Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » архивные флешбеки » [FB] убийство - дело тонкое;


[FB] убийство - дело тонкое;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.pinimg.com/originals/a7/64/84/a76484ce9df4de57c222594b6de5e6f6.gif

место&время: 604, ноябрь

участники: Shutara, Gingetsu

сюжет: незамысловатая история о конфликте между убеждениями и долгом.

Отредактировано Yoshimoto Shutara (2020-05-06 23:30:40)

+2

2

Гингетсу несколько раз отказывался вступать в ряды ойнинов, пару, если быть точным. Один раз после экзамена, второй совсем недавно, буквально, на неделе. Каждый раз он отказывался и ссылался на занятость, на то, что работает на благо деревни и становится сильнее. С другим человеком поступили бы просто, поставили перед фактом, да и всё. Не хочешь, ну, значит ты не патриот, значит, идёшь нахер.
Вот только учитывая происхождение Гина, всё было несколько сложнее. Во-первых, он из достаточно знатного дома, который чтят и уважают. Во-вторых, его дед был влиятельным деятелем внутри резиденции, быть может, даже состоял в совете. Не мог Мизукаге манипулировать мальчишкой, чем тот и пользовался.
Наглость – второе счастье, говорите вы?

Впрочем, всё изменилось буквально вчера. В этот день деревню покинул не просто шиноби, чунин или джонин Кири, нет. Это был один из близких друзей Хозуки, который имел не только влияние на кита, но и долю его богатства. Связи, это ведь тоже ценно?
Поэтому он покинул деревню пафосно, обосрав и Киригакуре, и самого Гингетсу. Узнав об этом, юноша тут же вспылил, разрушив один из фамильных столов. Он изредка крушил что-то в юности, давненько забросив эту привычку, и вот, вернулся к ней через пять лет.
Злость и отчаяние заполоняли юношу. Он не верил, не понимал, как и почему кто-то способен на предательство. Они же не так давно говорили о дружбе до конца их жизни, твердили о верности, и что теперь?

- Твоё место в могиле, – это единственное, что мог сгенерировать Гин. Он не хотел думать, не мог понять, он знал, что должен найти и уничтожить.
Но как? Как провернуть всё легально и не вызывая лишних вопросов? Только одним способом, да. Чунин взял перо и пергамент, написав большую речь для Мизукаге. В ней он просил о том, чтобы его всё таки взяли в отряд ойнинов, с одним лишь условием, что некогда сбежавших нукенинов он смог поймать лично. Даже для глупого человека эта означало, что Хозуки возьмёт оружие в руки и пойдём мстить конкретному человеку, но его сила и боевая мощь шли далеко впереди предрассудков. Не могла тень Воды просто взять и проигнорировать её, тем более, после стольких отказов.
Вообще, общение с резиденцией через чернила и пергамент, довольно древняя традиция их семьи. Они все предпочитали действовать, нежели расхаживать по зданию Мизукаге и думать о том, да о сём. Поэтому писали письма, секретарю подобная вольность не нравилась, но и её прощали. Как и многое другое потомкам второго Мизукаге.

Гин знал, что ему потребуется небольшое снаряжение, поэтому приготовился, отправившись сразу после почтового ворона. Подобной спешкой он заставлял Мизукаге принять решение раньше, чем тот надумает советоваться и, по этой же причине, юноша хотел приступить к своей личной мести.
Привык в резиденцию и, следуя в кабинет к правителю, Хозуки не думал ни о чём другом, стараясь успокоить свою жажду крови. Стараясь выглядеть спокойным, улыбаясь, как и обычно.
Он снова и снова встречал здесь девушку, которая при виде его краснела. Она работала здесь секретарём и всегда мило улыбалась.
Так, словно симпатизировала юноше. Как и в прочие разы, он язвительно бросил в её сторону фразу.

- Снова прячешься за грудой бумаг, трусиха?

Улыбка снова сияла на его лице, а взгляд тут же перешёл на дверь к Мизукаге. Он не ждал её ответа, ибо зачастую, его не было. Открыв дверь, наследник легендарного правителя переступил порог. Как всегда, в кабинете было сыро и тихо, в кресле сидел правитель, тот, кто внушал страх и ужас на многих детей и подростков Кири, а перед ним стояла девушка.

Кто это? И что ей здесь нужно?

+2

3

В девятнадцать лет Йошимото Шутара чувствует себя легкой и плавной, майской Феей, чувственной богиней весны, собирающей венки из полевых цветов. В девятнадцать – это почти вечность назад, кажется, а потому, воспоминания приходят к ней плохо; когда она спит, прерывисто и часто дыша, чувствуя руки кошмаров на своей бледной, как молоко с медом, шее.

Когда она вновь распахивает потяжелевшие веки, то видит перед собой его. Мужчину, закутанного в классические японские одежды; строгие и несуразные на его широких плечах, поверх которых лежит хаори господина Мизукаге. Он тоже смотрит на нее и ядовитая ухмылка – та самая, которую она перенимает у него все эти годы – едва касается мясистых, но бледных больших губ. Момочи Шое говорит с ней вкрадчиво и тихо, по обыкновению, его голос гудит низким баритоном; в его движениях и действиях нет ничего предосудительного, но Тсубаки чувствует кожей его тяжелую гнетущую чакру и слышит четкие удары бычьего сердца. Когда его ноздри вздымаются шире обычного, она слышит то, как пропускает свою мышечную фрицкию механизм из плоти, что качает кровь.

– Ты медик. – Констатирует факт грудной голос, и Тсубаки вторит ему кивком головы; едва заметным, но острый взгляд лучшего бойца страны Воды замечает эту толику подчинения. – Это опасная миссия для одиночки-охотника. – Его голос, как удары молота по наковальне, и в полутонах его она не может различить – насмешка это или забота над ее хрупкой фигурой в этой партии в шоги. – У тебя будет напарник.

На этих словах она слышит стук в дверь; такой невыразительный, но надменный. Йошимото привыкла доверять своим ощущениям, а потому, не двигается слишком спешно, дожидаясь, когда незнакомец войдет в кабинет, и за ним, так привычно, захлопнется дверь.
– Он новичок. Объясни ему, как надо делать правильно. – Особенно сильно Мизукаге – Момочи Шое, на своем троне, что ему не по размеру – выделяет рекомендацию о положительном исходе миссии. Сильнейший из ныне живущих Мечников страшен в гневе; и в спокойствии своем тоже, а потому, юная еще Шутара вновь кивает головой, но уже безучастно.

– На время миссии можешь звать меня Йосей. – Говорит сладковатым своим полуприторным тоном Йошимото, покидая здание резиденции и кутаясь в теплый походный плащ. Уже ноябрь, обещали очень холодную зиму, с тайфунами и метелями.
– Значит, ты и есть тот самый Гингетсу Хозуки? – Не услышав ответа на свою реплику, Тсубаки, все же, решила продолжить. Она часто встречала на своем пути людей, что, по обыкновению, не желали разговаривать с ней; но путь долгий и изматывающий, а вариантов – ни у него, ни у нее, больше нет. – Поговаривают, что ты сильно извел своими отказами руководство АНБУ. – Блондинка театрально хихикнула, практикуясь. –  И все же, ты здесь.

– Я думаю, причина в том, кого мы ищем. – Хищно осклабившись, фыркнула Тсубаки.

+2

4

Гингетсу впервые видел Мизукаге таким активным. В памяти у юноши тень воды был, скорее, молчаливым и холодным, нежели активным и общительным.

- Какого чёрта?

Вопрос застрял в горле у Хозуки, он молчал, внимательно наблюдая за взаимодействием двух других персон. Дело было в том, что в присутствии этой девушки Мизукаге слишком много разговаривал, обращаясь так,  будто бы на смену спокойствию приходила похоть.
Взгляд кита медленно переметнулся на спутницу. Она была красива, вероятно, поэтому вызывала такую реакцию. И её красота, это не просто миловидная внешность, нет. Она грамотно подчёркивала свои достоинства, пряча свои недостатки.
В этом всегда можно было разглядеть женскую хитрость.

- Так, ладно, значит мы в одной команде на сегодня? Кажется, в мои планы это не входило, – вернувшись к своим мыслям и той цели, что преследует Гин, он приободрился.

Это чувство было сродни тому, когда тебя резко и без предупреждения окатили холодной водой. На спине у юноши прошли мурашки.
К этому моменту пара уже покидала резиденцию, и девушка первая представилась, завязывая диалог.

- Йося? У меня так у родителей кота зовут, они его, кстати, безумно обхаживают, хоть они далеко не тень Воды нашего селения, да, – на лице у Гина появилась его фирменная улыбка, глаза были прищурены.
Оказавшись на улице, он вспомнил и о том, что приближается зима. Вероятно, она будет холодной и у Хозуки как всегда выступит нежный румянец на лице.
Вообще это несколько не типично для шиноби, да. Но каждый, кто пытался шутить на эту тему, знал цену. Цену, которое нужно было платить совсем не деньгами.
Чаще всего это было просто удушье, практически до беспамятства. Благо, способности к гидратации предрасполагали.
- А я просто, Хозуки Гингетсу. Чаще всего меня зовут просто Гин, считай, вот и придумал себе кличку в Анбу, – закончив эту фразу, он медленно потопал за девушкой, внимательно её слушая.

- Значит, обо мне говорят не только в светских кругах, но даже здесь?
Юноша запнулся, словно подбирая правильные слова. Он очень хотел продолжить, но впервые за долго время сдержался.

- В Богом забытой организации, – именно это он хотел сказать, но сдержался. Он не хотел лишних проблем в резиденции и точно знал, что Мизукаге ценит его лишь за силу и связи, не более. Зачем дразнить пса раньше времени?

- Ты извини, но если ты узнала меня, то я совсем не знаю тебя. О тебе не говорят, – на этой фразе он слегка ускорил шаг, обгоняя куноичи и вставая перед ней. После пристально всматриваясь в её лицо.
Через пару минут он продолжил путь так, словно ничего не произошло.

- А на счёт миссии, да. Мы ищем одного нукенина, которого я слишком хорошо знаю, и которому, я не дам жизни ни-ког-да, – в этот момент его голос звучал холодно, задор и игривость пропали.

- С чего начнём? Наш беглец частенько засматривался на хороших дам и в сторону сформированного Альянса. Представляешь, он считал, что там жизнь лучше! В этой помойке, которая даже финансирования толкового не получает, м?

+2

5

Поначалу Тсубкаи думает ощериться на дерзкого мальчишку, который еще не вышел из своего сдавленного долгом воина пубертатного периода. Ему шестнадцать лет и пока что он думает о том, будто бы целый мир может уместиться между тонкими его пальцами; будто смерть – это сказка о пыли и дорогах. Он хищно улыбается, щурится навстречу холодным порывам ветра, что обдают его тонкую кожу морозом и бледные щеки его по-девичьи краснеют, оставаясь болезненным шершавым румянцем – поцелуем соленых ветров. Однако потом она думает, что не так уж и дурно будет, попрактиковаться с ним; обменяться дежурными колкостями, залезть ему в голову и под кожу, а может – и под одежду тоже. Йошимото чувствует себя в свои девятнадцать так, будто может свернуть горы и море ей – о, море, о черноты своих непокорных волн – по тонкую женственную щиколотку, обвязанную нитками золотых цепей.

– Завидуешь? – Мурлычет Фея, почти под ухом у рослого Гингетсу, мягко касаясь узкими своими ладонями его худощавой и острой спины. Эти полуприкосновения, под стать солнечным лучам в этих землях; почти невидимы, не ощутимы, но желанны, как объятия белых простыней после долгих дней без отдыха и усталости.  – Но, ты, не переживай, у нас будет время познакомиться поближе. И на твоей улице будет праздник. – Шуршит своим сладким голоском молодая еще Йошимото, прикрывая хищные каре-золотые глаза о наследии своего бежавшего предка.

– Это же хорошо, когда АНБУ не знают в лицо. – Хохочет, как от смешной шутки, блондинка. Нейтрально почти, прикрывая ладонью пухлые бледные губы, чуть подкрашенные полупрозрачной помадой с розоватым оттенком; влажный эффект на коже делает ее чуть более соблазнительной и она этого вовсе не стесняется, не пытается казаться жертвой и заложницей собственной привлекательности. Глупо отрицать свою роль – куноичи – в историческом контексте; те, кто отказываются от своей женственной натуры – ханжи, думает Тсубаки. Уловками и хитростями люди выигрывают войну.
– Шутара из клана Йошимото, - Роняет невзначай блондинка, улыбаясь своему спутнику, что успел нагнать ее и поравняться с ней. Она видит в чертах его ноты аристократа; видит голубую его кровь, тянущуюся до его – Гингетсу Хозуки – знаменитого предка, и ей становится почти весело.  – В светских кругах, тебя считают зазнавшимся мальчишкой с золотой ложкой в заднице, Гингетсу-кун. – Фамильярничает Йошимото, прикладывая раскрытую ладонь к своей щеке, увлеченно наблюдая за каждым неловким действием угловатого подростка.

– Да-да, слышала. Ориентировка на него пришла еще вчера. – Шутара ловит на себе его взгляд и дарит в ответ провокационную улыбку с чуть закушенной губой, а потом, будто ничего не произошло, достает из набедренной сумки оранжевую книгу бинго. – Последний раз видели на территориях страны Огня, провинции Чая. Могу поспорить, двигается в страну Рек, если он говорил об Альянсе, то, стоит думать, захочет к нему присоединиться, а ближайший их аванпост от чайной провинции – там.

+2

6

Гингетсу улыбается и слушает внимательно девушку. Она мурчит, колкая и безобидная, но только с первого взгляда. Он чувствует в ней опасность, чувствует то, что она шиноби. Это словно иголки, которые плавно вводят под кожу, так и её голос.
Он ровный, ласкающий, но такой опасный. Хозуки разминает шею, как бы стараясь отвлечься, опасаясь только одного, того, что ему нравится её общество. Хотя, если, в общем, говорить о миссии, то кит не рассчитывал видеть рядом с собой напарника. Ну, вот совсем, он бы с радостью перекинулся парой слов, но его дело – личное.
Это месть, грубая и жестокая, та, которая должна избавить его от мучительных терзаний. В том числе, должна очистить беглеца перед лицом самого Хозуки.

Да, у юноши очень странные представления о том, что такое верность и, отвратительное отношение к предательству. Нет ни прощения, в таком случае, ни раскаяния. Ничего.
Только смерть.
- Говоришь, он идет через страну Огня, Йоська? Юноша улыбается, и дразниться, так, словно совсем не воспринимает это задание, как миссию по уничтожению нукенина. Но это лишь грамотно подобранная маска.
Его руки плавно подходят к лицу, пальцы водят в задумчивости по губам. Но, шиноби переводит тему, отвечая на ту фразу, которая была брошена ранее.
- Если меня называют зазнавшимся мальчишкой с золотой ложкой в заднице, то.. – он специально тянет, задумываясь, - Наверное, так оно и есть, да. Проблема в том, что никто не смеет говорить это мне лично, в глаза. Я думаю, это связано с тем, что каждый из сетующих человечков просто дорожит тем, что в нужный момент может взять эту золотую ложку в рот. А может, просто видят, что я вечно щурюсь?
Гингетсу улыбается, продолжая путь. Он достает из небольшой сумочки воду и медленно выпивает практически всю бутылочку, бережно кладя её обратно.

Пройдя приблизительно пару километров, напарники встречают один небольшой домик. Это что-то похоже на маленькую ферму, которая рассчитана на пропитание одной, но большой семьи. Юноша останавливается, оглядываясь по сторонам. Это было единственное жилое здание и вероятность того, что здесь живут люди. Оно находилось практически на границе двух стран, поэтому частенько путники могли останавливаться здесь за советом или ночлегом. И, если второе менее вероятное решение, то первое, почему нет?
- Слушай, девица-красавица, как считаешь, здесь расположено единственное здание на этой дороге. Вероятно, горе-фермеры пытаются выжить и прокормить свой сброд, мм? Так вот, я думаю, они могут быть связаны с альянсом, хотя бы, косвенно.
Шиноби останавливает свой рассказ, вдыхая глубоко воздух и, продолжая, - а что, удобно! Представь, мне нужно уйти насовсем и куда-то глубоко в Альянс, встречаю их, нужно добраться как минимум, живым. Узнаю нужные тропы, и вот, я прекрасен!
На этой фразе юноша делает небольшой круг вокруг своей оси, так, слово у него есть платье и он хочет подчеркнуть его красоту.
Улыбка по-прежнему красуется на лице, а желание узнать и вытрясти из бедолаг информацию, рвётся наружу. Вообще, Гин ведёт себя просто и вольно, переходя из одной крайности в другую. То, он ждёт совета от своей напарницы и прямо таки выкладывает план действий, то молча следует, делая вид, что её рядом нет.

Короче, хрен разберешь, не иначе.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » архивные флешбеки » [FB] убийство - дело тонкое;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC