Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] everyone writes their own story


[FB] everyone writes their own story

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата, время: 598 год
Страна, местность: Сунагакуре но Сато
Участники: Sabaku no Sayuri & Nara Shikatsu

На правах хорошего брата Шикатсу делает все возможное, чтобы в свой выпускной из Академии Шиноби Саюри не оставалась одна.

https://i.imgur.com/ERR6550.gif

[ava]https://i.imgur.com/F5hre9S.png[/ava]

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2020-06-23 19:49:51)

+1

2

Небо после песчаной бури было невероятно ярким. Шикатсу видел в этом нечто прекрасное, как и в высоких дюнах, окружающую Суну. Он смотрел на это голубое небо сквозь панорамное окно в кабинете Казекаге. Тут же перед ним восседал Канкуро, старик не смотря на свой преклонный возраст все равно выглядел довольно крепким. Что немогло не вызывать уважения к поколению победившему в войне против Кагуи и Мадары.
- Тебе не обязательно было доставлять эти документы лично, - говорит старик и голос его звучит низко и не много хрипло. Но совершенно не так, как в свое время в этих стенах разносился голос Гаары. Блондин медленно переводит взгляд от окна на морщинистое лицо двоюродного деда.
- Не имел бы ты привычку наступать на те же грабли, мне бы не пришлось тащиться сюда,- размеренным голосом отвечает юноша и сталкивается с Канкуро взглядом. Нара, как обычно не отличался обходительностью и говорил все прямо на манер своей бабушки.
- Щенок! - возмутился старик, но тут же осекся. Если честно он уже давно перестал понимать, что творится в этой светлой голове. Да и вряд ли кто - либо из ныне живущих это понимал.
- Поторопился бы, церемония вот-вот начнется, - уже мягче добавил он, вновь увлеченно листая бумаги. На что блондин лишь почтительно поклонился и покинул кабинет. Заглянув в семейное поместье деда, он переоделся в более привычное для себя светлое косоде и хакама, все таки в Суне было очень жарко и было логичнее носить одежду в светлых тонах, а поверх было накинуто белое хакама с широкими рукавами. Повязка с протектором Конохи было оставлено тут же, что бы не привлекать к себе лишнего внимания. Но худощавого молодого парня с длинными светлыми волосами было сложно не заметить, хотя бы потому что его тут многие знали в лицо.
Внук Принцессы Темари пользовался не малым почтением в этих краях, даже не смотря что был шиноби другой деревни. Многие даже любили говорить что если бы Шикатсу в свое время начал обучение именно в Суне, то имел бы все шансы стать Казекаге после кандидатуры Канкуро и Каруры. И если честно сам парень не особо разделял подобных надежд. Он был умен, но далек от образа защитника целого селения. Он придерживался философии, которую ему в свое время привил Шикамару. Долг клана Нара быть правой рукой Хокаге. Возможно по этой причине, совсем еще юный Шикатсу уже служил в администрации Хокаге. Но сценарий его жизни уже пошел по другому пути, после смерти лучшего друга он бросил все. Но сейчас ему уже было лучше, прямо сейчас где то в округе гуляли три генина, которые звали его сенсей.
Прибыл он в академию вовремя, как раз вручались повязки с протектором. Счастливые генины размахивали перед лицами не менее счастливых родителей своими повязками. В этой толпе без особого труда была заметна искомая ярко-красная шевелюра.  Девочка как ожидается в ее возрасте была не высокого роста, что не редко было поводом совершенно детских шуток по типу: "Перестанешь дышать мне в пупок тогда и поговорим". Сущий детский сад вы скажете? Не достойно взрослого человека?
Зато очень весело, ответит вам Шикатсу и растянется в привычной самодовольной улыбке. Нет, вы не подумайте, блондин очень хороший старший брат. Он шутит не со зла, а лишь что бы не много отвлечь малышку от тяжелых дум о которых ей рановато даже задумываться.
Подойдя к девочке сзади, он постарался сделать все максимально наигранно. Благо годы издевок над младшими и друзьями не прошли даром.
- Хммммм.... Где же? Где же моя маленькая принцесса? - бормочет он, специально оглядываясь, словно совершенно не видя, что принцесса то собственно перед ним стоит. Дождавшись, когда он будет замечен, он привычно ухмыляется и слегка наклоняется, несмотря что до этого уже не много горбился по привычке.
- Ой вот ты где, Саюри - чан, не заметил, - говорит он и улыбка становиться еще шире.

Отредактировано Nara Shikatsu (2020-05-22 22:32:56)

+2

3

Светлые улыбки, радостный смех, и гордо вскинутые головы детей, которые в один единственный момент уже перестали быть детьми. Выпускной. Один за другим маленькие ученики академии проходили в светлое помещение, чтобы сдать свои выпускные экзамены, и выходили из нее либо с широкой улыбкой успеха, либо с уверенной гримасой уверенности в том, что получится в следующий раз. И те, кто смог показать свои навыки в простых дзюцу, сейчас смотрели своими искрящимися глазами на ряды блестящих протекторов, лежавших на столе. И на них же сейчас смотрела Саюри, совершенно не щурясь даже от палящего солнца. Не будет больше уроков, лекций, проверок и классов. Не будет больше экзаменов и попыток их пересдать, и она больше никогда не почувствует на себе внимательное понимание и прощение учителей, которые понимали каждую ошибку. Школа закончилась, а значит началась реальная жизнь. И как же Саюри не терпелось ее начать, и в то же время что-то в груди отзывалось сдержанным страхом.

Декти вокруг бегали и показывали родителям свои протекторы. Они кричали "мама, мама, я генин". И их радостные родители смотрели на них с такой понятной смесью гордости и сомнения. Понимали ли дети вокруг, что с ними сегодня случилось? Знали ли, что они больше никогда не будут больше детьми, и вместо этого стали частью военной силы? Их больше никто не будет прятать, никто не будет уберегать. И если ты совершишь ошибку на поле боя, то она вполне может оказаться последней, потому что враги не верят в пересдачи. И теперь война, которая вызывала у Саюри такое отвращение с самого детства, должна будет быть ее частью. И пускай сейчас и было мирное время, пускай и закончились те самые стычки, которые отобрали у нее родную мать, их мир от этого радикально не менялся. Совсем скоро будет какая-нибудь новая война, и она будет по какой-нибудь бесполезной причине. И на нее Саюри больше будет смотреть со стороны, и не будут ее одноклассники. Они будут там, в лесах, полях, и на траншеях, рискуя здоровьем и жизнями. Так что же, было ли это все поводом для радости? Едва ли. Разве только для гордости. Все же она больше официально не была ребенком. Хоть на практике, наверное, не была им уже года три.

- Хммммм.... Где же? - Знакомый голос заставил ее развернуться на все сто восемьдесят градусов и приподнять голову, чтобы увидеть человека, который наигранно пытался ее искать, приставляя к своему лбу ладонь подобно козырьку. Вот уж кого она здесь точно не ожидала увидеть. Хотя, Саюри вообще никого здесь не ожидала видеть - не то чтобы у нее в семье были люди, которые сейчас могли или хотели здесь быть. Пока генины ее класса бежали хвастаться достижениями с родителями, которые обещали в ответ подарки да походы в какую-нибудь лавку, сама Саюри планировала просто пойти домой и потренироваться где-нибудь у себя в саду, пока ей не выдадут ее первую миссию с ее новой командой. И она даже оглядывалась по сторонам, раздумывая над тем, кто именно мог в этой команде с ней быть. Кто бы это ни был, это наверняка будет что-нибудь легендарное. Должно было быть. Так или иначе, все это должно было начаться завтра. И она не думала даже, что ей удастся с кем-нибудь встретиться аж сегодня.

- Шикатсу-сан? - Отвечала она будто бы сама не видела, кто перед ней стоит. Прибыл сюда, так далеко от Конохи? По каким-то важным делам, наверное. И решил пройти мимо академии именно сегодня? Это было мило. Саюри смотрела на его широкую улыбку и ей хотелось улыбаться в ответ и так же широко, но широко она, конечно же, не умела. Зато умела делать так, чтобы ее глаза искрились светло и ярко, как небо. Свой протектор она все так же сжимала с руке, как и получила, и сейчас сначала подносила его к глазам, а потом разворачивала и показывала его лицом к своему брату. Такой новый, на нем пока что ни одной царапинки, ни одной капли пота или крови. И так ярко и настойчиво на нем выведен символ их селения, напоминающий о неизбежности течения времени и какой-то кратковременной жизни шиноби. Недолго же он таким чистым продержится. - Однажды я вырасту и покажу тебе, кто из нас будет "маленький". - Саюри вообще относилась к вопросу своего роста немного трепетно, она всегда замечала, что была практически самой маленькой в классе и это совсем ее не радовало. Однако, она всегда списывала это на свой возраст и считала, что когда она повзрослеет, то все изменится. Откуда же ей было знать, что она практически не вырастет?

- Я не видела тебя больше года, - и никто, на самом деле, не знал почему. Когда-то Шикатсу появлялся в ее жизни часто и следил за каждым вторым шагом, но со временем его появления в селении становились все реже и реже, и в последнее время они практически и прекратились. Настолько, что она решила, что единственным способом увидеть родственника было бы поскорее вырасти и наведаться в Коноху самой по какой-нибудь наверняка очень важной и интересной миссии. Но... так было лучше. Гораздо лучше. Саюри и не представляла, насколько ей сегодня не захочется оставаться одной.

[ava]https://i.imgur.com/F5hre9S.png[/ava]

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2020-06-23 19:50:05)

+2

4

Этот год действительно оказался очень тяжелым. Шикатсу считал, что до этого ему несказанно везло. Ни одного провала на задании с момента как он едва ли в тринадцать лет стал чуунином.  Что бы он не говорил, многие считали что он гении, которые рождается один в поколение. В то время как сам наследник клана Нара рассматривал все с более реалистичной точки зрения. Он просто умел оптимально использовать все то что у него было. Просто не всегда есть правильный ответ или не всегда удается спасти всех.
Он смотрел на все со стороны, он видел то как люди умирают. Шикатсу видел, что сделала жизнь шиноби с Карурой. И он думал, что уже принял участь шиноби и что он готов на все. Только вот это оказалось не совсем правдой. Судьба словно играючи дала ему под дых и он сломался. Смерть Юкино, оказалось для него фатальным. Долгие месяцы депрессии, мысли пожирающие сознания. Он потерял счет времени, он хотел уйти с пути шиноби, но не мог просто потому что ему нельзя.
Он очнулся только когда перед ним возникли лица его новых учеников. Сложные задания вдруг сменились забавными погонями за домашними животными или помощью на фермах не далеко от деревни. Это был их первый раз когда они покинули пределы страны Огня. И детям это очень нравилось, а Шикатсу просто хотел вдохнуть по глубже сухой воздух пустыни по которой он скучал.
Он никогда не признается что торопился как, мог, что бы успеть на церемонию. Хотя возможно красноволосая девочка перед ним все знала и без каких либо признании. Так уж вышло, что Шикатсу был одним из самых старшим в своем поколении. Многие из наследников героев прошлого только появлялись на свет, в то время как блондин уже сверкал протектором. Таким же сверкающим и чистым, как тот что протягивала ему Саюри. Правда сейчас от былого блеска особо ничего не осталось, он был весь в царапинах да и тканевая основа была сменена еще не раз.
- Да, да конечно - бормочет он и кладет ладонь на красноволосую макушку. Вроде бы они были не такими уж близкими родственниками, но блондин просто обожал трепать внучку Казекаге по волосам, совершенно не боясь монстра внутри нее. Возможно всему причиной было то что сам Шикатсу был очень привязан к семье своей бабушки, которая таскала его в эту засушливую страну чуть ли не с момента рождения.
- Дела, дела я ж в администрации Хокаге работаю, да еще сейчас я уже сенсей для команды спиногрызов. Хотя это такой геморр, - отвечает он и не много кривит лицо. Все же ленивая натура в нем выражалась не меньше, чем у отца или деда. Но с возрастом это скорее было лишь привычкой. Потому что пусть он и делал вид что ему чертовски лень, свою работу он выполнял ответственно.
- Ты лучше подумай куда ты свою повязку пристроишь, - говорит он уже выпрямляясь, но уже привычно не много горбясь. Сколько бы Темари не хлопала внука веером по спине, идеальную осанку развить в нем так и не удалось, хотя скорее всего это уже было чисто упрямство самого блондина. К слову говоря о повязке сам Шикатсу носил ее плече как снова дань уважения традициям, но в последнее же время она перекочевала на шею.
- И пойдем уже, тут слишком шумно. Отметим то что ты не облажалась и купим сладостей, а то мои стащили спиногрызы, - отозвался он и засунув руки в карманы своей хакама куда - то в сторону улицы в сторону рынка. Все таки о его любви к сладостям ходили легенды и в кармане всегда можно было найти что - нибудь сладенькое, что естественно не могло не радовать детей окружавших его. Только вот надо проследить, что бы блондин просто не перебил аппетит, а то будет опять ныть на все поместье.

+1

5

Наверное, Шикатсу был единственным, что был хоть как-то близок к понятию "нормальной" семьи. Он трепал ее голове как не делал совершенно никто и улыбался при этом как-то мило и широко. И от одного его присутствия, честно, становилось на душе тепло и легко. Потому что она была девочкой, что сидела наедине со своими чудовищами и никто не торопился спрашивать у нее, как у нее проходила жизнь и шли дела. Потому что собственная мать ее не помнила а отцу было все равно. А может и не было все равно, но разница-то от этого какая. Это было трудно, и с каждым днем не становилось все проще. Особенно, потому что каждый день ей приходилось вставать на ноги и оказываться осуждаемой за то, кем она была. И взросление всегда было временем непростым, и цж тем более когда делать это приходилось без поддержки. И пускай Шикатсу был родственником очень далеким да еще и из другого селения, он был ей гораздо больше родитель, чем кто-либо еще мог быть. И никто бы кроме него не рискнул даже прикасаться к ней. И, наверное, только от него это прикосновение могло бы быть приятным.

- Однажды я стану Казекаге, - сказала она, поднимая голову в какой-то теплой и мягкой уверенности, услышав слова Шикатсу. Она восхищалась им - он был старше, сильнее, добрее, умнее и опытнее. И сейчас, став советником Хокаге, Шикатсу становился всем тем, чего Саюри хотела достичь - пока что не понимая даже, через что ему пришлось для этого пройти. Но понимая примерно, через что для этого придется продраться ей самой. Она понимала столько, что десятилетний ребенок никогда не должен знать. И это не было ни плохо, ни хорошо. Ни проклятием, ни благотворением. Пока что она еще была достаточно наивна для того, чтобы верить и не отказываться от своей цели, какой бы она ни была далекой. - И я надеюсь, что ты тогда станешь и моим советником. - И, опустив взгляд на его протектор на шее, она поднесла свои руки к ключицам и завязала свой новый протектор точно так же, на шее, подобно он был ожерельем. Но не то чтобы ей с ее щитом песка нужно было использовать его действительно для защиты.

А вот сладкое она не любила - просто не привыкла, наверное. Как и ко многому другому. Однако, видеть Шикатсу без кармана, набитого сладостями, было действительно странно и непривычно - он ведь любил предлагать ей их при каждом удобном случае. Да и неудобном, на самом деле, тоже. Поэтому Саюри просто уверенно пошла за ним, на мгновение застыв, обратив взгляд на то, что его золотистые локоны постепенно превращались в самые длинные волосы, что Саюри когда-либо видела. Что же, у нее самой была длинная непослушная шевелюра, похожая на огонь и обрамляющая лицо подобно языкам пламени. Но не до такой же степени.

Однако, они были похожи. И дело совсем не в длинных волосах или том, что они сейчас на одном и том же месте носили свой протектор. Их схожесть была в чем-то глубоком, чем-то таинственном. Сейчас, проходя по улицам своего любимого селения, Саюри чувствовала, что она идет рядом с человеком, который не только ее понимает но и, самое главное, принимает. И что он тоже избирает своим путем человечность и милосердие, и что он точно так же, как и она, хочет просто защитить своих друзей. Хотя у Шикатсу наверняка друзей было пока что больше, чем у нее самой. Что же, он защищал рьяно и ревностно, пускай и не теми способами, которые казались очевидными. Не всегда защищать нужно было кунаями и с риском для собственной жизни. Сейчас, например, Шикатсу старательно защищал маленькую девочку от нее самой и главное от ее собственного одиночества. И Саюри чувствовала это чуть ли не собственными костьми, и она была несравненно благодарна. И поэтому она даже изо всех сил будет помогать ему найти какое-нибудь место, где можно будет достать сладости. И это будет их маленьким приключением.

- Знаешь, в "Данго Тами-Тами" сейчас счастливые часы, мы можем заглянуть, - не то чтобы, конечно, она была там настолько частым посетителем, что знала обо всех акциях. Однако, сейчас было как-то даже приятно блеснуть такого рода странноватым знанием. Наверное, ей просто хотелось, чтобы когда она говорила, то ее услышали. Хотя, о чем бы Саюри ни говорила, она знала, что Шикатсу всегда слушал. И поэтому она посмотрела в сторону, с любопытством изучая открытые рядом с ними заведения. И взгляд ее наткнулся на парикмахера, что лениво почесывал собственную шевелюру. Наверное, их заведению тоже не помешало бы завести себе несколько счастливых часов. И Саюри продолжила в шутку, как будто шутки были постоянно естественной и привычной частью ее речи. Наверное, сегодня она немножечко сходила с ума. - А вот там вот ты можешь постричься.

[ava]https://i.imgur.com/F5hre9S.png[/ava]

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2020-06-23 19:50:24)

+2

6

- Яре, яре какие громкие слова… Но мечта превращенная в цель это уже очень хорошо. Хотя что бы я стал твоим советником, надо очень постараться, - отозвался Шикатсу, продолжая вышагивать вдоль улицы.
Если так подумать лично у Нара не было мечты или цели. Он был из тех людей чью жизнь уже расписали, стоило ему только появится на свет. Или же все это было лишь иллюзией. Ведь он сам просто шел по более легкому пути, который в свое время выбрал и его отец. Шикамару всегда говорил, что внуку надо бы самому решать что делать со своей жизнью. Только вот Шикатсу не знал.
У него было много обязанностей как наследника клана. Он должен был тренировать техники теней, а потом тренировать стихию ветра с бабушкой. Он должен был быть в команде с Яманака и Акимичи, чисто потому что так должно быть. И что бы Саюри о нем не думала, друзей у парня особо и не было. Хотя бы потому что ему повезло родиться раньше всех.
Большинство потомков «великих героев» семьи которых дружили еще с тех далеких времен, когда о Четвертой Великой Войне никто даже не думал, были на много младше наследника клана Нара. И это довольно сильно отражалось на самом юноше. Он начал отдаляться от других людей, скрываясь за маской лени. Он редко говорил о своих чувствах или желаниях. У него не было ничего что бы он хотел по настоящему защищать.
Но все же он был рад прибыть сюда вовремя, лишь потому что он хотел порадовать маленькую красноволосую девочку. Пусть та об этом не просила, а он в жизни не скажет. Шикатсу был типичным старшим братом, который иногда обижал или издевался. Он кривлялся как маленький мальчик, он играл в потрепанную приставку на которой уже давно не было новых игр, а старые Нара мог проходить с закрытыми глазами.
Когда их разговор зашел о выборе заведения, Шикатсу уже хотел ответить, что ему уже без разницы куда, лишь бы скрыться от солнца. Как вдруг услышав о стрижке он резко остановился.
- Подстричься… - пробормотал он, словно это слово было ему незнакомо. Хотя учитывая что его волосы уже давно доходили ему до самой поясницы, он действительно не знал что такое стрижка. В детские годы, его из-за этого даже часто дразнили. И длинные светлые волосы, были словно его визитной карточкой в клане где не у кого не было волос светлее черного.
- Мне нравиться твои волосы, Шики — голос в голове прозвучал слишком отчетливо, что заставила парня сжать кулаки. Но тут же как то беспомощно вздохнуть. Резко развернувшись он уверен прошагал в сторону парикмахерской.
- А ну пойдем — ка, как думаешь пришло время и мне изменить что-то? - говорит он, чуть ли не напугав мастера. Тот даже очень удивился столь неожиданному визиту. Конечно он знал кто перед ним, поэтому когда Шикатсу по хозяйский расселся на стуле и почти «приказал» сбрить все к хренам, бедный парикмахер аж побледнел на месте. Ведь сбривать столь прекрасные волосы были невероятным кощунством.
- Но господин Шикатсу, вы не думаете, что это слишком? - попытался подать голос мужчина. На что блондин действительно «притормозил» с непривычным для себя «импульсивным решением».
- Вы правы… Саюри! Как думаешь какую стрижку сделать? Мои спиногрызы вроде говорили что модно сейчас косую челку… - говорит он, поворачивая голову в сторону сестренки.

+1

7

- Эй, - каким-то Шикатсу выглядел слишком задумчивым, произносил это слово "постричься" себе под нос, словно бы заколдованный. Она думала, что они сладости шли покупать, а сейчас весь этот их поход начинал приобретать какой-то больно странный оборот. Он встал как вкопанный, и в какой-то момент даже хотелось спросить "я что, сказала что-то не то?", вот только судя по всему сказала она именно то. Потому что Шикатсу, явно позабыв о своих сладостях, решил развернуться на все 180 и легким шагом пойти... стричься. - Серьезно? Я просто пошутила.

Но остановить его сейчас было бы задачей не то что бесполезной но еще и неисполнимой. Сейчас, направившись стричься стремительной походкой, он выглядел как человек, который выбрал свою цель и не собирается от нее отступать. Словно ястреб, парящий в небесах без причины, а затем внезапно заметивший быстро убегающего от него полевого зверька и полностью изменивший свое поведение. Что-то в нем было не так, и это было заметно даже Саюри, внимательно в него всматривающейся. Что-то темное и холодное скреблось за этой стеной тепла и света, которой он был. Что-то болезненное и скукоженное нашло место прямо рядом с сердцем этого улыбчивого советника Хокаге. Что-то случилось, и она не знала, сможет ли спросить, что произошло.

И вместо этого она лишь ошеломленно наблюдала за тем, как Шикатсу расселся в кресле, распустив более метра своих волос по всей спинке, и приказал все брить налысо. Вообще, Саюри было достаточно трудно застать врасплох, но сегодня даже она как-то успела опешить. Особенно под взглядом ошеломленных глаз парикмахера, что, поняв, что имеет дело с безумцем, выпучил глаза на маленькую девочку, которая каким-то образом должна была этот кошмар остановить. Как будто он не понимал, что пытаться остановить этого блондина сейчас было все равно что пытаться одним лишь своим телом и храбро раскинутыми руками стать перед цунами.

Она слышала на самом деле, что многие меняют свою стрижку первым делом, когда решают что-то в себе изменить. Что таким образом люди как-то пытаются найти себе новую главу в жизни и идти по ней без оглядки. И, возможно, сейчас Шикатсу и не нужно было пытаться остановить - быть может, сейчас он смотрел на себя в зеркало и старательно пытался найти в отражении нового, совершенно иного себя. И, вполне возможно, сейчас ему это было нужнее всего. Пускай, конечно, даже и Саюри сейчас прекрасно понимала, что никакими ножницами мастера нельзя вырезать из себя это давящее чувство пустоты. И в ее глазах на несколько продолжительных секунд отразилась грусть. "Что произошло, Шикатсу? Что случилось?" Но он был шиноби. С шиноби всегда случается одно и то же, над ними витает призрак беды и запах смерти. И каждая новая трагедия заставляет вспоминать каждый шрам, каждый осколок своего сердца.

- Нуууу, - протянула она, отвернувшись в сторону, словно бы пытаясь спрятать от него глаза, полные понимания. Саюри только-только стала шиноби, но уже слишком хорошо знала то, что случается в мире этой ее новой профессии. И она прекрасно знала, что значит терять. И, возможно, однажды он расскажет ей о том, что с ним произошло, если посчитает, что она сможет в полной мере это осознать. И, возможно, он решит это только через несколько лет, и это ничего страшного - она будет терпеливо ждать. Тем временем, конечно, и ей тоже нужно было отвлечься. И сделать вид, что, отвернувшись, она занимается чем-то полезным.

На столике рядом с диваном ожидания один на другого были завалены толстые и яркие журналы, и Саюри, поднимаясь, схватила некоторые из них, перелистывая страницу за страницей, опуская глаза с лица Шикатсу на страницы и потом поднимая обратно, пытаясь найти хоть что-нибудь, что казалось ей подходящим. И вот, в какой-то момент, она загнула страничку, поворачивая глазам и Шикатсу, и мастера, разворот с женщиной с каре, а заодно и косой челкой. Странно, да, что она показывает ему женскую стрижку? Но отчего-то Саюри была уверена в том, что он не обидится.

- Мне кажется, что тебе подойдет каре, - сообщила она, опуская тяжелый журнал на стол перед глазами Шикатсу. И, после некоторых обсуждений, продолжительных взглядов и тяжелых вздохов парикмахера, мастер принялся за работу, пускай он и до сих пор не был убежден в том, что ему хотелось "резать такие прекрасные мягкие волосы, ах!" Тем временем, пока Шикатсу мыли голову, Саюри все-таки успела выскользнуть из парикмахерской и добежать до того самого магазинчика данго, которых она притащила ему целый подносик, поставив перед его носом. И на тот момент довольный Шикатсу уже выпрямлял свою голову, пока парикмахер с ножницами спрашивал "тооооочно резать?" чуть ли не со слезами на глазах.

- Подарок тебе, - кажется, это она сегодня должна была получать подарки, нет? Все было как-то наоборот, но это Саюри совершенно не волновало сегодня. У нее пол жизни уже была наоборот. - С новым тобой.

[ava]https://i.imgur.com/F5hre9S.png[/ava]

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2020-06-23 19:50:51)

+1

8

Шикатсу был спокойным, можно сказать даже пассивным с самого рождения. Он никогда не кричал и даже почти не плакал. Он словно с рождения смотрел на окружающий его мир слишком осмысленно. Но никто никогда не задумывался о том что, что-то не так. Ведь он Нара, внук Шикамару, все объяснимо.  Он был самым настоящим любимцем своей бабушки, которая стремилась сделать из него что-то большее.
Старейшины все еще перешептываются, что в нем слишком много от Песка. Что он не подходящая кандидатура главы клана. Не то что бы Шикатсу спорил с этим.  Не особо и хотелось, но о его желаниях редко кто спрашивает. Иногда ему даже кажется, что он робот перед которым ставят задачи, которые он просто обязан выполнять. 
Но были и маленькие вспышки, которые заставляли чувствовать себя живым. И на довольно скучающем лице довольно редко мелькала улыбка, не та привычная которая оголяет верхний ряд зубов. Это были его сокомандники, это был Юкино плеер которого он теперь таскает повсюду. Это была Саюри, он помнил ее маленьким свертком, он до этого не был близок с внуками Гаары, хотя тот и был близок с ним.  Ему просто повезло что на момент рождения девочки, Шикатсу был как раз в Суне. Он помнил, что кажется перестал дышать прижавшись к стеклу и пытаясь разглядеть младенца.
И вот она теперь совсем большая увлеченно разглядывала его лицо, он без слов понимал о чем она сейчас думала. Потому что не смотря на свои юный возраст была такой же. Но старший братец не готов рассказать того что с ним случилось. Поэтому  оглядев выбор девочки он просто улыбается уголками губ, что кажется более искренним.
- Давайте эту, - кивает он мастеру, естественно замечая, как Саюри на пару минут ускользает из парикмахерской. Он думает о словах деда о Короле. Он говорил что Король это будущее поколение, которое суждено защищать отдавая всего себя. Философия которая передалась через поколения, но Шикатсу по своему размышлял, что для каждого надо найти своего «особенного» Короля. Для деда это был Наруто и когда кто — то говорит что тенью Седьмого был Учиха Саске, блондин лишь качает головой. Считая что тенью всегда был Шикамару и Шикатсу тоже хотелось найти кого — то, ради которого он бы был готов на все. И этим человеком был Юкино, но что делать если его больше нет. Нет яркого света, который вел будущее не давая соскользнуть с правильного пути?
Ответ возникает как поднос со сладостями и парень как-то удивленно моргает. Подняв взгляд он сталкивается с Саюри взглядом.
- Глупости опять говоришь, - фыркает он и снова растягивается в привычной самодовольной улыбке и и треплет девочку по густым волосам. Ему не обязательно говорить слов благодарности она почувствует это и без этих формальностей. Ведь их судьбы связались с первой же их встречи, пусть Саюри и не помнит как совсем малюткой схватила светловолосого генина за палец.  Главное что Нара это помнит.  И что он придет к ней хоть на край света стоит ей только позвать.
- Сегодня же твой праздник? Куда хочешь сходить? - говорит блондин, тряхнув новой короткой стрижкой. Ему естественно идет, он выглядит моложе, оглядев себя в зеркале он довольно хмыкает.
- Скажи же красавчик? - улыбается он, ущипнув сестричку за щеку, словно ей снова годика три и она опять о чем то сильно задумалась.

+1

9

Чего она хотела? Ох, этот вопрос ей как-то никто не задавал. Кажется, этот вопрос ей вообще никогда не задавали, такое возможно? Почему-то всю ее жизнь разговоры шли только о том, что ей было нужно. Нужно поддержать имя отца, оправдать свои способности, доказать свою силу как шиноби Песка. Нужно было говорить вежливо, уважать старших, выполнять свои задания в Академии, сдавать свои экзамены. Нужно было управлять песком, управлять своей чакрой, обучаться тайдзюцу и гендзюцу, и все это для того, чтобы стать Казекаге. Нужно было дождаться своего учителя, нужно было быть в команде из трех человек, нужно было становиться сильнее и нужно было готовиться к своему новому экзамену. Нужно было заводить друзей, искать новые дзюцу. Нужно было быть сильной, быть храброй, быть уверенной. Нужно было уметь перешагивать через потери и иногда наступать на горло своей человечности, нужно было уметь терпеть боль и потери. Нужно было плакать так, чтобы никто не видел. Нужно было научиться смеяться. Нужно было не забыть, что такое любовь.

Спрашивал ли ее кто-то, чего она хочет? Нет. Когда у нее на это вообще было время? Сколько бы людей ни кивало ей немного снисходительно, когда Саюри говорила о том, что она станет Казекаге, она не отказывалась от своей цели. Да было ли у нее при этом время на что-то другое? Было ли у нее время хоть на мгновение задуматься о том, чего она действительно хочет? Она хочет, чтобы не было войны. Хочет, чтобы мама вновь начинала ее узнавать. Хочет, чтобы отец хоть раз коснулся ее головы и сказал, что он гордится ей. Кажется, она просила слишком много, так что об этом говорить? Все равно историй со счастливым концом не бывает, вся их жизнь это лишь сожаления и беды. По крайней мере сейчас. И когда она станет Казекаге, она это изменит. она перепишет жизни, истории, целый мир. Она создаст селение, в котором никто не будет терять родителей раньше времени на клыках войны, и все остальные обязательно последуют за ними. Да, вот этого она хотела. Но ей казалось, что Шикатсу спрашивал совсем не об этом.

- Эй! - Кажется, брат заметил что-то либо в слишком углубившемся взгляде, либо в долгой паузе, повисшей после того, как он успел задать этот казалось бы совершенно невинный вопрос. И чтобы ее отлечь, он решил ущипнуть ее за щеку. Ущипнуть! За щеку! Ее! Саюри! Чудовище, управляющее песком, все дела. Видел бы это хоть кто-то со стороны, не поверил бы. Или хотя бы точно поторопился бы серьезно взволноваться за жизнь несчастному, которому в голову пришла эта мысль. Но нет, сейчас даже песок не стал подниматься на ее защиту, что же это было такое. Тем не менее, Саюри осторожно наклоняла голову, касаясь щеки своими тонкими пальцами и чувствуя расходящееся под ними тепло. Она продолжала тихо, и даже без всякого возмущения, которое сквозило в этом ее "эй". Просто констатация факта, ничего больше. Просто обычное принятие того, что после этого экзамена что-то да изменилось и больше никогда не станет прежним. Сейчас она была боевой единицей. И совсем скоро она сама окажется на войне. Какие еще щеки интересно? - Я больше не ребенок.

Тем временем она смотрела на Шикатсу с легким любопытством. Что-то надо было ответить на его вопрос. Вообще, она хотела увидеть маму, хотела показать ей свой новый протектор, сверкающий на шее и сделать вид, что та хоть отдаленно сейчас понимает, что этот протектор и вовсе значит. Но отчего-то ей казалось, что это было слишком тяжело для этой их легкой и мягкой встречи. Сегодня Саюри хотела забыть о том, насколько была одинока. Хотела отвлечься и сделать вид, что она проживала обычную жизнь со своими двумя родителями что умоляли ее пораньше лечь спать и заставляли мыть посуду. Саюри была дома одна, и она мыла свою посуду в тишине. Но не сегодня. И тут мысль пришла в ее голову и она понимала, что других вариантов и не было.

- Я хочу лапши, - отзывалась она, приподняв голову и мягко улыбнувшись. Потому что Саюри и есть предпочитала дома, ходить в какие-то кафе было странно. Во-первых не было времени, во-вторых особых денег, ну а в третьих было просто... не с кем. Она не хотела идти туда одна, и есть в окружении людей, которые либо смеялись с друзьями, либо держали в своих ладонях руки возлюбленных, либо делились историями со своими родителями. Но знаете что, сегодня она была не одна. И сегодня ей было с кем поесть. И когда они выходили, наконец, из парикмахерской, Саюри вела за собой Шикатсу прямо к большому ресторану с яркой вывеской и меню, вывешенным за гладким стеклом. И она остановилась прямо перед ним, смотря на вход чуть опешив. - Вот здесь.

[ava]https://i.imgur.com/F5hre9S.png[/ava]

-1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] everyone writes their own story


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC