Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » принятые анкеты » Костяной Владыка


Костяной Владыка

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Жребий брошен!

1. Имя и прозвища.

2. Ранг и возраст.

3. Принадлежность.

Kaguya Issin | Кагуя Иссин


Shirotsume | White Сlaw | Белый Коготь


Джонин


28 лет


Мужской

Otogakure no Sato | Деревня Скрытого Звука

5. Внешность, отличительные черты, манера поведения.

https://i.pinimg.com/originals/ec/e4/67/ece46779cf94ef0adbd41b45f16d5f57.png Griffith | Berserk

Рост: 182 см
Вес: 79 кг
Цвет глаз: Серо-голубой
Цвет волос: Белый
Цвет кожи: Белый
Отличительные черты: Невозмутимость


Светловолосый, чуть выше среднего роста (метр восемьдесят два) молодой человек в длинном белом плаще с капюшоном – таково краткое описание внешности, которое может дать Иссину сторонний наблюдатель. Ну, и ещё добавит пронзительный взгляд серо-голубых глаз, доставшихся от матери, и порой жёсткое, но чаще всего спокойное выражение лица. Кстати говоря, довольно симпатичного лица, если верить представительницам прекрасного пола. Правильные черты привлекают девушек, чем шиноби изредка пользуется (по необходимости, ради выполнения задания, конечно, не иначе). Белые волнистые волосы опускаются чуть ниже лопаток и обычно для удобства собраны в хвост. Плащ скрывает жилистое, развитое вследствие длительных тренировок тело. Кагуя стремился к совершенствованию навыков рукопашного боя, для чего развивал силу, ловкость, скорость, и побочным результатом его стараний стала неплохая фигура. Ношение же плаща обусловлено желанием не выделяться в толпе. Кроме того, в скрытых карманах такой одежды можно незаметно носить некоторые предметы снаряжения и небольшое оружие, выдающие в обладателе человека, зарабатывающего на жизнь рисковыми делами и смертоубийством. В родной деревне, на тренировках Иссин избавляется от плаща, оставаясь в светло-серых штанах и футболке такого же цвета. Предплечья и щиколотки обмотаны тканью, на поясном ремне крепится небольшая сумочка со снаряжением.
На заданиях внешний вид молодого Кагуи может разниться в зависимости от обстоятельств. Как правило, шиноби предпочитает использовать хенге, представляясь старцем с посохом, разговорчивым и благожелательным к окружающим.

https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/020/644/855/large/andrew-hwang-andrew-hwang-dakuan-a-close.jpg?1568625355

6. Характер персонажа.

Характерные черты: Спокоен в общении, неистов в бою с сильным противником.
Хобби: Вырезание статуй Будды, каллиграфия
Любит: Медвежье мясо, смородину, бруснику
Не любит: сильные эмоции


В целом, Иссина можно назвать спокойным человеком. Он стремится сохранять невозмутимое выражение даже при критических ситуациях, отлично владеет собой вне боя. Эдакий ледник, рассекающий гомонящее море людской толпы. Однако, его друзья и наставники знают, что под маской хладнокровности до недавнего времени кипели, а возможно, и продолжают кипеть нешуточные страсти.
Дело в том, что молодой Кагуя считает сильные эмоции, желания излишними вообще – как в мирной жизни, так и в боевой обстановке. Они мешают здраво мыслить, толкают на совершение ошибок, подчас фатальных, превращают человека разумного в зверя. Это, в свою очередь, не способствует достижению цели, в частности, выполнения задания, а выполнение задания для любого шиноби – главное.
В бою Иссин преображается. Пробуждается жажда битвы, присущая клану Кагуя, и она пожирает его изнутри, оставляя лишь желание убивать и удовольствие от боя. Шиноби старается сдерживаться, но собственные раны и сопротивление противника раззадоривают, злят его, пробуждая низменные чувства. В эти мгновения он не знает пощады и с радостью отправит на тот свет любого – ребёнка, беспомощного старца, не представляющую угрозы женщину. Хуже того, он может наброситься даже на союзника, если тот осмелится встать между ним и его жертвой. Потом, придя в себя, он раскаивается в содеянном, подолгу медитирует, просит прощения у пострадавших, но это не вернёт мёртвых. Отчасти поэтому наш герой занялся медициной. Успокоительные препараты призваны унять его врождённую кровожадность, а лекарства и умение доктора по возможности исправить причинённый товарищу либо невиновному вред. Оставаясь наедине и испытывая сильные эмоции, он садится и вырезает будды из дерева. Такая деятельность успокаивает его, как и каллиграфия, в коей он упражняется чуть ли не ежедневно.
За вспышки желания убийства молодой Кагуя ненавидит себя. Примером для подражания он считает собственного предка – Киммимаро, а тот, как известно, был весьма уравновешенным человеком, и Орочимару, также не отличающегося вспыльчивостью. Если первый образец в плане выдержки, то второй восхищает Иссина таинственностью, силой, умом. Лидер Отогакуре является живой легендой, которой также хочет стать и Кагуя. Парень весьма амбициозен, мечтает стать лучшим в селении Звука (после Змеиного Саннина, разумеется), однако, понимает своё нынешнее место в иерархии деревни и в целом мира шиноби, поэтому ведёт себя осторожно.
Кстати говоря, осторожность и расчетливость присуща Иссину при планировании операций. Он предпочитает не ввязываться в драки, поскольку привлечение внимания не идёт на пользу выполнению миссии, хотя буйный нрав постоянно требует крови и битвы.
К окружающим относится, что называется, ровно, за исключением нескольких наиболее близких ему человек. Любит людей смелых и сильных, уважает могучих, восхищается хладнокровными и умными. Презирает слабость во множестве проявлений, в том числе собственную, коли таковая имеется, духовную и телесную. По его мнению, если шиноби способен стать сильнее, он обязан сделать это, дабы суметь постоять за себя и защитить свои принципы, родных, друзей, которые не могут противостоять врагу по ряду объективных причин. К мирным жителям относится снисходительно, особенно к крестьянам и калекам, осознавая тяжесть их жизни. Также презрение у него вызывают люди, неискренние со своими близкими, предатели.
Стремление к идеалу движет молодым Кагуя. Он совершенствует себя как разумное существо, совершенствует своё тело, свои навыки и техники. Преданность родному селению у него сочетается с затаённой мечтой о создании боевого отряда, наводящего ужас на Великие Страны, и основании собственного многочисленного клана. По сути, он хочет стать богом мира ниндзя, в чём никогда не признается окружающим. Ради того, чтобы стать сильнее, он готов на многое. Чувствуя ограниченность в чём-то, Широтсуме стремится устранить её разными путями – созданием новой техники, тренировками. Недостатки его стиля ясно видны ему, и он в попытке удалить их с удовольствием даже пересадит себе подходящий геном. Его идеал – стать бессмертным, как Орочимару, и вместе с тем обладать силой, способной противостоять джинчурики и мощнейшим шиноби мира.
Иссин верен Отогакуре. Однако, неизвестно, какой выбор будет им сделан, если его амбиции столкнутся со стеной непонимания со стороны родной деревни.

7. Биография.

Родители: Внук Кимимаро Кагуя и простая куноичи из Ото


Тайное убежище

Иссин не знал ни отца, ни матери. Он родился в операционной одного из разбросанных по Стране Рисовых Полей тайных убежищ Орочимару, где и прошли первые годы его жизни. С младенчества его готовили быть отменным орудием Орочимару, укрепляли физически, проводили опыты, испытывали на нём разнообразные препараты, призванные активировать способности генома Шикотсумьяку, изучали строение скелета необычного ребёнка. Сутки для трёхлетнего малыша, едва научившегося более-менее сносно разговаривать, складывались из десятичасового сна, пятичасовой тренировки тайдзюцу, включающей упражнения на силу, ловкость, выносливость, развивающие память и внимательность занятия длительностью в несколько часов. Свободного времени практически не оставалось, а если и удавалось часок-другой отдохнуть, то его маленький Кагуя использовал на рисование, очень уж нравилось ему это дело. К четырём годам он умел читать и писать, а рисование ему заменила каллиграфия. В целом, он рос спокойным, рассудительным ребёнком, не склонным к агрессии и подававшим большие надежды в тайдзюцу, но ужасно одиноким. Ему не позволяли общаться со сверстниками, и все, с кем он контактировал – врачи и учителя. Становящиеся всё более жёсткими тренировки привели и к первым, неосознанным проявлениям генома – скелет мальчика изменил структуру, прикрыв жизненно важные органы крепчайшей бронёй. Как-то раз, при особенно жестоком избиении, Иссин отрастил шипы по всему телу, тяжело ранив учителя. В тот момент он впал в неконтролируемую ярость и познал сладость битвы. Кагую с трудом удалось оттащить от обучавшего тайдзюцу, а по сути, лупившего его на каждом тренировочном поединке чунина. Наслаждение от брызг крови, от вкуса алых капель на губах, от чувства собственного превосходства и зрелища разрываемой плоти противника – вот каково первое воспоминание Иссина.

Маленький Дьявол

Ничто не длится вечно. Подошло к концу и беззаботное детство маленького Кагуи. Закончилось оно в день нападения на секретное убежище. У Орочимару всегда хватало врагов, среди которых были и какурезато, и могущественные преступные организации, и просто влиятельные люди всех мастей, от даймьо стран до торговцев. Кто атаковал базу Змеиного Саннина, для малыша осталось неизвестным, да и не представляло важности. В нападении участвовали хорошо обученные бойцы с закрытыми противогазами лицами. Проникнув внутрь, диверсанты вывели из строя систему наблюдения и открыли камеры нижнего уровня, где содержались подопытные и так называемые «перспективные экземпляры» – похищенные шиноби с интересными, подчас уникальными способностями. Поднялся бунт, в то время как снаружи атаковала группа наёмников. Охрану, врачей и прочий персонал быстро перебили, а Иссин оказался среди «освобождённых». Не вполне понимая, что происходит, он хотел было сбежать куда глаза глядят, но его подобрал отряд ниндзя, участвовавший в нападении. Так началась новая веха в его жизни.
Наёмники кочевали по малым странам, предлагая услуги богачам, не брезговали грабежом. Собственно, грабежи и убийства составляли основное занятие вольных шиноби. Мальчика взял на воспитание помощник командира отряда, грозного вида нукенин по имени Фукуро, бывший когда-то джонином Киригакуре. Он совсем недавно потерял сына, и светловолосый ребёнок до боли напоминал ему родного ребёнка. Был ли он строгим отцом? Несомненно. Причём настолько, что учителя из убежища казались по сравнению с ним добрыми и ласковыми. Он не давал поблажки никому, подвергал сына жесточайшим тренировкам, которые не смог бы пережить обычный человек, и вскоре заставил юного Кагую отведать невинной крови. На постоялом дворе, где ночевал отряд, вместо того, чтобы заплатить, наёмники вырезали хозяев. Фукуро, не желая пачкать клинок кровью «отбросов», приказал приёмному сыну зарезать детей владельца постоялого двора – годовалого мальчика и двух девочек постарше – и их беременную мать, изнасилованную всем отрядом. Иссина всегда учили повиноваться приказам, вдалбливали в него повиновение буквально с рождения. И он пошёл и убил. Неуклюже, без удовольствия, перемазавшись кровью с ног до макушки. Потом ему долго снились сны, в которых, повторяя события прошлого, молодая мать, прикрывая собой детей, пыталась пырнуть его кухонным ножом, а он уворачивался и резал её коротким вакидзаси, резал, резал, не зная, как закончить поскорее – ему никогда не показывали, куда нужно бить клинком, чтобы мгновенно прервать мучения раненого.
Фукуро был доволен и горд. «А вы бы могли в его возрасте убить хотя бы собаку?» – спрашивал он бойцов. С того случая отношение к Кагуе резко изменилось. Его начали побаиваться, считая отморозком, и презирать. Вскоре после той резни кто-то из бойцов, решивший самоутвердиться на «маленьком ублюдке», накинулся на Иссина и неожиданно для себя получил более чем достойный отпор. Нападение обрадовало и разъярило мальчика. Покрывшись белесыми шипами и отрастив на предплечьях более привычные, чем меч, костяные клинки, Кагуя подсёк врагу сухожилия ног, потом отрубил руки, вспорол живот и искромсал внутренности, а в завершение отрезал голову, к тому моменту мощными ударами превращённую в кашу из кожи, мяса, костей и волос.
Вот после такого Иссина начали бояться по-настоящему, а Фукуро, старавшийся больше не утомлять приёмного сына чрезмерными тренировками, отправил его в бой. С тех пор и до своего двенадцатилетия Маленький Дьявол, как прозвали мальчика наёмники, постоянно участвовал в боевых операциях, проводимых отрядом.
Годы битв ожесточили сердце Иссина. Он не знал пощады, убивая любого, кто оказался у него на пути – сдающегося противника, немощного старика, предостерегающего от ошибки товарища. Фукуро хорошо воспитал его, привив себялюбие, безжалостность, презрение к слабым и стремление к силе, ибо только так можно выжить среди таких же бешеных псов и даже возвыситься над ними, став вожаком. Гибель невинных не доставляла удовольствия Кагуе, и он обычно оставлял эту грязную работу на других, зато он наслаждался в битве. Ничто не доставляло ему столько ярких эмоций, сколько сражение. Он жил боем, и вне его хирел – у него ухудшалось настроение, он начинал бросаться на наёмников, ища драки. Если кто-то оказывал сопротивление, защищался, он сразу же приходил в ярость и расправлялся с неудачником. Когда ему стукнуло двенадцать, он возглавлял группу из нескольких совершенно безбашенных нукенинов. Успехи приёмного сына вроде бы должны были вызывать гордость у Фукуро, однако, старый ниндзя испытывал злость. Во всём Иссина считали лучше него. В конце концов, после очередной победы, вылившейся в резню, в ней опять-таки отличился юный Кагуя, наёмник здорово напился и выплеснул злость на сына, попытавшись ударить его. В результате лишился руки и места заместителя главаря. В надежде отомстить, он подсыпал яду в еду Маленького Дьявола, но тот вовремя узнал об этом от одного из подчинённых. Спускать такое было нельзя, и Фукуро расстался с жизнью в ту же ночь. Иссин всё же чувствовал к старику благодарность, поэтому убил быстрым ударом в сердце. «Ты стал мне врагом, отец, – сказал он с грустью, словно оправдываясь, стискивая наёмника в захвате перед тем, как вонзить костяной клинок в сердце. – А врагов ты учил меня не щадить». Отправив к предкам старика, Кагуя занял его место подле главаря.
А спустя ровно неделю его судьба снова круто изменила течение, вынеся навстречу тому, кому он во многом был обязан своим рождением.

Возвращение к истокам

Однажды, проводя разведку в одной из стран, Иссин столкнулся с призраком из прошлого – тем, кто в детстве навещал его в убежище, рассказывая истории о большом мире, полном чудес, с Орочимару. Змеиный Саннин, искавший потомка Кимимаро добрых несколько лет, предложил ему вернуться, только на сей раз не в убежище в качестве подопытного, а в деревню. Однако, жизнь, скованная ограничениями, дисциплиной, запретами не была по вкусу юноше, и он наотрез отказался. Лидер Ото будто бы исчез, получив резкий ответ.
Прошло ещё немного времени, и отряд наняли для зачистки окрестностей крупной деревни от банды нукенинов. Ничто не предвещало беды. Задание казалось лёгким – ну, что могут сделать полдюжины преступников рангом не выше чунина полусотне опытных бойцов, вооружённых лучшим оружием, какое могли себе позволить вольные шиноби? Однако, наёмники угодили в ловушку. Они встретились всего с одним противником. Он жёг их пламенем, разрывал воздушными снарядами, нанизывал на каменные шипы, его призванные змеи кусали наёмников, душили в смертоносных объятиях. Ему решительно ничего не могли противопоставить ни главарь, мастер гендзюцу, ни Иссин. Враг ускользал в последний момент либо, получив рану, распадался клубками ядовитых змей, а то и вовсе пропадал, сливаясь с землёй, деревьями, чтобы ударить в спину. Один за другим полегли отморозки юного Кагуи, пал и главарь, раздувшись и посинев от влитого в него десятками змей яда. Иссин тоже пострадал. Умирая, он всё равно стремился убить неуловимого противника. Когда силы почти покинули юношу, перед ним вновь появился враг. Движением он стянул с себя чужое лицо, показав себя настоящего, и был это Орочимару. «А ты слабее, чем я думал, – стеганули по самолюбию слова лидера Ото, склонившегося над поверженным, пылающим яростью парнем. – Хочешь жить и стать сильнее?»
«Хочу», – процедил Иссин, стискивая зубы до хруста от злости на свою слабость и боли, терзающей его.
«Тогда тебе придётся последовать за мной, – улыбнулся Орочимару. – И снова научиться слушаться. Готов переступить через себя?»
Ради силы Кагуя был готов на многое.
«Да», – выдавил он и тут же получил противоядие.
Привязанность, дружба – ничего этого не было в отряде наёмников. Иссин уходил с места гибели соратников, не оборачиваясь и не испытывая потребности в мести. В конце концов, они были слабаками, и удел слабого – пасть, будучи растоптанным сильным. Не стоит сожалеть о ничтожествах.
Путешествие до деревни Скрытого Звука заняло недели две. Змеиный Саннин не торопился. Он расспрашивал своего нового шиноби о его жизни, проведённой в отряде, старался понять мировоззрение юноши и нащупать рычаги влияния. Рассказывал об истинном положении дел на международной арене, что заинтересовало парня, об удивительных кланах, к коим относился потомок Кимимаро. Истории завораживали, пробуждали любопытство. Ото в них представало средоточием тайн, доступ к которым можно открыть, лишь доказав лояльность селению и лично Орочимару. Окутанная ореолом загадочности фигура лидера Отогакуре внушала уважение и трепет – то, чего столько лет не чувствовал вчерашний наёмник, а сказать точнее – убийца и грабитель.
И вот, настал час, когда Иссин, ступая вслед за своим наставником, вошёл в селение Скрытого Звука.

Любовь и ненависть

Обитатели какурезато встретили его кто безразличием, кто настороженностью – не каждый день Змеиный Саннин лично приводил кого-то в деревню. Кагую не проверяли на наличие необходимых навыков – о его способностях Орочимару узнал в недавней бойне и во время путешествия, из разговоров. Парню присвоили ранг чунина и определили в команду к немолодому джонину и девушке-чунинке, как оказалось, его родной дочери. Иссин воспринял должность с неохотой. Он рассчитывал на немедленное обучение, а получил довольно скучную службу. Команда выполняла лёгкие миссии вроде разведки в приграничных к Стране Рисовых Полей землях, поиска и поимки диких животных и птиц, нужных для экспериментов. В общем-то мирные задания быстро надоели юноше. Он жаждал сражений, хотел проливать свою и чужую кровь на алтарь собственного тщеславия. Только Акеми – его напарница по команде – могла унять его дикий нрав. Девушка потрясающе играла на флейте, и мелодия с вплетёнными в неё нотками звукового гендзюцу успокаивала потомка Кимимаро. Он погружался в грёзы, где рвал врагов сотнями, упиваясь их кровью, и сражался, не щадя себя, с достойными противниками.
Прошло несколько лет. Иссину стукнуло шестнадцать, он заслужил ранг джонина, расположение Орочимару, выраженное в нанесении Проклятой Печати,  и бешеными темпами под его наставничеством развивал техники Шикотсумьяку, совершенствовался в тайдзюцу. Наконец, ему выдавали по-настоящему опасные миссии, связанные с выслеживанием и устранением беглых шиноби Ото, а также с поимкой «ценных экземпляров», как называли обладателей улучшенных геномов и хиден. Молодой Кагуя охотился на них вместе с Акеми, которая к тому времени выросла в красивую девушку. Её отец пропал пару лет назад, и команда стала состоять из двоих. Сперва они дружили, позднее между ними разгорелись чувства, ещё больше сблизившие молодых людей. К собственному удивлению и изумлению потомок Кимимаро вдруг понял, что влюбился, и растерялся, не зная, как поступить. Он боялся реакции лидера Ото. Вдруг Змеиный Саннин решит разлучить их, сочтя связь между ними пагубной?
Судьба расставила всё по местам. Или чья-то злая воля? Размышляя спустя годы над трагедией, Иссин постепенно утратил уверенность в случайности произошедшего.
На одной из операций по ликвидации неизвестного шпиона «ловчие» в лице Кагуи и Акеми действовали по надёжной и проверенной десятками «охот» схеме. Куноичи очаровывала противника гендзюцу, тот лишался возможности сопротивляться, и в дело вступал потомок Кимимаро. Однако, на сей раз человек в маске и чёрном плаще не впал в оцепенение иллюзии, а шарахнул масштабным воздушным дзюцу, повалившим деревья и прервавшим мелодию флейты. Затем подорвал взрывные печати, образовал облако ядовитого тумана и попытался скрыться. Разъярённый Иссин, отрастив костяные клинки на предплечьях, бросился в погоню, позади осталась легко раненая девушка. Он настиг шпиона, и завязался тяжёлый бой. Неизвестный, несмотря на искушённость в ближнем бою и странные теневые техники (как оказалось потом, он был из конохского клана Нара, и его давным давно внедрили в Скрытый Звук собирать сведения о планах Орочимару и боевых возможностях Ото; благодаря теневым дзюцу шпион мог победить, но Иссин был гораздо быстрее под действием джуинджутсу) не смог противостоять на равных обладателю улучшенного генома и постарался снова улизнуть, но парень сбил его с ног костяными пулями и принялся избивать, пробивая усиленные чакрой доспехи. В какой-то момент маска слетела, и молодой Кагуя увидел знакомое лицо пропавшего без вести бывшего командира. Акеми вскрикнула, но Иссина было не остановить. Очередным ударом он разнёс выставленный впопыхах шпионом щит из чакры и намеревался перебить горло противнику, и тут ощутил толчок. Девушка с разбегу врезалась в напарника и отпихнула от истекающего кровью отца. Она кричала что-то вроде «Погоди! Давай разберёмся! Мой отец не может быть предателем!», умоляла не убивать его. Алая пелена застилала взор Кагуя. Он мощным ударом костяных клинков почти перерубил пополам хрупкую фигурку, стоявшую перед ним, и кинулся добивать врага.
Когда кровавая пелена спала, потомок Кимимаро стоял над двумя трупами – джонином, которого ему приказано ликвидировать, и Акеми.
Впервые в жизни он рыдал. Юноша неподвижно стоял на коленях сутки напролёт, проклиная себя за несдержанность и оплакивая возлюбленную, пока не явилась вспомогательная команда. От тел избавились, а Иссину посоветовали возвращаться в какурезато. Его миссия выполнена.
Он забрал с собой головы бывшего командира и куноичи. В дороге выварил их, чтобы остались только черепа, и принёс домой, где поставил у импровизированного алтаря. Два года он не выходил на улицу. Еду и воду ему приносили по приказу Орочимару. К нему пару раз приходил и сам Змеиный Саннин, беседовал, советовал вернуться и забыться в бою. Молодой Кагуя, однако, был безутешен. В нём росла ненависть к себе, и мудрые слова наставника, обронённые на благодатную почву, дали всходы в виде решения: он, Иссин, отныне будет бороться со своей кровожадностью всеми доступными способами. Именно тогда у него выработалось новое отношение к себе и окружающим. Он стал менее агрессивен, неконфликтен, сдержан и порой доброжелателен в простом общении. В пору затворничества потомок Кимимаро вырезал статуи будды из дерева и кости. По сей день он, бывая дома, по ночам сидит перед алтарём и разговаривает с покрытыми лаком черепами двух некогда самых близких ему людей.

Сила, поражающая воображение

Со временем изменивший своё мировоззрение Иссин всё-таки вернулся к выполнению миссий. И первым его заданием после длительного перерыва стала слежка за джинчурики Пятихвостого, покинувшим в то время Киригакуре. Именно тогда молодой Кагуя осознал в полной мере собственную слабость. Он видел, как носителя Гоби преследуют ойнины Скрытого Тумана и как он сражается, высвобождая мощь своего биджу. Кириец был смертоносен, стремителен – даже быстрее любого известного Иссину шиноби Звука под действием второго уровня джуина Орочимару, – а его сила поражала воображение. Преследователи пали. Выжил лишь один. Он владел громадным мечом необычной формы, впрочем, мечом называть его оружие неправильно. Черноволосый ниндзя орудовал, скорее, неким колючим живым существом. Самое удивительное то, что этот человек на равных бился с джинчурики, пусть и ослабленным боем с ойнинами. И, по мнению Белого Когтя, побеждал. Носителю Пятихвостого удалось скрыться, а вот Иссину не повезло. Годы депрессии притупили его бдительность, и на него наткнулся тот самый черноволосый шиноби с удивительным оружием-существом. В тот день молодой Кагуя познал на себе мощь мечника Тумана. Потом, чудом сбежав, он узнал, что необыкновенный шиноби являлся владельцем Самехады – величайшего из мечей Киригакуре. Парень фактически провалил миссию, потерял деньги, зато обрёл нечто куда более ценное – знания и опыт. Он хорошо запомнил способности джинчурики Гоби и ещё лучше осушающее действие чудесного оружия Скрытого Тумана. С тех пор он возжаждал подобную силу. Ведь иначе он вряд ли станет поистине лучшим.
Шли годы. Кагуя обзавёлся новыми знакомствами, стремлениями. И теперь только судьба решит, сбудутся ли его надежды на победу над собой.

8. Опыт игры.

9. Гейммастеринг.

10. Ваша активность.

11. Связь с Вами.


Имеется

Активный

Два-три поста в неделю

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12. Пробный пост.

Ярость отступала кровавым отливом, освобождая разум из оков боевого безумия. Жажда битвы утихла. Тишина окутала сознание непроницаемым коконом. Не с кем сражаться, некого больше убивать. Все, бросившие вызов, мертвы. Миссия выполнена.
Иссин открыл глаза. Свет закатывающегося за горизонт солнца золотил кроны деревьев, заливал поляну, на которой совсем недавно завершился бой. Повсюду валялись вырванные, покорёженные кусты, на смятой траве лежали алыми ягодами капли крови, местами выжженная, почерневшая земля и воронки напоминали о взрывных печатях, которые активировал напоследок враг, старавшийся из последних сил сбежать. "Трус! Хотя и славно сражавшийся, но трус. Он мог принять бой, осознав, что бегство бессмысленно. Или так ничего и не понял? Малодушный человек. Бился, только когда не было другого выхода. И глупый. Мог подготовиться получше, установить по-настоящему опасные ловушки. Конечно, Акеми бы их заметила, она глазастая, но всё равно. Его жалкие потуги скрыться отражались преимущественно в запутывании следов и примитивных, несмертельных капканах. Бился хорошо, в остальном же вёл себя как дилетант. А, неважно. Главное, миссия завершена. Осталось дождаться уборщиков, и можно возвращаться."
Небо на востоке затягивали плотные облака. Свет, из золотого превращающийся в красноватый, обагрял бока небесных пилигримов, и казалось, будто кто-то вспорол им животы, и они лежат, купаясь в собственной крови.
Кровь. На миг мир окунулся в неё, сменив цвет. Иссина повело, он пошатнулся, но устоял.
Где Ласка? Она всегда была рядом, когда волна ярости уходила, и заботилась о его ранах. Первое, что слышал Кагуя после боя – мелодию костяной флейты, подаренной им куноичи много лет назад. Сейчас флейта молчала, как и всё вокруг – птицы, ветер. Тишина вселяла тревогу. Мёртвая тишина, мёртвый мир. Шиноби не слышал даже собственного дыхания. Потом он понял, что не дышит, поддавшись влиянию окружающего покоя.
– Акеми, – позвал он Ласку почти беззвучно, опустил взгляд, чтобы осмотреть поляну и, наконец, выяснить, куда подевалась подруга.
«Стой! Не надо! Прошу тебя!» – эхом раздался в памяти крик девушки, разом выметя все мысли.
Она лежала у него под ногами, уставившись широко открытыми глазами в закатное небо. На красивом лице застыл страх, словно в небесах куноичи увидела нечто грозное и ужасное. От уголка полноватых губ стекала по щеке красной ниточкой кровь.
– Нет, почему?... Зачем? – рухнул на колени Иссин, склонившись над Акеми. Проверил пульс на шее, хотя это было бесполезно – разум подсказывал, что с такими повреждениями не живут. Поперёк живота на уровне пояса шла неровная рана, оставленная скорее когтем, нежели клинком. Девушку почти разорвало пополам мощным ударом. Внутренности перемешались в кашу, скопившаяся лужей кровь запеклась. – Нет, нет, нет, – повторял парень, отыскивая малейшие признаки жизни и не находя. Приложил ухо к груди, услышав в ответ проклятую тишину, ощупал снова шею, отметив холодность кожи и отсутствие пульса. Страх забирался в шиноби, сдавливая грудь холодными коготками. Иссин бросился вдыхать в Ласку воздух через рот. Лёгкие вздувались, точно кожаный бурдюк, и опадали, не реагируя на усилия. Не добившись результата, он надавил ладонями на грудную клетку в тщетной попытке запустить давно остановившееся сердце.
В ушах по-прежнему стоял крик Акеми.
– Зачем?... – спрашивал Кагуя, прижимая к себе верхнюю половину тела девушки и отказываясь верить, что её уже нет. – Зачем ты встала между мной и моей добычей?
Глупый вопрос, однако, горе затмевало разум парня. Старик ведь был её отцом, которого она любила. Ласка не могла поступить иначе. Окажись Иссин на его месте, куноичи поступила бы так же. Мелодия флейты, погружающая в иллюзию, не сдержала бы впавшего в боевую ярость шиноби. Он успокоился бы не сразу, а нужно было предпринимать что-то срочно, пока он не добил старика.
Страх рос по мере осознания произошедшего. Иссин своими руками убил единственного человека, которого любил. Теперь ужас от содеянного заполнял образовавшуюся пустоту, соревнуясь с болью, вырывавшуюся из глаз горячей, незнакомой влагой. Что будет теперь? Как он станет жить без той, кто составляла на пару с амбициями смысл его существования? Когда-то он жил один. Окружённый бойцами, такими же как он свирепыми, безжалостными волками, и, тем не менее, один. Акеми показала ему совершенно другую жизнь. Она понимала его, ценила, беспокоилась о нём. Любила. Проклятье на богов и демонов! Он не знал о любви до знакомства с ней. Юная куноичи разожгла в нём огонь чувств, привязала к себе, погрузила в иллюзию счастья… и теперь её нет.
– Прости меня, – шептали губы бессмысленную фразу.
Впервые Кагуя плакал. Он жаждал быть с Лаской, и не представлял, что делать дальше. Мысли растворились в океане боли. Они придут потом, в темноте последующих ночей, вдали от изборождённой смертоносными техниками поляны и поваленного воздушными дзюцу леса. Они придут, едва Иссина покинут воспоминания о проведённых с Акеми днях. А за ними последуют решения, неожиданные для самого шиноби.

Отредактировано Kaguya Issin (2020-06-07 23:45:24)

+4

2

Здравствуйте. Приступим-с к проверке
Биография:

Unknown написал(а):

Вскорости после той резни кто-то из бойцов

вскоре

Было одно удовольствие читать вашу анкету! Однако упоминание реальных игроков в биографии стоит убрать, я про Хозуки Тору.

Тема пробного поста:

Unknown написал(а):

Она кричала что-то вроде «Погоди! Давай разберёмся! Мой отец не может быть предателем!», умоляла не убивать его. Алая пелена застилала взор Кагуи. Он мощным ударом костяных клинков почти перерубил пополам хрупкую фигурку, стоявшую перед ним, и кинулся добивать врага.
Когда кровавая пелена спала, потомок Кимимаро стоял над двумя трупами – джонином, которого ему приказано ликвидировать, и Акеми.

Распишите этот момент. Вдохновения!

0

3

Senju Rangiku, приветствую!

Senju Rangiku написал(а):

Было одно удовольствие читать вашу анкету! Однако упоминание реальных игроков в биографии стоит убрать, я про Хозуки Тору.

Благодарю за тёплые слова, мне очень приятно) Насчёт Хозуки Тору - мы с ним договорились играть вместе. Я его, собственно, и пригласил сюда, но при написании анкеты он оказался проворнее) Если надо, уберу упоминание, конечно.

Senju Rangiku написал(а):

Распишите этот момент. Вдохновения!

Спасибо! Приступлю в ближайшее время.

0

4

Kaguya Issin, Мелочь, конечно, но так уж на ролевых заведено. Придется убрать
Жду вашего поста!

0

5

Senju Rangiku, пост написан, исправления внесены.

0

6

Приняты!
Можете создавать тему с опытом, хронологией и заполнять профиль.

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » принятые анкеты » Костяной Владыка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC