Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [AU] for honor!


[AU] for honor!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://thumbs.gfycat.com/ConfusedHandmadeBillygoat-size_restricted.gif

Действия разворачиваются на архипелаге «Нордскол» – обширной сети островов и атоллов в Северных морях. Воинственные кланы викингов собираются на торжественное празднество в честь нового конунга Айварса из клана Дракона. Предыдущий конунг из клана Козы пал, вызванный на бой нынешним правителем Нордскола. Некоторые поговаривают, будто бы Айварс использовал против своего оппонента темные ритуалы и помощь хитрого клана Змеи, что, естественно, вызывает возмущения в народе.

Однако все внутренние склоки меркнут перед надвигающейся угрозой. Темные острова, соседствующие с архипелагом внезапно оживились; друиды и жрецы богов предупреждают – кто-то осмелился открыть врата в Хельхейм и вскорости тонкая ткань мироздания начнет рваться, образуя дыры в царство госпожи Хелль.

И не стоит забывать про дела насущные. Если слова жрецов еще можно поставить под сомнения, то будущее кланов – нет. Предстоят набеги на материк, а значит, кому-то придется отправиться в долгое морское плаванье.

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/0/0c/Logo_kraken.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190930124159&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/5/58/Logo_stag.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220550&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/8/8b/Logo_wolf.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220551&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/e/e0/Logo_raven.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220550&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/b/b5/Logo_bear.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220549&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/e/eb/Logo_boar.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220323&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/c/c6/Logo_snake.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220428&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/a/a6/Logo_Dragon.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220406&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/3/39/Logo_horse.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220414&path-prefix=ru

https://vignette.wikia.nocookie.net/northgard/images/7/72/Logo_goat.png/revision/latest/scale-to-width-down/200?cb=20190510220549&path-prefix=ru

+3

2

Осень стремительно покидала Нордскол. Деревья обнажили свои потемневшие от холода силуэты, небо, еще недавно принимавшее в своих чертогах солнечный свет, заволакивало темно-серыми тучами, похожими на бледную волчью шерсть.

По обыкновению в это время года кланы готовятся к празднованию Йоля, отсиживаясь в своих круговых замках на этот неблагоприятный для людей период. Холода убивали всех.

Всех, кроме Медведей.

Владыки севера, носители отметин Бьярки, приручили зиму, научились выживать и жить среди суровых горных хребтов, бок о бок с опасными хищниками, ставшими для них боевыми товарищами. 

Потому, внезапный поход к нейтральным территориям, на Собрание земель в честь возвышения нового конунга не вызвало особых затруднений. Сыны и дочери Бьярки всегда жили тяжело и такая мелочь, как первые зимние морозы не могла остановить их от необходимости подарить клятву верности новому владыке.
Даже такому, который не заслуживает доверия.

Как и все, Драконы держали рабов-трэллов, но относились к ним куда жестче, чем было принято. Порицание других кланов было немо; безъязыких воинов-драконидов боялись все без исключения. Приобретшие черты своего покровителя бойцы были страшными врагами на поле битвы, и каждый такой воин стоил десятерых.

Грайсвир недобро сощурилась, бросив недоверчивый взгляд куда-то вдаль, а потом подняла ладонь, сжатую в кулак и процессия позади нее остановилась. Несмотря на разыгравшуюся непогоду, впереди уже были видны огни поселения, и на небольшом холме возвышалось крепкое каменное здание – Дом мира, принимающий под свои легендарные своды представителей всех кланов. Теперь там восседает один из сыновей Дракона.

Грайсвир медлила. В нескольких верстах впереди, со стороны Западных холмов шел еще один отряд: передвигались они тихо, будто сама тьма скрадывала в тенях их шаги. На штандарте из темно-синей ткани реял белый боров.

– Их не видели почти сотню лет. – Подобравшийся к девушке, произнес один из воинов. Широкий и высоченный, он возвышался над Грайсвир на две головы, и ему приходилось заметно пригибаться, чтобы говорить с Грайсвир тихо. – Многие думали, что они вовсе сгинули.
– На западе тепло. – Отрезала девушка, закусив губы. – От них не осталось следов. Это колдовство, да? Значит, слухи не врут. – Грайсвир похлопала по шее свою спутницу – медведицу Каю.

Хакон косо взглянул на зверя, за что был одарен утробным рычанием.
– Не сравнивай колдовство Вепрей и иных кланов. – Голос, раздавшийся за спиной, вызвал неприятный, потусторонний холодок, обдувающий затылок. Принадлежал он женщине из клана Медведя, норне Ауд, самой талантливой из ныне живущих норн Бьернхолда. – Колдовство Вепрей опасно, то, чем занимаются остальные – лишь невинные детские игры.

Хакон неповоротливо развернулся, задев головой одну из ветвей ели. Снег бодро осыпал его бритую голову и плечи.
– Так и сидели бы на своем Западе, чего высунулись.
– Сотню лет не менялась власть клана Козы, пришло время дать новые клятвы. – Синеглазая норна криво улыбнулась, кивнув в сторону холма.
С два десятка воинов клана Медведя в сопровождении колоссальной белой медведицы, двинулся в путь, когда Вепри скрылись за сосновым частоколом.

За год, что Грайсвир не было в городе, многое изменилось; поселение наводнили воины клана Дракона и повсюду мелькал их красный с золотым стяг. На площади, перед лестницей в Дом мира возвели огромную жаровню, в которой плескался попеременно, то красный, но зеленый, дикий огонь.
– Трэллов стало больше. – Приметил Хакон, пригибаясь в обтесанных каменщиками дверях чертога. Трон конунга пока что пустовал, но огромный зал уже шумел.

Помещение Дома мира было поделено на десять равных частей со столами, предназначенными для каждого из кланов, что владели своими фьордами на территории Нордскола.

Грайсвир огляделась, чтобы найти место для себя и своих людей, но почти сразу же ее внимание привлек человек. Высокий и тонкий, похожий скорее на подростка, с пронзительными темно-зелеными глазами; он хитро улыбнулся голубоглазой валькирии.
В руках он держал кубок с большими ядовито-зелеными камнями и Грайсвир приметила выкрашенные в черный пальцы с длинными ногтями, похожими на загнутые когти.

– Валькирия из клана Медведя, какая честь. – Мужчина-юноша прикрыл глаза и жестом указал в сторону одной из частей зала. Не слишком далеко от трона конунга, но и не слишком близко – четыре пустых клановых стола разделяли Грайсвир от пиршества владыки-Дракона. – Прошу.

+1

3

История не знает двух вещей: жалости и сослагательного наклонения.. - начинает Ярваль вышкрябывать на тонкой древесной дощечке заостренным куском оленьего рога, что выделан на манер птичьего пера. Начинает, что бы крепко задуматься над продолжением, поскольку больше в голову пока ничего не идет. На самом деле писать непросто в целом: это искусство требует выдержки и надежной руки, что не дрогнет под болью или брагой, а уж слагать дифирамбы - отдельный вид нервного напряжения. Сам мужчина говорил, что его собственно, врожденное, вдохновение работает по принципу получение-оплата, то есть сначала ты наблюдаешь за чем-нибудь, чего коснулась в своей милости Фрейя, несомненно лучшая из богинь, а потом эту смесь изгибов, цветов и запахов обращаешь в мысль и, как следствие, в острую рифму. Однако в этом путешествии богиня была скупа на дары своего скромного служителя, причем настолько, что на протяжении всего пути небо было затянуто тучами и даже самые звезды не благоволили разуму скальда своим холодным светом.

Этот факт, связанный со звездами, так же беспокоил главного головореза на корабле, вынуждая того скалить свою собачью морду больше обычного, орать на гребцов и пассажиров благой руганью и, видимо от собственного навигационного бессилия, даже поколачивать некоторых. Единственный, кого гнев капитана всегда обходил стороной, был Ярваль, благо для избранного приближенного ярла он выглядел на редкость тощим и скорее всего попортился бы от пары тумаков. Тот факт, что их не выдавали, несомненно радовал, однако общего настроя это не повышало, всё плавание атмосфера была натянутой.
В итоге, когда корабль вышел к берегам Нордскола, все вздохнули с облегчением и надеждой на скорый отдых. Даже непогода и зверский холод не могли согнать пассажиров с палубы в их надежде побыстрее распрощаться с одним из доверенных хускарлов клана и своим "возничим" в одном лице.

Эта зима принесет много странного, начиная от возвращения Вепрей, которых не видели со времен слова, данного ими Богам и заканчивая новым конунгом, могучим и, по словам нескольких торговцев из клана предыдущего правителя, применявшего темную, злую магию, принесенную от великанов. - мысли уже начали складываться в план интереснейшего приключения, которые ждало мужчину впереди. Долг настоящего скальда записать историю прямо и точно, с прекрасами и метафорами, но без вранья, одну лишь жестокую правду, а для этого нужно сделать ещё кое-что.. докопаться до неё. И это было, Хель меня раздери, столь же прекрасно как выступать перед сонмой прекрасных дев! Сбор фольклора и расследования были для Ярваля столь же желанной отдушиной как и любая награда, а потому он приложил всё свое острословие, что бы напроситься в эту делегацию и теперь пребывал в некотором нервном творческом возбуждении.

Путь наш тяжел был сквозь хладные воды,
Спрятало небо все знаки богов,
Скрыло от глаз за стеной непогоды,
В ужас вгоняя бывалых бойцов.

Строчки вылетели из-под "пера" во мгновение ока, стоило лишь увидеть берег, благо сам молодой человек был очарован местом, куда они плыли: холодным и мертвым, но в то же время завораживающим.
- Не думал, что скажу это, но возможно я захочу тут немного задержаться - на лице барда северных народностей появилась легкая улыбка, которая лишь становилась шире, когда им предстояло спускаться на твердую надежную землю, однако при первых шагах по поселению она быстро угасла, в отличии от жаровен, что тут, казалось не тушились вовсе. Об обычаях клана Дракона было известно немного, но то о чем оказался осведомлен скальд,  было вполне достаточно что бы воспылать к их особенным ритуалам страшной нелюбовью. Теперь произнесенная вслух самому себе фраза приобрела совершенно другой, куда более мрачный подтекст.

Долго ли, коротко ли, наконец он добрался до залов с троном конунга, где согласно старым традициям всё место для обсуждений и трапезы было поделено на множество частей по количеству кланов. Каждому свой цвет и свой голос, так гласили древние предания, так что даже для сгинувшего народа, ведомого Великим Вепрем(легенда гласит, что он в своей мудрости уступал лишь Висельнику) было подготовлено отдельное место. Было видно что новый конунг старается произвести благоприятное впечатление на своих вассалов.

При входе Ярваль торжественно представился, и, пока подходят опоздавшие, да рассаживаются пришедшие, завел песнь об этом поселении и прошлых правителях, чьи деяния были поистине героическими. Плавная и мелодичная, она отражается от стен, тем более что никто пока не дернулся остановить его. В произведении есть всё: и долг конунга и несметные богатства, смелость в бою, и даже славная смерть.   Эту балладу полюбили три ярла, которым скальд волею судеб исполнял эту композицию. Однако заинтересованности у Драконов он в своем ремесле не увидел, причем было не понятно, в  чем дело: их настолько не заботили правители прошлых лет или искусство музицирования их просто не способно впечатлить?

В любом случае, сосредоточится в своей композиции пришлось на Медведе, раз уж он прибыл первым и куда благосклоннее отнесся к игре довольно именитого барда.

Отредактировано Uchiha Katsuragi (2020-07-17 05:43:33)

+1

4

Своды Дома содрогались от радостных выкриков, смеха и звуков музыки. Грайсвир соврала, если бы сказала, что подобное ей было непривычно или вызывало смущение, однако на таком большом собрании кланов она была впервые. Многое ей было незнакомо, но будоражило и вызывало неподдельный интерес; валькирия присматривалась к гостям и выжидала, чтобы найти в этом многообразии людей хоть кого-то знакомого.

С этим было сложно. Клан Медведя жил близко к горам, хорошо защищающих их от незваных гостей с самого севера, на востоке их берега омывало Недремлющее море, а с запада – еловые леса, где по легендам ступал сам Фрейр в своем человеческом обличии и был поражен его красотой, оттого сделал его непроходимым и густым. Потому клан Медведя имел довольно малое количество добрых друзей и торговых связей; всем известный клан Ворона, что торговал со всеми – хитро и ловко они составляли свои сделки, никогда не оставляя никого в обиде, но всегда их выгода приумножалась; суровый клан Волка – Медведи бывали с ними и во вражде, и в дружбе; клан Кракена, что бороздил моря на самых изысканных драккарах, чьи корабельщики, поговаривают, видели само совершенство в своих водах – Скидбладнир, созданный карликами для бога Фрейра.

Об остальных Грайсвир знала лишь со слов своего отца, что не решился ехать к Собранию. Личная обида Стейна Хладорожденного на клан Дракона была слишком велика! До Грайсвир доходили лишь слухи о том, что произошло в те годы, когда Медведь сцепился с Драконом.

Меж тем народ продолжал прибывать к набитым яствами столам. Следом за Медведем в залы вошли кланы Ворона, Коня, Быка и Оленя.

Хакон пренебрег парой тостов, которые поднялись над его головой, наблюдая, как размещаются воины других кланов. Змеи сидели за первым столом, после клана конунга, следом, что не удивительно, в напускном веселье, расположился клан Козы (их явно уязвляло нынешнее положение), прибывшие волки заняли четвертый стол – совсем близко к ним, а потому, Хакону пришлось отвлечься, чтобы поприветствовать нескольких славных воинов, с кем он когда-то бился.
Олени сидели следом за Волками, и их прибытие ознаменовало приход талантливого скальда. Первые всегда гордились умением и талантов некоторых своих воинов ладно складывать слова и сотворять баллады.
Не дожидаясь окончания приветствий и братаний, один из мужчин клана Оленя разогнал музицирующих бардов, чтобы продемонстрировать свое искусство. Хакон презрительно фыркнул, наблюдая за голосистым скальдом, а потом толкнул Грайсвир под бок: она в это время особенно активно размахивала руками, рассказывая что-то одной девице из клана Волка.

Волчица была выше валькирии, с большими темными глазами и улыбкой-оскалом, лицо ее пересекал некрасивый шрам, оставленный то ли когтем, то ли мечом.
– Ладно-ладно, это был почти, что честный бой, дорогуша. – Волчица захохотала и ударила по чашкам с Грайсвир. – Я даже не обиделась! – В этот момент кто-то из родного клана воительницы позвал ее по имени, и та поспешила вернуться к беседе.

– Решила со всеми стать друзьями? Иди еще отдай почтение Змеям, твоей благосклонности на всех, считай, хватит. – Забубнил Хакон, шипя на валькирию.
– Мы с Хильдой давно дружим, чего ты так взъелся, а? – Грайсвир фыркнула.
– Посмотри на того, – Хакон кивнул в сторону скальда на небольшом пьедестале. – Олени хорошо знают историю, может он сможет рассказать тебе о твоей матери или о разногласиях отца и Драконьего сына.

Грайсвир пожала плечами. Если уж Ауд не смогла ей ничего рассказать, то разве смог бы этот незнакомец? Ауд – настоящая норна! А скальд – просто скальд.
Хотя, справедливости ради, Ауд могла бы и не хотеть ничего рассказывать, особенно, если Стейн и матушка Рунгерд ей запретили.

Скальд на распев читал свои истории о славных подвигах и завоеваниях. Некоторые из них были мрачными, но больше он уделял внимания военным победам и славным битвам, не желая погружать зал в тугие думы. Это было мудро. Слово – это тоже оружие, которое ранит не хуже меча.
Словив на себе взгляд незнакомца, она приподняла серебряный кубок с элем и сделала глоток.

Вместе с этим, двери зала снова распахнулись, на этот раз впуская под свою сень людей в кожаных одеждах, лица их были изрисованы известью, а на синих нагрудниках расползались золотые щупальца Кракена.
Они тут же заголосили, полностью проигнорировав привратника, заняв понравившийся им стол, тот, который они занимали прежде.
Среди островных людей моря Грайсвир приметила несколько знакомых лиц.

+1

5

Певец всегда находится в центре неусыпного внимания, так может показаться на первый взгляд: он всегда на виду, громкий и яркий, разносит свое слово по залам, всегда выдавая свое местоположение любому неискушенному зеваке. Существует расхожее мнение, что скальд во время выступления это одно из самых беззащитных существ на всем архипелаге и, по правде сказать, те из исполнителей кто поумнее, стараются не развеивать этот удобный миф. На самом деле во время выступления словосложитель становится невероятно, невообразимо опасен: если обычно шпионы и соглядатаи должны проникнуться духом обмана, буквально сливаясь со змеей или крысой, что бы подползти под руку своей жертве, то люди с той же жизнью, что и у Ярваля, становятся самой музыкой.
Покуда песнь льется из твоей души, ты можешь оказаться где угодно и сделать всё что пожелаешь: хоть у трона конунга, хоть среди процессии аскетов, можешь украсть деньги, оберег или даже поцелуй прекрасной девы.. А сколько всего ты видишь, имея возможность обойти стол со всех возможных и невозможных ракурсов?

В ходе своего выступления молодой человек перемещался по всему залу, услаждая уши и души тех кто только собирался или уже порядком устал бездействовать, сидя за массивными тяжелыми столами. Он насчитал множество ножей, скрытого и малого оружия, что было спрятано средь украшений и напряжение на лицах некоторых воинов, что не были одарены мудростью при рождении. То есть напряжены были, вне всякого сомнения, многие, но эти бойцы нервничали или ехидничали, выдавая свое необычное настроение и неожиданный для данного мероприятия купаж эмоций. Пока что певец решил не акцентировать на этом внимание, но обострил свою внимательность. Всё-таки сюрпризы это тот самый редкий товар, на который был богат этот год.

С радушием принял нас конунга дом,
Тепло дал и кров, да и меда хмельного.
Не стоит Дракона вам делать врагом,
Взмахнешь топором, а откусит по ногу.

Наконец, последний перебор и сценический образ слетает с него как сор под рукой женщины, он больше не герой или злодей, не правая рука Конунга Гримнира Завоевателя и не потомок уродливых ледяных великанов. Стоит смолкнуть струнам, как к столу оленей возвращается сухопарый и на первый взгляд даже тощий мужчина, чьи волосы цвета старой ржавчины, а борода коротка и аккуратно острижена. Аккуратно уложенная, она скрывает два шрама на подбородке, что подобны клыкам зверя. На фоне большинства воинов он выглядит очень холено - хорошая подогнанная одежда и волосы, знакомые с расческой. Из защиты лишь коротка гербовая стеганка, которую ему всучили силой, что бы не позорил благородный клан воинов и сказителей. Сам Ярвааль придерживался мнения, что в легкой рубашке его сочтут мирным и бесполезным, а значит пошлют на него не двадцать человек, а всего десять. Тогда уж он как-нибудь справится.

Проходя обратно, он едва не столкнулся с делигацией Тех-кого-предпочло-море, совершая круг почета, однако ловко сдвинулся влево, избегая конфликта и как бы случайно оказываясь рядом со столом, где расположились почитатели Бьярки, а именно рядом с девой, чей изучающий, серьезный взгляд он поймал на себе несколько минут назад и чей кубок поднялся в его честь. Это, конечно, не было томным взором барышни, зачарованной его искусством, однако хоть что-то интересное до начала прений.

- Острого копья тебе, сборщица героев - сказал он, делая небольшой глоток из бурдюка, судя по запаху содержавшего пряное вино и попутно отодвигаясь от делегации Кракена, огромной как сам этот древний монстр, что с шумом гамом пробиралась к своему месту. Создавалось ощущение, что скальд нашел себе развлечение ровно пока пропускает этих викингов. На самом деле это было не так и никто из соклановцев не осудил бы его, останься он за чужим столом до середины вечера (в основном потому что подобное поведение для людей его специфики было вполне приемлемым, если не было иных договоренностей к началу собрания. ну и ещё ввиду характера самого Ярваля, более упертого в вопросах собственной свободы человека нужно было ещё поискать, только ярл Ларгас мог его переспорить и то там были объективные причины) - Я наслышан о подобных праздниках, но в этом году так много воинов пожаловало. Вдвое, а у кого-то втрое больше чем раньше, интересно, хороший ли это знак?

Разумеется он просто задавал себе тему для разговора, точку связки, ведь знал ответ на свой завуаливрованный вопрос, а так же на тайный, не заданный. Драконам никто не доверял в полной мере, особенно учитывая кого они посадили по ближнюю руку от себя: коварные и жестокие, эти чешуйчатые вызывали куда больше опасений, чем крепкий и надежный Хайдрун, что возвышался за счет изобилия даже в ледяные зимы.и не брезговал помогать тем, кому приходилось туго. Тайный же вопрос касался малочисленности делегации Медведя относительно всех остальных. Причину этого скальд знал, видел близ дома меры по её укрощению, но когда ты сам доходишь до такого вопроса и отвечаешь на него, то естественным образом вливаешься в разговор будто бы по своей воле.
Если валькирия не попадется на эту уловку, то кто-то рядом с ней - наверняка. А пока можно подумать о том, что свиснуть что-то вон у того увальня. который всю дорогу, кажется, боролся с запасами алкоголя Кракенов..

+1

6

Кланов стало больше, а потому братания происходили громче. Таков был мир викингов – никто из кланов не враждовал слишком долго, чтобы не привлечь внимания конунга и не призвать на свою голову бед. Один любил сражения, а весь северный народ – его малые дети, развлечений и смыслов на холодном и далеком Нордсколе было немного: битвы да пиры. Потому так ценны были сплоченные набеги на чужестранцев и бои в Недремлющем море на драгоценных драккарах!

Впрочем, как и везде – кого-то уважали больше, кого-то – меньше. Предыдущий конунг Хайдрун был хорошим человеком и справедливым правителем, пускай порой и жестоким. Раньше он частенько давал отпор и Драконам, и Змеям, но когда появилась злобная воительница Сигни Змееголовая и ее зачинщики, то и Хайдруну пришлось несладко, а теперь он сидит в двух столах от Грайсвир и клана Медведей, вместо того, чтобы возвышаться над полукругом, с приближенными к нему людьми.
Возможно, все это случилось потому, что Хайдрун был жаден до власти, а своих сыновей и внуков к ней и не подпускал вовсе, а потому, более сильный лидер и спустил последнего с пьедестала.

Ауд часто говорила о том, что тот, кто высоко сидит, по обыкновению, очень больно падает. Однако это – цена. Отец учил ее, что за все нужно платить – кровью, сталью или серебром.

Из размышлений Грайсвир выдернул рыжебородый мужчина, тот самый скальд из клана Оленя, что еще несколько мгновений назад радовал публику своим раскатистым бархатным голосом. Что ж, он и вправду был талантлив! Возможно, его умение складывать слова в песни было ровно так же хорошо, как и владение мечом, чем, без сомнения, всегда хвалился клан Оленя.

– Светлых дней и звездных ночей, скальд. – Невозмутимо, но с легкой улыбкой произнесла Грайсвир, слегка приосанившись, поняв, что ее титул Валькирии приметили. – Пусть Бальдр одарит тебя каплей своего вдохновения, коль ты так талантлив.

Она с любопытством понаблюдала за тем, как рыжеволосый холеный мужчина отпивает из бурдюка пряное вино. Сидевший рядом с ней Хакан криво усмехнулся и что-то буркнул себе под нос, подмечая щегольский вид возникшего собеседника.

– Время пришло. Хайдруну пора и честь знать! – Беззлобно хмыкнула шатенка, покрутив в руках щербатую кружку с выпивкой, и сделала один уверенный глоток.
Вскользь произнесенный скальдом вопрос поставил Валькирию в тупик, голубоглазая воительница даже не постеснялась своего удивления и довольно бодро оглядела два длинных дубовых стола на каменных ножках, за которыми уместились все двадцать человек, включая ее саму.
Потом она немного нахмурилась, пересчитывая их в уме, называя по именам: Хакон, Ауд, Фрост и его отряд, Регин и Сигрид, Сольгерд и пять ее сыновей… Нет, их точно не меньше двух десятков, с чего же этот скальд решил, будто их мало? Недостаточно для того, чтобы дать даже орде Драконьих детей отпор? Глупости какие.

У них же есть ее милая Кая!
Медведица, закованная в сталь, облюбовала лежанку, набитую сеном, приготовленную специально для такой почетной гостьи.

– Если дураков нет, то и поножовщины не будет. – Шатенка пожала плечами и убрала широкой пятерней волосы с глаз. Длинные, они были заплетены в толстую каштановую косу, но спереди явно неаккуратно постриженные, а потому порой мешали обзору. – Сегодня конунг будет принимать клятвы и Боги понаблюдают за этим местом. Кому хочется разрушать дом, в котором столетиями хранился Мир? – Грайсвир под неодобрительный взгляд Хакона сделала еще один глоток. – Самые дерзкие вызовут Айварса на поединок.

+1

7

Плавное и едва заметное движение, чем-то острым, кажется заточенной монетой дальних западных народов из далекого заморского края и один из почитателей Кракена стал беднее на небольшую висюльку, дополнявшую его образ сурового и несгибаемого воителя. В целом ценность данного деяния была нулевая, так как небольшое кольцо с брони было скорее символом, одним из многих и было абсолютно дешевой безделушкой, однако необходимость доказывать самому себе мастерство вора требовала от Ярваля проведения этого небольшого ритуала. Если у него не было возможности что-то стянуть, даже самую малость, то начинали чесаться руки, а мысли раз за разом возвращались к этой навящивой идее в память о временах, когда это было единственным способом выживания.

Впрочем отвлекся от разговора он буквально на секунду и только самый зоркий глаз мог бы заметить этот небольшой маневр. Впрочем у него в планах был ещё один, если вечер сегодня будет столь же благоприятен для небольшой авантюры. Впрочем, в таких делах никогда не стоит спешить - торопливость порождает ненужные ошибки, приводящие к сложным последствиям. Молодой человек уже не раз становился жертвой собственной нетерпеливости и теперь предпочитал дожидаться нужного момента прежде чем что-то делать.

- Так вот в чем секрет наследников Бьярки, вы знаете слова, что могут согреть в самую холодную стужу - Рыжий улыбнулся, мягко, но в то же время неуверенно кивнув касательно сурового утверждения. Пора бы самым большим поборникам мира, что в тесной связке с торговым кланом Ворона поддерживали порядок в этом месте и честь знать, что ж, громкое утверждение, впрочем Медведь всегда был сам по себе, не нуждавшийся ни в чьей помощи. Не стоит думать, что клан самого Ярваля не имел претензий на трон конунга, однако в суждениях они явно были куда терпимее к достойным противникам.

Сомнение и подсчеты на лице валькирии были видны физически, она явно задумалась насчет небольшого подтекста и не поняла его сути. Для неё, привыкшей к честной схватка "подлость" клана Змей и "коварство" древнего Дракона с его давно забытыми ритуалами было просто словом праздности и простым оскорблением, не более того, не то что скальд, уже понимающий что благорозумие и славные воина будут плохо сочитаться вместе, а новому конунгу предстоит продемонстрировать силу, мудрость и хитрость, дары Одина и его сыновей, что бы удержаться на своем месте. Судя по всем, он имел какой-то план на этот счет и молодому мужу это категорически не нравилось.

- Храбрость нередко идет рука об руку с дураками, но я полностью разделяю твою надежду, буду откровенен. Своды этого дома были сделаны вовсе не для того, что бы слушать лязг мечей, есть для этого куда более подходящие места. -  задумчиво осматривал викинг собирающихся и собравшихся, диких и мудрых, необузданных и проникновенных, зная уже кто может пожелать оспорить верховенство захватчика, видя чемпионов и вождей, что лично со своими дружинами прибыли сюда. Залы не вмещали всех и многие оставались на ладьях, причем в одном порту да без должного руководства они сойдутся в поединках гарантированно, скорее всего даже раньше своих господ, стремясь показать храбрость духа и крепость тела. - Однако же обстановка за столом куда как напряженная, куда больше обычного и лично меня это удручает. К слову, вы мне показались одним из немногих островков благостного спокойствия, покуда хмель не пересилит удаль. Это ваша красавица? Я слышал такие стоят двух десятков добрых воинов

Последняя фраза была направлена в сторону медведицы, что лениво приоткрыла глаз, заметив что на неё обратили внимание. Дикие медведи были суровыми противниками, лютыми и смертоносными, которых можно было одолеть только жестокими ударами в артерии и легкие. Экземпляр перед ним был закован в идеально подогнанную пластинчатую защиту, которая закрывала как раз те уязвимые точки, что обычно служат ахиллесовой пятой для животного. Мужчина воспивал склоку Фенрира и Бьярки, где один из волчьих героев смог одолеть медведицу в броне, видимо мать этой, но звучало сие жутко и вслух Ярваль её, разумеется, не произнес.

Он сделал шаг и сжал в ладонях древко,
- Беги! - воскликнул вождь - Послушай мой приказ!
Но он был глух, шел холодно и метко,
Воткнул обломок свой в медвежий яркий глаз.


Он ранен был и потерял там руку
Не сможет впредь меч и топор держать,
Не прикоснется больше к тисовому луку,
Однако смог победу Волк отнять.

Отредактировано Uchiha Katsuragi (2020-07-20 11:57:23)

+1

8

Воспарившая своей гордостью и поглощенная предстоящей беседой Грайсвир так и не приметила того, как ловки оказались руки скальда и как незаметно он подрезал кольцо с брони одного воина из клана Кракена. Ауд же, что ловила взгляды и прикосновения между людьми, иронично изогнула одну бровь, когда рыжий разбойник провернул эту маленькую авантюру под ее строгим взором.

Ауд была норной, принадлежащей и воспитанной когда-то кланом Кракена, а потому, она всегда в штыки воспринимала буквально все, что касалось ее островной родины и она частенько одергивала Грайсвир от опрометчивых высказываний в их сторону, напоминая боевитой девчонке, кто она такая и что стоит за ее липовым титулом Валькирии.

Валькирией была ее мать – не она, но к медвежонку прилипло это воинственное, но нелепое прозвище, которое совершенно не соответствовало истине, а потому, какими бы близкими подругами они ни были, Ауд никогда не звала Грайсвир так. Норна была частью приданного Марны Златоглавой, когда молодой невесте пришлось покинуть родные края и стать частью клана Медведя.
Марна была рада своему отъезду, а вот маленькая тогда еще Ауд – нет. Ее оторвали от родной матери, от сестер-норн и отправили на далекий север, не иначе, как в обитель дикарей. Это Ауд могла стать настоящей Валькирией, не Грайсвир.

Если бы только Марна была жива.

Темноволосая норна, впрочем, смирилась и бытие клана Медведя уже не казалось ей чуждым и нелюбимым, но порой Ауд с завистью смотрела на море и тех, кто сопровождал клан Кракена. Норны пользовались глубоким уважением среди мореходов и Кракен давал им все, что они пожелают: самые шикарные украшения передавались в начале Валькирии и норнам, а потом – жене и дочерям ярла; дорогие ткани, искусные вышивки… Все это принадлежало молодым норнам, но те, что были сильно старше Ауд часто отказывались от этой роскоши. Ауд никогда не понимала почему.

Меж тем, взгляд синих пронзительных глаз норны столкнулся с проницательным взглядом женщины со столов Кракена. Она слегка ухмыльнулась и по-птичьи склонила голову в знак приветствия, выказав тем самым неподдельное уважение.
Ауд ответила тем же, но заметно раскраснелась.

Хакон перехватил взгляд двух норн за противоположными столами и в очередной раз нахмурился. Он не был провидцем, но все это путешествие не вызывало у него чувство негодования, которое, по обыкновению, не приносило мужчине ничего хорошего. С тех пор, как он узнал, что сопровождает Грайсвир на Собрание, он был кислее, чем квашеная капуста.
Теперь еще подозрительные гляделки между Ауд и норнами Кракена, и этот щегол из Оленей, что на какой-то ляд решил присоединиться к их столу.

– Не хочет ли голосистый бард сказать, дескать, собравшиеся здесь воины – дураки? – Смешливо полюбопытствовала Грайсвир у своего собеседника. – Что ж, да, ты прав. В любом случае, я не намерена поддерживать кровопролитие, если до него дойдет дело.

«Брат сказал не вмешиваться, но что, если у меня получилось бы…»
Грайсвир подавила в себе шальную, как метко выпущенная стрела, мысль.

– Вот как? А что на счет Вепрей? У них там, похоже, благоразумия и спокойствия хватит на всех. – Девушка слегка прощупала почву. О последних не было ни слуху, ни духу последнюю сотню лет.

Когда разговор зашел о медведице, все за столом, будто на мгновение притихли.
– Да, все верно. Это – Кая. – Грайсвир поставила кружку на стол и оторвала от закопченного кабана ногу; под ее руками это вышло мягко, будто она не приложила никаких усилий. А потом, жирное мясо полетело в сторону лежанки: медведица тут же приподнялась и поймала пастью угощение. – Двадцати? – Воительница хмыкнула. – Может, и двадцати, скальд.

+1

9

Поймав на себе строгий взгляд аккурат после заверешения темного деяния, скальд лишь слегка пожал плечами с очаровательной улыбкой, будто бы всем своим видом говоря "ничего не могу с собой поделать". К тому же, этот внимательный взор отговорил его от изначального плана подвешивать эту мелочь на Валькирию, что бы слегка пошутить. Учитывая социальное напряжение за соседними столами, эта небольшая хохотонь могла очень печально закончится, и об этом молодой человек подумал далеко не сразу, увлеченный своими мыслями. Концентрация сразу на нескольких вещах позволяла опустить такиие незначительные вещи, как общее благополучие или политический нейтралитет.

Внимательно изучив людей, с которыми предстояло пить в ближайшее время, он не применул отметить некоторые их особенности в виде изящных комплиментов, касательно силы или, в случае Ауд, проницательности, однако никому из этой компании он не придавал особого значения: как пестрое полотно выглядит однотонно, так и медведи-одиночки, собрав в делегацию яркие индивидуальности, смазали тем самым впечатление от них. Даже медведица не выглядела на их фоне чем-то выдающимся, так что умение расставлять контрасты и акценты явно было недоступно Бьярки. Сразу видно что с ними ни одного скальда, чесслово.

- Я лишь хочу сказать, что если будет дан выбор "все языки, что когда либо звучали под небесами" и "сила что бы руками ломать камни", то большинство не сомневаясь выберет второе - он замолк на секунду, давая сформулировать едкий ответ, но не позволяя его произнести вслух - Хотя под небесами звучал и Первородный язык.
Когда девушка скользнула взглядом по креслу конунга, Ярваль лишь усмехнулся её амбициозным мыслям. Впрочем логично, что все присутствующие хотели бы сдвинуть текущего владельца и усесться на крупный простого человека трон самостоятельно, видели будущее своего клана и избранный им путь, хотели что-то изменить.

- Вепри? О, это особый сорт сливового пива - начал он, уже найдя себе подходящее место и непостижимым образом уже оказавшись с медвежатами за одним столом. Неодобрительный взгляд на него бросят только по итогу рассказа, так что стоит просто подольше не затыкаться - В целом, им по большому счету всё равно, кто занимает пост конунга и какую политику исповедует, покуда это не касается их клятв, точнее того что от них осталось после последнего "подарка" из Муспелльхейма и скоро вы увидите их дипломатию, отрывочную и выборочную словно попытки приручения диких животных, однако не стоит обманываться.

Молодой скальд ненадолго прервался, что бы сделать ещё один глоток пряного напитка, концентрируя паузой внимание на своем рассказе и пресекая попытки выгнать его, потому что вроде как вещает он интересно.
- Однако не стоит обманываться, их неумение быть дипломатичными связано в первую очередь с нежеланием, а не с дикой природой. Каждый из них при этом обременен великой мудростью, но всё равно подчиняется воле старца, который всегда слеп на один глаз. Бытует легенда, что их дары, все до единого, делаются лишь с одной целью - помочь им в будущем, как запасы в долгую дорогу. - Ярваль широко улыбнулся, показав жест, означающий ученость и продолжил чуть более приглушенно - А возможности их ведунов это тема для отдельной и очень страшной истории. В основном именно их проявления позволили что-то узнать о жизни Дикого Вепря и его скором прибытии. Так что да, в благоразумии им не откажешь, если уж они схватятся за мечи, то дело явно запахнет очень дурно.

Медведица с таким простым и говорящим именем производила впечатление, вне всякого сомнения, однако реакция собеседницы позабавила мужчину куда больше - она одновременно не хотела что-то говорить, пыталась быть насмешливой, однако вся делегация как по команде затихла, будто бы пестрый ковер перестал развиваться по ветру, когда речь зашла об этом пушистом представителе её клана.
- Она очень спокойна и добра ко всей этой шумной компании, что нарушает её дрему  - хмыкнул в ответ скальд,  ловя на себе взгляд крупного и чертвоски опасного хищника - И внимательно следит за тобой. Вы выросли вместе?

+1

10

Зимы стали спокойнее, а мир наконец-то содрогнулся.
Он – младший наследник и один из тех, кого терпеть не могут во всех регионах Нордскола. Где ему будут рады? Сложно сказать, но никто не закрывает двери перед кланом Свафнира.
Не потому, что уважают, а скорее, потому, что не ищут себе проблем. Их прозвали змеями не только за то, что красуется на клановых гобеленах, но и за то, что случается с их врагами. Никогда не знаешь, когда эти быстрые, опасные воины придут и уничтожат твои владения. Разорят их, да уйдут снова куда-то за холм. Они всегда рядом, всегда близко.
Счастливы и сыты только тогда, когда дышат врагу в спину.

Орм – младший брат Сигни, и потому присутствует везде, где обязаны появится их люди. Воительница, она же вождь, не любит сидеть за столом, слушать тосты и уж тем более, произносить речи перед публикой. Ей нравится находиться в поле, выслеживать добычу и ждать-ждать и ждать. Она охотится на людей, тех, кто в своё время закрыл перед её кланом двери. Те, кто проявлял неуважение ко всему, что она делала.
Уж виновата ли она в том, что никогда не гналась за славой, считая подобного рода занятия абсолютно абсурдными? Готова ли она простить каждого, кто смеялся над её мировоззрением?

Нет.

Но даже она должна поддерживать связь с большим миром, явится в дом, где будет править конунг, один из немногих её друзей.
Орм же к подобного рода визитам относится, куда с большим энтузиазмом, а как не любить эти приключения?! Во-первых, ты всегда в центре внимания и никто не заставляет тебя выслеживать добычу, она ведь рядом, на ладони! Во-вторых, эти пиры помогают наладить контакт. Пусть мимолётный, пусть небольшой, но всё же.
Мужчина улыбается, практически всегда, маска дружелюбия и лести не сходит с его лица. Мало кто знает, но именно благодаря ему клан дракона и змеи так тесно связан. Всё начиналось с него, именно ему удалось убедить упрямых людей использовать больше рабов. Они ему ресурсы – он им людей.

Это довольно простая сделка, которая в итоге оказалась настолько результативной. И, конечно, конечно большинство за глаза обвиняет Свафнир во всех бедах. Говорит про то, что именно змеи уничтожили бывшего конунга, подсыпали ему яд или просто, оборвали тесное сотрудничество. Беда только в том, что в любых слухах лишь доля правды.
Действительно, змеи торгуют практически со всеми, вот только обещанные ресурсы ни один из кланов не получает. Поэтому, и только поэтому драконы выбрали живых людей в качестве торговой платы.
Они оказались умны, и вот куда привела их дорога.

Орм сразу заметил пару, что общалась дольше обычного. Это были не вежливые фразы, а вполне себе диалог. А там, где есть диалог, есть место и ему.
Он плавно подошёл к парочке, улавливая их речь про вепрей и их необузданную дикость, а вместе с тем, и мудрость.

- И почему на каждом пиру вспоминают угрюмых вепрей, что слишком твердолобы для этого мира, но с чего-то слишком мудры для каждого здесь сидящего?

Орм улыбался, говорил просто, легко, может даже, слегка язвительно, словно всё это – одна большая забава.

Отредактировано Senju Tadashima (2020-07-22 16:01:39)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [AU] for honor!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC