Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] бамбуковые знамена и сухая бумага


[FB] бамбуковые знамена и сухая бумага

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.pinimg.com/originals/8d/90/6b/8d906b49c121f7f3a8ae35c7abf1439f.gif

игроки: Shinrai, Yura
время: 599, сезон гроз и дождей
история: здоровая конкуренция — прекрасная мотивация. и когда соперник внезапно исчезает, кажется, что тебя обманули.

+1

2

Усмешка Шинрая прошелестела сотней исписанных страниц бумаги, она была объемной как томные и тяжелые ночи подготовки, наполненной обломками сгрызенных ногтей и растраченных, казалось, впустую, чернил. Лишь на секунду появившись на лице мальчишки, это ехидство могло сказать очень многое о вывешенной оценке за один из главных контрольных пунктов их обучения нинзя. Жестокий и сложный тест, который многие пересдают по нескольку раз и для прохождения которого нередко остаются на дополнительные отработки во благо Академии, юноша успешно сдал на С-, ту самую спасительную оценку, за которую все прогульщики цеплялись в попытках доработать заданьице-другое.
Тридцать два-тридцать пять правильных ответов, минимальный зазор, демонстрирующий возможность стать шиноби, но не подающий ровным счетом никаких надежд. Попасть в него добровольно и осознанно практически невозможно - классическая "тройка" куда легче для вхождения, а одна-две настоящих ошибки и добро пожаловать на настоящую каторгу. Так что молодому кукольнику было в пору собой гордится.

Чем он, собственно и занимался, досиживая последнее занятие: домой идти не хотелось, там уже наверняка знали что в общем рейтинге учеников юноша обрушился вниз стремительно и бесповоротно -Агам, как шлюха с небоскреба. Интересно было бы увидеть их лица, когда они узнают об этом, держу пари их просто наизнанку вывернет.. Но что-то мне подсказывает, что пока туда идти не стоит. Да и дождь этот.. брр

Вообще тот факт что из этого небольшого соперничества, по итогу которого лучшего ученика ожидал недорогой, но очень нужный и приятный приз, вышел один из фаворитов, притом с таким грохотом, стал предметом для обсуждения на последней паре занятий. Многие удивлялись и высказывали самые разные предположения от подмены бланков до какой-то болезни, но в целом большинство радовалось тому, что круглый отличник не просто перестал быть таковым, но и в аттестате теперь вряд ли сможет восстановить свой статус. Поразительная всё-таки вещь человеческая гордыня.

Сам Шинрай был абсолютно спокоен ко всем этим пересудам и лениво отшучивался от сверстников, что де-списывал раньше с отличников, а теперь они далеко сидят и списывает с троечников. И ещё много-много различных шуток про нарисованного ответами теста журавля или открытый таким образом секретный уровень, по итогам которого его заберут из академии и сделают Каге через пару лет. В общем то расслабленно нес всякую чушь, не выражая никакого беспокойства по поводу своих оценок. Беспокоился он, когда решил своими руками угробить гордость родителей и свое будущее, беспокоился когда готовился ночами напролет, а теперь тревогу будто рукой сняло.

На очередной вопрос товарища он уже отмахнулся и поправил плотное двуслойное кимоно, скрывавшее следы побоев. В нескольких местах тело ещё болело при движении, а количество синяков, что ныли при нажатии буквально не поддавалось исчислению. Он слегка стиснул зубы, немного поглаживая свиток в сумке: ему уже виделось, как он отучит наносить его бить за собственные желания. Если они считают его своей гордостью и возлагают какие-то надежды, им придется с ним считаться.Может стоило встроить лезвийники на всякий случай?

В этот момент он услышал движение за спиной, кажется, занятие кончилось..

0

3

Коматсу Юра нервно постучала пальцами по парте, отбарабанив какой-то мелодичный, но незнакомый ритм. Ее раздражало ожидание.

После того, как она написала один из важных заключительных тестов, оставалось только набраться терпения, и, казалось бы, до того момента полная спокойствия Юра невероятно занервничала. Шима – брат Юры – резко дернул девушку за рукав ее темно-красного косодэ, который она носила все время своего обучения, вместе с цветастым хаори с яркими желтыми хризантемами на зеленом фоне.
– Да, все в порядке. Ты точно прошла. – Хмыкнул мальчишка, как две капли похожий на саму Коматсу. Девочка отрывисто кивнула, не отрывая взгляда от доски, возле которой уже столпились ученики в ожидании списков, которые обещали вынести с минуты на минуту.

В том, что она пройдет, не было никаких сомнений, уж в этом Юра была уверена. И то, что ее хитрый и скользкий братец умудрился списать или подсмотреть ответы, чтобы пройти хотя бы по границам допустимых баллов. Шима, пускай и не был гением, но вырос чрезвычайно сообразительным и ушлым, способным выбраться из любой передряги сухим из воды. Или почти любой.
Коматсу мельком взглянула на посиневшие сбитые костяшки собственных кулаков, чтобы потом сжать ладонь.

Ее волновало то, насколько хорошо она написала эту злосчастную контрольную работу. И причина была довольно проста – лучший ученик должен был получить в подарок походный аптечный набор превосходного качества. Юра никогда не стремилась стать боевым медиком, однако только завидев саму аптечку – искусно выполненную, в плотном дереве, с крепкими защелками из металла, и обитую внутри красным бархатом, с множеством склянок из плотного стекла, маркированную известной мастерской… Такой подарок был достоин того, чтобы за него хотя бы попытаться побороться. Второй же причиной столь ярого желания «быть первой» стала давняя конкуренция.

Частенько случается, что в классах находится по два-три студента, которые в равной степени имеют право назвать себя лучшими. За природные таланты или трудолюбие – это уже не столь важно, но факт оставался фактом; в группе у Юры был достойный противник – наследник второй ветви Казекаге, Шинрай. Мальчишка с золотыми глазами показывал за время учебы просто невероятные результаты, и не было у юной Коматсу того, в чем она с легкостью могла обогнать темноволосого юнца. Шинрай был хорош как точных науках, так и в ремесле шиноби, а вел себя так подчеркнуто-надменно, что комар и носа не подточил.
Коматсу это злило. И эта искренняя злость давала ей силы; никого бы она больше не посчитала равным себе.

Наконец, в аудиторию вошел один из лекторов. В темном балахоне, полностью скрывающим его тело, и с темными круглыми очками на длинном птичьем носу, похожем на клюв. Мужчина окинул взглядом помещение; юные студенты Академии зашептались, разбежавшись врассыпную от преподавателя, а когда тот повесил списки и ушел – резко столпились у доски и голоса их начали постепенно повышаться.
Юра подождала несколько минут, пока ее нетерпеливый брат не встал с места рядом с ней и не потянул Коматсу за собой.
– Ну же, Юра! – Возмутился мальчишка, когда сестра резким движением руки посадила его обратно. Голубоглазая девочка была сильной. Очень сильной.

Возгласы, расстроенные вопли… Юра наблюдала за всеми и заставляла сидеть брата рядом. Немногим позже – заметила подходящего к спискам Шинрая. Сощурилась, увидев усмешку на его губах; напряглась, как хищница.
Темноволосый мальчишка некоторое время смотрел на списки, о чем-то размышляя.

Юра кивнула брату, и они подошли посмотреть.
Она быстро выискала на огромном листе бумаге свое имя; это было не сложно. Оно было самым первым. Самодовольная до безобразия улыбка растянулась на губах у Коматсу так, что у нее разболелась челюсть. Она повернулась, чтобы показать язык Шинраю, но когда сделала осторожный поворот головы, поняла, что его уже нет.
Нахмурившись, она взглянула на список еще раз и обнаружила вторым… Отнюдь не своего соперника. Как не был он третьим или четвертым… Коматсу со злости сжала пальцы в кулаки, будто ее только что знатно обвели вокруг пальца.
Умница-Шинрай оказался где-то в конце списка. На несколько пунктов вниз даже от ее братца-хитреца, который ничего не учил с тех пор, как научился использовать тысячу и одну уловку для списывания.

Юра злобно фыркнула, обращаясь к брату.
– Домой иди без меня. Я догоню.
– Что-то случилось?
– Ничего. – Резко ответила она, но мгновением после, смягчилась, добавив. – Я зайду за наградой. Вечером покажу.

Шима обворожительно улыбнулся на этих словах, и, пожав плечами, направился к выходу.

Коматсу действительно собиралась зайти за подарком. Ей его вручили без лишних слов; похвалили за проявленное усердие и потрепали по голове, сказав, что трудолюбие и исполнительность очень важные навыки для шиноби. Юра только кивала молча.
А потом она выбежала с кафедры, чтобы найти исчезнувшего Шинрая. Она спросила нескольких девочек у входа в Академию, не видели ли они его, спросила даже у угрюмого птичьего лектора, которого едва не сбила с ног. Странный мужчина загадочно улыбнулся и указал, куда пошел одноклассник Юры. Видимо, Шинрай сделал крюк, чтобы вернуться в опустевшую академическую библиотеку.

Юра подошла к нему со спины и дернула за рукав его кимоно.
– Эй. Шинрай. – Серьезно начала она. – Ты зачем это сделал?

Отредактировано Komatsu Yura (2020-06-05 21:12:11)

+1

4

Шинрай слегка задерживался, причем «слегка» - это было очень условное выражение, довольно туманно описывающие его планы на этот вечер. Мало того, что он как мог откладывал исполнение своего замысла, ввиду неуверенности в его эффективности и откровенной рискованности, так еще требовалось как можно дольше не появляться дома, подкалить нервишки и довести родителей до точки кипения. Свою идею он продумывал достаточно долго, с тех пор как услышал слова матери о том, сколь памятную она сделает из резной аптечки коробочку под чай. Первый трофей юноши, первая его гордость. Как она, должно быть, сейчас злилась...
От этого по душе разливалось очень двойственное чувство: с одной стороны было тепло от сделанной гадости, сладкой мести, в виде точного удара по гордости детей Канкуро, а с другой скреблись кошки от содеянного и собственной гордости – тоже. Конечно, он уже все обдумал, но рана от того никуда не делась: смотреть как расходятся сверстники в жарких обсуждениях было не очень приятно.
Короче говоря, на Шинрая медленно и коварно с приливом редкого мощного суновского дождя, накатывала меланхолия. Вот уж никого он сейчас видеть не хотел – в особенности сверстников, которые могли за ним заглянуть. Но сегодня боги не были к нему излишне благосклонны.
– Сделал что? - ответил начинающий кукольник прежде, чем успел понять, кто перед ним – столь глубоко он погрузился в свои мысли. Однако стоило ему чуть-чуть задуматься, и он мгновенно нахмурится, понимая, что просто так ему не отделаться. Перед ним стояла Коматсу Юра, бой-девчонка и сестра его закадычного дружка, похожая на него как две капли воды. Удивительно, но для такого заметного соперничества, они виделись не так часто, привыкшие сидеть в разных концах класса и использующие совершенно разный подход к людям. С тим дикоростущим цветком у него было мало точек соприкосновения: учеба да Шима который то и дело менял различные полезности на возможность списать. Даже странно, обычно отличники собираются в стайки или наоборот, грызут друг другу глотки, а тут все было спокойно, будто они жили в параллельных мирах.
– Поздравляю с победой в этом дружеском состязании. Пришла позлорадствоавть? Так вот он я, открыт к любому бранному слову, тем более что ты молодец, у тебя действительно отличный балл.

Он смотрел на нее несколько секунд, а потом чуть поморщился и фыркнул, отведя взгляд. Одно дело ехидничать когда ты свободен, смел и ни в чем, ни в чем не виноват, а совсем другое - если тебя поймали с поличным, разгадав смысл твоей аферы, ну или хотя бы выйдя на правильный путь. Скоро юноша станет более ловким в выражениях и скользким в разговорах, но прямо сейчас он чувствовал крепкую женскую руку у себя на жабрах, а оттого ощерился еще больше, не хватало ему еще обсуждать эту схему с этой боевитой степнячкой. Чертовски умной боевитой степнячкой.
Он огляделся по сторонам в поисках Шимы, с которым мог бы соскочить с темы, обшутить Юру или как-то иначе выйти из ситуации, но тот как назло отсутствовал. Или она специально не взяла его с собой на этот разговор?
Внимательно глянув на нее, Шинрай решил что так оно и было - хитрая лиса действительно нависала над ним своей долговязой тенью и всем своим видом требовала ответов, тех самых, которые бывший отличник так не хотел давать.
– И вообще, твой брательник прошел, пусть и не с самым высоким баллом. Ты его хоть похвалила? - еще один короткий выпад, который должен выбить ее из колеи разговора. После таких шпилек большинство людей развернется и уйдет, махнув рукой и плюнув вслед: «раз решил стать двоечником, так тому и быть», а вскоре и вовсе забудут о своих измышлениях, выкинув неудачника из своей головы. Мальчишка читал о таком вот агрессивном методе защиты и уже успел опробовать его эффективность – час назад состоялся разговор с преподавателем и тот, кажется, потерял к марионеточнику всякий интерес.

Меж тем, сжатый пальцами до легкого побеления, свиток среднего размера, плавно и незаметно для автора, начал выскальзывать, чтобы, наконец, с тихим шуршанием упасть на пол. Юноша чертыхнулся себе под нос, но за бумагой не бросился в ноги брюнетке - воспитание имело над ним слишком большую силу. Да уж, лучше момента и придумать было нельзя. Казалось, что ему только-только удалось ее прогнать, плюс еще неловкость от этого взгляда…

+1

5

Юра недовольно повела плечами и убрала с лица пятерней густую темную челку, спадающую на глубокие голубые глаза. Ладонь ее была полностью усеяна вереницей ожогов, шрамов, пигментных пятен и следов недавней драки.
Девочка смотрела на своего собеседника долго: серьезно и сурово, будто пытаясь посмотреть сквозь кожу и кости, чтобы отыскать непонятные ей намерения. Это была такая шутка? Или уловка? Шинрай же может попросить пересдать тест в индивидуальном порядке, чтобы не портить себе академический табель – это пойдет в личное дело и отразится на его дальнейшей судьбе. Коматсу пыталась добраться до правды и мотивов, которыми руководствовался этот гордый благородный отпрыск потомков знаменитых кукловодов. На мгновение темноволосая девочка с льдистыми глазами отвлеклась на чьи-то шаги; кто-то вышел из библиотеки, оставив двоих учеников совершенно одних.
– Ты и сам знаешь, что сделал. – Будто бы обижено прорычала Коматсу сквозь плотно сжатые зубы. Ей не хотелось объясняться перед ним. Она вообще не сразу поняла, зачем ей искать этого не в меру напыщенного зазнайку с гениальным складом ума. Юра всерьез считала Шинрая соперников и, кажется, должна была радоваться его сокрушительному поражению перед ее умом и трудолюбием, ради которого она столько старалась, просиживая денно и нощно за учебниками, исписывая любимые красивые тетрадки своим каллиграфическим почерком, который сильно страдал от того, что руки Юры постоянно были похожи на отбитые молотком куски мяса.

Однако победа сладка, когда она честная… Или хотя бы отчасти. Если противник добровольно сдался, оставшись далеко позади, то это будто бы отнимало радость у самой девочки. В конце концов, она думала, что они добрые одноклассники друг для друга, а не заклятые враги; к тому же, Шинрай один из тех, кто хорошо относился к Шиме и вместе они частенько попадали в какие-то уличные передряги. Так что, назвать кукловода-задиру плохим человеком Юра и вправду не могла. И, именно поэтому, внутри нее горела такая яркая злость…
И обида. Будто бы ее труды показались Шинраю настолько никчемными и избыточными, что не стоят и толики его внимания и усердия.

– Что? – Выплывая из своих размышлений, буркнула удивленно Коматсу, хлопая длинными лисьими ресницами. – Злорадствовать… Нет, я пришла не за этим, дурак набитый. – Фыркнула девочка, уперев одну руку в бок, а вторую протянув к кукловоду, ткнула указательным и средним пальцем темноволосого мальчишку в грудь. – Я тут из-за твоей невероятно дурацкой выходки. – Юра аж насупилась от подступающей к глотке обиды.

Ей даже захотелось ударить его. Вот прямо сейчас! За то, что он несправедливо сдался и умыл руки в их противостоянии; в конце концов, ей совершенно не нужна была эта чертова аптечка! Она не собиралась быть полевым медиком и вообще…
– Зачем ты провалил этот экзамен, а? – Она сложила руки на груди, пытаясь занять себя чем-то, чтобы не выглядеть еще более угрожающей, чем обычно бывало, когда Коматсу требовала выйти с кем-то поговорить один-на-один.

– Шима? Постой, что…? – Своей внезапной болтовней Шинрай на мгновение отвлек Юру от ее готовящейся, бурлящей, как вулканическое жерло, тирады.
«Да, точно… Я совсем забыла ему сказать, что он молодец. Вот, блин, я тупица. Все из-за этого придурка!» - К несчастью мальчишки, не озвученная обида возрастала в какой-то геометрической прогрессии.

– Мы не о Шиме. И не обо мне. – Остановила уже не его, себя, Юра. – Ответь мне. Считаешь, что я недостойный соперник тебе, может? – Выпалила как на духу девчонка, вскипая и, между тем, наблюдая, как сжатый в руке Шинрая листок бумаги падает ей под ноги.
Мгновение она молчала, смотря, поднимет ли его мальчишка, но тот, казалось, и не собирался подбирать его. Юра пожала плечами и, присев на корточки, подобрала такой важный листок; на месте, где были пальцы Шинрая, остались чуть смятые следы на бумаге.

– Ты что задумал?

+1

6

На самом деле Шинрая приучили добиваться желаемого, возможно самое хорошее то он получил в своем неоднозначном воспитании было непередаваемое, непреодолимое упорство, позволяющее взять многие вершины. В отношениях с людьми всё было куда проще, хватало пары грубых ответов, что бы завершить неприятный разговор: острые, тонкие и ехидные, они подобно изящным клинкам отражали все выпады, направленные на мальчика и больно били в ответ. Однако, кажется, Юра предпочитала фехтовальному вооружению молот.

Парень уже понимал, что собеседница раскусила его, раскусила с самого начала, когда ещё посмотрела на результаты, но вот причины, почему вместо высокопарного "не мое дело" она всем своим видом спрашивала "что за хрень", это было выше его понимания. Плюс он не понимал, почему это она не радуется сложившейся ситуации, ведь с его подготовкой(которая именно сейчас стала остро заметна в виде синяков под глазами и общего изможденного вида) он бы наверняка взял высший балл и унес бы трофей домой. Так какого песчаного демона она лезет к нему со своего постамента победителя и что-то от него сейчас хочет? Как ей хватило мозгов стать лучшей ученицей во всей параллели, обойдя больше сотни самых разных людей с их историями и судьбами, но не хватает просто оставить его в покое?

О, сейчас он готовился что бы ей ответить, подбирал слова в той тщательной манере, которая обычно свойственна книжным или литературным героям. Недавно он читал про одного такого, чье искусство ругаться было достойно отдельных дифирамб и сейчас в сию секунду, был готов вылить этот ушат рельефных помоев на голову Коматсу. Лицо Шинрая даже перекосило в злобной детской гримаске. Какого шинигами эта девчонка не может просто смирится, придумать простое объяснение его поражению вроде "неправильно купленных ответов" или "конфликта с преподавателем" и успокоится? Ну ничего, сейчас она выдохнется, воздух у неё в легких не бесконечный и парень её едко размажет словом так, как никто не может кулаками. Она ударит его? Сломает что-нибудь? Да духу не хватит, да он её..
-..Считаешь, что я недостойный соперник тебе, может?

Наследник кукол на секунду завис, у него поползли вверх брови в смеси удивления, непонимания и одновременно - понимания. Шар негатива, черный и матовый, что копился в нем с каждым вопросом, словом и требованием, схлынул без громкого хлопка, просто исчез, растворившись в воздухе. Юноша сначала улыбнулся, а потом и вовсе прыснул от смеха, высокого и звонкого. Он успел себе понадумать всякого, но простого человеческого отношения, особенно в виде здорового молодежного соперничества в расчет не брал. Признаться, после того инцидента он вообще особо ни о чем не думал кроме как преподать родителям ответный урок. Может и вообще ни о чем не думал, на самом деле.

- Я, конечно, знал что ты боевая девчонка, но бить меня за то что я отказался биться, это.. - молодой человек отсмеялся и не нашел подходящей ассоциации, возможно у Юры она найдется как раз на этот случай. Шинрай тяжело выдохнул, возвращая себе контроль над дыханием - Слушай, я правда не хотел портить тебе вкус победы. Чет я только сейчас задумался, насколько это должно быть обидно, жуть. Вообще ты не права, своей упрямой работой ты вынуждала работать вдвое усерднее, если я хотел оставаться лучшим в классе. Но теперь достойный соперник из меня уже не выйдет, если ты только не планируешь соперничать с закоренелым троечником в количестве хвостов.
Говорил юноша с полуулыбкой и странной смесью самодовольства от собственного, разрушительного выбора и каплей нервозности, выражающей неуверенность в его верности.

Меж тем помятая тиком Шинрая, бумага в руках молодой Коматсу скрывала уйму символов, наложенных самим мальцом. Эту технику проходят только в выпускном году, одной из последних, поэтому опережающий фультатив паренек при её наложении допустил пару ошибок и в итоге любое неосторожное движение могло привести к...
Аккурат к концу тирады из свитка вырвался дым, в который обращались символы из чакры, а вместе с ними - копия кукловода. Довольно точная, она была даже одета так же, разве что волосы

падали на глаза, да цвет лица порумяней, подведенный согласно всем законам макияжного искусства. Только неестественная поза, в которой туловище обрушилось на пол, давало понять что это марионетка.

+1

7

Юра всегда была очень подозрительной. В их тандеме с братом она всегда отвечала за рациональную часть их приключений: то, как и с какой долей вероятности они вернуться домой незамеченным, или, например, как избежать наказания. Коматсу старательно уводила внимание брата от сомнительных авантюр, потому что рано научилась быть достаточно проницательной, чтобы понимать серьезность тех или иных социальных опасностей.
Они долгое время жили предоставленные сами себе, без надзора, а потому заботились друг о друге, как будто у них никого в жизни и нет; отчасти это действительно было правдой. И Коматсу Юра выросла слишком рано, чтобы попадаться на такие простые уловки, как ту, что задумал златоглазый мальчишка из благородной семьи.

Шинрай еще некоторое время сверлил девочку взглядом, но она своих глаз так и не отвела. Она чувствовала необходимость продемонстрировать своему сопернику, что ее не так-то просто запугать, как других девчонок. Коматсу вздернула свой сломанный нос и, казалось, распушилась, как птица, нахохлившись, изображая картинку, будто она больше в размерах, чем есть на самом деле. Властно поднятый подбородок, расправленные плечи, крепко сжатые кулаки. Юра для себя решила, что если ей что-то не понравится, то она клянется – разобьет этому гадкому подстрекателю нос и вышибет парочку зубов в отместку за унижение. А если тот пожалуется кому-то – в чем она, конечно, немного сомневалась – то обязательно устроит этому Шинраю «темную»!

А потом он рассмеялся. Немного приглушенно, и даже смех его был похож на издевательство, но Коматсу сглотнула, прищурившись и наблюдая.
– Это было бы справедливо. – Довольно резво и резко закончила реплику за кукловодом, Юра обиженно фыркнув, и вновь оглядела своего оппонента с ног до головы. – Ты бросил все на полпути! – Коматсу толкнула его лбом в лоб, так, чтобы юноша отступил на пару шагов назад. – Я видела, как ты смотрел на награду, когда Асахиро-сенсей показывал его. Сразу заметила, что аптечка тебе понравилась. Ты не мог так просто взять и бросить…

А потом Коматсу заметила кое-что. Поначалу она не придала этому никакого значения, подумаешь… Синяки.
Девочка стояла слишком близко к Шинраю, чтобы не отметить темно-лиловые пятна за отворотом кимоно, ткань которого так неудачно сползла в момент их разговора; секундой позже, она ухватила взглядом пожелтевшее пятно на запястье…

В голове не укладывалось. Да, всех учили сражаться в ближнем бою, да и ссадины для шиноби были нормальным явлением, но все упиралось в то, что Шинрай был ужасным бойцом ближнего боя, и безукоризненно управлял марионетками.

В ту же секунду из листка повалил густой белый туман. Коматсу инстинктивно разжала пальцы с исписанного клочка, и сделала шаг назад. Послышался грохот. Дым развеялся и перед Юрой предстала странная картинка; на полу в неестественной позе лежал мальчик… Точнее, кукла. Инструмент был похож на Шинрая, стоявшего перед девчонкой и выглядевший слегка потеряно.

Юра и сама не знала, за что хвататься. А потому, ухватилась за край рукава Шинрая и дернула на себя, перехватывая его узкую аристократичную ладонь свободной рукой и просачиваясь своими грубыми пальцами между его пальцами. Коматсу прижала его локоть к своему боку локтем и ладонью оправила рукав его одеяния.
Сокрытое тканью поразило девочку до глубины души.
– Это кто тебя так? Признавайся! – Рыкнула Юра.

Это вообще все было очень странным. Шима никогда не рассказывал сестре о том, чтобы у него и Шинрая были какие-то неприятности; Юра и Шима слишком тесно связаны, да и к тому же, брат никогда не мог удержать что-то в секрете от заносчивой сестрицы.
Коматсу отпустила руку Шинрая и отошла еще на пару шагов назад, чтобы помочь мальчишке поднять его куклу. Хорошо сделанную точную копию молодого кукловода.
Даже в таком юном возрасте потомок Канкуро оказался на редкость искусным мастером своего дела. Юра невольно поджала губы.
– Я никому не скажу.

+1

8

Дождь в окресностях селения Песка вещь редкая, приходящая либо с большими катаклизмами, либо в сезон проливных ливней, короткий и холодный, который по сути своей таким же катаклизмом и являлся. Для флоры и фауны, привыкшей к засушливости и ограниченному питанию, разливной потоп представлялся настоящим испытанием, а среди людей начинали ходить невиданные в другое время года болезни, что без труда могли скосить даже мощного здоровяка и выжечь ему легкие со скоростью тропической малярии. Шинрай хоть и не был ирьенином, даже намеком на него, но если у тебя есть обязанность работать с куклами, волей-неволей узнаешь строение тела и некоторые его функции, стараясь им подражать в ходе создания собственного творения. Поразительно, какие продуманные и эффективные природа придумала механизмы для человеческого тела.. и какие в тоже время уязвимые. Разумеется, мальчик хотел себе аптечку, там было много полезного, да и трофей для него имел особое значение, так что не желая выдать своих эмоций, он демонстративно отвернулся, желая показать недоброжелательность. Острый язык всегда колет больнее кинжала.

- Ну бросил и бросил, какая разница? Не все тесты можно написать правильно. А некоторые, может быть, нужно написать неправильно! - он фыркнул нервно, кулаки сжались. Это действительно было одно из зачетных испытаний и для его выполнения нужно было выйти за рамки пройденного материала по многим важным пунктам. Нет, получить хорошо и даже отлично с минусом можно было и избежав подобного изыскания, однако твердая уверенная оценка за сие испытание требовала быть напористым и неумолимым как сам Ветер. И сейчас не нужно было являться глубоко проницательным, что бы заметить усилия истраченные на подготовку, титанические усилия. И мальчишку это злило сверх всякой меры, по-настоящему, горячо и жарко, а не едкими малыми каплями, как обычно он действовал - Может даже эталонно неправильно, так что бы дурно становилось от этой оценки, при одном взгляде на неё проступал смех или слезы? Хуже этой оценки сложно придумать, знаешь ли. Больнее этого бьет только.. ээ..

Он задумался, переводя дух и не нашел что ещё сказать. Выпалив это, он усмехнулся чуть самодовольно, благо всё-таки был большим молодцом в целом, пускай и непризнанным. Можно сказать, что новость о соперничестве его обрадовала: пожалуй, теперь, думая об этом столь тщательно он будет скучать. Наверное. Думать об этом ему обычно было не было - основным соперником его учебного пути было одобрение родителей, ужасный противник, равных которому было не найти во всех параллелях за все годы. Он рос пропорционально, всегда был на голову выше результатов Шинрая, на каждый успех ты "должен был постараться больше", стать "ещё лучше", слово похвалы разбавлялось таким количеством требований, что тонуло без всякого возврата. В них же тонул сам кукольник, которого от глубокой депрессии спасал разве что талант.

Юноша шикнул, когда его схватили. В целом он не подал виду, когда кукла самораспаковалась, не бросился судорожно собирать её и прятать в свиток, всем своим видом показывая безразличие. В целом это была его оплошность, недостаточно хорошо установленное дзюцу, но сейчас его заботило совсем другое. Он сощурился, опасно хмыкнув как загнанный в угол тануки и дернулся, проверяя хватку Юры. Крепко. А затем она заметила следы побоев, крупные расползающиеся гематомы, будто его били размашисто, слабо сдерживая силу.
- Ты меня опозорил! Представляешь как неловко было звать тебя третий раз прямо перед Шиотой-саном и получать от тебя такой ответ!.. Ты хоть понимаешь, сколько в тебя вложили сил?! И это твоя благодарность? Ты плюнул матери в душу!..

- Это не важно. Считай я упал. А сверху упала кукла. Десяток кукол. Дождь из кукол. - паренек покосился на девушку, которая только что отпустила его и отошла к кукле, поднимая ту в воздух. Легкий каркас был явно отбалансирован на утяжеление кулаков и лица с плечами, как опытный боец она могла точно понять, что это сделано для драки с кем-то превосходящим тебя в росте.- Это правда не важно.
Чуть нахмурившись, он помог ейподнять куклу, двигая двумя руками и давая ей пройти несколько шагов до одного из столов, на которую копия Шина спокойно легла. Забавно, что для спокойного движения естественно выглядещего силуэта юноше приходилось двигать обеими руками как заправскому дирижеру - он явно только осваивал серьезные механизмы, но было видно что он гордится своим детищем. Подобрав свиток, он разложил его рядом и тяжело вздохнул, памятуя, как сложно запечатать предмет с его чакроконтролем.
- Поможешь?

+1

9

Шум дождя успокаивал Юру. Равномерный стук крупных капель по покатым подоконникам и крышам, потоки воды, стекающие в водосточных круглых трубах с забавным, будто бы всасывающим звуком водоворота. Ей нравилось смотреть, как после дождя большая и пыльная деревня становится чистой и посвежевшей; в сезон гроз воды было так много, что она подтапливала большую часть нижних этажей. Для этого в круглых каменно-глиняных домах делали высокие ступеньки, под которыми находилась канализационная решетка, куда могла утечь лишняя вода.
Несколько тяжелых и тягучих, как карамельная конфета, мгновений Коматсу молчала, собираясь с мыслями и пытаясь сложить в своей голове кусочки мозаики из истории своего одноклассника. Она давно училась с Шинраем и хорошо знала, что этот юноша не из тех, кто отступает от своей цели и отступает при первой же неудаче. К тому же, его слова об оценке… Они что-то взбудоражили в Юре, и она подняла на него свои большие темно-голубые глаза, чтобы потом сощурится в подозрении.

– Зачем специально плохо писать тест? Ты же не дурак. Или дурак?

Не найдя ответа в отвернувшемся от нее темноволосом мальчике, Коматсу принялась изучать марионетку. Уж очень хорошо она была сделана! Когда мама хорошо устроилась в Суне, получив хорошие деньги за свою работу, она первым делом сделала хорошие подарки своим детям. Шима получил красивого цветастого воздушного змея – он был таким ярким, как радуга, из хорошего дерева и прошитый плотно шелковой ниткой, а Юре досталась красивая кукла на шарнирах. Поначалу девочка даже расстроилась, но вскорости поняла, что такой подарок может стоить целое состояние – кукла была ручной работы, с большим количеством маленьких деталей; у нее двигались даже фаланги пальцев, а глаза были отлиты не из пластика, а из стекла. Юра сшила для своей куклы хлопковый ханбок из черной и красной ткани, и попросила брата вырезать из куска дерева красивый посох.

Марионетка Шинрая отличалась такой же искусностью сборки. С небольшими боевыми изменениями, но все равно проработанная до безупречности! Она была почти как живая. Легкий каркас, утяжеление в районе рук – все свидетельствовало пустить это оружие в ход.
Шинрай усердный и старательный, пускай и заносчивый, как и все эти благородные детки. Никто в своем уме не станет рисковать отчислением ради какой-нибудь забавы. Особенно, если это так важно. Юра ведь знает, что среди одноклассников много детей, кто не любит этого парня; они тут же начнут дразнить и поддевать его. 

– Ага, осадки из кукольных деталей. – Фыркнула Коматсу, но кивнула, чтобы помочь мальчику запечатать куклу. Она достала из маленькой набедренной сумочки свои письменные принадлежности и положила на стол, рядом с копией Шинрая.
Девочка приняла из рук одноклассника свиток и раскрыла его на столе. Растерев немного туши и добавив из крошечной склянки немного воды, она опустила в нее кисточку и принялась старательно записывать иероглифы и печати.
Для изучения ее генома, который проявился у нее, а не Шимы, требовалось много концентрации. Шакутон обжигал и иссушал – опасная, все-таки, штука. Смертоносная. В буквальном смысле.

Когда с запечатыванием было покончено, она подула на свежую туш, позволяя ей быстрее высохнуть, а потом свернула маленький свиток и протянула Шинраю.
– Если ты не спешишь домой, мы могли бы пойти поесть. – Она улыбнулась, слегка покраснев и заложив руки за спину. У Юры особо не было друзей; по обыкновению ей хватало только бесконечно шумного брата, который заменял десяток детей собой. – Что ты любишь?

«Может, мне удастся понять еще что-нибудь. На сытый желудок всегда легче вести беседу, так мама говорила».

+1

10

Шинрай не всегда делал метафоры понятными: сложный книжный язык, мудреные словечки и молниеносное мышление, которое позволяло ему строить сложные логические цепочки, часто приводило к тому что его мысль буквально не догоняли. В целом юношу не беспокоил этот факт, но когда у кого-то всё же выходило осознать всё с первого раза - это слегка грело душу. Ну и близняшка из Коматсу была как раз таким человеком. Это немного подкупало даже его обветренное сердце и заставляло задуматься, а не рассказать ли ей о причинах данного поступка. Она вроде предпочитает разговаривать кулаками, а не молоть языком, так что хоть кому-то выплеснуть копящуюся в парне гордость буквально необходимо. Вот только нужно поставить одно условие..
- Отвечу если Шима не узнает, а то расстроится - снова кукольник врет, на самом деле если брат Юры проведает о ситуации, то рано или поздно о ней будут знать абсолютно все, даже камни для закваски огурцов.

Дождь за окном барабанил всё сильнее, так что молодой человек невольно посмотрел на время, явно не желая идти домой прямо сейчас. Вообще выбираться из-под крыши для него нередко было самым настоящим испытанием, а погода Суны никогда к этому особо не располагала - то понос, то золотуха. Сначала бесконечные пылевые бури, забивающие мелким мерзким песочком глаза, уши и другие интересные места, то этот ливень, как будто злостный неплательщик алиментов внезапно решил проявить совестливость.
А ещё и неумолимые часы решили показать время, когда задержавшихся преподавателей со студентами начнут разгонять по домам, под предлогом закрытия здания. В общем всё складывалось против него, практически всё.

- Вот видишь ты детально воссоздала картину происшествия, станешь великим следователем. - Шинрай хмыкнул с легким ехидством, но без какой-либо злобности и принялся вместе с девушкой записывать требуемые для печати символы. С удивлением он отметил, что её контроль чакры превосходит его собственный, не смотря на то что освоение нитей чакры требует умения составлять четкую и нерушимую связь, а так же множество других тонкостей. Но вот, буквально перед ним фокусировка духовной энергии в одной точке была ровной и стабильной, будто маленькое солнышко, в то время как у юноши она скорее напоминала набранную в ладошки воду. Весьма неоднозначное наблюдение для парня вроде него.
- Спасибо, - произнес он, когда Джокер был надежно спрятан до своего часа. Почему-то брюнету казалось, что отличным временем для его акции будет полночь, когда над дождем и свинцовыми облаками раскроется холодное око луны - Ты кстати отлично формируешь чакру. Планируешь ею в снежки играть?

Предложение девушки он, поразмыслив здраво, принял с неожиданной охотой. Ему как минимум потребуется убить немного времени, а как максимум он очень хотел есть. Плохо позавтракал он из-за сильного беспокойства, которое подобно здоровенному молоту отбивало всякий аппетит, потом желудок грело теплой гордыней, а слова Юры заставили эту часть организма свернуться в плотный комок и едва ли не издать боевой клич. Поэтому быстро соориентировавшись, Шинрай вывел их из академии и ловко лавируя под крышами и крытыми подворотнями, привел к высокому и тонкому зданию в центре селения. Башня эта представляла собой хороший ресторан, где каждый сегмент являл собой отдельный зал, где подавали блюда разной стилистики и культуры. Разумеется, можно было заказать на Рубиновый этаж рыбу-по-кирийски, а на Изумрудный - запеченное мясо, но это считалось моветоном. Плюс цены тут были весьма кусачие для простого люда. Шибко элитное, это заведение было привычным для злотоглазого, потому что именно здесь родители проводили многие праздники или просто выходные дни в жажде найти новые знакомства. Занятно, что им это регулярно удавалось.

Юноше же здесь нравилась кухня. Пройдя в сапфировый зал, он выбрал место поближе к камину и помог Юре сесть. Занятно, сколь его манеры менялись в обществе, этот пласт воспитания в него вбили гвоздями и избавляться от него парню предстоит очень долго. Подошедший официант сначала удивленно покосился на Коматсу, однако узнав постоянного клиента в её спутнике, стал снова подозрительно вежлив. На столе появились меню, базовая сервировка и даже чай с закусками, в качестве неочевидно-бесплатного аперитива.

+1

11

Юра задумалась на несколько мгновений, обдумывая коварное предложение одноклассника о том, чтобы он раскрыл секрет, по какой причине так нагло провалил тест. Он ведь и вправду не дурак, к тому же, из очень благородной семьи. Коматсу знала, что за пределами скрытого селения аристократы, по обыкновению, болваны и придурки, а среди кланов деревень всегда шла жесткая конкуренция у плодовитых и сильных потомков.
Коматсу кивнула, понимая предосторожность Шинрая совсем в другом ключе. Шима был чертовски болтливым парнем: веселым, задорным, но порой он слишком увлекался в своих беседах и мог выпалить что-нибудь лишнее. Если маленький благородный хочет, чтобы его историю сохранили в секрете, то Юра не имела ничего против того, чтобы завести какую-нибудь незначительную тайну от своего брата. В конце концов, они оба имели право на личное пространство.
– Шима и вправду будет расстроен. – Невозмутимо ответила девочка, потихоньку собирая свои вещи обратно в набедренную сумочку. Сухой салфеткой она просушила тушь, прополоскала кисточку с ручным изящным креплением и козьим ворсом. Юра очень дорожила этим предметом, а потому, после всех процедур, даже уложила письменные принадлежности в специальный футляр. Мама очень обрадовалась, когда девочка показала свои первые успехи в Академии, и это был первый серьезный подарок родительницы, в то время, когда они только встали на ноги.
Несмотря на свою разрушительную натуру, Юра очень бережно относилась к вещам. Порой даже слишком.

– Я хотела бы пойти в АНБУ! – Сурово ответила темноволосая юная куноичи, серьезно взглянув своими голубыми глазами на собеседника. – Говорят, что они выдают персональные приглашения! А еще ты лично подчиняешься Казекаге. – Юра задорно фыркнула, как пушистый зверек, отмахнувшийся от щекотливого меха, попавшего в нос. – Мне понадобится моя внимательность. – Лучезарно улыбнувшись, девочка толкнула кулаком Шинрая в плечо. – А что будешь делать ты? У тебя наверняка уже есть планы, да?

Заслышав же похвалу, Юра гордо вздернула нос и, между делом, зарделась, как помидор. Мало кто проявлял к ее стараниям внимание: мама в этом вообще не разбиралась, да и, честно сказать, Шима тоже. Ему было абсолютно не до этого. Надзор же наставников был таким скудным, что получить достойную обратную связь просто не представлялось возможным! А потому, такой комплимент буквально заставил Юру продемонстрировать свои таланты.

– Сенсей сказал, что у меня есть наследственный геном. – Пробубнила Юра, мало представляя, что это вообще значит для окружающих и нее самой. – Дескать, я наследница куноичи Пакуры. – Брюнетка пожала плечами. – Понятия не имею, к чему это, но вот, смотри.

Коматсу понадобилось немного времени, чтобы сосредоточиться. По началу, в пятнадцати сантиметрах от открытой ладони Юры появился небольшой, похожий на огонек, шарик, постепенно он начал увеличиваться, пока размером не стал с приличный такой грейпфрут.

– Только руками не трогай. Он жжется даже если рядом провести рукой. – Как нечто сокровенное и тайное, полушепотом произнесла девочка. Когда вдалеке послышались шаги, она тут же сжала ладонь и маленькое солнышко, тепло освещавшее помещение, потухло.

В общем-то, потом они ушли из библиотеки. Коматсу по какой-то причине дала возможность Шинраю вести ее через все переулки, чтобы не намокнуть, хотя у нее с собой был большой зонтик, под которым они оба могли укрыться. Их путешествие прошло почти в тишине, если не считать пары-другой вопросов, которые утонули в шуме ливня.
Юра не заметила, как они дошли до большой пузатой башни в несколько этажей. Она посмотрела вверх, на красивую вывеску и несколько флагов из тяжелой ткани, которая намокла и свисала безвольной тряпкой. Но очень роскошной тряпкой.

– Эй, ты куда…! Шинрай. – Мальчик затащил свою спутницу за руку, потому что сложив в своей голове пару деталей, она поняла, что кукловод привел ее в ресторан. В очень дорогой шикарный ресторан. Юра дышать перестала от волнения.

– Я думала, мы поедим лапши и выпьем газировки. – Стушевавшись, пробубнила брюнетка, послушной марионеткой плюхнувшись на стул, который ей любезно предложил златоглазый мальчишка. – Слушай, Шинрай, - Коматсу хотела взять себя в руки и уже намеревалась встать, как к столу подошел вышкаленный официант и подал двум юным студентам меню, бросив оценивающий взгляд на девочку. Юре это не понравилось.
Еще больше ей не понравился ценник, который значился у каждого блюда. Картинки в нем были богато украшены, и выглядело все, как кулинарное произведение искусства, но… 
Признаться, у Коматсу таких сумм вообще не было. Ее семья никогда не жила роскошно, и только с переездом в Суну у них дела пошли вверх, но такие рестораны они могли позволить себе только по праздникам. По очень большим и важным праздникам.
– Извини, Шинрай. – Довольно серьезно сказала Юра, взглянув на него очень взрослыми глазами. – Я пойду. Для меня это очень дорого. – Без тени смущения отрезала будущая куноичи. Когда она будет много зарабатывать, то обязательно отведет в это роскошное место свою маму и брата, и обязательно позовет Шинрая, но не сейчас.
Обычно дети стеснялись говорить подобные вещи, будто бы что-то недоступно их родителям или они недостаточно хороши для какого-то места, но к сестре Коматсу это никак не относилось.

+1

12

Девочка рядом с ним не слишком хорошо умела врать, а если точнее, то не умела от слова совсем - когда она ответила, её деланно невозмутимый тон выдал истину с потрохами. Впрочем, она явно не пытала иллюзий насчет информационной надежности своего родственника, что было ещё одним плюсиком в карму по мнению кукловода - обычно люди с большой охотой вставали на защиту его закадычного дружка, даже если речь шла об откровенно очевидных вещах вроде природной мутации. Язык без костей называется.
Занятно, как трепетно Юра относилась к вещам, пусть и таким добротно сделанным, этакий священный трепет, как будто она держала в руках живого новорожденного хомячка, а не кисть для каллиграфии. Это вызывало удивление, сам Шинрай обычно относился подобным образом к вещам что сделал сам и только.
- Ты самостоятельно изготовила такую кисть? Слишком бережно с нею относишься - прищурился он перед самым-самым выходом. Вообще её деятельность оказалась куда интереснее, чем юноша себе представлял, вызывая к себе интерес.

- В АНБУ, да?. - когда Коматсу продолжила, молодой человек хмыкнул, отведя взгляд и о чем-то на несколько секунд задумавшись. Стоило ли говорить, что его буквально уже пропихнули туда через несколько серьезных договоров и заочных тестов с капитанами различных подразделений. Как-то он даже подслушал разговор о том, что его взяли бы и без связей в этот отряд, но до сих пор не понимал, что в нем такого. Элитный спецназ, славно и круто, но ничего экстраординарного - Меня тоже очень хотят там видеть, слишком уж неординарных шиноби собирают под это аббривиатурой. Хотя меня и Казекаге хотят видеть, а вот планы..
Разумеется, сейчас он должен произнести речь на два абзаца, практически досконально заученную, которую рассказывал каждому умилявшемуся с его успехов взрослому, будто ребенок стишок. Он перестраивал слова и формулировки, но суть каждый раз была одна - молодой человек транслировал мечты своих родителей вместо собственных, тешил их гордость и являл собой по сути "новую игру+" для видавших виды наследников Канкуро. Но вместо огромной неискренней тирады юноша махнул рукой, мол какие там планы, нету ничего, отстань.

- Пакуры? - Шинрай резко обернулся, брови его взвились вверх, будто бы подброшенные взрывом. Разумеется, он знал кое-что о наследственных геномах, ведь матушка едва ли не каждый божий день сокрушалась о том, что в её непутевом сыне не проявились гены магнетизма или какой-ниубдь ещё линии крови, что бы оснований для уважения его семьи было бы больше - Этот геном ведь до недавнего времени считался утерянным? После предательства, большая часть её семьи оставила деревню, а оставшиеся не смогли в полной мере использовать Стихию Иссушения, так что сила их шла на спад. Но недавно появилось несколько шиноби, которые более менее её контролируют.
- Но они слишком разрозненны и слабы, а ген сей не слишком ценен для Песка, раз они столь легко продали сильнейшую в истории его обладательницу Туману. Может они сами её боялись? - голос матери холоден, она перебирает все именитые семейства и без всякой жалости вычеркивает наследников Шакутона из какого-то  списка с витиеватой окантовкой
Парню захотелось окрутить это солнышко нитями чакры, пощупать, понять как оно работает, ведь Катон не был столь стабильным, да и тепла юноша не чувствовал, только почему-то очень захотелось пить и губы пересохли. Может быть от волнения, а может быть виной была странная сила что концентрировалась у неё в руках. Забавно, но студент академии почему-то сразу понял, что овладеть такой формой чакры невозможно, с нею нужно именно родиться. Странно, но все истории про Кеккей-генкай неожиданно обрели смысл.

– Извини, Шинрай. Я пойду. Для меня это очень дорого. - вернула его одноклассница из воспоминаний последнего получаса своим серьезным, напряженным голосом. Она была как будто на контрольной, где решается её судьба. Она ерзала и пыталась взять себя в руки, решив, что этот богатый мир не для неё, не сейчас.
- Ну уж нет - хохотнул кукольник как-то уж слишком расслабленно, на самом деле об этом месте он и не подумал в своих размышлениях о финале этого теста - Во-первых, тут очень вкусно готовят и это, поверь мне, самое важное. Во-вторых, раз я тебя сюда привел, то по правилам хорошего тона и прочим связанным с ним штукам, обязан угостить тебя в случае каких либо проблем, например финансовых. В третьих, держу пари, по итогам сегодняшнего дня у меня отберут карманные деньги, так что не мешай мне их тратить.
На секунду задумавшись, он вдруг прыснул ехидным смешком, слегка потянувшись и отправляя рот к какой-то кренделек с чаем. Брюнет сощурился коварно и остро.
- Плюс, если ты вдруг уйдешь или обидишь меня, отказавшись со мной ужинать, то как я смогу рассказать тебе страшную тайну? - Шинрай улыбнулся пустынным дьяволом, извлекая самый неожиданный аргумент, шантаж столь интересующей темой разговора, после чего резюмировал - Счет на мне. Рекомендую печеную рыбу и эти мягкие южные булочки с сыром и яйцом в центре, у которых название ещё невыговариваемое. Они там на восьмой странице.

+1

13

Юра старалась всячески взять себя в руки и казаться невозмутимой, но это, к ее большому сожалению, было фактически невозможно, потому что она – по какой-то неизвестной причине – все еще продолжала сидеть за столом, нервничая и краснея. Люди фактически не обращали на эту странную юную парочку никакого внимания, но работники ресторана так цепко вперились в них своими глазами, что Коматсу хотелось спрятаться под стол и затаиться под этой чудесной гладкой скатертью из паучьего шелка. Сидевший напротив нее Шинрай же, напротив, чувствовал себя как рыба в воде: он уверенно взял меню, ответил сверхлюбезному официанту, а тот учтиво склонил голову, как птичка, внимательно слушал, что еще пожелают два маленьких гостя.
– Ладно. Хорошо. – Почти что смирившись со своим положением, фыркнула и сильно пожалела, что не может встать и уйти просто так. В конце концов, ее пребывание здесь обусловлено в первую очередь тем, что она очень хотела узнать, зачем все-таки ее грандиозный соперник так облажался во время теста. К тому же, Юра уже выяснила, что мальчишка специально завалил добрую половину вопросов.

– Будет по-твоему. – Угрюмо ответила девочка, кивая официанту на запеченную рыбу и гарнир из риса. А еще классический мисо суп, в такую погоду очень хотелось съесть горячего бульона. – Зачем тогда ты провалил тест, если у тебя отберут карманные деньги? – В общем-то, теперь затея Шинрая казалась Коматсу еще более безумной, чем раньше. Помимо того, что эта контрольная работа повлияет на личное досье, так еще и родители очень расстроятся и накажут его.

Мама Шимы и Юры обычно не прибегала к таким примитивным методам воспитания и наказания, как то, например, чтобы отобрать пульт от телевизора или какую-нибудь личную вещь. Она всегда говорила, что ее дети должны иметь свое личное пространство и волю, и это с ее стороны было очень мудро, а потому, брат с сестрой ни в коем случае не хотели расстраивать столь лояльную родительницу. Как показывала практика, не всем так повезло, как этим двоим.
Возможно, у Шинрая была как раз такая ситуация. Вполне вероятно, что те страшные синяки остались у мальчишки именно от того, что мать или отец хорошенько его поколачивают, а вместе с тем, отбирают то, что сами дали ему в распоряжение… Что казалось невероятно глупой затеей с точки зрения Юры. Лучше от этого никому не станет.
Вопрос только состоял в том, зачем Шин сам себя поставил в такое дурацкое положение.

– Да, я знаю. – Девочка подперла рукой щеку. – Мама особо не распространяется о своем прошлом, но я знаю, что ее оставили в работном доме, в захолустье, пока она была еще совсем крохой. Не знаю зачем… Говорят, у детей Пакуры здесь был большой дом. – Юра недовольно передернула плечами и посмотрела в сторону кухни. – Опять какие-то политические истории, наверное. Впрочем, она мне пра и думаю, я много чего не знаю.

Коматсу налила себе чай, который любезно предоставили в качестве напитка. Юра не была фанатом этого напитка, предпочитала строго черный чай с двумя кубиками тростникового сахара и лимоном. Это был ее ежедневный утренний ритуал, который она уже на протяжении нескольких лет исполняет изо дня в день. Однако сегодня был в полной мере необычный день и Юра справедливо рассудила, что если она начнет выкаблучиваться, то это будет абсолютно невежливым. Раз она осталась, то должна была принять условия Шинрая.

– Так, значит, тебя уже зачислили в АНБУ? Тогда ты счастливчик. Это очень почетно, я думаю. – Девочка искренне улыбнулась, делая глоток напитка. – Тогда у меня просто нет другого выбора, как следовать своей цели, раз мой соперник опередил меня на пару шагов вперед! – Коматсу широко улыбнулась своему спутнику.
К этому времени поднесли еду.

И это был роскошный обед! Красивые керамические тарелки с узором весьма искусной работы, чудесный тонкий аромат специй и приправ, да и сама еда выглядела изумительно. Для начала Юре подали большую плошку супа, а рядом тут же поставили запеченную рыбу в сладко-остром соусе и плошку риса с овощами. Рот у Коматсу тут же наполнился слюной.
Она дождалась, когда мальчишка возьмет в руки покрытые красным лаком палочки и приступит к ужину.

– Все выглядит таким вкусным! – Юра зачерпнула немного супа, чтобы попробовать горячее. – Ого! Вот это да! Это правда очень вкусно. Спасибо, Шинрай!

+1

14

Молодому человеку нравилось пробиваться через сопротивление, вынуждать непримиримую Юру идти буквально на сделку с собственной совестью. Он не понимал, почему она так серьезно относится к вкусной еде, парень сам уже продумывал варианты, как будет вышибать деньги на ужин здесь хотя бы раз в месяц только ради вкуса еды. Плюс ко всему оба повара их зала, однурукий мечник Укараки и Мисуо из страны воды, были забавными ребятами, с которыми можно было пообщаться через послания в блюдах. Каким-то чудом они умудрялись отвечать даже на загруженных блюдами семейных вечерах, поэтому Шинрай даже засомневался, не отвечает ли ему группа Земельцев из подвала, так что проник на кухню и очень душевно поболтал с обслуживающим персоналом. После этого он делал так не раз и откровенно наслаждался этим обществом на всех самых скучных мероприятиях.

-  И ты никогда не думала туда вернуться? Ну, с учетом всего что было. Особняк, статус, всё такое. С учетом того, как развернулась вся эта история при старой власти ты можешь получить родовое гнездо обратно, ну или что-то эквивалентное, если не захочешь выкидывать новых жильцов на песок. Я могу поговорить с парой дядек и твое имя с руками оторвут. - с интересом прищурился кукольник, искренне удивляясь столь яркому отсутствию амбиций. В него самого их загоняли раскаленными гвоздями с самого рождения, то что для других было возможностью, ему вручали как обязанность, так что жить любым иным образом было подобно нигилизму - Шима говорил, что вы не очень богато живете, очевидно что дом побольше и денежное довольство не повредит.

Слушая её небольшую тираду про АНБУ и соперничество, Шинрай волей-неволей улыбнулся, поражаясь насколько по-разному они воспринимают эту работу. Для девушки это был путь наверх, сквозь плотные и опасные кроны деревьев, а сам наследник Канкуро видел в этом лишь жестокую и опасную рутину, которая должна сделать его элитным нинзя селения или около того. По мировоззрению в этом отношении Коматсу была Светлым Пятном, которое заставило юношу засомневаться в том кто из них на самом деле дурак. Непривычное, в общем и целом, ощущение.

Впрочем тут принесли еду и молодой человек с жадностью набросился на неё, ловко орудуя палочками. Ел он быстро, с какой-то нелепой стремительностью закидывая всё по очереди: два вида рыбы, салат из водрослей, та самая булка южных земель с беконом и яйцом, запивая всё свежим кактусовым соком.. Но при этом не создавалось ощущения спешки: двигался он быстро, будто атаковал, вырывая куски из блюд, но жевал тщательно, желая распробовать вкус, да и ни разу ничего не уронил или не запачкался, ловкими движениями закручивая даже самые сложные, сочившиеся соком куски. Было видно, что мальчик наслаждается едой, её вкусом и запахом - маленькая слабость.

- Да, тут великолепные повара, а именно этот этаж мне особенно люб. Серьезно, думаю что об этом я буду скучать больше всего! - прищурился он на Юру, ожидая когда она покончит со своими порциями. Ловко уйдя пару минут назад от её вопроса, что бы сначала покормить и не дать сбежать, он планировал открыть ей свою небольшую тайну под уминание даже самой большой вкуснятины. Подозвав официанта, он распорядился о десерте, не забыв уточнить пожелания своей спутницы - впервые на её памяти в нем свозили манеры столь явно. В академии была пара знатных детишек и Шинрай имел с ними общие черты, но был всё же более человечным и начал на них явно походить только сейчас.

- Ну что ж, пройдя испытание проливного дождя и вкусной еды, Коматсу Юра заслужила узнать правду! - картинно хмыкнул парень, прикрыв глаза. Кто-то проницательный мог бы заметить что так он скрывает свое волнение. К слову, как раз принесли сладкое и паренек отослал официанта минут на двадцать, образовав вокруг столика информационный вакуум - Как ты уже догадалась, я специально завалил тест и имею право этим гордится, потому что попасть в С- на самом деле невероятно сложно, почти как плюнуть в стакан учителю с третьего ряда..
Юра могла узнать это выражение или даже испытание от своего братца. Оставалось только разобраться, кто кого научил подобной дури.

- Но в любом случае я сделал это что бы показать родителям протест. Можно сказать даже отомстить. Они ведут себя, как будто кроме моих манер и достижений внутри ничего нет, знаешь как марионетка. Как наследнику великого кукольника, это обидно вдвойне. - начинал парень спокойно, но с каждым словом голос его становился всё более горьким и серьезным, отчасти даже обиженным. Он не планировал этого никому рассказывать, просто нерва перед вендеттой, видимо, подвели. Может ещё сказалась обидная реакция одноклассников - Но понял я это совсем не давно и, как ты могла заметить на древнейшем языке из возможных, языке силы. Так что я добровольно и осознано становлюсь закоренелым троечником. Посмотрим, что они скажут, но вряд ли я стану тут бывать чаще.

Он закинул в рот несколько традиционных японских сладостей вроде шариков из чайного марципана с начинкой или покрытых сиропом маленьких яблочек. Сейчас он потерял вкус к пище, поэтому просто жевал, забивая рот.

+1

15

Юра ела медленно, тщательно пережевывая предложенные вкусности, наслаждаясь богатым разнообразием блюд и их ароматом. Закончив с супом, она немного попробовала риса и рыбы, подивившись обилию и остротой специй, а так же оторвала сочный кусок от булки с сырым яйцом и сыром. Последнего было так много, что он тянулся длинными нитями от основного блюда. Это поразило юную Юру, и она пообещала себе научиться готовить эту заморскую лепешку дома: ее семья явно оценит труды девочки. Интересно было бы найти рецепт теста, а с остальным, Коматсу была уверена, она легко справится сама.
– Зачем? – Удивленно спросила мальчика темноволосая студентка. – Это уже давно не наше. – Довольно однозначно ответила она, зачерпывая палочками еще немного острой рыбы с рисом. Мягкие кусочки лосося таяли на языке, как мороженое в разогретой печи, настолько нежным казалось мясо. Юра сама себе призналась, что ничего вкуснее в жизни не пробовала! Те, кто создавал эти шедевры из простых и доступных продуктов были явно мастерами своего дела, способными приготовить даже походный суп из топора не хуже наваристой похлебки. – Шима дурак. – Так же отрывисто произнесла она с набитым ртом. – Извини. – Уже чуть позже, когда проглотила очередную порцию салатного листа с маленькими помидорами, политыми каким-то сладко-кислым уксусом.

– Возможно, он сравнивал наш дом с твоим поместьем. – Без особого энтузиазма начала Коматсу. В отличие от брата, который невероятно хотел жить в роскоши и купаться в хрустящих купюрах рё, Юра была более приземленным человеком и ей достаточно было того, чтобы в доме было чисто и ухожено, и была ванна с водопроводом, чтобы не носить тяжелые ведра от колодца до жестяной посудины и нагревать воду. – Сейчас мы живем хорошо. У нас свой дом с большим участком земли, у матери – лавка в центре города, она хорошая ткачиха и швея. К тому же – толковый делец. – Юра задумчиво поковыряла палочками пустой рис. – Не так давно мы наняли прислугу, так что у матери есть время заняться садом и лошадьми. Она привезла двух красивых скакунов с последней ярмарки в столице. Если ей удастся разводить их, то мы сможем отстроить вторую половину дома, оставшуюся от прежних хозяев уже к следующему году.

Коматсу пожала плечами.
– Я не хочу, чтобы меня запомнили, как правнучку героини, которая наживается на былых лаврах своих предков. Мне кажется, это для нее это будет еще более оскорбительно. – Потом она снова принялась за еду. В конце концов, она итак слишком много рассказала этому мальчишке; это было ей несвойственно, но доброе отношение Шинрая подкупило ее, и она позволила себе быть чуточку приветливее и добрее, чем обычно.
Среди поколения Юры было много таких, как Шинрай – детей великих родителей и внуков прославленных предков. А потому, ей просто не хотелось, чтобы Шима чувствовал себя хуже на фоне других; в этом вопросе он был невероятно чувствительным и частенько обижался на мнение сторонних людей. Юру же такое не смущало вовсе.

Впрочем, чем больше рассказывала она, тем ближе подходил момент раскрыть карты златоглазому мальчишке. По нему было видно, что он не слишком-то хочет делиться своей тайной, но он пообещал, а в его интересах эту клятву сдержать. Пускай ей и пришлось отступить в вопросе гордости и принять щедрое предложение Шинрая сытно поесть.

Отчасти, она даже была рада, что у нее вышла такая возможность. История же из уст мальчишки выглядела просто отвратительной; Юра не удержала лицо и скривилась так, будто бы вместо вкуснейшего сладкого яблока в корице и меде, получила на стол ишачье дерьмо.

– Это низко. – Кивнув, фыркнула девочка. – Ты уже взрослый и имеешь право распоряжаться собой, как считаешь нужным. Ты ведь уже солдат! Скоро станешь им. Будешь подвергать свою жизнь опасности и… Зарабатывать деньги.

– Бить того, кто не может ответить, потому что слабее – подло. Не очень-то благородно с их стороны. – Юра насупилась, раздумывая.
Это заняло у нее некоторое количество времени;  в интенсивном молчании она успела прикончить половину десерта и всю чашку зеленого чая.

– Давай найдем сенсея и ты пересдашь этот тест в индивидуальном порядке. – Юра кивнула. – Я уверена, он не откажет тебе, особенно, если ты попросишь тест сложнее, чем тот, что писали мы.

+1

16

Наблюдать за реакцией Коматсу было.. забавно. С одной стороны у нее было уже готовое, сформировавшееся мнение по данному вопросу: быт той самой "обычной" девушки, коих в селении десятки и сотни, причем данная судьба ее полностью устраивала и, в противовес привычной жизни - шанс стать чем-то большим. Богатство тут было лишь одним из факторов, разговор так же был о статусе и уважении, открытых дверях и признании боевых способностей куда раньше прочих. По-настоящему новый мир, о котором то и дело грезил ближайший по крови родственник девчушки.

К удивлению Шинрая, ее этот шквал мыслей терзал несколько мгновений, а потом разбился, будто приливная волна о скалистую насыпь. Решительно и многословно, посыпая кукольника аргументами, Юра отвергла его провакационное предложение, вызвав довольную улыбку. Ему нравился подход своей спутницы, он заслуживал уважения.
- Прекрасно тебя понимаю, начиная в тени великого предка ты буквально обязана прыгнуть вдвое выше, если хочешь затмить его, да и если быть откровенным, полностью затмить легенду не удастся, как по мне. Однако это, как говорит матушка, "неплохой старт", - произнес Шинрай и скривился, вспоминая и другие речи матери, которые теперь не казались ему такими уж безобидными. Шквал прошлого, причем очень недавнего, навалился на него, повисая на плечах и голове. Мальчик стиснул зубы, даже сам не понимая, что его так разозлило. - Хотя ладно, дело твое. Шарик из чакры порой бывает полезнее особняка.

Дополнительные десерты и вкусная еда слегка успокаивали нервы которые, учитывая его планы, всё ещё пошатывали. Самое страшное было позади, однако грядущие события так же не предвещали ничего спокойного и пареньку раз за разом приходилось собирать в кулак свою решимость, что бы не пойти на попятную. Впрочем сейчас, когда он рассказал всю эту неприятную историю, стало полегче, как будто теперь эту тяжелую ношу нес не он один. Более того - Юра его поддержала, то есть в своих выводах он руководствовался правильными мотивами, но увы она была сторонницей полумер, решения ситуации кулаками и авторитетом, однако без непоправимых вещей. Кукловод же знал, что с его предками подобный подход не сработает, знал даже слишком хорошо.

- Согласен, как по мне это форменное предательство. Если для них улыбка какого-то жирного дедка это подходящий повод, то у меня закончились аргументы для переговоров. - брюнет нахмурился и начал размашисто уплетать остатки десерта, потому как разговор подходил к финальной части плана, но рассказывать о ней он не собирался - А вот насчет переписывания теста у меня однозначный ответ - нет. Я получил ровно ту оценку, на которую рассчитывал, по сути идеально сдал ключевое тестирование. Теперь я подобным образом планирую закрыть все контрольные точки, что бы похохатывать на званных ужинах было не чем. И не смотри на меня так, если кто-то заметит мои навыки, то на результаты академии всем будет плевать. Смекаешь, Юрка?

Меж тем стремительно вечерело: сезон дождей в целом был самым темным временем года, когда золотой песок под действием воды становился темно-коричневым и серым, так что даже освещение Суны, яркое и бодрящее, не справлялось с подступающей тьмой. Дождь даже не думал утихать, барабаня по крыше хлесткими холодными каплями, однако вопреки всему, он создавал неуловимое ощущение уюта из-за отдаленности, буквально самим фактом защищенности от него.
Постепенно с едой было покончено, тут надо сказать, что вкусная готовка и большие порции превратили это поедание в настоящее испытание выносливости с чревоугодием. В конце-концов Шинрай откинулся на стуле, вытер рот и руки точно выверенными движениями платка, блаженно выдыхая. Кажется, что Коматсу его не видела таким довольным вообще никогда. Страх и задумчивость сменила странная решимость.
Как раз в это время подошел официант и юноша рассчитался за весь ужин, оставив достойные чаевые. Паренек не спешил уходить, учитывая ситуацию за окном, так что теперь указал спутнице на диванчики у камина в дальнем конце зала. Изначально этот темный уголок казался очень незаметным, скрытным в ресторанном зале, однако теперь было видно, что она занимает добрую четверть комнаты. Эдакая зона отдыха в ресторане, идея, что оказалась неожиданно эффективной.

+1

17

Юра как-то повела плечами, немного неуклюже, всматриваясь в порцию своего десерта. Красиво оформленный пирожок из розового теста, с начинкой из свежей клубники и рядом шарик шоколадного мороженого, оформленный несколькими тонкими ломтиками молочного и белого шоколада. Несколько вензелей было нарисовано растопленным шоколадом на большой круглой тарелке из плотной белой керамики.
– Не думаю, что кто-то особенно хорошо помнит о делах моей пра. Так что, если стану легендой, может никто и не вспомнит о ней, кроме меня и Шимы. У него хорошо с уроками истории. – Коматсу поковыряла ложкой пирожное, отломив кусочек, положила себе в рот. Тончайшее и нежнейшее рисовое тесто расплавилось на языке; от удовольствия Юра даже глаза прикрыла. – Неплохой старт? Пожалуй. – Девочка хмыкнула. – Твой отец же сын Канкуро. – Как-то невзначай бросила Юра. – Однако он не стал великим, как его предок. Обычный шиноби у которого, так получилось, много денег. – Коматсу не хотела обидеть своего спутника подобными речами, да и вряд ли думала Шинрая этим задеть – в конце концов, по ее мнению, она просто озвучила объективный факт.

– Особняк можно построить самому, а можно купить. – Юра зачерпнула немного мороженого маленькой десертной ложечкой. – Статус легенды – вряд ли. Разве что, «легендарного денежного мешка». – Юра прыснула смешком, завершая свою обильную трапезу. Что ж, сегодня она отъелась от пуза; матушке очень не понравится, что она проигнорирует их семейную вечернюю трапезу. Хотя, до поздней ночи – когда обычно родительница Коматсу приходит домой – времени еще полно, а значит, Юра еще успеет проголодаться. Возможно, дважды.

Постепенно, дуэт двух юных шиноби переместился от стола к диванчикам и камину, в котором уже успела разжечь огонь по случаю сильных дождей в этом сезоне. Юра расположилась недалеко от своего собеседника и, вновь взглянула своими пронзительными голубыми глазами на Шинрая, выделяя появившийся энтузиазм и здоровый розовый румянец на щеках от обилия кушаний.
–  Что ж, раз ты так решил, с тестом и прочим… То, пусть будет. Не уверена, что это хорошая мысль, хотя бы потому, что ты, в самом деле, не дурак и знаешь больше остальных. Как-то… Унизительно, понимаешь? – Юра поморщилась, словно примеряя шкуру Шинрая на себя, но потом отбросила это дело. В конце концов, они были из совершенно разных миров и руководствовались оба разными мотивами, которые были не применимы к другим – непохожим – семейным ситуациям.

Юра не могла представить себе свою маму – заботливую, как пчелка и нежную, как мягкий шиншиллий мех! – которая избивает розгами ее или даже шкодливого Шиму. Брат частенько наводил на родительницу ужас своими выходками, бывало, она хорошенько шлепала его по заднице и ставила в угол, но никогда не бывало так, что он ходил весь синий, как утопленник. Или как Шинрай. 

Коматсу задумалась немного, смотрела в огонь, как тот с обожанием лижет сухие поленья, потрескивая от удовольствия маленькими искорками.
– Аристократы какие-то чокнутые, знаешь, Шинрай. – Юра почесала пятерней свои короткие темные волосы, в которых отливало зеленцой. – Если собираешься стать таким же, то поешь песка. – Юра хохотнула, а потом, бросила взгляд на часы. Время неминуемо тянулась к вечеру. –  Мне, наверное, пора. – Она улыбнулась. – Спасибо за ужин. Ничего вкуснее в жизни не ела.

Она уже встала с места и собралась уходить, как резко остановилась – не успев сделать и шага. Юра достала из наплечной сумки аптечку.
– Слушай. Чтобы ты там не придумал сегодня. Держи. Тебе нужнее. – Она протянула деревянную шкатулку Шинраю. – И если станет совсем плохо, то приходи. У нас тесно, но ты все равно приходи. – Юра отвела взгляд от глаз мальчика и густо покраснела. Убедившись, что Шинрай держит аптечку крепко, она развернулась, отпустив ее, и почти бегом помчалась на улицу, по дороге раскрывая зеленый зонтик.

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] бамбуковые знамена и сухая бумага


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC