Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Город Токунага


Город Токунага

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://forumuploads.ru/uploads/001a/74/14/29/t84224.jpg
Мегаполис в стране Земли. Не столица, но резиденция Даймё здесь тоже имеется. На парадных улицах всегда толпы народа - не только приезжего, но и местного населения, все красиво и цветуще, глянцево и привлекательно. В трущобах на окраине города Токунаги - обстановка как с изнанки: покосившиеся лачуги, наставленные друг на друга, а на их фоне заводы, станции, свалки.

0

2

Октябрь, 10-е число, вечер

Дорога

На въезде в город их квартет несколько приободрился. Момо принялся вспоминать какие интересные места он успел посетить и посмотреть, рассказывал, что и где можно приобрести подешевле. Кадафи представил его в роли гида достаточно явно, чтобы суметь в качестве "Аваямы" приободрить писателя, что он всегда сможет выкрутиться. Момо отнекивался, но обнадеживающие слова "коллеги" ему точно пришлись по душе: он пообещал познакомить друга с главой общины, чтобы незнакомца пустили на постой хотя бы на одну ночь. Кадафи, вообще-то, рассчитывал за вечер закончить дела в Токунаге, но, судя по обещанию Персика, надеялся он на это слишком рано.
"И правда, сейчас уже поздно. Значит, шпиона я встречу только завтра... "- от мысли, что переночевать придется в трущобах, Кадафи чуть не передёрнуло. Дело было не в брезгливости или страхе внезапно испачкать форму, а в недоверии к санитарным условиям лачуг одного из беднейших районов, которые Муу когда-либо наблюдал. Шиноби выносливы, но подхватить какую-нибудь случайную инфекцию как раз перед рандеву с врагом Кадафи не хотел - это помешает ему нормально сконцентрироваться.
Хозяин из повозки, тем временем, показал охране главной улицы свою торговую печать. Пара молодых помощников быстро пересчитали ящики, сверяясь со списком, который подписали на выезде из Камня.
- Наконец-то, светлые и чистые, широкие улицы! - радовался торговец. - Лучше благополучного прибытия на место может быть только дом, где есть кому согреть ужин и постель!
Видимо посчитав свое изречение остроумным, мужчина рассмеялся. Генин, что продолжал, выполняя миссию, охранять его и идти рядом, тоже улыбнулся. Юноша не переставая вертел головой. Здания возвышались над улицей, как горы в ущелье.
- Холмы такие ровные, удивительно просто - и красиво! Интересно, долго нужно было их насыпать? - молодой ниндзя не мог удержаться от вопросов и восторгов. Любой мог его понять, даже Муу: несмотря на шум на главных улицах даже в позднее время, раздражающие факторы нивелировались красотой освещения, выразительно подчеркивающего красоту парадных зданий. Архитекторы старались сохранить баланс между величественной стариной и особенностями современного быта.
- Эти холмы не насыпали, юноша, все сделала сама природа. Ну и шиноби чуток постарались... Войны ниндзя сделали свое дело, - под удивленно-обрадованный взгляд торговец решил, что его готовы слушать дальше, поэтому он продолжил, стараясь вести лошадей так ровно, чтобы не занимать больше полагающейся повозке половины, - когда-то давно здесь были только горы и холмы. Потом началась война, за ней другая. Время может быть безжалостно к рельефу, но ещё больше оказалось жестоким ниндзюцу. За одной войной последовала вторая, потом третья... Потом недалеко отсюда нашли рудные жилы и это место решили развивать. Теперь город Токунага и его окрестности стали процветающим районом страны, но это, правда, до следующей войны или пока кто-нибудь из потомков Ооноки не решит драться где-то поблизости.
"О-оу...упс", - Кадафи пришлось постараться, чтобы выражение его лица осталось бесстрастным, максимум - недоуменным. Момо, напротив, вволю хохотал.
- Сохраню эту фразу для новой статьи, или книги, если позволите! - попросил писатель.
- Как угодно, если это поможет в твоём творческом пути. Но автограф давай, а то вдруг ты прославишься как Великий Джирайя! - пока мужчины искали подходящий лист бумаги для начала пути в ряды знаменитостей для Момо, Кадафи попытался вспомнить автора с таким именем. Книги такого человека ему не попадались, зато упоминания в истории - да. Вроде бы он был путешественником, жабьим отшельником, который воспитал двух Хокаге и участвовал в третьей войне шиноби. Странно, совсем недавно Персик обсуждал, что он не может составить конкуренцию орудиям селения.
Что-то поменялось? Вряд ли Момо не знал о саннине подробностей, потому что сравнению с ним обрадовался.
"Надо будет как-нибудь найти его книги. Ознакомиться, про что он пишет, раз такой великий", - Муу представил себе то, что может написать странствующий человек как Джирайя. Короткие повести, стихи? Может, философия, которую преподают в обычных деревенских школах для общего образования?
- А ты читал что-нибудь из книг Джирайи-сама, Аваяма-сан?
Признаться, что Аваяма, журналист, не читал книг кого-то знаменитого, которого даже торговец знает? Это грозит разоблачением.
Любой отзыв подойдёт. Если он им так нравится - в критике нет смысла, иначе посыпется вся конспирация. О чем он, черт возьми, писал..!
- Его... произведения, я считаю, вне конкуренции, - осторожно произнес "Аваяма-сан". Все трое согласно закивали, почему-то расплывшись в многозначительных улыбках, которые будили любопытно не меньше, чем воротник женского кимоно. Странная ассоциация. Внезапно торговец и Момо поняли что-то, потому что накинулись на генина с возмущенными криками, что ему ещё рано такое читать и что он ничего не поймет, пока не повзрослеет.
Здесь была подсказка, но Кадафи благополучно ее упустил, тем более повозка уже несколько минут как на месте стояла. Прибыли.
- Спасибо, господин. Хорошей вам торговли. Удачи, юноша, - Момо подмигнул генину и пожал руку мужчине, чья повозка на пару долгих дней путешествия была его домом. Говорят, попутчики это те, о которых больше не вспомнят.
Джонин надеялся, что именно так и будет, однако, следуя правилам вежливости, попрощался с генином и его объектом так же дружелюбно и тепло, как Момо. Неважно, что случится потом - пусть думают, что с писателем все будет в порядке. Кадафи повезло, что тот не шиноби и что генин не сенсор: вся его миссия, как и планировалась, пройдет без разоблачения. По крайней мере, именно так Муу планировал и хотел изначально. Было бы ошибкой признаться юноше, что он на самом деле джонин. Рассчитывал бы тогда молодой шиноби на то, что в случае беды его подстрахует Кадафи? А вдруг бы нет - что тогда?
В общем, дорогу преодолели как нельзя лучше, обратный путь будет быстрее.
Оставив позади главные улицы большого города, иллюминацию огней Токунаги и гомон толпы людей, неустанно бредущих в поисках чего-нибудь нового и неопробованного, Момо и "Аваяма" дошли до тихих районов. Здесь, с изнанки, все выглядело менее аккуратно, даже несколько зловеще в темноте. Кто-то тихо ругался, где-то кто-то натужно задыхался в кашле. Кто-то плевался прямо с балкона. Под ногами встречался мусор, а в какой-то момент Муу заметил и крысу, с трудом впихнувшуюся в подпол.
Смешанные впечатления от домов среднего класса уже не обманут Муу как в прошлый раз. Он знает, что его ждёт гораздо более жалкое зрелище, пусть и более оживлённое. Момо остановился, высматривая освещенный уличный рынок через дома.
- Нам туда!
Запах жареной рыбы, мяса и теста поманил Кадафи ещё до того как его позвал писатель. Скромный запас яблок и закусок, которые удавалось добыть по пути во время коротких остановок, если случался шанс обмениваться с кем-то, иссяк ещё до прибытия в город, а ведь даже на проезд по улицам потребовалось много времени. Желудок Муу терпеливо молчал, но желание перекусить никуда не исчезло, только не сейчас, когда перед глазами вдруг появилось такое изобилие. Что выбрать?
Момо уже нагрузил себя пакетом с крыльями какой-то мелкой птицы в кляре и с хищным взглядом направлялся к соседнему лотку. Трудно было обвинять его в обжорстве, однако, объективно говоря, от такого количества жареной еды ему на самом деле может стать плохо. Отмена завтрашней встречи не входила в планы джонина. Уж лучше с голоду помереть, чем медлить со встречей с загадочным богатым "работодателем".
- Момо! - Кадафи пришлось догонять писателя, но не слишком быстро. Он все ещё на миссии и изображает из себя обычного человека, не шиноби. Так, надо глубоко дышать и чуть тяжелее. - Ты не лопнешь?
- Что? Почему? - Персик был искренне удивлен. - А. А-а-а-а... Ты про пакет! Ты подумал, я один буду это есть? Не, я, конечно, рассчитываю немного пожрать, особенно тех хрустящих крыльев, но это не только мне или нам двоим. Это для... Хм. Ну, в общем, придем на место - сам увидишь!
Кадафи теперь терялся в догадках. Что собирается устроить Момо? Посиделки? Вечеринку? Чтобы не отставать от "друга", который замолвит за него словечко ради ночёвки практически под открытым небом, возможно по соседству с отхожим местом или ещё какой свалкой, Муу тоже накупил разной снеди, особо не придираясь к выбору местные поваров. Они лучше знают, что им проще готовить, не так ли?
"Из этого всего безопаснее выглядят запеченные овощи. Для поддержания техники превращения мне необходимо ни на что не отвлекаться. Тем более на проблемы с пищеварением."
Завершив банальные бытовые задачи вроде поиска воды, которую набрать удалось только из колонки прямо на улице где-то за три дома от рынка (в то время как на центральных улицах искрились фонтаны), мужчины прошли несколько кварталов и оказались перед спуском в бездну маленьких домиков. Редкие облака дыма освещала луна, голоса, несмотря на колоссально плотные надстройки, звучали негромко, спокойно. Страшную суть самих трущоб этот вид скорее скрывал, чем открывал, потому что чем ниже - тем ужаснее кажется жизнь. Мусор и содержимое стоков спускают здесь с самого верха холма. В "нижних" домах сложно было назвать быт жизнью.
"Да, с адресом я не ошибся. Это и есть трущобы. И мы пойдем прямо в сердце этого района", - незнакомцев в таких, самобытных обителях, любили не очень, поэтому Кадафи старался идти тихо. Момо, напротив, громко шлёпал по тому, что здесь называли дорогой: доски, брошенные между домов, чтобы не споткнуться на отходах.
- Запоминай, куда и как пройти, если планируешь брать заказы и оплату за них! - посоветовал Момо, обернувшись. - И держись подальше от крыс, но только не беги от них. Самое лучшее - просто стоять на месте, желательно так, чтобы не упасть. А то побежит их куча и свалит тебя, могут даже укусить.
Момо продолжал давать Кадафи полезные советы - что делать и к кому обращаться, однако и сам все уже прекрасно знал без его подсказок.
Главными здесь были, как ни странно, не самые богато одетые люди, а самые чистые, в светлом. Обычно такие жители обитали в центре и обладали привилегиями и обязанностями как настоящие правители. Город в городе, эти трущобы.
- Далеко еще нужно идти?

тч

73\80 - поддержка техники превращения

0

3

- Нет, почти на месте, - Момо уверенно шел вперед. Казалось, он шёл бодрее даже, чем по основным, центральным улицам, несмотря на пакеты с покупками в руках. Наконец, писатель остановился перед проходом на местную, так сказать, площадь. Это трудно было назвать обычной площадью, просто незанятое ещё несколькими лачугами свободное пространство; свет здесь был только от костра, место для которого было вырыто в ямке. Сейчас вокруг него сидели люди, кто на картонках, кто на низких стульях, наверное самодельных, кто на дырявых покрывалах. Заметив Момо, один из жителей поднялся с места. На первый взгляд было что-то неправильное и непонятное в облике собравшихся у костра бедняков и почти сразу Муу понял, что именно. Каждый был инвалидом. У кого-то не было ноги, у кого-то - руки... И все здесь сидящие - взрослые, которые, не будь у них увечья, смогли бы нормально работать. Прежде, в трущобах, Кадафи не наблюдал такого количества людей с ограниченными возможностями, встречались вполне нормальные ребята, молодые и сильные, которым просто было удобно и привычно связать свой быт с этим районом. Сейчас, однако, джонин видел нечто неприятное и пугающее. В отличие от шиноби, Момо расслабленно вел себя с местными и уже вручал им пакетики с едой.
- Познакомьтесь, это Аваяма-сан, - Момо подошёл к "коллеге", - чего застыл, давай сюда свой...
Кадафи ожидал чего угодно, но не общества увечных, несчастных людей, которые явно предпочитали, чтобы на них не таращились как на диковины в музее антропологии, однако Муу, насмотревшийся на войне всякого, не представлял себе последствий как все должно выглядеть потом. Сейчас перед брюнетом наглядное пособие о том - как люди живут с ограничением и с чем им приходится иметь дело.
- Это мой друг. Он будет иногда приходить сюда. Позаботьтесь о нем, пожалуйста.
Момо собирался здесь задержаться. Вообще-то, ему настоящего Аваяму следовало предупредить о таком... Неизвестно, как отреагировал бы журналист Резиденции, но вряд ли так же сдержанно. Избавившись от большей части угощений, Момо, прихватив маленький пакетик со своими, наверное любимыми, жареными крыльями, повел "Аваяму" дальше.
- Все, охрана тебя знает, можно идти спокойно. Теперь, когда приходишь к нашему связному, они не станут тебя задерживать. Ты не смотри на них свысока или с сомнением, любого чужака на своей территории они готовы растерзать. Думаю, ты понимаешь, что они могут сделать, если захотят...
Конечно, даже такая толпа джонину не ровня, но трущобы - точно не то место, где обидчика отпустят так просто. Не место, где жителей можно было считать врагами страны даже за такой намек на угрозу.
- Они, кажется, привыкли к тебе, - отметил "Аваяма". Может, Момо расскажет больше? Отношения к местным со стороны писателя показались больше отеческими, нежели проявлением доброты обычного гостя. Момо нашел рынок в городе, знал как по районам сокращать путь, в трущобах ориентировался, как рыба в воде. Вдобавок - писатель точно знал, что кому нравится, не просто вручив пакет бедным, а раздав гостинцы именно их адресатам. Один радовался рыбе, второй - яблокам в сахаре...
"Что-то здесь не так."
- Эти люди помогли мне однажды. И я просто пытаюсь отплатить тем же... - даже "другу Аваяме" писатель не рассказал правды. Кадафи чувствовал, что он что-то ещё скрывал, это трудно было назвать только интуицией.
- Мы остановимся на ночь здесь. Ничего не спрашивай, ничего не разглядывай. Или хотя бы постарайся. Утром принесут воды умыться, - Момо зашёл в одну из низких лачуг, служащей "фундаментом" ещё как минимум для трёх таких же мини-домиков. Муу осторожно забрел следом, все ещё погруженный в мысленный монолог о слишком подробном знании Момо местных правил и порядков. С другой стороны - в трущобах иначе не выжить. Либо приспосабливаешься, либо постепенно скатываешься, в прямом и переносном смысле. Это, конечно, если больше некуда идти, но ведь у Момо есть свое жилье в Иве... Кадафи рассчитывал, что перед завершением задания у него не останется вопросов, однако теперь хотя бы было чем ночь занять. Очередную, бессонную.
Внутри - коробка из фанеры и картона, пусть даже с земляным полом, казалась чистой частично из-за ковра, оформлявшего спальную часть маленького помещения максимум в три квадратных метра. Из мебели имелись только вешалка с крючками и пара ящиков для посуды, служащих и полкой, и столом. Из декораций - старая лампа для освещения.
В жилой части находился безрукий человек. Момо уже о чем-то договорился с ним, потому что хозяин клетушки покинул свою обитель и, судя по глухим шагам, ушел куда-то наверх. Кадафи, чтобы не подвергать себя потрясению от только что произошедшего выселения, расслышал двадцать три шага помимо звука тихих разговоров со всех сторон. О гостях уже знали, но обсуждали их спокойно. Муу мог бы утверждать, что в трущобах многие нарушили свой сон только ради того, чтобы обсудить Момо и его спутника: занавеска, служащая здесь дверью, то и дело отклонялась, на секунду являя лица любопытствующих.
- Я буду спать в другом месте, - плохая новость, крайне. - Но если боишься, могу остаться, если не против тесноты.
"Лучше мне не терять тебя из виду в таком местечке, Момо, а то ещё эти ребята бросятся защищать своего. Лучше пусть Аваяма будет трусом, чем я упущу тебя", - Кадафи энергично покивал головой, пытаясь сделать вид, как будто у "друга" писателя пропал дар речи.
Ночью так или иначе Кадафи не станет спать, а так хоть не придется тратить чакру на клона, чтобы смотреть куда уйдет Момо. Да и велика вероятность, что такого клона обнаружат слишком быстро или что он разложится на камни, если под ним какая-нибудь картонка рассыпется от слишком быстрого перемещения. Пока Кадафи пребывал в смятении и задумчивости, Момо как ни в чем не бывало уничтожал крылышки одно за другим, пока не обозначил свою сытость непроизвольной отрыжкой. Он, конечно, извинился, но Муу уже было неспокойно оттого, что, пусть и по его желанию, этот писатель будет присутствовать поблизости слишком много часов. До утра как будто вечность, но, оказалось, что даже у этого есть конец.

тч: 72/80

Октябрь, 11 число, утро

День в трущобах начинался рано. Воду принесли, по внутреннему ощущению времени Муу, где-то в пять часов, ещё до рассвета. Мужчина, все ещё под чужим обликом, притворялся спящим. Момо посапывал около стены, свернувшись калачиком и иногда что-то бормотал. Кадафи пытался прислушиваться к бессвязному неразборчивому мычанию, но ни слова не разобрал.
Где-то через час Момо проснулся от собственного чиха. На самом деле было очень зябко. Коврик от холодной земли не спасал. Когда писатель повернулся к "Аваяме", Муу притворился, что ему тоже холодно и что он только что проснулся. Усталый вид легко оправдывался условиями, в которых они провели ночь, но даже эта лачуга может показаться номером люкс по сравнению с похожими клетушками ниже по холму. Тут хотя бы запахов мусора и разложения почти нет.
"Момент истины близок, и я перестану притворяться другим человеком", - пусть это заняло некоторое время, но Кадафи был рад, что его спутник до сих пор не подозревает о том, что Аваяма - ненастоящий. У него будет время огорчиться и обидеться на весь мир, но писатель хотя бы останется жив, тем более что джонин, потратив ночь на поиск идей и планов, уже знал, какой альтернативой можно будет успокоить Момо.
Его связь с местными и то, как эти люди принимают журналиста, для Резиденции может оказаться полезным качеством и причиной отнестись к Момо хотя бы немного бережнее при допросе.
"Не хочу при этом присутствовать. Быстро сдам отчёт, рекомендации, и возьму новое задание." - планы это были или мечты, но Муу привык видеть свое расписание наперед. Это придавало его действиям решимости, особенно сейчас, в этих непривлекательных декорациях. Неосторожный трюк - и ущерб многим жителям неминуем. Нарушение спокойствия обитателей этих лачуг в планы Муу точно не входило.
- Я готов, - сообщил "Аваяма", когда оба закончили с завтраком и утренними процедурами. - А ты?
Момо покачал головой и дал знак "коллеге" тихо себя вести. Брюнет прислушался, но не мог придумать, что могло заставить писателя задержаться на месте ночлега.
- Ан-сан ещё спит. Как только он вернётся, мы пойдем, - тихо пояснил Момо. Из своей сумки он достал блокнот и карандаш, принявшись под светом масляной лампы дописывать стих, что начал ещё в дороге. Выходит, нужно подождать ещё немного.
Статьи, которые были у Момо с собой, Кадафи перечитал уже несколько раз и помнил их наизусть на случай если "коллега" что-то спросит. Наверное, даже ему было не до того.
Прошло около двух долгих часов, в течение которых Кадафи, притворяясь читающим, прислушивался к звукам снаружи. Трущобы полнились жизнью - разговорами, шагами, ударами молотков для починки стен или крыши, однако ничто из этого не было похоже на спуск с лестницы. Когда скрипнула деревянная доска, Муу, насчитав двадцать три шага, посторонился от открытой занавески. Перед Ан-саном открыл дверь какой-то мальчишка. Кадафи подумал, что видит здесь ребенка впервые и быстрее удивился именно этому факту, а не тому, что парень, пропустив владельца лачуги, принес ему и кофе. Мальчик ушел быстрее, чем требовалось или это было в порядке вещей, что безрукого оставили наслаждаться ароматом без... Мысль застыла в голове Кадафи: Момо сам помог хозяину их комнаты выпить напиток.
Выглядело это почти как ритуал, после которого и писатель, и Кадафи, поклонились Ан-сану и, убедившись, что калеке ничего не нужно, только тогда смогли уйти.
Кадафи мало что могло удивить, но почему-то из всего увиденного до сих пор в трущобах, именно действия Момо и то, какими они выглядели привычными, восхитило и одновременно насторожило джонина более всего прочего.
- Ан-сан очень добр, - сказал Кадафи по пути через трущобы. Момо только кивнул, но снова никаких подробностей не открыл. Ох уж эти загадки без ответа. Дальше Муу не стал спрашивать, скоро ему нужно будет разобраться с человеком от Альянса; подробности о жизни писателя в трущобах его должны интересовать уже после того как все закончится.
От одного сектора лачуг Момо проводил Муу к другому, остановился и показал местную карту, нарисованную вручную, причем к ее созданию приложили руки как будто все здешние жители.
- Эти карты используют курьеры для... хм, нелегальных посылок, но по ним очень просто ориентироваться всем новеньким. Дома подписаны по именам, так что если что - сможешь обратиться в любой дом и тебе покажут дорогу.

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-03-20 18:26:39)

+1

4

Октябрь, 11 число, утро

Полагаясь на свою зрительную память, Кадафи просмотрел карту несколько раз, постаравшись запомнить хотя бы направление уже этого своеобразного ориентира. Сама карта, сделанная из картона (как обычно), не бросалась в глаза. Может когда-то раньше Кадафи проходил мимо таких, но ни разу не замечал грубый лист, исписанный разными иероглифами и разным почерком. Любая миссия может научить чему-то новому, нынешняя не станет исключением.
Следуя за Момо по узким доскам мимо разных лачуг-домиков, Кадафи понял, что даже если попытается что-то спросить - спутник его не услышит: район трущоб наполнялся строительным шумом, запахами, криками, превратив скромную обитель бедности в занятой муравейник: не было ни метра без движения. Наверное, Момо и "Аваяма" пришли в какой-то более благополучный район, потому что теперь дети чаще попадались на глаза. Там, где есть мелкие - там безопасность. Наверное, этот факт должен был ослабить бдительность шиноби, однако звонкие голоса подростков, занятых какой-то игрой в их собственном воображаемом мире, сработали наоборот: Кадафи стал присматриваться к Момо, чтобы улучить момент, когда его походка замедлится.
Таковой вскоре наступил. Чтобы не потерять писателя, который может не расслышать его зов, Муу хлопнул Момо по плечу. Только тогда, почти с повышенным тоном на ухо, "Аваяма" отпросился на санитарный перерыв. Этот человек неплохо ориентируется в трущобах - наверняка знает все места для планируемых, и не очень, остановок.
Кадафи надеялся, что место, куда Момо проводит его, сохранит уровень шума улиц таким же. По его плану, ему понадобится сохранить облик Аваямы до самого конца, что бы ему ни сказали. Застать шпиона врасплох должен будет клон. Были у этого плана и изъяны, значительные, потому что если лачуга, где должна произойти их встреча, будет где-то на верхних этажах - клону придется либо последовать по открытой местности, либо Кадафи придется выманивать шпиона к земле, где у грунта его дождется засада.
Отхожее место, как и вся значительная часть уединенных мест, закрывалось только занавеской. Ее вполне было достаточно.
Отправив земляного клона под землю, Кадафи мог поклясться, что его каменный двойник, увидев пункт отправления своего предполагаемого маршрута, пошлет оригинала куда подальше. Но, конечно же, этого ни за что не произойдет.

тч: -7

Поддержка превращения, клон и укрытие крота им же.

"Аваяма" поблагодарил Момо за проявленное им терпение, когда вернулся к молодому человеку. Писатель пользовался гостеприимством своих знакомых и пил чай в одной из лачуг поблизости, чтобы не быть сбитым с ног на узкой улице.
Его хорошему настроению скоро придет конец, не так ли? Но пока пусть отдыхает, радуется жизни: Муу не был уверен, что такая роскошь предоставится писателю-охотнику за лёгкими деньгами потом. Кадафи попытался представить удивление Момо, если ему позволят работать писателем и дальше, но уже в качестве агента Резиденции. Будет ли он рад встрече со своим настоящим "Аваямой" или вообще не станет с ним общаться? Вроде Момо не был похож на человека злопамятного, но всегда есть сенсоры, Анбу, и их печати, если Персика продолжат подозревать в нелояльности.
Момо остановился возле очередной лачуги. Снова чай, мог бы подумать какой-нибудь спутник, но нет - очередная хибарка из картона и фанерных листьев выглядела слишком обычной: очень подходящее место для укрытия шпиона.
Никто ни за что бы не подумал, что человек от Альянса может прятаться в таком убогом месте как трущобы, в самом их центре. В то же время - сюда не пускают кого попало, а это значило, что этот человек находится среди бедняков продолжительное время. Явно столько, сколько не понравится руководству Ивы, так что в его смерти не будет отрицательных сторон, кем бы он здесь ни являлся. Обстановка у "агента", как и во всех трущобах, была минимальной, но при этом имелось радио, из которого звучала музыка. Лишние звуки Кадафи были только на руку; как только Момо представил "Аваяму" своему работодателю, оба внимательно всмотрелись друг в друга. Перед джонином стоял человек примерно одного с ним возраста, может даже моложе. Сложен он был атлетично, но насколько был силен - оказалось трудно понять из-за свободного кроя не то накидки, не то халата. Чтобы не вызывать подозрений раньше времени своим вниманием, Кадафи пришлось отвести взгляд, чего он обычно не делал. С поклоном, стараясь не казаться слишком выразительным, Кадафи представился чужим именем, профессией и намерением, вызывая у незнакомца довольную улыбку, которую он даже не скрывал. Однако, стоило шпиону узнать, что Момо хочет прекратить писать статьи - добродушное выражение исчезло немедленно.
- Наш договор не предусматривает досрочного увольнения, ...Момо-сан, - произнес шпион, акцентируя на прозвище персика внимание своих собеседников. Кадаф точно знал, что пора лишать шпиона жизни, однако решил повременить. Что за договор? Он есть на бумаге? - Но сначала покажите мне, что вы принесли, оба.
Стоило шпиону отвернуться, как у Кадафи зачесалось желание немедленно атаковать его в этот удобный момент, так как клон был рядом. Кадафи опасался, что мог недооценить бдительность врага и желал поскорее разобраться с ним пока долгий диалог не отвлек от цели.
Момо показал шпиону свои статьи, сообщив также, что над ними работал и Аваяма, несколько облегчив Кадафи поиски необходимого портфолио ещё до начала проявления интереса к его персоне.
- Твое решение не изменилось? Ты хочешь оставить журналистику? - уточнил шпион, просматривая работы, выданные на его оценку. Если судить по тону голоса - он пока не заподозрил неладное. Да и с чего бы? - Нам было бы жаль расставаться с таким ценным союзником. Если дело в прибавке, то хорошо бы тебе знать меру, Момо. Твоя деятельность не связана с риском, даже сейчас ты вне опасности, так как сам не представляешь угрозы. А вот я жду здесь тебя, потом пробираюсь через границу... Ради чего? - в голосе шпиона Кадаф расслышал нотки недовольства, и это ему не почудилось. Вообще-то, Момо мог бы ему легко возразить, если бы захотел хорошо подумать. - Ради того, чтобы услышать то, как ты ноешь о том, что мало платят.
Момо опустил голову, не смея ничего сказать. Возможно, он хотел бы что-то возразить, но не хватало смелости. За пару дней продолжительного и относительно спокойного путешествия Кадафи видел в "Персике" человека жизнелюбивого и оптимистичного, а тот, что сейчас стоял в лачуге, робея перед вражеским шпионом, совсем не походил на вдохновленного странствием писателя. Пора было это заканчивать...
- Прекращай это, Момо, я знаю, где ты снимаешь комнату и знаю, где среди местных найти твоих друзей. Кстати, Аваяма-сан, вы тоже должны будете сообщить свой адрес. Чтобы связываться со мной по поводу даты встречи.
Кадафи кивнул. Был ли смысл в ином варианте?
- Люблю немногословных. Учись у своего друга, Момо. Меньше болтовни - меньше проблем.
Стоило шпиону отвернуться - он в следующий момент оказался заложником техники Земли, исполненной клоном. На поверхности должна была остаться торчать голова, чтобы жертва этого низкорангового приема имела возможность разговаривать, однако у Кадафи не было намерений оставлять шпиона в живых.

тч: -2

Обезглавливающая техника двойного самоубийства

Аваяма, исчезнувший за отменой техники превращения, хлопком обыкновенной для каждого шиноби дымки обозначил для Момо незавидное его положение. Было ли огорчение писателя связано с обманом или с более худшим, по сравнению с его собственным, состоянием у работодателя, теперь бывшего? Кадафи вытер и спрятал обратно окровавленный клинок. Момо попытался в отчаянии предпринять хоть что-то ради своего спасения, видимо ещё не понимая, что спрятаться ему теперь некуда: ниндзя из Ивы был с ним все это время, видел, куда он может податься в случае опасной заварушки. Весь путь Кадафи не выдавал себя, чтобы Момо, чувствующий себя хозяином своей полной безопасности, ни о чем не подозревал. Теперь Момо в ловушке, а Кадафи можно не притворяться дольше необходимого; нет больше осторожного и робкого друга Аваямы, вместо него  - шиноби, уставший и настроенный серьезно.
- С вами - я ещё не закончил. Не поднимайте шум, пожалуйста. Это поможет обойтись малой кровью, - рука Муу, что недавно распорядилась жизнью шпиона, сейчас спокойно, но сильно держала Момо за плечо. Это накладывало свои ограничения, но писателю не нужно было о них знать.
Вежливая просьба, пусть и сказанная немного холодным тоном, скорее всего была одной из причин, благодаря которой Момо перестал суетиться и дёргаться как птица в клетке.
- Да, хорошо, понял... - Кадафи знал, что у него много вопросов, но лучше бы он так и продолжал молчать - сейчас разговоры вести очень неудобно.
Кадафи убедился наверняка, что клинком, перерезав часть спины и шею, окончил жизнь шпиона. Клон, выбравшийся из земляного пола, принялся шарить по ящикам и достаточно быстро обнаружил кожаную сумку; тут же мало места: ящиков и прочих мест для нычки было не много - лишний повод Кадафи порадоваться, что местом встречи Альянс выбрал трущобы, а не какую-нибудь гостиницу...
"Ради такой суммы он предал страну и Камень?" - конверт с гонораром лежал отдельно от остальных документов, смотреть которые Кадафи сейчас не стал. - "Ладно".
Клон вытащил тело из грунта, сразу завалив собой же дыру в земле. Кадафи подвинул ковер. Не ахти маскировка, но задерживаться рядом с трупом - означало поднять лишний шум.
Сокрытие трупа Кадафи было не нужно как и метод устранения объекта - обычные люди решат, что это убийство и в трущобах завелся преступник, а связные шпиона, если проведут расследование - поймут что к чему и сделают единственно возможный вывод: в Иве знают.
Ни на первый, ни на второй взгляд Кадаф больше ничего особо полезного не нашел, использовал технику превращения ещё раз и повел Момо прочь.
тч: -2
- Почему? - тихо спросил писатель, едва "Аваяма" вышел с ним с территорий трущоб на относительно удобные для беседы улицы, когда оба могли идти хотя бы рядом. Очевидно, Момо искал причину, заставившую шиноби оставить ему жизнь, однако Кадафи мог лишь разочаровать его. Если бы ему приказано было убить и автора тех статей, в чем-то правдивых, а в чем-то не очень, джонин не принимал бы никаких сомнительных решений.
- Тсучикаге-сама объяснит тебе, если посчитает нужным, - Кадафи жестом поторопил Момо. В пределах города, под такой личиной и при компании гражданского он не мог идти привычным ходом и это ограничение его немного подбадривало, напоминало не отвлекаться от новой цели.

Запас чакры: 61/80

Главные Ворота [Ивагакуре]

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-05-05 23:33:46)

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Город Токунага


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC