопротивления и выстояла.

– Я старалась быть лучше, быстрее, сильнее... Но кажется, что чем больше я пыталась, тем больше отдалялась от того, чего действительно хотела, – её голос звучал устало, словно каждое слово было выжато из неё самой. - Мама не послала меня на экзамен, не распределила в новую команду, и больше не шлет ни на какие миссии, где история может повториться. Я её подвела, вот и всё.

Саеко не искала в Дандзюро ни поддержки, ни прощения, ни оправданий. Как и в тот день, когда она вписалась к нему в миссию по доставке рукописей, она просто верила ему. Доверяла и его уму, и его мастерству, и его упрямству. И знала, на самом-то деле, что и он, скорее всего, не будет в этой истории на ее стороне. Он посчитает, что ее наказание не было достаточно тяжелым. Что она отделалась малой кровью, если вина и правда была ее.

И, в то же время, в этом и была разница. Саеко готова была поделиться этой историей так, как она и есть. Не заискивая, не скрываясь, не оправдывая себя. Это - её ошибка. И за неё Саеко расплатилась сполна. И может быть она и упала, но готова была подниматься на ноги столько раз, сколько было нужно. Одна миссия за другой.

Отредактировано Sabaku no Saeko (18.01.2024 23:27)

+1

9

Несмотря на детальный и откровенный ответ Саеко, для Дандзюро не являлось возможным всецело понять душевное состояние рыжеволосой девочки. Она говорила о непостижимых для него чувствах. Чувство долга и вины, тяжелая ноша ожиданий и связанное с ней стремление быть сильнее. Для мальчишки всё это – всего лишь пустые слова, не имеющие никакого значения.

Он внимательно слушал давнюю подругу, анализируя сказанное не сердцем, как это сделал бы любой другой слушатель, а холодным разумом.

Чувствовать вину, наверное, было нормальным. Из-за её поступка ведь умерли другие гэнины. Долг. Что такое «долг»? Дандзюро уже не единожды задумывался об этом, но никогда не находил ответа. Единственное, что хоть как-то мог понять юнец, так это возлагаемые другими ожидания. В клане почему-то многие считали его «перерождением» легендарного Монзаемона, отчего требования к нему были высоки.

Людям свойственно ошибаться, – спустя мгновение, с невероятной холодность и долей презрения произнёс он. Сказанное не должно было оправдать, или подбодрить Саеко, а лишь подчеркнуть несовершенство человека. – Главное – это уметь извлекать урок из негативного опыта, что является признаком ума.

«Мудрый же человек учиться на ошибках других».

Рыжеволосая всегда отличалась своей смышлёностью. Гениальная достопочтенная дочь, которая добивалась успеха во всём, за что только бралась. Но в ней Дандзюро видел тот же недостаток, который был присущ всем людям – она была рабом собственных эмоций.

Почему ты так стремишься быть сильнее? – юнец уже видел причину данного стремления Саеко, но всё же хотел убедиться в своей правоте.

За это время пара уже добралась до длинного прохода между высокими стенами скрытого Песка, являющегося единственным входом/выходом в/из деревни. На их пути тут же повстречались двое дежурных синоби, которые проверили личности путников и их разрешение на выход из селения. После недолгой обыденной процедуры безопасности, гэнины продолжили свой путь, очутившись посреди окружающей их родное селение дюны, напоминающее безграничное песчаное море.

Дандзюро ненавидел пустыню. Для юнца именно она являлась его собственной персонификацией смерти. Пустыня – это мёртвая местность, совершенно неподходящая для существования любых форм жизни. Но по какой-то причине именно её избрали их предки в качестве своего дома.

Спорный выбор осесть посреди песчаных дюн всегда защищал господин Бивамару, утверждая, что характеристики места проживания напрямую влияют на порог силы и устойчивости человека. Пустыня – место враждебное для всех форм жизни, и следуя логике приемного отца – ниндзя Суны должны были быть сильнейшими во всем мире.

«Судя по всему, проливные дожди закаляют человека лучше засушливых дюн», – рассудил юноша в ответ на припомнившиеся слова Бивамару. Суна ведь поступилась Амэ.

Дандзюро потянулся за картой в свою набедренную сумку. Оценив расставленные работником оранжереи метки, мальчишка тут же разработал в своей голове самый оптимальный маршрут – они кругом, следуя часовой стрелке, обойдут окрестности скрытого Песка, останавливаясь в каждом отмеченном оазисе для сбора ценных растений.

Нам сюда, – молвил Тикамацу, беря на себя роль путеводителя-проводника, держа путь на юг в сторону ближайшего уголка жизни.

Отредактировано Chikamatsu Danjuro (21.01.2024 16:58)

+1

10

С самого рождения, Саеко чувствовала на себе чужие взгляды. Чувствовала чужие руки, что касались её кожи, возлагая на неё, совсем еще ребёнка, свои надежды. Чувствовала кандалы, что будто бы прибивали к земле. И она хотела просто дать этим рукам спасть с твоих плеч. Не позволить им утягивать под землю.

Саеко - дочь Казекаге, правнучка Казекаге, пра-правнучка Казекаге. Саеко - рождена быть лидером, рождена быть следующей. Саеко - едва научилась ходить и понимать мир, а она уже - гений. Гений, который ни разу в своей жизни так и не почувстововал себя достойным этого звания. В отличие от брата, у нее не было сил песка, которые сделали ее мать неуязвимой до уровня какого-то недостижимого божества. была ли она гением, или просто человеком, который был старательным?

Было ли у нее хоть что-то, что делало ее достойной этого звания? Было ли у нее хоть что-то, что позволяло ей считать, что он не ударит в грязь лицом?

В этом селении Саеко горела - и под зноем горячего солнца, и под взглядами людей, которые искали в ней свое спасение. Свою надежду. И ей оставалось лишь сгорать до пепла. И бежать в ледяные объятия бесконечной ночи.

Мама говорила, что если и есть то, ради чего стоит умереть, то это люди, за которых ты сражаешься. И если и есть то, ради чего стоит воскреснуть, то это люди, которые тебя ждут. Были у Саеко люди, ради которых она готова была сражаться? А хоть кто-то, что ее ждал? Было ли у нее хоть что-то, сто ставало между ней и сквозящим одиночеством?

- Сильный человек всегда может идти по своему пути, - Саеко отвечала не сразу - потому, что она решила все-таки продумать ответ, прежде чем сотрясать стремительно прогревающийся воздух. - Он может спеть собственную серенаду и найти свой путь в мире, вне чужой тени. Мне бы тоже так хотелось. Освободиться и от ожиданий, и от собственных страхов. Собственных сомнений.

Сейчас, Саеко не боялась быть искренней. И хоть сейчас у нее было достаточно сил для того, чтобы стать уязвимой. На самом деле, в пустыне, ей было не так и стращно быть уязвимой.

Для Саеко пустыня никогда не былы ни застывшей, ни мертвой. мягкий песок под стопами походит на шкуру живой глыбы: её грудина мерно вздымается и опадает, дышит сухим воздухом и давится запахом крови, пролившейся на её массивный стан. Песок может реветь и скулить, может плакать — почти неслышно — и роптать. Барханы - изгибаются знаком бесконечности, уносясь куда-то в синеющие небеса.

И она повернулась к Дандзюро, всматриваясь в него лавандой своих глаз:

- А ты?

Как только Саеко и Дандзюро достигли первого оазиса, обозначенного на карте, они остановились, чтобы осмотреть местность. Солнце уже немного спустилось к горизонту, отбрасывая мягкий свет на песчаные дюны. Вокруг царила тишина, нарушаемая лишь шелестом ветра, играющего с песком. И передвижениями двух молодых шиноби. Саеко достала свой блокнот, в котором были зарисованы и описаны нужные им растения. Она внимательно изучила каждое растение в оазисе, сравнивая их с изображениями и записями в своем блокноте.

– Вот одно из них, – наконец сказала Саеко, указывая на невысокое растение с ярко-зелеными листьями. Они аккуратно выкопали несколько экземпляров растения, стараясь не повредить корни, и осторожно положили их в специальные свитки, предназначенные для сохранения растений во время транспортировки. Саеко тщательно проверила, чтобы все было сделано правильно, затем закрыла свитки и убрала их в свою сумку. - Идём дальше?

+1

11

Реплика девушки на поставленный ей вопрос прозвучал не сразу. Она сочла нужным подойти к особой формулировке своего ответа, который пускай и прозвучал с заметной искренностью, но в то же время у него отсутствовала прямолинейность. Саеко провела некую аналогию с абстрактным «сильным человеком».

Не совсем то, что ожидал услышать от неё кукловод.

– Стать сильной, чтобы освободиться от чужих ожиданий? – переспросил он. – Другими словами – просто подтвердить эти самые ожидания…

Ситуация давней знакомой напоминала парнишке змею, пожирающую свой собственный хвост. Она явно устала от возложенной на себя ноши ожиданий, они тяготили её, но она всё равно стремилась соответствовать им, видя в этом своё «спасение».

– А ты? – вдруг поинтересовалась она, переадресовывая вопрос Дандзюро.

Поиск ответа занял у мальчишки намного больше времени, чем у дочери Казекагэ. Ранее он никогда не задумывался о подобном. Что заставляло его стремиться к «силе»?

На него тоже возлагали большие надежды, но в отличии от Саеко они не тяготели парнишку. К чужим ожиданием он всегда относился с безразличием.
– Я хочу оставить за собой след, – наконец произнёс он, – великие мастера-кукловоды обрели бессмертие благодаря своим творениям, которые и по сей день используются новыми поколениями. Я хочу превзойти их.

«Моё имя не забудется, как забылись имена моих родителей».

Вскоре гэнины скрытого Песка добрались до первого оазиса – небольшого островка жизни посреди мёртвого песчаного океана. Осмотревшись и изучив местность, пара тут же взялась за поиски полезных для теплицы Суны растений из полученного списка. Дандзюро, пользуясь возможностью, искал и те травы, которые могли бы пригодиться ему в будущем.

Вот одно из них, – внимательность Саеко опередила рассеянного кукловода, пытавшегося убить двух зайцев одним выстрелом. Девушка указывала на растение с ярко-зелеными листьями. Рассмотрев экземпляр, Дандзюро убедился, что данный вид действительно находился в списке, после чего они принялись выкапывать находку с должной деликатностью. Выкопанные экземпляры гэнины запечатали в транспортировочные свитки.

Идём дальше? – поспешила девушка.
Подожди, – Дандзюро оглянулся по сторонам, замечая интересную зелень на берегу водоёма. – Аир, – произнёс он название находки и указал на неё своей знакомой, – корень этого растения используют для обезболивающих препаратов.

Гэнины повторили щепетильную процедуру, после чего парнишка достал из своей набедренной сумки собственный свиток, запечатав туда часть выкопанных экземпляров для личных нужд.

Ничего ценного больше не наблюдаю, – молвил он, – можем продолжить путь.

тех. часть

Использованные техники:
[indent] — Fūnyū no Jutsu
Пополнение личного инвентаря:
[indent] — лекарственные травы

0

12

- Ты знаешь, иногда единственный способ избавиться от своего страха - это пройти прямо через то, чего боишься, - отвечала Саеко, осторожно наклоняя голову, чтобы любовно и осторожно пересадить растение, не потревожив его корневую систему. Парадокс ей парадоксом не казался. Одно дело - когда тебя сильным заставляют бюыть, и совсем другие, когда ты идёшь по собственному пути потому что избрал его сам. Даже если путь - одинаковый.

Даже если твой упёртый паровоз идёт по совершенно тем же самым рельсам.

- Сейчас я силы ищу для себя и для свой свободы а не для того, чтобы кому-то там что-то доказать.

На самом деле, была ещё одна причина. И причина эта была гораздо меняя благородной или как-то достойной гордости чем та, которую Саеко указала ранее. Её и правда больше не волновали восхищённые глаза других жителей селения. Или даже глубокие глаза собственной матери, в которых можно было утонуть - оттого так хотелось при каждом взгляде в них задержать дыхание.

Ведь единственные глаза, которые вывернули её наружу, принадлежали её похитителям - тем, которые заставили её чувствовать себя слабой. Никчёмной. Бесполнезной. Она никогда не забудет: они вколачивались, выжирали, раскрывали. Заставляли думать о глазах своих товарищей, которые застекленённо смотрели вверх - на широкие небеса - которые они больше никогда не смогут увидеть. И всё из-за её слабости. "Этого больше не повторится."

Она бы соврала, сказав, что не боится. И это заставляет её ступать твёрдо.

Подтвердив, что больше в этом оазисе им ничего не нужно, Саеко и Дандзюро направились к следующей точке на их карте. Шаги их были решительными, а взгляды – сосредоточенными. Они шли через пустыню, где каждый след на песке быстро стирался под воздействием ветра, словно символизируя непостоянство и постоянное движение вперед.

Саеко, шагая рядом с Дандзюро, размышляла о его словах. Она осознавала, что его стремление оставить за собой след в истории было похоже на её желание преодолеть чужие ожидания и найти свой путь. Оба они искали своё место в мире, свою уникальную роль, которая позволила бы им оставить след в памяти людей. Оба они, так или иначе, просто хотели петь собственную серенаду. И смешно и грустно.

Они останавливались в оазисе за оазисом, отыскивая нужные растения и иногда находя их, пока не осталось только одного, которое они так и не нашли.

- Оно растет в каньонах, - отозвалась Саеко, сверяясь со своим блокнотом. Их путешествие начинало затягиваться, и после многочисленных остановок и выкапываний растний палящее солнце начинало пробираться даже через головной убок, который Саеко накинула на себя ещё в начале путешествия.

Ближайший каньон был недалеко - и меньше чем через пол часа они уже стояли на его краю, всматриваясь в реку, которая протекала мерным потоком через оскал его рваных краёв.

+1

13

В конце концов откровенный разговор по думам между парочкой всё же истощил небогатые эмоциональные силы Дандзюро. Как бы он ни пытался понять давнюю знакомую, её чувства и переживания, добиться успеха пареньку, склонному к эмоциональной холодности, не суждено. Он не был в состоянии понять то, что иногда творилось на душе у него самого в те редкие моменты, когда эта самая «душа» напоминала о своём существовании. Чего уж там говорить о других… Наступило время насладиться безмолвной тишиной и музыкальными звуками ветряной пустыни.

Двое гэнинов продолжили свой круговой обход окрестностей родного селения, каждый раз останавливаясь в очередном оазисе для сбора необходимых растений из списка, сложенного работником оранжереи. Время шло, хитроумных названий на клочке бумаги становилось всё меньше, а это означало лишь одно – завершение их задание близилось.

В некоторых местах молодому кукловоду удалось раздобыть интересующие именно его ингредиенты – ядовитые ягоды, ярких оттенков цветы, чья пыльца владела высоким уровнем токсичности, крупные листья особых кустов и деревьев, содержащих зловредный для любого живого организма сок и многое другое. Все эти находки юноша тщательно собрал и запечатал в свой собственный свиток, обозначив его с помощью кандзи 毒 (Доку, «отрава»). Второй же свиток, в который Дандзюро запечатывал полезные лечебные травы для собственной коллекции, он именовал 薬 (Кусури, «лекарство»).

«Осталось всего лишь раздобыть качественные рецепты. На днях нужно будет наведаться в библиотеку госпиталя и порыться в архивах отряда кукловодов».

Дандзюро был доволен этой миссией, ведь она позволила мальчишке объединить необходимое с приятным в этой длительной прогулке. К тому же удача была на стороне двух молодых путешественников – погода пусть и была невыносимо жаркой и солнце палило, словно в аду, песчаных бурь всё-таки не намечалось – их жители здешних земель опасались больше всего. Они сбивали с пути и принуждали даже самых опытных путешественников заблудиться. Местные дюны довели до ужасной смерти от жажды и голода бесчисленное количество жизней, именно поэтому на сбор полезных растений отправляли именно ниндзя.

Сколь негативное чувство паренёк не испытывал бы по отношению к пустыне, всё же чувствовать скрипучий песок под подошвой было приятным сопровождением этого путешествия. В списке тем временем осталось последнее необходимое растение.

Оно растёт в каньонах, – поспешила отозваться рыжеволосая, что-то проверяя в своём блокноте, явно желая как можно быстрее закончить с этой миссией из-за невыносимо жарких лучей солнца.

Паренёк лишь кивнул ей в ответ. Каньон как раз был последней остановкой в предложенном им маршруте. Путь к нему занял меньше получаса и пара уже стояла на краю, лицезрея огромный оплот бурной жизни среди мёртвых песчаных дюн. Наличие крупной реки, протекающей вдоль всего каньона, делало местную почву плодородной. Вокруг царила зелень, сильно выделяющаяся из монотонной песчаной палитры.

В глазах Дандзюро это место выглядело воистину прекрасно. Казалось бы, вот оно – идеальное место для возведения города, пригодное для жизни и развития. Но каньон Ёсай спокон веков являлся защищённым заповедником страны Ветра, где намеревались сохранить его естественное состояние. Может быть, именно поэтому он казался мальчишке столь великолепным.

Данное место являлось желанной остановкой не только для двух гэнинов. На берегу реки собралась целая стая буйволов, желавших утолить жажду после длительной миграции. Животные приковали всё внимание глаз Дадзюро к себе. Парень, не ранив ни слова, сложил печать конфронтации, визуально превращаясь в песчаные крупицы, быстро развеявшиеся по ветру. Техника Мерцания позволила ему моментально переместиться с обрыва к противоположному берегу реки, где он, скрываясь в зелени кустов, остался незамеченным для массивных рогатых животных. В близости он подметил неестественные волнения на поверхности воды – до ничего неподозревающих буйволов медлительно приближалась смертельная опасность в лице аллигаторов. Выдержка – самое главное в охоте, а у этих рептилий она была стальной. Иногда они часами могли дожидаться подходящего для атаки момента. К счастью, любопытному наблюдателю долго ждать не пришлось. Из воды со скоростью молнии выбросились сразу три аллигатора. Их огромные пасти сомкнулись на тушах громадной добычи, не давая возможности спастись. Среди стаи рогатых воцарилась паника, инстинкты заставили их бежать прочь кто-куда, создавая толкучку среди своих. Некоторые особи падали на влажной и рыхлой земле, становясь лёгкой добычей для высунувшихся опосля хищников.

Зеленоватая вода реки быстро окрасилась алым цветом.

«Жизнь столь хрупка… всегда окажется кто-то, кто будет выше тебя в пищевой лестнице, каким крепким и сильным бы ты не был».

К мальчишке нагрянула его напарница. Дандзюро стало интересно о чём она задумалась, лицезрея сцену кровавой охоты, но спрашивать он у Саеко ничего не стал. Пара не стала тратить лишнего времени и тут же направилась на поиски последнего растения. В каньоне им пришлось всё время оставаться начеку, ведь место кишело опасными существами, даже опаснее, чем встреченные ранее аллигаторы. В высокой траве тут можно было наткнуться на змей, способных убить человека одним лишь ядовитым укусом и маленьких скорпионов, в жало которых являлось не менее смертоносным.

Спустя некоторое время пара всё же нашла месторождение недостающего растения и принялась за уже известную им процедуру выкапывания набитыми часовой практикой руками. После процесса запечатывания они решили вернуться в родную деревню.
В Суну пара прибыла с наступлением темноты. Жара сменилась на холод, стоило только солнцу спрятаться за горизонтом. Пройдя через главных вход гэнины первым делом направились в оранжерею, где оставили свитки с запечатанными находками, после чего прибыли в резиденцию для сдачи отчёта об успешно выполненном задании.

тех. часть

Использованные техники:
[indent] — Fūnyū no Jutsu
[indent] — Shunshin no Jutsu
Пополнение личного инвентаря:
[indent] — лекарственные травы
[indent] — ядовитые растения и плоды

+1

14

миссия завершена

0

15

По 16 ОП
10000 рё

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Садовники в пути, ранг C, 07.06.625


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно