Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Лес [Страна Горячих Источников]


Лес [Страна Горячих Источников]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://monateka.com/images/446714.jpg
Дремучий лес на севере Страны Горячих Источников. Здесь много редких животных, растений, в том числе использующихся медиками для создания различных препаратов, но также великое множество опасностей, от ядовитых змеек, таящихся в опавшей листве, до огромных хищников. Также в таком мрачном месте могут прятаться отчаянные личности, преследуемые законом. В этой местности почти нет деревень (те, что есть, совсем крохотные и связаны с преступниками тем или иным образом), шиноби сюда заходят редко. Выжить человеку здесь, даже подготовленному, чрезвычайно сложно из-за обилия опасностей. Гигантские деревья сплетают кроны в подобие живой крыши, из-за чего у корней днём царит полумрак, а трава практически не растёт. Встречаются совершенно непроходимые участки, представляющие собой чащобы, в которых любят гнездиться змеи. Такие места лучше обходить стороной. Ночью лес становится очень опасным. На охоту выходят хищники, и тогда люди вынуждены прятаться в своих хибарах, заперевшись на несколько засовов, но и это часто не помогает против свирепых зверей.

0

2

Юго-восточная лаборатория <===

Страна Горячих Источников. Когда-то это был густонаселённый край с множеством деревенек и городков, процветающих за счёт туристов и малого бизнеса. Люди были счастливы и беззаботны, никогда не претендовали на большее, чем у них есть, и довольствовались малым. Благоприятный климат позволял снимать по несколько урожаев в год, а выход к морю обеспечивал местное население свежей рыбой. Но то на юге. Север всегда представлял собой необжитые, мрачные земли, где водились дикие звери.
Война изменила всё. Нападение Кири разрушило множество судеб. Малые предприниматели обанкротились, на улицах городов и деревень всё чаще стали появляться нищие, а в окрестностях развелось разбойников из числа дезертиров и просто обедневших людей, не сумевших свести концы с концами. Самые отпетые негодяи и разыскиваемые осмеливались уходить на север и скрывались в непроходимых чащобах, куда не отваживались заглядывать даже свирепые кирийские ниндзя. Именно туда направились близнецы, сбежавшие из убежища Орочимару, вместе с другими подопытными.
На границе Иссина и Тору встретил проводник, отслеживавший передвижение беглецов – Иори по прозвищу Зверь. Выглядел он и впрямь звероподобно – огромный, косматый, с заросшим жёсткими чёрными волосами лицом, похожим на обезьянью морду, если бы не борода, буквально сливающаяся с усами, бровями и подвязанной зеленовато-коричневой лентой шевелюрой. Поздоровавшись и представившись, он на долгие дни стал спутником отовцев. Неразговорчивый, диковатый, Иори по ночам уходил на охоту, а днём вёл отряд через дебри. Когда он спал, было неведомо никому, кроме его питомца – ручного хорька. Перед рассветом Зверь возвращался обычно с тушей какого-нибудь животного – оленя, кабана, косули, зайца – и, разделав, разрезал мясо на тонкие ломти, которые прятал под свою меховую одежду. Остальное зажаривали и съедали за несколько присестов. Добывал он и рыбу, правда, изредка и из-за недостатка иной живности.
Кагуя, едва вошёл в лес, полагался в основном на собственные навыки. Он то и дело незаметно помечал деревья, запоминая дорогу. По сторонам света ориентироваться было затруднительно, так как солнце всходило и заходило, практически не показываясь из-за древесно-лиственного свода бредущим по бесконечному зелёному коридору шиноби. Иногда Иссин взбирался на дерево, чтобы определить, где север и запад – в той стороне, если верить донесениям, обосновались близнецы. И плевал Широтсуме на то, что тем самым выказывал недоверие проводнику. Не позаботишься о собственной безопасности и ориентировании сам – за тебя как шиноби не дадут и ломаного гроша.
Ночевали на деревьях высоко над землёй, попеременно дежуря. Внизу тем временем прохаживались настоящие гиганты, чьи глаза светились во тьме зловещими огнями. Проводник строго наказал ни в коем случае не спускаться, и отовцы придерживались совета, отлично понимая, что внизу их ждёт стычка с кровожадными чудовищами. Впрочем, и такие меры предосторожности не гарантировали полную безопасность. Однажды Иссин проснулся от предупредительного тычка Тору. Напарник уловил движение в неверном лунном свете, просачивавшемся сквозь поредевшие ветви лесного великана, на котором спали джонины. Приглядевшись, Кагуя разглядел медленно подбирающуюся к Хозуки двуглавую ящерицу! Вынув костяной меч, Широтсуме молниеносным движением схватил обе длинные шеи. Рептилия зашипела, точь-в-точь гадюка, вцепилась в руку когтями, безрезультатно пытаясь разодрать одежду, хвост обвил плечо, стиснув, словно жгутом.
– Двуглавица, в простонародье называемая вилкой, – познакомил Иссин напарника с ящерицей, злобно и весело ухмыляясь. – Очень ядовитая гадина. Очень. Яд убивает взрослого мужчину за несколько часов, в лучшем случае за сутки. Без противоядия процент выживших стремится к нулю. А ещё она здорово умеет маскироваться и нападает на любого, посмевшего объявиться в её охотничьих угодьях. Сама-то охотится на насекомых и мелкую живность вроде ящериц, птиц и змей, но вот территорию свою готова защищать ото всех потенциальных конкурентов. Бывали случаи, когда двуглавицы нападали на громадных медведей, залезших на дерево полакомиться мёдом. И убивали их. Как-то меня укусила такая тварь. Моё тело будто горело адским огнём изнутри. Я не мог сосредоточиться, думать о чём-то другом, кроме как о том, чтобы хоть немного погасить это пламя. Не мог контролировать дзюцу, не мог создать простейшую технику. Хотелось бегать, двигаться, потому что в движении боль самую малость отступала. Вместе с тем, чем активнее движешься, тем быстрее яд проникает в организм и разрушает стенки кровеносных сосудов. В итоге человек умирает от внутреннего кровотечения. Кровь идёт буквально отовсюду – изо рта, носа, ушей, глаз. Мучительная смерть. Если бы я был один в ту ночь, сегодня вы бы выполняли миссию без меня.
Кагуя замолчал ненадолго, вспомнив старого командира команды. Именно он спас молодого чунина. Ласка играла на флейте мелодию сильнейшего своего гендзюцу, стараясь успокоить паренька, а её отец обездвижил его, не позволяя яду стремительно распространиться, и влил в рот противоядие.
Отложив меч, Иссин засунул ящерицу в рюкзак и закрыл все возможные отверстия, чтобы рептилия не вылезла ненароком.
– Зато из вилки можно получить неплохой яд. Сейчас плохо видно, а мне нужен свет, чтобы «подоить» двуглавицу. Сделаю это утром и, уходя, отпущу её, – пояснил он свои действия.
За полчаса до рассвета возвратился Зверь, тащивший на плече связку из трёх тушек крупных кроликов. Пока он занимался разделкой, Широтсуме аккуратно достал из сумки уснувшую ящерицу и при помощи Тору клинком раздвинул ей челюсти (напарник держал у пасти рептилии колбочку), затем оттопырил складывающиеся клыки и поместил их на край стеклянной колбы. Из зубов обильно потекла мутная жидкость. Набрав нужное количество яда, потомок Кимимаро удовлетворённо хмыкнул и приложил к горловине сосуда вторую голову, предварительно костяным мечом выдвинув клыки. «Высушив» ящерицу, он зашвырнул её на нижние ветви, а колбу закупорил и спрятал в поясную сумку.
– Пусть теперь найдёт путь наверх, – произнёс он. – А мы за то время позавтракаем и уйдём.
Прямо на ветке Зверь разжёг костерок и поджарил зайчатину. После трапезы косточки сбросили вниз и двинулись дальше за проводником, перескакивавшим с дерева на дерево с ловкостью обезьяны. Иссин успевал запоминать приметные растения и громадные валуны, попадающиеся на пути, и иногда делал словно невзначай зарубки на коре костяным мечом. Около полудня группа спустилась к ручью, шиноби запаслись водой, перекусили остатками зайчатины и понеслись дальше.
Так повторялось изо дня в день, пока однажды Зверь не призвал жестом остановиться и, присев на ветви, указал ручищей вперёд и вниз. Проследив взглядом, Широтсуме заметил спрятанную в листве верёвку с закреплённой на ней взрывной печатью. Верёвка тянулась вниз и терялась в листве. Идя по земле, увидеть ловушку не представлялось возможным, очень уж искусно её замаскировали.
«Деревня поблизости, – сделал вывод Кагуя. – Ловушки ставят неподалёку от селений. Ещё день, самое большее – два, и мы выйдем к лагерю беглецов. Если эта верёвка принадлежит им».
Проводник замедлился, пристальнее осматривая местность. Вечером шиноби расположились в кроне лесного гиганта, поужинали, причём Зверь ел мясо безо всякой термальной обработки, сырым. Затем он скрылся, как всегда, а Тору, выбрав местечко поудобнее, растёкся на нём в расслабленной позе. Иссину выпало стеречь его сон до полуночи, потом он сменится и отдохнёт. Ночью Широтсуме слышались помимо обычных лесных звуков – завывания ветра в ветвях, рычания хищников и криков птиц – будто бы далёкие песнопения, едва доносящиеся до слуха. Слов он не разбирал, даже голоса определить было трудно, мужские они или женские, а может, и те, и другие, но непривычные звуки будоражили воображение и вселяли беспокойство. В ту ночь он так и не уснул, ожидая нападения на стоянку.
Ближе к утру явился Зверь. Без добычи, что странно. Обычно он приносил хотя бы ягод, а сейчас пришёл совершенно без ничего, не считая ценных сведений. Проводник начертил ногтем, больше смахивающим на массивный коготь, на коре круг, затем указал рукой на северо-восток (встающее солнце помогало ориентироваться, высоко на дереве восход был отлично виден), растопырил три пальца и ткнул ими на небо. Точнее, на точку в небесах, обозначающую зенит. «Три часа до вражеского лагеря/поселения», таково было значение его действий. Используя знаки, он поделился информацией, собранной за ночь.
В лагере, по утверждению Зверя, находилось от десяти до пятнадцати человек. Охранялся он так себе, без всяких барьеров и следящих дзюцу. Впрочем, проводника могли легко провести. Дозорных беглецы не выставляли, очевидно, надеясь, что в такую глушь за ними никто не сунется. В общем, к атаке не готовились. «Либо они глупцы, либо система оповещения на столь высоком уровне, что Зверю её не удалось обнаружить, – размышлял Иссин. – Надо бы посмотреть всё самому. А потом составить план нападения».
– Подведи нас к лагерю поближе, – приказал Кагуя.
Махнув рукой, дескать, не отставайте, проводник перепрыгнул на ветвь соседнего дерева.
Он не обманул и не ошибся. Миновав с дюжину ловушек, расставленных явно на людей, привёл к частоколу из заострённых сверху брёвен высотой порядка четырёх метров, за которым таилась крохотная деревушка. Даже не так – хутор, поскольку ни на деревню, ни на лагерь нынешнее прибежище бывших подопытных Змеиного Саннина не походило. Замерев на дереве выше частокола, до коего оставалось метров двадцать, Широтсуме наблюдал за разделывающими возле ворот громадную тушу людьми. Трудилось человек десять, если верить Зверю, большая часть населения.
Подопытными Орочимару становились в основном обыкновенные шиноби – наёмники, привлечённые в тенета Отогакуре блеском золота, и ниндзя различных скрытых деревень со всего мира. Точнее сказать, из соседних стран, поскольку из дальних доставлять «материал» просто невыгодно. Все они умели владеть оружием, некоторые превосходно, большинство были абсолютно здоровы. Уже в лабораторных комплексах пойманные хирели, теряя навыки. Возящиеся с тушей были такими – медлительными, неловкими и… уродливыми. Именно так. Раны от разнообразных инструментов навеки покалечили тела подопытных, не говоря о собственно экспериментах, ставившихся над ними. У некоторых отсутствовали волосы, у прочих кожа свисала белесо-алыми лохмотьями. Чётко проступали синюшные вены, иногда обнажённые. Надев увеличитель, Иссин разглядел копошащихся в ранах червей. Плоть самых здоровых покрылась красными пятнами разного размера, точь-в-точь как у трупа, найденного деревенскими жителями и доставленного Хозуки в убежище. Люди орудовали ножами и тесаками, топорами как-то неловко и слабо, словно из последних сил.
«Странно, – подумал Кагуя. – Вокруг много ловушек. Значит, беглецы заботятся о своей безопасности. Но нигде не видно дозорных, а сами они выглядят последними доходягами. Не считая девушки».
Длинноволосая блондинка на туше бодрее остальных управлялась с разделкой, рассекая мясо парой мечей. Широтсуме узнал её – Арису, одна из близнецов. Словно почувствовав на себе взгляд, она подняла глаза на место, где затаились Иссин с группой, и, хищно улыбнувшись, помахала рукой с мечом, будто бы приглашая отовцев подойти.
- Арису-доно предлагает вам поговорить, - прохрипел полушёпотом проводник.

Отредактировано Kaguya Issin (2020-04-19 14:00:53)

0

3

===>>> Юго-восточная лаборатория
Страна Горячих Источников. До этого Тору редко посещали эту страну, и он осовсем не хотел обидеть жителей страны Огня, но по сравнению с страной звука, это было тенгово захолустье. В пути с Кагуя, однако, по-разному размышляли о мире и населяющих его людях.  Когда-то это был густонаселённый край с множеством деревенек и городков, процветающих за счёт туристов и малого бизнеса. Люди были счастливы и беззаботны,  жизнь текла в упоении и покое. Потом страна закончилась — страна остановилась.  Подлинные её герои погибли в боях и подземных рудниках. Теперь настало время гибели самой цивилизации — и умирать не за что стало. Тору жадно раскрывала для себя культуру страны горячих источников, ее главные приметы и традиции, но ничего нового узнать не успел.  Судьба злодейка не дала ему возможности побывать в этих краях, объяснить их значение и ощутить его на себе, иначе как на задании, под прикрытием. Но какое-то смутное чувство подсказывало ему, что надо быть на стороже, и какая бы участь его ни постигла, Тору не хотел рисковать.
Поэтому встретив Иори по прозвищу 赤 зверь,  наших героев стало трое. Странная троица, словно призраки скользили по лесу, мясник рисовал путевую карту пути, Кагуи определял их путь, очевидно они не доверяли своему проводнику, да и друг другу не в полной мере. Надо сказать даже и себе Хозуки Тору не доверял на  сто процентов.  Едой их обеспечивал их проводник, впрочем  белобрысый предпочитал грызть боевые пайки - слишком свежие были воспоминания о своем учителе, который мог подсыпать яду даже в корм свинье, которую зарежут на ужин, съедят и отправятся в поля вечного боя. И то что это могло обидеть зверя Хозуки не волновало.
Спали на деревьях, по ним же и передвигались. Иное в этом лесу было делом опасным, может животные и не убили бы наших отважных путешественников, но точно бы оповестили об этом всю округу - как намедне, стая огромных обезьян, устроила травлю двум гигантским тиграм, до убийства дело не дошло, но крики преследовали наших путников ещё несколько, часов. А те сидели не шелохнувшись, чтобы не раскрыть свое местоположение - нет ничего хуже для скрытной миссии, чем преследующая стая огромных обезьян, что бегут по деревьям почти с той же скоростью , что и шиноби, кричат, кидаються пометом и ветками. Поэтому и сидели наши путники не шелохнувшись, предпочитая потерять несколько часов, чем раскрыть этим вонючим (в прямом смысле этого слова) животным свое местоположение.
"А ведь говорят у Скрытого Листа, был Хокаге с призывной обезьяной, да и с кличкой, Обезьян," - подумал Тору. "Какой же там тогда, царил беспорядок и вонь! Хотя там есть клан, что вообще спит, ест и живет с собаками, ну если наши источники не врут. То ли дела змеи родного звука - сухие, чистые, опрятные, да и тихие, вот отличный питомец для шиноби!".
Но этим все сложности не исчерпывались, в тьме деревьев бродили огромные звери, достойные для призыва саниннов, а как то во время ночлега на их дерево забиралась неприятная гостья. Было время дежурства сына океанов ей и он предупреждающее потряс своего компаньона. Тот проснулся и одним движением поймал отвратительную, но прекрасную ящерицу. Рептилия зашипела, точь-в-точь гадюка, вцепилась в руку когтями, безрезультатно пытаясь разодрать одежду, хвост обвил плечо, стиснув, словно жгутом.
– Двуглавица, в простонародье называемая вилкой, – познакомил Иссин напарника с ящерицей, злобно и весело ухмыляясь.
– Очень ядовитая гадина. Очень. Яд убивает взрослого мужчину за несколько часов, в лучшем случае за сутки. Без противоядия процент выживших стремится к нулю. А ещё она здорово умеет маскироваться и нападает на любого, посмевшего объявиться в её охотничьих угодьях. Сама-то охотится на насекомых и мелкую живность вроде ящериц, птиц и змей, но вот территорию свою готова защищать ото всех потенциальных конкурентов. Бывали случаи, когда двуглавицы нападали на громадных медведей, залезших на дерево полакомиться мёдом. И убивали их. Как-то меня укусила такая тварь. Моё тело будто горело адским огнём изнутри. Я не мог сосредоточиться, думать о чём-то другом, кроме как о том, чтобы хоть немного погасить это пламя. Не мог контролировать дзюцу, не мог создать простейшую технику. Хотелось бегать, двигаться, потому что в движении боль самую малость отступала. Вместе с тем, чем активнее движешься, тем быстрее яд проникает в организм и разрушает стенки кровеносных сосудов. В итоге человек умирает от внутреннего кровотечения. Кровь идёт буквально отовсюду – изо рта, носа, ушей, глаз. Мучительная смерть. Если бы я был один в ту ночь, сегодня вы бы выполняли миссию без меня.
Кагуя замолчал ненадолго,  что то вспоминая - таких воспоминаний много у каждого шиноби. Тору не тсал спрашивать кого из мертвых или даже живых вспоминал Белый Коготь.
Отложив меч, Иссин засунул ящерицу в рюкзак и закрыл все возможные отверстия, чтобы рептилия не вылезла ненароком.
– Зато из вилки можно получить неплохой яд. Сейчас плохо видно, а мне нужен свет, чтобы «подоить» двуглавицу. Сделаю это утром и, уходя, отпущу её, – пояснил он свои действия.
За полчаса до рассвета возвратился их проводник, тащивший на плече связку из трёх тушек крупных кроликов. Хозуки подумал - "время ли заниматься охотой? Мы все таки на боевом задании и не стоит, тратить время и рисковать обнаружением - как то не очень профессионально, и что то мне подозрительно, что он все время отлучается." Пока он занимался разделкой, Широтсуме аккуратно достал из сумки уснувшую ящерицу и при помощи Тору клинком раздвинул ей челюсти (напарник держал у пасти рептилии колбочку), затем оттопырил складывающиеся клыки и поместил их на край стеклянной колбы. Из зубов обильно потекла мутная жидкость. Набрав нужное количество яда, потомок Кимимаро удовлетворённо хмыкнул и приложил к горловине сосуда вторую голову, предварительно костяным мечом выдвинув клыки. «Высушив» ящерицу, он зашвырнул её на нижние ветви, а колбу закупорил и спрятал в поясную сумку.
– Пусть теперь найдёт путь наверх, – произнёс он. – А мы за то время позавтракаем и уйдём.
А вот это Тору всячески одобрял,  вспоминалось старое доброе время, когда они с наставником отравили кучу народа.
Прямо на ветке Зверь разжёг костерок и поджарил зайчатину. После трапезы косточки сбросили вниз и двинулись дальше за проводником, перескакивавшим с дерева на дерево с ловкостью обезьяны. Хозуки Тору успевал запоминать приметны пути  и азимуты по которым на них нужно выходить, а Иссин  и вовсе иногда делал словно невзначай зарубки на коре костяным мечом. Около полудня группа спустилась к ручью, шиноби запаслись водой, перекусили остатками зайчатины, но Тору предпочел боевой паек.
Так повторялось изо дня в день, пока однажды Зверь не призвал жестом остановиться и, присев на ветви, указал ручищей вперёд и вниз. Проследив взглядом, можно было заметить спрятанную в листве верёвку с закреплённой на ней взрывной печатью. Верёвка тянулась вниз и терялась в листве. Идя по земле, увидеть ловушку не представлялось возможным, очень уж искусно её замаскировали.
Очевидно их цель была близко, далеко от деревень никто не будет ставить ловушку, если только если конечно их не обнаружили и хищник не превратился в добычу.
Йори замедлился, пристальнее осматривая местность. Вечером шиноби расположились в кроне лесного гиганта, поужинали, причём Тору в очередной раз ел  в очередной раз ел паек. Затем он скрылся, как всегда, а Тору, выбрав местечко поудобнее, растёкся на нём в расслабленной позе. Иссину выпало стеречь его сон до полуночи, потом он сменится и отдохнёт. Но Хозуки не был разбужен, в полночь, на тренированный разум разбудил его через пять минут, после срока, он заметил, что Кагуя сидит неподвижно , гендзюце? Руки сами сложили печать "Кай", ничего не произошло, тогда он прикусил губу, ни чего не произошло.
Так он следил за местностью долгое время на вскидку около часа, но  ни чего не происходило...
Что же похоже мне просто дают выспаться, благородно, видимо Кагуи  просто не спиться. И Хозуки закрыл глаза с благодарностью, спал он без сновидений
Проснулся он когда явился их проводник, в этот раз без добычи, - "что же  на голодный желудок, сражаться сподручнее, если ранят в живот, дерьмо не расплещется", - подумал шиноби.  Проводник начертил ногтем, больше смахивающим на массивный коготь, на коре круг, затем указал рукой на северо-восток (встающее солнце помогало ориентироваться, высоко на дереве восход был отлично виден), растопырил три пальца и ткнул ими на небо. Точнее, на точку в небесах, обозначающую зенит. «Три часа до вражеского лагеря/поселения», таково было значение его действий. Используя знаки, он поделился информацией, собранной за ночь.
В лагере, по утверждению Зверя, находилось от десяти до пятнадцати человек. Охранялся он так себе, без всяких барьеров и следящих дзюцу. Впрочем, проводника могли легко провести. Дозорных беглецы не выставляли, очевидно, надеясь, что в такую глушь за ними никто не сунется. В общем, к атаке не готовились. "Странно, ведь даже шиноби уровнем генина, смогли бы обойти все ловушки, а судя по всему мы не первые шиноби, что отправлялись за ними. И они не так сильны, чтобы не бояться любых шиноби, более того даже три четыре чунина или пара дзенинов, должны были тут разобраться. Обычных без особых свойств."
– Подведи нас к лагерю поближе, – тем временем сказал Кагуя.
Махнув рукой, дескать, не отставайте, проводник перепрыгнул на ветвь соседнего дерева.
Он не обманул и не ошибся. Миновав с дюжину ловушек, расставленных явно на людей, привёл к частоколу из заострённых сверху брёвен высотой порядка четырёх метров, за которым таилась крохотная деревушка. Даже не так – хутор, поскольку ни на деревню, ни на лагерь нынешнее прибежище бывших подопытных Змеиного Саннина не походило. Замерев на дереве выше частокола, до коего оставалось метров двадцать, Широтсуме наблюдал за разделывающими возле ворот громадную тушу людьми. Трудилось человек десять, если верить Зверю, большая часть населения.
Подопытными Орочимару становились в основном обыкновенные шиноби – наёмники, привлечённые в тенета Отогакуре блеском золота, и ниндзя различных скрытых деревень со всего мира. Точнее сказать, из соседних стран, поскольку из дальних доставлять «материал» просто невыгодно. Все они умели владеть оружием, некоторые превосходно, большинство были абсолютно здоровы. Уже в лабораторных комплексах пойманные хирели, теряя навыки. Возящиеся с тушей были такими – медлительными, неловкими и… уродливыми. Именно так. Раны от разнообразных инструментов навеки покалечили тела подопытных, не говоря о собственно экспериментах, ставившихся над ними. У некоторых отсутствовали волосы, у прочих кожа свисала белесо-алыми лохмотьями.  Люди орудовали ножами и тесаками, топорами как-то неловко и слабо, словно из последних сил.
Длинноволосая блондинка на туше бодрее остальных управлялась с разделкой, рассекая мясо парой мечей. Широтсуме узнал её – Арису, одна из близнецов. Словно почувствовав на себе взгляд, она подняла глаза на место, где затаились Иссин с группой, и, хищно улыбнувшись, помахала рукой с мечом, будто бы приглашая отовцев подойти.
- Арису-доно предлагает вам поговорить, - прохрипел полушёпотом проводник. "Предатель!" мелькнула первая мысль у Тору -  "он же не знал имя наших целей!". Он словно бы собрался почесать голову, между тем его пальцы сложились в  пистолет Хозуки.  Конец его пальца смотрел прямо в голову проводнику,  он медленно выпрямил руку.
- Одевай, второй рукой  он достал наручники и напальчиники и бросил их под ноги проводнику. Стоило бы тому дернуться он собирался прикончить его, всеми своими силами.
- Что же, почему бы и не поговорить - словно пена прибоя прошипел он. Он сложил печати и появились три клона, один из которых с поднятыми руками, повесил себе на запястье бубенцы - типа он глашатый  и направился в сопровождении  их звона  к лагерю. Перед входом в лагерь он демонстративно скинул оружие воткнув его в землю,  и с поднятыми руками сделал еще пару шагов остановился перед стеной лагеря.
- Отбросы! Орочимару-сама дает еще один вам шанс,  в вашей бесполезной жизни есть один шанс, сложите оружие и добровольно проследуйте в свои зоны изоляции, в этом случае ни кто не пострадает, его голос гремел погребальным, колоколом, ему же вторил словно погребальный звон, словно колеблющихся под ветром колокольчиков.
Он замер ожидая ответа. Тем временем пара клонов наблюдала за проводником, а Хозуки повернул голову к Широтсуме его рот расплылся в оскале
- Будем импровизировать?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Hozuki Toru (2020-05-12 15:49:43)

0

4

Ариса Бритва

https://sun9-51.userapi.com/1GoCyU7tNxP13Lhc82mwwKJQLyLkUvTfIYtubQ/rE23e4UxFAo.jpg

Охотники… Они приходили и приходили, невзирая на опасность. Иногда в одиночку, иногда небольшими группками по двое-трое. Слабые, сильные, молодые, старые, с самыми разными способностями. Кто-то даже не уступал ей в скорости и владении мечом, кто-то превосходил в ниндзюцу. Но все они раньше ли, позже становились жертвами её клинков. Некоторые сдавались, видя её преимущество, и тогда она щадила их, позволяя жить, пусть и не так, как раньше. Многие гордо отказывались от щедрого предложения и либо отдавали жизнь за Змеиного Саннина, становясь кормом для его бывших подопытных, либо, тяжело раненные, отправлялись к «восьмёрке». Что с ними было после того, как их увозили, не знал никто из живущих в лагере, да и, по большому счёту, не хотел знать. Главное, они уже не беспокоили беглецов. С оставшимися говорил брат, убеждая выступать на стороне бывших подопытных. О, он умеет быть убедительным, когда ему это нужно! Правда, после его «собеседований» шиноби порой превращались в ходячие овощи, мало чем отличающиеся от сбежавших из лаборатории обитателей лагеря-деревушки.
Быть может, подобная участь ожидает и пришедших сегодня к лагерю охотников. Иори прислал донесение призывным зверем, в котором сообщалось о двоих шиноби – уродливом горбатом карлике (так и выразился проводник, что означало просто предельную степень отсутствия красоты у этого человека) и светловолосом мужчине с костяным мечом. «Очень необычное оружие у него», – подумала тогда Ариса, и предположила связь между мечом и способностями потенциального противника. Кстати, особых техник оба не демонстрировали, ограничиваясь в пути стандартным набором дзюц. Но, судя по описанию, светловолосый в дуэте владеет приёмами ближнего боя, а его обращение с пойманной ядовитой тварью наводит на размышления о медицинской специализации. Уместные навыки для того, кому приказано обезвредить или убить беглецов. Он описывался опытным и ловким, и это пробуждало к нему интерес у куноичи. Ей всегда было интересно испробовать силы в бою с мечником, таким же, как она. Карлик же оставался полнейшей загадкой для Иори. Он отличался подозрительностью и осторожностью, граничащей с паранойей. Казалось бы, обычное дело для ниндзя, но если об этом упоминает проводник, значит, низкорослый горбун действительно слишком уж печётся о собственной безопасности, не доверяя никому и ничему.
«То-то он удивился отсутствию дозоров на подступах к лагерю», – невесело подумала девушка.
Со стороны и впрямь могло показаться, что беглецы почти не заботятся о собственных жизнях. Простенькие ловушки вряд ли остановят хороших шиноби, да они и не предназначались для людей. В лесу полно диких животных, и именно против них Иори расставил вокруг лагеря разнообразные капканы, призванные скорее отпугнуть незваных гостей, нежели причинить вред. Попробуй навреди обычной взрывной печатью, скажем, гигантской обезьяне размером с двухэтажный дом или тридцатиметровой змее. Зато громкий хлопок, непривычный для лесных зверей, отгонит их от лагеря.
Ариса с удовольствием выставила бы и дозоры, и провела сигнальный контур, да где взять людей? Более того – специалистов, умеющих ставить печати. Живущие здесь беглецы представляли собой жалкое скопище бездарных калек. Когда-то, до того, как попасть в лаборатории Орочимару, они, может, и могли кое-что, но опыты сделали из них беспомощных существ, доживающих свой век. В лучшие годы они и в подмётки не годились близнецам, а сейчас и вовсе превратились в ничтожеств. Размышляя о них, куноичи злилась и одновременно испытывала к ним странное для себя чувство сострадания. Ведь пройдёт немного времени, и, скорее всего, она станет такой же развалиной. Постепенно, день за днём, неделя за неделей, в ней разрасталась смерть. Силы уже начали покидать молодое, гибкое тело. Сколько ей осталось до такого же состояния, в котором пребывает брат? Месяц, два? Полгода? Сперва ослабнут мышцы. Потом… нет, она не хотела смотреть в будущее. Лидер «восьмёрки» обещал помочь, и она верила ему. Что ей ещё оставалось? Глядя на спящего брата, бледного, исхудавшего, со впалыми щеками и глазами, Ариса плакала от бессилия, злости и ненависти.
«Это сделает вас опаснее, – утверждал медик, вкалывая им подозрительное вещество в убежище. – Распоряжение Орочимару-сама. Он хочет видеть вас более сильными, самыми сильными в Стране Рисовых Полей».
В чём-то проклятый медик оказался прав. Близнецы действительно стали опаснее. В какой-то мере. Но какой ценой… Куноичи раз за разом задавалась вопросом – неужели Змеиный Саннин, коего они с братом так любили и готовы были ради него отдать свои жизни, обрёк их на страдания и гибель намеренно? Чем они заслужили такую незавидную участь? Они же никогда не подводили Орочимару-сама, а он даже не пытался спасти их, вытянуть из болота, в которое сам же и засунул. В конце концов, близнецов признали «неудавшимся экспериментом» и поместили в подземную тюрьму для жертв опытов.
Однако, Акихико, её родной брат, придерживался иного мнения. Он принял судьбу с фатализмом, присущим лучшим творениям владыки Отогакуре. «Если на то воля Орочимару-ками, я подчиняюсь», – склонил он голову пред его посланниками, явившимися, дабы доставить его с Арисой в камеры. Даже подняв бунт и сбежав, он не обронил и слова плохого о Саннине и его методах, и сестре советовал оставить бессмысленную обиду. «Зачем же ты согласился на побег, раз так считаешь?» – вопрошала девушка. Брат лаконично отвечал: «Хотелось пообщаться с тобой напоследок, а другого способа не придумал».
Вся оборона лагеря держалась на плечах Арисы и частично Иори. Когда проводник сообщил, что сегодня приведёт охотников, куноичи обрадовалась. В лесу она скучала по настоящим битвам. Вид спящего брата навевал недобрые воспоминания и чувства, окружающие её калеки вызывали жалость и презрение одновременно. Она терпела прочих бывших подопытных лишь из-за рекомендации «восьмёрки». Дескать, они будут полезны в качестве подсобной рабочей силы и маскировки. Будь её воля, девушка бы давно прекратила мучения беглецов.
В день появления у лагеря чужаков она притащила к воротам громадного кабана и как раз разделывала его. О пришельцах ей сообщил шорох в ветвях, характерный для затаившихся хищников. Она отвлеклась от разделки туши и посмотрела туда, откуда раздался звук, а затем помахала рукой с мечом, приглашая шиноби выйти из укрытия. Охотники не заставили себя ждать. Вскоре куноичи благодаря острейшему слуху различила приглушённый негромкий голос, скорее, даже шипение, после чего из ветвей к ней выпрыгнул горбатый карлик с бубенцами на запястье. Воткнув оружие в землю перед собой, он поднял руки и сделал ещё несколько шагов.
Отбросы! Орочимару-сама дает еще один вам шанс,  в вашей бесполезной жизни есть один шанс, сложите оружие и добровольно проследуйте в свои зоны изоляции, в этом случае ни кто не пострадает, – потребовал посланец Змеиного Саннина.
– У, как с тобой всё запущено, – покачала длинноволосой головой Арису. В дерзости пришельца не было ничего необычного. Большинство прислужников Орочимару-самы вели себя так же, будучи раскрытыми. Некоторые из них оправдывали своё поведение силой. Но в основном охотники терпели поражение быстро и бесславно. «Скорее всего, карлик выслал на разведку клона. Брат поступил бы так же на его месте. Он ведь осторожен. Да и вызывающе ведут себя преимущественно клоны, у оригиналов хватает ума не провоцировать врага, глядя ему глаза в глаза. И с ним я должна вести беседу, предлагать жизнь? О, если бы не моё обещание «восьмёрке», быть бы тебе уже мёртвым, маленький уродец». Куноичи заговорила чуть громче: – Отбросы, говоришь? Да, мы отбросы Великого Змея. Его дерьмо. Нас использовали и обрекли на медленную смерть в... как ты выразился, изоляции? Смешное слово. Сколько себя помню, нас почти всегда, от рождения, держали в убежище, и изредка выпускали ненадолго под присмотром старших в большой мир, чтобы мы отточили наши навыки на практике. Мы были неуловимы, веселы, самоуверенны и убивали без жалости всех попадавшихся на пути. Мы пребывали в иллюзии свободы, не зная иной жизни, кроме как служения Орочимару-саме, и жаждали лишь одного: его похвалы. Хотя, нет, вру. Ещё мы хотели убивать. Только эти две вещи приносили нам удовольствие. Мы считали себя непобедимыми. Наивно думали, что наше превосходство и любовь Великого Змея пребудет с нами вечно. Но как же мы ошибались! Подойди ближе, маленький уродец, не бойся. И позови своего товарища. Я не собираюсь вредить вам, пока вы сами того не пожелаете. Я просто хочу поговорить.

Как говаривал один шиноби в глубокой древности – нет ничего предосудительного в предательстве. Предать может при определённых обстоятельствах почти любой. Предосудительно не ожидать предательства.
Не то, чтобы измена проводника застала Иссина врасплох. Он не исключал такой вероятности, но всё равно, по сути, признание Зверя в работе на беглецов оказалось внезапным. Всади он нож в спину отовцам, было бы понятнее, а так он потерял преимущество, словно на самом деле близнецы не собирались делать им ничего плохого и просто желали побеседовать.
Тору отреагировал как и положено в сложившейся ситуации. Направив на проводника указательный палец (очевидно, некая техника), он второй рукой достал наручники и напальчичники и, кинув под ноги Иори, приказал их надеть.
Что же, почему бы и не поговорить, – прошипел он, сложил печати, и подле него возникли три его копии. Одна подняла руки и нацепила себе на запястье бубенцы, таким образом отличившись от остальных, после чего спрыгнула с дерева и направилась к воротам лагеря. Напротив девушки клон сбросил снаряжение, воткнул оружие в землю, демонстрируя согласие с приглашением поговорить, сделал ещё несколько шагов и остановился.
Отбросы! Орочимару-сама дает еще один вам шанс,  в вашей бесполезной жизни есть один шанс, сложите оружие и добровольно проследуйте в свои зоны изоляции, в этом случае никто не пострадает, – громогласно объявил он волю Змеиного Саннина.
Двойник явно провоцировал беглянку, добиваясь атаки. В сущности, оба шиноби не знали, на что она способна, из-за чего имелась необходимость в разведке боем, и лучше её проводить, используя клонов. Кагуя не давало покоя предупреждение о нежелательности вхождения в ближний бой с близнецами, и он надеялся, что стычка с клоном объяснит это. Однако, вместо нападения девушка извергла целую речь о горькой судьбе подопытных Орочимару-самы.
Будем импровизировать? – расплылся рот настоящего Хозуки в кровожадном оскале предвкушающего резню чудовища. Выглядело это… жутко. Из всех подобных ухмылок у Тору была, пожалуй, самая страшная. Вкупе с нестандартной внешностью создавалось впечатление, что Мясник готовился сожрать кого-то. Впрочем, не исключено, так и есть.
– Нужно обойти их хутор и найти бреши в обороне, если таковые имеются, – ответил Иссин напарнику, не сводя глаз с напрягшегося Зверя. Костяной меч будто бы сам впрыгнул в руку. Иори неподвижно застыл, сверля недобрым взглядом Хозуки. От проводника нужно избавиться, но это может привлечь внимание Арисы и спровоцировать её атаку по находящимся на дереве отовцам, а кто знает, какими способностями она обладает? - Пусть ваш клон обойдёт селение, а мы побудем пока здесь, Тору-сан. Приглядим за нашим Иори и послушаем, чего хочет девушка. Её говорливость нам на пользу.
Впрочем, и без лишних разговоров Кагуя прекрасно понимал, чего добивается беглянка. Ей выгодно перетянуть на свою сторону прибывших по её душу охотников, или хотя бы выиграть время для подготовки к атаке. С другой стороны, она могла быть уже готова, иначе не стала бы приглашать отовцев к беседе. «Проклятый предатель», - скрипнул зубами Широтсуме, глядя на Зверя. Он привёл их прямиком в ловушку! И отсутствие охраны возле деревни тому доказательство.

Отредактировано Kaguya Issin (2020-05-05 21:00:07)

+1

5

- У, как с тобой всё запущено, - покачала длинноволосой головой блондинка и добавила чуть громче: - Отбросы, говоришь? Да, мы отбросы Великого Змея. Его дерьмо. Нас использовали и обрекли на медленную смерть в... как ты выразился, изоляции? Смешное слово. Сколько себя помню, нас почти всегда, от рождения, держали в убежище, и изредка выпускали ненадолго под присмотром старших в большой мир, чтобы мы отточили наши навыки на практике. Мы были неуловимы, веселы, самоуверенны и убивали без жалости всех попадавшихся на пути. Мы пребывали в иллюзии свободы, не зная иной жизни, кроме как служения Орочимару-саме, и жаждали лишь одного: его похвалы. Хотя, нет, вру. Ещё мы хотели убивать. Только эти две вещи приносили нам удовольствие. Мы считали себя непобедимыми. Наивно думали, что наше превосходство и любовь Великого Змея пребудет с нами вечно. Но как же мы ошибались! Подойди ближе, маленький уродец, не бойся. И позови своего товарища. Я не собираюсь вредить вам, пока вы сами того не пожелаете. Я просто хочу поговорить.
Клон на всю эту тираду подумал: «Хм, что она говорит? Она совсем дура? Свобода это смерть, свобода это боль, служение Орочимару-саме вот истинное счастье».

Тем временем на опушке леса:
- Нужно обойти их хутор и найти бреши в обороне, если таковые имеются, - ответил Иссин напарнику, не сводя глаз с напрягшегося Зверя. Тот неподвижно застыл, сверля недобрым взглядом Хозуки. От проводника было нужно избавиться, но это могло привлечь внимание Арисы и спровоцировать её атаку, а кто знает, какими способностями она в действительности обладает? - Пусть ваш клон обойдёт селение, а мы побудем пока здесь, Тору-сан. Приглядим за нашим Иори и послушаем, чего хочет девушка. Её говорливость нам на пользу.
Мысли оригинала понеслись вскачь – "Любые наши перемещения, любые наши действия стоит скрыть от этого ублюдка зверя, непонятно, каким именно каналом связи обладает наш «проводник», но то что блондинка засекла наш подход говорит о многом, это может быть, как условленные крики лесных зверей, так и что-то связанное с техниками чакры. Впрочем, это не важно нужно использовать это во благо, в долговременной игре в таких случаях, мы начинаем сливать дезинформацию (устойчивый паттерн), попробуем то же провернуть и в короткой".
Оригинал Хозуки Тору повернулся к напарнику и подмигнул ему.
«Надеюсь он поймет, что это дезинофрмация, и надеюсь что он тоже не предатель, впрочем, последнее уж очень маловероятно, хотя если это игра Орочимару-самы?»
Этот жест не должен был увидеть зверь.
- Что же делать? Нам нужно отступать? В голосе Тору была не поддельная тревога
- Пожалуй, вы правы, - согласился Иссин на внезапное предложение товарища, оглянулся, дабы убедиться, что поблизости никого нет. Зверь, по-прежнему стоял неподвижно и не сковал себя наручниками. Похоже Широтсуме так же ищет, выход из ситуации в которую они попали, ну или же он просто остолбенел от стресса.

Тем временем у ворот хутора:
Клон зло усмехнулся.
- Ну говори... Блондиночка. И зачем тебе мой напарник ? Убеди хотя бы меня...
Пока я вижу лишь одно отличие между нами. Между отбросами и не отбросами. Клон выделил последнее слово.
- И знаешь какое между нами отличие? Он вздохнул.
- Мы умели, у б и в а т ь. Мы упивались каждым убийством, и не теряли головы.
«О да, и я лучший, в этом сучка!» - произнес мысленно он, нет он не был в этом уверен на сто процентов, но немного уверенности, когда тебя возможно убьют через пару секунд не помешает.
- Между нами действительно есть отличия, - осклабилась Ариса.
- И не те, о которых ты подумал, малыш.
«О чем это она?»
Клон стоял вроде бы спокойно, но вместе с тем издавал звон бубенчиков.
«Ксо, ксо, где же ветер? Еще чуть, чуть…» Они продолжали и продолжали звенеть, несмотря на отсутствие ветра, и похоже начинали раздражать куноичи. К тому же, в таком необычном поведении колокольчиков она заподозрила неладное.
- Мы никогда не теряли голову, убивая врагов, - произнесла девушка, глаза её опасно сузились.
- Разница между нами в том, что мы - отработанный материал, мусор. А вы ещё не поняли, что мы - отражение вашего будущего. Посмотри на себя, маленький уродец. Ты всем обязан Орочимару-саме - жутковатой внешностью и, скорее всего, не менее жуткими способностями, раз уж тебя отправили за нами. Ты никогда не задумывался, почему Великий Змей создал тебя именно таким? Почему не одарил красотой, как меня? Да Иори по сравнению с тобой красавчик! И за это ты тоже благодарен нашему создателю? Подумай, за что он так обошёлся с тобой? Если он благ, почему обрёк тебя на мучения? Ведь твою жизнь не назовёшь счастливой.
Это был удар с отягом, и прямо по яйцам, но у Тору уже, конечно, был готов ответ, вымученный долгими, бессоными ночами, - Орочимару-сама создал его таким, что бы он сам достиг и внешнего совершенства, и внутренней красоты, гармонии, ведь Орочимару-сама показал путь, как можно исправить внешность, техниками шиноби, и получить практически любую. Так Хозуки Тору будет развиваться и достигнет своего завершения. Если быть точным,  то оно состоится в параллельном развитии двух цветов - в том смысле, что свойства внутреннего и внешнего придут в равновесие друг с другом и достигнут совершенства.  Но этим знанием делиться с врагом он не был намерен, вести панибратские беседы, убеждать ее вернуться в лоно великого Орочимару-саме, нет Тору пришел за ней. За живой или мертвой. Пока эта женщина находится в  прицеле его глаз, Орочимару-сан может быть доволен. Он не свернет с пути.
Колокольчики звенели, и мелодичный звук их разносился по лесу, пробуждая в ком-то страх, а в ком-то надежду и сладостные грёзы о безмятежном существовании. Бывшие подопытные отвлеклись от работы, застыв статуями с оружием в руках.
- Прекрати звенеть своими бубенцами, - почти прорычала куноичи.
- Или я убью тебя.
- Иори, - окликнула она проводника, - если немедля не спустишься сюда с нашими гостями, я рассержусь.

Тем временем на опушке леса:
Тем временем два клона которые сторожили зверя, на слова Арисы про спуск, среагировали адекватно, насколько адекватно реагируют, ненормальные клоны психа-убийцы на задании по убийству. А именно, от одного понеслась мощная звуковая волна, а второй используя стиль бесшумного убийства и гидратацию попробовал порезать глотку зверю, и воткнуть кунай ему в печень.
«О какие, эти сладкие моменты жизни, когда-ты приближаешься к противнику, и он знает, что умрет!»

Мягко как, через воду кунай прошел через глотку, и так же мягко как стержень молодого влюбленного прорывает преграду его возлюбленной прорвал нежный лоскуток кожи и устремился к печени зверя. Тело задрожало, уже не подчиняясь мозгу, пытаясь уйти, уйти от нестерпимой боли. Но уже все кончено, брезгливо отступив от потока крови, клон взирал на мертвое тело недавно бывшее живым человеком. Предосторожность не лишняя, мало ли вдруг он с близнецами имел близкие контакты второго рода? Клон наносил удары уже в мертвое тело. Удар еще удар и вот Йори буквально висит на дереве распятый кунаями, последний кунай пригвоздил его достоинство к дереву. Не помешала бы еще хорошая надпись, но время есть лишь на то чтобы совершить тоже самое с ручным хорьком предателя. Новый удар кунаем в живот, и все кончено. Лишь послышался жалобный писк, как будто зверек умолял о пощаде. Не помиловать его! Клон с омерзением ощутил, как быстро истек тот кровью. «И правда, хорьку вонючке, хорьковая смерть!» Оригинал не прекращает аплодировать всему этому только когда появляется туман, задевает сенбон.
Едва Зверь был атакован звуковой техникой, Кагуя выхватил костяной меч и переместился прыжком на нижнюю ветку, чтобы быть ближе к Иори и перехватить его, если тот каким-то образом попытается уйти
Иссин наблюдал за ситуацией, готовый в любой момент вмешаться в бой вместе с Тору. Драться не стремился - его интересовало, что произойдёт с клоном, напрямую столкнувшимся с целью, да и в ближний бой вступать не рекомендовалось.

Тем временем у ворот хутора:
- Ха-ха-ха, - рассмеялся клон у ворот, аплодируя себе руками, создавая эффект звона. Из какого то дома послышалось ему что-то вроде обрывок песни,
- сложи, же, сложи же печати скорее.
Не обращая внимание на это он продолжал.
- Дура блондинистая! Ты могла бы послужить интересам Орочимару-саме, если бы вернулась в лабораторию. Но ты послужишь нашей подстилкой - сучка. Он рассмеялся своей шутке оглянулся назад где уже послышались аплодисменты зрителей в лице оригинала. Он шутливо поклонился звеня бубенцами - безумный Арлекино.
- А вот это не тебе решать придет ли сюда твой зверёк. Зная себя, скажу, твой зверек уже мертвт. Впрочем, зато я убью тебя. Клон поднял руку вверх в известной стойке мечника тумана.
- Искусство ниндзя - искусство тумана. Местность вокруг затянуло непроницаемой пеленой тумана. Он метнул бубенчики в одну сторону. Сам же прокусил губу и метнулся в другую. Забор не проблема для шиноби. Так что он перепрыгнул его и используя леску и технику бесшумного убийства начал собирать дань жизни с подопытных.
В данный момент Хозуки Тору удалось заинтересовать Арису, ведь не что так не привлекает молодых девушек, как смертельная опасность, особенно, если она грозит им.
«Так, то!» Не смотря на грозившую ей смертельную опасность, она выглядела довольно обеспокоенной, и будто бы причина ее беспокойства, не предстоящая схватка, а что-то другое. Блондинка забросила один из мечей в ножны за спиной и метнувшей в ветви, где скрывался Хозуки, кунай со взрывной печатью, а сама девушка рванула в деревню, на ходу складывая печать активации.

Тем временем на опушке:
Хозуки Тору (оригинал) заметив летящий в него кунай, ответил на это потоком воды извергнутым из рта, в который и угодил кунай, вода также и частично поглотила взрыв.
Его обдало приятными брызгами воды, но в целом вода поглотила взрывную волну, а вот его напарника едва не сбросило с дерева воздушной волной, но тот удержался, схватившись рукой за трещину в толстой древесной коре ствола. Кунай со взрывной печатью предназначался для Хозуки, находившегося выше, и взрыв не нанёс его напарнику значительного вреда. Лицо Иссина, еле успевшего прикрыться рукой с мечом, всё же хлестнуло кусочками древесины, оставив царапины на щеке и скуле. К счастью, этим урон, нанесённый ему, исчерпывался.
Что же тактика ударь и беги - отличная тактика, тем более что тайная операция провалена. Что же пришла пора действительно сильных техник, время вложиться в последний удар...

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Hozuki Toru (2020-05-13 12:13:03)

+1

6

Ариса Бритва

Клон – в этом Ариса была почти уверена, не станет же нормальный человек провоцировать её – зло усмехнулся. Она прекрасно читала намерения врага. Он наверняка подослал клона, чтобы тот вынудил её показать, на что она годна, сам же сидит в укрытии и следит за развитием событий, осторожный, как и говорил о нём Иори.
Ну говори... Блондиночка. И зачем тебе мой напарник ? Убеди хотя бы меня... Пока я вижу лишь одно отличие между нами. Между отбросами и не отбросами. – Клон выделил последнее слово. – Мы умели, убивать. Мы упивались каждым убийством, и не теряли головы.
– Между нами действительно есть отличия, – осклабилась Ариса. С каждым словом, исторгаемым из рта уродца, ей всё сильнее хотелось заткнуть его. Например, его же сердцем. – И не те, о которых ты подумал, малыш.
Её собеседник стоял вроде бы спокойно, но вместе с тем издавал звон бубенчиков. Они продолжали и продолжали звенеть, несмотря на отсутствие ветра, и начинали раздражать куноичи. К тому же, в таком необычном поведении колокольчиков она заподозрила неладное.
- Мы никогда не теряли голову, убивая врагов, - произнесла девушка, глаза её опасно сузились. - Разница между нами в том, что мы - отработанный материал, мусор. А вы ещё не поняли, что мы - отражение вашего будущего. Посмотри на себя, маленький уродец. Ты всем обязан Орочимару-саме - жутковатой внешностью и, скорее всего, не менее жуткими способностями, раз уж тебя отправили за нами. Ты никогда не задумывался, почему Великий Змей создал тебя именно таким? Почему не одарил красотой, как меня? Да Иори по сравнению с тобой красавчик! И за это ты тоже благодарен нашему создателю? Подумай, за что он так обошёлся с тобой? Если он благ, почему обрёк тебя на мучения? Ведь твою жизнь не назовёшь счастливой.
Колокольчики звенели, и мелодичный звук их разносился по лесу, пробуждая в ком-то страх, а в ком-то надежду и сладостные грёзы о безмятежном существовании. Бывшие подопытные отвлеклись от работы, застыв статуями с оружием в руках.
- Прекрати звенеть своими бубенцами, - почти прорычала куноичи. - Или я убью тебя. Иори, - окликнула она проводника, - если немедля не спустишься сюда с нашими гостями, я рассержусь.
- Ха-ха-ха! – рассмеялся клон у ворот, аплодируя себе руками и создавая эффект звона колокольчиков. - Дура блондинистая! Ты могла бы послужить интересам Орочимару-саме, если бы вернулась в лабораторию. Но ты послужишь нашей подстилкой - сучка. – Он рассмеялся и оглянулся назад, после чего шутливо поклонился, звеня бубенцами. – А вот это не тебе решать придет ли сюда твой зверёк. Зная себя он как раз его добивает. Впрочем как и я тебя.
Ариса представила, как её мечи входят в живот карлика, продвигаются вверх, перекрещиваясь внутри грудины и разрезая внутренности, заливая всё внутри кровью, затем высовывают алые жала кончиков-языков из спины, аккурат между рёбер. Лёгкое движение, и грудная клетка уродца вскрывается, расплёскивая кровь и зловонное содержимое кишечника, словно кошмарные крылья. Однако, охотник ещё жив. На его губах пузырится алая пена, он хрипит, силясь что-то сказать, отступает на пару шагов и валится в пыль лесной тропы, ведущей к воротам. А она, счастливо улыбаясь, запускает ему руку в ужасную рану и вынимает оттуда трепыхающееся испуганным зверьком сердце, соединённое почти неповреждёнными сосудами с телом. «Твои речи так дерзки, – говорит она, упиваясь страданиями уродца. – Попробуем-ка на вкус твоё сердечко и узнаем, так ли оно отважно, как дерзок твой язык!» Показав карлику его, она начинает резать орган – аккуратно, кусочек за кусочком, пока мелкий поганец не начинает терять сознание. Затем заталкивает кусочки ему в рот и ест сама, смеясь.
На лице куноичи проявилась тень мимолётного наслаждения. Она привыкла претворять свои фантазии в жизнь, и ломать себя из-за глупого обещания было так неприятно, чуть ли не больно на физическом плане. Будто вольную птицу поместили в тесную клетку, где нельзя ни распрямиться, ни расправить крылья.
Иори, возможно, и впрямь убивали в эти секунды. Он никогда не отличался особой сообразительностью, зато был безрассудно смел и столь же предан, словно большой бойцовый пёс, который положит жизнь за хозяев, бросившись на тигра. Зверь не использовал клонов, полагаясь на свои умения и призывных зверей. Сожалела ли Ариса о его возможной гибели? Сейчас - нет. Потом, разобравшись с пришельцами, девушка даже пустит скупую слезу над его телом, как над верным питомцем, отдавшим жизнь ради неё. Но не более. Он знал, на что шёл.
В данный момент куноичи больше занимал злой карлик перед ней. Её острый слух* уловил звуки аплодисментов, раздающиеся с ветвей, откуда явился отовец. Там до сих пор сидел ещё минимум один охотник. Нет, их на дереве несколько - кто-то аплодировал, а кто-то наверняка занимался Иори. Клоны? Другие ниндзя? Его напарник скрывается, вероятнее всего, именно на дереве.
Звон колокольцев прямо заявлял об опасности. Звуковые техники являются особенностью Отогакуре, с их помощью опытные шиноби наводят иллюзии и просто уничтожают врага. На разрушительное дзюцу звон не походил, а вот на гендзюцу... Однако, выводы делать рано. Не произошло ещё ничего, выходящего за рамки логики.
Незнакомец принял стойку мечника Кири, провозгласив используемое дзюцу, и местность заполнилась густым туманом, скрыв участок леса, ворота и часть лагеря. "Не может быть! - промелькнуло в сознании Арисы. - Вот так совпадение? Или нет?" Тем временем звук колокольцев резко переместился в одну сторону, а в противоположной раздался едва слышимый шорох у частокола, затем короткий всхлип - кого-то уже убивали в деревеньке. "Нет, нет, нет! Запах крови разбудит брата! Этого нельзя допустить!" - вспыхнуло в мозгу куноичи, забросившей один из мечей в ножны за спиной и метнувшей в ветви, откуда аплодировал неизвестный, кунай со взрывной печатью, а сама девушка рванула в деревню, на ходу складывая печать активации**. Грянул взрыв в том месте, где должен был находиться враг (оригинал). В следующий миг девушка, резко притормозив и следя за обстановкой, сложила печать*** и выдохнула облако плотного тумана, полностью скрывшее деревушку. Удерживая печать, куноичи прислушалась. Её окружали звуки - топот бегущих врассыпную больных, стук безумно колотящихся от страха сердец... Но хотя бы пропал раздражающий звон бубенцов.
Только сейчас Арису осознала, что её одурачили - поблизости нет источника воды, и для создания техники тумана необходимо выпускать его изо рта, чего карлик не сделал. Сопоставив факты, девушка поняла - его туман всего лишь иллюзия, и отовец, возможно, не имеет никакого отношения к Киригакуре, в отличие от неё и её брата.

Использованные техники: *Бесшумное убийство, **Взрывная печать: активация, ***Техника сокрытия в тумане

Хозуки хитро подмигнул Кагуя, но так, чтобы не видел Зверь.
Что же делать? Нам нужно отступать? – В голосе Тору слышалась тревога.
- Пожалуй, вы правы, - согласился Иссин на внезапное предложение товарища, и оглянулся, дабы убедиться, что поблизости никого нет. У Хозуки был план действий, вопрос только в том - был ли он правильным, учитывая ситуацию? А она принимала дурной оборот, и отступить в данном случае не казалось такой уж плохой затеей. Только вот уйти не даст Зверь, по-прежнему стоящий неподвижно и не сковавший себя наручниками. Разум Широтсуме прорабатывал массу вариантов действий, ища наиболее подходящий. По всему выходило - придётся принять бой, причём не на их, охотников, условиях.
Изначально Кагуя рассчитывал подобраться вплотную к логову беглецов, вызнать, сколько их, какими способностями обладают, спровоцировать небольшое столкновение, чтобы выяснить предел их сил, а уже потом атаковать всерьёз, используя полученные знания об уязвимостях противника. Сейчас этот нехитрый, в общем-то, замысел летел коту под хвост. Хорошо, если клон заставит Арису раскрыться. А если его устранят единственной атакой? Впрочем, плохой результат тоже результат. Больше Иссина угнетало отсутствие слаженности в действиях между ним и напарником. Дзюцу Хозуки до сих пор оставались для него по большей части загадкой. Мясник наверняка умел применять дальнобойные (относительно) техники стихии воды, и именно они могли стать наиболее действенным оружием против брата и сестры. С другой стороны, хватит ли Тору чакры на сразу двух противников? Когда запасы его покажут дно, наступит черёд Широтсуме действовать. Единственная надежда в таком случае останется на костяные пули. Не ахти какая атака, но иной дистанционной техники нет, не считая… нет, о столь мощном и чакрозатратном дзюцу лучше пока не думать.
Едва Зверь был атакован звуковой техникой, Кагуя выхватил костяной меч и переместился прыжком на нижнюю ветку, чтобы быть ближе к Иори и перехватить его, если тот каким-то образом попытается уйти.
Проводник не ушёл. Он, очевидно, будучи парализованным, продолжал стоять, только по виску его скатилась капля пота. Плоть на горле разошлась под лезвием куная, выпуская наружу перерезанную гортань и фонтан ярко-алой артериальной крови. Послышалось бульканье, с которым воздух порывался выйти из-под кровавой плёнки, Зверь, наконец, вздрогнул и тут же получил удар в печень, отчего непроизвольно согнулся, словно в поклоне собственному убийце, и завалился на бок, содрогаясь под всё новыми и новыми ударами клона Хозуки.
«Он впрямь мясник», – невольно подумал Иссин, наблюдая, как двойник Тору буквально пригвождает истерзанный труп к дереву кунаями. В довершение клон проткнул гениталии Зверя, что, по мнению Широтсуме, было совсем уж лишним. Вместо того, чтобы глумиться над предателем, можно заняться куда более уместным в данной ситуации делом. Например, поддержать оказавшегося в хуторе-лагере собрата, атаковав куноичи с расстояния по-настоящему убойной техникой. У двоих, пусть и клонов, всегда больше шансов на победу, нежели у одного.
Тем временем клон у ворот также начал действовать. Встав в стойку, он воскликнул название техники и окутал себя и местность вокруг плотным туманом. Куноичи отреагировала почти мгновенно. Она размытым пятном метнулась под защиту частокола, в хутор, перед тем, однако, успев метнуть кунай, за которым мелькала привязанная к рукояти взрывная печать.
Иссин наблюдал за ситуацией, готовый в любой момент вмешаться в бой вместе с Тору. Драться не стремился - его интересовало, что произойдёт с клоном, напрямую столкнувшимся с целью, да и в ближний бой вступать не рекомендовалось. Он понял, что клон использовал гендзюцу, поскольку тот не выдул туман изо рта, и закусил до крови губу, вызвав тем самым боль и развеяв иллюзию.
Тору также заметил бросок куная с взрыв печатью и ответил струей воды (техника создания водоема), что остановила бросок куная и отбросила его в противоположную сторону. Взрыв кибакуфуды практически не задел Широтсуме, правда, его едва не сбросило с дерева воздушной волной, но он удержался, схватившись рукой за трещину в толстой древесной коре ствола. Кунай со взрывной печатью предназначался для Хозуки, находившегося выше, и взрыв не нанёс его напарнику значительного вреда. Лицо Иссина, еле успевшего прикрыться рукой с мечом, всё же хлестнуло кусочками древесины, оставив царапины на щеке и скуле. К счастью, этим урон, нанесённый ему, исчерпывался.

0

7

Пришло время козырей. Наш шиноби последовал за водой спрыгнув с дерева. «Я понимаю, наше положение не выгодно, но поэтому и стоит предоставить нашим противникам занятие… А мы, мы уйдем, уйдем далеко и я восстановлю чакру, к слову почему мой союзник не сражается? Не время думать, подальше от этого места мы можем принять бой на моих условиях». Все это пронеслось в голове меньше чем за секунду, а дзенин уже начал действовать: Тору в полете закинул в рот пилюлю чакры, и чувствуя, как по телу разбегается огонь чакры, создал клона, который слился с потоком воды, недавно извергнутой для защиты от куная. Слившись с водой клон принял вид напоминающую демоноподобную рыбу, из вида пираний, с огромными зубами и одним рогом из воды. В таком виде он устремился на хутор, ломая деревья. Размер волны был примерно равен биджу, так что сокрытие в тумане не должно было спрятать Куоноичи. Клоны (первый и второй) попрыгали на волну и клон управляющий волной бережно подхватил их. Волна несла их словно драгоценную ношу, первого он подхватил раньше, того что орудовал в хуторе чуть позже. Убьют они бледную стерву или нет дело десятое - сейчас время отступления решил Хозуки. Он бросил горделивый взгляд вслед волне и показал языком жестов его напарнику, что он выходит из боя, и устремился в сторону противоположную той откуда раздавались крики погибающих.

Оригинал вспомнил как он осваивал эту технику во время своего жестокого обучения у наставника:

Флешбек освоение техники

Тогда Орочимару-сама сама встретил их в одном из убежищ передал свиток с некоторыми техниками которыми владел его дед, и сказал, - удивите меня, господа! Хозуки недолго думая выбрал для изучения самую мощную технику. Ама-но-дзаку посмотрел, на него покачал головой и сказал: "Бака, какой же ты бака!" Впрочем, отговаривать своего подопечного он не стал. И тот вместо сна, вместо развлечений, вместо всего, в течении месяца втягивал в себя торнадо, смешанное с болью, и, пытаясь вдохнуть в свое тело как можно больше чакры. Он пытался сливаться все с большим и большим количеством воды и однажды из-за своей неорганизованности чуть не утонул в водопаде почти полностью лишенный чакры. Наставник выловил его бесчувственное желеобразное тельце и хорошенько отпоил чакровостнавливающими зельями, а потом, когда юный генин пришел в себя, как следует отметили его. «Да помни,— сказал наставник,— у тебя был хороший учитель». Да характер у него был хороший, твердый и резкий, как бритва. Так что не будь Хозуки, Хозукой, закончилось бы обучение порезанной глоткой. А так он получил высокие оценки  и положение. Вот так, Хозуки-сан, не так уж и плохо, особенно в нашем нелегком веке. Орочимару сан сказал потом, когда увидел освоенную технику: "Благодаря таким, как Хозуки-сан, мы очень быстро наращиваем нашу мощь и знания". Поэтому техника Стихии Воды: Закопанная Шляпа Ворона-Птенца, вызвала у него особенные теплые чувства, а как ему нравились разрушения, которые она причиняла!

"Жаль я этого не увижу в этот раз,в прочем возможно я вернусь и посмотрю на это своими глазами... скоро. А пока оставлю-ка я все веселье своим клонам, по мне так честный обмен. Веселье на возможную жизнь и смерть"

Настоящее время в хуторе
Тем временем в хуторе, горделивая блондинка видимо, что-то заподозрила, когда из далеко не утреннего тумана на неё вывалилась волна, похожее на порождения бредового, кошмарного сна. Она успела сложить цепочку печатей и извергнуть водную стену, но волна просто перехлестнула через нее, словно насмехаясь над ее усилиями. В глазах девушки отразилась волна, она была предвестницей ее гибели, но Ариса бритва еще не сдалась, нет! Стремительный Шуншин почти унес ее от опасности, именно почти. Неудачно отлетевшее сломанное бревно пронзило ее живот.
Что она думала? Перед тем как случайность, а это была именно случайность оборвала тоненькую нить ее жизни? Так ведь ее судьба теперь – уже не зависела ни от чего и нигде, в том числе и от ее желания. От ее собственной воли. Она уже никогда не почувствует себя свободной – ведь теперь ей все равно.... Не сейчас. На этот раз – нет. Смерть оплатила все ее долги, кроме долга перед старым, белым змеем. «О, как я могла так жестоко поступить, умереть? Ведь я так мало знала, так ничего и не поняла. Разве может этот опыт быть настоящим?" - возможно подумала она. Но волновало ли это тех бедолаг, которые увлеченные ее волей и силой сейчас громил Мясник? В те мгновения, когда она была уничтожена, им завладело самое большое желание, какое могло возникнуть в подобной ситуации, – смерть или Жизнь. А раз она уже мертва, значит, надо найти и убить ее брата.

Яростная ухмылка исказила лица всех трех клонов, и хотя телепатией они не обладали мысль была одна на всех – «Я же говорил тебе сучка, что ты ляжешь под меня! Если ты думала, что собираюсь тебя трахнуть, то ты и правда натуральная блонди. Я мечтал увидеть тебя под этой техникой, увидел, как она отутюжит твое милое личико, и так и вышло беби! Ну где там твой сброд?» Волна ворочалась, как медведь на пасеке, методично перемалывала дома, здания, заборы людей… Вдруг из остатков тумана раздался крик. Даже не так, крик, вой демона, разнеся над местными лесами, последние остатки тумана покинули развалины. Взору двух наездников на волне открылась жуткая картина - демон, безутешно рыдающий над телом сестры.
Выглядел он как помесь летучей мыши, помятой не ловкими детскими руками, на предплечьях, которой этот же шаловливый малыш прицепил, человеческие пальцы. Жуткая картина, хотя для Мясника одиннадцатого убежища, привычная, возможно даже обыденная. Но это было уже неважно, именно это была его заявленная цель. Впрочем, ничего страшного – это привычка, привычка доводить дело до конца. Вернее, почти привычка. Надо было спешить. Приближалось время столкновения. Как кунаи брошенные опытной рукой судьбы Акихико Изменненого и Хозуки Тору должны были пересечься, измениться и высечь сноп искр. Активировать всю эту технику, позволить ее злу расти, стать тем больше, чем будет больше Чакры в теле, и – как выражался его единственный друг стать всем не быв ничем. Если, конечно, конечно не пойти по другому пути. Сложить оружие спустить воду в ближайший овраг, и смиренно сложить повинную голову перед бешеным братом. Немного подождать, чтобы выполнить весь ритуал с самой глупой степенью готовности… Все это, конечно, было шуткой. Так бы Хозуки никогда не поступил, по крайне мере Хозуки Тору, может быть какой-нибудь другой Хозуки и проникся бы идеями не противления, но Хозуки был безумным зверем, что лишь радовался битвами с сильными противниками и возможностью разделать их тела, а потом уничтожить.

Акихико Изменённый, брат Арисы.

Акихико Изменённый, брат Арисы. Жертва экспериментов. Пребывает на втором уровне джуина Орочимару. Базовые параметры: ниндзюцу - 4, тай и сила - 1,5, интеллект и ген - 4, скорость 4, ручные печати 4, чакра 4.5.

Внешний вид

https://sun3-13.userapi.com/2xP7vx7S5QVJIMRKvwEbNO5dZ6bWlG2c1uZXnQ/QxO6TSDhHfM.jpg

Хозуки пронзили воспоминания - вырванные из детства картины.  Ариса умирала в прямом смысле слова в обнимку со своим любимым Братом. Хозуки же изгонял из памяти вид своего единственного друга, что так же умирал на его руках и чувствовал всю ответственность за то, что произошло. Демон и брат… Хозуки искренне считал, что его друг никогда бы не предал ни одного из своих друзей. Но если бы им не улыбнулась такая случайность, Хозуки сейчас висел бы вместо этой сестры, а свирепая ухмылка искажала бы ее рот, когда она вырезала его сердце... Клон Хозуки снова пережил нахлынувшую на него боль и смятение - он знал ответ на этот вопрос, но боялся открыть его своим товарищам. Единственный выход был один. Волна-Хозуки рванулась вперед.  Его нельзя было остановить, потому что он полностью владел собой. Свирепое чуство боя и долг шиноби погнали его вперед. Он не боялся. Не сомневался,  - живое, мыслящее оружие, упивающееся свой самостью.  Хозуки-волна преодолел последние метры, и второй клон (не слившийся с волной) был подброшен волной вверх и сейчас падал на тело Арисы и Акихико Изменённого, он бросил десяток кунаев в противника, если он увернётся кунаи примет мертвое тело Арисы.
«Будешь ли ты защищать ее? Пойдешь ли ты до конца ради светлой памяти? Ради того, что стало ее бренным телом?»
Акихико-демон видел как волна, вдруг подбросила пассажира, в воздухе доставшего оружие и собиравшегося метнуть его.
Он не собирался оставаться на месте. Изменённый прыгнул вверх на несколько метров, складывая ручные печати. Крылья его распахнулись за спиной, подняв ещё выше и дальше от направляющейся к нему волны. Тем временем летящие кунаи, промахнулись, (его противник ушёл от них прыжком вверх) и они угодили в безжизненный кусок мяса, в который превратилась некогда привлекательная молодая девушка.
"А ты молодец, почти как я, такой же ... красивый. Да и где ты еще такого найдешь? Поздравляю. Первый тест ты прошел, впрочем, главный тест ты давно провалил. Не стоило подводить моего обожаемого Орочимару-сама! Как ты посмел уйти от него? Ну, но зато он наградил тебя тем чего нет у меня! Ух, я б тебя, я б!.. ух ты ж! На крыльях! Ты осенён благодатью проклятой печати! Я счастлив... Видеть человеческий гений, высокое и прекрасное чувство! Погоди, еще не все! "
Тугая струя вырвалась изо рта демона и ударила в падающего клона. Тот не мог увернуться, находясь в воздухе, разве что использовать какую-нибудь хитроумную технику, но сложить печати не успевал. Он мог видеть, как струя, состоящая из алой... воды? - летит к нему, метя разрезать на уровне пояса пополам, и вонзается скальпелем в податливую водную плоть громадной волны, распространяя красноватые лохмотья внутри.
Что чувствуешь, идя на смерть? Осознанно и бесповоротно, без шанса на победу ты лишь бросаешься на лезвие ножа, чтобы дать товарищам немного времени чтобы убить противника. Прекрасный в своей сути Демон-близнец не очень-то впечатлил Клонов сколько таких было в убежище № 11 не пересчитать, не впечатлил их и его крик, вой, ярость, в Убежище № 11 это обычно означало, лишь одно или убей его сейчас, когда он не соображает, или если он чересчур силен, пересидеть и нанеси удар позже, сейчас Хозуки пробовал пойти обоими путями. А вот что впечатлило, так это скорость, с которой тот ушел от удара – «Так в ближний бой, пожалуй, не стоит соваться», между тем враг не медлил и нанес удар струей воды по падающему клону.
«Ну вот и все» мелькнула последняя мысль отражение карликового Хозуки, но он выполнил свой долг до конца, протянул руки к струе и не думая, нанес Удар…

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Hozuki Toru (2020-06-04 13:44:06)

+1

8

Ариса

Что-то надвигалось. Ариса слышала невнятный гул, точно по земле катилась гигантская, невероятная колесница с тяжеленными каменными колёсами, отчего земля в страхе мелко дрожала. Это не могло быть призывное животное. Нет, скорее всего, это техника, очень масштабная и... ужасающая. Подобная тем, какие применял порой брат, только значительно тише. Дзюцу брата ревели раненым чудовищем, а эта приближалась сравнительно тихо, судьбоносная в своей неотвратимости. Столько мощи чувствовалось в ней, что девушка невольно сравнила её с поступью тысяч и тысяч бегущих к ней тяжеловооружённых воинов. А она, всю свою жизнь считавшая себя неуязвимой для обычного оружия и множества дзюцу, вдруг впервые почувствовала свою беззащитность перед неведомой опасностью.
...Как тогда, много лет назад, она, голая девочка, стояла на помосте в центре подпольного рынка рабов, под взглядами десятков чужих людей...
«Нет! Я покажу им, кто сверху!» - вспыхнуло в мозгу, воля выплеснулась вереницей ручных печатей. Куноичи в следующий миг изрыгнула из себя поток воды, сформировавший стену*, однако, не прошло и секунды, как на неё обрушилось, казалось, всё мироздание в виде гигантской волны. Стена была сметена в мгновение ока, затем дошла очередь и до использовавшей в последний момент технику замещения** Арисы. Кусок дерева буквально раскололо и расплющило мощнейшим ударом, а щепки унесло дальше вместе с брёвнами, составлявшими основу разрушенного врагом частокола. Люди под волной не успевали даже вскрикнуть. Они погибали молча, с ужасом смотря на приближающуюся смерть. Постройки разлетались и подхватывались водой, и вскоре от хутора остались лишь деревянные обломки да разорванные и раздавленные управляемой стихией тела.
Но Ариса уже не видела этого. Она неподвижно лежала неподалёку от хутора, глядя в небо, и едва слышно смеялась, хотя смех и вызывал острую боль. Из её груди и левого бока торчали древесными пиками обломки балок и реек, неудачно попавшиеся ей на пути. Она почти избежала близкого знакомства со смертоносной волной, однако, разлетающиеся во все стороны обломки достали её.
«Какая ирония, - думала она горько. - Никогда не думала, что умру от родной стихии. Грёбаный Саннин! Грёбаная болезнь, сделавшая меня уязвимой! Если бы не они, я бы сейчас плыла в той волне, подбираясь к противнику».
А ведь она могла победить. Использовав проклятый дар Орочимару, ушла бы от вражеской атаки, нагнала клона в деревушке, срезала бы ему башку и занялась волной. О, как же давно она не дралась всерьёз… Нет. Будь всё так, она бы стала такой же, как брат. Лучше уж умереть человеком, чем…
Над ней склонилось монструозное краснокожее лицо, в котором всё же различались знакомые черты. Рогатый полузверь долго смотрел на неё. Тоска в его взоре постепенно сменялась яростью по мере того, как стекленели ясные глаза Арисы.
- Прости... брат, - произнесли её губы перед тем, как жизнь покинула израненное тело.

Толпа шумела, и перекричать её было непросто даже для профессиональных зазывал, расхваливающих выставленный на деревянный помост товар. Кто-то ругался последними словами, торгуясь, кто-то просто громко разговаривал, обсуждая всякую ерунду, кто-то вдалеке пел, поигрывая на сямисэне. А громадный зазывала в шёлковых шароварах, поддерживаемых широченным, расшитым алым бисером поясом орал, указывая чёрной кожаной плёткой на выстроенных в ряд раздетых детей.
– Здоровые, крепкие, смышлёные детишки! Надёжные помощники по хозяйству и отрада по ночам, если угодно хозяину! Сегодня в честь праздника скидка, вы сможете купить двух самых мелких по цене одного!
Он ткнул на двух жавшихся друг к дружке светловолосых близнецов лет четырёх, если не младше. Среди остальных они вправду казались малышами в силу возраста. Оба худенькие, с торчащими под бледной кожей косточками, но чистенькие – их помыли перед выставлением на продажу. Верёвки натёрли запястья и щиколотки, оставив багряно-синюшные следы.
– Не бойся, братик, – прошептала девочка на ухо близнецу, похожему на неё, словно клон. На его личике отражался страх, она выглядела посмелее. – Я защищу тебя.
К зазывале подошёл человек в чёрном кимоно с высоким воротником и в синем хаори. Обычная вроде бы одежда для богача, но от прочего люда его отличали глаза – янтарного цвета, с вертикальными зрачками, напоминающие змеиные и напугавшие детей.
– Двух по цене одного, говоришь? – сказал он, пожирая взглядом близнецов.
– Именно так, господин, – кивнул здоровяк.
– Пожалуй, возьму их.
Зазывала оглянулся, будто искал, не найдётся ли ещё желающих, и сделал знак надсмотрщику. Тот отделил близнецов от других детей и легонько столкнул с помоста. Тем временем продавец считал полученные от страшного змееглазого покупателя деньги.
– Теперь он ваш хозяин, – сообщил надсмотрщик малышам. – Слушайтесь его, и ничего плохого с вами не случится. А если сбежите или ослушаетесь, я приду за вами и накажу!
Последнюю фразу он проревел, скорчив зверскую физиономию, отчего мальчик шарахнулся от него и чуть не упал, если бы не поддержка сестрички.
– Ещё раз тронешь нас, и я тебе всю морду расцарапаю, как в прошлый раз, – прошипела она рассерженной кошкой.
Хмыкнув, надсмотрщик протянул верёвку страшному человеку. Змееглазый, однако, отказался, приказав развязать близнецов.
– Они могут сбежать, господин, особенно девчонка, – предупредил надсмотрщик.
– Без брата она никуда не денется, а он не захочет убегать, отмахнулся человек, снял хаори и, наклонившись, набросил на маленьких рабов. – Так вам будет теплее. Мы ещё походим по рынку и подберём вам одежду, а пока только так. У вас есть имена?
– Я Акихико, – пискнул мальчик и вжал в голову в плечи, точно боясь получить подзатыльник за смелость.
– Хорошее имя. Тебе подходит, – улыбнулся чуть менее страшный человек. – А тебя как зовут?
– Никак, – резко ответила девочка.
– Что ж, тогда я назову тебя... Арисой. Нравится? Хотите, открою секрет? Вы необыкновенные дети. Ваши предки были очень знамениты, а некоторые даже служили мне. Поэтому такое имя как нельзя лучше идёт тебе. – И тихо добавил: – Знали бы работорговцы, какое сокровище попало им в руки, дело не обошлось бы скромной суммой. Пойдёмте, дети. Вас ждут новая жизнь и место, которое вы сможете считать домом.

Грянул рык, потрясший лес. На деревьях затряслись листья, звери поспешили убраться от развалин лагеря-деревушки и демона, явившегося в их привычный мирок и обещающий смерть всем, кто встретится на его пути к мести.
Ариса не слышала его. Она умерла раньше, не сумев выполнить обещания и уберечь ни брата, ни себя.

*Suiton: Suijinheki - Стихия Воды: Построение Водяной Стены
**Kawarimi no Jutsu - Техника Замены Тела

Иссин

Владение стихией воды, которое демонстрировал Тору, казалось Иссину удивительным. Ладно клоны, в копиях нет ничего особенного, их может создавать, вероятно, большинство хороших шиноби, но Суитон! То, что вытворял Хозуки, иначе, чем волшебством, назвать было сложно. Из воды он создал подобие огромной рогатой рыбы, причём размерами оно не уступало самым большим животным, каких видел Кагуя. А чего стоило слияние двойника Мясника с водой? Далее эта рыбина двинулась на хутор беглецов, сметая всё на своём пути – деревья, постройки, людей попросту уничтожало, будто гигантским катком, несущимся на скорости боевой колесницы. Широтсуме заворожено следил за разрушением лагеря и ликвидацией бывших подопытных, точь-в-точь ребёнок, впервые в жизни ставший свидетелем применения зрелищного ниндзюцу. Тем не менее, когда Тору знаками ему передал сообщение об уходе с поля боя, он последовал за ним. Ужасающе прекрасная картина осталась позади, а впереди ожидала суровая реальность грядущего боя. В то, что клонам и чудовищной рыбе удастся покончить с близнецами, Иссин не верил даже несмотря на масштабность и смертоносность применённых Мясником техник. Только опознав трупы целей и убедившись в гибели Арисы и Акихико, он вздохнёт спокойно.
Невольно на ум пришла мысль о том, насколько опасен находящийся рядом шиноби. Возможно, Хозуки уже сейчас, на нынешнем уровне развития, опережает его, Белого Когтя Отогакуре, и в реальной схватке одержит верх над ним. От этой крамольной мысли становилось не по себе, и Кагуя поскорее отогнал её, сосредоточившись на обдумывании насущных проблем, коих на данный момент две, и одна из них, судя по всему, владеет кирийской техникой тумана. Само по себе дзюцу не такая уж проблема, из области тумана легко выйти на открытой местности, но вместе с ним Ариса может владеть и техникой бесшумного убийства, что делает её куда опаснее обычного стихийщика. И неизвестно, на что способен её брат.

Акихико

Рёв затих, поднявшись эхом к небесам, пронизал лес, пройдя меж деревьев, ветвей и заставив вздрогнуть ещё раз весь окружающий разрушенный хутор лес. Но тишине не суждено было наступить. С гулом, каким обычно сопровождается падение воды с высоких скал, к демону* приближалась гигантская волна, осёдланная парой горбатых карликов. Ещё кто-то находился на дереве подле опушки - движение не ускользнуло от глаз Акихико. Кто там был - спасшийся хуторянин или враг - не имело значения. Разум бывшего шиноби пребывал в плену всепоглощающей ярости, адской боли и ощущения утраты. Из души точно зверь вырвал клыками кусок, и образовавшуюся пустоту стремительно заполняли гнев и ненависть ко всему миру. Акихико не помнил имени сестры. В памяти его осталось лишь эхо её голоса. Даже образ её стёрся. И в этом он непроизвольно винил тех, кто сейчас был вокруг - и прячущийся на дереве, и горбуны на волне, да и сама волна, которая вдруг подбросила пассажира, в воздухе доставшего оружие и собиравшегося метнуть его.
Нельзя было оставаться на месте. Изменённый прыгнул вверх на несколько метров, складывая ручные печати**. Крылья его распахнулись за спиной, подняв ещё выше и дальше от направляющейся к нему волны. Карлик же тем временем метнул кунаи, но промахнулся, (его противник ушёл от них прыжком вверх) и они угодили в безжизненный кусок мяса, в который превратилась некогда привлекательная молодая девушка. Тугая струя вырвалась изо рта демона и ударила в падающего горбуна. Тот не мог увернуться, находясь в воздухе, разве что использовать какую-нибудь хитроумную технику, но сложить печати вряд ли бы успел. Он мог видеть, как струя, состоящая из алой... крови? - летит к нему, метя разрезать на уровне пояса пополам, и вонзается скальпелем в податливую водную плоть громадной волны, распространяя красноватые лохмотья внутри.
Тело сковало невидимыми цепями, оно вдруг отяжелело и камнем рухнуло вниз, прямо под накатывающую девятым валом смертоносную волну. Организм сопротивлялся. Мышцы рефлекторно скрутило, пронизывающая каждую клеточку чакра бросилась преобразовывать ткани, что вместо привычного с детства эффекта вызвало вспышку боли, по сравнению с которой постоянное нахождение в болезненном пекле показалось отдыхом в онсене. Демон закричал бы, если бы мог, но горло стиснул стальной хваткой спазм, и из него не вырвалось даже воздуха. Чудовищная волна, такая знакомая, накрыла его тенью, призвав из пучины кровавого безумия обрывки мыслей и забытых чувств.
Он вот-вот окажется дома, в тёплой, приятной полутьме водной стихии. Когда-то он сам был ею... Но, демоны подери, как же хочется жить!
Волна обрушилась, разметав на щепки бревно***, оказавшееся на её пути. Вода окрасилась алым. Тело, попавшее под удар, разорвало на куски, и вода поглотила его с жадностью изголодавшегося хищника.

*Orochimaru no Juinjutsu - Проклятая Печать Орочимару
**Suiton: Suidanha - Стихия Воды: Разрывная Волна Воды, дальность 5 метров
***Kawarimi no Jutsu - Техника Замены Тела

+1

9

В хуторе.
Звуком. (Песнь мертвого кита). «Я гад лучший мастер воды, ведь вода отлично проводит звук». Звук прошелся по струе воды и достиг внутренних органов, его убийцы, тот должен был на несколько секунд потерять возможность двигаться и камнем рухнуть на землю – не смертельное падение для шиноби, но следом пришла волна, управляемая вторым клоном... Третий по-прежнему наблюдает с расстояния.

Волна обрушилась, разметав на щепки бревно, оказавшееся на её пути. Вода окрасилась алым. Тело, попавшее под удар, разорвало на куски, и вода поглотила его с жадностью изголодавшегося хищника.

Волна управляемая клоном, повозилась, по клокотала, добивая подранков из хутора, но на последнем остановилась - Тору нужны были "языки".волна утратила, силу и убийственную стать, став снова мягкой и ласковой водичкой и стекая в ближайший овраг и далее в местное бессточное болотце, которым полны здешние леса. Это связано с тем, что последнему клону управляющему волной вовсе не мечталось искать выживших по раскисшей мяше. По сему он и отвел воду в овражек. Сам он присел у единственного оставшегося выжившего (сломанная нога и рука) И стал проводить экспресс допрос - воткнул кунай в другую руку пострадавшего, и начал проворачивать.
- Так будет когда, ты будешь не отвечать, на мои вопросы, будешь отвечать туманно, или задавать свои. Ты меня понял? Тот кивнул, - расскажи мне про близнецов.
Клон, что следил с опушки удовлетворенно, кивнул, и направился к оригиналу, не забывая впрочем про плетевидный маневр. Он знал, где сидел Тору, повесив несколько колокольчиков на местности, но пройдет мимо, в то время, если за ним последует погоня, оригинал ее увидеть из своего укрытия.

В лесу.
Тем временем оригинал, так и сделал, и начинал скапливать чакру, на всякий тенгов случай, рядом с ним замаскировавшись, находился и Кагуя Иссин, и когда клон сделал петлю, выйдя к ним с другой стороны, оба приняли доклад клона.
- Что думаете ? - первым нарушил молчание Хозуки.

- Эта тварь на втором уровне джуина, - ответил Иссин на вопрос напарника, когда они оба остановились вдали от разрушенного хутора. - Поскольку с ней не рекомендуется вступать в ближний бой, а пребывание в режиме джуина отнимает много чакры, я бы её вымотал, обстреливая с расстояния, а потом прикончил издали. Вы ведь владеете гендзюцу? Попробуйте его использовать при удобном случае, только меня не заденьте. Я активирую печать Орочимару-сама и буду отвлекать его. По-моему, моя скорость чуть выше, чем у него, и чакры у меня полный запас, так что должно получиться. Вы атакуйте его издалека и не подставляйтесь под удар. Что с вашими клонами?

Глупо рассчитывать на лучшее. Возможно, стоит надеяться, но рассчитывать не стоит. Но наш мозг в своей норме настроен именно на ожидание лучшего. Иренины говорят, что наиболее адекватно оценивает действительность больной депрессией, не тем плохим настроением, что модно болеть у модных мажоров, а настоящей махровой безнадегой. В целом Хозуки не рассчитывал, на то что клоны убьют и брата близнеца, но подспудно все же он надеялся, наделся, что вскоре он сможет разложить, для этих двоих посмертный костер, и аккуратно ворошить их кости палкой, у девушки бедра,а у мужчины лопатки... Поэтому он даже не сразу заметил, как из земли поднимается силуэт озаренный даром Орочимару-сама, проклятой печатью.
Но как заметил, раздраженно выплюнул - Онтут!
Зубы скрипнули. Враг не стал тратить время на сближение - похоже он готовил технику. Докладывающий клон тоже готовил технику справа и слева от него возникли нематериальные клоны. И устремились к врагу.
Сам клон метнул все имеющиеся кунаи во врага и сгинул перечеркнутый кровавой струей, она устремилась и к месту, где спрятался оригинал (средние кусты),  ломая и срезая их но перечеркнула лишь бревно. Его союзник услышал лишь слова:
- Сейчсябудулшьмешать, чакрынет. Тору вжался в землю за десяток метров от места куда ударила струя. Он понимал - "Да, его дела были плохи. Но дела их жертвы были еще хуже - а иначе какая причина такой поспешной и глупой атаки?" Карлик закинул и сжал зубы  - если подумать обычная ситуация для Убежища № 11, двое полумертвых сражаются, и один из них станет мертвым, чакра пошла по чакраканалам "Чуток времени и я присоединюсь... Жди меня Акихико"
Струя застала Иссина почти врасплох. Он, разговаривая с напарником, увидел перемену в его настроении, да и клон, пришедший с докладом, вдруг принял стойку и создал пару двойников. Реакция Кагуя последовала незамедлительно. Он молниеносно обернулся, принимая низкую стойку, и взору его предстало чудовище - крылатый демон, иначе не скажешь, напоминающий пользователя джуина Орочимару-сама. К отовцам устремилась тонкая струя воды, разрезающая всё на своём пути - деревья, иллюзорных клонов, даже клон Мясника не избежал печальной участи и погиб, метнув кунаи в противника, которые, впрочем, не достигли цели, сбитые водяной струёй. Иссин пригнулся ещё ниже, буквально обнял землю, и смертоносная техника пронеслась над его головой.
"Чакра! Плохо! " - промелькнула в сознании мысль, все дело в том что у клона она еще оставалась. Тем временем  его напарник, наконец стал показывать, то на что он способен, узор от проклятой печати распространился по всему телу Кагуя, плоть его моментально затвердела, а сам он принял вид какого-то ужасного кентавра. «Великолепно! Он оссеян благодатью Орочимару-самы!» - подумал скрывающийся в кустах отовец: «Наконец я увижу, на то на что он способен, его сражение на пределе сил». Теперь он понимал, какая большая разница между тренировкой и реальным боем, когда его напарник выкладывался по полной. Белый коготь, устремился как размытый белый силуэт к их врагу. Явно готовясь к всем возможным ответкам врага. Вместо того, чтобы нанести встречный удар разрушительным, масштабным дзюцу, противник бросился вперёд, на джонина. Видимо, он либо впал в буйство, лишившее его разума, либо у него заканчивалась чакра - всё-таки водяная струя была мощной техникой и наверняка отняла много сил, - либо крылан готовил какой-то тайдзюцу приём. Демон взревел на бегу, а Кагуя напротив  сохранял спокойную отстраненность. Видимо вспомнив о предостережении не вступать в ближний бой с близнецами, Иссин в последний миг перед столкновением ушёл в сторону, пропустив противника мимо, и выстрелил в него десятком костяных пуль. Белые снаряды впились в бок и плечо пытающегося развернуться монстра, одна попала в шею и разорвала кровеносные сосуды. Кровь выплеснулась из раны, рука обвисла плетью - очевидно, были повреждены сухожилия. Крылан нелепо взмахнул крыльями, чтобы не упасть под влиянием инерции на повороте, а отпрыгнувший от него на пару метров Кагуя дал второй залп из десятка костяных пуль. Горло и морда противника превратились в лохмотья под ударом пятёрки снарядов, упругие кровяные струи ударили из разорванных вен. Ослеплённый собственной кровью демон хотел броситься на врага, но пули перебили ему голени, и он затрепыхал крыльями, пытаясь взмыть в воздух, но вместо этого рухнул. Постепенно попытки взлететь превращались в судороги, а тело принимало естественную человеческую форму, брызжа кровью во все стороны. Демон хрипел, булькал. Крылья уменьшились и вскоре исчезли, пропорции фигуры изменились, лицо вернуло человеческие черты. Только кожа оставалась по-прежнему тёмной и бугристой, поражённой многочисленными язвами. «Истинное наслаждение - смотреть за двумя сильными бойцами, когда они пытаються выбить жизнь друг из друга, хм, а я ведь в целом обычно один из этих двух».
- Акихико, – назвал цель Иссин.
Губы парня беззвучно шевелились, как будто он старался что-то сказать.
"Восьмёрку... ищите в Мачитсуми... спросите у градоначальника" - услышал Тору, благо техника бесшумного убийства развила его слух до пределов,  перед тем, как тело парня изогнулось дугой и расслабилось, и его сердцебиение прекратилось. Изуродованное пулями лицо его приняло умиротворённое выражение.
Хозуки переместился к телу, уже обезвреженному его союзником, осторожно и методично, одним за другим он метнул кунаи в уже мертвое тело - в Землях страны риса, мертвые вполне могут встать, и тогда живым  - не позавидуешь! А вот прибитый к земле труп это надежно и безопасно. Затем обратился к соратнику по битве:
- Как вы думаете, а что все таки у них за особая сила была?
Тем временем в деревне...
Этот же вопрос прозвучал, для пытаемого: Какая у близнецов особая сила? Какая? Клон вопрошал распятого пленника, и готовился повернуть кунай в ране...
Между тем над руинами и телами из чудом уцелевшего радиоприемника раздавалось:
Ну  что же ты парень сложи же печати,
Ты целишь в других, но в себя попадаешь.
Весь мир для тебя уже сделался тиром.
И вот ты стоишь один перед миром
.
Клон Хозуки Тору раздраженно, махнул, рукой, послав кунай в радиоприемник.
И тот издал свой последний  - Хррр! ПФ. «Странно, почему меня так, бесит эта песня».
Ну же говори – поторопил он своего пленника
Тем временем в лесу.
- Он был силен, и все-таки  они были чем-то похожи… На меня. - спокойно произнес Тору Хозуки.
Он чуть поклонился, сложив, руки в жесте монаха, который поминает усопших. Бой прошел и ожесточение прошло и он уже не чувствовал к их противникам, ничего…
- Надо убедиться в том, что сестра так же мертва.  Сохраняйте бдительность.
Спустя полчаса, клоны доставили единственного выжившего и тело сестры, аккуратно, не касаясь тела доставили  его  к месту дислокации оригинала сделав импровизированные волокуши из веток и веревки. Еще шесть часов ушло на обыск руин, в которых в любом случае не нашлось ничего интересного. Правда собрали даже все кунаи, но ничего интересного не нашли, даже по меркам шиноби не привыкших шиковать, единственное что было ценного в селении, это две катаны Арисы и один топор. Ножи в селении были просто ужасные, и зачастую  бамбуковые, очень странно что в селении был  радиоприемник с небольшим генератором, что работал от завода пружины, Тору опознал его как  произведенного в Мачитсуме, а если  точнее в фирме «Мачисуме Инк», о чем  свидетельствовала небольшая бляха на задней стороне, предмета.
Сделав братской могилой ближайшую речку  и скидав туда все тела – вот счастье для пираний. Тору (а вернее его клоны) сделали погребальный костер из сломанных бревен, и хижин для главной троицы, вымоченные бревна не хотели заниматься, но сердцевина у них была сухая, так, что немного усилий  и оба наших близнеца и  их любимый зверек, попали на жаркий костер, который пожирал бревна 40 сантиметров в обхвате.
- Очищение огнем - прошептали губы, карлика. Огонь заревел обиженным зверем. Он сломал и кинул в огонь обе клинка, Арисы. «Не знаю почему, но думаю, что это правильно».
Еще три часа и от них остались лишь кости бедер (от Арисы) и лопатки от ее брата и Йори, раздробив их Тору прожарил их еще раз. После обжига прах, стал очень хрупкий, так что обожженные кости дробились легко.  Еще спустя час, и Хозуки просто развеял их остатки по ветру.
- Прах к праху! Здесь все.
=====>>> http://exileanbune.rolka.su/viewtopic.php?id=53#p90188

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Hozuki Toru (2020-06-08 04:00:58)

+1

10

Акихико

- Что это, доктор? - спросил Акихико, рассматривая жидкость в шприце, который держал в руках медик. Бордовая густая масса не внушала спокойствия и походила скорее на грязь со дна лужи с химическими отходами. На соседнем стуле ёжилась сестрёнка, которой также не нравилась грядущая процедура.
- О, это изобретение наших лучших умов, разработанное под руководством самого Орочимару-сама, - гордо произнёс медик. Хотя улыбку нельзя было увидеть из-за респиратора, глаза его улыбались. - Оно должно улучшить ваши способности в режиме джуина, в особенности силу ваших техник. А ещё вам практически не будет стоить чакры активация Печати и её использование. По сути, это препарат, созданный на основе генного материала Джуго и ДНК некоторых вирусов. В идеале вам станут не страшны ни болезни, ни яды.
- Отличная, наверное, штука, - слабо улыбнулся Арисе, чтобы подбодрить её, Акихико. Спрашивать о побочных эффектах он, конечно же, не стал. Змеиный Саннин лучше знает, на ком и какой препарат испытывать.

Он слышал голоса за пеленой раскалывающей голову боли и туманящей разум ярости. Темнота окружала его, конечности холодили браслеты укреплённых чакрой оков, на лбу чувствовалась печать парализации.
- Увозите его. Отработанный материал. Жаль, неплохой экземпляр был. Теперь он ни на что не годен.
- А девушка?
Тяжёлый вздох, полный сожаления, послышался даже сквозь сгущающиеся сумерки сознания.
- С ней мы ещё можем поработать. Но болезнь прогрессирует. Тенгов вирус! Если бы я знал, что он так подействует на носителей хиден Хозуки, я бы нашёл другой способ! Он должен был помочь встроить элементы ДНК Джуго в ДНК Хозуки, но вместо этого словно взбесился и начал разрушать нервные клетки носителя.
- Не вините себя. В неудачах, равно как и успехе, заключается суть результата эксперимента.
- Орочимару-сама будет недоволен. Мы угробили двух выдающихся бойцов Ото, чей потенциал был огромен и не был раскрыт благодаря нам.
- Зато теперь у нас есть новое биологическое оружие. Вирус мутировал, и при заражении превращает людей в безмозглых тварей, одержимых жаждой убийства. Даже не хочу представлять, что случится, забрось мы, к примеру, ту девушку в какую-нибудь густонаселённую местность. Вот за это Орочимару-сама нас, возможно, и похвалит, простив гибель двух ниндзя.

Акихико лежал на холодном каменном ложе, скованный по рукам и ногам цепями и печатями, препятствующими использованию чакры. Его глаза закрыли широкой лентой из плотной ткани, вдобавок, тоже исписанной фуиндзюцу. Лекарства, ежечасно поступающие в его кровь через воткнутый в вену катетер, облегчали его страдания. Ему действительно становилось лучше. По крайней мере, несмотря на пожар боли, в коем Акихико пребывал, мысли текли спокойной рекой, и сознание оставалось более-менее чистым. За это он был безмерно благодарен Змеиному Саннину, сейчас сидящему в его камере и глядящему на него. Шиноби кожей чувствовал взгляд наставника.
- Мне жаль, что так вышло, - сказал Орочимару-сама.
- Я понимаю, - прохрипел парень. От присутствия Саннина ему становилось тепло и радостно на душе, а боль отступала. - Позвольте спросить, ками-сама...
- Говори.
- Что со мной будет?
- Твой организм поражён язвами снаружи и изнутри, они причина твоей боли и невозможности использования техники гидратации. Со временем ты весь превратишься в одну сплошную рану, потеряешь рассудок от боли и, в конце концов, умрёшь.
- Печальный конец, - скривился от очередного спазма Акихико. - С моей сестрой случится то же самое?
- Её организм сопротивляется. Вероятно, такое скорое течение болезни у тебя связано с общей слабостью твоего тела. Ариса-чан физически крепче тебя, и её агония продлится гораздо дольше.
- Вдвойне печально. Ками-сама, могу я попросить вас об услуге?
- Слушаю, Акихико-кун.
- Могу ли я ещё как-то послужить вам, пока разум не покинул меня?
Саннин раздумывал недолго. Скорее всего, он и зашёл сюда в основном чтобы использовать молодого шиноби напоследок.
- Пожалуй, да. Ты бы хотел повидаться с сестрой, Акихико-кун, и выполнить ещё одну боевую миссию?

Смерть. Она долгое время была единственной спутницей на его жизненном пути. Когда он родился, его мать умерла. Не выдержала родов, как говорили после. Его не обвиняли в её смерти, он сам еле выжил, от природы хилый, болезненный, в противовес собственной сестре, можно сказать, старшей, поскольку она опередила его на каких-то полтора часа, выбравшись из материнского лона в такой большой, жестокий и вместе с тем прекрасный мир, в котором есть место всем - и убийцам, и их жертвам.
Спустя всего несколько лет он забрал жизнь уже осознанно. Путём несложных манипуляций подстроил несчастный случай воспитателю. Причём мужчина ничем не провинился перед ним, исправно исполняя свои обязанности, был довольно добр с близнецами, практически никогда не повышал голос и не наказывал, иногда давал сладости и хвалил за успехи в учёбе. Просто Акихико захотел испытать себя, проверить, сможет ли заставить человека умереть и сложно ли это сделать. Оказалось, манипулировать окружающими легко и даже приятно. Ложь, прикрытая маской доброжелательности и искренности, почти всегда приводила к тем результатам, каких он хотел добиться. Управлять сестрой было проще всего, ведь она без памяти любила братца. Щепотка жёсткости, растворённая в смеси ласки и понимания - как раз то, что требовалось юной девушке, растущей без родителей и друзей. Впрочем, нет, он являлся её другом. Единственным и самым верным, бывшим с ней до конца.
Его окружала смерть. Плелась за ним по исхоженным вдоль и поперёк дорогам, ластилась на привалах подобно любящей собачонке, придавала сил его рукам. Наблюдая гибель людей, пришедших к финалу благодаря ему, он испытывал непередаваемый восторг. Смерть обволакивала его лёгким прозрачным саваном, словно прекраснейшим шёлком, и от её ласк он чувствовал возбуждение, какого никогда не было с женщиной. Удовлетворить его могла лишь о н а. Думая о ней по ночам, Акихико вставал и искал очередную жертву, неважно, кого - ребёнка или старика, врага или союзника. Ему было всё равно, кто умрёт от его руки. Так из убежищ бесследно пропадали надсмотрщики и заключённые. Единственная, кого он всё же старался не трогать - родная сестра. В глубине души он, вероятно, был любящим братом. Чудовища порой проявляют милосердие по только им известным соображениям и прихотям.
И вот, у него не осталось ничего. Воспоминания о былом стёрлись следами на песке под морской волной. Враги, друзья... их никогда и не существовало в его жизни. Орочимару лишь использовал его, так же, как он использовал окружающих, и Акихико понял это, ещё будучи ребёнком. Однако, испытывал к нему необъяснимое им самим чувство. Уважал? Нет, так он не относился ни к кому в деревне. Восхищался? Определённо, да. Змеиный Саннин стал для него объектом подражания. Впрочем, сейчас не было и великого шиноби, чтобы направить, поддержать. Не было больше сестры. Остались его попутчики - боль, ярость. И она. Прекрасная, верная. К ней он стремился, с ней одной хотел быть и ей приносить в жертву жизни людей, чтобы вместе наслаждаться пиршеством, устроенным в честь его возлюбленной - смерти.

Изменённому удалось уйти из-под удара гигантской волны. Когда масса воды нависла над ним, его место на траектории атаки заняло бревно, а сам он незаметно для противника переместился за обломки, скрывшие его от сидящего в ветвях наблюдателя. Тут же размягчающаяся земля* обняла превратившегося в демона шиноби и поглотила, надёжно укрыв. Он зарылся в неё, точно личинка паразит, продирающаяся в плоти скотины, глубже, дабы его не обнаружили. Он не мог ничего поделать с волной, да и не особо желал. Когда-нибудь она спадёт, унеся с собой часть чакры создателя. Зато он ощущал всё, происходящее наверху. Сместившись в сторону леса, он почувствовал, как кто-то уходит с опушки, и последовал за неизвестным, который представлялся ему куда более удобной добычей. Изменённый едва поспевал за намеченным в жертвы существом, однажды едва не упустил его, но в конце концов цель остановилась. Демон тихо вылез из земли в полусотне метров позади. Боль корёжила внутренности, разве что до судорог пока не доходило. Пальцы сами складывались в ручные печати**. Жажда уничтожения захлёстывала остатки разума, заставляя действовать - необдуманно, возможно, глупо, но масштабно, дабы уж точно не оставить шанса жертве на сопротивление.

*Doton: Moguragakure no jutsu - Стихия Земли: Техника Укрытия Крота
**Suiton: Suidanha - Стихия Воды: Разрывная Волна Воды, дальность 60 метров
***Второй уровень джуина Орочимару - поддерживается

Иссин

Струя застала Иссина почти врасплох. Он, разговаривая с напарником, увидел перемену в его настроении, да и клон, пришедший с докладом, вдруг принял стойку и создал пару двойников. Реакция Кагуя последовала незамедлительно. Он молниеносно обернулся, принимая низкую стойку, и взору его предстало чудовище - крылатый демон, иначе не скажешь, напоминающий пользователя джуина Орочимару-сама. Тот самый, который появился на хуторе. К отовцам устремилась тонкая струя воды, разрезающая всё на своём пути - деревья, иллюзорных клонов, даже клон Мясника не избежал печальной участи и погиб, метнув кунаи в противника, которые, впрочем, не достигли цели, сбитые водяной струёй. Иссин пригнулся ещё ниже, буквально обнял землю, и смертоносная техника пронеслась над его головой.
"Джуин! Плохо!" - промелькнула в сознании мысль, побуждая к ответным действиям. Узор от проклятой печати* распространился по всему телу Кагуя, плоть его моментально затвердела, а сам шиноби ощутил прилив сил. В эти мгновения он чувствовал себя почти всемогущим! Сила бурлила в нём, ища выход. Опрометью бросившись к противнику на максимальной скорости, Иссин был готов увернуться в любой миг, но дистанционных атак со стороны демоноподобного чудовища (хотя сам отовец выглядел сейчас не лучше) не последовало. Вместо того, чтобы нанести встречный удар разрушительным, масштабным дзюцу, противник бросился вперёд, на джонина. Видимо, он либо впал в буйство, лишившее его разума, либо у него заканчивалась чакра - всё-таки водяная струя была мощной техникой и наверняка отняла много сил, - либо крылан готовил какой-то тайдзюцу приём. Демон взревел на бегу, а фаланги пальцев Кагуя задрожали и раскрылись, обнажив кости**. Памятуя о предостережении не вступать в ближний бой с близнецами, Иссин в последний миг перед столкновением ушёл в сторону, пропустив противника мимо, и выстрелил в него десятком костяных пуль. Белые снаряды впились в бок и плечо пытающегося развернуться монстра, одна попала в шею и разорвала кровеносные сосуды. Кровь выплеснулась из раны, рука обвисла плетью - очевидно, были повреждены сухожилия. Крылан нелепо взмахнул крыльями, чтобы не упасть под влиянием инерции на повороте, а отпрыгнувший от него на пару метров Кагуя дал второй залп из десятка костяных пуль. Горло и морда противника превратились в лохмотья под ударом пятёрки снарядов, упругие кровяные струи ударили из разорванных вен. Ослеплённый собственной кровью демон хотел броситься на врага, но пули перебили ему голени, и он затрепыхал крыльями, пытаясь взмыть в воздух, но вместо этого рухнул. Постепенно попытки взлететь превращались в судороги, а тело принимало естественную человеческую форму, брызжа кровью во все стороны. Демон хрипел, булькал. Крылья уменьшились и вскоре исчезли, пропорции фигуры изменились, лицо вернуло человеческие черты. Только кожа оставалась по-прежнему тёмной и бугристой, поражённой многочисленными язвами.
- Акихико, - узнал цель Иссин.
Губы парня беззвучно шевелились, как будто он старался что-то сказать.
"Восьмёрку... ищите в Мачитсуми... спросите у градоначальника" - единственное, что сумел прочесть по губам Иссин перед тем, как тело парня изогнулось дугой и расслабилось, отдав богам душу. Изуродованное пулями лицо его приняло умиротворённое выражение. Широтсуме мог поклясться, что в последние секунды жизни Акихико... улыбался.

*Orochimaru no Juinjutsu - Проклятая Печать Орочимару, уровень 2
**Teshi Sendan - Пронзающие Снаряды Десяти Пальцев

Акихико

– Что я должен сделать? – с готовностью принял предложение Акихико и услышал спокойный голос наставника:
– Не так давно в Ото объявилась новая группировка нукенинов. Они действуют очень скрытно и умело заметают следы. На кого работают, каковы их конечные цели – неизвестно. Есть сведения, что они проникают в мои убежища под видом подопытных и стремятся похитить имеющиеся у нас техники, вербуют наших шиноби. Я хочу, чтобы ты согласился на сотрудничество с ними и помог им поднять бунт в одном из наших убежищ, а потом собрал о них как можно больше информации.
– Как они выйдут на меня?
– Вы с сестрой переводитесь отсюда в убежище, где есть их люди. Изобрази из себя недовольного, прилюдно обвини меня в твоей болезни, и они свяжутся с вами. Когда выберетесь из страны, подай весточку через одного из сбежавших с вами подопытных. Это наш шпион. Сообщи, куда направляетесь, и другие, важные, по твоему мнению, сведения. Через некоторое время я пришлю к тебе шиноби. Если сможешь – имитируй бой с ними, чтобы враги не задумались о твоём предательстве. Когда над тобой одержат победу, передай им собранную информацию.

«Миссия выполнена, Орочимару-ками».
Акихико умирал и понимал это. Гендзюцу, в которое он себя ввёл перед тем, как окончательно потерял рассудок и которое ограничивало его в бою, не давая убить противников из Отогакуре, развеялось. Его лучшая иллюзия… А может быть, её и не было? Перед вратами смерти безумие ярости схлынуло, и сознание прояснилось. Он увидел небеса, склонившегося над ним отовца на втором уровне джуина. За плечом союзника – именно так, убивший его шиноби был ему союзником – стояла ослепительно прекрасная женщина. Светлые волосы развевались на ветру, на голове распускались заплетённые в венок цветы. Сестра протягивала к нему руки и звала с собой. Он счастливо улыбнулся. Наконец-то ушла боль, и он сможет быть вместе с той, кого по-настоящему любит.
«Миссия выполнена, Орочимару-ками. Прощайте…»

Иссин

Иссин выпрямился над телом Акихико, вернув себе человеческий облик. Тем временем приблизившийся Мясник метнул один за другим несколько кунаёв в труп, тем самым подстраховываясь на случай, если кажущийся мертвецом близнец вдруг восстанет. Правильно, в случае с подопытными ни в чём нельзя быть уверенными.
Как вы думаете, а что все-таки у них за особая сила была? – Спросил Тору.
Широтсуме пристально смотрел на мёртвое тело у своих ног, словно ожидал подвоха. Но Акихико оставался неподвижным, только лужа крови под ним становилась всё больше. Чтобы не запачкаться, джонин отступил на пару шагов.
– Какая теперь разница, Тору-сан? Главное, цели поражены, и миссию можно считать почти выполненной. Впрочем… я рад, что они не успели проявить эту свою особую силу. Видите язвы на коже Акихико? Он был болен. А вода, извергнутая им, смешана с кровью. Он погибал. Исходя из данных по целям, он считался чуть ли не мастером гендзюцу, следовательно, обладал довольно высоким интеллектом. Но его действия здесь, в лесу, не кажутся особо разумными. Потратил столько чакры на дальнобойную технику… Он потерял рассудок, был болен и поэтому не мог сражаться в полную силу. Таково моё мнение. Тем не менее, перед смертью упомянул город Мачитсуми, градоначальника и какую-то Восьмёрку. Возможно, всё произошедшее и вообще связанное с нашей миссией, совсем не то, чем выглядит на первый взгляд. Позаботьтесь о трупах, Тору-сан, и отправляемся назад. Не хочу оставаться здесь надолго.
- Он был силен, и все-таки  они были чем-то похожи… На меня. - спокойно произнес Тору Хозуки.
Он чуть поклонился, сложив руки в жесте монаха, поминающего усопших, чем немного удивил Иссина. Чего-чего, а религиозности и почтения к погибшим Широтсуме не ожидал от напарника, и сейчас тот открылся перед ним с новой, необычной стороны.
– Вам виднее, – сказал Кагуя и развернулся, чтобы уйти. На развалинах хутора, по большому счёту, ещё полно дел. Надо тщательно обыскать обломки и избавиться от тел беглецов – обычных подопытных.
Спустя примерно полчаса клоны приволокли к Иссину и Тору последнего выжившего на хуторе. Израненный, здорово напуганный, он еле ворочал языком, да и вообще находился на краю гибели. Двойникам Мясника не удалось добиться от него ответов, зато он постоянно твердил о каких-то ужасах. Едва его бросили на землю, он издал болезненный полувопль-полустон, после чего разразился бессвязной речью.
Демоны! Они придут за вами, придут и заберут с собой! Как и многих до вас! Ад сойдёт на землю! Зелёный ад! Лес оживёт и поглотит вас! Чёрные тучи обрушатся на вас и сожрут до костей! Прячьтесь, не прячьтесь – вас настигнет кара! Оа-а-а! – вопль сменился воем, уходящим в небесную высь, разнёсся над лесом. – Они уже идут!
Голос резко оборвался. Дыхание беглеца прервалось, и голова со стекленеющим взглядом упала набок. Подопытный умер, так ничего толком и не рассказав.
– Думаю, у наших близнецов имелся сообщник, – поделился мыслями с напарником Иссин. – Не исключено, что он посещал хутор. Хм. Нет, утверждать не берусь. Возможно, у Акихико и Арисы случился конфликт с местными. Среди них немало нукенинов. Вот бой и напугал его, – кивок на умершего, – до такой степени, что он сошёл с ума. Опасное место – здешние леса. Я бы выставил наблюдение у хутора. Так, на всякий случай. Возвратившись, отражу в отчёте мои соображения по этому поводу, а там пусть сами принимают решение.
Хутор обыскали в тот же день, однако, ничего особенного не нашли, не считая кое-какого оружия и радиоприёмника. Широтсуме отнёсся к находке настороженно. Источник звука мог быть как инструментом для наведения звукового гендзюцу (шиноби сразу же, узнав о радио, применил технику «Кай»), так и средством связи со внешним миром. Точнее – приёма данных. В то, что на хуторе жили любители музыки, искажённой аппаратурой, верилось с превеликим трудом. Кагуя остановился на вариантах с получением новостей радиостанций и ловлей сигналов от близко расположенной рации.
– Как считаете, зачем им приёмник в такой глуши? Сигнал ведь совсем слабый, и практически ничего не разобрать, – поинтересовался Иссин у Тору, рассказав ему о собственных предположениях. Радио он забрал с собой и нёс в мешке, найденном на развалинах селения.
С каждым шагом шиноби Отогакуре удалялись от места битвы. Позади оставались не только скалящие почерневшие зубы обломки разрушенных сооружений, поваленные деревья и пепелище от костра, на коем сожгли близнецов. Позади оставалось очередное выполненное задание.

===> Юго-восточная лаборатория в Стране Звука

Вместо эпилога

– Ну и бойня здесь была, босс! Всю деревню разворотили!
– По-твоему, если я в очках, то совсем слепой?
– Нет, босс, что вы! Я бы никогда…
– Заткнись уже.
Высокий мужчина в тёмном балахоне наклонился, взял пепел, поднёс к раструбу капюшона, в тени которого прятал округлое лицо, и, фыркнув, отбросил горсть. Вокруг раскинулась изборождённая техниками и обломками домов площадь. В центре возвышался давно потухший костёр, заполненный доверху светло-серым, почти белым пеплом. В сторонке от него, придавленная куском брёвнышка, чуть виднелся обгоревший лоскут ветхой ткани.
На пепелище успели побывать дикие звери. Их следы пересекали площадь вдоль и поперёк – отпечатки крупных лап и мелких лапок. Разрушение лагеря произошло недавно, всего несколько дней назад. Близнецов не наблюдалось, как и никого из сбежавших подопытных. Лишь жалкие остатки строений торчали из-под слоя пепла. Кое-где уже пробивалась молодая трава.
Мужчина отряхнул руки в перчатках.
– Босс, а близняшек-то, по ходу, того. Нету их, в смысле. Их чакра не ощущается. И лагерь зачистили под ноль. Новеньких шиноби, похоже, нам не забрать. И… погодите-ка… это же клинок меча! Оплавленный, но я его узнаю по гравировке. Меч Арисы-чан! Мы опоздали! Босс, у меня плохое предчувствие.
– Не знаю, какое у тебя там предчувствие, но язык следовало бы укоротить. Что у тебя действительно в наличии, так это способность говорить абсолютно очевидные вещи в неподходящий момент.
Лагерь действительно зачистили вместе со всеми обитателями. Шиноби действовали неплохо – кто бы ещё это мог быть? – но могли бы и лучше. Почему не сожгли обломки построек? Значит, для них постройки не столь важны. Хотели полностью уничтожить тела. Близнецы погибли, по крайней мере, девушка по имени Ариса. Она бы никогда не рассталась с любимым оружием.
– Свяжись с Омо и передай, что лагерь разрушен отовцами, а сбежавшие подопытные уничтожены. Близнецы пропали.
– Слушаюсь, босс!
– И узнай, кто смог сделать всё это. Похищай людей из убежищ Орочимару, пытай, подкупай, шантажируй – мне всё равно, как ты добудешь сведения. Главное результат.
– Как всегда, босс! Будет исполнено!

Отредактировано Kaguya Issin (2020-06-07 19:42:45)

+1

11

>>>>> Селение Скрытого Листа. Штаб АНБУ.

Сензо прошёл сквозь сенсорный барьер селения Скрытого Листа с помощью техники Pasuwādo Kanchi Kekkai, доступной шиноби АНБУ. В окрестностях деревни, в лесу, он встретился с ниндзя Конохи, чтобы узнать больше информации о задании, которое было ему поручено. О миссии сообщили ночью, когда специальный отряд Скрытого Листа, сопровождающий одну важную персону, не вышел на связь. Шиноби вышли из селения днём, должны были преодолеть границу со страной Звука и послать сообщение о том, что добрались до конечной точки ближе к ночи. Когда этого не произошло - было решено отправить ниндзя по их следу, найти потерянный отряд и выяснить что случилось. Поскольку миссия специального отряда проходила на границе со Звуком, Хокаге посчитал нужным использовать человека, который сталкивался с шиноби Скрытого Звука и имеет должный боевой опыт. Сензо провёл на границе несколько лет, поэтому был одним из лучших кандидатов для успешного выполнения этого задания. Его предупредили о миссии, дав подготовиться и выступить ранним утром по ещё свежему следу.

Дорога вела к южной границе страны Звука, пролегая через лес страны Огня. Достаточно долгий путь позволил Сензо поразмыслить над происходящим, а заодно проснуться. Ранний подъём не был чем-то сверхестественным, однако, мужчина всё ещё изредка зевал, звучно двигая челюстью. Он был без маски АНБУ, выполняя задание как джонин Конохи. Поверх чёрной футболки был надет жилет деревни, чёрные бриджи, стянутые бинтом на правой ноге, тёмные перчатки без пальцев. Сензо стремительно пересёк редкий частокол деревьев, наклонившись вперёд и выставив руки в стороны.

"Седьмой был сильнейшим Хокаге из всех, при нём мир между странами действительно был возможен." - Сензо кинул быстрый взгляд по сторонам, отметив что-то для себя. - "Капитан Орис преследует интересы селения Скрытого Листа, в то время как Узумаки Наруто стремился защищать не только Коноху и своих близких. Такого человека трудно будет заменить."

- Старик Ямато не зря называл его Конохагакуре но Эйю, Герой Скрытого Листа. Интересно, каково это быть капитаном команды Узумаки Наруто. Наверняка Седьмой Хокаге был талантливым и сообразительным ниндзя с самого детства. Не слышал, чтобы старики говорили о Наруто плохо.

Сензо хмыкнул, вспоминая насмешливые голубые глаза морщинистого старика Узумаки Наруто. В молодости он был выше, но года брали своё. Он крепко пожал ладонь внука Ямато в тот день, заставив пятнадцатилетнего парня позабыть обо всём на свете. Вступление в АНБУ было лучшим днём жизни Сензо.

*  *  *

Май выдался тёплым, в отличии от апреля. Весенние дожди порядком поднадоели Сензо, пару раз на миссиях ему приходилось засыпать под дождём, укрываясь ветками. Последний раз из-за этого у него начался насморк. Он помянул старика Ямато снова - когда-то тот обещал научить древесной технике, способной создать целый дом. С восторгом малыш Сензо скакал по площадке, представляя огромный дворец, который сможет построить просто сложив нужные ручные печати. Однако жизнь внесла свои коррективы - техники древесного элемента в арсенале АНБУ были рассчитаны скорее на подавление и уничтожение противника. До деревянных домов и замков дело так и не дошло.

"К следующей весне.. Будь спокоен, старик, я найду время для твоих лучших техник."

>>>>> Страна Звука. Южная лаборатория.

Техническая часть
Pasuwādo Kanchi Kekkai - Пароль Сенсорного Барьера

Данная техника позволяет пользователю пройти через сенсорный барьер своего селения.

✦ Данная техника позволяет беспрепятственно пройти сквозь сенсорный барьер, при учете того, что пользователь знает актуальный пароль, которое селение регулярно изменяет.
✦ Данная техника доступна только Анбу селения и высшим чинам.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/74/14/11/714940.jpg
Классификация: Ниндзюцу, Управление Формой Чакры
Свойство: -
Ранг: -
Тип: Поддержка
Дальность: -
Ручные печати: -
Чакразатратность: 1

Отредактировано Senzō (2020-08-06 15:54:56)

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Лес [Страна Горячих Источников]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC