Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

— Крайне удручающее зрелище... — едва слышно произнёс Кейске. И вправду, при близком рассмотрении, можно было с уверенностью сказать, что в этом месте люди не жили, но выживали. Покосившиеся одноэтажные дома, обветшалые стены, редкие ограды и пустые погреба. Одежда местных жителей также оставляла желать лучшего, как и их внешний вид в целом.
Грязные, изнеможённые ужасным климатом и войной, они носили рваные тряпки, и казалось бы даже не замечали этого. Достоинство давно ушло из жителей Инамуры, а все их надежды погрузились на дно болота, окружающего поселение.


- соратницу, товарища, активного соигрока для развития личного сюжета.

- верного товарища и близкого друга.

- верного товарища, близкого друга, участника команды Суны. Также ищет любимую младшую сестренку

С остальными заявками можно ознакомиться тут

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август - сентябрь 609г.

• Форум терпит некоторые изменения, и самым очевидным обновлением является дизайн. Теперь он у нас светленький!
• Был обновлен список плюшек, просим всех ознакомиться с изменениями.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Город Токунага


Город Токунага

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/29/t84224.jpg
Мегаполис в стране Земли. Не столица, но резиденция Даймё здесь тоже имеется. На парадных улицах всегда толпы народа - не только приезжего, но и местного населения, все красиво и цветуще, глянцево и привлекательно. В трущобах на окраине города Токунаги - обстановка как с изнанки: покосившиеся лачуги, наставленные друг на друга, а на их фоне заводы, станции, свалки.

0

2

Октябрь, 10-е число, вечер

Дорога

На въезде в город их квартет несколько приободрился. Момо принялся вспоминать какие интересные места он успел посетить и посмотреть, рассказывал, что и где можно приобрести подешевле. Кадафи представил его в роли гида достаточно явно, чтобы суметь в качестве "Аваямы" приободрить писателя, что он всегда сможет выкрутиться. Момо отнекивался, но обнадеживающие слова "коллеги" ему точно пришлись по душе: он пообещал познакомить друга с главой общины, чтобы незнакомца пустили на постой хотя бы на одну ночь. Кадафи, вообще-то, рассчитывал за вечер закончить дела в Токунаге, но, судя по обещанию Персика, надеялся он на это слишком рано.
"И правда, сейчас уже поздно. Значит, шпиона я встречу только завтра... "- от мысли, что переночевать придется в трущобах, Кадафи чуть не передёрнуло. Дело было не в брезгливости или страхе внезапно испачкать форму, а в недоверии к санитарным условиям лачуг одного из беднейших районов, которые Муу когда-либо наблюдал. Шиноби выносливы, но подхватить какую-нибудь случайную инфекцию как раз перед рандеву с врагом Кадафи не хотел - это помешает ему нормально сконцентрироваться.
Хозяин из повозки, тем временем, показал охране главной улицы свою торговую печать. Пара молодых помощников быстро пересчитали ящики, сверяясь со списком, который подписали на выезде из Камня.
- Наконец-то, светлые и чистые, широкие улицы! - радовался торговец. - Лучше благополучного прибытия на место может быть только дом, где есть кому согреть ужин и постель!
Видимо посчитав свое изречение остроумным, мужчина рассмеялся. Генин, что продолжал, выполняя миссию, охранять его и идти рядом, тоже улыбнулся. Юноша не переставая вертел головой. Здания возвышались над улицей, как горы в ущелье.
- Холмы такие ровные, удивительно просто - и красиво! Интересно, долго нужно было их насыпать? - молодой ниндзя не мог удержаться от вопросов и восторгов. Любой мог его понять, даже Муу: несмотря на шум на главных улицах даже в позднее время, раздражающие факторы нивелировались красотой освещения, выразительно подчеркивающего красоту парадных зданий. Архитекторы старались сохранить баланс между величественной стариной и особенностями современного быта.
- Эти холмы не насыпали, юноша, все сделала сама природа. Ну и шиноби чуток постарались... Войны ниндзя сделали свое дело, - под удивленно-обрадованный взгляд торговец решил, что его готовы слушать дальше, поэтому он продолжил, стараясь вести лошадей так ровно, чтобы не занимать больше полагающейся повозке половины, - когда-то давно здесь были только горы и холмы. Потом началась война, за ней другая. Время может быть безжалостно к рельефу, но ещё больше оказалось жестоким ниндзюцу. За одной войной последовала вторая, потом третья... Потом недалеко отсюда нашли рудные жилы и это место решили развивать. Теперь город Токунага и его окрестности стали процветающим районом страны, но это, правда, до следующей войны или пока кто-нибудь из потомков Ооноки не решит драться где-то поблизости.
"О-оу...упс", - Кадафи пришлось постараться, чтобы выражение его лица осталось бесстрастным, максимум - недоуменным. Момо, напротив, вволю хохотал.
- Сохраню эту фразу для новой статьи, или книги, если позволите! - попросил писатель.
- Как угодно, если это поможет в твоём творческом пути. Но автограф давай, а то вдруг ты прославишься как Великий Джирайя! - пока мужчины искали подходящий лист бумаги для начала пути в ряды знаменитостей для Момо, Кадафи попытался вспомнить автора с таким именем. Книги такого человека ему не попадались, зато упоминания в истории - да. Вроде бы он был путешественником, жабьим отшельником, который воспитал двух Хокаге и участвовал в третьей войне шиноби. Странно, совсем недавно Персик обсуждал, что он не может составить конкуренцию орудиям селения.
Что-то поменялось? Вряд ли Момо не знал о саннине подробностей, потому что сравнению с ним обрадовался.
"Надо будет как-нибудь найти его книги. Ознакомиться, про что он пишет, раз такой великий", - Муу представил себе то, что может написать странствующий человек как Джирайя. Короткие повести, стихи? Может, философия, которую преподают в обычных деревенских школах для общего образования?
- А ты читал что-нибудь из книг Джирайи-сама, Аваяма-сан?
Признаться, что Аваяма, журналист, не читал книг кого-то знаменитого, которого даже торговец знает? Это грозит разоблачением.
Любой отзыв подойдёт. Если он им так нравится - в критике нет смысла, иначе посыпется вся конспирация. О чем он, черт возьми, писал..!
- Его... произведения, я считаю, вне конкуренции, - осторожно произнес "Аваяма-сан". Все трое согласно закивали, почему-то расплывшись в многозначительных улыбках, которые будили любопытно не меньше, чем воротник женского кимоно. Странная ассоциация. Внезапно торговец и Момо поняли что-то, потому что накинулись на генина с возмущенными криками, что ему ещё рано такое читать и что он ничего не поймет, пока не повзрослеет.
Здесь была подсказка, но Кадафи благополучно ее упустил, тем более повозка уже несколько минут как на месте стояла. Прибыли.
- Спасибо, господин. Хорошей вам торговли. Удачи, юноша, - Момо подмигнул генину и пожал руку мужчине, чья повозка на пару долгих дней путешествия была его домом. Говорят, попутчики это те, о которых больше не вспомнят.
Джонин надеялся, что именно так и будет, однако, следуя правилам вежливости, попрощался с генином и его объектом так же дружелюбно и тепло, как Момо. Неважно, что случится потом - пусть думают, что с писателем все будет в порядке. Кадафи повезло, что тот не шиноби и что генин не сенсор: вся его миссия, как и планировалась, пройдет без разоблачения. По крайней мере, именно так Муу планировал и хотел изначально. Было бы ошибкой признаться юноше, что он на самом деле джонин. Рассчитывал бы тогда молодой шиноби на то, что в случае беды его подстрахует Кадафи? А вдруг бы нет - что тогда?
В общем, дорогу преодолели как нельзя лучше, обратный путь будет быстрее.
Оставив позади главные улицы большого города, иллюминацию огней Токунаги и гомон толпы людей, неустанно бредущих в поисках чего-нибудь нового и неопробованного, Момо и "Аваяма" дошли до тихих районов. Здесь, с изнанки, все выглядело менее аккуратно, даже несколько зловеще в темноте. Кто-то тихо ругался, где-то кто-то натужно задыхался в кашле. Кто-то плевался прямо с балкона. Под ногами встречался мусор, а в какой-то момент Муу заметил и крысу, с трудом впихнувшуюся в подпол.
Смешанные впечатления от домов среднего класса уже не обманут Муу как в прошлый раз. Он знает, что его ждёт гораздо более жалкое зрелище, пусть и более оживлённое. Момо остановился, высматривая освещенный уличный рынок через дома.
- Нам туда!
Запах жареной рыбы, мяса и теста поманил Кадафи ещё до того как его позвал писатель. Скромный запас яблок и закусок, которые удавалось добыть по пути во время коротких остановок, если случался шанс обмениваться с кем-то, иссяк ещё до прибытия в город, а ведь даже на проезд по улицам потребовалось много времени. Желудок Муу терпеливо молчал, но желание перекусить никуда не исчезло, только не сейчас, когда перед глазами вдруг появилось такое изобилие. Что выбрать?
Момо уже нагрузил себя пакетом с крыльями какой-то мелкой птицы в кляре и с хищным взглядом направлялся к соседнему лотку. Трудно было обвинять его в обжорстве, однако, объективно говоря, от такого количества жареной еды ему на самом деле может стать плохо. Отмена завтрашней встречи не входила в планы джонина. Уж лучше с голоду помереть, чем медлить со встречей с загадочным богатым "работодателем".
- Момо! - Кадафи пришлось догонять писателя, но не слишком быстро. Он все ещё на миссии и изображает из себя обычного человека, не шиноби. Так, надо глубоко дышать и чуть тяжелее. - Ты не лопнешь?
- Что? Почему? - Персик был искренне удивлен. - А. А-а-а-а... Ты про пакет! Ты подумал, я один буду это есть? Не, я, конечно, рассчитываю немного пожрать, особенно тех хрустящих крыльев, но это не только мне или нам двоим. Это для... Хм. Ну, в общем, придем на место - сам увидишь!
Кадафи теперь терялся в догадках. Что собирается устроить Момо? Посиделки? Вечеринку? Чтобы не отставать от "друга", который замолвит за него словечко ради ночёвки практически под открытым небом, возможно по соседству с отхожим местом или ещё какой свалкой, Муу тоже накупил разной снеди, особо не придираясь к выбору местные поваров. Они лучше знают, что им проще готовить, не так ли?
"Из этого всего безопаснее выглядят запеченные овощи. Для поддержания техники превращения мне необходимо ни на что не отвлекаться. Тем более на проблемы с пищеварением."
Завершив банальные бытовые задачи вроде поиска воды, которую набрать удалось только из колонки прямо на улице где-то за три дома от рынка (в то время как на центральных улицах искрились фонтаны), мужчины прошли несколько кварталов и оказались перед спуском в бездну маленьких домиков. Редкие облака дыма освещала луна, голоса, несмотря на колоссально плотные надстройки, звучали негромко, спокойно. Страшную суть самих трущоб этот вид скорее скрывал, чем открывал, потому что чем ниже - тем ужаснее кажется жизнь. Мусор и содержимое стоков спускают здесь с самого верха холма. В "нижних" домах сложно было назвать быт жизнью.
"Да, с адресом я не ошибся. Это и есть трущобы. И мы пойдем прямо в сердце этого района", - незнакомцев в таких, самобытных обителях, любили не очень, поэтому Кадафи старался идти тихо. Момо, напротив, громко шлёпал по тому, что здесь называли дорогой: доски, брошенные между домов, чтобы не споткнуться на отходах.
- Запоминай, куда и как пройти, если планируешь брать заказы и оплату за них! - посоветовал Момо, обернувшись. - И держись подальше от крыс, но только не беги от них. Самое лучшее - просто стоять на месте, желательно так, чтобы не упасть. А то побежит их куча и свалит тебя, могут даже укусить.
Момо продолжал давать Кадафи полезные советы - что делать и к кому обращаться, однако и сам все уже прекрасно знал без его подсказок.
Главными здесь были, как ни странно, не самые богато одетые люди, а самые чистые, в светлом. Обычно такие жители обитали в центре и обладали привилегиями и обязанностями как настоящие правители. Город в городе, эти трущобы.
- Далеко еще нужно идти?

тч

73\80 - поддержка техники превращения

0

3

- Нет, почти на месте, - Момо уверенно шел вперед. Казалось, он шёл бодрее даже, чем по основным, центральным улицам, несмотря на пакеты с покупками в руках. Наконец, писатель остановился перед проходом на местную, так сказать, площадь. Это трудно было назвать обычной площадью, просто незанятое ещё несколькими лачугами свободное пространство; свет здесь был только от костра, место для которого было вырыто в ямке. Сейчас вокруг него сидели люди, кто на картонках, кто на низких стульях, наверное самодельных, кто на дырявых покрывалах. Заметив Момо, один из жителей поднялся с места. На первый взгляд было что-то неправильное и непонятное в облике собравшихся у костра бедняков и почти сразу Муу понял, что именно. Каждый был инвалидом. У кого-то не было ноги, у кого-то - руки... И все здесь сидящие - взрослые, которые, не будь у них увечья, смогли бы нормально работать. Прежде, в трущобах, Кадафи не наблюдал такого количества людей с ограниченными возможностями, встречались вполне нормальные ребята, молодые и сильные, которым просто было удобно и привычно связать свой быт с этим районом. Сейчас, однако, джонин видел нечто неприятное и пугающее. В отличие от шиноби, Момо расслабленно вел себя с местными и уже вручал им пакетики с едой.
- Познакомьтесь, это Аваяма-сан, - Момо подошёл к "коллеге", - чего застыл, давай сюда свой...
Кадафи ожидал чего угодно, но не общества увечных, несчастных людей, которые явно предпочитали, чтобы на них не таращились как на диковины в музее антропологии, однако Муу, насмотревшийся на войне всякого, не представлял себе последствий как все должно выглядеть потом. Сейчас перед брюнетом наглядное пособие о том - как люди живут с ограничением и с чем им приходится иметь дело.
- Это мой друг. Он будет иногда приходить сюда. Позаботьтесь о нем, пожалуйста.
Момо собирался здесь задержаться. Вообще-то, ему настоящего Аваяму следовало предупредить о таком... Неизвестно, как отреагировал бы журналист Резиденции, но вряд ли так же сдержанно. Избавившись от большей части угощений, Момо, прихватив маленький пакетик со своими, наверное любимыми, жареными крыльями, повел "Аваяму" дальше.
- Все, охрана тебя знает, можно идти спокойно. Теперь, когда приходишь к нашему связному, они не станут тебя задерживать. Ты не смотри на них свысока или с сомнением, любого чужака на своей территории они готовы растерзать. Думаю, ты понимаешь, что они могут сделать, если захотят...
Конечно, даже такая толпа джонину не ровня, но трущобы - точно не то место, где обидчика отпустят так просто. Не место, где жителей можно было считать врагами страны даже за такой намек на угрозу.
- Они, кажется, привыкли к тебе, - отметил "Аваяма". Может, Момо расскажет больше? Отношения к местным со стороны писателя показались больше отеческими, нежели проявлением доброты обычного гостя. Момо нашел рынок в городе, знал как по районам сокращать путь, в трущобах ориентировался, как рыба в воде. Вдобавок - писатель точно знал, что кому нравится, не просто вручив пакет бедным, а раздав гостинцы именно их адресатам. Один радовался рыбе, второй - яблокам в сахаре...
"Что-то здесь не так."
- Эти люди помогли мне однажды. И я просто пытаюсь отплатить тем же... - даже "другу Аваяме" писатель не рассказал правды. Кадафи чувствовал, что он что-то ещё скрывал, это трудно было назвать только интуицией.
- Мы остановимся на ночь здесь. Ничего не спрашивай, ничего не разглядывай. Или хотя бы постарайся. Утром принесут воды умыться, - Момо зашёл в одну из низких лачуг, служащей "фундаментом" ещё как минимум для трёх таких же мини-домиков. Муу осторожно забрел следом, все ещё погруженный в мысленный монолог о слишком подробном знании Момо местных правил и порядков. С другой стороны - в трущобах иначе не выжить. Либо приспосабливаешься, либо постепенно скатываешься, в прямом и переносном смысле. Это, конечно, если больше некуда идти, но ведь у Момо есть свое жилье в Иве... Кадафи рассчитывал, что перед завершением задания у него не останется вопросов, однако теперь хотя бы было чем ночь занять. Очередную, бессонную.
Внутри - коробка из фанеры и картона, пусть даже с земляным полом, казалась чистой частично из-за ковра, оформлявшего спальную часть маленького помещения максимум в три квадратных метра. Из мебели имелись только вешалка с крючками и пара ящиков для посуды, служащих и полкой, и столом. Из декораций - старая лампа для освещения.
В жилой части находился безрукий человек. Момо уже о чем-то договорился с ним, потому что хозяин клетушки покинул свою обитель и, судя по глухим шагам, ушел куда-то наверх. Кадафи, чтобы не подвергать себя потрясению от только что произошедшего выселения, расслышал двадцать три шага помимо звука тихих разговоров со всех сторон. О гостях уже знали, но обсуждали их спокойно. Муу мог бы утверждать, что в трущобах многие нарушили свой сон только ради того, чтобы обсудить Момо и его спутника: занавеска, служащая здесь дверью, то и дело отклонялась, на секунду являя лица любопытствующих.
- Я буду спать в другом месте, - плохая новость, крайне. - Но если боишься, могу остаться, если не против тесноты.
"Лучше мне не терять тебя из виду в таком местечке, Момо, а то ещё эти ребята бросятся защищать своего. Лучше пусть Аваяма будет трусом, чем я упущу тебя", - Кадафи энергично покивал головой, пытаясь сделать вид, как будто у "друга" писателя пропал дар речи.
Ночью так или иначе Кадафи не станет спать, а так хоть не придется тратить чакру на клона, чтобы смотреть куда уйдет Момо. Да и велика вероятность, что такого клона обнаружат слишком быстро или что он разложится на камни, если под ним какая-нибудь картонка рассыпется от слишком быстрого перемещения. Пока Кадафи пребывал в смятении и задумчивости, Момо как ни в чем не бывало уничтожал крылышки одно за другим, пока не обозначил свою сытость непроизвольной отрыжкой. Он, конечно, извинился, но Муу уже было неспокойно оттого, что, пусть и по его желанию, этот писатель будет присутствовать поблизости слишком много часов. До утра как будто вечность, но, оказалось, что даже у этого есть конец.

тч: 72/80

Октябрь, 11 число, утро

День в трущобах начинался рано. Воду принесли, по внутреннему ощущению времени Муу, где-то в пять часов, ещё до рассвета. Мужчина, все ещё под чужим обликом, притворялся спящим. Момо посапывал около стены, свернувшись калачиком и иногда что-то бормотал. Кадафи пытался прислушиваться к бессвязному неразборчивому мычанию, но ни слова не разобрал.
Где-то через час Момо проснулся от собственного чиха. На самом деле было очень зябко. Коврик от холодной земли не спасал. Когда писатель повернулся к "Аваяме", Муу притворился, что ему тоже холодно и что он только что проснулся. Усталый вид легко оправдывался условиями, в которых они провели ночь, но даже эта лачуга может показаться номером люкс по сравнению с похожими клетушками ниже по холму. Тут хотя бы запахов мусора и разложения почти нет.
"Момент истины близок, и я перестану притворяться другим человеком", - пусть это заняло некоторое время, но Кадафи был рад, что его спутник до сих пор не подозревает о том, что Аваяма - ненастоящий. У него будет время огорчиться и обидеться на весь мир, но писатель хотя бы останется жив, тем более что джонин, потратив ночь на поиск идей и планов, уже знал, какой альтернативой можно будет успокоить Момо.
Его связь с местными и то, как эти люди принимают журналиста, для Резиденции может оказаться полезным качеством и причиной отнестись к Момо хотя бы немного бережнее при допросе.
"Не хочу при этом присутствовать. Быстро сдам отчёт, рекомендации, и возьму новое задание." - планы это были или мечты, но Муу привык видеть свое расписание наперед. Это придавало его действиям решимости, особенно сейчас, в этих непривлекательных декорациях. Неосторожный трюк - и ущерб многим жителям неминуем. Нарушение спокойствия обитателей этих лачуг в планы Муу точно не входило.
- Я готов, - сообщил "Аваяма", когда оба закончили с завтраком и утренними процедурами. - А ты?
Момо покачал головой и дал знак "коллеге" тихо себя вести. Брюнет прислушался, но не мог придумать, что могло заставить писателя задержаться на месте ночлега.
- Ан-сан ещё спит. Как только он вернётся, мы пойдем, - тихо пояснил Момо. Из своей сумки он достал блокнот и карандаш, принявшись под светом масляной лампы дописывать стих, что начал ещё в дороге. Выходит, нужно подождать ещё немного.
Статьи, которые были у Момо с собой, Кадафи перечитал уже несколько раз и помнил их наизусть на случай если "коллега" что-то спросит. Наверное, даже ему было не до того.
Прошло около двух долгих часов, в течение которых Кадафи, притворяясь читающим, прислушивался к звукам снаружи. Трущобы полнились жизнью - разговорами, шагами, ударами молотков для починки стен или крыши, однако ничто из этого не было похоже на спуск с лестницы. Когда скрипнула деревянная доска, Муу, насчитав двадцать три шага, посторонился от открытой занавески. Перед Ан-саном открыл дверь какой-то мальчишка. Кадафи подумал, что видит здесь ребенка впервые и быстрее удивился именно этому факту, а не тому, что парень, пропустив владельца лачуги, принес ему и кофе. Мальчик ушел быстрее, чем требовалось или это было в порядке вещей, что безрукого оставили наслаждаться ароматом без... Мысль застыла в голове Кадафи: Момо сам помог хозяину их комнаты выпить напиток.
Выглядело это почти как ритуал, после которого и писатель, и Кадафи, поклонились Ан-сану и, убедившись, что калеке ничего не нужно, только тогда смогли уйти.
Кадафи мало что могло удивить, но почему-то из всего увиденного до сих пор в трущобах, именно действия Момо и то, какими они выглядели привычными, восхитило и одновременно насторожило джонина более всего прочего.
- Ан-сан очень добр, - сказал Кадафи по пути через трущобы. Момо только кивнул, но снова никаких подробностей не открыл. Ох уж эти загадки без ответа. Дальше Муу не стал спрашивать, скоро ему нужно будет разобраться с человеком от Альянса; подробности о жизни писателя в трущобах его должны интересовать уже после того как все закончится.
От одного сектора лачуг Момо проводил Муу к другому, остановился и показал местную карту, нарисованную вручную, причем к ее созданию приложили руки как будто все здешние жители.
- Эти карты используют курьеры для... хм, нелегальных посылок, но по ним очень просто ориентироваться всем новеньким. Дома подписаны по именам, так что если что - сможешь обратиться в любой дом и тебе покажут дорогу.

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-03-20 18:26:39)

+1

4

Октябрь, 11 число, утро

Полагаясь на свою зрительную память, Кадафи просмотрел карту несколько раз, постаравшись запомнить хотя бы направление уже этого своеобразного ориентира. Сама карта, сделанная из картона (как обычно), не бросалась в глаза. Может когда-то раньше Кадафи проходил мимо таких, но ни разу не замечал грубый лист, исписанный разными иероглифами и разным почерком. Любая миссия может научить чему-то новому, нынешняя не станет исключением.
Следуя за Момо по узким доскам мимо разных лачуг-домиков, Кадафи понял, что даже если попытается что-то спросить - спутник его не услышит: район трущоб наполнялся строительным шумом, запахами, криками, превратив скромную обитель бедности в занятой муравейник: не было ни метра без движения. Наверное, Момо и "Аваяма" пришли в какой-то более благополучный район, потому что теперь дети чаще попадались на глаза. Там, где есть мелкие - там безопасность. Наверное, этот факт должен был ослабить бдительность шиноби, однако звонкие голоса подростков, занятых какой-то игрой в их собственном воображаемом мире, сработали наоборот: Кадафи стал присматриваться к Момо, чтобы улучить момент, когда его походка замедлится.
Таковой вскоре наступил. Чтобы не потерять писателя, который может не расслышать его зов, Муу хлопнул Момо по плечу. Только тогда, почти с повышенным тоном на ухо, "Аваяма" отпросился на санитарный перерыв. Этот человек неплохо ориентируется в трущобах - наверняка знает все места для планируемых, и не очень, остановок.
Кадафи надеялся, что место, куда Момо проводит его, сохранит уровень шума улиц таким же. По его плану, ему понадобится сохранить облик Аваямы до самого конца, что бы ему ни сказали. Застать шпиона врасплох должен будет клон. Были у этого плана и изъяны, значительные, потому что если лачуга, где должна произойти их встреча, будет где-то на верхних этажах - клону придется либо последовать по открытой местности, либо Кадафи придется выманивать шпиона к земле, где у грунта его дождется засада.
Отхожее место, как и вся значительная часть уединенных мест, закрывалось только занавеской. Ее вполне было достаточно.
Отправив земляного клона под землю, Кадафи мог поклясться, что его каменный двойник, увидев пункт отправления своего предполагаемого маршрута, пошлет оригинала куда подальше. Но, конечно же, этого ни за что не произойдет.

тч: -7

Поддержка превращения, клон и укрытие крота им же.

"Аваяма" поблагодарил Момо за проявленное им терпение, когда вернулся к молодому человеку. Писатель пользовался гостеприимством своих знакомых и пил чай в одной из лачуг поблизости, чтобы не быть сбитым с ног на узкой улице.
Его хорошему настроению скоро придет конец, не так ли? Но пока пусть отдыхает, радуется жизни: Муу не был уверен, что такая роскошь предоставится писателю-охотнику за лёгкими деньгами потом. Кадафи попытался представить удивление Момо, если ему позволят работать писателем и дальше, но уже в качестве агента Резиденции. Будет ли он рад встрече со своим настоящим "Аваямой" или вообще не станет с ним общаться? Вроде Момо не был похож на человека злопамятного, но всегда есть сенсоры, Анбу, и их печати, если Персика продолжат подозревать в нелояльности.
Момо остановился возле очередной лачуги. Снова чай, мог бы подумать какой-нибудь спутник, но нет - очередная хибарка из картона и фанерных листьев выглядела слишком обычной: очень подходящее место для укрытия шпиона.
Никто ни за что бы не подумал, что человек от Альянса может прятаться в таком убогом месте как трущобы, в самом их центре. В то же время - сюда не пускают кого попало, а это значило, что этот человек находится среди бедняков продолжительное время. Явно столько, сколько не понравится руководству Ивы, так что в его смерти не будет отрицательных сторон, кем бы он здесь ни являлся. Обстановка у "агента", как и во всех трущобах, была минимальной, но при этом имелось радио, из которого звучала музыка. Лишние звуки Кадафи были только на руку; как только Момо представил "Аваяму" своему работодателю, оба внимательно всмотрелись друг в друга. Перед джонином стоял человек примерно одного с ним возраста, может даже моложе. Сложен он был атлетично, но насколько был силен - оказалось трудно понять из-за свободного кроя не то накидки, не то халата. Чтобы не вызывать подозрений раньше времени своим вниманием, Кадафи пришлось отвести взгляд, чего он обычно не делал. С поклоном, стараясь не казаться слишком выразительным, Кадафи представился чужим именем, профессией и намерением, вызывая у незнакомца довольную улыбку, которую он даже не скрывал. Однако, стоило шпиону узнать, что Момо хочет прекратить писать статьи - добродушное выражение исчезло немедленно.
- Наш договор не предусматривает досрочного увольнения, ...Момо-сан, - произнес шпион, акцентируя на прозвище персика внимание своих собеседников. Кадаф точно знал, что пора лишать шпиона жизни, однако решил повременить. Что за договор? Он есть на бумаге? - Но сначала покажите мне, что вы принесли, оба.
Стоило шпиону отвернуться, как у Кадафи зачесалось желание немедленно атаковать его в этот удобный момент, так как клон был рядом. Кадафи опасался, что мог недооценить бдительность врага и желал поскорее разобраться с ним пока долгий диалог не отвлек от цели.
Момо показал шпиону свои статьи, сообщив также, что над ними работал и Аваяма, несколько облегчив Кадафи поиски необходимого портфолио ещё до начала проявления интереса к его персоне.
- Твое решение не изменилось? Ты хочешь оставить журналистику? - уточнил шпион, просматривая работы, выданные на его оценку. Если судить по тону голоса - он пока не заподозрил неладное. Да и с чего бы? - Нам было бы жаль расставаться с таким ценным союзником. Если дело в прибавке, то хорошо бы тебе знать меру, Момо. Твоя деятельность не связана с риском, даже сейчас ты вне опасности, так как сам не представляешь угрозы. А вот я жду здесь тебя, потом пробираюсь через границу... Ради чего? - в голосе шпиона Кадаф расслышал нотки недовольства, и это ему не почудилось. Вообще-то, Момо мог бы ему легко возразить, если бы захотел хорошо подумать. - Ради того, чтобы услышать то, как ты ноешь о том, что мало платят.
Момо опустил голову, не смея ничего сказать. Возможно, он хотел бы что-то возразить, но не хватало смелости. За пару дней продолжительного и относительно спокойного путешествия Кадафи видел в "Персике" человека жизнелюбивого и оптимистичного, а тот, что сейчас стоял в лачуге, робея перед вражеским шпионом, совсем не походил на вдохновленного странствием писателя. Пора было это заканчивать...
- Прекращай это, Момо, я знаю, где ты снимаешь комнату и знаю, где среди местных найти твоих друзей. Кстати, Аваяма-сан, вы тоже должны будете сообщить свой адрес. Чтобы связываться со мной по поводу даты встречи.
Кадафи кивнул. Был ли смысл в ином варианте?
- Люблю немногословных. Учись у своего друга, Момо. Меньше болтовни - меньше проблем.
Стоило шпиону отвернуться - он в следующий момент оказался заложником техники Земли, исполненной клоном. На поверхности должна была остаться торчать голова, чтобы жертва этого низкорангового приема имела возможность разговаривать, однако у Кадафи не было намерений оставлять шпиона в живых.

тч: -2

Обезглавливающая техника двойного самоубийства

Аваяма, исчезнувший за отменой техники превращения, хлопком обыкновенной для каждого шиноби дымки обозначил для Момо незавидное его положение. Было ли огорчение писателя связано с обманом или с более худшим, по сравнению с его собственным, состоянием у работодателя, теперь бывшего? Кадафи вытер и спрятал обратно окровавленный клинок. Момо попытался в отчаянии предпринять хоть что-то ради своего спасения, видимо ещё не понимая, что спрятаться ему теперь некуда: ниндзя из Ивы был с ним все это время, видел, куда он может податься в случае опасной заварушки. Весь путь Кадафи не выдавал себя, чтобы Момо, чувствующий себя хозяином своей полной безопасности, ни о чем не подозревал. Теперь Момо в ловушке, а Кадафи можно не притворяться дольше необходимого; нет больше осторожного и робкого друга Аваямы, вместо него  - шиноби, уставший и настроенный серьезно.
- С вами - я ещё не закончил. Не поднимайте шум, пожалуйста. Это поможет обойтись малой кровью, - рука Муу, что недавно распорядилась жизнью шпиона, сейчас спокойно, но сильно держала Момо за плечо. Это накладывало свои ограничения, но писателю не нужно было о них знать.
Вежливая просьба, пусть и сказанная немного холодным тоном, скорее всего была одной из причин, благодаря которой Момо перестал суетиться и дёргаться как птица в клетке.
- Да, хорошо, понял... - Кадафи знал, что у него много вопросов, но лучше бы он так и продолжал молчать - сейчас разговоры вести очень неудобно.
Кадафи убедился наверняка, что клинком, перерезав часть спины и шею, окончил жизнь шпиона. Клон, выбравшийся из земляного пола, принялся шарить по ящикам и достаточно быстро обнаружил кожаную сумку; тут же мало места: ящиков и прочих мест для нычки было не много - лишний повод Кадафи порадоваться, что местом встречи Альянс выбрал трущобы, а не какую-нибудь гостиницу...
"Ради такой суммы он предал страну и Камень?" - конверт с гонораром лежал отдельно от остальных документов, смотреть которые Кадафи сейчас не стал. - "Ладно".
Клон вытащил тело из грунта, сразу завалив собой же дыру в земле. Кадафи подвинул ковер. Не ахти маскировка, но задерживаться рядом с трупом - означало поднять лишний шум.
Сокрытие трупа Кадафи было не нужно как и метод устранения объекта - обычные люди решат, что это убийство и в трущобах завелся преступник, а связные шпиона, если проведут расследование - поймут что к чему и сделают единственно возможный вывод: в Иве знают.
Ни на первый, ни на второй взгляд Кадаф больше ничего особо полезного не нашел, использовал технику превращения ещё раз и повел Момо прочь.
тч: -2
- Почему? - тихо спросил писатель, едва "Аваяма" вышел с ним с территорий трущоб на относительно удобные для беседы улицы, когда оба могли идти хотя бы рядом. Очевидно, Момо искал причину, заставившую шиноби оставить ему жизнь, однако Кадафи мог лишь разочаровать его. Если бы ему приказано было убить и автора тех статей, в чем-то правдивых, а в чем-то не очень, джонин не принимал бы никаких сомнительных решений.
- Тсучикаге-сама объяснит тебе, если посчитает нужным, - Кадафи жестом поторопил Момо. В пределах города, под такой личиной и при компании гражданского он не мог идти привычным ходом и это ограничение его немного подбадривало, напоминало не отвлекаться от новой цели.

Запас чакры: 61/80

Главные Ворота [Ивагакуре]

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-05-05 23:33:46)

0

5

< ------- [Страна Медведей] истощенная шахта
Пройдя сквозь длинные кишки подземных тоннелей, Хорин вышла у границ страны Земли. Путешествие это было нельзя назвать приятным; скорее необходимой мерой предосторожности – в процессе отхода, она, наконец, смогла сложить ручные печати и поставить точку с запятой над заданием Змеиного господина; мощный взрыв прокатился звуковой волной вдоль извилистых дорог, спрятанных под городами и тропами, но прочные своды разве что дрогнули, отозвавшись громогласным эхом и дрожью самой земли.

Мальчишка рядом с ней вжался ей бок, когда несколько камушков упало с импровизированного рукотворного потолка длинной норы. Хорин это смутило, но комок чакры так отчаянно вцепился в протез Узумаки… Что-то внутри неприятно шевельнулось, вызывая в убийце странную смесь эмоций. Когда раскат взрыва прокатился мимо них, она осторожно выбралась из настойчивых объятий ребенка и жестом указала двигаться вперед.
Бритоголовый сморгнул; в глазах его промелькнуло некое недоверие, но когда Хорин сама сделала шаг, он покивал и засеменил следом.

Была ли встреча с этим экспериментом частью какого-то плана Орочимару? Саннин – это не тот человек (в искаженном понимании этого слова), что стал бы растрачивать впустую довольно перспективный материал; другой вопрос, знал ли он о присутствии конкретно этого экземпляра в этой лаборатории? Стоило поднять документы и понять, кто работал над проектом.
Возможно, она поспешила с тем, чтобы разрушить лабораторию; нужно было ее исследовать.

– У тебя есть имя? – Недовольный шепчущий голос эхом пронесся в желудке пещер. – То, как тебя называют?

Мальчишка не останавливался – как не останавливалась и Хорин, внимательно следуя за ее шагом. Женщина косо взглянула на него, и он ответил ей положительным покачиванием головы.

– Джуичи.

«Кто бы сомневался. Одиннадцать. Одиннадцатый. Да, я помню».

–  Акито мне нравится больше. – Довольно четко проговорила Хорин. – А тебе?

Бритоголовый остановился и с подозрением взглянул на Узумаки. Вначале он недовольно поджал губы, будто раздумывая, а потом немного почавкал, пробуя имя на вкус.

– Да. – Мальчишка засеменил ногами быстрее, поравнявшись с Тайпан. – А тебя? Как зовут тебя?

Женщина ответила не сразу, но молчание казалось таким выжидающим…
– Хорин.

Он опять облизнул зубы и пожевал собственный язык.
– Ты не похожа на огненную лилию. – Справедливо заметил ребенок, вздернув нос.
– А ты слишком болтливый.
Мальчишка насупился.

Они шли почти шесть часов без перерыва, обходя извилистые коридоры убежища. Кое-где виднелись зашифрованные опознавательные знаки, ведущие в иные тоннели, но скорейшим путем к поверхности стала, как бы это не парадоксально звучало, прямая дорогая. Уже у самого выхода, когда над головой Хорин образовался запечатанный люк с паролем, она достала из закромов очередной свиток; вытащив оттуда большое темно-серое хаори и пару длинных поясов, она придирчиво оглядела Акито.
После чего в несколько ловких движений обрядила бритоголового оборванца в свои одежды. Теперь она хотя бы не выглядел беглецом из лаборатории.
Акито принюхался.
– Пахнет, как ты.
– Удивительно.

Хорин сосредоточилась, выискивая за люком какие-то опасные всплески чакры, но по ту сторону стен никого не было.
– Не отходи от меня далеко.
Акито опять скривился, но кивнул.

Они вылезли из какого-то подвала под одним из старых храмов. Это показалось Хорин самую каплю удивительным, но ничем, кроме изящно приподнятых бровей своего сомнения она не выдала. В огромном городе Токунага хватало заброшенных и полузаброшенных зданий; и не все спешили модернезировать и отправлять на нужды государства, возможно, старый храм Догэна Шакъямуни являлся одним из таких пережитков.

Хорин уже подобралась к выходу, когда мальчишка встал возле огромной – все еще начищенной – статуи Догэна. Тот сидел в позе лотоса и улыбался, как то принято.

– У нас не часто бывают посетители. – Один из монахов будто бы материализовался из пустоты. –
Хотите оставить молитву?
Хорин устало прикрыла глаза, и пальцами потерла переносицу.

– Нет, но готовы оставить пожертвование.
– Как это добродетельно.
Хорин наблюдала за мальчишкой, который изучал иероглифы на дощечках и стенах храма.
– Пять тысяч рё. – Она вытащила из пухлого конверта сумму денег и протянула монаху. Она все равно планировала расстаться, как минимум, с частью этих денег. – Я так же надеюсь, что вы нас не видели. Ни меня, ни мальчика.

Монах нахмурился.
– Вы не так меня поняли.
– Это не важно. Возьмите.

Хорин прочистила горло.
– Пойдем.

Мальчишка вздохнул, поправляя хаори явно не со своего плеча, но шлепая босыми ногами, отправился следом за Тайпан.

------  > Юго-восточная лаборатория

+1

6

04.08.609

Вот и он, город контрастов - богатства и нищеты. Если Кишибэ и заявлялся сюда, то только за лучшие интим услуги, и сколько бы не говорили ярые патриоты что их родной мегаполис чист и невинен, сами же были визитёрами в квартал красных фонарей в тайных переулках города. Однако не пороки города влекли джонина Ивы сюда, а очередная миссия, сложная, но выполнимая. И средь этих смешанных запахов утреннего кофе на веранде одной из кафешек, и свежего хлеба только-только занесённого грузчиком в магазин, живот невольно заурчал.

Завтрак с губернатором? Надеюсь это не будет выглядеть нагло с моей стороны? Постараюсь его впечатлить ради чашечки кофе.

Главное административное здание города было место шикарным. Тут тебе и цветочные поля, и чистая аллея вдоль и поперек, и белое монолитное здание с поистине огромным балконом на десяти колоннах. Чем-то он напоминал Пентагон, однако в гораздо меньших размерах. Весь застеклённый, он видимо явно был создан для созерцания работы администрации. Никакой защиты от нападения. Видеть его приходилось впервые, да и Кишибэ не горел тогда желанием смотреть достопримечательности города, но теперь такая возможность имелась. Впрочем, как и увидеть самого заказчик....нет, заказчицу. Губернатором была женщина, и отличалась от волевой Тсучикаге весьма вспыльчивым характером судя по тому как она накричала на своих телохранителей. И это видят жители города? Догадаться что она губернатор было не сложно, да и подсказку от Гинко он получил, кроме как разумеется намека на женский пол. Прочёсывая пальцами по волосам своей бороды у подбородка Кишибэ хитро улыбнулся.

Завтрак с приятной компанией...н-да, закатал губу. Все же губернатор. Надо иметь границы, да, Киши?

Брюнет долго провозился с хитайтэ пока не нашёл место куда пристроить его, а именно в области бицепса, где оно держалось сносно. Так или иначе Кишибэ снова его обязательно снимет. Перед входом охрана здания. Завидев Кишибэ стояли все также невозмутимо, даже казалось со скукой в глазах. Что же им в жизни не хватает? Подумалось джонину Ивы, который ценил тишину и спокойствие. Но сейчас ему было не до чужих судеб, и даже не до срочных придумывании планов как это чаще случается с только вступившими в ранг чунина важнецкими простофилями. Лицо губернатора он уже видел с улицы и можно действовать. Было конечно мерзко думать о том чтобы снова это делать, но ради дела можно было и потерпеть. Даже в сортире лишь посочувствовали, но после ещё и охренев от двух копий начальницы, что молча вышли из сортира мимо мужчин счищающих грязь с эмали своей струёй. Следом вышел бледный мужчина в тёплом для сезона плаще. Что выглядело бы комичнее, но для клерков живущих обычной жизнью подобное было бы самым странным и неожиданным событием в их жизни. И вот когда приготовления были завершены джонин камня был готов к встрече, которая впрочем неожиданно произошла в главном холле здания. Гнев сменился проблеском надежды, однако лицо было всё тоже недовольное. - Я думала Хорикава доно даст мне больше людей для защиты. Неужели эта гражданская война никак не закончится? Боже! - Закрыв глаза и вдохнув поглубже она предстала более спокойной чем до этого. - Впрочем если она знает что делать, то скорее всего ты знаешь своё дело шиноб...это что такое ещё?! - Позади только-только начавшего выслушивать тираду Кишибэ мимо как ни в чем не бывало прошла её копия, а затем наверху ещё одна копия что-то бурно обсуждающей с покрасневшим подчинённым, в буквальном и переносном смысле. И после подобного уже Кишибэ оставалось вдохнуть поглубже воздуха для объяснений. Однако этого и не потребовалось. Губернатор на редкость оказалась очень понятливой. - Надо же! Уже преуспели в моей защите. Браво. Но. Есть одно но. Я не хочу превращать это место в поле битвы. Вы и сами заметили что оно для этого не предназначено. Есть более удобное место для подобного, и мы с вами как раз туда и направимся. - Брюнету оставалось только позавидовать её энергичности. - Так! И где же это? Надеюсь вы понимаете чем рискуете? - Во взгляде Кишибэ была нота протеста, однако он невозмутимо выслушал ее со скрещенными руками. У нас уже нет времени на это. В пути мы будем более уязвимы для этих чертей, да и вы немного опоздали с вашими планами. Предугадать подобное слишком сложно, поэтому смиритесь с тем что здесь будет немного беспорядка. - Чем больше она слушала джонина Ивы, тем нетерпимее становилась. Кишибэ не любил злить женщин, но сейчас она была не права, и рисковала своей жизнью зазря. - Это для вашего же блага госпожа ээ.. - Только сейчас Кишибэ понял что они оба так и не представились друг другу и ему оставалось скорчить вопросительную мину. - Куруми Уруми. Раз вы говорите что эти террористы опаснее чем я предполагала послушаю вас шиноби кун. Надеюсь вы знаете о чем говорите и обязательно стрясу каждую монету с Хорикавы за причиненный ущерб. - Говорила она крайне убедительно судя по тону в голосе, поэтому Кишибэ решил внести свои пять копеек, дабы потом не получить шишек от Хорикавы за свою недипломатичность. Уж что-что, а в гневе он ее уже видел, а повторять "инцидент при Иве" ему крайне не хотелось. - Было бы лучше если вы стрясли компенсацию с тех кто вам угрожает. Поверьте, Тсучикаге доно сейчас не легче. Вы сейчас примерно в её положении, поэтому надеюсь на вашу снисходительность и понимание. - Поклонившись Куруми как профессиональный должник с высоким навыком в догеза Кишибэ подошёл к губернатору поближе, так, чтобы сохранять нейтральную ауру. - Кстати, Уруми сан, а можно у вас поесть? С утра поспешил на ваше задание с голодным желудком. Уж простите за это. - Женщина сморщенно провела пальцем по носу. И немного раздумал живо направилась в буфет, а Кишибэ следом, где Уруми дала указания повару, а затем уже ослабив шаг поднялись в апартаменты губернатора. Кишибэ уже предвкушал хорошее гостеприимство как и было задумано изначально.

Отредактировано Kishibe (2022-05-10 04:32:36)

0

7

Зал для приема гостей был закрытой частью здания, однако даже так он выглядел в духе готических огромных комнат. Люстры освещали всё и вся, а его свет переливался на гранённых стаканах. Было видно что администрация данного города не страдала скромностью, а сама Куруми Уруми не стеснялась брать для себя самые изысканные блюда. На большом огромном дубовом столе на белой ткани лежали столовые приборы из серебра.

А не запросит ли она за мой обед?

С сомнением в сердце Кишибэ отодвинул стул садясь в него, и только затем сидя на нём пододвинулся ближе к столу, но так, чтобы можно было также легко покинуть его. В его лице проглядывалась веселая улыбка, однако сейчас ему хотелось быть серьезным. В уме он даже посчитал сколько примерно ему всё это обойдется. Получить половину суммы от общей награды от заказчика ему точно не улыбалось, но пока было рано судить. Возможно он слишком накручивал себя, тем более что все было обговорено, а значит это лишь гостеприимство. Опираясь на этот факт, в душе, Кишибэ, всё же думал и о другом варианте. - А не скажете каким образом вы получили угрозу в свой адрес Уруми сан? Возможно есть бреши через которые враг может пройти беспрепятственно. Не припоминаете? - Пока разговор шел за пустым столом, но перед началом этого разговора вошёл хмурый повар с подносом, который уже знал о возможном покушении на губернатора и только диву давался как эта женщина могла так легко доверить себя этому джонину, а не проверенным телохранителям Уруми. - За это не волнуйтесь шиноби кун. По всему зданию находятся камеры. Они уже фиксировали неизвестных личностей, хоть они и были в масках. Будь у Гинко доно больше шиноби вы бы могли преждевременно устранить угрозу, но раз выбора не осталось могу только посочувствовать ее политике. В общем не суть важно, главное скажу что мы пока в относительной безопасности, но как только враги нападут, мы будем одними из первых кто об этом узнает. - Предоставленный поваром кофе она испила со страстью кофемана блаженно закрывая глаза, и казалось с приятным облегчением, словно все заботы покинули ее разом. Кишибэ же принялся за яичницу поглощая ее с хлебом, а затем бесцеремонно запивая пищу предоставленным зелёным чаем. Подобного завтрака было достаточно для шиноби камня, чтобы он почувствовал энергию и готовность к любой битве. Кишибэ старался показывать за столом манеры ловко управляясь столовыми приборами, и при этом не забывал время от времени обращать внимание на губернатора, которая смотрела на джонина с некой завистью обойдясь лишь утренним кофе. - В целом ваша задача проста, но и в ней есть подводные камни. Среди них есть и шиноби. По большей части обычные люди лишь для отвлечения внимания, поэтому основной удар будет за шиноби. Если вы профи у вас не должно быть с ними проблем, но возможно что среди них будет и шиноби вашего уровня. Думаю это вас не обрадует Кишибэ кун, однако у вас нет выхода. Мое убийство вам не простят. Так что постарайтесь ради нас двоих, хорошо?

Отредактировано Kishibe (2022-05-10 04:33:27)

0

8

У Кишибэ были плохие предчувствия по поводу слов о равном противнике. Если бы все было так просто... однако шиноби Камня не подал и виду что обеспокоен этим известием. Опираясь челюстью на кулак, и задумчиво покручивая остатки маття в тяване, Уруми и Кишибэ молча ожидали грядущей беды.
Однако губернатор нарушила их тишину, отвлёкшись от своего КПК. Кишибэ тоже чувствовал наступившую между ними неловкость, и сразу же среагировал на её попытку, невольно сбивая дыхание Уруми.- Как у вас там в Иве? Последние годы я слышала у вас не все гладко, хотя слышала что Гинко постаралась на славу. Наверное не так просто быть ее подчинённым? - Кишибэ не особо скрывал свой взгляд от глаз женщины. Его многозначительное выражение лица просто не давало шансов угадать что у него на уме, однако его ярко-голубые глаза могли дать ответы Уруми, но даже так Кишибэ стал для неё загадкой. Вроде бы и обычный джонин, но в нём проглядывался таинственный шарм тщательно сокрытый его пофигизмом. Он заинтересовал её ровно столько, сколько может заинтересовать экзотическая зверушка. - В целом деревня пока держится. Кризисы ещё не миновали, но мы уже ближе к завершению. Да и наша госпожа держит все в ежовых рукавицах. На работу не жалуюсь....ну разве что на отсутствие напарников. Одному работать сложно, хоть и оплата достойная. Как говорила моя бабушка: один хорошо, но пятеро лучше. - Разговор становился все более откровенным, поэтому Уруми решила бить прямо в ворота, пытаясь развеять свои догадки или утвердится в них. Почему-то Кишибэ ей казался смутно знакомым, хоть и встречались они впервые. - Мне стало интересно, Кишибэ кун, вы случайно не сын Каэде? Ну той, что жена знаменитого Исабуро сама? У вас похожие глаза... их я не спутаю.

Неужели она знает мою семью? Каедэ....возможно она с ней встречалась. Что-что, а моя родословная имеет благородные корни. Возможно ноги растут оттуда. Что-ж, это мне на руку.

Кишибэ уже подозревал Хорикаву в том, что это эту встречу подстроила она. Не бывает таких совпадений. Знакомая его матери, губернатор мегаполиса во всей стране Камня. Кто же будет ещё? Уж об этом пока думать не хотелось, но он быстро смекнул что его мать имела связи в высших кругах. Помогал ли в этом отец ещё остаётся на повестке дня, однако задавать их Исабуро для него было делом третьим. Соврать губернатору сейчас было рисковано.

- Не ожидал что вы знаете мою семью. Впрочем я бы не хотел вдаваться в ностальгию, если вы не помните вам угрожает опасность. Сейчас не время.- Женщина хмуро посмотрела на брюнета. Она смотрела на него иначе. Не враждебно, но и не благосклонно. У нее был ещё один вопрос к Кишибэ, однако в гостевую комнату вбежал один из охраны.

- Госпожа губернатор! Вторженцы объявились!

Отредактировано Kishibe (2022-04-03 02:05:24)

+1

9

Кишибэ среагировал быстро поднявшись со стула и направившись в сторону окон хлопнув за собой дверью и оставив Уруми вместе со вбежавшими, и пропустившими мимо себя Кишибэ охраной, кивнув женщине напоследок. Он мало что знал про камеры, поэтому больше полагался на свое чутьё и зрение, они никогда не подводили его. Информации об уничтоженных клонах ещё не поступало, а значит либо противник был снаружи и сражался со внешней охраной, либо клоны достойно показывали себя на поле боя.

- Господин. Я хочу вас предупредить что противники явили себя в северной части здания. Судя по картинке с камер их там будет больше чем с запада, поэтому вы нужны нам именно там. Я предупредил ваши копии об этом, но они двинулись в разные части здания. Думаю они знают что делают, так что прошу проследовать за мной. - Мужчина в чёрном лакированном костюме не был вооружён, однако Кишибэ смутило что он сумел подойти к нему без шума. Чтобы это означало? Неужели в охране Уруми есть бывшие шиноби из Кири, или это что-то другое? Очень скоро ему удалось убедиться что все гораздо хуже чем есть на самом деле.

Реакция Кишибэ как и раньше не подводила его, однако на полпути к защитным рубежам здания брюнет приметил что сопровождающий убрал правую руку вперёд. Явной угрозы не было, да и Кишибэ лишь сиеминутно обратил на это внимание, лишь для того чтобы понять по рукам является этот человек шиноби, или чего покруче, бывшим убийцей из далёких краёв. Именно это и спасло Кишибэ от рокового удара самозванца. Кунай легко скользнул по руке и вмиг протаранил Кишибэ в область груди. Наверное это внезапный эпилог опытного шиноби мог бы подумать убийца, однако он почувствовал что оружие прошло гораздо глубже по самую кисть. Тут то он и догадался что сейчас его ждёт, но уже было поздно. Кишибэ резко дёрнулся в правую сторону сломав мужчине в костюме его правую руку, и пока он не очухался Кишибэ решил применить на нём свою способность.

Doton: Kajūgan no Jutsu - Стихия Земли: Техника Утяжеленной Скалы

Дзюцу, позволяющее неоднократно увеличить вес цели по усмотрению пользователя. Поэтому подвижность врага практически сводится к нулю под давлением возрастающей силы тяжести. Технику можно применить и на самом себе, в таком случае скорость в разы уменьшается, в то время как кардинально возрастает физическая сила. С помощью такого метода даже слабый человек способен ударить с разрушительной мощью.

✦ Малое увеличение веса: - 0.5 скорости, + 0.5 силы;
✦ Среднее увеличение веса: - 1.5 скорости, + 1.5 силы;
✦ Полное утяжеление веса: у цели техники пропадает возможность двигаться совсем, скорость падает до 0.0.
✦ При применении версии полного утяжеления, если цель техники поглощает чакру пользователя, он может полностью окаменеть.

http://sd.uploads.ru/u2PUZ.png
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: Стихия Земли
Ранг: В
Тип: Атака, Поддержка
Дальность: -
Ручные печати: -
Чакразатратность: 12

Затронув открытый участок шеи Кишибэ применил технику полностью обездвижив цель и заставив его тем самым приковаться к полу. Лысая голова также намекала Кишибэ на то, что это мог быть один из тех монахов-отступников из страны огня что создали свою наемническую организацию, однако этот человек имел слишком много хороших навыков чтобы быть кем-то одним.

- Искал медь, а наткнулся на золото. Браво! Мог бы быть и пооригинальнее, не с подзаборным прошелыгой из Альянса дерёшься ведь. Ладно. Твой промах, а теперь тебе и отвечать. - с этими словами Кишибэ неспешно поднял кунай. Словам мужчины он доверять не мог, поэтому решил быть более непредсказуемым. Склонившись над мужчиной и прильнув рукой с кунаем к глазу неудачливого убийцы Кишибэ решил быстро проверить его крепость. - А теперь отвечай мистер хрен знает кто, а иначе останешься без своего глаза! Тебе ведь он важен? Если так говори с каких сторон будет атака. Говори! И без фокусов! - Лёгкий надрез у глаза оказался для самозванца очень весомым аргументом. Кишибэ даже не надеялся на подобный эффект желая лишь подразнить своего пленника, но похоже он зря с ним церемонился. - Пожалуйста, только не глаз! Я всё расскажу! Да всё расскажу. Основной удар будет с северо-восточной стороны, а также ложная атака с севера. Диверсия с южной стороны и тоже атака. Пожалуйста! Это все что я знаю! Отпустите меня! - Кишибэ сострил довольно таки шакальную улыбку обняв его за шею. - Ну смотри парень, врешь не уйдешь. Наверное ты не услышал, но я сказал, "пока", что нужна только эта информация. Мы поговорим и дальше, и от того как ты заговоришь, зависит то, как мы с тобою поступим, так что будь паинькой и не пытайся сбежать. Моя техника действует до тех пор пока я не умру, так что даже не надейся. - Кишибэ решил что будь что будет с шпионом в стане Уруми, сейчас он не мог за него волноваться и лишь похлопал того по плечу уверенно глянув в лицо опасности. Отпрянув от лысого Кишибэ сначала набирая темп шагов двинулся в сторону тех помещений которые не видел. Он не знал где камеры, но по дороге попались пару легкораненых охранника отступившие с улицы во внутрь. Они и подсказали направление к камерам. Однако не прошло и трёх минут как джонин Ивы столкнулся с двумя вторженцами, которые отреагировали на непрошенного гостя с секундной паузой чем и воспользовался Кишибэ схватывая кнут на бегу и заставляя противников гадать куда уклоняться. Однако шиноби столкнулись с хаотичными движениями кнута, и один из врагов был схвачен им. Столкнув резким движением кнута влево трепыхающегося противника о его сотоварища Кишибэ и сбив с ног свободного от пут шиноби, Кишибэ ещё одним движениям притянул противника к себе и отпрянув на шаг влево от летевшего в него туши Кишибэ, и ловким движением руки изъяв спрятанный в правом рукаве кунай прикованного ныне самозванца-шпиона, вонзил кунай в сердце, и мощным усилием руки, откинул труп назад. За это время другой противник успел подняться и попытался убежать, однако Кишибэ благодаря длине кнута подбежал на достаточное расстояние дабы мощным усилием руки с кнутом подхватить ногу бежавшего противника, который удачно ударился лицом об пол оставляя на нём следы крови. И пока тот корчился от боли Кишибэ подбежал и ударом острия сапога в живот сделал гораздо больнее. Этого было достаточно. Из небогатого арсенала вражеского вторженца он получил леску и несколько взрывных печатей, которым он связал противника и сделал его взрывным парнем. Ещё один кто мог бы стать пленником для последующего допроса, однако не факт что противники могли ликвидировать своего же, пока он добирался до камер.

Из улицы уже были слышны звуки сражения, порою достаточно мощные взрывы что сотрясали здание. Что удивительно, но зеркала держали удар, и лишь у места взрыва ломались и превращались в стеклянную труху. Пробиваться через подобные проёмы были болезненно, поэтому Кишибэ подметив это смело пробегал мимо них. Однако так получилось что какой-то дурачок ворвался с порезами и сбил с ног брюнета. Рефлексы у очередного противника были молниеносными и едва не проткнул Кишибэ если бы он не был быстрее и не схватил того своими обеими руками за руки. Пинком под зад и последующим сильным толчком он отбросил противника, но в подлёте  противник всё же успел задеть именно в то место, где у него был сокрытый от лишних глаз шрам, тем самым ничего не изменив в его лице, лишь сделав шрам ещё глубже. К счастью глаза он не лишился, да и ничего липкого вроде яда не почувствовал. Это была небольшая, но всё же ошибка. Впрочем джонин Ивы был застигнут врасплох, так что он мог лишь оправдать свою ошибку неожиданностью нападения, но не стал, понимал что оправдания вряд ли дадут ему болезненный урок. Да и кто в принципе будет идти в одиночку против толпы? От охраны в данном случае был толк и ему не приходилось воевать одному против всех.

Минуту спустя он уже нашел дверь и, вошёл в него решительно обхватив ручку двери. Медленно он отпустил ее и резко вошёл. Перед ним стоял....он сам. Копия позаботилась о том, чтобы обезопасить важный объект, и видимо хорошо справлялся на пару с двумя охранниками. Рядом лежало два трупа, и один связанный человек. - Неплохо. Меньшего от себя и не ждал. Ладно. Сейчас надо понять что происходит. - Похлопав клона по плечу Кишибэ прошел мимо и заглянул на экраны что приметил после охраны и связанного вторженца. Ему было несложно догадаться что эта сложная аппаратура и есть камеры слежения. И теперь надо было поставить перед собой приоритетные задачи.

0

10

Двадцать. Двадцать пять. Сорок. Значит сорок. Неслабо черт возьми! На всех сразу не хватит. Приоритетная цель - защита мэра, а значит можно сделать из неë аппетитную приманку.... которой и я бы не прочь полакомиться(!). В любом случае она даст хорошую фору для сокрушительной засады. За дело!

---------------------------------------------------------------

Сегодня аппетит у Кишибэ был просто отличный. Захватив парочку манзю на столе у охраны, к не удовлетворению одного из охранников что оставил их на обед, брюнет также дал поручение клону, что немедленно направился на защиту Уруми.

- Вы парни лучше забаррикадируйтесь. Защитить вас пока не смогу, сами понимаете что у нас в приоритете. Спасибо что не подвели. - Охранники понимающе кивнули головами, Кишибэ отсалютовав двумя пальцами покинул их и стал выжидать одиночек среди нападающих у подъемной лесницы, но как увидел рвущуюся во внутрь толпу, спрятался за одной из колонн, но затем понял что стоит замаскироваться получше.
Через минуту солдаты пробегали уже мимо, но у колонны уже стояла урна не отличающейся в комнате охраны, на что нападающие в масках не обратили внимания в силу своей ограниченности. - Видимо те самые шиноби решили не обращать внимания на слабое сопротивление и направились прямо к Уруми. Остальное предоставили шестëркам. Стоит ли поспешить? Или всë же избавить тех ребят от проблем? Не похоже на дилемму, но кстати где третий клон.... а вот и он. Не слабый противник. Стихия молнии и воды. Молния. Бл#ть.

Десять человек направились по остальным помещениям, и это было разгрузкой в возможном решающем поединке. Кишибэ решил растянуть время до нападения его из засады, ведь в случае нападения сзади это будет самым неприятным последствием для врага. По пути он внезапно скрылся за одной из колонн. Впереди был неудавшийся шпион, которого судя по всему хотели оторвать от пола. Кишибэ даже выругал себя что не воспользовался моментом чтобы стебнуть тех кто пытался оторвать шпиончика во всëм своëм великолепии. Сложив печать "тсучи" он шëл неспешно. Заметил же его первым именно шпион, который и прокричал "это он! ". Противники замешкались видя что тот готов использовать какое-то дзюцу. - Этот человек заминирован господа. Если не хотите умереть сложите руки за голову. Не вынуждайте меня убивать вас, вы ещё молодые, неопытные, и ведь даже шиноби! Ну серьëзно. Без глупостей, ага? - Однако по глупости самого шпиона затея не удалась. - Не верьте ему! Он блефует! Только на фокусы и способен чëртов слабак! Ребята, убейте эту дворнягу! Он только кажется сильным! - Джонин Ивы притупился, закрыл глаза и схватился пальцами что недавно держали печать за переносицу. Слух его уже уловил быстрые шаги в его сторону. - Откуда их только набрали? Вроде казался таким умным... - Быстро открыв глаза он в мгновение ока оказался перед одним из оппонентов в два шага, схватив его за руку с катаной. Он даже не успел подготовится для в замаха мечом. Затем этой же рукой он силой заблокировал удар молотом другого оппонента. Всего их было двое. Одолжив из подсумка стеснëнного в движения врага кунай и кое-что ещë Кишибэ вонзил оружие ему в область сердца, без сожаления и жалости, и отнял у убитого его зазубренную катану. Труп он оттолкнул в сторону следующего противника. Хоть Кишибэ и не особо дрался с этим оружием, но как убивать им прекрасно знал. Как только враг замахнулся со всей дури брюнету оставалось лишь использовать свою скорость чтобы атаковать быстрее оппонента и нанести рассекающий удар по всей области груди и грудной клетки. Силы хватило чтобы удар лезвием стал фатальным. Кровь хлестала из его раны, тем более что с таким мечом риск заражения крови не давал шансов выжить. На всë это смотрел шпион. В оцепенении и в ужасе он понял что может стать следующим. Противник упал, но он не был убит. Он стонал и пытался остановить кровь. Кишибэ с точной выверенностью вонзил катану в шею - прямо в артерию, когда тот только осознал что рядом с ним его смерть. Кровь хлестала во все стороны, и испачкала платье Кишибэ на что он недовольно поморщился и отошëл в сторону. Взглянув в последний раз на шпиона. Пристально и вызывающе, держа окровавленный меч в руках. Тогда и только тогда Кишибэ покинул его. Страх сковал сердце шпиона. Теперь он был в надëжных руках.

В аппартаментах мэра было уже довольно шумно. Кишибэ загнул лишь краем глаза. Увидел он впрочем примечательную сцену, где клон словно по написанному сценарию сдерживал противника. Кнут был для этого идеальным оружием. Пять врагов уже лежали замертво со скрученными головами. Трое вражеских шиноби стояли поотдаль следя за движениями клона Кишибэ. - Видимо хотят понять с кем имеют дело. На моë счастье клонов просто не отличить. Ну а теперь пора сеять хаос... ага да, разбежался. - Кишибэ подобрался ближе для использования своей техники, метров двенадцать до цели было самое близкое, так как ближе уже было невозможно. Среди защищающихся Кишибэ не видел Уруми что здорово облегчало его задачу. Поставив катану на пол, джонин камня не учëл что среди вражеских шиноби может быть кто-то с хорошим слухом. И всë же пока он решил разведать кто там, Кишибэ быстро сложил печати и положил началу множеству смертей.

Doton: Sando no Jutsu - Стихия Земли: Техника Огромной Земли

Пользователь создает две огромные горные породы, которые с огромной силой приближаются к противнику с противоположных сторон, раздавливая все, что попало между ними. Обе эти формации способны затмить даже Демоническую Статую Внешнего Пути своим размером, и на каждой половине выгравирован символ Ивагакуре. Это одна из самых сильных атак стихии земли, о чем свидетельствует разрушительный потенциал техники.

✦ Существуют малая версия техники, средняя и большая. Для использования которых требуется параметр Ниндзюцу 2.5, 3.5 и 4.0 соответственно.
✦ Размеры скалы в высоту и ширину у малой достигают до 10м, у средней 20, у большой до 40м.

http://sg.uploads.ru/zNG1M.png
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: Стихия Земли
Ранг: В
Тип: Атака
Дальность: Все дистанции
Ручные печати: Тигр → Коза → Крыса → Касание Земли
Чакразатратность: 16(24(32))

Был слышен очень сильный грохот. Кишибэ создал технику в размере десяти метров, но результат был всë равно впечатляющим. Из всех кто остался это был шиноби с техникой молнии, ещë один шиноби направляющегося к Кишибэ и несколько сильно покалеченных агрессоров. Вражеский шиноби, белоголовая девушка, теперь уже бежала к Кишибэ и заметила его подбирающего катану. - Ублюдок. Кто был знал что эта шлюха наняла действительно опасного цепного пса режима. Не обольщайся что разобрался с мелкой сошкой. Ты пожалеешь что забрал катану Накаджимы, а он мне ведь так нравился. - Кишибэ лишь ухмыльнулся поднявшись в полный рост и шаг за шагом приближаясь к белоголовой болтливой суке. Девушка быстро сложила печати, но Кишибэ однако не ожидал от неë применения гендзюцу. Его парализовало, а его лицо выражало гримасу боли. - Теперь не такой крутой да? Ты ещë и таким лохом оказался, тоже мне, шиноби Ивы. Всë никак не можете разобраться с дикарями из страны Медведей. Наверное у нас всë же есть шансы сделать из этой страны свой личный бордель. Ха-ха! А мысль! - Подошëл теперь и другой шиноби, чтобы затем улыбнулся успехами своего товарища. - Ты его поймала Микия! А я уж думал у нас с ним будет больше хлопот. Молодец! Думаю ты будешь достойна стать подле меня и получить львинную долю трофеев. - С этими словами он поцеловал свою партнëршу, однако лишь на мгновение. Беловолосый мужчина заметил как тот, кем Кишибэ развалился на куски земли. На это обратила внимание и та кого звали Микией. - Тенма! Берегись! - Закрыв собой мужчину Микия подставилась под удар получив кунаем в голову. Будь она ниже кунай угодил бы в горло Тенмы, однако Кишибэ промахнулся, и пока Тенма не разозлился и держал уже мёртвую Микию за плечи, Кишибэ сорвался со своего укрытия из упавшей от тряски колонной и по пути сложил печати.

Fūton: Toppa - Стихия Ветра: Порыв

Во время применения этой техники, пользователь сначала накапливает чакру в своём желудке, а затем высвобождает её изо рта в виде порыва ветра. Техника достаточно сильна, чтобы сдуть все объекты в непосредственной близости от него. Также технику можно использовать в качестве поддержки, например, остановив с помощью неё чьё-то падение, методом создания вихря ветра прямо перед падающей целью.

✦ [1] Сокращение количества ручных печатей необходимых для использования техники если параметр оных у пользователя 3.5.
✦ Техника наносит одиночный и резкий удар порывом ветра, откидывающий противников.
✦ Вторая версия техники создает небольшой вихрь на определенном месте, который можно использовать в некоторых целях, но явно не для нанесения урона.

http://s9.uploads.ru/s69JT.png
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: Стихия Ветра
Ранг: D
Тип: Атака, Поддержка
Дальность: Малая до 5м
Ручные печати: Собака → Лошадь → Птица или Отсутствуют [1]
Чакразатратность: 3

Сильный воздушный удар по Тенме подействовал, Кишибэ целился по ногам, что заставило его упасть на землю вместе с Микией. Этот момент был очень удачным и Кишибэ воспользовался ещë одной своей техникой, чтобы окончательно добить всю эту шайку. Кишибэ ждал от Тенмы подвоха, но видимо удачное падение вместе с трупом сковало вражеское сопротивление и теперь джонин Ивы довершал начатое подлетая с другой техникой.

Doton: Kengan no Jutsu - Стихия Земли: Техника Каменного Кулака

Окутывая свою руку камнем, пользователь способен нанести оппоненту крайне мощный и разрушительный удар, притом будучи защищенным от прямого контакта с ним. Если возникает необходимость, вес кулака может быть увеличен, при этом разрушительная сила удара увеличивается ещё больше.

http://s8.uploads.ru/LyfaV.png
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: Стихия Земли
Ранг: С
Тип: Атака
Дальность: -
Ручные печати: Змея → Печать Конфронтации
Чакразатратность: 3

Кишибэ думал что враг предпримет хоть что-то. Так и было когда он отбросил труп Микии в сторону, а сам сложив одну единственную печать образовал наэлектризованный кунай. И собраяясь поднятся откинул руку с опасным оружием в сторону Кишибэ. Итог был очевиден. Тенма изначально оказался в невыгодной ситуации и теперь поплатился жизнью впечатанный головой о землю с выбитыми зубами подле Микии. Кишибэ же получает третий подобный порез на своëм шраме, а ведь кровь ещë даже не успела засохнуть. За эту атаку Кишибэ успел вымотаться и лëг подле двух трупов. Где-то оказался выживший клон, который успел отлететь на приличное расстояние и выжить, и теперь добивал раненных врагов. Кто-то уже успел сдаться. На место этого грандиозного шума подтянулись полицейские, видимо не желая оставаться в стороне. Уруми самостоятельно вместе с телохранителями выбрались из прохода в пещеры в помещение, которое было заполнено огромной глыбой окровавленного камня, из которого всë также торчали чьи-то руки и ноги, а где-то даже не до конца отвалившаяся голова от туловища.

- Вижу вы неплохо справились Кишибэ кун. Но обязательно было устраивать подобный беспорядок? - Раскинув руки в сторону Уруми сокрушëнно вздохнула и направилась с охраной к тому самому шпиону. Кишибэ тоже не стал ждать пока из трупов двух шиноби вытечет вся кровь и направился в ту же сторону, но уже к охране следящей за камерами. Всë же как-никак, а к ним направили немало людей. Уже вдали он видел полный беспорядок. Среди мëртвых он увидел и знакомого охранника - мëртвого. Но заглянув во внутрь помещения он увидел ещë более жуткое зрелище: множество порубленных вторженцев, и среди этого безумия двое охранников с катанами, с безумным взглядом, раненные, но живые. - Боже правый! Парни! Всë же мне стоило вам помочь. Моя вина, простите. Ладно. Приходите в себя, сейчас позову медиков. - Отбежав в сторону Кишибэ что есть мочи крикнул. - Медиков сюда! Срочно! - После того как Кишибэ навестил охрану у камер Кишибэ теперь решил присоединиться к Уруми и другой процессии, которая вопрошала шпиона о его предательстве. - И это вся благодарность, Асахи?! Неужели это всë было игрой тогда, у пристани? Сильно я недооценила лапы преступников. Я бы с радостью отрезала бы твой лживый язык, но господин шиноби видимо оставил тебя для другого. - Как только Кишибэ подошëл к нему шпион затрясся от страха и слëзно посмотрел на Уруми. Та была неумолима. - Заканчиваем спектакль. У нашей страны полно проблем кроме этих уродов. Был рад помочь мэру этого чудного городка. Как-нибудь поговорим о личном, но потом, когда всë уляжется, а сейчас моему начальству нужен язык этого урода. Всего хорошего. - Прилепив пару взрывных печатей и одолжив наручники у охраны Уруми Кишибэ покинул город в направлении Ивы.

Чакры: 13+16+3+3 = 85 - 22 = 63

--------> Врата Ивы.

Отредактировано Kishibe (2022-05-10 05:40:17)

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Город Токунага


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно