В сюжете произошел следующий таймскип до июня. Все персонажи, которые успели записаться на участие в экзамене на чунина, отправляются в деревню Дождя. Теперь их игра происходит в разделе Экзамен на Чунина.
Игра объявлена открытой! Игрокам доступны такие темы как: личные эпизоды и флешбеки, сюжетные квесты и миссии.
В сюжете произошел таймскип на 15 лет. Все персонажи, достигшие ранга А, остаются канонами ролевой и переходят под управление гма. Всех желающих продолжить игру, но уже на новом слоте, просим ознакомиться со списком ролей и правками в технобуке. Поменялось многое, эта информация обязательна к ознакомлению. Игра начинается строго с ранга генин!
Были переписаны правила проекта, они полностью адаптированы под эпизодическую систему игры. ВНИМАНИЕ! Временно запрещена регистрация твинков.
Из шаблона анкет убран пункт "Пробный пост", и пусть генину не требуется показывать уровень своего мастерства в самой анкете, администрация будет следить за вашей основной игрой, чтобы вы соблюдали написанный вами характер, в особенности, если персонаж попадает в боевую ситуацию.

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Память, D, 01.06.625


Память, D, 01.06.625

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Память

Дата, время: 01.06.625
Участники: @Nara Banimaru
Страна, местность: Коноха
Тип (миссия, сюжет): миссия
Ссылка на миссию/квест: Миссии и квесты
Описание: на кладбище Конохи редко можно встретить посетителей, но они все же есть. С завершением зимы подтаявший снег обнажает изъяны у троп между памятниками, да и сами памятники нередко становятся местом отдыха для птиц перед следующим полетом.

https://i.ibb.co/WcVbXR3/13ed6ff07a64d6f3128319eb8e418a93.gif

0

2

Сколько живут морские свинки, домашние мыши? Сколько живёт любовь? Три года. Столько же Бэнимару является шиноби; столько же – генином. И задания D-ранга – его зона ответственности: отлов котов и прочих домашних животных; ловля кабанов и прочих диких животных; уход за детьми и стариками; всякий клининг – мытьё, уборка, очистка; и многое другое – социалиально полезное. И всё чаще Бэнимару ловит себя на мысли, что попал в день сурка:

Очередные июнь, понедельник, утро. Сколько таких было и сколько таких будет? Бэнимару просыпается, умывается, собирается. И приходит в резиденцию – за работой. Он принимает свиток, раскрывает его, а там: кладбище, бла-бла, могилы, бла-бла, уборка. Опять! Опять! Опять! Бэнимару щипает себя за щеку; и на щеке остаётся красный след; но сам он не просыпается. Не сон. Не видение. Реальность. В которой он увяз, как в трясине. И что делать? Начнёшь барахтаться – скорей утонешь. Ждать помощи? Разве что. Бэнимару покинул резиденцию и отправился на кладбище.

Знакомая дорога. Знакомые ворота. Знакомые лица. Знакомая работа. Бэнимару принимает из рук сторожа ведро с водой, пустое ведро и тряпку. «Тряпка и вёдра…» – думает он, – «Полезнее сюрикена и куная!» Ещё чуть – совсем капельку! – и Бэнимару прикупит свой инвентарь для уборки, заклеймит его. Именные швабра и метла – вот, что ему нужно. Ряд за рядом Бэнимару обходит могилы, осматривая их. Если видит мусор – собирает, забрасывает в пустое ведро, трамбует. Если видит грязь – или говно? – оттирает его, не оставляя разводов. И так – раз за разом.

Из множества фамилий и имён, выгравированных на памятниках, лишь некоторые кажутся ему знакомыми: «Нара Шикаку» и «Нара Шикамару» – далёкие предки; главы клана – и лишь потому их он помнил. Теоретически, главой мог стать и Бэнимару; если бы не был ублюдком, недоноском и неудачником. Помимо Нара, на кладбище лежали и многие из Акимичи и Яманака – близких, почти что родственных кланов: «Чозо», «Чоджи», «Иноичи», «Ино». Кто такие «Хьюга Неджи», «Хатаке Сакумо», «Сарутоби Асума» мог лишь предполагать: представители известных кланов, а кто-то – быть может – родственник Хокаге – Третьего, Шестого и нынешнего – Девятого. Другие имена – «Като Дан», «Гекко Хаяте», «Нохара Рин» – не говорили Бэнимару вовсе ни о чём.

Когда-нибудь – лет через пятьдесят, шестьдесят, семьдесят – где-то здесь ляжет и Бэнимару; и уже тогда – ха-ха! – его могилу будут чистить генины. Такой же охламон, что не уважает ни наследие, ни память предков, с вёдрами – пустым и с водой – в руках и тряпкой в зубах будет бродить меж рядом, от скуки читая гравировки. И чистить, и чистить, и чистить памятник за памятником – от говна, что выжмут из себя голуби грядущих поколений. Лицо Бэнимару растянулось в улыбке: приятно было осознавать, что и смертью своей он обременит хоть кого-то – пусть даже генина.

Ведро, ещё ведро, ещё ведро – много раз Бэнимару сливал грязную воду, набирая чистую; и столько же раз он вываливал мусор в контейнер: фантики, окурки, листья – всё то, что приносили посетители и ветер. Работая под открытым небом, Бэнимару потел. Одежда липла к телу. Сторож не терял надежды подкормить генина, затеять с ним беседу; и всё – тщетно. Раз за разом Бэнимару лишь кивал и проходил мимо, стараясь даже взглядами не пересекаться.

Бэнимару искоса наблюдал за посетителями: по лицам и глазам он старался распознать, кто и что чувствует. Были те, кто над могилами горевали, стонали и ревели: свежи были их раны, ярка была их боль. И были те, кто нам могилами улыбались – устало, но по-дружески: они давно уже прошли все стадии принятия. Вне заданий, Бэнимару редко посещал кладбище; по сути, за компанию с родителями. Ведь он никого не терял: и отец, и мать – живы; и дедушки, и бабушки – тоже. Под землёй лежали лишь те, кого он не знал или знал плохо. Не терял он и друзей – ведь не было у него друзей. Не мог он погоревать и над могилой домашнего животного – ни кошек, ни собак он не любил и иметь никогда не желал; как и его родители.

Бэнимару мог лишь представлять, как отреагирует на смерть родственников: будет ли плакать? будет ли горевать? будет ли рвать на голове волосы? а, быть может, захочет отомстить – допустившему халатность врачу или справившемуся со своей работой врагу? Пазл в его голове не складывался: Бэнимару не мог вообразить, что кто-то из близких ему людей умрёт. И, так и не окончив мысленный эксперимент, вдруг заметил, что с работой покончил: кладбище – пройдено, дерьмо – смыто, мусор – собран. В последний раз опорожнив вёдра, Бэнимару сдал инвентарь сторожу и распрощался.

Вернувшись в резиденцию, Бэнимару сдал отчёт. Получив награду, он покинул резиденцию.

Отредактировано Nara Banimaru (04.02.2024 00:38)

+2

3

Миссия завершена.

0

4

Nara Banimaru, 6 ОП, 5.000 рё.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » Память, D, 01.06.625


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно