В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки » "Эпос Конохагакуре: Кицунэ и Дайтенгу"


"Эпос Конохагакуре: Кицунэ и Дайтенгу"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Эпос Конохагакуре: Кицунэ и Дайтенгу"

Дата, время:29.01.625, день-вечер
Участники: @Uzumaki Haruko, @Hyuga Kitachi
Страна, местность: Страна Огня, Конохагакуре
Тип: флешбек;
Вмешательство в эпизод: по соглашению;
Описание: Праздники в поместье клана Хьюга - редкое событие, как правило, обходящееся без посторонних глаз. Но этот день стал исключением! Один из старейшин клана, отмечающий свой день появления на свет и ещё помнящий тесную связь между Седьмым Хокаге, представителем клана Узумаки, и Хинатой, представительницей клана Хьюга, приглашает далёких родственников принять участие в событии. Что произойдёт, когда буйный водоворот ворвётся в поместье, залитое солнцем? Что ждёт двух монстров, встречи которых уже не миновать?!

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/460/670522.jpg

‌‍

+1

2

Монстры. Ими пугают бабушки-сказительницы непослушных детей, чтобы те слушались и вели себя хорошо. Повзрослев, играющие во взрослых дети не забывают о страшном слове, отзывающемся дрожью в сердце. Ёкаи - демоны, что могут принять любое обличие - грозят погибелью всякому живому существу, если оно нарушают правила или мешает покою древних злых духов. Это может быть женщина или мужчина, животное или даже самая обычная домашняя утварь. От них не сбежать. Демоны живут среди нас, обычных людей, прячутся под безобидным ликом - привлекательной маской, за которой не узреть надвигающейся опасности. Своим появлением они несут зло и гибель. Их почитают, ублажают и уважают, но все эти чувства растут из страха. Страха, что невозможно преодолеть. Он первороден, подобно боязни смерти. И покуда страх этот живёт в людских сердцах, монстры будут являться в наш мир, терзая плоть, разум и душу человеческую.

— Ну и бредятина, — очередной свиток с выразительным звуком столкнулся со стеной, выкинутый ленивым движением руки, и шлёпнулся в приличных размеров кучу из себе подобных. Китачи, с нескрываемым разочарованием оглядел старинный шкаф, на котором красовались, ещё более древние чем их хранилище, манускрипты. С недавних пор Хьюга заинтересовался поиском информации о неких Хвостатых зверях, Биджу, которых вскользь упоминали ещё в Академии, но даже среди доступной ему библиотеки оказались лишь легенды и мифы, совершенно не тянущие на источник достоверных знаний. С полным ощущением того, что недалёкие родственнички решили над ним пошутить, отправив в секцию для детей и подростков, Слепой поднялся с пола и застыл, подобно статуе, в глубоких раздумиях о дальнейшем маршруте.

Этот вышеупомянутый подъём дался Тачи с трудом - его тело всё ещё болело после вчерашней тренировке с матерью и её коллегами. АНБУ били не слабо, практически в полную силу, совершенно не ссылаясь ни на возраст ученика, ни на отсутствие реального боевого опыта. В прочем, если не брать в учёт жгучую боль в каждой мышце и определённую скованность движений из-за многочисленных бинтов - они оплетали мальчика с пят по шею, юного Хьюга всё устраивало в проводимых учениях. В конечном итоге, всё шло исключительно на пользу. В будущем приобретенные навыки могли помочь в столкновении с уже реальной угрозой для жизни, и даже если сейчас приходилось терпеть дискомфорт - это того стоило.

Оставался вариант прошерстить личные сборники литературы старейшин - там наверняка мог быть стоящий потраченного на поиски времени манускрипт - а то и не один - но сегодня Китачи не хотел лишний раз высовываться из отдалённых уголков поместья клана, уж тем более, проходить через самый центр. Это предвещало встречу с сегодняшними гостями и многочисленной роднёй, пересечься с которыми - оказаться втянутым в торжество. Придётся изображать из себя примерного представителя благородной крови, произносить полные напускной вежливости речи, смиренно кланяться и, возможно, извиняться за каждый лишний шорох, выбивающийся из симфонии лжи и лицемерия. Нежелание участвовать в данном маскараде - одна из причин, почему Слепой решил именно сегодня как следует засесть за чтение с головой, изображая бурную деятельность.

— Блядство...

Крик души, испущенный в одном единственном ругательстве, к тому же, сквозь зубы, эхом отразился в пустующем помещении. Наученный горьким опытом, Хьюга резким поворотом вокруг своей оси осмотрелся по сторонам, дабы убедиться в отсутствии карающей длани тех многочисленных представителей родного клана, что высекли бы даже за завуалированную нецензурщину - а вопрос цензуры у Хьюга был поставлен весьма хорошо - вернулся к думам о возможных вариантах развития событий; Торжество только-только началось. Бледное солнце, пробивающееся сквозь тускло-серое небо, отражалось от снежного настила, предвещая начало долгого, утомительного дня.

Тогда-то впервые Китачи и встретил девушку из клана Узумаки. Среди царствующей белизны зимы её алые волосы, поднимаемые редкими порывами ветра, отсылали к теплой весне, к блаженным восходам и закатам, которые в настоящее время года приходили и уходили слишком стремительно, чтобы успеть насладиться видом. Хьюга не знал, почему она отбилась от общего собрания празднующих, да и не особо хотел узнать - его куда больше волновал вопрос обнаружения. Не знал он и того, чем может обернуться эта нежданная встреча, но всем нутром хотел бы её избежать.

Отброшенный свиток, в спонтанном движении рухнул с вершины кучки, обнажая выведенные верной рукой иероглифы.

"Монстры живут среди нас."

+2

3

Харуко тоже не особо любила собрания взрослых, и почти никогда в них не участвовала, однако этот раз стал каким-то странным исключением. Кажется, кто-то из дальних родственников вдруг изъявил желание познакомиться с Харуко лично. Узумаки буквально недавно выпустилась из академии ниндзя, получила заветное звание генина, и теперь вместо обещанного праздничного стола, она находится в окружении странных людей. Почему странных? Их глаза, лишенные зрачков, вызывали у Хару россыпь мурашек и самый настоящий ужас. Узумаки младшая будто видела перед собой мертвеца, с пустым взглядом, холодным, пробивающим до костей. Этот факт не позволял Узумаки воспринимать и без того немногочисленных одногодок как обычных детей, все это создавало незримую преграду, и, кажется, все прекрасно это понимали, но ничего не могли сделать, лишь продолжали быть вежливыми с дальней родственницей.
- «Даже скучные посиделки в особняке Сенджу мне нравятся больше» - дала свою оценку куноичи, все же чувствуя изредка проступающее высокомерие в адрес «грязнокровки». И ощущая все это, Хару решила выбиться из толпы и отправится, как она сказала, в туалет. Ни отец, ни мать не успели отреагировать, ведь на них тут же обрушился шквал вопросов о клане, о наследии, а когда Хару окончательно покинула главный зал, начали спрашивать о том, не опасна ли дочь Акабоши, не навредит ли она деревне и прочее. Узумаки младшая естественно не слышала этих разговоров и вряд ли услышит, но она сделает все возможное, чтобы покинуть зал и начать свободно передвигаться по огромному особняку, такому же просторному, как и у Сенджу. Минуя не первое пересечение коридоров, она добралась до приоткрытой двери, которая была слегка отодвинута в сторону. То ли ветер тому виной, то ли кто-то действительно забыл за собой закрыть дверь, но куноичи не смогла пересилить собственное любопытство, и решила краем глаза посмотреть в щель между дверным проемом и дверью, заметив в помещении какую-то кучу свертков и книг.
- «Я бы смогла тихонько проползти» - оценив ширину дверного проема, пусть и более чем на половину закрытого, она сделала уверенный шаг вперед и пройдя боком, проникла в чужую комнату, как ей казалось пустую. Первым, что бросилось куноичи в глаза, это одиноко лежащий свиток, который она, подняв с пола, не постеснялась раскрыть. – «Монстры живут среди нас, искусно притворяясь и скрывая свою истинную суть» - Узумаки слегка напряглась в лице, погружаясь в свои размышления, как вдруг была буквально выдернута из собственных мыслей, стоило ей услышать шорох льняной ткани, подобно той из которой сделаны традиционные хаори. Этот звук был Хару хорошо знаком. Узумаки опустила свои салатовые глаза на неподалеку сидящего незнакомца, который находился в окружении книг и свитков, словно таким образом пытался оградиться от реального мира. Такие же безжизненные и пугающие глаза, длинные густые волосы, зачастую распущенные, и аристократичный вид. Харуко застыла на месте, сжимая сверток в своей руке. Паренек был одногодкой куноичи, но вскоре из-за разницы в росте, ей будет казаться, что парень старше ее на несколько лет.
- Привет, - не обрывая зрительного контакта сказала она, выдав это на выдохе и в пол голоса.

+2

4

Больше всего Китачи в своей жизни ценил уединение. Это чувство сладостного одиночества, при котором ни одна живая душа не нарушает поток мыслей и не сбивает концентрации, было необходимо Хьюга столь же, сколь важна была для любого другого человека возможность дышать. Поэтому он и научился ограждать собственный разум от окружающей действительности, даже если находился посреди оживлённой улицы. Поэтому терпеть не мог, когда кто-то своевольно пытался вторгнуться в его зону комфортного отчуждения. Тем более, на его собственной территории.

Признаться честно, Ки даже не сразу обнаружил нарушительницу своего покоя - его слишком увлекли собственные мысли о возможных путях минования скопившейся массы людей - а когда заметил, было уже слишком поздно. Неизвестная уже во всю читала его свиток, в ему одному принадлежащей, на данный момент, комнате, в его, с таким трудом выкраденное, время для уединения. Подобную наглость Тачи не встречал уже довольно давно - все, кто пытался вывести Слепого из состояния равновесия уже были знакомы с последствиями - и то, что кто-то удосужиться нарушить одно единственное правило - не мешать - стало для него неприятным сюрпризом. Неприятным - это ещё мягко сказано. И без того находящийся на грани из-за неудавшегося поиска нужной ему информации, Китачи окончательно потерял всякое терпение.

Неопознанный ходячий объект мгновенно, стоило ей раскрыть рот, столкнулся с ледяным взглядом "слепых" глаз. Вены на висках вздулись, а зрачок приобрёл более выраженное очертание. Этот выстрел активированного додзюцу, глаза в глаза, говорил лишь об одном - тебе здесь не рады.

— Потерялась, — это слово, очевидно, заменило приветствие, — Узумаки Харуко?

Ну естественно, он узнал в обладательнице алых волос не какую-то случайную представительницу клана Водоворота, а вполне конкретную куноичи. Информация о ней давно была занесена в его записи, более того появившись там одной из первых. Активная, живая, вечно со всеми болтающая, ужасно громкая и своенравная. Красный тайфун с ослепительно яркими эмоциями - фейерверк, а не девушка. Она выступала прямым антиподом спокойного, до раздражения уравновешенного Китачи - для него не то что активно общаться, обменяться словами с кем-то, было чем-то претящем самой его сути. В попытках избежать столкновения с источником пронзительного шума, в лице Харуко, Хьюга собирал о ней любые сведения: где обитает, с кем и как проводит время, чем питается, в каких точках и какое время. Более того, Слепой попытался разузнать побольше о раздражительном объекте в базе АНБУ, но был послан в довольно грубой, пусть и по-приятельски, форме. Сначала матерью, а затем и прочими представителями специального подразделения Конохи. Обидно? Не очень. Разочаровывающие? Вполне. Но, несмотря на данную неприятность, Хьюга довольно быстро обрёл иную, ещё более будоражущую мысль. Вокруг этой девчонки есть какая-то тайна. И вот тайны то как раз Слепой очень любил. Точнее, ему доставлял удовольствие процесс их раскрытия. И сейчас открывался весьма неплохой шанс приблизиться к раскрытию волнующей загадки.

Мелкие пылинки витали в воздухе, оседая на вековых шкафах, присоединяясь к миллионным своим собратьям. Затхлый воздух, пропитанный запахом древних рукописей, смешивался с едва проникающими через узкую щель - чуть расширенную при входе Узумаки - дуновениями свежего ветра, едва ли разбавляющим тот аромат, что пропитывал каждый миллиметр помещения. Приблизившись на расстояние вытянутой руки с куноичи, Китачи взмерил ту с ног до головы, параллельно деактивируя бьякуган. В нём сейчас не было необходимости. Взгляд менее изучающим от того не стал.

— Прошу простить за грубость, Харуко-чи, я не привык к посетителям, — Слепой склонил голову в приветственном жесте, заведя руки за спину и максимально расслабив мышцы в знак того, что не несёт опасности, — Ты отбилась от остальных случайно или намеренно? Если первое, то я мог бы проводить тебя обратно, к месту проведения торжества. Если же ты, напротив, стремилась, как и я, избежать участия в нём, то могу предложить свою компанию в прогулке по поместью, я знаю, как избежать нежеланных встреч. Если же ты откажешься от моей компании, то я, несомненно, приму твою волю. Но позволь мне настоять.

+2

5

Активированное додзютсу заставило Харуко застыть на месте, она с неприкрытым испугом смотрела в жуткие глаза неизвестного паренька, который, встав и выпрямившись, стал почти на голову выше нежданной гостьи. Прижав свиток к себе, генин буквально врезалась в плотную бумагу своими ногтями, чувствуя накатывающую тревогу и желание уйти из этого помещения. – «Я видела ранее эти глаза, и стиль боя, которым владеют Хьюга. А также то, что происходит, если удар попадает в цель» - естественно всех тонкостей она не знала, и пусть это был ее боевой опыт, прописанный в биографии, Харуко могла знать лишь то, что удары тайдзютсу очень опасны, но не более того.
И вот перед ее глазами всплыл момент из недалекого прошлого, где двое совсем еще маленьких представителей клана Хьюга дрались друг против друга, нанося с виду слабые удары, но от того не менее смертоносные. Одного из спаррингующихся унесли на носилках, и Харуко о его дальнейшей судьбе было ничего неизвестно. И вспомнив этот не самый приятный момент из прошлого, она четко ощутила намерения незнакомца, который будто видел нутро гостьи, ее душу и возникший страх. Однако Харуко не была бы собой, если не попыталась одержать победу в этой игре в гляделки, и как только хозяин комнаты позволил себе оглядеть генина с ног до головы, она подняла свою косматую макушку, дабы казаться чуть выше, и тут же одарила паренька дерзким, но в то же время спокойным взглядом. Страх потихоньку отступал, пульс стал ровнее, дыхание успокоилось, и пальцы рук слегка расслабились. – «Он не первый, кто смотрит на меня подобным образом» - презрение ощущалось буквально от каждого представителя этой древней семьи, и пусть юная куноичи не понимала всех причин подобного поведения, как-то оправдывать их и пытаться быть робкой она не собиралась. Даже наоборот.
- Я заблудилась, - коротко ответила она, после чего продолжила.
- И, да, Харуко - это мое имя, - «А вот это уже странно. Его вроде не было в зале. Но может ему кто-то обо мне рассказал? Скорее всего» - скорее всего пареньку было известно имя гостьи, ведь не часто к ним в особняк наведываются представители клана Узумаки.
Она продолжила стоять на своем месте, и даже тогда, когда некто встал в непосредственной близости, едва ли не пересекая личное пространство Узумаки, она не отошла ни на сантиметр.
- Назови свое, – Харуко была непреклонна в своем желании проявить доминирующую позицию, она всегда так делала, когда чувствовала, что перед ней кто-то более сильный или потенциально опасный. Она полностью проигнорировала вежливые слова паренька, решив вывернуть ситуацию в удобное для себя русло. Длинная речь будто прошла мимо ушей слушательницы, и это наверняка разозлит Хьюга еще сильнее. Однако вопреки нарочитой вредности, которую проявляла куноичи, она услышала слова незнакомца, который так и не назвал своего имени, хотя согласно этикету - должен был. И после проделанной попытки надавить на совесть Хьюга, она принялась обдумывать то, что услышала. – «Это скорее всего его комната, но тут так много книг, что я приняла ее за библиотеку» - между парой возникло напряжение, оба явно не намеревались уступать друг другу. – «Он серьезно решил, что после такого взгляда я поверю, что он правда хочет мне помочь?» - с виду симпатичный парень наверняка нравился многим девочкам, но один только его надменный взгляд отталкивал, вызывал тревогу и желание уйти. Интересно, многие ли покидали помещение после такого недружелюбного взгляда?

+2

6

Тотальное игнорирование речи, в которую было вложено столь усердно собранная вежливость, способно вывести практически любого. Наглый, вызывающий, бесстыжий взгляд, добивающий даже самые крепкие нервные клетки. Голос, в котором слышались неприкрытые нотки чего-то граничащего с упрямством и даже хамством, в состоянии спровоцировать на всплеск эмоций любой, за исключением, разве что, тех, у кого вовсе отсутствуют чувства. Харуко - пример преемственности поколений. Девчонка, впитавшая в себя всё самое раздражающее от своего прославленного предка.

Но Китачи держался. Он тоже был не из робкого десятка. А тесто, из которого был слеплен Слепой, месили напару те ещё пекари: самая грубая из всех ныне живущих Хьюга - Таийо, и Хокаге нарцисс с повадками клоуна - Шо. Эта чудесная парочка породила на свет того, кто, удивительным образом, смог сдерживать в себе повадки обоих, направляя всю энергию в нужное русло, контролируя бурный поток, бушующий внутри.

И всё же, будь Ки немного больше похожим хотя бы на одного из родителей или же был уверен, что за его действиями не последуют серьёзные последствия, Узумаки сразу получила удар ладонью в грудную клетку, что выбил бы всю дурь и дерзость. Но Китачи держался.

— Моё имя - Китачи, — ответил на вопрос девушки Хьюга, делая ещё один шаг на сближение, оказываясь практически вплотную, —хотя наши с тобой сверстники называют меня не иначе как Слепой. Но вряд ли ты знаешь обо мне.

Он не любил эту необходимость придерживаться этикета, обязательно представляться при знакомстве и кланяться в знак вежливости. Ему не претила сама мысль подобного поведения. Просто по мнению Китачи подобного достойны лишь единицы, признанные им, и Харуко в это число не входило. Не нравилось ему и то, что Узумаки упорствует в их маленьком холодном сражении. Она находилась в его покоях, а значит, должна была действовать по его правилам. Но как в этом убедить подобное вздорное существо? Ответа на этот вопрос у Китачи не было. И он ненавидел, когда в его голове не находилось ответа.

С другой стороны, где-то внутри он испытывал неподдельный азарт от происходящего; Его взгляд был устремлён в глаза девушки. Их зрительный контакт будто ничто не могло разорвать. А когда в последний раз Ки сталкивался с тем, кто способен выдержать его взор? Он уже даже и не помнил. Она осмеливалась говорить с ним так, словно имела право на подобный тон. Словно, она не боялась "бессердечного чудовища", встречи с которым избегали даже некоторые родственники. И, несмотря на нарастающее напряжение, которое впору было резать ножом, юноша от этого испытывал...Удовольствие? Не самое подходящее словно, но в контексте мировосприятия Тачи вполне удобоваримое. 

"Когда два монстра сталкиваются друг с другом, это нередко приводит к стихийным бедствиям в виде наводнений, землетрясений, ураганов или же извержений вулканов. Сражения их непредсказуемы в исходе своём, но страдают от того более всего не сами демоны, а простой люд. Когда как для монстров это - сродни развлечению."

— Как тебе содержимое, к слову, — Китачи мотнул головой в сторону свитка, сжимаемого цепкой хваткой девичьих ладоней, то ли намекая, что вещь принадлежит ему, то ли действительно интересуясь мнением Хару, — я, признаться, искал информацию о Биджу, но нашёл лишь легенды, в общем, ничего интересного. Хотя есть одна деталь... Более всего в текстах, составленных людьми из страны Огня, фигурирует некий девятихвостый лис, в обличие прекрасной девушки. Кицунэ, если я не ошибаюсь...

Если бы Слепой знал, сколь близко он находится к разгадке великой тайны семьи Узумаки. Если бы только был осведомлён, что перед ним никто иной, как Джинчурики, то, верно, не стал произносить подобные слова. Но он не знал. И он произнёс.‌‍

+1

7

- С этого и нужно было начинать, - командным тоном проговорила она, ответив на первую реплику нового знакомого. Китачи, а именно так назвал себя неприветливый и на вид злой парнишка, своим взглядом выражал всю ту палитру чувств, которые испытывал. Распознать возмущение и неприятное удивление было достаточно просто, ведь Хару частенько вызывает такие эмоции у своих собеседников, однако было в его глазах что-то еще, больше походившее на любопытство, но им всецело не являющимся. Это была сложная гамма чувств, созданная сразу из нескольких. Харуко даже испугалась, и это вряд ли ускользнуло от цепкого взгляда Китачи, однако совсем скоро генин снова убедила себя, что ей ничего не грозит. Конечно, впечатление собеседник создавал отталкивающее, он всем своим видом говорил Харуко, что ей не место в этой комнате, в этом доме, и это неприкрытое желание дать наглой гостье леща слишком надолго зависло на лице Хьюга.   
- Да что ты, прям так и называют? - с иронией произнесла она, прикрывая этой эмоцией нарастающую неприязнь к человеку, которого видела впервые, - Что ж, прозвище тебе под стать, - с каким-то пренебрежением в тоне произнесла она.
Хару любила давать людям особые имена, основываясь на их характерных чертах и ситуации, при которой произошло знакомство, однако она отдала должное первому человеку, который набрался смелости назвать Китачи «Слепым», ведь это прозвище ему шло как ни одно другое. Слеп до чувств других, ко всему внешне был таким же пугающим, как и незрячие люди. Когда парнишка сократил дистанцию до максимума, куноичи смогла ощутить эту огромную разницу в их росте, однако несмотря на это, она абсолютно не смущалась, даже наоборот, нашла причину задрать голову еще выше. В итоге встретились два твердолобых подростка, которые не хотели уступать друг другу ни в чем. То ли характер у Хару был такой, то ли сказывался подростковый период, но она уже в который раз попадает в подобную ситуацию, где она своим поведением вызывает у собеседника непреодолимое желание выбить из нее всю дурь. В академии ей постоянно приходилось выяснять отношения, доказывать что-то, защищать свои границы, и даже став генином, эта привычка у нее осталась. Однако Хьюга попытался сгладить углы и напомнить куноичи о содержимом свитка, который Хару не успела прочитать. Посему в ответ на заданный вопрос она слегка приподняла бровь, не обрывая зрительного контакта, после чего с присущей детской наглостью озвучила следующие слова:
 
- Ты же «Слепой». Как ты свиток прочел? – естественно все это было сказано сразу после внушительной речи Китачи, который хотел блеснуть своими знаниями фольклора. Он был умным, это был факт, любил читать и не любил глупых людей, но Узумаки прям разрывало от любопытства, ей была интересна реакция этого парнишки. Как после озвученной им фразы и последующих ожиданий обсудить содержимое свитка, он вдруг получает такой идиотский ответ? «Она тупая? Да? Нет, однозначно тупая» примерно такой поток мысли должен возникнуть в голове юного Хьюга, который наверняка иначе представлял себе дальнейший разговор с дальней родственницей. Конечно, не будь Китачи таким отстранённым и пугающим, быть может она вела себя иначе, и больше располагала к непринужденной беседе, но она явно испугалась сдержанной злобы мало знакомого ей человека и пыталась сейчас своей дерзостью перекрыть эти самые чувства. И до тех пор, пока будет чувствовать исходящую от Китачи опасность, будет вести себя таким идиотским образом. Ко всему прочему паренек подошел к ней до неприличия близко, тем самым врываясь в личное пространство и без того напряженной девчушки.
 
Она сверлила своим напряженным взглядом собеседника, чувствуя, что вот-вот что-то произойдет, однако томительное, даже тревожное ожидание продолжалось еще какое-то время, пока Хару все же не решилась выставить руки между собой и Китачи, намереваясь напомнить тому, что стоит держать дистанцию, особенно с чужими людьми. Держа все также свиток в своей руке, она буквально выставила тот перед собой, упираясь «дзикусаки», а в простонародье «стержнем» свитка, прямо в грудь Китачи, таким образом передавая тому его же собственность, пусть и в достаточно грубой форме.
 
- Я не читала его, но ты и сам любезно рассказал мне о его содержимом, - она хитрыми лисьими глазами смотрела в почти белую радужку глаза Хьюга, изучая каждую его эмоцию, каждое подрагивание едва заметного зрачка, - Держи, это ведь твое, - казалось будто Харуко не интересовали слова нового знакомого. Но черт подери, ей было очень интересно, ведь она сама интересуется всем потусторонним и мистическим, однако она настолько вжилась в роль невыносимой вредины, что уже не могла отступить!

+3

8

Обстановка в помещении продолжала накаляться. Стремительно, неотвратно. Градус противостояния в странном диалоге двух юных сердец повысился до предельных значений. Во всяком случае, достаточно, чтобы оба понимали - вот-вот должно что-то грянуть. Что-то лопнет или треснет. Щёлкнет, порадив ослепительную вспышку. Взорвётся, дав сигнал к действию. Прозвучит громогласный горн, освидетельствовав начало.
Начало чего?
Между тем, с каждым произнесённым словом Узумаки Хьюга терял различимые эмоции в лице. Бесследно исчезали раздражение и неприязнь. Жесткость и отчуждение во взгляде канули в небытие. Легкая озлобленность, отвращение, жажда нанести крепкий удар, вбивающий истину. Всему этому на смену пришло спокойствие. Более того - безразличие. В Китачи не было сейчас и толики того, чем встретил он свою нежданную гостью, и это могло показаться странным, ещё более отпугивающим и напрягающим. Всего несколько мгновений и громовые свинцовые тучи обратились в безмятежный штиль при ясном небе. Не парадокс ли, столь сдержанная реакция на все те грубые подколки со стороны Хару? Разве, не должно было это вылиться в нечто действительно...Беспрецедентно жестокое? Определённо, должно было. Так от чего же нет?
Тачи знал о Харуко много. Слишком много. Её привычки, повадки, манеру поведения в зависимости от ситуации. Каждую условную и безусловную реакцию на тот или иной раздражитель, его отсутствие. Такая понятная, простая для прочтения из-за своих не прикрываемых эмоций - очередная открытая книга на столе Ки. Вопреки устоявшемуся принципу - легко судимая по обложке. И чем больше знал юноша о рыжей особе, тем меньше она вызывала интереса, особенно сейчас, демонстрируя лишь инфантильность, глупость и навязчивое желание вызвать негативные эмоции, яркую ответную реакцию. Если бы не окружающая Хару великая тайна, Слепой давно бы оставил её в покое, прекратив своё доскональное изучение этого наивного нахального ребёнка. Отвечать грубостью на грубость вовсе было бы проявлением недостойного для гения поведения.
Но Хьюга ошибался в своих размышлениях. Размышлениях не о Харуко - хотя в этом тоже. В первую очередь он ошибся в себе.
Свиток оказался в левой руке Китачи практически сразу после вручения, после чего, в едином движении с левой рукой, в грудную клетку Узумаки был нанесён удар раскрытой ладонью правой руки. Он мог бы показаться слабым, несмотря на впечатляющую скорость движения, но ощущение это было ложным. Подтверждение тому - волна боли, прокатившаяся по всему телу Узумаки, лишающая возможности двигаться. Лёгким движением, всего в один удар, Хьюга обезвредил девушку, а затем, зайдя за спину, ударом во внутреннюю сторону колена заставил приклониться.
Он сам себя не мог понять. С одной стороны, он не ощущал никаких негативных эмоций по отношению к Хару. С другой, не смог отказать себе в непреодолимом желании сделать то, что, в общем-то, и сделал. Взбухшие вены на висках ясно говорили о намерении причинить боль, довести дело до конца, но Слепой даже не помнил ясно, как сложил на чистом автоматизме печать, чтобы активировать додзюцу. Быть может, он сам себя убедил, что не хочет драки? Вероятно. Но извиняться за свой поступок, а уж тем более останавливаться, Хьюга не собирался. Нависнув тенью над беззащитной соперницей, Китачи с полной готовностью ожидал, когда спадёт паралич. Ведь так было гораздо интереснее.
— Твердолобая Хару, Алая Бестия, как там тебя ещё называют? Ты делаешь вид, что тебе не интересно, что я говорю, чтобы понять, когда я повышу голос, пытаясь докричаться до тебя хоть так, — голос Хьюги тоже был на удивление ровным и спокойны, хоть в нём и присутствовали определённые интонации, говорящие о внутреннем ощущении превосходства и властности.
— Ты столь старательно пытаешься меня задеть хоть чем-то, чтобы вывести меня из себя, но вся правда в том, что ты напугана, хоть и пытаешься утихомирить бешенное биение своего сердца. И тебе было бы комфортнее, понятнее видеть открытую агрессию, ведь ты привыкла к ней. Тебя не страшит гнев, но заставляет дрожать скрытая угроза, исходящая от меня, которую ты не можешь предугадать или оценить. Ты хочешь доминировать, быть ведущей в диалоге или, скажем, драке. Почему? Желание лидировать во всём, может, амбиции? Нет. Ты просто хочешь выйти из тени своих родителей, прославленной семьи. Доказать всем, что ты действительно стоишь чего-то. Сама по себе, Харуко, а не наследница Узумаки. Бьёшься головой о препятствия, пышешь во все стороны энергией. Но когда отец говорит доченьке, что надо бы для начала сделать домашку, ты послушной овечкой садишься за стол. И ты бы так хотела обсудить эзотерику и древние мифы с кем-то, кто действительно поддержал разговор, верно? Но тебе не комфортно, ты не можешь быть собой. Тебе так же некомфортно, когда взрослые о чём-то шепчутся. Тебе кажется, что они шепчутся о тебе? Что-то скрывают от тебя? Я знаю, о чём ты думаешь. Каждую твою мысль. Все твои страхи, сомнения и желания. Мои глаза видят всё. И да, ты права, моё прозвище мне, действительно, под стать.

+2


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки » "Эпос Конохагакуре: Кицунэ и Дайтенгу"