Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Резиденция Тсучикаге


Резиденция Тсучикаге

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/FrWRN.png

0

2

press ► to start

Октябрь, 608 год, 2-е число

Его рожа могла любого достать, об этом достаточно свидетельствовало выражение лица дежурного чунина на входе - типа, опять этот идёт. Муу ни замедлял шага, ни ускорял его, планируя в обычном, комфортном для себя темпе пройти пропускной пункт по правилам, которые некоторые не считали обязательным выполнять. Джонин их не винил за это, но и уступать не собирался. Он только что вернулся с дороги, с трудом отоспавшись в дорожной гостинице, с кроватями на пружинах в номерах. Слишком мягко, слишком скрипят. В общем, Муу явился частично нервным и, если бы кто-то мог определить это состояние по более глубокому наклону головы вперёд, чтобы воротник скрыл едва ли не половину лица шиноби, то Кадафи счёл бы такого человека более подходящим на роль охранника, чем нынешнего. Времена смутные: руководство довольствуется тем, что есть. Следующего человека чунин пропустил быстрее, потому что другой шиноби оставил свою заявку, даже не посмотрев указал ли охранник время прибытия. Кадафи бы в другой день насторожился такой легкомысленности, но пока решил не задерживаться и принять поскорее новое задание, чтобы снова испариться с глаз долой. Расстояния его не смущали - во время путешествия было о чем подумать, было что почитать, а вдобавок и потренироваться, поэтому Муу с надеждой представлял себе как его, верного и исполнительного, направят куда-нибудь на север или запад, где, как казалось джонину, хватало мест разгуляться человеку с его навыками.
Получив долгожданное распоряжение приступать к делу, Кадаф несколько минут смотрел на документ в коридоре, с перечисленными в нем свидетельствами чунинов и наставников академии. Он был не только удивлен, но даже озадачен. Он не мог ошибиться и секретарь самой Тсучикаге тем более... Это точно его миссия, а не отпуск? Почему ему на время реабилитации таких не давали? Проверка в библиотеке же точно лучше, чем работа учителя! Вычитать гору статей и выбрать из издательств то, которое к Альянсу наиболее лояльно. Пожалуй, присутствие джонина в библиотеке на самом деле странным не сочтут и выбор кандидатуры для этого простого поручения логичен: руководство собиралось осуществить свою идею как можно более тихо. Неусидчивые, не настолько дотошные генины с этим не справятся. Генины... В библиотеке. Муу незачем было бояться, но он немного вздрогнул. Были личности, по правде сказать, более-менее уравновешенные и кого бы джонин сам порекомендовал, но чтение - дело слишком соблазнительное. Он с этим сам справится.
Наверное, Кадафи после своей беготни по границам заслужил небольшой отдых, раз новое задание он получил не только низкого ранга, но и в пределах деревни. Хмыкнув, Кадафи представил себе тишину библиотеки, запах книг, надеясь что работа не помешает любить это место как обычно. А почему бы и нет? Миссия налегке, без затрат, с ноткой заговоров и расследований. Муу позаботился о том, чтобы чунин в его присутствии уничтожил документ и поставил отметку о местонахождении мужчины. Вдруг за то недолгое время, пока Кадафи будет занят, найдется задание, где понадобится этот книголюб.

Библиотека

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-02-09 19:40:34)

0

3

Октябрь, 608 год, утро 3-его числа

Библиотека

Джонин спал мало, но вряд ли это должно как-то мешать выполнению поручения. На войне спать вообще опасно было, да и спал ли кто-то вообще?
Секретарь, выспавшийся, казалось, ещё меньше, чем Кадафи, принял уже готовый отчёт джонина. Раннее утро не способствовало острой работе мысли, поэтому принимающий не сразу сообразил, с чем именно пришел шиноби. Попросил уточнений проблемы, которой у Муу не возникло. Недопонимание вызывало у секретаря паническую атаку, а у Кадафи - глубокий вздох. Кажется, секретарь и не надеялся, что миссия с прочтением подозрительных статей будет выполнена уже сегодня. Мужчина не сноб, чтобы не произносить повторно суть своего отчёта: задание выполнено, найден автор статей, можно закрыть сразу несколько издательств. Муу ещё добавил, что не советует этого делать и вместо резкого закрытия нескольких редакций лучше расследовать кто такой этот Момо. Мнение джонина решили принять во внимание, но не согласились с ним сразу - попросили подождать, а заодно проверить найденные им статьи. Кадафи кивнул и отправился по коридорам здания на непродолжительный променад. Небо прояснилось, книгу Кадафи дочитал, вернувшись как раз вовремя за конвертом с наградными и расписавшись за них. Переложив ответственность за дальнейшую бухгалтерию на секретаря, Муу сразу поинтересовался, что начальство придумало делать с тем интересным Персиком. Он не переживал, что обвиняет человека беспочвенно, тем более когда передал архивные журналы к отчёту, так что предполагал, что могут приказать его поискать.
Расчет Кадафи был почти верен; почти - потому что искать будет не конкретно он сам, а автор от Резиденции. Кадафи был очень удивлен, можно даже сказать, обрадован встрече с настоящим журналистом. Увы, от мысли, что нельзя будет допустить, чтобы тот пострадал, Муу в неописуемый восторг не пришел. Псевдонимы, которые писатели используют в журналах, сильно путали Кадафи - похоже было на какую-то темную хитрость. Может, было оно и к лучшему, что прямым делом по поиску Момо займётся сведущий в этой "кухне" товарищ, по-совместительству - тело. Итак, пора было разобраться с деталями, а секретаря оставить в покое (или перестать задерживать беднягу).
К человеку, который был предметом его задания, Кадафи непреднамеренно проявил излишнее любопытство и спросил его о том, автором каких статей он является или в какой газете публикуется. "Напарник" дал понять, что делиться информацией о себе без повода и приказа не станет, своей гордостью напомнив Муу о похожем человеке. Усмехнувшись, Кадафи перешёл на формальный тон диалога и попросил перечислить расписание на ближайшие сутки-двое. Так как журналист, взявший себе сходу прозвище Аваяма, так же как и Кадафи, желал разобраться с подозрительным Момо как можно скорее, то в следующие часы, выходит, от Муу практически не нужно было ничего, только следить со стороны. Скучно, но ничего не поделать.
Вчерашний чунин работал и в эту смену на пропуске, но, кажется, до автоматизма бумажную волокиту так и не довел, под прямым взглядом Кадафи передавая его подопечному необходимый пункт на подпись после минутного поиска оного на столе.

Главная улица Ивагакуре

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-02-18 14:59:56)

0

4

Октябрь, 608 год, 6 число, вечер

Главная улица Ивагакуре

На этот раз на посту было двое чунинов, один из них Кадафи был знаком, второй, скорее всего, еще генин, слишком мелкий: старший товарищ что-то ему объяснял до того, пока Муу не вышел из тени. Оба перестали разговаривать, когда джонин подошел ближе. Мужчина не был уверен, но, возможно, двое на посту обсуждали что-то, даже с обучением не связанное, потому что новичок прятал неизвестный предмет за спиной. Шиноби решил сделать вид, что чужая работа и отвлечение от оной его не касается, вписал время своего визита и направился сразу к секретарю. Кадаф не желал задерживаться дольше необходимого, несмотря на уверенность, что ничего не должно произойти, поэтому, едва было позволено войти, Муу сразу начал с дела.
Напомнив о своей миссии, рассказав о работе Аваямы, Кадафи кратко пересказал все, что знал, но при этом стараясь не упустить важных деталей: Момо нашелся, он о слежке не знает или делает вид, что не знает. Статьи неугодный Персик подготавливает примерно такого же содержания какие нашел джонин в библиотеке: свое дело он не прекратил и останавливаться явно не планирует. Кадафи выразил свои сомнения в добросовестной работе редакторов в издательстве (и не только в одном), но секретарь сразу успокоил шиноби о введении мер в отношении газетчиков. Осталось только разобраться с одним типом и понять - сам он решил вставлять палки в колеса политике Тсучикаге и очернять руководство Ивы или кто-то его надоумил.
В каждом деле есть рука действующая и рука направляющая, поэтому лишать общественность статей Момо все-таки рано и издательства в ближайшее время все еще продолжат работу в обычном режиме. Секретарь поделилась сведениями, что за парой других издательств параллельно следят еще агенты от Резиденции, чтобы понять - Момо на самом деле один навел такой шорох или все же есть недовольные лица, не придумавшие ничего лучше чем выговориться публицистическим текстом.
Муу предположил, что Аваяма может настроить своего партнера по работе на доверительные беседы уже совсем скоро, поэтому с Резиденцией необходима будет срочная связь. Секретарь одолжила Кадафи рацию, которую джонин должен будет передать своему клону, а тот свяжется с руководством для дальнейших инструкций, если в них на самом деле возникнет настолько срочная необходимость, что даже нельзя будет обойтись без повторного визита. Может быть предосторожности излишни, однако лучше такого человека как Момо из виду не упускать, как и Аваяму, кстати, поэтому Кадафи, пообещав сдать более полный отчет после того как разберется с писателем, поспешил покинуть кабинет. Секретарь, наверное, что-то вспомнил, потому что остановил Муу, когда тот был почти у двери.
У джонина не было идей, что еще можно было бы добавить к тому, что они уже придумали делать с Момо, однако новый диалог касался совсем другой темы.
Секретарь предположил, что джонин мог бы стать джонином-инструктором, в преддверии экзамена на чунина. Услышав слово, напомнившие ему о сложных месяцах работы с учениками академии, Муу категорично отказался - сложно защищать детей, которые лезут сражаться и вдобавок пытаться их наставлять при этом: если ребята достойные, то сами справятся.
"Тем более экзамен. Ерунда, там будет кому за ними приглядеть, глупостей не наделают", - оправдал шиноби свой отказ уже покинув здание.
В свое время Кадаф смог, и новое поколение тоже справится.

Главная улица Ивагакуре

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-02-25 23:02:20)

0

5

Главная улица Ивагакуре >>>

Ивагакурэ - это одна множество полос с препятствиями. Перемещаться по нему - сущий ад. Вечные мосты, узкие переулки, постоянная опасность свалиться вниз и распрощаться с собственной жизнью. Потому, наверное, в этом селение был значительно меньший процент простых бессильных граждан, а абсолютное большинство граждан - это шиноби. Потому как, если упадет один из первых, его отметки еще полдня будут оттирать от склоном и утесов, от камней на пару уровней ниже и до самой бездны. Вторая же категория если и не спасется, то хоть упадет аккуратнее, забрызгав собой лишь минимальный участочек где-нибудь в самом низе. И вероятность упасть - она действительна. А опасность от нее весьма велика. Ведь внизу вас не ждут ни батуны, ни сетки, ни мягкие подушки. Впрочем, если подгадать с местом падения, то там бы вас и сии контрмеры не спасли бы. И забывают об этом - лишь самые беспечные из множества жителей великого какурезато. Сам Такеши предпочел бы жить в сельской местности, более пригодной для жизни человека. Ведь летать он, к сожалению, не научился. А отряд слежения, отведенный для опеки юного джинчурики и скрывающийся от его глаз вряд ли успеет схватить его бренное тело, пока то еще не размажется о какой-то особенно удачливый валун. Первый цучикагэ и вся его братия, очевидно, были теми еще подозрительными личностями, привычными к войне, если основали свою деревню в столь неподходящем для жизнедеятельности нормального человека месте. Уж эту селение действительно можно было назвать скрытым. Ведь до него черт ногу сломает добраться. А главная и, наверное, самая смешная шутка основателей в том, что с их пор и до сих пор вся красота, коей действительно не мало в Ивагакурэ, спрятано в самих зданиях, а не красуется на их облицовке. Именно внутри обтесанных скал скрывалась истинная прелесть Пусть и не в каждой. Дома у самого Такеши, к примеру, очень даже комфортно и уютно. А ведь это - всего лишь гнездо очередного семейства, мнящего о себе чуть больше, чем стоило бы. А действительно исторические места изнутри могли поразить даже самого искушенного ценителя. Вот только пронаблюдать за всей красотой внутренних убранств везет далеко не каждом.

Вот, к примеру, резиденция Цучикагэ. Со стороны - столь же серый и убогий цилиндр шляпкой в форме конуса. Будто толстый гриб или слепленная не самым талантливым ребенком из песка фигурка. А внутри - чего только не отыщешь. Самого Такеши не сильно везло и он умудрился попасть далеко не вов се помещения, в основном - только лишь в общественно доступные. Но, проходя мимо одного из залов, он точно умудрился разглядеть маленький бассейн, полный небольшой булыжников, в центре которого был размещен постамент с чем-то интересным, что сам он рассмотреть попросту не успел. И вот таких комнатушек и помещений - десятки только лишь в резиденции. Надо их только отыскать, попасть в них. Если бы сам Такеши и собирался стать Цучикагэ, так только для того, чтобы посетить все до тех пор скрытые от него красоты. Прочие причины для поиска власти - чушь и белиберда.

Мост, проулок, мост, проулок - и так до бесконечности, пока Такеши не добрался-таки до искомой им резиденции. Благо, конкретно в этом случае, заблудиться было попросту невозможно. Как и полагается, сие величественное здание видно чуть ли не из любой точки селения. Благо, хоть его прятать никто не догадался. Видимо, лишь в этот раз основатели побрезговали чрезмерной осторожностью. Хотя пятнистый не удивился бы, если в резиденции были какие-то бункеры, тайные отходы, прямиком к центру земли - не иначе.

Многим не слишком нравилось, как низко расположен вход в резиденцию и до каких высот сама она простирается. Конкретно Такеши с этим проблем никаких не имел. Он любил передвигаться по лестницам, это приводило его в чувство и норму. Он в принципе любил любые виды физической нагрузки, тем более, если их можно было практиковать параллельно выполнению какого-либо иного действия. И поход за очередным заданием - в их числе. Размяться перед тем, как получить работу - вполне неплохое условие. А широкие коридоры и просторные лестничные пролеты позволяли мальчишки слоняться по ним без необходимости непосредственного контакта с кем-либо посторонним. Минимальную дистанцию в полтора-два метра он поддерживать вполне был способен. А большего ему и не надо.

Собственно, подойдя ко входу в резиденцию, мальчишка был встречен охраной. В отличии от тех, что стояли на воротах, местные стражники впечатляли. Исполняющие свои обязанности чуть более ответственно, они проверяли многих, если не всех посетителей сего популярного заведения. Впрочем, через них в любом случае проходило меньше людей, чем через пост охраны на воротах, может потому у них хватало и терпения, и энергии быть чуть более подозрительными, дотошными. Иногда они даже, помимо сверки документов, снисходили до того, чтобы проверить карманы, сумки, рюкзаки. Скорее для вида, конечно. Ведь шиноби имели миллион и еще десяток сверху способов пронести что угодно куда угодно. Но так стражники хоть немного смущали слишком уж развязных и безответственных посетителей. В число которых сам Такеши, разумеется, не входил. Хотя в его рюкзаке все же валялось всякое барахло, в том числе и бутерброды с термосом, что каждый раз смущали обыскивающих его охранников. Впрочем, конкретно в этот раз вся процедура окончилась на проверке документов. Уж кто-кто, а Такеши был примечательным ребенком. Разный цвет глаз - а этого уже должно быть достаточно для приметы; распополамившие его голову на две ровные половины разного цвета волосы, из-за чего его можно узнать весьма издалека; так еще и родимое пятно, перекрывшее четверть его лица - окружившее его глаз и уходившее дальше, к уху. В общем же, он - одна сплошная примета. Что смешно, многие, знавшие мальчишку люди, не могли описать его лицо, когда дело заходило дальше этих трех примет. «Симпатичный», «миловидный» - вот и все, помимо того, что могли о нем рассказать окружающие. Если исходить из этого, то любой смазливый подросток мог покрасить волосы, испачкав заодно и лицо, и надеть линзы - и вот готов Такеши, хранитель величайшего оружия Ивагакурэ. Ну не смешно ли?

Пройдя пост охраны без особых проблем и промедлений, мальчишка попал-таки в резиденцию. Пахло здесь... людьми. Их определенным множеством и абсолютным разнообразием. Говоря проще, здесь было душновато. Вполне можно было поставить какие-либо распрыскиватели, несколько освежающие атмосферу сего популярного расположения. Впрочем, кто Такеши такой, чтобы учить взрослых, правда. Появись перед ним сейчас Хорикава Гинко, и он проглотил бы все свои замечания и претензии, не подавившись. Он бы в принципе боялся шевельнуться. Ведь предводитель селения была настолько серьезной женщиной, что даже матушка робела в ее присутствии.

Вспоминая о Цучикагэ, Такеши каждый раз задавался забавным вопросом. И пусть с чувством юмора у него имелись некоторые проблемы, точнее одна - стерильное отсутствие оного. Но конкретно этот маленький факт действительно казался ему остроумным. Почему величайшая из скал в мире находится не в Ивагакурэ, а в Конохагакурэ? Лики Хокаге - творение рук человеческих, о коем знает каждый, и высечены они в стране не земли, а камня. Величайшее упущение, если спросить пятнистого. И ведь повторять за листочками - плохая затея. Признание собственной некомпетенции. Единственное, наверное, разумное проявление гордыни - это не уподобляться окружающим, воруя их идеи. Разумеется, в селении существуют и статуи, и постаменты в честь прошлых Цучикагэ и нынешней даже. Но все они меркнут на фоне монумента в честь Хокагэ. Смешно.

Отбросив лишние мысли, Такеши начал подниматься по лестнице. Людей в резиденции было достаточно много, но непосредственного контакта с каждым из них мальчишка умудрился избежать - маленькая победа, греющая его сердце. Даже в скрытом селении временами было сложно избежать чужого внимания, тем более - в подобных этому местах. И каждый раз, когда пятнистому удавалось провернуть сей безобидный трюк - он радовался. Пусть на лице его это не проявлялось и в маленькой морщинке у края глаз. Пожалуй, стань Такеши Цучикагэ, его лик было бы проще всего перенести на статую. Ведь сам он будто камень. Воля Иши но Иши ожила в нем страннейшим из образов.

Поднявшись на нужный этаж, Такеши подошел к двери искомого кабинета. Постучавшись, прошел внутрь. В отличии от более высокопоставленных шиноби, генины принимали свои заказы не от Цучикагэ, а от определенного распорядителя заданий. Собственно, таковых было несколько. Сидели они за определенными столами в этом самом кабинете. Занимались в основном всякой мелочевкой, больше бумаги перебирали, чем занимались чем-то действительно важным. Впрочем, и их работа приносила пользу. Если исполнить задание нижайшего ранга должным образом и в кратчайшие сроки, в следующий раз заказчик может обратиться к ним же с уже более серьезным делом, а с тем и оплата вырастает. Так и работает рынок, наверное. Репутация - важна. И Такеши являлся для сих распорядителей одним из любимых исполнителей. Приятная внешность, вежливость, исполнительность - этим подкупал многих заказчиков при встрече. И пусть, в основном, он молчал, зато с полной самоотдачей и в сроки исполнял любые задания. На него можно было положиться, и здешние работники это знали. И потому не успел он зайти, как его окликнул дальний из служащих. Видно, он признал мальчишку еще по манере стука, успев морально подготовиться. Очевидно, задание он подыскал идеально подходящее под разноцветного подростка.

Подойдя поближе, Такеши поздоровался, поклонился. Более ему ничего делать не пришлось. Распорядитель, не впервые с мальчишкой встретившийся, сам расписал в кратце весь цимес и всю суть задание, добавив пару дополнительных условий, помимо описанных в свитке. После чего передал свернутую бумагу в руку пятнистому, попросил поспешить и отпустил. Вновь поклонившись, мальчишка распрощался с работником. После чего вышел из кабинета. Спустился по лестнице. Вышел из резиденции. И отправился на поиски того места, где, собственно, ему и предстоит исполнить свою работу.

Пожалуй, можно было со всей ответственностью заявить, что день налаживался. Занятый Такеши - счастливый Такеши.

>>> Главная улица Ивагакуре

Отредактировано Takeshi (2020-06-16 04:33:40)

0

6

Главная улица Ивагакуре >>>

Такеши плохо понимает не только свои, но и чужие чувства. Но вовсе не потому, что не хочет ничего понимать. А потому, что не может. Не научен, опытом не одарен. Оттого ему временами становится плохо. Когда он ощущает себя, будто не в своей тарелке. Нутро почуяло беду, но до головы сигнал доходит только пятым эхом - невнятным, еле слышимым, но раздражающим, раззадоривающим. Так случилось и сейчас. Струнами своей души он уловил некие колебания, исходящие от старика-нанимателя. Но в чем их суть, посыл, понять, увы, мальчишка не способен был. Впрочем, думать об этом он мог. Копаться в себе и в воспоминаниях о прошедшем дне. Сигналы, подаваемые Нихэем, были пойманы. Но не расшифрованы. И именно тем и был обременен мальчишка - без особых подсказок пытался распознать посыл. Морщинистое лицо всплывало прямо у него перед глазами, напоминая о грустном взгляде и о движении морщин. О том, почему прочие люди привыкли читать мысли окружающих. По мимике, по жестам, по интонациям, по действиям. И по тем немногим словам, что дед все же обронить успел. Он говорил, что дом свой старый любил. Что воспоминаний, связанных с тем, предостаточно - о детях, о детстве, о родителях. И о том, что дом у него был забран. Но кем - вопрос открытый. Кредиторами и ростовщиками, если учитывать реалии современности. Но с ними Такеши не был в силах помочь. Ведь там все законно, пусть и натянуто. Сегодня злоумышленники знают своды и правил, свои права и обязанности лучше, чем кто бы то ни был иной. И пользуются этим, дабы забирать чужое. Иногда так хочется решить все силой. И пусть сил твоих мало. Но так и тянет взять в руки оружие, решить все по-старинке. Но чем же ты тогда отличаешься от тех, с кем борешься? Разве что отсутствием фантазии и ума. Отсутствием оных у тебя.

Раздосадованный, Такеши не знал, как поступить. Но думать можно было и по пути. По пути к резиденции Цучикагэ, дабы сдать отчет о выполненной работе. Закончить то, что начал - ведь так делают взрослые. А после - вернуться домой и забыться в своих проблемах. А ведь те были у мальчишки. Обремененный физическим трудом, он успел позабыть о том, что ждет его дома - не разъяренная, но рассерженная мать, с остывшей головой воображающая для него наказание соответствующее и справедливое. Справедливое и соответствующее наказание, разумеется, только по ее личным, достаточно слабо обоснованным меркам. Впрочем, половинчатый не мог с ней спорить. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. А уж родной дом был для него, по меркам прочих, чужим. Ведь там он не имел ни силы, ни власти. Все это в ее - материнских, то есть - руках. Впрочем, в подобном негативном ключе Такеши нынче думал сугубо потому, что смертельно устал. Физическое здоровье - штука полезная, серьезная. И у мальчишки, пусть и не болезного, оно было развито минимально. И пусть высоких, и пусть ладно сложенный, он был достаточно слаб. Многие его ровесники были сильнее, крепче. Стойкость его - лишь духовная. Он может переносить невзгоды и сложности лишь за счет крепкой и даже каменной воли. Звучит, разумеется, как преувеличение. Но мальчишка действительно мог вынести многое. Стоит учитывать хотя бы то, как мирно и мерно он выносит заскоки собственной матери. Не жалуясь никому иному, кроме себя родного.

Бежа по улице не так, чтобы быстро, скорее даже медленно, вяло, уныло, Такеши все же постепенно подбирался к резиденции Цучикагэ. Посмотрев на часы, он удовлетворенно вздохнул. Времени было еще предостаточно. По крайней мере для того, чтобы сдать отчет и вернуться домой. И пусть не заранее, но ровно во столько, во сколько и нужно. Хоть за опоздание на ужин он не окажется наказан. Впрочем, есть ли разница между очень строгим и очень-очень строгим наказанием? Может быть и есть. Но провести черту вряд ли кому под силу. Ведь нет определенной шкалы или меры государственного стандарта. Хотя мать Такеши, как специалист в столь узком вопросе, могла бы их составить, спроектировать. У нее некоторый опыт. А так же дотошность и ответственность, пожалуй даже чрезмерные, но столь полезные и даже необходимые в подобного рода делах. Если так рассудить, то как исполнителю его матери не было равных. Не удивительно, что ранг джонина она носила много лет до рождения сына. Скорее всего, что в академии у нее были прекрасные оценки, что в работе были показательные успехи. Иначе бы ей не доверили растить джичнчурики. А отдали бы зверя кому иному. И ведь она со своей работой справлялась. Ведь Такеши бы не удивился, если бы, стоило бы матери расслабиться, его бы забрали из дома, поместили бы под надзор специально отряженных специалистов. Тем более, если учитывать воинственный и строгий характер нынешней Цучикагэ. Что была страшнее, наверное, того чудовища, что пряталось под печатями в теле мальчишки. Одним лишь взглядом она внушала трепет, восхищение, ужас. И чувства проявляла даже сдержаннее самого Такеши, в принципе не способного их толком демонстрировать. Он боялся того дня, когда получит право на выполнение заданий рангов более высоких. Ведь те раздает лично кагэ. И станет она вдруг сильно ближе. И появится у пятнистого вторая, возможно даже более строгая мать. А он уж и с одной совладать не в состоянии.

Подбегая к резиденции Цучикагэ, Такеши стал сбрасывать и без того не впечатляющую скорость. И на ходу пытался привести себя в порядок. Он причесал волосы, протер от пота лоб, поправил на себя одежду. И обнаружил в себе какое-то странное чувство беспокойства. Не о деде, а о чем-то ином. Будто бы он о чем-то забыл и вот только сейчас начал вспоминать. Словно бы почувствовал знакомый запах, но не мог его распознать. А ведь хотелось - что мрак. Стараясь отодвинуть беспокойство на второй и третий планы, отвлекаясь на более насущные проблемы, пятнистый добрался до входа в резиденцию. Где его, по традиции, досмотрели. Не так, чтобы очень тщательно. Но достаточно, чтобы напрячь. Сверив документы, не найдя в его внешнем виде ничего подозрительного, стража допустила мальчишку до охраняемого ими объекта. Убрав документы во внутренний карман, половинчатый вошел в резиденцию. Как и полагается, добрался до лестнице. Но в этот раз не стал торопиться, поднимался по оной медленно и неторопливо. Ноги его сегодня достаточно устали, чтобы он начал брезговать подобными разминками. Потому и до нужного этажа он добрался не так, чтобы быстро. Подойдя к искомому кабинет, постучался. Опять же, без всякого ритма. Сухо и коротко - тук, тук, тук. После чего повернул ручку, открыл дверь, зашел внутрь, закрыл дверь. Оглядевшись, поймал на себе взгляд выдавшего ему послеобеденное задание распорядителя. Подходя к нему, кивал прочим в знак приветствия. Подойдя к нему, поклонился и поздоровался. Сразу уточнив, что с работой справился без нареканий, мальчишка сел на стул за стол. Достав свиток с описанием миссии, сдал его. Заодно взял другой, в которой и расписал отчет о проделанной работе. Выражался в своей письме сухо, без подробностей. Расписывал лишь основные факты, упомянул затраченное время. Расписавшись, сдал отчет. Пробежав по нему взглядом, распорядитель отчет принял. После чего убрал его в один ящик стола, а из другого достал монеты в награду. Отсчитав ровно столько, сколько надо, передал вознаграждение мальчишке. Тот убрал его в свой кошель, наиболее скучно выглядящий. Ну и кошель, разумеется, тоже спрятал в одном из тайных карманов. После чего встал изо стол, освободив и задвинув стул, пообещал зайти на следующий день, распрощался, раскланялся и покинул-таки кабинет. Закрыв за собой дверь, мальчишка остановился перед ней. Тяжело вздохнув, он покрутил головой, разминая шею. После чего вновь посмотрел на наручные часы, сверив время. Которого, что примечательно, оставалось еще достаточно. Домой, видно, придется идти, а не бежать. В чем, конечно, были и свои преимущества. Как минимум, он немного отдохнет. А уж отдых ему сегодня был попросту необходим. Тем более, что день кончиться куда позднее, чем обычно. И вовсе не из-за чтения интересных книжек. А ради удовлетворения чувства справедливости матушки. Извращенного, разумеется.

Сделав шаг в сторону, мальчишка развернул корпус тела по направлению к лестнице. Сделав еще шаг, он набрал ровно необходимую скорость. Сделав еще несколько шагов, он оказался на лестничной площадке. А там уже и начал свой спуск навстречу выходу из сего занимательного здания. По пути он, разумеется, вернет головой, надеясь застать хоть одну из интересующих его дверей открытой. Дабы хоть краем глаза заглянуть за нее, разузнав, что же там прячется. Вдруг - очередной зал с красотами, привычно скрытыми от чужих глаз. Как и положено жителям скрытого селения, местные все интересное прятали даже друг от друга. Как жаль, что по резиденции не водят экскурсии. Здесь ведь наверняка было, на что посмотреть. Впрочем, тайны интересны лишь до тех пор, пока они ими и остаются. Открывшиеся секрету теряют в шарме.

Спустившись на первый этаж, Такеши посмотрел в пол. Первый этаж, очевидно, не был нижайшим. Под ногами посетителей наверняка прятались множественные туннели и катакомбы, может даже - камеры и клетки. Подобные мыслишки постоянно теребили живую фантазию мальчишки. Если прочие его сверстников уже интересовали девчачьи тайны, но его самого - сугубо архитектурные. И пусть пятнистый предпочитать радоваться тому, что имеет. Но не всем, что имеет, он предпочитал пользоваться. В том числе, и популярностью среди сверстниц. О которой он, собственно, даже не догадывался. И даже если бы догадывался, то вряд ли бы пользовался. Разве что удивлялся самому факту ее существования. Потому это, что он слишком глуп или слишком умен - вопрос, опять же, открытый.

Выходя из резиденции, мальчишка раскланялся с охранниками. И пусть для них он был всего лишь проходимцем, но хотя бы вежливым и учтивым. А вежливости и учтивости в этой чертовой деревни явно не хватало. Быть грубым, но прямолинейным - вот путь шиноби Ивагакурэ.

Выйдя на улицу, что вела к дому мальчишки, он до сих пор пытался вспомнить, о чем же он забыл. Но в том и состоялась суть шутки, что вспомнить он не мог. И раздражался, и напрягался - а толку ноль. Так человеческий мозг и работает, принося лишь неудобства собственным носителям.

>>> Главная улица Ивагакуре

0

7

Главная улица Ивагакуре >>>

Пожалуй, Такеши можно было похвалить. Он лично привел очередного клиента к вратам резиденции Тсучикагэ. Кто еще из генинов мог похвастаться подобным? Впрочем, на многое мальчишка не рассчитывал. Потому как слабо себе представлял сам процесс определения ранга задания. А ведь за каждую следующую букву оплата росла. И тот факт, что в казну с каждого задания роняют некий налоговый процесс, первоначальный вес оплаты пятнистый не мог себе даже вообразить. Существовал такой вариант развития событий, при котором подобному заданию выдали бы слишком высокий ранг, потребовав непосильную для старика награду. Впрочем, не было способа это вызнать, не попробовав. И потому Такеши семенил рядом с широко шагавшим Нихэем. Который на удивление взбодрился, улыбался даже. Вероятно, в его душе действительно блеснула искра надежды. Оставалось лишь надеяться, что она не пропадет зря. И не обернется всепоглощающим разочарованием.

На входе в резиденцию стояли два охранника. При виде Нихэя которые несколько напряглись. Потому как он был похож на шиноби больше, чем та пара вместе слепленная. Старик улыбнулся во все свои тридцать два зуба, или сколько их там осталось. Что примечательно, своим радушием он смог разрядить обстановку. Видно, не впервой ему было бороться с подобного рода недопонимаем. Если припомнить, то и по отношению к Такеши он этот трюк пробовал. И даже его защиту такая атака пробивать умудрялась. Что уж говорить о более способных в плани эмпатии людях. И все же, стражи остановили пару гостей. Первый осмотрел старика, второй - юнца. Оба оказались по итогу удовлетворены результатом. После чего пропустили деда с внуком внутрь - а именно так и выглядели седой и полуседой вместе.

И вот тогда-то пятнистый и растерялся. Потому как он не знал и не узнавал, куда идти в случае подачи задания. Вряд ли в тот же кабинет, где задания раздавали. По обыкновению так получалось, что бюрократические лабиринты были куда как сложнее. И самим шиноби не было нужды разбираться в подобных вопросах. Их дело простое - прийти, взять задание, выполнить его, сдать отчет. Ничего сверх того. Впрочем, старик уже подавал задания - как минимум одно. Он должен был знать. Бросив на него взгляд, Такеши уверился в этом. Тот уверенно вынырнул на нужном этаже, в несколько километровых шагов добравшись до нужного Кабинета. Такеши собирался было уже уйти, распрощавшись и пожелав удачи. Он как раз оказался там, где и должен был - только лишь на пару этажей пониже. Но старик вовремя окликнул мальчишку, попросив подождать в коридоре. Привыкший подчиняться, Такеши одиноко встал в углу. Ожидать, благо, пришлось не так и долго. Минут через десять мужчина вывалился из кабинета, довольный собой. Как оказалось, денег с него стрясли не так, чтобы много - на жизнь кое-что остается. После чего дед попросил показать ему, где находится кабинет с распорядителями заданий. Такеши повиновался и в этот раз. Поднявшись еще на несколько этажей, они оказались перед отлично знакомой мальчишке дверью. Без стука старик залетел в кабинет, утащив за собой и мальчишку. Вместе они подошли к дальнему столу, где и сидел вчерашний распорядитель. Меж взрослыми развязался разговор, за сутью которого пятнистый с трудом поспевал. Оказалось, что дед настоял на том, чтобы задание выдали одному конкретному генину - самому Такеши. И что в приемной ему посоветовали подняться к распорядителям, разобрать этот вопрос с ними. Что он, собственно, и сделал.

Весьма предсказуемое развитие событий, если так подумать. Пусть, мол, шиноби, предложивший нанять для работы своих коллег, ответ и несет. Вот только сам джинчурики догадаться об этом заранее не смог вовсе. И просьба старика внесла в его голову даже больший хаос. Он все равно собирался браться за работу. Но никак не ожидал, что конкретно за эту.

Обсудив вопрос, взрослые пришли к консенсусу. Как и было предложено стариком, работой займется Такеши. Распорядитель черканул что-то в свитке, принесенном Нихэем, после чего передал его мальчишке. Приняв свиток, тот принял и работу. Быть привередливым в подобного рода вопросах Такеши не привык и не собирался привыкать, но некое нехорошее чувство в его нутре все же зародилось. Весь его прошлый опыт ревел о том, что так дела не делаются. Что к работе распорядители должны подходить с холодной головой, разделяя наемников и нанимателей бюрократическими уловками. А в этот раз все вышло как-то слишком по-дружески. А дружить половинчатый не привык. Впрочем, проглотив каждый из вопросов, зреющих у него в горле, он распрощался с распорядителем и вышел из кабинете. Следом вывалился и старик, опять положив свою огромную руку мальчишке на плечо.

- Не волнуйся, ты справишься, - улыбаясь, сказал Нихэй, - Уж я в тебя верю.
- ... - Такеши хотел было оспорить слова деда, но не нашелся для того.
- В конце концов, это всего лишь С-ранг. И стоил он не так, чтобы дорого.

Такеши развернул свиток, пробежался взглядом по столбикам иероглифов. В принципе, задача ясна: отыскать офис мошенников, пробраться внутрь, выкрасть определенные документы, обличающие свершенные ими преступления. А главное - ранг действительно был почти нижайшим, с минимальной угрозой для здоровья. С таким должен справиться генин и в одиночку. Но и провал был бы вдвойне позорен. Свернув свиток и спрятав его в рюкзаке, мальчишка обернулся к старику.

- Какие конкретно документы я ищу? - спросил Такеши.
- Даже не представляю, - ответил Нихэй.
- Они находятся в упомянутом офисе?
- Я так полагаю, да. Впрочем, не уверен.

Если до сих пор Такеши испытывал к Нихэю некоторую симпатию, то сейчас он начинал раздражаться. По всему выходило, что выданная ему работа обернется одними лишь проблемами. По сути, шиноби - они и есть решатели проблем. Но в этом деле все было уж слишком сумбурно, запутанно. Впрочем, выход должен был быть. И сообразить, где он находится, он должен был сам.

- Ясно, - вздохнув, сказал мальчишка, - Сделаю.
- Прекрасно, - воодушевился старик, - А я тебе помогу.
- Нет, - примечательно громко возразил Такеши.
- Да, - настойчиво утвердил Нихэй.

Если до сих пор пятнистому казалось, что все не могло уже обернуться худшим, то теперь он убедился - все невозможное возможно. Горожанин шиноби не помощник, как ни посмотри. Каким бы крепким и уверенным в своих силах старик ни был, но в данном конкретном деле он являлся обыкновенным бременем, якорем, фактором дополнительной нагрузки для исполнителя заказа. Вытащить себя из передряги Такеши мог бы, в этом он почти не сомневался. А вот вытащить старик - уже вряд ли. Да и маленький и юркий подросток мог бы и незаметно прокрасться в логово злодеев, но огромный седой медведь - вряд ли. Если бы задача состояла в том, чтобы набить кому-то лицо, здесь бы Нихэй еще мог пригодиться, пусть и весьма опосредованно. Но генин предпочел бы выбрать бескровный вариант решения вопроса.

- Если попытаешься сбежать, бросив меня, я сам, без тебя, наведаюсь в их офис, - пригрозил старик.

До сих пор Такеши и не думал о том, чтобы сбегать от Нихэя. Потому как надеялся, что сможет отвадить деда от работы, убедив положиться на «профессионалов». Но эта реплика старик разубедила мальчишку в его здравомыслии. Спорить с седым было бесполезно - да и не был научен полуседой подобным фокусам дипломатического искусства. Понурив плечи, он обмяк. Настолько велико было его негодование, что даже на переносице возникла столь редкая морщинка. Пятнистый был в шаге от того, чтобы связать своего собственного нанимателя, спрятав оного в чулане до окончания задания. Но такой поступок мог обернуться лишь еще большими проблемами.

Такеши молча обернулся, пошагал в направлении лестницы. Дойдя до нее, он начал неторопливо переставлять ноги, спускаясь на нижний этаж. Будто бы в прострации, он выглядел даже бледнее, чем обычно. Пытаясь вообразить план, при котором ни он, ни наниматель не окажутся в опасности, мальчишка лишь глубже погружался в омуты апатии. Трудолюбивый, он не так часто встречался с задачами, даже прикасаться к которым ему не хотелось бы. Но конкретно эта - как раз из их числа.

- Я понимаю причину твоего беспокойства, - вдруг вновь возник за спиной Такеши Нихэй, - И обещаю не мешаться под ногами. Но и отпустить тебя одного к логово этих ублюдков я не смогу. Как минимум, буду стоять неподалеку и позову кого на помощь, если вдруг дело обернется керосином.

Оставалось лишь надеяться, что старик не врет. Потому как идти вместе в сам офис - самоубийство. Мало того, что они провалят задание. Так, что хуже, подвергнут и друг друга опасности. А, если седой будет стоять где-нибудь поодаль, то в безопасности останутся оба. И даже если миссия будет провалена, то, как минимум, к концу ее не будет лишних жертв. Если не учитывать, разумеется, того, что матушка убьет своего половинчатого сына сразу, как услышит о его позорном провале. Та, наверное, в жизни представить себе не могла, что ее дражайшее дитя не справится даже с С-рангом.

Спустившись на нужный этаж, Такеши и Нихэй вновь прошли мимо поста охраны. В этот раз никто никого досматривать не стал, гости были выпущены без излишних вопросов. Примерно представляя, где конкретно должен находиться офис, мальчишка повел своего незадачливого нанимателя за собой. По пути он, разумеется, пытался разработать план. Который, очевидно, провалится. И которому, видимо, стоило придумать еще и запасную подстраховку. До сих пор ответственный разве что за отлов котов, джинчурики впервые взялся за более или менее серьезное задание. И, пусть и обученный многому в стенах академии и родного дома, он не имел ни грамма практического опыта. Знал лишь, что, не увидев офис злоумышленников лично, он так и не сможет разобраться с проблемой.

Если Такеши до сих пор считал, что прошлый день - худший в этом году, то теперь он уверился, что появился новый претендент на чемпионский пояс - сегодня. Потому как и на обед он, вероятно, прийти не успеет, и задание, что кажется ему весьма реалистичным, он провалит. В таком случае, домой и вовсе можно было не возвращаться, вздернувшись на ближайшем дереве со всеми почестями.

А чертов старик все шел следом и что-то насвистывал. Пожалуй, общение и контакты с посторонними выжимали из мальчишки слишком много соков. Он успел устать еще до непосредственного начала работы.

>>> Главная улица Ивагакуре

0

8

Главная улица Ивагакуре >>>

И все же, матушкина стряпня - не зелье. С пустым желудком переживать усталость было бы лишь сложнее, разумеется, но и наеденное брюхо не спасает от недосыпа. Пусть тело мальчишки и двигалось, как надо, но вот мысли шебуршали все с тем же скрипом. Если извилины - механизм, то сон - смазка. Каким именно образом пересиливать усталость весь оставшийся день Такеши даже не представлял. А ведь нужда в том была. Так как утро стоило посвятить тренировкам. Которые мальчишка оборвал позавчера, так и не добившись значительных успехов и не вспоминая о них с тех пор. Благо, в рюкзаке лежал термос, а в нем - чай. Который, если повезет, снимет сонливость если не на весь день, то хоть на необходимые для упражнений часы. А там, глядишь, и обед наступит. Да и в целом тело должно к тому моменту свыкнуться с мыслью о том, что до сна еще - часы. По крайней мере, на том и зиждилась его надежда.

Перебирая ногами с достаточной скоростью, мальчишка бежал по направлению к резиденции. Которая давно уже стала для него чуть ли не вторым домом. Ведь бывал он там чуть ли не чаще, чем в родной постели. Дважды в день, примерно, если все ровно так, как должно идти. Разве что вчера мальчишка успел побывать там лишь раз. И то только потому, что освободился для отчета ближе к ночи. Зато сегодня он, вероятнее всего, окажется здесь трижды. Сперва - сдаст отчет. После чего уйдет тренироваться и обедать. А уже после - второй раз, чтобы взять уже следующее задание. И, ближе к вечеру, разумеется, забежит в третий раз - чтобы вновь сдать отчет. Все эти перебежки жутко утомляли мальчишку. Как было бы проще, обходись его работа совершенно без всей этой бюрократии. Если бы клиент, допустим, лично выдавал награду сделавшему его работу шиноби. С другой стороны, здесь бы и появились иного рода проблемы. Когда наниматель начнет артачиться, сбивать цену, использовать наемника чуть ли ни как раба. Сейчас же отношения между заказчиками и исполнителями сугубо прохладные. Ведь промеж них затесался посредник - администрация резиденции кагэ. Что не позволит никому иному обмануть своих работников, взамен забирая с тех определенный налог. Во всем и всегда есть свои плюсы и минусы. В конце концов, если все, на что жалуется шиноби - это на походы до резиденции и обратно - получается, все остальное у него в порядке.

Добравшись до резиденции, Такеши вновь наткнулся на охранников. Те пропустили его почти без вопросов. Войдя внутрь, мальчишка уловил знакомый запах этого древнего строения. Еле заметно вздохнув, он пошел к лестнице. Почему-то именно сейчас ему захотелось, в отличии от всех прошлых разов, без всякого стеснения ворваться в одно из многочисленных помещений, в котором он никогда не бывал. Посмотрев и изучив его, он зашел в следующий кабинет. И так из раза в раз, пока бы он не прошерстил все это великое строение, раскрыв каждую из множества его тайн. Вероятно, его бы наказали за любопытство. Вот только как? Установили бы за ним наблюдение? Доверили бы всю его жизнь одному крайне взыскательному надзирателю? Поместили бы в него бомбу замедленного действия? Кажется, все это с ним уже проделали. И пусть существуют в мире наказания менее приятные, но и те, что он сносил уже многие годы, были им, по сути, не заслужены. Все то, что мальчишка в жизни претерпел - следствие ошибок родителей, а не его. В которых они, вероятно, ни разу в жизни не раскаивались и раскаиваться не планировали. Такеши - хороший мальчик по самой своей сути. Его давно уже пришла пора баловать, а не стращать. Будь все дети подобные ему, ни одному родителю в мире не пришлось бы о своих чадах волноваться. Послушный, пригожий, старательный - идеальный воспитанник, если так рассудить. Вслух не жалуется, даже в переходном возрасте не буянит, не шкодит, не спорит. Пусть по дому и не помогает, но сугубо по уважительной причине - слишком занят учебой, тренировками, работой. И если бы возникла в том нужда, научился бы и прибираться, и стирать, и готовить - дайте только шанс и простор для попыток. А коли нет - так нет.

Взбираясь по лестнице, будто по отвесной скале без использования техник и рук, мальчишка чуть ли не пыхтел. Вчерашний день оказался слишком длин, а ночь, напротив, коротка. Не будет в том сюрприза, если и на сегодняшней тренировке мальчишка умудрится уснуть. Лишь бы только чудовищная обезьяна ему при этом сниться не стала. Иначе мать опять приведет в дом незнакомцев, с которыми будет ссориться. А там, чего глядишь, рука-то и сорвется - и драка завяжется. Которая кончится, как и в любой другой раз, чем-то плохим. Не так часто Такеши наблюдал ссоры, которые действительно бы доходили до рукоприкладства. Но всегда те начинались чуть ли не на пустом месте, там же и оканчивались. Оставляя за собой лишь сожаления с обеих сторон. Чаще всего люди умудрялись подобным образом разбить до того вполне себе неплохие отношения. И крайне редко - все оставалось лишь чуть хуже, чем было до. Люди говорят, что нельзя держать все в себе, намекая на обиды. Не упоминая, что и изливать их нужно правильно. Не сбрасывая с агрессией, не топя в алкоголе, а разрешая в разговоре. Впрочем, пятнистый - всего лишь деревянная кукла ребенка. Не ему судить людей, способных хоть такие отношения построить с себе подобными.

Поднявшись на нужный этаж, Такеши заприметил, что людей в этот раз было даже меньше, чем обычно. Если и была тому причина - он о ней даже не подозревал. Быть может, в народе опять праздновали какую дату, по типу праздника кукурузы или чего бы то ни было еще. В его же доме отмечали разве что начало нового года и дни рождения - в равной степени тихо, одинаково скромно. Мать, очевидно, никогда не любила сопутствующего празднествам шума. А ее сыну и испробовать подобные посиделки никто не дал. Так и жили они из года в год - отмечая памятные даты лишь чуть более изобретательными блюдами на обеденном столе и, если повезет, парой лишних свободных часов. Которые оба все равно посвящали привычным делам по дому.

Подойдя к кабинету и отстучав привычный безвкусный монотонный ритм - тук-тук-тук, мальчишка взялся за ручку, повернул ее, открыл дверь. Войдя внутрь, Такеши разглядел множество знакомых ему лиц. С которыми он виделся чуть ли не чаще, чем с матерью родной, и уж тем более - с друзьями. Которых, по сути, у него не было никогда и вряд ли когда-либо будут. Потому как даже с собственной командой - самыми близкими, помимо родственников, людьми - для джинчурики было поладить крайне проблематично. Ему всегда было тягостно ассоциировать себя с другими людьми в вопросах чуть менее глобальных и острых, чем физическая боль. Если человеку оторвет палец - пятнистый поймет его чувства и ощущения, пусть и приблизительно, и сможет как-либо адекватно отреагировать. Если человек расстанется со своим партнером - половинчатый не отреагирует никак, потому как представления не имеет о сопутствующих душевных болях. Потолок его эмпатических навыков в подобных вопросах - это попытка задуматься о том, почему же другой человек куксит лицо. А если тот еще и лицо не куксит, а просто тупит взгляд или становится вялым - то тут уж Такеши и вовсе отпадает, не замечая подобных тонкостей. Сочувствовать старику, которому он помогал вот буквально вчера, джинчурики мог по той простой причине, что тот утратил свой дом, в котором жил всю жизнь. И мальчишка смог представить, как было бы ему обидно, выгони из дома уже его. Что он чувствовал бы, хотя бы примерно, если бы возникла нужда переезда в чужую халупу. Что ощущал бы, лишившись своего дома, своей комнаты - места, с которым у него ассоциировалась вся его недолгая жизнь.

Раскланявшись и поздоровавшись, мальчишка прошел к дальнему столу - к тому, у которого он стоял еще вчера. Подошел к человеку, выдавшему ему вчерашнюю работу. И замер. Потому как не знал, как именно ему расписать все то, что с ним за последние сутки сотворилось. Не представлял, в каких конкретно словах обличить весь свой позор, все те совершенные вчера ошибки. А их было слишком много. Настолько, наверное, что даже пальцев рук и ног вместе взятых не хватило бы, чтобы их счесть и перечислить. Чертово задание С-ранга пробивало мальчишку на пот не только вчера, но и сегодня - простыми воспоминаниями. Присев на стул, пододвинувшись ко столу, Такеши взял свиток и принялся карябать на нем иероглифы. Стараясь не расплываться по древу, он, как и в слух, будто бы экономил слова. Но за то его и любили клерки, читавшие его отчеты. В них было минимум воды и максимум конкретики. По ним было просто судить о сложившейся на задании ситуации. И все же, в этот раз даже этот генин не смог кратко расписаться. Он рассказал обо всем: о том, что наниматель пошел с ним; о том, что нанимателя побили; о том, как он наследил в офисе злоумышленников; о том, как он бегал по улицам селения; о том, что не он - а заказчик сам вытащил сокровенные бумаги. Впрочем, в сухом остатке получалось, что поставленную задачу он все же выполнил. Пусть и не без жертв, не без огрехов. Но смог и сдюжил. Справился с ситуацией, яро вырывающейся из-под контроля. И, что самое важное, ни от самого нанимателя, ни от посторонних людей жалоб не поступало. Единственные, кто пострадал - это мошенники и их охранники. С которыми, впрочем, далее разбираться должны уже другие - более сведущие в законах - люди.

Такеши сдал отчет, распорядитель принял отчет. Получив заслуженные собственным потом и чужой кровью деньги, генин собрался уже вставать. Но клерк его приостановил. Немного растерявшись, мальчишка сел обратно на стул. Выслушав распорядителя, он понял, что история, начатая вот уже пару дней назад, набирала обороты. Что старика, вчерашнего нанимателя, сегодня похитили. И что за его возвращение заплатили соседи. И что именно Такеши должен со всем разобраться - потому как, отчасти, это и его вина тоже. Впрочем, распорядитель намекнул, что, вероятно, пошлет и других людей, если попадутся свободным и пригодные для того шиноби. Такеши тут же выхватил свиток с новым заданием, развернул его. Пройдясь по столбикам иероглифов взглядом, он более или менее разобрался в ситуации. Встав, он вновь раскланялся со всеми и распрощался. Выйдя из кабинета, он буквально долетел до лестницы. По которой, собственно, и спустился на первый этаж. Пройдя мимо охраны, он на всех парах погнал к новому жилью Нихэя на поиски улик.

>>> Главная улица Ивагакуре

0

9

штаб военной полиции Ивагакуре >>>

Прошло от силы полдня, и вот мальчишка вновь вернулся в резиденцию Тсучикаге. Иди все по изначальном плану, он должен был прийти сюда лишь после тренировки и только за тем, чтобы получить новое задание. Но что-то пошло не так. Подойдя ко входу, он предоставил всего себя на проверку охранникам. Показав документы, открыв сумку на досмотр, он получил разрешение на вход. Пройдя внутрь, он вновь полной грудью вдохнул. Уловив привычный запах, он пошел в сторону лестницы. Дойдя до нее, начал подниматься по ступеням. Про себя молясь, чтобы хоть в этот раз не произошло ничего. Потому как он устал. Он выдохся. Он жаждал вернуться в привычное русло. Пусть в русле этой его и потреплет. Но потреплет как-то по-родному. Только на лестнице мальчишка сообразил, что с его левой ногой что-то не так. Колено болело при напряжении так, будто собиралось вот-вот разъединиться. Да и в спину боль отдавала так, будто сегодня генину нужно было прийти на собрание пенсионеров, где он был бы председателем. Проходимцы, встреченные джинчурики на пути к кабинету, оглядывались на него, будто на неведомую зверушку. Оно и неудивительно, учитывая, какой вид он принял. Весь мятый, битый, он больше похож был на дворового хулигана, чем на генина: синяки под одеждой, под глазом; разбитые кулаки; постепенно проявляющаяся хромота; растрепанные волосы, в которых запутались кусочки грязи; стянутая со спины и рук верхняя часть комбинезона, свисающая как юбка. Будь пятнистый сейчас в чуть более бодрым и активным, то его наверняка захлестнул бы стыд. Мать всегда учила его опрятности и чистоплотности, на которых в данный момент он поставил жирный крест. С другой стороны, она же наставляла его в любой ситуации выглядеть достойно. А достоинство - не значит быть безупречным, а значит нести свои недостатки с поднятой в меру гордо головой. Что он делать и пытался, держа свою спину прямой - несмотря на боли, смотря вперед и не отводя глаза - несмотря на смущение. Благо, хоть беспристрастное выражение лица ему сохранять было несложно - сложнее было бы скорчить хоть какую-либо эмоцию, помимо боли.

Поднявшись на нужный этаж, Такеши тут же обратил внимание, что перед нужным кабинетом собралась живая очередь. Конец которой, благо, был не так далек и легко находим. На всякий случай уточнив, что последний в человеческой многоножке теперь - он, джинчурики встал у стены близ того, за кем очередь и занял. Ни на что не опираясь, он пытался стоять ровно. Но колено так и норовила подвернуться, согнуться, из-за чего он чуть было не терял равновесие. В конце концов он стоял буквально на одной лишь правой ноге, левая же лишь свисала к полу. В чем заключалась проблема и почему тут вдруг столпилась такая орава, пятнистый понять так и не смог. Впрочем, ладно. Очередь пусть и медленно, но иссякала. Люди уходили чаще, чем приходили. И в конце концов генин добрался-таки до двери кабинете. Постучавшись, он открыл ее. Войдя внутрь, он закрыл ее. Кивая в знак приветствия, половинчатый прошел к дальнему столу. Поклонившись и поприветствовал распорядителя, Такеши сел перед ним. Обеспокоенный мужчина тут же уточнил, кто же так потрепал мальчишку. Сказав, что распишет все в отчете, джинчурики взялся исполнять свою угрозу. С трудом уместив даже сжатую версию на предоставленном свитке, генин расписал все свои последние приключения. Не стал он утаивать и свой поход в штаб военной полиции селения. Дописав, сдал отчет на проверку. Пробегая глазами по столбикам, распорядитель то улыбался, то хмурился. Впрочем, вердикт его все равно был един - работу свою мальчишка исполнил, старика спас, следовательно - заслужил свою награду. Достав мешочек с монетами, он отдал его неудачливому генину. После чего предложил оказаться некоторую помощь, доставая из-под стола аптечку. Пятнистый помотал головой, пообещав, что сейчас все равно пойдет в госпиталь, дабы навестить спасенного деда. На всякий случай распорядитель уточнил, не хочет ли мальчишка отправиться уже на следующее задание. Мальчишка же пообещал распорядителю, что на днях зайдет и выполнит все, что тот попросит, но явно не сегодня - он и без того знал, чем себя занять. Поднявшись изо стола, мальчишка задвинул за собой стул. Убрав награду в кошелек, генин убрал кошелек в рюкзак. Раскланявшись и распрощавшись, покинул кабинет. Вместо него в кабинет вошел уже следующий посетитель - работа распорядителей не стояла на месте. Покидая этаж, Такеши так и не сообразил, почему образовался затор. Ведь день, казалось, был нестандартен лишь для него - весь прочий мир крутился в привычном темпе. Впрочем, уставшего генина это не то чтобы сильно интересовало. Подумать ему было о чем, что переварить.

К примеру, о том, что он спросит у старика, к которому сейчас и отправлялся. Что ему скажет, что в ответ услышит. Ведь именно по вине Такеши Нихэю пришлось вмешаться прошлой ночью в ограбление непосредственно, чтобы отвлечь от мальчишки охранников на себя. За что он и расплатился часами расспросов и пыток. Учитывая возраст, возможно, деду придется пролежать в госпитале не неделю и не две, что затратно и неприятно. Вероятно, оставшийся срок его жизни сократится. Ему вполне могли повредить один из внутренних органов. И пусть старик смог самостоятельно выбраться из подвала и, видно, добраться до медицинского учреждения, но, возможно, получилось у него это лишь из-за очередного выброса адреналина в кровь. И сейчас, вероятно, он расплачивался за это не только лишь болями, но и чем похуже. За свое же здоровье джинчурики переживал заметно меньше. Вспомнив о старике, он совсем позабыл о себе. И потому с шага вновь перешел на бег. Бежал он нерасторопно, прихрамывая, выигрывая тем самым буквально минуты, но лишь сильнее мучая и истязая собственное тело.

Впрочем, здоровье старика - не единственная беда, о которой беспокоился мальчишка. Он знал, что домой ему придется возвращаться в любом случае. И понимал, что там его ждет разъяренная мать. Которую он огорчал за последнюю неделю уже не раз и не два, а много больше. Начиналось все, как безобидная шалость - он уснул на тренировке. Ухудшилось все сном, пришедшим в его голову - о демонической рыжей обезьяне. И завершилось все тем, что он проспал обед - священной действо в его доме. И это все это было только до обеда. На следующий день он не проспал, а даже пропустил тренировку - умышленно, пусть и по уважительным причинам. Затем и вовсе был вынужден не появиться дома ни к ужину, ни к отбою. И пусть, что он был занят выполнением задание. Проблема заключалась в том, как именно он его исполнял - шумно, небережливо, опрометчиво - не так, как заведено у шиноби. Он выбивал двери, кидал в людей камнями, бегал по ночным улицам родного селения, грабил и шумел, подставлял под удар своего нанимателя. Вернувшись поздно ночью, он наверняка разбудил мать. А вместо очередной тренировки опять же бегал по деревне, врываясь в чужие дома и колошматя чужих людей, спасая подставленного саморучно заказчика, подвергая его жизнь и здоровья неведомым до тех пор опасностям. И опять же он опоздал на обед. И обеденное время, что ужасно, провел в штабе военной полиции Ивагакуре. Не для того он становился генином, чтобы его правоохранительные организации подозревали в погромах и неправомерной агрессии. А сейчас он наглейшим образом пренебрегал беспокойством матери, решив в самую последнюю очередь уделить ей свое время. Было бы неплохо, вернись мальчишка домой хотя бы к ужину - что не казалось уже таким вот вероятным вариантом развития событий.

Спустившись по лестнице, Такеши вновь проходил мимо охранников. А те вдруг, помимо прочего, уточнили, что же его так потрепало. Наверное, совсем уж плох он был снаружи, раз эти скучающие винтики системы обратили на него дополнительное внимание. Мальчишка не стал извиваться, ответил прямо - «работа такая». После чего, досмотренный, ушел на все четыре стороны. Точнее, дошел до ближайшего поворота и встал, облокотившись на стену и задрав повыше ногу, разминая оную. Наверное, зря он все-таки отказался хоть от какой-то помощи в кабинете распорядителей заданий, потому как нуждался в каждой крупице заботы сейчас. Быть может, мужчина оказался бы достаточно осведомленным, чтобы подсказать, в чем заключалась проблема мальчишки с ногой и как эту проблему если не перебороть, то хотя бы отсрочить - ну пусть хоть на полчаса, необходимые для похода до госпиталя. Впрочем, сожалеть было уже поздно - для сожалений в принципе не существовало подходящего времени. Размяв ногу, джинчурики отстранился от стены и побрел в сторону госпиталя, медленно и постепенно набирая скорость, в конце концов переходя на бег, последствия которого еще скажутся позднее.

И все же, человеческое тело - штука странная. Оно любило предоставлять дополнительные ресурсы в подходящее для них время, но и платить за это приходилось, словно по кредиту - переплачивая лютые проценты. Человек может заниматься по-настоящему тяжелой с физической точки зрения работой, но откат вернется лишь следующим утром, а то и еще чуть позднее. Человек может не спать сутки, а то и двое, трое, но стоит ему уснуть, как тело его решит отыграться - сперва он проспит много больше, чем обычно, так еще и проснется невыспавшимся, столь же усталым, как и до сна. Так и сейчас. Еще несколько часов назад Такеши рвал и метал, двигался на пределе своих возможностей - бил и бежал, был бит и скакал. И только лишь сейчас он в полное мере расплачивался за совершенные ошибки, за необдуманные действия. Он буквально разваливался, словно разлаженный механизм или старая кукла. Зубья его шестеренок скрипели, не приводя друг друга в движение, а попросту ломая и стачивая. И с каждым его шагом ситуация становилась все хуже. Не было бы удивительно, упади мальчишка посередь улицы, так и не дойдя до госпиталя.

Но Такеши бежал... и бежал, и бежал. Потому как знал, что падать нельзя. У него сегодня еще было множество неоконченных дел. А, страдая от некоей формы мании, он не мог оставить без внимания ни одно из своих обязательств. Если мать не перекроит все на свой лад, то мальчишка, вполне вероятно, попытается даже потренироваться - пусть и не так уверенно, как мог бы сделать это свежим по утру, но хоть как-то - просто потому, что должен.

>>> Центральный госпиталь [Ивагакуре]

0

10

Главные Ворота [Ивагакуре]

Запас чакры: 61/80
Октябрь, 12 число, утро

Долго ждать не пришлось, за Момо достаточно быстро прислали охрану. Куда они его проводили - Кадафи знал, но задумываться о подробностях дальнейшей его судьбы не решился. Вряд ли его отпустят с миром восвояси. Он позволил себе уточнить у секретаря, должен ли Аваяма-сан узнать о том, что его "бывший коллега" сейчас подвергнется допросу и должен ли журналист присутствовать. Секретарь, поразмыслив над этим предложением, поручила Кадафи Аваяму отыскать в его кабинете, не забыв указать конкретное расположение комнаты этого человека: может, на какие-нибудь противоречия наблюдательный писатель сможет-таки указать... Единственный минус для Муу был в том, что ему придется возвращаться, чтобы отчитаться и об этом поручении тоже. Что ж, самое время ускорить шаг, усталость торопила Кадафи, раздумывающего о вечном присутствии секретаря на своем рабочем месте, когда она нужна. Их вроде бы и нет нигде, кроме своего кабинета, но о делах селения секретари осведомлены больше многих. Например, об этих газетах и о том, что будет дальше.
"Скорее всего какие-нибудь издательства, связанные с этим делом, закроют после недолгих разбирательств", - вывод был слишком легким даже для какого-нибудь дежурного, а не только для джонина. 
Сопроводив Аваяму, отметившего, что Кадафи отсутствовал довольно долго и не получившего комментария в ответ, джонин вернулся отчитаться и получил распоряжение возвращаться за новым заданием позже, когда будет готов. Незачем было благодарить за очевидное, Кадафи обронил свое "спасибо" неловко и слишком "дежурно", оправдал все это желанием поскорее уйти и попрощался.

Апрель 25-е число, вечер

Долгим было патрулирование по границе в компании команды, наспех сформированной пару месяцев назад, но Кадафи был доволен. Он достаточно достойно себя проявил, чтобы защитить своих, и при этом не пострадал.
Их группа успела отдохнуть в пути к скрытому селению, поэтому открытый визит домой Муу решил пропустить. Возможно, он специально избегал этого, потому что еще несколько минут назад выложил в своей комнате стопку книг, добытых на границе, и, зная, что в спокойном уединении почитать ему не дадут - сразу ушел. Он откроет тайны тех страниц чуть позже (тем слаще предвкушение от удовольствия перед этой продуктивной тишиной), после того как закончит еще одно задание. Около резиденции было много прохожих, учителя из Академии в основном и несколько наставников. Скорее всего это было связано с документами для будущих чунинов, мысленно подсчитал даты шиноби и приготовился к долгим минутам ожидания. Что ж, время его не пугало сегодня, можно и помедитировать где-нибудь в тени подальше.
- Доброго вечера, - по привычке вежливости оформил приветствие Кадафи, не задумываясь, кому он его адресовывает, когда кто-то прошел мимо него по коридору. Он только едва голову повернул. Ответный кивок он заметил быстрее, чем понял, кто именно идет в противоположную сторону, присматриваться не стал. Обычное явление в это время суток, несмотря на то что солнце садится немного медленней.
Заполучив, наконец, желанное описание своего нового дела, Кадафи расположился на ближайшей скамье, чтобы изучить карту местности, предоставленную секретарем, и тщательно все продумать. Когда план действий сформировался в его голове достаточно полно и четко, джонин был морально готов отправиться снова к границе страны Земли, на запад. Как бы Кадаф ни ценил одиночество - руководство посчитало рациональным выполнять это задание двоим на этот раз, несмотря на наличие в той же стороне других патрульных отрядов.
"Ооки-сан?" - высокая фигура со светлыми волосами привлекла внимание Муу, который подошел к глиняному мастеру первым. Приветственно кивнул. Он решил, что вести дополнительные разговоры, на тему миссии или вне ее, в стенах резиденции не стоит, поэтому жестом пригласил напарника к выходу.

--> Главная улица Ивагакуре

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-07-30 22:02:15)

0

11

Светловолосый удивился тому, с какой частотой забилось его сердце, как только он переступил порог здания резиденции. Прошло уже немало времени после последней его встречи с бывшей наставницей, встречи, которая в виду их кардинально различных политических взглядов, привела старых знакомых к очередному конфликту. Вся проблема заключалась в том, что Ооки человек, совершенно неспособный держать своё мнение при себе, в то время как госпожа Тсучикаге – женщина, трудно переносящая здоровую и вообще любого рода критику, а усугубляет ситуацию их общее неумение справляться с конфликтами и ссорами из-за чересчур вспыльчивых характеров. Так как в последнее время такого рода недопонимания возникали между Ооки и Гинко чрезвычайно часто, они, в особой степени сам светловолосый, пытались всяческим образом избегать встречи, дабы попросту не тратить и без того нестабильные нервы, что сказывалось на их отношениях ещё больше, нежели сами конфликты.

Медленной, но уверенной походкой синеглазый направился в сторону кабинета лидера селения, преодолевая заполненные людьми коридоры в надежде встретить Гинко под предлогом взятия миссии и хотя бы попытаться уладить конфликт. На данный момент для Ооки лучше всего поддерживать былую дружбу с женщиной, сохраняя при этом доверие к его персоне с её стороны.

«Госпожа Гинко и без этого пристально наблюдает за мной из-за Киндзюцу Ивагакуре. Доверив мне эту технику, именно она несёт ответственность перед советом за мои возможные проступки и ни для кого не секрет, что практически все в совете скрытого Камня считают меня за бомбу замедленного действия, – думая об этом, мужчина издал вздох, привлёкший внимание окружающих, и закатил вверх глаза, – будто бы я несу ответственность за моего предка, хм…»

Светловолосому совершенно не был на руку лишний надзор со стороны Тсучикаге или совета, ведь это бы заставило всплыть на поверхность те, пока невинные козни, которых начал строить Ооки среди некоторых шиноби Камня с похожими политическими взглядами и мыслями насчёт будущего родного селения. Поэтому самым правильным и умным решением для подрывника было наладить отношения с Гинко и сохранить её доверие и дружбу.

Ооки остановился в нескольких метрах от двери, которая вела в кабинет Гинко. Мужчина прикрыл глаза и набрал воздух в лёгкие, не то, чтобы освободить ум от ненужных мыслей, не то, чтобы набраться храбрости, но как только он уже был готов войти в кабинет, сзади послышался до боли знакомый женский голос, произносящий имя мужчины. Его глаза вновь на мгновение закатились вверх и после мыслей «чёрт бы тебя подрал», он повернулся в сторону секретарши Тсучикаге, которая начала грузить его деталями новой порученной миссии. Слова женщины проходили мимо ушей Ооки, как и в общем-то суть задания, вплоть до того момента, как шатенка произнесла имя напарника джонина. Синеглазый предпочитает работать в одиночку, или в крайнем случае с товарищами из Бакуха Бутай, но в этот раз напарник ему попался довольно интересный, с которым, к слову, мужчине довелось уже познакомиться и обменяться некоторыми мыслями, из-за чего синеглазый не стал принимать в штыки факт выполнение задачи в паре с другим ниндзя.

«Похоже сегодня не судьба, Гинко-сама, хм…» – с этими мыслями Ооки спустился этажом ниже, чтобы встретить своего напарника, который, к счастью, не заставил себя ждать. Подойдя к светловолосому, Кадафи молчаливо кивнул в знак приветствия, после чего жестом пригласил его к выходу из здания, что вызвало улыбку у глиняного мастера.

Многословен, как обычно вижу! – Улыбка сменилась на еле заметную ухмылку; оба джонина направились к выходу из резиденции.

«Посмотрим наглядно, сможем-ли мы сработаться вместе, хм…» – подумалось Ооки. Мнения в некоторых вещах у этих двоих сбегались, но синеглазый ещё при первой встрече заметил, что личности у них совершенно разные, в некой степени даже противоположные, что несомненно каким-то образом скажется на их сотрудничестве и лучше всего понять это сейчас, на примере общей миссии.

→ Улицы Ивы.

Отредактировано Ooki (2020-07-26 16:25:04)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Резиденция Тсучикаге


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC