ПОСТ
ЙОШИМОТО КИРИШИМА
Киришима молча наблюдал за очередным мышечным спазмом темнокожего артиста из Кумо. Сюжет развивался в лучших традициях дешевой комедийной постановки: грандиозное, пафосное вступление вылилось в столь же грандиозный провал. Туша Арая рухнула на землю со звуком пустой кастрюли , прямо под ногами новоприбывшего шиноби Альянса. Кири едва сдержал смех, а затем с сочувствием посмотрел на напарника Арая.
Читать дальше...
НУЖНЫЕ
НОВОСТИ
Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август - сентябрь 609г.
список администрации
• Домен narutoexile.ru периодически недоступен, просим перейти на https://exileanbune.rolka.me/
• Форум терпит некоторые изменения, и самым очевидным обновлением является дизайн. Теперь он у нас светленький!
• Был обновлен список плюшек, просим всех ознакомиться с изменениями.
Рейтинг форумов Forum-top.ru
NARUTO EXILE

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Ветра » Архивы Сунагакуре


Архивы Сунагакуре

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Тщательно охраняемое здание, в котором хранятся архивы селения. Множественные секции расходятся сотнями и тысячами стеллажей с документами и свитками. При наличии нужного пропуска здесь можно узнать практически все, что будет нужно. Если, конечно, не потеряться в бесчисленных потоках информации.

0

2

октябрь 608 года
Одежда

---> Больница Сунагакуре

Оставлять Наоки отчего-то было трудно, что-то скребло на душе и не позволяло расслабиться. Он лежал в этой своей постели с широкой улыбкой и обещал не лезть на рожон, и все же... и все же что-то читалось в этих его внимательных искрящихся глазах. Какое-то нетерпение, какое-то едва проскальзывающее желание себя доказать. Он был благодарен не просто так - дело тут совсем не в том, что она его якобы спасла. Да и чему там было быть благодарным? Если бы она за собой его не потащила то его не от чего было бы и защищать, право. Он был благодарен за то, что она доверилась ему, что дала такое задание, что позволила его почувствовать себя нужным, полезным. И это был сильный наркотик. О, Саюри прекрасно это знала, выросшая с ненавистью в груди с самого детства и только гораздо позже осознав, что такое любовь, принятие, и понимание. Как же здорово было смотреть на себя в зеркало и думать "я все сделала правильно". Как приятно было думать, что ты за день успел сделать что-то полезное. Так что же, теперь Наоки захочется так же.

"Я просто надеюсь, что он не будет лезть на рожон." Конечно, Совет больше не будет выдавать ему миссий А ранга. Скорее всего он вернется к отлову кошек а самой Саюри придется выслушивать очень неудобные вопросы по поводу того, почему она сама потащила за собой генина в подземелье, кишащее джонинами-предателями. И почему-то куноичи была уверена в том, что обычного ответа от Тамаи на этот раз им будет недостаточно. Что же, сегодня она ото всех от них спрячется в архивах, и пусть они попробуют ее найти. И только время покажет, что это приключение сделало с Наоки и как оно его еще изменит. "За ним, конечно, нужен глаз да глаз". Но сейчас за ним следили в больнице, хотя бы на несколько дней, хотелось бы верить, он будет в полной безопасности. Хотя бы ненадолго. Но она отвлекается от насущного задания, сейчас нужно было найти предателя, и у них уже были догадки и зацепки, и изучением именно их она сейчас и займется. Потому что времени у них не было - кто знает, чем займется предатель как только узнает, что план их был остановлен.

Приближаясь к зданию архивов, Саюри непроизвольно поднимала на него голову, осматривая мягкие формы. Еще больше документов, еще больше свитков, еще больше информации. Сумки ее самой уже были полны работой, которой она занималась в больнице, и голова начинала потихонечку пухнуть. В какой-то момент она превратилась из сильной куноичи, жизнь которой была полна приключений и битв, в офисную крысу. И наверное в каком-то смысле это было даже хорошо, кто-то же должен был это делать, правда? И лучше этим человеком была Саюри чем, например, Мори Аметсу. Да и тем более едва ли тот день, когда ей приходилось ползать по тайным проходам тюрьмы и ловить нукенинов, можно было бы назвать скучным. И все же даже в нем бюрократии было столько, что слепило глаза. В архивы Саюри входила решительно, разговоры вела вежливо, и вот уже совсем скоро ее провели в комнату с личными делами шиноби.

Выдвижные ящики разбегались по всем четырем стенам маленько душной комнатки, и ряды их стояли друг на друге и вились до самого изогнутого потолка. От одного взгляда на них становилось немного тяжелее и неприятнее. Что же, если она не хочет здесь сидеть слишком долго, то придется приступать. Избавив себя от тяжелой ноши своего песка, веера, и документов, Саюри повела плечами, разминая их и раскрывая перед собой лист бумаги, на котором она записывала имена, перебегая глазами от одной подписки к другой. Песок поднимался единым порывом, вместо Саюри открывая ящик за ящиком, опуская нужные ящики перед ней, на тяжелый стол, через которые опа перебегала пальцами, доставая один файл за другим их тех имен, что выдал ей Тамаи. Вскоре перед ней лежал целый веер работников тюрьмы, которые отличились подозрительным поведением, и Пустынная всматривалась в их лица, прикрепленные к их толстым файлам скрепками. Что же, пришло время начинать.

Прошел долгий час, в который Саюри пробегала от строчки на строчку, выписывая в свой блокнот всю нужную информацию, все связи, которые она смогла найти, обдумывая каждый возможный вариант, который мог подтолкнуть их к тем действиям, которые они совершили. Кого-то из них она знала давно - они говорили против политики мира и понимания громко и уверенно, не скрываясь и не стесняясь своих взглядов. Кто-то же был подозрительнее и осторожнее - они не выделялись практически ничем, так и оставаясь тенями - какими и должен был быть хороший шиноби. Но список все-таки сужался, и это было отличное начало. Она узнала все, что ей было нужно, оставалось только подтвердить. Взяв в руки несколько запасных фотографий тех, кто оставался ей интересен как возможный предатель (а может, их было несколько?), Саюри положила их в карман одежды и разложила все файлы на свои места, поставив ящики обратно при помощи своего песка. Что же, она не хотела этого делать, но сейчас придется возвращаться обратно в тюрьму. И именно там искать подтверждения.

---> Тюрьма Сунагакуре

+1

3

апрель 609

---> Штаб отряда по защите Сунагакуре

За уверенной беседой время проходило достаточно быстро, и пока Шима и Саюри обсуждали то, как именно они будут стуктурировать поиск нужной информации, путь от Штаба до архивов и закончился. И архивы впускали двух шиноби вглубь через покатые края глубоко сидящей двери. Девушка, сидящая за стойкой, приподнимала на них свой взгляд, и ей понадобилось около секунду на то, чтобы понять, кто именно перед ней стоит. Однако, стоило ей только перекинуть свой взгляд с вьющихся красных волос да на холодные бирюзовые глаза, то она вскочила с собственного места, сложив руки перед собой и опустившись в поклоне.

- Са-саюри-сама, - отозвалась она, немного покраснев. И сама Саюри отвечала приветственным и вежливым кивком, давая понять и видом и словом, что у них не было времени на то, чтобы его терять.

- Мы будем в секциях 4НП и 8УГ, - сообщила она, давая понять, что в общем-то ни в какие подозрительные места они лезть сегодня не собирались и значит дополнительные разрешения от Совета им были не нужны. Не то чтобы в этом селении осталось много секций, в которые ее могли бы не пустить. Тем не менее, девушка радостно кивнула, явно расслабившись, что ей не придется Саюри сегодня ничего запрещать. - Мы осмотримся как можно быстрее, но прошу никому не рассказывать, что мы здесь были. - Последнее, что ей было нужно, это чтобы этот их предатель понял, что на их след кто-то вышел. И не просто кто-то, а сама глава отряд по защите вместе с одним из лучших аналитиков.

- Шима, собери всю нужную информацию об отрядах разведки, - сообщила она, получая в ответ уверенный кивок бородатого мужчины, - я отправлюсь собирать информацию из тюрьмы, - потому что ее работа почему-то так или иначе неизбежно приводила Саюри в тюрьмы. Что же, на этот момент она не просто привыкла, она даже смрилась. И тем более что именно сейчас эти знания могли оказаться достаточно полезными. - Соберемся в общей зале со всеми личными делами шиноби.

И они разделились, прекрасно понимая, насколько долгими будут эти поиски и насколько тяжелыми будут те кипы бумаг, с которыми им придется иметь дело. Однако, им не привыкать. Кто-то говорил, что жизнь шиноби это активная работа в полях и умопомррачительные сражения, однако работа самой Саюри с каждым годом все больше и больше напоминала жизнь любого любителя потолкать несколько нужных бумаг. С одной стороны конечно немного грустно, особенно учитывая ее особые таланты, но с другой стороны, опять же, сейчас ее опыт был очень полезен. Потому что количество окументов и правда было астрономическим, особенно если им хотелось найти информацию об одном единственном человеке, который работал над этим своим проектом вот уже несколько лет. Во всяклом случае, хотелось верить, что человек этот бал один и работал самостоятельно, потому что иные варианты были гораздо страшнее и в разы опаснее. Да и потому что двоих было бы искать гораздо сложнее.

Саюри, сверяясь со своим блокнотам, искала в нужных ящиках всю информацию о том, кто и когда работал в нужных отделах тюрьмы. Кто был в здании в тот момент, когда кто-то составлял тот самый отчет с ошибкой. И это, к сожалению, мог быть совершенно кто угодно, начиная последними генинами и заканчивая начальством. Не стоило исключать даже то, что это мог бы быть уборщик или же работник службы доставки еды. Обычно именно эти люди могли оставаться незамеченными, особенно если они могли еще и подавлять собственную чакру. И, пропади оно пропадом, это был воистину долгий список, и потому количество документов, которые Саюри пришлось переместить с собой в общую комнату, не поместилось даже в ее руки на один подход. Шиме самому пришлось ходить несколько раз.

- Это все? - Поинтересовалась она через несколько минут, получив в ответ уверенный кивок. Документов перед ними были горы, и горы эти нужно было каким-то образом организовать, и у Саюри была на этот счет прекрасная идея. - Создадим таймлайн, самые ранние события на этом краю стола, самые поздние на другом. И посмотрим, какие именно события будут пересекаться между собой. - Это была работа долгая и скурпулезная, и им понадобилось около часа только на то, чтобы перечитывать несколько страниц из отвечов, убедившись в том, что они действительно были помещены в правильное место. И совсем скоро горы, которые раньше были перед ними, превращались в настоящую простынь, которая покрывала этот стол подобно скатерти. Сколько они еще здесь проведут часов?

Саюри, как и Шима, смотрела на этот вид с легким напряжением, и в то же время никто из них не мог позволить себе тяжело выдохнуть. Это была их работа, и они будут выполнять ее правильно. И потому Саюри нарушила тишину, что ненадолго повисла над их головами.

- Начинай с того конца стола, и я начну с этого. Мы ищем имена шиноби, которые присутствуют если не на каждом то как минимум в большиснстве отрядов в то время, когда нам были сданы отчеты с неточностями, - но Шима и сам, конечно же, прекрасно это понимал. Может, она и правда пыталась тянуть время? Вот только как раз таки времени у них и не было.

0

4

- Это значит, что никто из них не был частью всех отрядов одновременно? - Подытожила она, смотря на несколько раскрытых личных дел перед собой, со всех из которых смотрели уверенные лица шиноби и куноичи с потертых фотографий. С тех времен, как они пришли в эти архивы, прошел не час и не два, и мало кто из них мог предположить, что этот поиск окажется настолько продолжительым, но отступать было уже поздно. В ярко освещенных стенах архивов их родного селения их силуэту покачивались и разрастались, и на лицах Шимы и Саюри начиналась показываться сереющая усталость, однако пока что количество конфентрации и адреналина не позволяло им даже замечать того, как итенсивно сейчас работали их сознания.

- Получается, что так, - начинал Шима, касаясь своими пальцами густых волос на собственной же голове, будто бы это как-то могло позволить ему разрешить загадку. Неужели это было все? Неужели после все этих поисков они совершенно ничего не найдут? Не было ни одного и того же уборщика даже, так что же их объединяло? Саюри зигзагами скользила по документам, распластаным перед нею, пока взгляд ее не зацепился за уже знакомые ей документы, раскрытые перед нею. Личное дело Инши, помеченное особой печатью. Несколькими даже. Несколькими, потому что она погибла, и потому что умерла она предателем.

- Шима... - Начинала она, потянувшись к ее папке и поднимая ее на руки, перелистав несколько страниц. Ее жизнь, ее учеба, совершенно обыные дела, которые читались как мемуары какого-то патриота а не предателя. И умерла она, конечно же, наверняка считая себя героем. Инши считала, что их селение было слишком слабым в руках ее дедушки Гаары и Совета, и что им нужен был гораздо более железный кулак. И такие люди, как Инши, никогда не бывают в одиночестве. Саюри перелистывала страницы в поисках имен всех шиноби, с которыми она была распределена в одну команду, и некоторые из этих имен были очень даже хорошо ей знакомы. - А что если мы исключим все случаи, в которых была Инши?

Аналитик задержал на своей начальнице взгляд лишь на мгновение, стараясь понять причину этой просьбы, и больше мгновения ему не понадобилось, прежде чем его глаза осветились озарением, и он вернулся обратно к столу, убирая несколько документов из аккуратно составшенного ими таймлайна. И, кто бы мог подумать, стоило им только это сделать, как одно имя возьми и выскочи.

- Микоши, - сообщил он, наконец увидев связь. Микоши, мало что из себя представляющий чунин, и сама Саюри с трудом могла даже вспомнить его лицо. Однако, услышав это имя, Саюри потянулась первым делом не к его личному делу, а к личному делу Инши. И там, на последней странице, она видела то же самое имя.

- Учился вместе с Инши в академии шиноби, затем они были рапределены в одну команду. Впоследствии он не смог пройти экзамен на чунина и их команды была перераспределена, - начинала Саюри, довольная найденной связью, и в связь с этим положив документы обратно, наконец потянувшись к его собственному личному делу, чтобы продолжить свою мысль. И Шима, догадавшись до того как его попросили, уже успел найти его личное дело и протянуть в ее сторону в раскрытом виде. - В академии был шиноби талантливым, но звезд с неба не хватал. Показал таланты в гендзюцу, но в итоге специализировался в берьерных дзюцу и стал частью барьерного отряда.

Закончив эти слова, она позволила тишине опуститься на эту комнату подобно тонкой паутине. Потому что вопрос, который они себе задавали, был не один. Конечно, они хотели знать, кто это был, потому что дальше они могли разобраться и сами, но второй вопрос был чуть ли не важнее первого - как? Как один человек мог это провернуть? Как он мог сделать так, сто столько отдельных шиноби в совершенно разных обстоятельствах смогли совершить столько ошибок и что потом их совершенно никто не мог заметить? Это была сила? Или же талант? Или же...

- Гендзюцу, - подытожила Саюри, перелистывая несколько листов в поисках подтверждения своих слов. Человек, который был невероятно талантлив в гендзюцу в академии, но затем занялся развитием совершенно иных навыков? Это было странно, нелогично. Что было гораздо логичнее это то, что Микоши развивал свои навыки иллюзий и потом никому об этом не рассказывал, чтобы потом использовать эту силу самостоятельно. Для чего не совсем ясно, но видимо сейчас кто-то об этих талантах узнали использовал их в своих целях. Например, сама Инши. - Скорее всего он помещал всех шиноби в гендзюцу, заставляя их писать в отчетах то что они думали, что видели. Таким образом никто не замечал подмены.

Гениально.

- Его нужно поймать с поличным. Прийти на место работы, использовать технику превращения, заметить его использование техники и затем поймать и допросить, - и заодно может быть увидеть, как именно работает это невероятно полезное гендзюцу.

Найти его спико работы не было трудно. Они, в конце-концов, сейчас были в архивах. И совсем скоро они с Шимой направлялись в правильное время и в правильное место, оставив после себя целое полотно бумаг, которые пришлось убирать работникам архива. Им не приыкать. А Саюри с Шимой, в конце-концов, торопились.

---> Сторожевая башня

0

5

август 609

---> Резиденция Казекаге

Жарко. Большинство жителей селения скрываются от жару по своим домам, и Саюри могла их понять. Солнце стояло высоко, и она скрывала свое лицо в тени волос. Путь до архивов был не долог, и это было хорошо. Во-первых, потому что это спасало от риска солнечного удара, а во-вторых это не давало Наоки слишком много времени для того, чтобы задавать вопросы. Не то чтобы она была против - он имел право знать. Тем более об организации, которая раз и навсегда запятнала репутацию того экзамена, над которым Саюри корпела настолько долго.

Она чуть приподнимала голову, осмотревшись по стороам и убедившись в том, что за ними никто не следит и ничьи случаные уши не услышат этой информации.

- Шикки-Ша - террористическая организация, поддерживаемая Альянсом. После завершения экзамена они совершили нападение на делегации, покидающие наше селение, и похитии нескольких шиноби, в том числе и наших шиноби, что пришли на подмогу. - Саюри отвечала, не изменившись в лице, но что-то в ее взгляде потяжелело. Не самое спокойное время для того, чтобы стать лидером разрозненного селения через столько лет, что они провели под правлением Совета. Если она не вернет шиноби назад, то это будет лишь только лишним арсеналом ее врагов. Не то чтобы это было главной мотивацией. Но Саюри пока что никто не мог обвинить в отвутствии милосердия. Оказывается, главным ее убытком с точки зрения оппозиции был милосерлия избыток.

- Мы не получили никакой информации об их активности на нашей территории, - а вот это, на самом деле, было упреком чуть ли ни личным в ее собственный огород, - поэтому действуют они весьма профессионально и скорее всего имеют свои способы получения информации из нашего селения. Однако, их активность была замечена как на нашей территории, так и в странах Воды и Огня. - Она не станет говорить, насколько важно их поймать - Наоки и сам догадается, хотелось бы верить. Но, во всяком случае, сейчас он будет знать с каким врагом они имеют дело.

Дошли. Саюри быстро окинуа взглядом вывеску архива, прежде чем пройти внутрь.

- Добрый день, - мягко окликнула она девушку, что сидела перед ними и явно читала что-то в важных документах у себя под носом. В архивах всегда было тихо, но сейчас - еще тише, чем обычно. Что же, это хорошо. Значит, что их никто не побеспокоит. И что мало кто будет спрашивать себя, что именно главнокомандующая этого селения забыла в этих местах.

- Прошу прощения, я не.. Казекаге-сама! - Лицо незнакомки сменилось со спокойствия и скуки на страшное удивление, и она перекидывала своой взгляд с девушки на юношу, прежде чем согнуться пополам в вежливом поклоне.

- Проведите нас, пожалуйста, в архив 5Х, - отозвалась Саюри. О, она и без того прекрасно знала, где все находится. За свое время в старой должности она практически жила в этом архиве, а если не жила то отсылала нужных людей. И тем не менее, архив 3Х не был тем местом, куда пускали даже ее по специальному разрешению от Казекаге. Что же, сейчас ей ну нежно было никакого приглашения, чтобы пройти внутрь. Девушка же перед ними переминалась с ноги на ногу, переводя взгляд с Казекаге и на ее подчиненного. - Его зовут Наоки, и он со мной.

Кажется, этого было недостаточно, чтобы потушить ее волнение. И Саюри прекрасно понимала почему.

- Мы с радостью пройдем все необходимые проверки личности, - не то чтобы кто-то действительно готов был рискнуть и попытаться пройти в архивы под личиной Казекаге, но Саюри прекрасно понимала протокол. И она прекрасно понимала, что девушка боялась просить ее об этом, пускай и знала о неизбежности. Что же, проверка была простой - сенсоры узнали ее чакру, проверили скорпионов, проверили инвентарь Наоки, и всего через несколько минут они уже оказывались в глубоких залах простого помещения, которое, если честно, казалось слишком простым для той информации, которое оно за собой скрывало.

Саюри поблагодарила куноичи и больше не проронила и слова, пока ты выходила из помещения. Казекаге же приподнимала голову, осмотрев эту комнату, пытаясь вобрать в себя масштаб того, что здесь сегодня должно было произойти. То, что они собирались сделать, не будет простым.

- Архив 5Х, - тихо проговорила она, опуская на Наоки взгляд бирюзовух глаз, - это архив, в котором скрываются запретные техники нашего селения, которые мы посчитали достаточно опасными для того, чтобы даже быть названными. - Забавно, чтоона уже говорила "мы", будто бы имела к этой комнате какое-то отношение а не увидела ее впервые. Она медленно переводила взгляд с буквы на букву, пока не нашла тот архив, который был нужен, и кивнула в его сторону, предлагая Наоки пройти вместе с ней.

- И в этом архиве хранится все, что мы знаем о техниках Сасори Красных Песков, - и Саюри осторожно открывала ящик, в котором покоилось несколько свитков. Но вместо того, чтобы смотреть на свитки, она переводила взгляд на Наоки. Он обещал. И она верила ему. Но то, как он сейчас отреагирует, было важно.

+2

6

Резиденция Казекаге [Деревня Скрытого Песка]

Наоки было неловко идти вместе с Казекаге по деревне. Он все еще не чувствовал себя полноценным шиноби, профессионалом для которого визит или общая работа с такой персоной как лидер деревни было обычным делом. Прохожие то и дело поворачивали головы в след главе деревни и от такого количества внимания чунину становилось неловко. Он привык быть обычным парнем который не особо выделялся из толпы своих соплеменников. Правда сказать его тоже стали периодически узнавать. После той победы в финале экзамена. В его отряде говорят, что он талантливый парень и сможет многого достичь. Однако кукловод так не считал, ведь он просто показал себя по сравнению с другими шиноби своего уровня, где-то ему повезло, а где-то он был сильнее. Однако вряд ли он бы смог побороть очень сильного противника, такого как Каге например или элитные шиноби деревни. Посмотрев на Саюри ему стало немного не по себе. Он вообще не понимает как ее песок так быстро и умело перемещается в пространстве при том, что она сама даже не прикладывает к этому усилий. "Не даром говорят, что лидерами деревни становятся сильнейшие."
Время прошло, экзамен на чунина принесший деревни такое большое оживление и суматоху тоже. Наоки даже немного привык к той многолюдности и шумности которую он привнес в его жизнь. Он впервые увидел иностранцев, впервые сразился с ними в честном бою. Такой опыт многого стоил. Благо, что его повышение в иерархии шиноби возможно позволит ему повторить это.
"Похитили наших шиноби?" Наоки впервые услышал о пропаже своих соотечественников. Видимо данная информация была засекречена или же не была доступна широкой публике. У парня в начале даже появилось легкое чувство гнева по поводу такой выходки со стороны каких-то нукенинов. Ему тут же захотелось что-то предпринять, но он быстро успокоился, поняв что скорей всего по этому поводу наверняка ведутся какие-либо работы и их теперешняя задача нацелена прямиком на это.
"Так как прошло много времени, вряд ли они еще живы. Если бы их хотели выменять уже давно запросили бы выкуп или отправили бы свои требования. Но безнаказанным это оставлять нельзя."
- Надеюсь если мы найдем ту технику что ищем, то сможем отомстить за товарищей.


Снаружи здание Архива не выглядело как-то по особенному. Обычное административное здание деревни скрытого Песка. Круглое, большое, охраняемое. Зайдя внутрь Наоки так же не отметил его примечательным. Какая-то заучка на входе, джонины которые несут здесь скучные караульную службу. Досмотр прошел без происшествий. Во первых с ним была сама Казекаге. Во вторых он просто вытрусил все что было спрятано в его рукавах. А с учетом того, что он не был экипирован для выполнения задания, он взял лишь пару свитков с собой. Проверка содержимого так же прошла успешно.
Слова Саюри-сан о секретных таинствах хранимых здесь будучи недоступными для простых шиноби будоражили ум кукловода. Интерес к их заданию все возрастал. И надо сказать ожидания юноши были оправданы. Внутри архив и в правду очень содержательное место. Десятки, если не сотни высоких стеллажей в два человеческих роста, были набиты свитками и книгами. На каждой из полок подписи и оглавления характеризирующие раздел к которому принадлежали те или иные знания.
"Архив 5Х значит? Запретные дзюцу. Интересно много ли оных у нашего селения?" Сложно оценить, ведь на то они и запретные, чтобы о них знал очень малый круг лиц. Оценить такое в полной мере может только лидер селения, ему как главнокомандующему такое положено знать.
- Если у нашей деревни много запретных и сильных техник, почему бы их не раздать сильным и доверенным шиноби, а, Саюри-сан? - наивно и без умысла вопрошал парень все еще осматриваясь по сторонам. Его тревожила некоторая тишина данного места. Дискомфорт создавался от того ощущения, что он и Саюри были здесь единственным источником каких-либо звуков. Однако если привыкнуть и заниматься здесь изучением информации такая атмосфера была бы в самый раз.
Они вместе прошли к нужному ряду документов на которые указала Саюри. В середине ряда стоял некий ящик в котором по словам девушки были заключены все сведения о деяниях и техниках великого мастера кукловода. Наоки даже нервно сглотнул от оказанной ему чести.
- Мне неловко и трепетно находиться здесь. Пару лет назад я был мальчишкой который читал о его деяниях лишь в книгах. - сказал он неловко смеясь и почесывая затылок. Убрав свой головной убор с протектором селения в сумку Наоки сел на корточки перед сундуком. Девушка своей легкой рукой отворила тяжелую, металлическую крышку. Взгляду юноши предстало пять свитков обернутых красной нитью. На каждом из них была надпись характеризующая содержимое свитка.
- С вашего позволения, - молвил юноша и приподнявшись в полный рост вытянул вперед правую руку. Невидимые нити чакры заставили содержимое сундука парить перед лицом чунина.
- Преступления и злодеяния Сасори Красных Песков. - озвучил парнишка. - Как я понимаю это не то, что нас интересует. - сказал он и свиток плавно лег на свое место движением одного пальца. - Информация о секретном оружии, механизмах и марионетках. Туда же.  - второй свиток повторил судьбу Первого.
- Некоторые сохраненные марионетки, или их чертежи. Все о человеческих марионетках. - при прочтении названия последнего свитка, Наоки удивленно повел бровью. Такие интересные и доселе изучаемые им знания были так близко. Его сердце и вправду стало биться чаще.
- Шпионская сеть внутри и вне деревни. Скорей всего это то, что мы ищем, Саюри-сан! - воскликнул Наоки и заставил последний свиток аккуратно упасть в руки девушки.
- Как-то подозрительно легко. - вслух подумал чунин. Однако он даже не подозревал что найти верный путь, еще не значит что путь будет коротким.

Chakra no Ito - Нити Чакры

Техника, которую обычно используют все кукловоды, чтобы контролировать своих кукол в бою. Нити создаются из крайне концентрированной чакры, поэтому их может видеть не только пользователь, но и кто-угодно.  Нити, так сказать, увеличивают радиус действия пользователя, это позволяет им управлять любыми объектами, к которому прикреплены нити, например, скрытым в марионетках оружием, по своему усмотрению. Также по нитям можно посылать дополнительную чакру для использования определенных техник посредством марионетки. Нити чакры можно прикреплять и к другим вещам, что позволяет пользователю контролировать их, или, по крайней мере, оставаться неподвижными.

✦ Дальность на которую шиноби может вытягивать свои нити чакры зависит от его параметра Ниндзюцу.
✦ Параметр Ниндзюцу 1.5 и выше - дальность нитей Средняя до 10м.
✦ Параметр Ниндзюцу 2.5 и выше - дальность нитей Дальняя до 15м.
✦ Параметр Ниндзюцу 3.5 и выше - дальность нитей Все Дистанции.
✦ Чтобы визуально скрыть нити чакры пользователь может заглушить поток чакры, сделав нити незаметными. Для этого шиноби должен иметь параметр Ниндзюцу 3.5 и выше.

http://s5.uploads.ru/VT1nd.png
Классификация: Ниндзюцу, Кукольное Мастерство
Свойство: -
Ранг: С
Тип: Не занимает слот действий в бою
Дальность: все дистанции
Ручные печати: -
Чакразатратность: 1

+1

7

"Отомстить за товарищей", как будто он полностью отказался от веры в то, что товарищи еще могли быть живы. Хотя он и прав, наверное - даже если их соотечественники сейчас и оставались в живых, то едва ли это была альтернатива гораздо лучше смерти. Их дети, родители, да возлюбленные уже давно расстались с надеждой на то, что однажды они смогут к ним прикоснуться. Не смогут. Такова жизнь шиноби, такова их судьба. Такова судьба всех, кто связал свою жизнь и с шиноби, и со скрытыми селениями.

Но "отомстить" было словом странным, несуразным. Как будто от этого хоть кому-то станет легче. Как будто месть могла вернуть семьям их отцов, матерей, и детей. Не жалей умерших, им уже все равно. Жалей живых.

- Я надеюсь, что мы сможем наших товарищей защитить, - Саюри не то поправила Наоки, не то просто отвечала на его слова. Если похищенные погибли, то тела их давно уже растаскивают на куски песчаные лисы и прочие падальщики. Вот остальные жители селения... их нужно было защитить от будущих нападений организации. И любого террористического акта. Что же, Саюри недаром в прошлом была главой по защите своего селения, потому что она защитником как была так и оставалась. Сунагакуре была ее домом, ее семьей, ее самым драгоценным местом - и она не позволит какой-то шайке бандитов оставлять на селении Песка больше окровавленных ран. Она не хочет больше слышать безутешных слез.

Иногда поле боя выглядит как архив. Иногда самое смелое решение - это сидеть в собственном селении и изучать древние документы на поиск ответов на вопросы. Иногда рывок к битве - это обычный вопрос, который задавал ей новоиспеченный чунин.

- Потому что иногда эти техники делают то, что противоречит законам морали, - произносила она, перебирая документ за документом. Была ли она с этим согласна? Саюри не была уверена. В этом архиве хранилось много техник, которые казались ей совершенно безопасными. Было много техник, которые казались ей необходимыми сейчас, например утерянная техника воскрешения, которая когда-то спасла ее дедушку. - Иногда попытка из выучить настолько опасна, что многие шиноби могут расстаться с жизнью лишь пытаясь ее освоить, и мы защищаем шиноби от самих себя. А иногда... иногда способности, которые она дает, могут повести изучившего по тому пути, по которому никто не должен следовать.

С силой приходит ответственность, и ответственность есть не у каждого. С силой приходит жажда большего, и иногда эта жажда неутолима. С силой приходит безумие, которое им больше не остановить. Саюри внимательно смотрела за Наоки. Гораздо более внимательно, чем сейчас смотрела на названия свитков, и потому не могла не заметить то, как изменился его взгляд, стоило ему прочитать название о человеческих марионетках. И отчего-то сейчас он напоминал ей Сасори - такого, какого она рисовала в собственном воображении столько раз. Обычного любопытного мальчишку с копной красных волос, который, закусывая губы, изобретал из тел собственных же родителей нечто ужасное.

- С силой приходит желание большей силы, - тихо произнесла она, опуская своб ладонь на поднятый свиток и осторожно положив его обратно, - и Сасори был одним из тех людей, которые не знали, когда им стоит остановиться. - Она не хотела читать нотации, и не собиралась. Они здесь были не для этого и Наоки, в конце-концов, не был ей ни сыном ни учеником. Но он был любопытен, и он был талантлив. Как и все люди с невероятным потенциалом. А значит и возможностью выбрать любой путь, по которому они могут захотеть пойти.

Закрывая архив, из которого они достали документы, Саюри приложилась к замку тонкими пальцами, восстанавливая запирающее фуиндзюцу. Только закончив это, она раскрывала свиток на столе, пытаясь вчитаться в в неразборчивый текст перед собой.

- Я босюь, что совсем скоро станет гораздо сложнее, - отвеала она на комментарий Наоки, пытаясь найти любой намек на нужную информацию.

- "При помощи этой техники он стирал у жертв воспоминание о том, что они работали на него, таким образом становясь идеальными шпионами", - читала она, указав нужный параграф своим пальцем. Что же, в этом не было совершенно ничего нового или удивительного, во всяком случае для нее. Она пришла сюда чтобы изучить эту самую технику, но как? - Во всяком случае мы знаем, что это нужный свиток.

Она смотрела на свиток, в том числе и на нарисованную диаграмму мозга, и на иероглиф нарисованный рядом с ней. Но, конечно же, никто не прилагал полезных инструкций с картинками, когда дело касается запретных дзюцу, которые должны были оставаться секретом. И секретом видимо и оставались.

- Я полагаю, что техника воздействует на указанную область мозга, и что она какимто образом использует этот иероглиф для того, чтобы сдержать печать. Мы знаем, что воспоминания возвращаются, значит что воспоминания не стираются а просто временно блокируются. - Сейчас было бы неплохо узнать, что знаний нейробиологии у Наоки немного больше, чем у нее, и что он сможет даже рашифровать эту диаграмму лучше, чем она смогла бы.

+1

8

Забрав нужный свиток и закрыв ящик из которого он был извлечен, они стали выходить из помещения в общий зал. Чунин с грустью посмотрел на сундук, как будто он видел его в последний раз. Ему было жалко терять доступ к таким драгоценным знаниям. Казалось несправедливым, что на них наложено табу. Однако как ему ясно дала понять сама Казекаге, власть и сила заложенные в этих знаниях могут изменить шиноби и направить его на преступный путь. А преступников он ненавидел. Бесцельных, ничтожных бандитов, которые озабочены лишь своим выживанием и личностным процветанием. Ему как человеку выросшему в скромности были чужды материальные блага. Ему было интересно жить эту жизнь как шиноби скрытого Песка и продолжать изучать и совершенствовать марионеточное искусство.
Закрыв дверь в архив 5Х, девушка восстановила печать на ней прикосновением руки. "Даже так, удивительно какие техники могут существовать, самое главное это логично и просто. Почему бы важное место охранять не только с помощью сил шиноби, но и с помощью постоянно действующих дзюцу." Усевшись вместе с лидером деревни за стол, они раскрыли свиток и принялись про себя читать.
Такой книжный червь как Наоки, читал довольно быстро, поэтому когда девушка озвучивала некоторые моменты и указывала на них пальцем, новоиспеченному чунину приходилось немного возвращаться, чтобы обратить внимание на ее заметку, однако это не влияло на его быстрое восприятие информации. Как никак книги читать он умел, быстро и очень хорошо усваивал то, что там написано.
Дослушав девушку, кукловод стал выдвигать строить свою теорию на основе того, что сказала Саюри и что они вместе прочли:
- Этот участок мозга который здесь выделен называется Гиппокамп. Этот иероглиф его и обозначает, я думаю поэтому для шиноби не знакомых с медицинскими терминами он был сложен. Вы абсолютно правы, этот участок мозга отвечает за память человека. И судя по всему техника Сасори блокировала нужный участок памяти и заставлял его забыть, что тот является его шпионом. И правда, все гениальное просто. - он ненадолго замолк и задумался продолжая неотрывно разглядывать диаграмму. Неужели его знания, сейчас так сильно пригодились деревне. Теперь он уже не ощущал себя маленьким ребенком, который играл в игры взрослых ниндзя. Он понимал свою полезность и роль в этой деревне, и хотел помочь тем, чем горазд. Чем больше испытаний он проходил, тем больше он совершенствовал свои техники и знания. Он уже был не тем мелким сообразительным генином, которого Саюри-сан встретила в переулке.
- Так как память человека довольно объемная субстанция, он должен был как-то вводить чакру в их мозг, чтобы заблокировать данный участок информации. После чего мог отменить действие техники и чакра переставала блокировать память. Саюри-сан! - он слегка повысил голос в восторженном тоне. - Этот свиток дал нам очень много информации, а главное основу и принцип работы техники. Думаю когда мы знаем теорию, чтобы воссоздать технику нужно теперь освоить и практику. А это значит... - он слегка осекся, поняв что девушка не будет рада такой информации.
- Для того чтобы освоить технику, нам нужно попробовать ее на живых людях. - со странным чувством внутри себя произнес он это в слух. Какие-то мысли в голове Наоки сразу заговорили о непристойности и морали, к которым буквально только что взывала Саюри. О том, что манипуляции с жизнью и разумом человека кощунственны. Но разве не кощунственно то чем занимаются все шиноби? А именно убийствами, пытками, обманом разума. Сам мир шиноби толкает ниндзя использовать такие методы, чтобы победить. Ведь если не использовать их, то погибнут твои товарищи, твои соотечественники или семья.
- Я думаю достаточно бесчеловечно пробовать ее на наших шиноби и жителях деревни, ведь в процессе опытов могут быть повреждены участки мозга отвечающие за память, это может вызвать даже полную амнезию. Для таких опытов нужно использовать либо преступников либо вражеских шиноби. Иначе мы не сможем найти и вернуть наших товарищей! - в нем говорили праведный гнев за возможные смерти соотечественников и здравый смысл, который вместе пытались найти способ предотвратить такие события в будущем.

+1

9

- И правда, все гениальное просто. - Саюри лишь практически беззвучно "хм"кнула на слова Наоки. Она не бы не сказала, что техника, что включает в себя деактивакцию части чесловеческого мозга, можно было назвать "простой". Гениальной - определенно. Простой? Едва ли.

Но это, конечно же, Саюри не останавливало. Никогда бы не могло остановить. В конце-концов, будучи экспертом и гендзюцу, и фуиндзюцу, приходилось не раз и не два экспериметировать со сложными техниками, но на это раз, конечно же, приходилось рисковать чьим-то мозгом, и это разительно меняло дело.

- Ну теперь становится понятно, почему эта техника стала запретной. - Не то чтобы это и без того не было понятно. Любая техника, которая несет подобного рода риски для человека, который работает на тебя, едва ли того стоит. И в то же время только эта техника сейчас того стоить и могла. Иногда цель оправдывает средства, и кому как не Казекаге это понимать, как человеку, что в качестве рабочего дня посылает людей, которых она должна защищать, на смерть. И в то же время эта техника здесь была не для того, чтобы ей помогать. Эта техника была для того, чтобы спасти того человека, который согласился быть для них шпионом.

Она выучит эту технику. Но не для того, чтобы одолеть Шикки-Ша, а для того, чтобы спасти человека, который согласился ей помочь, только и всего.

Пока Наоки приходил к реализации того, что именно должно произойти, Саюри смотрела на его мучения с легким наклоном головы. Саюри не собиралась экспериментировать на людях, это шло вразрез ее человечности, морали, и тому тихому голоску в подсознании, что существовал для того, чтобы предотвратить вероятность превращения Шестой в нового тирана. Она не считала себя выше закона, нет. Сколько бы раз она ни отправляла людей на смерть, сколько бы раз ни произносила речь на их похоронах, сколько бы раз не навещала их в больницах после катастрофических ранений. И это только начало, право.

За песчаными стенами их селения шла война, и сейчас эта война была ее, Саюри, неподъемной ношей ответственности. И Шикки-Ша она считала своим собственным провалом как человека, отвечающего за зазите селения во время экзамена. И, наверное, слабый человек потянулся бы за простыми ответами. Слабый человек избавился бы от чувства вины любыми подручными средствами, но Саюри не была слабым человеком.

Она исправит свою ошибку, но сделает это правильно. Насколько она могла.

- Мы начнем с морга, - уверенно произнесла она, положив свою ладонь Наоки на плечо в успокоительном жесте. Сейчас ему не стоит думать об экспериментах на людях. А лучше ему и вовсе никогда не думать об экспериментах на людях, учитывая тем более чей именно свиток они сейчас достали. - Там мы сможем отработать внедрение иглы в правильный участок, отмеченный на диаграмме. Потом мы вернемся в тюрьму и попробуем технику на человеке, что готов нам помочь, изолируя нужное воспоминание с помощью гендзюцу.

В худшем сценарии? Они провалятся и повредят их спасению мозг. Но тогда они изменят план действия. Потому что в лучшем сценарии... в лучшем сценарии они все сделают правильно. И минимальное количество людей пострадает во имя этой миссии, какой бы она ни была важной.

- Нам придется надеяться на свои навыки и его веру в нас, но это будет не в первый раз. У меня нет причин сомневаться в наших возможностях. - Потому что ни она, ни Наоки, никогда не были среднестатистическими шиноби. И это, наверное, будет не единственным навыком, который должен был получиться у них с первого раза. Обязан был.

Саюри спрятала свиток в складках своих одежд. Об этом преступлении, в отличие о человеских жизнях, она даже не задумывалась дважды.

- Идем?

---> Больница Сунагакуре

+1

10

"Морг?" Значит Саюри решила начать с тех, кому уже все равно. Кого не оскорбит копание в их теле. Для шиноби это было почти естественным, практиковаться на телах. Так поступали многие, более того, Наоки как умелый ниндзя кукловод умел использовать павших в бою как свое оружие. Пускай Саюри и не знала об этом, однако это уже не не первый его опыт столкновения с мертвецами. О чем говорить, он уже убивал вражеских шиноби, хотя не так давно еще был выпущен из академии. Его пытливый ум и отточенные навыки нуждались в практике, он хотел становиться сильнее, чтобы защитить больше товарищей. Пускай Саюри-сан и выбрала миролюбивый метод, он подчинится, однако если бы она приказала ему попрактиковаться на парочке преступников он бы не ослушался.
"Для того чтобы попытаться воссоздать эту технику нужно будет внедрить маленькую иглу из чакры в мозг человека. Если на трупе будет можно отработать саму механику, то узнать точно работает дзюцу или же нет, можно будет лишь на живом человеке. Саюри-сан понимает это, не может не понимать. Уверен она надеется на удачу и наше с ней мастерство. Однако..." Удача не всегда сопутствует шиноби. "С моей стороны нужно будет приложить все силы для ее морального спокойствия, попытаться исполнить технику с первого раза. Чем быстрее мы разберемся с этой дьявольской техникой, тем быстрее приступим к вызволению товарищей."
Ловкими движениями Саюри спрятала свиток внутри своего одеяния. "Значит можно и так?" Усмехнулся про себя Наоки. Девушка гордо отправилась к выходу из архива селения, подразумевая, что и ее подопечный так же последует за ней. Когда он оказался за ее спиной, он с некоторым скрытым интересом взглянул на дверь ведущую в отдел 5Х. Он теперь знает, где находится вся известная селению информацию о самом великом шиноби в глазах Наоки. Великий кукловод вел не самый достопочтенный образ жизни в глазах чунина, однако его сила, его могущество, его умение, его таинственные знания, все это было заперто семью печатями и не особо сильно охранялось. Ему было обидно, что он не может изучить ту информацию, что там лежит полностью. Просить об этом саму Казекаге ему казалось не логичным, она наверняка откажет ему, не смотря на то что он чист в помыслах и верен селению. Возможно его дальнейшее продвижение в искусстве и мастерстве кукловода зависит от тех записей, которые сокрыты в этих свитках.
- Наоки, ты идешь? - Казекаге приостановилась, и слегка повернув голову в сторону своего подопечного задала вопрос с легкой улыбкой. Ее вопрос вернул его мысли обратно, к делу, которое было не завершено.
- Да! - звонко ответил он направляясь к выходу вместе с ней.
Больница [Деревня Скрытого Песка]

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Ветра » Архивы Сунагакуре


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно