Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

лучший пост
Практически сразу после взрыва Русифа вылез из леса. По пути через мокрые кусты и деревья, читая молитву, он держал косу в правой руке, и готовился нанести атаку или защититься от вражеской; но этого не потребовалось. Жрец, увидев, с кем он сражается, ахуел. «Устрица? Ебаная устрица?!» — в мыслях удивленно вопрошал преступник, не теряя в бдительности и желании убить.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [Fb] The revolution has begun


[Fb] The revolution has begun

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


The revolution has begun


Дата, время: 608 / Январь, 27
Страна, местность: Ива
Описание: Будущий лидер Камня ищет единомышленников.
Участники: Ооки, Кадафи

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-03-16 23:40:13)

+2

2

Кадаф зря надеялся, что собрание закончится быстро. Ещё совсем недавно, или Муу так казалось, такие мероприятия проводились в ином настроении нежели теперь. Сейчас каждый заходил в просторный зал, ожидая плохих новостей или уже зная о таковых. Военное положение вынудило руководство селения поднять ранг нескольким молодым чунинам, морально готовым встретить смерть, однако в нынешних реалиях даже потеря хотя бы одного шиноби, и генина в том числе, в долгосрочной перспективе означала провал: присутствие в помещении собраний новых молодых лиц Кадафи не подбодрило, а скорее наоборот - усилило предчувствие чего-то неприятного. Разумеется, те, что сейчас стоят, переговариваясь под тусклым светом ламп под каменными сводами, попадут в команду более опытных товарищей и те обязательно присмотрят за ними; просматривают уже сейчас, оценивая каждый поворот головы или жест и внутренне содрогаясь от случайного смеха. Очень просилось на ум сравнение "свежее мясо", выражение, которое никто не употреблял при беседе, если хотел проявить немного уважения к собеседнику или сострадание. У каждого третьего на войне погиб друг или родственник.
Муу уже участвовал в боевых действиях с чунином за спиной. Новобранцу не повезло отделаться лёгким испугом, когда их отряду было приказано отступить и перегруппироваться, а ведь все могло сложиться иначе... Кадафи мог лишь надеяться, что у разведки дела обстояли немного лучше. Поток прибывших на собрание шиноби иссяк, Кадафи постарался сдержать вздох: даже с учётом тех, кто сражается на границе на данный момент, пришедших все равно мало. Меньше, чем раньше, даже считать не нужно было.
Близких друзей среди присутствующих не было, а просто знакомым Кадафи устанет приветственно кивать, поэтому просто пересекался с ними взглядом до начала построения.
Привычный порядок, не отмененный из-за количества боевых единиц, вселял уверенности и вдохновения в настроение вчерашних чунинов, которые скоро будут назначены командирами над такими же ниндзя как рядом стоящие. Теперь не до робости, ибо любое сомнение это гибель для всех подчинённых.

Среди джонинов, заслуживших репутацию опытных военных, был и Ооки. Муу был рад, что тот не выглядел раненым или чересчур утомленным, так как был уверен, что его сила - одна из немногих причин, из-за которой линию фронта страны Земли ещё удается удержать. Светловолосый шиноби стоял на два ряда впереди Муу, предпочитающего позицию стратегического обзора даже при том, что зал собраний регулярно покидал последним.
Дождавшиеся новостей и разъяснений дальнейших действий джонины были даже не разочарованы, а разгневаны. Может, на это руководство и рассчитывало - приблизить чувства своих подчинённых к границе слепой ярости, чтобы мирные территории страны Медведей каждый атаковал без лишних препятствий в виде совести.
Новости и вправду оказались неприятные, в чем-то ужасающие, особенно для новеньких. Едва вошли в круг элиты, а уже оглушены перечислением имён людей, которые пали только вчера.
Стратегией на дальнейшую линию ведения войны Тсучикаге уже делилась ранее, но сейчас повторяла ее для новых джонинов, а в голове Муу ещё звучали имена уже убитых товарищей. Для чунинов, он не сомневался, сейчас подробности военных направлений так же не важны.
"Что они делают?"
Дождавшись окончания собрания и команды "разойтись", Муу пропустил джонинов впереди себя и, убежденный, что уходит последним, шел вперёд, сосредоточенный на том, что ему, возможно, предстоит пытаться удерживать моральный дух отряда спокойным и не позволить зря рисковать собой в порыве мстительных желаний.
"Как будто это было и до сегодняшнего легко", - Кадафи с силой обрушил внешнюю сторону кулака на стену с тяжёлым вздохом, внезапно остановившись. Конечно, он злился не на сложность, Кадафи расстроен потерями в их рядах и одолевающими мозг мыслями с формулировкой "если бы". Он не сразу понял, что у его неосознанного редкого выброса эмоций был свидетель.

Отредактировано Muu Cadaphi (2021-05-15 15:42:41)

+1

3

На данный момент скрытый Камень переживает не лучшие годы своей истории. Сформировавшийся Альянс, контролируя основные торговые соединения между странами Великой Пятёрки, подорвал экономику страны Земли совершенно невыгодными сделками, а жители оккупированных территорий, почувствовав слабость со стороны захватчиков, всеми силами пытаются отстоять свою независимость. Все попытки подавить мятеж не только были тщетными, но и повлекли множество потерь в рядах Ивагакуре, правительство которой и по сей день продолжает принимать довольно неоднозначные решения по устранению проблемы восстания, демонстрируя своё неумение подобрать правильную стратегию, в то время, как враг, ведя партизанскую войну, сумел нейтрализовать опасность главного атакующего батальона подрывников скрытого Камня, в рядах которого с каждым днём возрастало недовольство, ведь их умения использовались недолжным образом.

Представители Бакуха Бутай занимали первые ряды в зале собраний джонинов, среди которых выделялся высокий, светловолосый Ооки, стоящий по правую руку от лидера подразделения. Ни для кого не было секретом, что именно носитель Киндзюцу Ивагакуре займёт место Атсуши-самы, когда придёт время.

Собрание проводили члены совета, они же и генералы, предоставляя джонинам селения новости с фронта, пытаясь хоть как-то поднять их боевой дух и поддержать дисциплину среди недовольных и нежелающих молчать ниндзя. Сложнее всего было угомонить именно подрывников, ведь несмотря на то, что лидер их отряда состоял в совете, в собраниях генералов участия он не принимал с того момента, как правительство сочло особенности и специфику операций его подразделения неэффективными против партизанской тактики мятежников. Помимо этого, подливал масла в огонь и Ооки, занимаясь активным подстрекательством в рядах отряда. С каждым разом проводить подобные собрания становилось всё сложнее, шиноби Ивы устали от малоприятных новостей, устали от постоянных потерь и от схваток, не дающих видимых результатов, из-за чего недовольство, бушующее в рядах джонинов под конец, переросло в ярость, которую уже никто не желал скрывать. Зал на мгновение погрузился в тотальный хаос, кто-то перешёптывался между собой, кто-то выкрикивал своё мнение из толпы генералам. Ооки с любопытством наблюдал за происходящим, прислушиваясь к каждому шепоту. Неспособность генералов угомонить своих подопечных радовала синеглазого, вызывая на его лице удовлетворённую ухмылку. Лишь появление Тсучикаге восстановило порядок среди присутствующих. Стоящий один миг назад гам исчез бесследно. Гинко, после короткой и весьма натянутой вступительной речи принялась объяснять детали стратегии на линии фронта, которые не были новыми для опытных джонинов, но весьма полезными для новоприбывших вчерашних чуунинов.

Позже, лидер селение объявил принятое советом решение по использованию генинов в некоторых военных операциях ввиду заметной нехватки кадров. Никого из присутствующих такая новость не обрадовала, так как с большой вероятностью списки потерь на следующем собрании значительно возрастут.

–  Другими словами, правительство скрытого Камня попросту решило отправить на верную смерть детишек! – Единственный, кто осмелился противоречить принятому решению был бывший ученик Гинко, который скорее переживал за репутацию своего селения, нежели за жизнь молодых шиноби, – Такие действия дадут понять, насколько упал военный потенциал Камня не только мятежникам, но и всем другим странам.

В поддержку Ооки принялись выкрикивать недовольные реплики и члены его отряда, к которым вскоре присоединились голоса других джонинов.

– Генинов на фронт отправлять никто не собирается! – Голос Гинко заставил умолкнуть всех остальных, она одарила своего бывшего ученика испепеляющим взглядом, давая ему понять, что его секундное выступление даром ему с рук не сойдёт, после чего продолжила: – Из-за нехватки кадров мы обязаны выдавать генинам более сложные задания и определять их в отряды поддержки и снабжения, чтобы сконцентрировать более опытных воинов на фронте и для действий в тылу врага.

– Если бы правительство Ивагакуре принимало верные решения с самого начала восстания, то мы бы сейчас не находились в ситуации «нехватки кадров», – проговорил синеглазый, делая особый акцент на слове «правительство». В этот раз молодого подрывника никто из джонинов не поддержал. Многие не одобряли некоторых решений Гинко, но открыто говорить об этом никто не желал. На мгновение зал погрузился в мёртвую тишину, которая не предвещала ничего хорошего.

На удивление всех Тсучикаге пропустила слова Ооки мимо ушей, продолжив свою речь и подведя собрание к завершению. Вскоре прозвучала команда разойтись, после которой женщина жестом приказала синеглазому следовать за ней. Оказавшись в другом помещении один на один, женщина не стала сдерживать гнева, отчитав своего бывшего ученика за его выходку. Конечно же положение Гинко в качестве Тсучикаге было весьма стабильным и подобные выступления со стороны одного подопечного не в состоянии подорвать её авторитет, но светловолосый не был простым подопечным и женщина хотела, чтобы тот был на её стороне. Их взгляды на войну были разными, но оба желали лучшего для своего селения.

После короткого и весьма неприятного разговора с бывшей наставницей Ооки вновь оказался в уже опустевшем зале собраний, где стал свидетелем сцены агрессии оставшегося мужчины против стены помещения, которая огребла от него сочным ударом кулака.

«Интересно, хм…» – пробежало в его голове. Синеглазый не был знаком с мужчиной, но по всей видимости он явно не был удовлетворён положением вещей после собрания, что подтолкнуло подрывника завести новое, и кто знает, может быть даже выгодное знакомство.

– Поверь мне, – проговорил Ооки, подойдя к незнакомцу, – срывать злость таким вот образом уж точно ничего не изменит, – большие синие глаза слегка прикрылись, а губы выгнулись не то в улыбке, не то в ухмылке, – а вот утопить его в хорошем вискаре – самое оно!

+1

4

К своему неприятному смущению, Кадафи понял, что кто-то видел его неуважительное обращение со стеной только когда услышал шаги. Обернувшись, он узнал человека, отличившегося на сегодняшнем собрании неуёмной смелостью, причем подрывник показался большинству джонинов настолько же правым, насколько глава селения, наверное, считала его наглым.
Кадафи несколько растерялся, что с ним случалось крайне редко, потому что он не знал ни чем поддержать подрывника, вернувшегося после приватной, вероятно, не совсем спокойной, беседы, ни как его стоит приветствовать. И стоит ли?
В голове Кадафи логика ссорилась с вежливостью, потому что секундное замешательство создало сбой в привычной схеме общения; интуиция тоже сомневалась, с чего начать. С приветствия? Это полагается при встрече, но уже не совсем уместно. С сочувствия? Да кому оно нужно в это время... Вряд ли потомок Дейдары порадуется, что кто-то хочет обсуждать его нагоняй. Скорее пострадавшую стену добьет. Голос светловолосого, однако, звучавший более спокойно, чем при общем собрании шиноби, озадачил Муу ещё больше. Этот ровный тон никак не шел выражению его глаз со зрачками, значительно уменьшенными, несмотря на освещение. Недавний разговор с Тсучикаге всё ещё беспокоил его? Что она сказала? Или он... не сказал? Кадафи вздохнул, словно приняв в себя душевную бурю, которой дышала аура Ооки, яркую и громкую, словно фейерверк. Для этого даже не нужно было быть сенсором.
"Почему ты говоришь это мне, когда хотел бы сделать то же самое..."
- Извини, - раз уж джонин первым решил перейти на неформальный тон, не лучшим будет в данной ситуации Ооки отталкивать "выканьем" и вежливой холодностью. - За то, что стал этому свидетелем.
Стена не его, но шиноби должны вести себя сдержаннее. Всегда.
Дальнейшее предложение озадачило Кадафи снова. Отказ не принимается? Это же точно предложение? Мужчина посмотрел на руки Ооки, высматривая в них, очевидно, бутылку или флягу.
"Я много нового сегодня узнал. Или ещё узнаю," - предписания врачей Муу не игнорировал, следовал всем правилам и не вредил себе на миссиях без нужды. Разве один вечер может помешать его физическому восстановлению, тем более если немного приподнимется моральное.
Ох, уж лучше б он книгу почитал.
Бутылки или фляги у Ооки не было. Придется добыть ее.
- Тогда пошли.
Ему не приходило в голову, что Ооки может не знать его. Раньше эти двое не пересекались ни на одном задании, ни в одной группе, да и увлекались чем-то разным. У брюнета не было цели выведать, чем именно: рассчитывал на то, что Ооки забудет всплеск эмоций Муу, если напьется. Пока что цель была такая, вдобавок к моральной поддержке, разумеется.
Вне Резиденции шаг Кадафи, целеустремлённо следующего по единственно известному ему маршруту, замедлился. А потом Кадафи и вовсе остановился: он точно не ожидал увидеть на месте бара новую вывеску. Что-то изменилось и поменялось, пока он был в коме с прошлого лета или осени.
- Кхм. Я был уверен, что здесь раньше был неплохой уголок. Ошибочка вышла. Знаешь что-нибудь поблизости?
Кассир за прилавком, скучающий от одиночества в пустом зале, поднял голову, пытаясь рассмотреть, кто чуть не переступил порог его магазина. Опоздал: шиноби уже испарились.

+2

5

Неожиданная встреча с Ооки заставила незнакомца растеряться, но обуздав внутренний свой конфликт, тот в конечном счёте извинился за свой «проступок» (будто судьба стены хоть как-то интересовала светловатого) и согласился составить подрывнику компанию, на что последний отреагировал довольной улыбкой и хлопком ладоней, вскликнув своё немногословное «Отлично!».

Покинув резиденцию, Ооки последовал за незнакомцем. Пусть темп его шага и был достаточно медленным для длинных ног синеглазого, но зато показался уверенным, из-за чего мужчина предположил, что у Кадафи на уме уже есть конкретное и подходящее заведение, где они бы смогли залить хорошей выпивкой их знакомство. Только вот предположения эти оказались ложными – новый знакомый, именем которого Ооки всё ещё не соизволил себе поинтересоваться, видимо редко позволяет себе расслабиться за рюмкой другой в каком-нибудь заведении и бар, когда-то посещаемый им, уже давно успел превратиться в магазин.

Синеглазый скорчил задумавшуюся гримасу, размышляя куда бы им податься.

Есть у меня на уме одно хорошее местечко, – его пухлые губы согнулись в хитрой ухмылке, – к тому же с бесплатной выпивкой отличного качества!

Речь шла об «убежище» Третьего, унаследованное Куротсучи и теперь перешедшее в распоряжение Ооки. Представляло оно из себя солярий одной из восточных башен недалеко от резиденции Тсучикаге, попасть в который можно только полётом. Рука мужчины ловким движением проскользнула в одну из набедренных сумок, рот на ладони принялся заглатывать небольшое количество глины, пропитывая её чакрой и придавая форму птицы. Он бросил небольшую фигурку перед собой, сложив руки в печать конфронтации. Прозвучал приглушённый хлопок, поднялось характерное облако дымки, а как только оно развеялось перед мужчинами уже стоял огромных размеров белоснежный ястреб с распрямленными крыльями.

Милости прошу на борт, – проговорил Ооки, запрыгивая на своё творение. Птица была достаточно большой, чтобы уместить на своей спине двух человек, – Только держись, а то я нередко терял непривыкших к подобному виду транспорта пассажиров по пути, – добавил он, как только Кадафи забрался на спину ястреба.

Птица, взмахнув крыльями и направилась ввысь. Вскоре мужчины могли лицезреть всю свою родную деревню с высоты птичьего полёта. Пустые вечерней улицы и площади Ивагакуре освещались фонарями.

Кстати, – вдруг вспомнил светловолосый, – мы же даже не представились. Меня зовут Ооки. «Да, внук того самого преступника Дейдары», – хотелось добавить ему вслух, но делать этого он не стал.

Конечно, Ооки был наслышан об одном из потомков легендарного Второго Тсучикаге, но в лицо его он не знал, поэтому даже представить себе не мог, что имеет дело именно с ним. И, несмотря на свою репутацию и известность в деревне, мужчина не предположил, что незнакомец уже знает его имя.

Отредактировано Ooki (2021-05-14 15:19:03)

+2

6

"Даже при отсутствии богатого опыта я могу считать, что бесплатное - редко заслуживает высокой оценки. Можно было бы и правда зайти в магазин", - запоздало подумал Кадафи, однако его спутник успел пригласить на свою птицу. Создание из белой материи не было существом призывным, чтобы обладать своей волей и вознамериться скинуть робеющего пассажира с хребта, но Кадафи игнорировать замечание об осторожности не стал: в больнице приложат руку к лицу хирурги, если визит мужчины с оправданием "неудачно слетал за выпивкой" снова нарушит их планомерную работу.
- Вот почему у нас так мало боеспособных кадров, они любят дрейфовать в свободном полете, - не то пошутил, не то поворчал Кадафи. - Им хотя бы понравилось?
У самого Кадафи спасение было, однако сам факт его наличия создавал для шиноби некоторые сложности в приземлении... Ему пришлось бы тогда срочно учить технику утяжеления, которую он не до конца освоил и что еще было в планах до конца сезона. Рискнуть здоровьем и устроить себе экстренный курс? Нет, для этого риск должен быть для Кадафи более притягательным.
С высоты полета Ива представляла собой не особо большое поселение, зато такое очень просто защищать. Хорошо, что основная масса людей скрыта за мостами и сводами, в бесконечных тенях самых низких улиц. Его молчаливую задумчивость, которую могли бы воспринять как невежливую безучастность к происходящему, светловолосый прервал своей репликой о знакомстве. Но ведь Кадафи уже знал его, о чем и не замедлил сообщить.
- Я тебя помню, Ооки, хоть мы лично и не беседовали. Ты, наверное, единственный, кто высказывает свое мнение на общих собраниях, даже когда его не спрашивают. - Так себе отзыв при знакомстве, наверное. Кадафи как будто намеренно "косячил" неловкостями направо и налево, как слепой бомбометатель, чтобы проверить какая последует от собеседника реакция. То, что этот собеседник отвечал за "пилотаж" его ничуть не настораживало. - Это смело. На месте Тсучикаге-сама я бы при всех одобрил твои слова, чтобы услышать больше идей от подчиненных, задавленных неудачами и преданностью.
Муу не старался расположить Ооки к себе, но и не осуждал его за яростное желание удержать Иву на позициях Великого селения, которым и была эта деревня шиноби. Просто все шло слегка не по плану: Камень опоздал везде - и в сражениях с альянсом, и в разборках с Медведями и в разведке о внешней политике других деревень, куда, казалось, Ива, затаившись подобно улитке в раковине, даже не стремилась лезть.
- Меня зовут Кадафи, - представился шиноби, вверяя крепкую устойчивость своего тела на спине птицы чакре, которая была способна удержать его на месте во что бы то ни стало. Ему пришлось погромче назваться, чтобы Ооки расслышал его.
"Здесь еще сильнее ветер", - на самом деле вот куда нужно было отправляться ради охлаждения кипящей от недовольства крови - наверх, к небу. Здесь никого нет, а еще весьма красиво. Ветер создавал свои неудобства для тихих моментов, о которых подумал Кадафи, вспоминая любимое занятие, однако и для такого действа нашелся угол, а точнее - крыша. - "Похоже на место для тайных сборищ".
А может такое быть, что Ооки на самом деле личный агент-провокатор Тсучикаге и за слова в сторону Хорикавы Гингко прилетит серьезная претензия? Более серьезная, чем обвинение в трусости перед руководством. Кадафи мысленно перечислил все свои действия от встречи с Ооки в Резиденции до этого момента. Что ж, он привык быть с лидером селения осторожным, особенно после того как друга, готового заплатить цену их жизнями, отправили шпионить в Альянс.
Декорации, впрочем, мало походили на обиталище, которое могло создать впечатление какой-то угрозы.

Отредактировано Muu Cadaphi (2021-05-14 16:29:50)

+1

7

Словесный выпад Кадафи о причине недостатка кадров в деревне заставил Ооки громко и от души расхохотаться. Мужчина предпочёл всё же счесть слова нового знакомого за шутку, несмотря на некую ноту ворчливости в его голосе, но увидев безэмоциональное выражение его лица, сразу же прекратил смеяться, стирая тыльной стороной ладони пущенную слезу. В этот момент Кадафи мог полюбоваться, как искажённый хищной улыбкой рот на его ладони дразнительно показал тому язык. К счастью, он не придал значения этому бессознательному жесту, переводя разговор в иное русло.
Мысль о собственной узнаваемости льстила Ооки. На его пухлых губах заиграла ухмылка, но ненадолго – двоякие последующие отзывы Кадафи заставили её испариться с лица мужчины. Светловолосый всегда был человеком, неумеющим сдерживать собственное мнение при себе, высказывая его при любой возможности – будь она подходящей, или нет не было столь важно.

Что тут смелого, хм? – пожимая плечами спросил синеглазый. – Не был бы я её бывшим учеником, тоже скорее всего держал бы свой язык за зубами, как все остальные, опасаясь получить по гриве, – держал бы? Это вряд ли. Но вот выходки его несли бы за собой наказания похуже словесной брани со стороны Шестой Тсучикаге. – А критику по отношению к своим действиям и решениям со стороны своих подопечных Гинко-сама и вовсе ни за что на свете не примет, – если во всём мире и был человек упрямее Ооки, то это точно его бывшая наставница. Во многом пример он брал именно с неё.

«Кадафи? – переспросил у себя в уме мужчина, одаряя своего собеседника с головы до пят оценивающим взглядом, – Это тот, что потомок Второго Тсучикаге Муу? Хм, интересно…»

В тот момент птица уже подлетела к старой, казалось бы, давно заброшенной и запущенной башне, много лет тому назад выполняющей задачу сторожевого сооружения, задолго до того, как Ивагакуре расширилась до нынешних размеров. Глиняный ястреб умело и мягко приземлился на крышу высокого здания в ожидании сбросить с себя лишний вес в виде пассажиров. Спрыгнув со своего творения, Ооки направился к краю, где лежал старый потёртый ковёр, под которым скрывался люк, ведущий вовнутрь верхнего этажа башни. Деревянная дверь распахнулась с ужасающим скрипом, после чего синеглазый ловко проскользнул через проход.

Зал последнего этажа башни представлял из себя просторное круглое помещение с высокими сводчатыми потолками. На данный момент лишь пробирающийся через окна мутный лунный свет освещал зал. Мебель была покрыта толстым слоем пыли, а пауки успели наплести паутины. По всей видимости это место не посещалось месяцами, если не целыми годами. После смерти бабули Куротсучи, когда Ооки был ещё подростком, он часто посещал это место, чтобы вспомнить проведённое с ней время, или просто для того, чтобы уединиться, спрятаться от косых и осуждающих взглядов тех, кто прознал о его родословной. Будто потомки отвечают за проступки своих предков. Теперь же, когда его жизнь проходит в основном на миссиях, времени держать это место в приличном состоянии уже не было.

Не обращай внимания на беспорядок, – «извинился» он перед своим гостем, пусть это помещение фактически и не принадлежало ему, – так чего твоей душе будет угодно? Схрон здесь приличный, коллекцию различных напитков собирал ещё Ооноки, а бабуля Куротсучи внесла в неё ещё большего разнообразия. – Мужчина принялся зажигать расставленные по помещению масляные фонари, наполняющие залу светом. На одном из краёв комнаты были расположенные винные бочки и дубовые шкафы, хранящие на своих полках уйму бутылок с разным содержанием.

+1

8

"Ооки-сан - не агент", - заключил Кадафи, осторожно кивая словам светловолосого шиноби. Ситуация в родном селении все еще заставляла Муу содрогаться в ужасе от их шаткого положения на мировой карте и малодушно желать забвения, в котором он провел кому. Слова Ооки о том, что Тсучикаге не станет слушать советов от своих подчиненных и бывших товарищей, только сильнее укрепило в голове Кадафи вопрос - а есть ли иной вариант? Десять лет назад варианта точно не было. Ооки как раз обернулся в этот момент, глядя с таким выражением в голубых глазах, будто узнал что-то новое в имени собеседника. Да, оба давно не только не перекались, но и не видели друг друга вообще, включая и прошлые полгода, в течение которых Кадафи валялся в отключке, да и в течение прошлой пары лет точно. Ни один из них не мог сказать, кто достиг ранга джонина первым и когда именно, но сейчас мужчине не нужны были ответы на эти вопросы. То, что он искал, отличалось от вежливого любопытства при первой беседе о хобби, делах, обмене успехами на границах и так далее: блондин заманил его возможностью ненадолго оставить заботы Ивы самой Иве, и так бы оставалось, если бы не новый, помимо того что ладони Ооки могут улыбаться, факт. - "Бывший ученик?"
Наставничество у Кадафи проводилось параллельно участию в миссиях и сейчас он с трудом преодолел замешательство и осознал, что Хорикава когда-то могла быть сенсеем до вступления в свою должность. Эта связь, неважно - сохранилась она или нет, многое объясняла в поведении Ооки на собраниях, в том числе доверие ему киндзюцу.
Ловкими прыжками рослый Ооки уже спрыгнул куда-то вниз. Оценив высоту под люком, Кадафи обернулся к белоснежной птице, оставшейся в одиночестве снаружи. Едва клюв чуть шелохнулся в его сторону - брюнет не стал медлить и, повиснув на руках, едва слышно спрыгнул в проем, по привычке скрытности в темных помещениях. Навыка развитого в ночное время зрения хватило на полный обзор просторного помещения, которое было оставлено, судя по всему, очень давно. И в котором убирались тоже очень давно. Хищний взгляд устремился даже не к бутылкам или бочкам, явно со спиртным, а к далеким полкам за занавеской паутины, где отдыхали свитки и книги в явно качественном, толстом переплете, к которым тянуло как магнитом. Если обеспечить это место хотя бы получасовой уборкой - оно в лунном свете засверкает подобно сказочной пещере.
- А с птицей ничего не случится, пока мы здесь?
Когда Ооки начал заботиться о лампах, Кадафи не без сожаления отвернулся от манящих книг и помог ему с освещением.
- Отличная комната для посиделок с бутылкой, за которые никто не осудит, - Кадафи не мог не похвалить выбор места, однако решил пожертвовать жилетом формы джонина, уложив тот на поверхность, выбранную для "приземления", чтобы не вкатиться потом домой как пылевой шарик. - Выбирай по своему вкусу, Ооки-сан. После новости о том, что Гинко-сама была твоим наставником - меня не удивит спиртное и с Первой мировой.
Наивный.
- Много людей знает о том, что она твой наставник? - на самом деле, при всей открытой информации, знать могли все, кто бы этого хотел. Высказываясь против мнения Тсучикаге на собраниях, против своего бывшего сенсея, Ооки рискует не только своей репутацией. Со стороны людям знающим покажется, что слова светловолосого могут ничего не значить. Было бы гораздо хуже, наверное, если бы Ооки соглашался с ее действиями. И в первом, и в другом случае - ничего хорошего не получается для бывшей наставницы и ученика, которые вряд ли сохранили теплые отношения при таком давлении. - Ооки, ты мог бы...
Повезло, что отвлек звук открывающейся пробки.
"Стоп. Я не должен вмешиваться", - взгляд Кадафи потускнел на мгновение, пока он, одержимый воспоминаниями, убеждал себя в бесполезности проявления лишней активности.
- Емкости найдутся?

+1

9

Да что с ней случиться-то может? – Вопросом на вопрос ответил Ооки, пожимая плечами, – Будет смирно ждать нашего возвращения, притворяясь статуей, хм. – Действительно, что может произойти с неживым существом, которое даже не наделено собственной волей, что уже оставляет глиняную птицу без возможности самостоятельно найти себе на голову приключения. Джонин не придавал большого значения тем своим творениям, которые не предназначались для взрыва – того самого прекрасного мгновения, переполненного в глазах Ооки эстетическим смыслом.

Как только все фонари были зажжены и помещение залилось приемлемым освещением, светловолосый стал напротив линии содержащих различные бутылки шкафов, скрупулёзно выискивая взглядом напиток, который пришёлся бы ему по душе в этот момент, пропуская через свои руки фляги и бутылки, наполненные рисовыми винами, сакэ, винами из далеких земель красного цвета и другим спиртным одну за другой. Мужчина выглядел настолько погружённым в это дело, что вполне могло показаться будто слова собеседника пролетают мимо его ушей, но слова Кадафи синеглазый слышал отчётливо.

Ооки удивился вопросу нового знакомого и это удивление последний мог заметить на мимике подрывника, который на мгновение перекинул свой взгляд от полок на потомка Второго Тсучикаге. Ни для кого не секрет, что Гинко, как и многие джонины, в своё время была наставницей для команды №18, в которую и входил Ооки вместе с Химицу и Окитой. Данную информацию мог найти любой ниндзя скрытого Камня, порывшись в общедоступных архивах селения.

Думаю, многие… – после недолгой паузы ответил он, всё ещё не понимая с какой целью был задан этот вопрос, – эта информация не является засекреченной же, хм... – взгляд вновь падает на шкаф. Интересующая бутылка находилась на самой высокой полке, до которой трудно было дотянуться даже Ооки с его ростом. – Вот! То, что надо… Авамори, на этикетке в качестве места производства указана страна Рисовых полей, хм. Напиток многолетней выдержки, однако. Сколько уже десятилетий эту страну называют страной Звука?

Мужчина поставил на край стола свою находку: литровую стеклянную бутылку, содержащую в себе авамори янтарного цвета. На дне бутылки красовалась свёрнутая в три кольца зелёная змея с открытой пастью. На этикетке почти стёрлась кандзи «хабусю», как и дата производства напитка. К счастью, чем больше лет выдержки авамори, тем оно элитнее. Судя по сохранившимся данным на этикетке, напиток произвели ещё во времена существования страны Рисовых полей, то есть до того, как власть в этих землях узурпировал Орочимару и переименовал захваченную страну в страну Звука. Наверняка подобную бутылку можно было бы продать за большую сумму денег, которых уж точно хватило бы на длительный курорт где-то в стране в Ю но Куни или в Цуки но Куни.

Ёмкости найдутся, конечно же. В этом месте есть всё необходимое для посиделок за рюмкой спиртного, хотя шкафчик с едой я бы не осмелился открыть… – после этил слов мужчина подошёл к сервизу, стоящему неподалёку, откуда он притащил небольшие керамические наперстки «чоку», украшенные типичными горными узорами страны Земли. – Не напугала-ли тебя замаринованная в напитке змея? – С усмешкой на лице спросил Ооки, наливая напиток себе и своему новому знакомому, который было начал что-то говорить, но потом как будто передумал, – что бы я мог?

+1

10

Слова Ооки мужчина принял к сведению, и те, что касались птицы, и те, что относились к его взаимодействию с Гинко в прошлом. Второе, в некотором смысле все упрощало, наверное. Глядя как Ооки дотягивается повыше, Муу мысленно себя спросил - а мог ли бы он сам, как Ооки, проявлять инициативу ради возвышения родного селения? Скорее всего нет. Да и сам Ооки с первого взгляда не был похож на того, кто рвался бы к высокому положению и власти. Всем разойтись, хм! - вообразил Кадафи этого джонина на месте Гинко во время собраний. Стало бы всем легче?
"У него интересная привычка употреблять это "хм" в речи. Это вроде и не слишком режет слух, вроде и не отвлекает, но заметно. Даже забавно", - Кадафи подошел ближе, с едва заметным содроганием оглядывая содержимое янтарного цвета бутылки. На дне бутылки кольцами была свернута змея с пастью, разинутой не то в ярости, не то от бессилия. Наверное, успокаивал себя Кадафи, ядовитое пресмыкающееся в напиток не станут добавлять. Клыки выглядели опасно даже через стекло. По своей воле он бы к такому не прикоснулся, даже если бы пить больше было нечего во всей деревне. Поздно отказываться: он сам решил, что Ооки что-то выберет на свой вкус. Кадафи не интересовался смыслом напитков и тем более традициями, связанными с ними, но если бы ему ранее на глаза попалась литература, связанная с этим Авамори, сейчас он был бы не столь невежественен и наверняка бы был впечатлен выбором Ооки в более положительном смысле. На данный момент светловолосый представлялся Кадафи любителем древней экзотики. - "У каждого свои предпочтения. Как хорошо, что между страной Звука и страной Земли сейчас страны, к нам враждебные и такой напиток к нам не попадает регулярно. Вряд ли торговцы страны Звука сильно страдают того, что им приходится спаивать Альянс - там же как раз много ценителей".
- Я и сам точно не вспомню, когда страна Рисовых Полей поменяла название. Но презентация спиртного, несомненно, очень эффектная, - последний гвоздь в крышку гроба, где было сопротивление этой жуткой жидкости, забит. Жестоко, как и эта змея, наверное. - Не скрою, рептилия в бутылке меня настораживает...
Позволяя Ооки веселиться над своим видом при разглядывании содержимого напитка в "наперстке", по которым было разлито угощение, Кадафи сдержался от попыток понюхать его. Это было бы дико.
Ооки не отвлекся от недосказанной фразы Муу. Джонину пришлось поругать себя за несдержанность. Зачем он вообще что-то пытался предположить, что послужило мотивацией? Неужели дело на самом деле в собрании? Оно прошло пусть и без особых происшествий, но крайне неблагоприятно для нынешнего совета? Кстати, совет наверняка обсуждает слова Ооки и недовольство джонинов до явления Гинко и ее распоряжений, но пока никто ничего не менял. Кадафи пришлось призвать все имеющееся у него красноречие, в явно более скромном наборе, чем у собеседника, чтобы прямоту своих слов скрыть в более вежливых фразах.
- Ты мог бы посоветоваться с Гинко о подготовке к должности лидера Бакуха Бутай, чтобы у тебя было место в совете и возможность говорить хотя бы за свой отдел. Джонинам селения будет к кому обратиться в своих спорах. Но это все же не мое дело. Решать-то тебе. Вдруг тебя будет пугать бумажная волокита, которая возлагается вместе с остальными обязанностями.
Муу пожал плечами и, после долгих секунд сомнений, рискнул осушить керамическую емкость после того как свою осушил Ооки. Крепость напитка так сильно обожгла пищевод, что Кадафи пришлось ненадолго придержать дыхание. Вкус был какой-то не то земляной, похожий на мох, не то сладковато-цветочный.
- Очень... хорошо выдержанный.

Отредактировано Muu Cadaphi (2021-05-24 16:09:30)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [Fb] The revolution has begun


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно