Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Поместье клана Сенджу [деревня Скрытого Листа]


Поместье клана Сенджу [деревня Скрытого Листа]

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

https://99px.ru/sstorage/86/2015/05/image_863005150551567488399.gif

0

2

>>> Резиденция Хокаге [Деревня Скрытого Листа]
октябрь, 608 год
Рангику была безумно рада тому, что хоть на часок другой может прилечь поспать. Все домашние с пониманием отнеслись к ее незамысловатому желанию и оставили волнующие их вопросы на потом. Рухнув на кровать, Гику не чувствовала нижней части своего тела, за исключением покалывания в пятках и коленях. В голове гудело, шум не прекращался до тех пор, пока куноичи не впала в глубокий сон. Так в одежде и не раздеваясь, она лежала животом на матрасе. –«Как же хорошо дома.. вот только Ясуо не встретила по пути. Наверное, она сейчас на задании» - рассуждала мысленно она. -"Хотя, чему я удивляюсь? Ясуо всегда занята. Ее никогда не бывает дома" - Вообще Ран сильно успела по ней соскучиться, по плетению друг другу косичек и по милым беседам, пока никто из клана не видит их и не слышит. Вообще с этим человеком у Ран связаны самые приятные воспоминания, она, пожалуй, дорожила ею также, как и своим родным братом, который также вечно где-то пропадал. Ясуо .. Хотелось заснуть с ней в обнимку, но она никогда не разрешала и всегда ругалась, если Гику проявляет к ней слишком много ласки. Ран именно тот человек, которой необходим хотя бы иногда тактильный контакт, особенно с человеком, которого она любит. И вот последним воспоминанием, которое всплыло в голове куноичи, был момент, когда обе обнимали друг друга и говорили о том, как хотят в будущем стать сильными куноичи и встать на защиту своего клана.
Через два часа девушку разбудил голос мамы, который звучал для Ран погромче любого будильника. Встав резко на ноги, юная Сенджу, словно ребенок, начала быстро прибираться, чтобы мать не увидела тот бардак, который творился в комнате ее дочери. Выбежав из комнаты, девушка быстро перекусила, чем попало, оделась по теплее и отправилась в сторону госпиталя, где ее уже кое кто ждал.

>>> Больница [Деревня Скрытого Листа]

+1

3

>>> Резиденция Хокаге [Деревня Скрытого Листа]
Октябрь, 608 год
Как только Гику пришла домой, она ощутила в воздухе запах еды. Слюна начала подступать, Ран была голодна как волк, ведь в последний раз она ела этим утром. Сенджу была измотана, это отчетливо читалось в ее выражении лица, в частности о сильной сталости говорили темные мешки под глазами куноичи. Мать обеспокоенно бросилась к дочке, подхватывая ту под руку, чтобы тане рухнула на пол. Атсуи – самая нежная и любящая мать, она всегда ждет возвращения своих детей и каждый раз беспокоится за них, когда те отправляются на миссии. Сама женщина давно отошла от дел и как только повстречала Шиноду, бросила свою карьеру куноичи и посвятила свою жизнь детям. Она прекрасно понимала, какие опасности ждут ее детей, ко всему прочему война на территории Страны Огня шла полным ходом, потому причина ее беспокойства была вполне оправдана.
- Мам, Райдо еще не вернулся? – обеспокоенно спросила Ран, наблюдая за переменами в лице матери. Она молча помотала отрицательно головой и тихонько поджала свои губы, - Ясно … - с толикой разочарования сказала Гику, припоминая, что слышала о миссии своего братца от других людей. –«Как я поняла, он сейчас работает в команде с Катсураги» - в принципе Ран могла быть уверена в безопасности своего младшенького, ведь командир его команды - проверенный и достаточно опытный человек. Она вполне могла доверить этому Учиха свою жизнь, настолько она была в нем уверена, однако Райдо был приверженцем весьма агрессивных взглядов касательно представителей проклятого клана, посему предположила, что в паре им работать будет очень непросто.
- Все будет хорошо, - уже с большим энтузиазмом и энергией сказала Гику, направляясь с матерью на кухню. Тем временем Атсуи приготовила ужин, ждала своего мужа и детей, но глава семейства пока что не появлялся, но он был где-то рядом. Его присутствие ощущалось в этом доме, и он в свою очередь уже знал о прибытии своей старшей дочери. Поев, девушка поблагодарила мать за вкусный ужин и помогла той с мытьем посуды, освобождая ту от дополнительного труда.
- Я отнесу твоему отцу ужин в комнату. Спасибо тебе за помощь, Рангику, - взяв поднос с едой и жасминовым чаем, она отправилась в западное крыло особняка. –«Хм, впрочем ничего удивительного, он никогда не выходит из своей … пещеры» - закончив в с делами на кухне, она решила узнать дома ли Ясуо, однако не обнаружила ее вещей в коридоре, что свидетельствовало о ее отсутствии. Пройдя мимо покоев сестры, она прислушалась к звукам и опять неудача, комната была пуста. –«Бли-и-ин, да что такое ..» - в расстроенных чувствах Гику отправилась в свою комнату. Приняв душ, куноичи смогла уже более подробно рассмотреть свой лоб. На нем и правда виднелась печать в виде ромба. Неуверенно потрогав лоб, девушка прислушалась к своим ощущениям. –«Я читала, что эта техника накапливает чакру вне зависимости от того хочу я этого или нет» - Цунаде в свое время создала достаточно мощное дзютсу. Ран пришлось прочитать немало литературы, накопить много сил, чтобы овладеть данной печатью. –«Придется набраться терпения и ждать подходящего момента» - выйдя из комнаты, девушка натянула пижаму и рухнула на кровать. Совсем скоро Гику провалилась в крепкий сон.

0

4

Пробуждение было не самым приятным, тело ломило, голова была словно ватой набита. Но стоит учитывать, что другие бы на ее месте проспали бы несколько дней подряд в попытках восстановить силы, а Гику понадобилось лишь несколько часов. Натянув на себя кимоно и шорты, девушка еще раз посмотрелась в зеркало, смотря на себя с толикой вредности.
- Что за вид? – поправив волосы на косматой макушке, Ран сладко зевнула, потирая глаза, - Кофейку? – спросила у себя девушка, после чего неряшливо потянулась, едва не сбив со стола семейную вазу. Шаркая ногами, Ран медленно направлялась в сторону кухни, видя перед собой одну единственную цель – кофейник и пачку молотого кофе. К слову сказать этот прекрасный напиток был привезен из других стран, ранее его в этом доме не было. Стоило девушке попробовать его единожды, так та тут же пристрастилась. Дом тем временем уже кишел детьми, парочка из них уже висла на ноге пока еще сонной Гику.
- Доброе утро, Рангику-тян! – говорили два близнеца в унисон, от чего их голос стал еще более писклявым. Девушка пыталась любезно им улыбнуться, но в итоге тонкая линия губ растянулась в неестественной улыбке, а глаза, все еще уставшие и с мешками под веками, лишь навевали жути на обоих детишек. Понимая, что их сестренка не в духе, они в спешке покинули кухню, крича что-то про пожирателей снов и кошмаров.
- Доброе утро, Ран, - раздался бархатный голос матери, которая уже какое-то время стояла у выхода из помещения, - Извини, что начинаю с просьб, но сегодня тебе нужно будет выполнить несколько клановых заданий, - ей самой было неловко говорить о чем-то подобном, но Гику сейчас была единственной, кто может выполнить эти задания. Оставив на столе свиток, женщина коротко кивнула и удалилась из помещения. За распитием кофе куноичи решила ознакомиться с содержанием свитка и сразу узнала в нем отцовский почерк и приказной тон, в котором он всегда к ней обращался. –«Хм, время идет, а ничего не меняется» - прочитав все задания до конца, Ран тихо выдохнула и начала завтракать. Через какое-то время после этого Ран переоделась и собралась на задание.

>>> Архив Конохи [Деревня Скрытого Листа]

0

5

>>> Архив Конохи [Деревня Скрытого Листа]
Октябрь, 608 год
Рангику была явно раздражена, это ощущалось, стоило кому-то сделать попытку с ней поговорить. Однако совсем скоро злость перешла в неприкрытую грусть, что так же было заметно по ее выражению лица. Она хотела найти уже этого негодяя, который ее оставил, и высказать ему все, что думает. Обидно, что спустя время в голову приходят достойные ответы, но, видимо, их пути и правда разошлись и всплеск эмоций девушки ничего не изменит. Даже скажи она ему всё, еще не факт, что у парня хоть что-то дрогнет в душе. Он уже решил за двоих, сделал выводы и просто ушел.
Но нужно было идти дальше и забыть этот разговор, во всяком случае пока что. Вернувшись домой, куноичи встретила одна из троюродных сестренок, которая собиралась на тренировочную площадку. Завязался короткий разговор в ходе которого Рангику узнала, что ее отец ушел по делам и оставил ключ от комнаты у матери. Передав весточку, девочка убежала. Сняв обувь, куноичи ступила на теплый деревянный пол особняка, коридоры и помещения были как всегда чисты, ни пылинки. Мать семейства Гику всегда поддерживала порядок и чистоту в этом здании, она была настоящей хозяйкой этого дома.
Дойдя до матери, куноичи попросила ключ от кабинета отца. Без лишних проблем мать отдала его, раз отец доверил Гику такое важное дело. Гику заперлась в кабинете Шиноды, бросив папку с документами ему на стол. Далее было самое сложное – разобраться с бардаком в библиотеке отца, который частенько бросал документы предварительно их не разобрав. Полки пестрили яркими обложками, папки были разложены в хаотичном порядке и куноичи понадобится не один час, чтобы разобрать весь этот творческий беспорядок.

0

6

начало игры [608 год; конец сентября]

Тяжелое время снизошло на Коноху.
Люди не знали, не знали, как быть после смерти горячо любимого Хокаге, не понимали, что их ждёт дальше. Мирная жизнь давно висела на волоске, и всё, что сдерживало эту нить от разрыва, всего один человек. Могущественный, уважаемый, почитаемый, но всё же просто человек.
Легендарный шиноби прекрасно понимал, что он смертный, в былые времена он одним своим появлением заставил бы все распри утихнуть. По крайней мере, где-то рядом со своими границами уж точно. Его слушали и уважали, он был любимчиком прошлого поколения, и немало влияния имел на новое. Да, были дети, кто считал его идеологию глупой, кто шептался за его спиной, но он был героем. Героем в глазах их отцов, предков. Дети, пока ещё, не шли против своих родителей и всего лишь шептались.
Однако, ничто не вечно.

Киригакуре, казалось бы, почувствовала безнаказанность и усердно тренировала, мобилизовало своих шиноби. На эти действия были какие-то невнятные отговорки, когда рядом с границей Огня и Воды, как грибы после дождя, начали возникать аванпосты. Что-то несуразное, но дайме продолжали верить в какие-то свои идеалы, а люди из другой страны не рисковали идти против былого могущества героя.
Но, всё изменилось в сентябре этого года.
Смерть Наруто Узумаки сильно сказалась, не только на политической арене, но и на личной жизни новых джинчурики. Тадашима чувствовал приближение какой-то угрозы, вероятно, их с парнем из пророчества связывала тонкая нить. Невидимая и еле осязаемая. Нить, которая в один прекрасный момент оборвалась. Так закончилась жизнь нынешнего Хокаге Листа.
Для каждого личным ударом была эта смерть. Но, для одного живого существа это событие было особенно болезненным.

Кто-то говорит, что демоны, созданные стариком Рикудо, глупы, что они могут выполнять всего одну функцию. Быть оружием в руках сильнейшего.
Наруто был против этой теории, и Тадашима понимал старика. Он знал, что они способны на сострадание, любовь и привязанность, просто их век настолько длинный, можно даже сказать, бесконечный, что будь ты Тобирамой или Ясуо, для Биджу это не имеет никакого значения.
Ты – всего лишь человек.
Но, Курама успел привязаться нитями дружбы с Узумаки. Запечатывание лиса в других детей было для него испытанием, редкие встречи со старым другом – спасением. А что теперь? Теперь он потерял и эту нить.
Сенджу чувствовал боль, которую испытывал его демон. Прекрасно понимал Кьюби, который бушевал в сознании юноши. Он специально не блокировал его, зачем? При первой встрече Наруто пытался доходчиво объяснить, надеясь на понимание, что они с лисом не враги.
Нет. Не нужно бояться, не нужно презирать и уж тем более, воспринимать Кураму как простого зверя. Он выше, он – на одной ступени с человеком.
Такое же существо, которое умеет испытывать эмоции. И сейчас девятихвостый был в ярости, его обуревала то злость, то спокойствие, будь его воля, вероятно, он бы точно разрушил деревню-другую.
- Прошло порядка двадцати дней, а я сам не могу смириться с этой утратой. Уж что чувствуешь ты, мне хорошо знакомо, – шиноби знал, что девятихвостый имел доступ к мыслям Сенджу. Они были единым целым, его жизнь была словно открытая книга. Та книга, что Биджу читал так же хорошо, как и понимал значимость Узумаки в своем существовании.

Тадашима старался не брать миссии сейчас, тогда, когда страна Воды активно мобилизовала войска, а в письмах, вероятно, соболезновала утрате Листа. Откуда это известно?
Патрульные на границе часто видят ниндзя Киригакуре, которые якобы случайно разведывают местность и ведут слишком уж подозрительную активность. Дайме Конохи предпочитают игнорировать этот факт, сглаживать на собраниях джонинов, но люди понимают, что скоро грядет что-то ужасное.
Сенджу тренируется в поместье, оттачивает навыки и просто старается медитировать. Ему как никогда нужно сохранять чистый рассудок, просто ожидая.
И в эту ночь он дождался.
На задний двор пробрался тот, кого Шима очень надеялся увидеть. Это был шиноби, который практически никогда не покидал бывшего Хокаге, прикрывая ему спину и помогая ему с бумагами. Он старался появиться незамеченным и лично в руки передать письмо, которое было адресовано только юному Сенджу.
Это было послание, посмертное послание тому, кто нуждался в совете последнего джинчурики Курамы.
Возможно, такое же письмо получила и Сарутоби Хошико. Тадашима не знал этого, но приняв белый, нераспечатанный конверт, он аккуратно сел в позу лотоса и поднял голову в небо.
Приятный ветер обдувал лицо Кинтаро, где-то далеко был приход зимы, и её прохлада уже витала в ночном воздухе. Послание лежало перед Сенджу, а его взгляд медленно упал на конверт.

- Значит, передо мной лежит последнее слово, что вы успели сказать мне, господин Наруто?

В эту ночь луна была особенно яркой, она освещала этот маленький дворик, где не было ни души, кроме самого Сенджу. Его мысли будто бы очистились, освободились от оков вопросов и догадок. Стали такими чистыми, яркими. Он чувствовал, понимал, что финальную точку на недосказанности не поставишь, что Узумаки обязательно передаст последнее напутствие тем, кому оно как никогда нужно.

+1

7

Рангику потратила не один час, дабы привести эти заросли документов в надлежащий вид. Отец был слишком занят клановыми делами, ему было не до таких мелочей, как порядок. Впрочем стоит отдать ему должное, кабинет выглядел убранным несмотря на хаос на полках, возможно к этому делу приложила мать Гику, а быть может отец и правда был аккуратным в некоторых вещах человеком. Судить его было сложно, да и не нужно. Гику добросовестно выполняла свое задание, она планировала по прибытию отца домой закончить свое дело. Девушка так сильно увлеклась заданием, что совсем не заметила, как провела в комнате отца весь день. Уже давно стемнело, единственным источником света была настольная лампа, проливающая слабый теплый свет на стол. Куноичи тихо зевала, слегка прикрывая свой рот рукой, она явно устала за весь этот день. Закончив с последним документом, она пронумеровала страницы и сунула их в папку, которая далее расположилась с другими подобными себе.
- Что ж, на этом мое задание завершено, - куноичи потянулась, чувствуя хруст в своих конечностях и спине. Она долгое время пробыла в сидячем положении, ей уже хотелось выбраться из этой бюрократичной ямы и наконец выйти на улицу. Разложив все по местам, она второпях чуть не забыла закрыть за собой дверь. В особняке было тихо, все уже давно спали, в нем погасли огни, царила гробовая тишина, только скрип деревянного пола выдавал присутствие неспящей обитательницы этого огромного дома. –«Ясуо давно нет дома, я волнуюсь за нее» - девушка едва заметно поджала губы, ей было нервно за свою сестрицу. Никто не приносил ни плохих, ни хороших вестей, все будто забыли о ее существовании. Куноичи вышла на улицу и пошла вдоль террасы, минуя закрытые двери, ведущие в гостиные комнаты особняка. Чуть дальше находилась и дверь в ее комнату, где куноичи и провела остаток ночи. Утром же куноичи проснулась на удивление быстро, не испытывая при этом последствия бессонной ночи. Девушка умылась, оделась и перекусила. После недолгого разговора с семьей, куноичи отправилась в сторону ликов Каге.
>>>> Скала ликов [Деревня Скрытого Листа]

0

8

Удивительно, но Тадашима тянул время.
Он словно специально ждал, внимательно всматриваясь в конверт с письмом, словно осознавая тот факт, что открыв его, он окончательно примет смерть Хокаге. Небольшой ком подошёл к горлу, а в голове моментально возникали воспоминания связанные с Наруто. Узумаки был удивительным человеком! Настоящей легендой, которая вселяла уверенность и делала добро, старалась принести как можно больше света в те места, где его не хватало.
Он пытался помочь и самому Сенджу, прекрасно понимая, что та тирания, с которой сталкивался мальчик, абсолютно не приемлема. Но традиции были важнее.
Он был легендой, героем, но оставался человеком и поэтому не мог влиять на то, что годами возводилось в Абсолют. Нельзя просто прийти и сказать: «так, заканчиваем, так нельзя и вообще это негуманно».

Так не получится.
Однако от воспоминаний юношу освободил тот, кто не мог сидеть на месте. Курама буквально взвыл от того, что джонин медлит. Он не мог терпеть, взрывался и выл где-то в глубине души.
Демон был готов вырваться, если бы мог, он действительно тяжело переживал потерю, а это письмо, оно вернуло ему всю боль, которую тот пытался унимать.

- Курама, не торопи, я уверен, что это письмо оставлено ни мне, но возможно, нам. Наруто не было причин связываться просто со мной, но.., он бы захотел попрощаться с другом, понимаешь? С самым близким товарищем в его жизни.

Тадашима правильно подбирал слова, он уважал последнюю волю Наруто, поэтому пытался привить немного терпения и его другу. Биджу, кажется, немного успокоился. Он перестал буянить и пытаться вырваться с клетки, прикрыв глаза и молча ожидая. Ему давалось с трудом это ожидание, но Сенджу ценил то, что девятихвостый решил прислушаться к шиноби.
Им нужно было держаться вместе, и сейчас лучший момент для этого.
Руки плавно потянулись к бумаге, аккуратно вскрывая конверт и доставая послание Узумаки.

«Курама, Тадашима.
Если вы получили это письмо, значит мои дни сочтены. Но не смейте грустить, даттебайо!
С чего бы начать, черт..
Я не умею прощаться и никогда не думал, что мне придётся это делать, но… я должен. Я должен попросить вас, обоих, о просьбе. Дайте мне слово, даттебайо, мне нужно чертово слово каждого из вас, что вы найдете друг друга в темноте! Не тяните одеяло на себя и не сопротивляйтесь, когда к вам тянут руку. Вы обязаны во имя памяти обо мне подружиться, потому, что вы классные.
Ну вот. Я, наверное, чепухи наговорил, да?
Тадашима, знай, Курама хороший. Я вижу, как ты к нему относишься, и мне нравится, что он в таких надежных руках.
Курама, друг, прости, что я покидаю тебя. Мне правда жаль, будь моя воля, никогда бы тебя не оставил, но помоги мне последний раз? Сделай это ради меня, найди гармонию с тем, кто смотрит на тебя теми же глазами, что и я. Ты поверил в меня, когда нужно было выбирать между добром и злом, но сейчас, сейчас не выбирай. Нам не нужна очередная война, чтобы два друга снова нашлись, понимаешь?
Тадашима достойный приемник.
Сделай это ради меня, друг... »

Сенджу закончил прочтение этого письма, с грустью выдохнув. Он узнал и почерк Хокаге, и его фирменный стиль общения. Грусть, которая должна была хлынуть новой силой, куда-то стала отступать. Тадашима вдохновился тем, о чём писал Наруто. Он писал о дружбе, и кажется, сейчас нужно было встретиться с тем, для кого и писалось подобное послание.
Юноша закрыл глаза, погружаясь в собственный мир. В позе лотоса, обдуваемый прохладным осенним ветром, Шима знал, что должен проделать сейчас огромную работу.
Работу, о которой просил Узумаки.
Оказавшись в своем собственном внутренним мире, джонин набрал полные лёгкие воздуха. Здесь было светло, ярко и много-много белого света. Лишь единственная деталь не сходилась, а именно, огромная клетка, что прикрывала вторую половину Лиса.
Демон был огромный, его дыхание можно было ощутить даже на расстоянии. Его глаза были прикрыты.

- Здравствуй, Курама, – голос Тадашимы был мягким, а демон медленно открыл глаза. Вертикальные зрачки внимательно всматривались в джинчурики, ожидая его дальнейших действий.

- Зачем ты здесь, Шима? Пришёл получить мою силу, думая, что письмо как-то повлияет на меня? Да мне плевать! Плевать на этого дурака Наруто! Его слова были наполнены грустью и злостью, он буквально кричал об этом, совершенно забываясь.

- Ты знаешь меня с десяти лет, правда? Ты уже довольно давно наблюдаешь за мной, вероятно, зная, о чём я думаю и о чем переживаю, да? И я не совру, если скажу, что мне не нужна сила, о которой ты говоришь. Мне это не нужно, и ты это знаешь, вспомни, пожалуйста, я когда-то задумывался об этом? Задумывался о тебе, как о бездумном животном, что способно наделять меня мощью? Нет. Нет и нет. Я никогда не считал тебя кем-то, о ком даже говорить не хочу. Ты всегда был моим товарищем, другом, который спас меня тогда, когда я сам был готов умереть ради своего напарника, помнишь?
Биджу молчал. Он не перебивал, а его дыхание плавно успокаивалось. Это был хороший знак.

- Я пришёл сюда потому, что старик Наруто верит в нас. Он попросил нас, чтобы мы воплотили его посмертное желание, и я не хочу портить память о нем. Старик Узумаки верит в меня, верит в тебя, он видел нас вместе. И мне не нужна война, чтобы назвать тебя своим другом, Курама.

Отредактировано Senju Tadashima (2020-06-18 01:58:24)

+1

9

То, что происходило сейчас, выглядело крайне интересно. Во-первых, Курама молча смотрел в глаза юноше, а тот в свою очередь, не отводил глаз от демона. Они застыли в этом молчании, пытались найти истину. Во-вторых, каждый из напарников должен был переварить информацию, и ту, что дал Узумаки Наруто, и ту, что происходила сию минуту.
Впрочем, если Биджу застыл словно вкопанный, то Сенджу действовал так, как должен. На его руке появилась печать, а невидимый поток ветра приподнял его в сознании к двери, где находился ключ.
Это, пожалуй, один из тех факторов, что сдерживал Кьюби всё это время. В Конохе, особенно при Наруто, были прекрасно освоены техники для запечатывания хвостатых, поэтому джинчурики повезло. Повезло потому, что у них была, пожалуй, одна из сильнейших сдерживающих печатей. Её было недостаточно для того, чтобы вместить в человека обе половины девятихвостого, но вполне хватало, чтобы обезопасить жизнь носителя.
И сейчас Тадашима делал то, что некоторые могли назвать безумием. Он собственными руками тянулся к ключу, чтобы навсегда открыть клетку.
После подобного действия он может умереть, а Курама вырваться наружу. И это будет означать только одно, огромную катастрофу для Конохи.

Печать на замке и печать, созданная на руке, резко резонировали друг с другом. Лист был в шаге от катастрофы, а быть может, и в шаге от разрушения. Или нет?
Впрочем, Шима всё решил. Он не думал и не колебался, внимательно всматриваясь в глаза Биджу. Одно действие, и, свершилось. Клетка была открыта, а Курама, фактически, свободен.

Девятихвостый улыбнулся. Он моментально вскинул лапу и с огромной скоростью целился в Седжу, намереваясь покончить с ним одним ударом.
- Я верю в тебя, Курама, – юноша не дрогнул. Он оставался там же, где и был и не пытался уйти от удара. С огромным грохотом лапа лиса приземлилась в метре от джинчурики.

- Тадашима, что ты черт подери делаешь? Что ты надумал, мм? Я знал множество джинчурики, что были сосудом для меня, но ты, ты особенный. Зачем? Зачем ты снимаешь печать, в надежде на то, что строки написанные стариком-придурком смогут повлиять на меня? Да ещё, вздор какой, ты даже не уходишь от моей атаки! Да ты же ходячий труп, Тадашима, чёрт бы тебя побрал!

Лис был зол. Он снова взвыл, во-первых, потому, что новая волна боли накатила на него, смерть Наруто была сильнейшим ударом для Биджу, а во-вторых, он не мог смотреть на эту беспечность. Сенджу напоминал ему прежнего хозяина, который с таким же безрассудством мог делать что-то, во имя какой-то святой цели.
Он не понимал людей, особенно этих двоих, и это его злило. Очень сильно злило.

- Курама, – назвав по имени Биджу, юноша моментально приблизился к нему. Сейчас то, что собирался сделать джонин, было похоже на самоубийство, но, ему было плевать. Он чувствовал близость, видел в Кьюби только лучшее, как и всегда, как и со всеми, поэтому был твердо уверен в своих действиях.
Его рука плавно потянулась к морде лиса, и так же легко упала на его шерсть. Она была жёсткой, твёрдой, но юноша не остался без руки. И это, наверное, успех.

- Я верю в последние слова Узумаки Наруто, я верю в то, что он был прав. Понимаешь? Я вижу тебя рядом, своим другом, и если мой друг решит убить меня, то значит, у него есть веская причина на это, понимаешь? Курама, ты не один, я разделяю ту боль, что ты чувствуешь. Мой друг погиб, а сестра давненько не появляется в Конохе. Жива ли она? Увижу ли я её улыбку, улыбку, что прячет тысяча и одна рану, как считаешь?

Юноша перевёл дух, он говорил так искренне, так ярко, что злость лиса плавно сходила на нет. Их визуальный контакт, ощущение тепла и физическое прикосновение делали своё дело. Если бы Кьюби хотел убить своего джинчурики, то, наверное, сделал бы это ранее.

- Я не знаю, не знаю, кто останется в моей жизни. Мир шиноби жесток, война, что бушует у наших границ, забирает слишком много жизней. И пока я здесь, под охраной и окруженный заботой, Ясуо может истекать кровью где-то рядом. Малышка Рангику, что смотрит на этот мир наивно и без злости, быть может, где-то тоже испытывает трудности, понимаешь? И сейчас от меня ничего не зависит, абсолютно, я только должен надеяться на то, что они достаточно опытны для того, чтобы выжить. Но сейчас, сейчас от меня зависит судьба друга, и я не позволю моему товарищу упасть в забвение, я не дам ему окунуться в ненависть с головой и забыть всё доброе, что способны подарить люди. И если мне нужно будет отдать ради этого свою жизнь, то я не дрогну. Моя воля не дрогнет. Ты – мой друг, Курама.

Тадашима молча прикрыл глаза, плавно спускаясь на землю. Эта речь вымотала его, он отдавал самого себя каждому слову, пытался передать Биджу то, во что он искренне верит. И, кажется, кажется, он просто устал.
Опустившись на пол и присев, Сенджу молча опустил голову. Рядом с ним был демон, убийца, что мог прервать его жизнь так же быстро, как и когда-то атаковал Коноху.

Но судьба распоряжалась иначе. Кинтаро был жив, а вместе с ним, рядом, сел девятихвостый. Он аккуратно положил свою огромную лапу рядом, словно обнимая человека, и передал ему немного своей чакры.

- Ты дурак, Тадашима. Такой же дурак, как и этот болван Наруто, ты сейчас умрешь не от того, что убью тебя я, а просто потому, что слишком много сил и эмоций тратишь на разговоры.
В голосе Курамы слышалась насмешка, абсолютно дружеская и немного колкая.

- Вот, я поделюсь с тобой своей чакрой, чтобы ты не помер раньше времени, понял? Нам с тобой предстоит много работы, в частности, если ты хочешь научиться пользоваться тем, что умею я. Но, перед этим, скажи, ты понимал, что выживешь или ты, придурок, действительно был готов умереть?
Глаза Шимы открылись, он почувствовал прилив сил, а его тело окутала приятная оранжевая чакра. Это было волшебное чувство, силы стремительно возвращались, а сознание стало таким ярким, чистым.

+1

10

Тадашима чувствовал тепло, до этого момента недосягаемое для него. Он был внутри своего подсознания, но был готов ручаться за то, что по спине прошёл лёгкий ветерок. А прохлада, прохлада давала силы встать и идти дальше.
Юноша поднялся, окруженный оранжевой чакрой лиса, он посмотрел на пол. Словно неоткуда появилось его отражение, и он видел своё небольшое преображение. Оно ярко выражалось в зрачках, которые стали звериными, окружающей его чакрой, что формировала один хвост.

Кто-то мог бы опасаться такого преображения, кто-то наверняка сошёл бы с ума! Ещё бы, такая сила, да у тебя в руках! Но не Сенджу, он оторвал взгляд от своего отражения, плавно переводя его на Биджу. Курама молчал, он наблюдал за человеком и знал, что подобное для него впервые.
Конечно, это сказано грубовато. Кинтаро использовал силу лиса в пятнадцать, чтобы выжить и пережить смерть своего друга. Но тогда он практически себя не контролировал, поэтому не мог помнить всех деталей.
Кьюби словно улыбался, ему нравилось видеть, как обычный, маленький человек впервые сталкивается с такой силой. Его забавляло то, что он оставался в этом случае хозяином положения.

Зверь лежал, мирно наблюдая. Казалось бы, вот недавно у них был жаркий спор, вот фальшивая попытка убить джинчурики, а сейчас какое-то странное умиротворение. Всё, ни тебе повышенного тона, ни попытки выяснения «кто сильнее».
Но Тадашима помнил и про вопрос, который задал Биджу, и про освоение какой-то силы. Он понимал, что мало просто дать свободу девятихвостому, теперь самое сложное – овладеть той силой, которой может демон поделиться.

- Я не могу выбрать что-то из этих двух вариантов, Курама. Я не был уверен, что останусь жив, но до последнего верил в то, что мы найдём друг друга в темноте. С одной стороны, ты мог меня убить и вырваться, вероятно, атаковать Лист или просто сбежать. Но тогда за тобой бы началась погоня, с большей долей вероятности, Коноха не стала бы отдавать тебя кому-то другому. Дайме и исполняющий обязанности Хокаге не видит в тебе.. тебя.
Юноша остановился на предпоследнем слове, он хотел специально акцентировать внимание на том, что сам Сенджу не видит, в первую очередь, в Биджу оружие.

- Возможно, поэтому они следят за мной, а наши взаимоотношения с ними не складываются. Ты же знаешь, что я всегда ставил на первое место личность, а потом уже силу. И это касалось не только людей. Так вот, начались бы боевые действия, и я не знаю, что лучше. Воевать с Листом, его военной мощью и Учихой Орисом, или наткнуться на отряд Кири и воевать в два фронта? Поэтому, я не хотел умирать. Мне важно избежать этой глупой участи.
Джонин перевел дух, заканчивая очередную речь. После, он продолжил. В голове крутилось много мыслей, и все они были важными.

- Помимо этого, я действительно поверил в слова Наруто. Он был прекрасным человеком, и я точно уверен, что если он так отзывается о тебе, то у него на это были свои причины. Поэтому я поверил, и в покойного старшего товарища, и в тебя, и в свои собственные возможности.

Лис слушал внимательно, кажется, слова Шимы приходились ему по душе. Он улыбался, правда, показывая тем самым свой оскал. Непривыкший к этому Сенджу даже не знал, то ли сейчас лишится головы, то ли Кьюби настроен дружелюбно.

- Ты придурок, Сенджу Тадашима. Ещё больший, чем Наруто, уж поверь мне. Но лучше я буду бок о бок с тобой, чем свяжусь с Учихами или, на крайний случай, с Киригакуре. Коноха единственное, что я хорошо умею рушить.
Этот странный юмор мог отталкивать, но Сенджу лишь улыбнулся. Он находил забавным то, как отзывается о Листе демон. Вероятно, это было похоже на признание в симпатии, только в какой-то извращенной манере.

- Курама, – после небольшой паузы, юноша решил начать этот разговор о главном, - скоро светает, а ты говорил о какой-то работе, что предстоит нам выполнить. О чём ты говорил?
Лис резво поднялся, в его глазах виднелась какая-то неизвестная решительность. Вероятно, сейчас он был более чем серьёзен.

- Да, так уж вышло, что ты снял печать. И чтобы я не вышел случайно погулять, а ты случайно не умер, и мы не воплощали план по разрушению Листа, тебе нужно овладеть моей силой. У вас это называется «контроль Биджу», и немногие имели честь пользоваться нашей силой. Во-первых, мы должны объединить нашу чакру, во-вторых, ты должен будешь пройти первую трансформацию. В противном случае, твой первый раз будет не больше пяти минут, поэтому ты обязан освоиться, потом уже всё придёт в норму.
Лис резко умолк, а после добавил.

- В целом, звучит просто, но даже здесь ты должен показать фирменную выносливость. И да, в тот момент, когда мы объединим чакру, я с лёгкостью могу поглотить твою и убить тебя, ещё не поздно накинуть на меня путы, да дело с концом. Мм, Тадашима?

На это заявление Кинтаро улыбался. Он прикрыл глаза, улыбаясь на все тридцать два. Это была провокация, проверка, что ли.

- Ты меня знаешь, слишком хорошо знаешь, Курама. Если у тебя есть желание покончить со мной, то тебе не нужно играть в перетягивание каната, я ведь итак не уворачиваюсь, помнишь?
Демон сделал резкий выпад, пронося лапу ровно над головой юноши. Кьюби не верил, правда, не верил, что человек способен так просто не хвататься за свою жизнь. Он, что, безумен?
Но здесь играл больше характер и сильная воля юноши, который был на все сто уверен в своих словах, действиях, поэтому не колебался ни на секунду. Он знал, знал, что не умрет и обретет нового друга.

- Глупые люди, теперь и умирают с радостью, что ли?! Лаадно, давай сюда руку, начнём с первого этапа, – на этой фразе Биджу протянул лапу, сжатую в кулак к Сенджу, а юноша без колебаний ответил тем же жестом. Именно в этот момент чакра девятихвостого и джинчурики объединилась.

0

11

609, апрель
тайм-скип

https://i.pinimg.com/originals/a8/c2/74/a8c274c40c02f6f9f1a6e580b6e09d35.gif

Небо было чистым. Кристальная голубизна воздушной тверди укрытая редкими клочками белых пушистых облаков, медленно плывущих куда-то вдаль.
Свежий воздух, наполненный ароматами цветущих растений и спелых фруктов. Задний двор поместья пестрил яркими красками, полнился жизнью и благословенным умиротворением. Где-то в укромном месте этого грандиозного сада, к которому приложила руку и Ясуо тоже, пряталось маленькое святилище Догэна, укрытое от посторонних глаз.

Шумел искусственный водопад, созданный из бьющего родника, наполняя большой пруд с карпами, чьи жирные бока искрились в лучах солнца, как настоящие драгоценности. Сенджу прошла вдоль помоста, опускаясь на деревянный пирс и опуская босые ступни в прохладную – еще не нагретую апрельским солнцем – воду.

«Холодно»  – Беззлобно хмурясь, подумала бледнолицая девушка, поднимая голову к утреннему солнцу. Ясуо не думала, что когда-нибудь родное поместье сможет в самом деле назвать своим домом: после полугода на чужбине все казалось таким притягательным и теплым, вызывающим в глубине души только самые приятные, хотя порой и болезненные воспоминания.

Сенджу была искренне рада, что ей удалось застать наступление весны уже на территориях страны Огня. Постепенно ночи становились короче, дни – длиннее, сакура стремилась к своему грандиозному цветению. В конце концов, кто еще мог похвастаться столь обильным ростом вишни, как не ее родина? Что уж говорить о промокшей до ядра земли Киригакуре.

«Сакура не цветет на мангровых болотах. Там для нее слишком мало солнца…» - Задумчиво цокнув языком, Сенджу поднялась со своего места и вновь прошла по деревянному настилу, шлепая мокрыми пятками. Спустившись по низкой деревянной лесенке, она вошла в сад, где под тенью одного из вековых старых глициний отдыхала белоснежная кошка. Свой длинный пушистый хвост она подложила между передними лапами, будто обнимая его.
При приближении своей хозяйки, Бишамон громко выдохнула, приоткрывая один зоркий глаз, в котором будто бы отражался немой вопрос. Ясуо хмыкнула ей в ответ, и этот беспечный ментальный диалог был завершен на какой-то странной, съехавшей ноте.

«Я почти месяц здесь, но никак не смогла свидиться с Рангику…» - Не закончив мысль, Сенджу повернулась на шум шагов.
Это была одна из новых служанок. Ее наняли в тот период, пока Ясуо не было в поместье; девушка безмолвно подошла, присев в осторожном поклоне.
– Вы велели сказать, когда госпожа Рангику придет. Сейчас она в «Зеленом доме», у главы. Мне передать, чтобы она нашла вас, госпожа Ясуо? – Сенджу нахмурилась, а потом коротко кивнула.
– Не нужно. Я с удовольствием встречу свою сестру. – Бросив взгляд на Бишамон, она тут же направилась в сторону здания, где заседал клановый совет и где большую часть времени нынешний управленец занимался делами семьи Сенджу.

Было немного неловко появляться перед тяжелыми дверями в домашнем костюме, так еще и босой, в надежде, что сестрица после своих дел сможет провести время с ней. Она не видела ее с тех пор… Да, с тех пор, как они попрощались на улицах, под взглядом ядовитой Змейки-Джингасы.

Ясуо старалась быть терпеливой и не выдавать своего волнения. Ей предстояло многое рассказать Рангику, ведь последняя вряд ли откажет себе в удовольствии завалить сестру тонной вопросов.

+2

12

609, апрель, таймскип

Рангику возвращалась с очередного задания, не скажу, что она была сильно измотана, да и вряд ли стандартная миссия хоть сколько-то отразится на физическом состоянии Гику, но ту одолевало чувство легкого давления в районе висков. Причина тому была неизвестна, но скорее всего дело в систематическом недосыпе, которому подвергался организм куноичи на протяжении месяца. Она должна была сделать небольшой перерыв между заданиями, но резкая нехватка квалифицированных медиков вынудила Сенджу работать больше обычного. Она не могла жаловаться, ведь ее долг – защищать свою деревню и оказывать той поддержку. Другое дело, что никто не интересовался мнением Гику на этот счет, но не будем о плохом. Ее встретила служанка, передала той приказ главы и сказала, что Рангику срочно нужно к нему зайти. Акихима был мужчиной средних лет, достаточно скрытный и малообщительный. Тем не менее он принимал активное участие в делах трёх ветвей клана. За эти годы он показал себя только с самой лучшей стороны, заимев уважение каждого представителя этого могучего клана.
Гику передала мужчине свой отчет по миссии раз той выдалась такая возможность, Акихима же передал куноичи свиток с очередным заданием. Не дождавшись от главы каких-либо добрых слов, она заметно для него поморщилась и надула губы. Двадцать три года, а Гику все еще неумела скрывать свое недовольство. Покинув кабинет, девушка отправилась дальше. Она еще не знала, какой сюрприз ей приготовил этот день. Как обычно бывает, счастье приходит, когда ты его совсем не ждешь, так и произошло. Девушка неторопливым шагом направилась в сторону своей комнаты, минуя полупустые помещения поместья. Голова куноичи была забита всякими мыслями, но в основном планами на ближайшее будущее, Гику продумывала свой дальнейший день, который ничем не отличался от предыдущих, как вдруг ее боковое зрение уловило белый комок шерсти, который расположился под тенью глицинии. Сердце Рангику забилось быстрее, она тут же опешила, ощущая нахлынувшее волнение и легкий мандраж в пальцах. Бросив все вещи прямо в коридоре, она торопливым шагом направилась в сторону террасы, буквально выбегая во двор.
- Биша? – Гику хлопала глазами, сначала сосредоточив свое внимание на кошке, а после начала искать глазами сестру, которая находилась в нескольких метрах от своего питомца. Не скрыв своей радости, Рангику широко улыбнулась и буквально накинулась на свою сестру, сбивая ту с ног. Обняв ту за шею, Гику оторвала свои ноги от земли, прижимаясь своей щекой к щеке белолицей, - Ясу-о~о! – слов не хватит, чтобы описать ту радость, которую испытывала Гику в этот момент. Пара не виделась полгода!

+2

13

Полгода – это долгий срок. Ясуо это почувствовала, когда сестринские объятия сомкнулись у нее за спиной с невероятной силой и нежностью, что может подарить человек, который искренне любит тебя. Бледнолицая вздрогнула от непривычной приятной неожиданности и глубоко вдохнула. Все обонятельные рецепторы пронизал легкий и ненавязчивый цветочный аромат девичьих волос; Рангику пахла хризантемами и цветками нероли.

Ясуо приобняла сестру; вначале мягко, а потом – стиснула в своих руках, ощущая, как тоска, все это время копившаяся так глубоко, вырвалась наружу. За то время, что ее, Ясуо, не было рядом, могло случиться все что угодно и лишь одни Боги ведают за кем им присматривать; Сенджу смела только надеяться, что удача на стороне ее сестры.

В столь неспокойное время не было надежды на людей; повсюду шпионы и вражеские разведчики, а за стенами, в столь опасной близости от исконных территорий страны Огня, точат свои мечи воины Тумана. Они с Джингасой только отсрочили время, когда островитяне снова возьмутся за оружие, чтобы напасть; Сенджу знала, что пока что страна Огня слишком слаба и разрозненна, чтобы противостоять обособленному врагу.
«Нужны добрые и долговечные союзы» - Подумала Ясуо и в голову ей пришла мысль о том, что неплохо было бы встретиться с той девушкой, что от крови Песчаных демонов. Говорят, что страна Ветра сейчас в хороших торговых отношениях со страной Дождя…

«Ты можешь думать о чем-то другом?» - Девушка поморщилась, стискивая в руках Рангику крепче, а потом, чуть отстраняясь от нее, одаривая мягкой улыбкой; нежнейшей из всех, что была способна. Белая – на фоне мягкой розоватой кожи Рангику – рука скользнула по лицу сестры, пальцы ловко убрали несколько лилово-сиреневых прядей девушке за ухо.

– В дни моего странствия, - Сенджу едва ощутимо запнулась. Смотря в пронзительные, чистые глаза любимой сестры и молчать обо всем было невыносимой мукой, - Не было ни дня, когда я не думала о тебе и нашем доме.

«В моих мыслях было место клану Сенджу. И… Катсураги. Где он? Что с ним?» – Сенджу взяла голубоглазую воительницу под руку и повела вдоль сада, вновь поднимаясь по деревянному настилу, вдоль кристального пруда с кувшинками и карпами, чтобы зайти с северной стороны поместья. Туда, где располагался дом Ясуо; с небольшой крытой оранжереей, окруженный еще голыми деревьями красного жасмина и сандала.

Ведьма проводила в одноэтажное здание спутницу и почти сразу отправила ее в ванную комнату, подготовив между делом горячую воду с эфирным маслом лаванды и свежими лепестками герани, смешанные с солью из океана Нанмен. Не терпя отказов, Ясуо справилась на кухню, где подготовила для сестры чай, чтобы в процессе омовений она могла бы насладиться этим вкусом.

Ясуо всегда говорила, что принятия ванн – это искусство.

Ванная в доме Сенджу была сделана в классическом стиле. Керамическая «о-фуро» где-то на уровне пола с невысокими бортиками, в которую можно было входить, как в купальни. На другом конце комнаты располагался уже более современные раковина и всевозможные шкафчики и полки, наполненные свежими полотенцами, какими-то ароматными баночками и всевозможной косметической утварью.

– Готова дать голову на отсечения, милая Гику, тебе есть, что мне рассказать. – Ясуо села на пол, сложив ноги крест-накрест, подготовив рядом с собой поднос с аккуратным чайничком и двумя чашками. – Ты не возражать, если я расчешу тебя? – Ясуо тут же продемонстрировала небольшой набор всяческих гребешков и щеток, будто бы заранее подготовившись к положительному ответу сестры. – Твои волосы так отрасли. Ты совсем забываешь за ними ухаживать.

+1

14

Тадашима не сомневался в своих действиях, он точно понимал, что должен был доверять Кьюби. Ну, и как ещё-то? Быть может, у кого-то будет спутник, кто сможет доходчиво объяснить, рассказать нюансы и разложить по полочкам, но у него, у него нет такого человека. Единственный, кто мог бы помочь, оставил после себя клочок бумаги, где искренне верил в этих двоих.
Впрочем, даже этот жест был слишком большим, чтобы отрицать его значимость. Правда, Наруто сделал то, на что и не рассчитывал шиноби.

Сенджу плавно сжал пальцы в кулак, после чего легко, играючи прикоснулся к кулаку Биджу. Визуально – ничего. Ничего не происходило, они, словно отбивали «пять» и молчали, но на деле всё было сложнее. Сложнее потому, что чакра юноши и лиса объединялась, даруя джонину силу о которой мечтают многие. Это действо длилось каких-то пару-тройку минут, возможно, потому, что всё было на добровольных началах.
Никто не перетягивал канат, не старался взять на себя слишком много или же перехитрить друг друга. Во-первых, Тадашима был слеплен совсем из другого теста, поэтому ему и в голову не приходила мысль обманывать товарища. Он был верен своему слову, верил в девятихвостого и то, что они станут настоящими напарниками. Во-вторых, если кто и мог нарушить договор, то это Курама.
Курама тех лет, что были позади. До встречи с Узумаки он не стал бы сотрудничать с человеком, даровать джинчурики свою чакру и силу. Но, война против Мадары и Кагуи, глупый и харизматичный мальчишка всё изменили. В конечном итоге, сам старик шести путей доверил ему своё наследие, это ли не знак? Кьюби не мог отказаться от близкого товарища, прикипев к нему всем сердцем и душой, он находил силы верить в того, на кого Узумаки его оставил.
Да и потом, разве Сенджу Тадашима плохой вариант? Ну, если объективно посмотреть со стороны демона, кто лучше-то?
У руля были Учихи, те, кто с легкостью могли проникнуть в сознание и подчинить его волю. Он не забыл обиды, и не хотел снова становиться игрушкой в руках красноглазых. Уж лучше с этим придурком, чем с другими.

Как только процесс закончился, юноша выдохнул.
Это были какие-то неописуемые эмоции, столько силы и чакры Сенджу никогда не чувствовал. Нет, право слово, Шима всегда обладал её скромными запасами, а тут столько, да так много! Он не мог поверить в происходящее, преподнося руки к лицу.
Он видел темновато-яркое свечение, символизирующее полное объединение с чакрой Биджу, странные полосы по телу и огромное количество жизненной энергии, что буквально била через край.

- Ха-ха-ха! Вы, люди, удивительные создания, – кажется, Кураму подобное забавляло, да и был он совершенно в приподнятом настроении, - вы всю жизнь тренируетесь, пытаетесь стать сильнее и показать, что именно вы лучшие. И теперь ты понимаешь, что вся ваша жизнь ничто с той силой, что есть у нас? И когда очередной умник приходит за нами, тогда, когда кто-то из нас спокойно проводит вечность в одиночестве, это сильно раздражает. Раздражает потому, что вы даже на миг не приблизились к той силе, что скрыта в глубине нас, но ослепленные жаждой власти, нападаете и берете числом, как мошки! Так было с момента смерти старика, так и остается в современном мире.
Несмотря на то, что игривый настрой оставался, тот факт, о котором говорил Биджу, кажется, слишком сильно нервировал его.
Впервые, пожалуй, Шима задумался о том, что хвостатые с радостью предпочли бы одиночество. Наблюдая за этим миром где-то со стороны.

- Я понимаю, что жить среди людей далеко не ваш осознанный выбор, но, ведь не все люди плохие? Неужели мы ничего не привносим в вашу жизнь, жизнь, что могла быть сплошным забвением?
Сенджу не ожидал, не думал, что начнёт защищать человеческий род даже здесь, в, казалось бы, патовой ситуации. И его секрет был прост, он помнил про покойного Хокаге, который доказал всем и людям, и хвостатым, что у них больше общего, чем кажется на первый взгляд.

- И за что мне достался такой оптимистический хуй, как ты, Тадашима? Почему из всех людей выбрали тебя? Они знали, что ли, что ты станешь такой позитивно настроенной занозой? Ты же с самого детства видел в каждом только светлое, черт бы тебя побрал, даже в той тирании, что была обрушена на тебя твоими же близкими. И ты, будь ты неладен, не сломался, а только сильнее стал верить в человечество.
Лис огрызнулся, добавив последнюю фразу.

- В этом вы со стариком Узумаки похожи. Он будто бы знал, да засадил мне занозу в задницу ещё на добрые пятьдесят лет.
Сенджу знал о ком идёт речь и поэтому искренне, ярко улыбнулся. Было в этих словах что-то такое, что показывало принятие Курамы своего нового напарника. Как бы он не ругался, сколько бы демагогии не было в его словах, это словно пыль, подчеркивающее его «несогластность».
На деле, он мог быть даже счастлив, что рядом будет Кинтаро, а не кто-то другой.

- Мне приятно, что ты сравниваешь нас, правда, – юноша улыбался, искренне радуясь такому повороту событий. Наруто, как ни как, был достойным человеком.

- Однако, ты что-то говорил про второй этап, что он из себя представляет?
В этот момент Курама стал серьёзнее, так, словно что-то предстояло сделать, и Сенджу надеялся, что они не будут что-либо рушить.

- Да, верно. Ты должен сконцентрироваться и представить мой образ, высвобождая мою истинную форму. Есть небольшой нюанс, во-первых, остальные джинчурики на этом этапе принимают реалистичную форму своего хвостатого, но только не мой. Поскольку моя чакра разделена на две части, ты сможешь принимать только форму, условно говоря, это будет мой полноценный аватар, способный пользоваться нужными тебе техниками. В этой форме тебе будет доступна самая главная техника, которая способна разрушить подчистую целую деревню. Она называется Биджуудама, ты можешь её использовать в разной вариации, но суть одна и та же, главное – научиться уравновешивать мою чакру и формировать из неё шар. Всё понял?
Лис выглядел серьёзно, он говорил медленно, но было важно, чтобы эта информация дошла до джинчурики. Иначе, иначе эта работа лишена просто смысла.

- Представить, говоришь?

Юноша сконцентрировался, представляя точную форму лиса, благо, он был у него, считай перед носом, поэтому с этим сложности не возникало. После, он постарался материализовать эту форму для того, чтобы успешно пройти трансформацию.
Бинго! Из тела Сенджу моментально вырвалось огромное количество чакры, формируя аватар в центре которого и был сам Шима.
Он был большой, по-настоящему большой, и теперь глаза джинчурики и биджу, фактически, находились на одном уровне.

- А ты не промах, Сенджу, раз смог с первого раза пройти трансформацию. Впрочем, нам пора заканчивать, – юноша аккуратно спустился на землю, полностью отключая любые режимы, - ты изрядно постарался, прошло порядка 14 часов, пока ты тут осваиваешь новые способности. Тебе пора отдохнуть, иначе придворные подумают, что ты потерял себя в медитации. А я вот не особо хочу менять носителя, понимаешь?
Они оба улыбались, юноша действительно чувствовал усталость. Казалось бы, ничего сложного, но на деле, это отнимало тонну энергии и сил.
Открыв глаза уже в реальном мире, Кинтаро не мог поверить, что всё это происходило с ним. Но, это был не сон, и жаль, потому, что сейчас он ему бы не помешал.
Поднявшись с места, Сенджу отправился переваривать информацию и отдыхать. Впереди были тяжелые миссии и новые свершения.

таймскип

+1

15

Окунувшись лицом в белоснежные волосы сестрицы, Гику вдыхала их аромат, в которых ощущались тонкие нотки цитрусовых. Закрыв свои бирюзовые глаза, девушка отдалась своим чувствам, прижимаясь к телу сестры нежно и в то же время со свойственной ей уверенностью. Руки обхватили шею белолицей, Рангику издала тихий вдох, стараясь сдерживать себя от лишних проявлений эмоций, но это было невозможно, эмоциональная натура куноичи взяла верх. Пустив скупую слезу, девушка тихонько всхлипнула, а после дрожащим голосом оборвала тишину, воцарившуюся в момент крепких сестринских объятий:
- Я так скучала по тебе, Ясуо, я.. йя.., - голос оборвался, Рангику вместо лишних слов просто замолчала, стараясь не разреветься. –«Я так боялась, что она .. нет. Я не могу даже думать о таком!» - было по-настоящему страшно увидеть людей анбу у ворот особняка принесших дурные вести. Гику все это время жила в страхе узнать, что с ее сестрой то-то произошло за время ее странствий. За воротами деревни идет ожесточенная война, никто не знал, вернется ли он живым после даже, казалось бы, простой миссии. Гику хотела о многом спросить Ведьму, но не сейчас .. не в момент их долгожданного воссоединения.
Через какое-то непродолжительное время Ясуо подхватила сестру под руку и повела за собой, пара неторопливо миновала дворик у особняка и отправилась в сторону отдельного небольшого здания, к дому Ясуо. Любила она обособленный образ жизни, у куноичи всегда было все свое: оружие, вещи, даже дом. В принципе Гику тоже могла смастерить себе отдельный домишко, но ей было приятно быть частью огромного особняка ее семьи. Она чувствовала себя более уверенно, находясь в стенах, в которых выросла. Ясуо же была другой, она всегда была более отстранённой и бережно оберегающей свое личное пространство, в которое впускала далеко не каждого встречного. Гику всегда очень волновалась, когда ее сестра звала к себе в гости, и этот раз не был исключением.
Процесс приема ванн – был достаточно интимным моментом в отношениях обеих сестер, своего рода ритуал, который обе соблюдают время от времени. Юная Сенджу уже успела позабыть запах просторных помещений одноэтажного дома Белолицей, в нем почти всегда пахло корицей и нежными нотками ванили, ко всему прочему в доме всегда было прибрано, чего не скажешь о комнате Гику. Она послушно последовала за своей родственницей, не отпуская ее руку до того момента, пока не дойдет до ванной комнаты. Помещение было чистым, пожалуй даже слишком, именно эта комната олицетворяла внутренний мир Ведьмы: все было разложено по полочкам, каждой вещице – свое особое место, казалось, будто у расположения того или иного предмета был какой-то свой потаенный смысл, о котором знает одна лишь бледнолицая. 
Как только Ясуо откланялась по делам, Гику подняла руки ближе к шее, расстегивая на ней габаритный и слегка мешковатый жилет шиноби. Именно он скрывал глубокое декольте девушки, плотно прилегая к груди и зачастую лишая ту возможности вдохнуть полной грудью, но теперь можно было отбросить его в сторону и выпрямить плечи. –«Какое облегчение» - апрельский день был на удивление теплым, Рангику давно мечтала избавиться от лишнего груза и наконец понежиться в теплой ванне. Следом отправилась и не менее мешковатая кофта от формы джонина, Гику не без удовольствия растягивала момент обнажения, почти позабыв о присутствии Ясуо.
- Ах, из-за этих миссий я совсем разучилась расслабляться, - достаточно громко для Ясуо промолвила первая. Расстегивая и снимая топ, девушка бросила и тот в кучу остальных вещей. Развернувшись к Ясуо лицом, девушка нисколько не смущалась ее присутствия, ведь они обе девушки, да и скрывать им нечего, посему чувствовала себя вполне раскованно и свободно в этот момент. Растрепав волосы руками, куноичи ноготками касалась кожи головы, продлив свое наслаждение еще на десяток секунд. Не забыв сложить вещи в аккуратную кучку, Рангику сняла следом и остальное, избавившись от последних элементов одежды, - А ты? – похлопав наивно глазками, она тут же устремила свой заинтересованный взгляд на сестрицу. Держась за поручни ванны, Гику аккуратно опустила сначала одну ножку в ванну, после чего аккуратно погрузилась в воду всем телом, слегка жмуря глаза от наслаждения. Голова сама нашла место, куда улечься; поправив локоны, Гику уложила те на полотенца, что лежали у края ванны.
- Я уже и забыла, когда мы в последний раз принимали ванны, - закрыв свои глаза, куноичи еще раз глубоко вдохнула, после чего полностью расслабилась в теплых и ароматных водах ванны. На вопрос Сенджу отреагировала задумчивым мычанием, а после тихонько хихикнула. Приоткрыв один глаз, девушка слегка приподняла подбородок, наблюдая за движущимся силуэтом сестры. Она уже устроилась рядышком, держа в руках гребешок, знакомый Гику с давних пор.
- Да, произошло многое, - девушка вспомнила многочисленные миссии, встречи с давними знакомыми, расставания, и на последнем она слегка притихла, опустив на мгновение свой взгляд. На предложение расчесать той волосы, Гику ответила легким кивком и смущением, которое тут же отразилось на оттенке и без того розовых щек Сенджу. Гику была очень отходчивая и совсем позабыла о грустных мыслях, живя лишь приятным моментом приема ванны, - Встречала, кстати, Катсураги, мы с ним на одной миссии были, - хех, ну, как с ним? С его клоном. –«Вот засранец, я тебе это еще припомню!» - решив не загружать голову сестры долгим повествованием, Рангику подавала информацию дозировано. Ко всему прочему у нее также были вопросы к Ведьме.

+1

16

Ясуо любила ухаживать за волосами. Это напоминало ей время, когда все было спокойно и мирно; в детстве мать часами возилась с ее непослушными белыми локонами, а брат постоянно дарил всяческие украшения для причесок – почти с каждой миссии он привозил то ленты, то спицы, то обручи; их стало столько, что пришлось заводить отделения для каждого вида.

Сенджу отделила несколько прядок длинных фиалковых волос и начала постепенно приводить их в порядок, попутно орудуя то гребешком, то щеткой, то аккуратными серебряными ножницами, подравнивая секущиеся или поломанные концы, собирая их на сухом листке рисового пергамента, чтобы потом сжечь или выбросить.
Бледнолицая делала это медленно и неспешно, позволяя сестре полностью погрузиться в ароматную воду, согреть мышцы и кости, восстановиться физически и ментально. Когда с одной из прядей Ясуо закончила, она подала сестре низкую пузатую чашку, наполненную расслабляющим чаем с жасмином из скрученных лепестков-жемчужин.

– Ты уходишь от ответа. – Лукаво усмехнувшись, промурлыкала Ясуо, весьма заинтересовавшись миссией сестры с Учихой, чей образ настолько врезался ей в память, что порой она видела причудливые сны с его участием, похожие на наваждение. Особенно остро Сенджу ощутила неправильность этого на чужбине, в опасной близости к врагу и ночные кошмары или видения могли бы подорвать успех миссии, на которую было столько возложено.

– Меня не было полгода. – С напускной строгостью пробормотала Ясуо, после чего налила себе чая тоже, сделав щедрый глоток горячего напитка. – А ты тут сидишь в ванне, едва прикрывшись пеной и мяучишь что-то нечленораздельное! – Шутливо рассердилась бледнолицая девушка. Она сунула руку в теплую воду, а вытащив ее, побрызгала каплями лицо и голову Рангику.
Сколько себя помнила Ясуо, ее сестра никогда не умела достойно концентрироваться на одной конкретной теме. Она скакала от события к событию, ее приходилось возвращать к нужной точке; это все было элементом ее темперамента, буйного нрава и впечатлительности. Впрочем, злиться на нее Ясуо не могла вовсе, хотя порой невыносимо хотелось принудить сестру к порядку…

Особенно остро это касалось покоев Рангику. Если Сенджу находила сестру в комнате, то какая-то просьба и ее исполнение затягивались на часы: Ясуо с тщанием стража правопорядка нависала над Гику, вынуждая девушку прибраться и помогая ей складывать и перебирать вещи. Естественно, порядок и чистота там оставались ровно до первого эмоционального подъема наследницы Хаширамы.

– Да, я тоже не помню. – С легким уколом печали ответила Ясуо, вернувшись к гребешку и длинным лавандовым волосам. Сенджу прокрутила в руках ножницы, делая последние щелчки инструментом, а после подтянула к себе душ; включив его на короткий промежуток времени, она намочила сестре голову и принялась за мытье головы.
Шампунь, как ни странно, она выбрала с ароматом хризантем.

Массируя голову сестры, Ясуо собиралась с мыслями. Было бы странно не рассказать ей о том, что она делала все это время. Когда правда вскроется – Сенджу была уверена, что это произойдет так или иначе – обида Рангику будет для нее очевидной.
– По поводу моего отсутствия. – Ясуо намылила голову сестре, а потом снова промыла волосы проточной водой, чтобы завернуть локоны в полотенце. – Я не выполняла задание нашего Хокаге. – Девушка сглотнула. Нужно быть осторожной, чтобы не сболтнуть лишнего.
– Я уже говорила об этом с Тадашимой, пока тебя не было.

– В общем, у меня и… Еще некоторых людей… Есть подозрение в том, что наш Хокаге… - Сенджу была уверена, что их не подслушивают, но нельзя было об этом кричать раньше времени. – Предатель. Шшш. Без возмущений, не так громко, Гику. – Ясуо сжала плечи сестры. – Без его ведома, прикрывшись очередным путешествием и сбором информации, я проникла в лагерь генерала, ответственного за нападение на материк.

– В бинго-буке Киригакуре я уже числюсь в подозрениях в убийстве. Я и Якуши Джингаса. – Ясуо сглотнула. – Пока эта информация не дошла до Хокаге, но у него хватает действительно преданных людей.

Помогая сестре выбраться из ванн, Ясуо подала ей полотенце и свежие вещи.
– Я велела слугам подать тебе твою чистую одежду и белье.
Эту информацию стоит осмыслить.

+1

17

Гику и правда было непросто держать линию повествования, она хотела рассказать обо всем и сразу. Девушка замечала за собой эту черту, но ничего не могла с ней поделать, видимо это – уже часть ее темперамента, буйного и неподвластного корректировке. Сейчас она вытирала свое лицо, надув слегка губы, готовясь отомстить Ясу за ее непросительный поступок! Бросив на сестру наигранно обиженный взгляд, она в какой-то момент брызнула ароматными водами в ответ.
- Да знаю я знаю, - добавила она и глубоко вдохнув попыталась сконцентрироваться на своих мыслях, - в последний раз я его видела несколько месяцев назад, он вернулся ненадолго в деревню после долгосрочной миссии, а потом ушел на следующее задание, - девушка знала об особенных отношениях этих двух, это читалось по их глазам, так же по редким упоминаниям самого Учиха о том, как он относится к Ясуо на самом деле. Хотя, сложно назвать осведомленность Рангику об отношениях пары полной, ведь сама она никогда еще не была в близости с кем-то противоположного пола. Посему представление о взрослых отношениях двух половозрелых людей у нее было весьма расплывчатое. Держитесь за руку? Здорово! Поцеловал в щеку? Вот это любовь!
- А у меня произошло многое, я смогла освоить печать Силы Сотни, - в этот момент она большим пальцем своей правой руки указала на свой лоб, чтобы сестра смогла ее разглядеть, - я очень надеюсь, что мне никогда не придется высвобождать ее силу, - с задумчивым тоном проговорила она, прекрасно для себя понимая, что внезапное высвобождение чакры из печати может обозначать, что ее близкие попали в чрезвычайно опасную опасную для них ситуацию. Рангику очень надеялась, что такого никогда не произойдет, но если несчастье все же это случится, она будет готова обрушить на врага всю свою силу. –«Я освоила еще несколько техник, но они могут вызвать шоковое состояние у моего тела. Не знаю, как я справлюсь с первыми смертельными ранениями, смогу ли не поддаться панике?» - все эти мысли очень мучили девушку, но для себя она знала одно, если ее семье будет угрожать опасность, она первая подставится под удар, что она сможет стерпеть любую боль ради безопасности близких, - В общем зря я время не теряла, как видишь, - издав тихий смешок, Гику пыталась скрыть свое волнение, хотя от зоркого глаза и острого слуха сестрицы ничто не ускользнет. Попивая жасминовый чай, Гику все больше расслаблялась, стараясь пока не думать ни о войне, ни о страшных предположениях. Сестра дома, братцы тоже где-то рядышком, все было хорошо. Ради таких моментов и стоит жить, ради благополучия семьи, ради счастливых моментов проведенных вместе.
Расчёсывая и подравнивая концы волос Ясуо аккуратно приводила длинные волосы сестры в надлежащий вид, за полгода они отросли почти до пола, Рангику уже измучилась с ними, но так и не решилась их доверить кому-то, кроме Ясу. Самый приятный момент приема ванны, это мытье головы, Рангику радостно отложила распитие чая на неопределенный срок и села на лесенку, ведущую в саму ванну. Знакомый запах дразнил рецепторы носа, как только Гику узнала этот аромат, она мягко улыбнулась в ответ на собственные мысли. С небольшой досадой куноичи начала понимать, что процесс принятия ванны подходит к концу. Однако совсем скоро ее внимание сконцентрировалось на рассказе сестры. Внутри горла постепенно оседает болезненный комок, в груди все будто сжалось, делая дыхание затруднительным. Рангику застыла на месте, слушая дальнейший рассказ, не перебивая Ясуо. –«Что она сейчас сказала? Она в своем уме?» - она с уважением относилась к Учиха Орису, ведь он так много сделал для своей деревни, чтобы та поскорее оправилась после потери Узумаки Наруто. Повисло напряжение, Ясуо правильно сделала, что уложила свои руки на плечи Гику, однако этого было мало, что усмирить тот гнев, который она испытывала сейчас. Развернувшись к Ясуо лицом, она посмотрела на ту с неприкрытой злобой и толикой страха. Мышцы лица сковала злость, казалось, что еще чуть-чуть и девушка издаст крик негодования, но она сдерживала себя. Гику не хотела никому навредить в этом доме, но слова Ясуо только подливали масла в огонь, от чего сдерживать себя становилось все сложнее.
- И кто эти люди, позволь узнать? И кто отправил тебя на миссию в Кири, если не Каге? – девушка понимала, что сестру отправил кто-то со стороны, раз Орис, как сказала Ясуо, подозревался в измене. Резко встав на ноги, Ран пыталась не срываться на крик, - Пропала на полгода, а потом заявляешь мне такое! – не стоило и надеяться, что Гику так просто примет новость, должно будет пройти время, когда в ее голове мозаика сложится в единую картину. Сейчас она была слишком возбуждена, чтобы мыслить фактами, а не эмоциями. –«Бингобук? Тц, черт, Ясуо, какого хрена?» - прикусив свою нижнюю губу, куноичи прижала ту большим пальцем и начала грызть нежную кожу губ до крови. –«Еще этот Джингаса ввязан в историю с убийством с генералом» - Взгляд стал более задумчивым, Рангику погрузилась в свои мысли, впадая в своего рода панику, об этом состоянии говорило небольшое подергивание носогубной мышцы девушки. Она испугалась, очень сильно испугалась. Дело касалось безопасности ее любимой сестры, а ее потрет в бинго буке с припиской «подозревается в убийстве» только усиливал страх юной Сенджу.
Как только прислуга принесла кимоно Рангику и комбинезон, девушка с небольшой дрожью в руках затянула пояс и подозрительно притихла. –«А ведь все так хорошо начиналось …» - развернувшись лицом к сестре, она ждала ответы на волнующие вопросы.

+1

18

Держать эту тайну в неведении сестры было невыносимо.

Люди считали Ясуо черствой и бездушной особой, которую нельзя было пронять слезами и увещеваниями. Отчасти – это действительно было правдой, но, в самом деле, все оказывалось в несколько раз сложнее, ведь человеческая душа, как известно, потемки. Сенджу не была исключением и в этом вопросе тоже.

Бледнолицая видела, как вскипает Рангику. Как возмущение накатывает на нее, смешиваясь с непониманием, злобой, гневом, обрастая яростью, которая была свойственна этой представительнице клана Сенджу; ее сестре не хватало выдержки и терпения и Ведьма считала это своим собственным промахом, ведь Ясуо казалось, она могла бы повлиять на девушку должным образом, чтобы сейчас не удерживать последнюю за плечи, с уверенностью стальных наручей сдавливая ими до боли.

Ясуо не хотела, чтобы дело дошло до криков и тем более, чтобы рассказ закончился битвой. Короткой, емкой, но той, которая обязательно бы привлекла ненужное внимание главы клана и старейшины. Сенджу знала норов своей сестры, а ее успехи в изучении наследия прабабки Тсунаде явно шли своим чередом; Бледнолицая опасалась, что Рангику может не сдержать себя и это повлечет за собой колоссальные разрушения. 

–  Успокойся. – Холодно отчеканила Ясуо, выпрямляясь и готовясь к ментальным нападкам юной Сенджу. Девушке стоило больших усилий держать оборону против Рангику, ведь помимо пылкости фиалковой барышни, имело место быть теплое отношение Ведьмы к ней, а это проделывало в защите основательную брешь.
Воинственная Сенджу отмечала за собой весьма утомительную деталь, с которой, увы, ничего не могла поделать – Рангику была одной из ее слабостей. То, что она прощала лиловой хризантеме клана Сенджу она не спустила с рук никому из ныне живущих.

– Успокойся. – Более ласково и мягко повторила Ясуо, отпуская сестру, и проводя ладонями вдоль плеч, укладывая руки в начале на ее локти, а потом, лаская пальцами предплечья, перехватив руки за запястья. – Ты должна меня выслушать и поверить мне. – С нажимом произнесла Ведьма, щурясь, смотря Рангику прямо в ее бирюзовые, чистые глаза, подернутые пеленой гнева; это совсем не портило ее лица, эта гримаса, но сильные эмоции туманили разум – и это было не то, чего жаждала Ведьма.

– Пока я не могу сказать тебе, кто эти люди, но, поверь. Ты знаешь их. – Ясуо перекатила на языке острую боль, кольнувшую ее в мозг. – Это патриоты страны Огня, люди, кто заботится о нашем общем благе. – Сенджу кивнула самой себе, отпуская сестру, позволяя ей сменить одежду. Красноокая Ведьма подняла с пола чайный сервиз и жестом велела Рангику пройти на кухню, где слуги уже подготовили еду и питье для своих господ.
– Я говорю это тебе только потому, что доверяю тебе. – Это была чистая правда. – Но подумай сама, вся наша разведка докладывает о том, - Сенджу на несколько мгновений прикрыла глаза, концентрируясь на ощущениях чакры. Поблизости никого не было, а потому, она заметно успокоилась. – Что мы превосходим страну Воды в числе и военной мощи, но до последнего момента мы так и не смогли отбить их атаки.

Ясуо сжала ладонь на чашке с чаем. Фарфор под пальцами опасно завибрировал.
– Я вела людей в бой. Я сражалась на передовой, Рангику. – Сенджу облизнула пересохшие губы, а потом пригубила немного чая. – Мы раз за разом отдавали наши земли, теряя уйму людей, борясь за каждую пядь. Они будто знали, куда мы будем уходить, знали, куда нужно нанести удар, чтобы разгромить нас. Ты не думала, почему так происходило?

Ведьма тяжело вздохнула.
– Я говорю тебе это, чтобы ты была готова, милая. – Ясуо положила ладонь поверх ладони сестры. – Если со мной что-то случится, я хочу, чтобы клан Сенджу остался в нужных руках. – Ведьма сжала пальцы Рангику. – Тадашима будет тебе опорой и поддержкой, и Катсураги. Катсураги, уверена, тоже придет тебе на помощь.

– После смерти Наруто все стало так неоднозначно в этом мире, Рангику. – Девушка ощутимо поникла. Маска, привычная ширма, за которой пряталась Ясуо, казалось, подернулась иллюзорным маревом; в глазах читалась вселенская печаль и скорбь, которую до сего момента девушка старательно скрывала, а губы скривились в горькой усмешке. – Милая, когда боги смерти забрали Узумаки с собой, то эпоха мира закончилась. Поколение наших отцов не сможет дать отпор тому, что поднимает голову на горизонте.

– Хорошие времена рождают слабых людей. Слабые люди порождают плохие времена. Плохие времена рождают сильных людей. Сильные люди порождают хорошие времена. Понимаешь, Рангику?

– Мы не можем никому доверять. И нам нужны союзники. Надежные союзники со стороны. – Ясуо сделала еще один глоток. – Когда ты оправишься от новостей и будешь готова, я посвящу тебя в еще один свой план.

+3

19

Слово «успокойся» ведь никогда не работает должным образом, верно? Только сильнее раздражает, а масла в огонь подливает еще и снисходительный взгляд говорящего, будто ты не нормальный человек, а какой-то умалишенный. Но это еще полбеды, ведь далее следует ругань, которую остановить порой бывает очень сложно. Рангику, к примеру, вообще ни капли не сдержанный человек, потому слова Ясуо для нее были словно красная тряпка для разъяренного быка. Буравя взглядом свою сестрицу, девушка уже едва ли помнила, что находилась у нее в гостях, а то, что даже у стен есть уши – уж подавно.
- Не успокаивай меня! – уже взорвалась девушка, размахивая руками. Начав расхаживать по помещению, она не находила себе места. Буквально все здесь начинало раздражать, так и напрашиваясь на сильный удар с кулака. –«Что за вздор! Кто ей промыл мозги? Джингаса? Ну, он у меня попляшет, если это так» - пыхтя и фыркая, она смотрела то на сестру, то на проходящую мимо прислугу. Женщина была крайне напугана поведением гостьи, но никак не могла повлиять на ситуацию, смиренно опустив голову. Убежав из ванны, она сделала правильный выбор, ибо кто знает, что может прийти в дурную голову взбалмошной Гику. Постепенно пыл угасал, кажется, Гику успокаивал монотонный голос сестрицы, она наконец прекратила повторять это раздражающее «успокойся». Белолицая всегда была более сдержанной в стрессовых ситуациях, знала, что Рангику просто нужно время, дабы новая информация утрамбовалась в ее горячей голове. Тем временем прислуга приготовила чай и теплую еду для обеих девушек.
Решив послушать Ясуо, Гику отправилась в сторону кухни, где и продолжится их серьезный разговор. Ран молчала, злилась, вскипала и снова остывала, ощущения внутри нее были не самые приятные. –«Мне ничего не говорит. А я думала у нас с ней нет секретов» - эта мысль не на шутку разозлила и посеяла в Гику зерно обиды, которое будет взрастать и, возможно, менять отношение Гику ко всем окружающим ее людям. У них никогда не было тайн от друг друга, Ясуо всегда была открыта для своей сестры, но после полугодового путешествия ее будто подменили. И чем дальше заходил их разговор, тем более тревожными были слова Ясуо. Постепенно Ведьма перешла к самому ужасному исходу, заставив Гику замереть на месте от ужаса. Руки, что находились под ладонями Ясуо, слегка подрагивали, Ведьма могла ощутить эмоции своей сестры, прочувствовать момент, когда злость ее переросла в страх. Тут и сенсором быть не нужно, чтобы понять, что происходит в душе молодой Сенджу.
Опустив свою голову, она поджала свои губы, а на стол упало несколько крупных капель. Слезы пошли ручьем, Гику испугалась той картины, которая всплыла в ее голове. Главным страхом девушки было потерять всех своих близких, увидеть, как каждый умирает один за другим, - Й.. Ясу, - дрожащим голосом говорила Рангику, - н.. не надо говорить таких вещей, - рука ее в этот момент сжалась в кулак, плечи задрожали, а в горле застрял болезненный комок, мешающий дышать и говорить. –«Шима.. Катсураги … Они все знали? Да что тут происходит вообще?» - закрыв плотно глаза, Рангику попыталась взять себя в руки, но так и не смогла. В какой-то момент она подняла свои покрасневшие от слез глаза, устремив испуганный взгляд на Ясуо, которая все еще сохраняла спокойствие.
- Возьми меня на следующую миссию, я должна... я... Мы найдем решение вместе, я помогу тебе докопаться до правды, - Рангику понимала, раз Ясуо говорит такие вещи, значит у той есть причины сомневаться в своем близком окружении. Гику хотела быть уверена, что сестре ничто не угрожает, потому готова отправиться на любое задание вместе с ней. Последующие слова Ясуо о каком-то плане заставили Гику на мгновение успокоиться. Вытерев слезы, она слегка растерянно посмотрела на кружку с чаем, что стояла все это время рядом. Отпив того немного, куноичи облизнула слегка пересохшие губы. Гику дали шанс во всем разобраться и произвести свое собственное расследование. Молча кивнув в ответ, Рангику с крайне озадаченным выражения лица смотрела куда-то в сторону, было видно, что слова сестры ее очень заинтриговали.

+1

20

Злоба сменилась отчаянием.

Ясуо видела, как тяжело даются ее сестре новости, которые поступали со стороны Ведьмы. Да, раньше у них не было секретов друг от друга, но времена изменились… Бледнолицая женщина не хотела этого, однако была невластна над течением времени и тем, что происходит в мире. По ее воле все бы ходили маршем и свободомыслие среди ниндзя ушло, кануло в лету, растворилось в коллективном сознании – в успехе родного государства, а дезертиров карали прилюдно и жестоко, в назидание тем, кто решил бы восстать из под тяжелого ее стального кулака.

Сенджу печально усмехнулась собственным мыслям. Наруто был величайшим человеком современности, но он распустил людей, посадил в них пагубную мысль того, что они могут держать в руках власть, управлять людьми, не имея за душой ни здравого ума, ни средств, ни благих целей – ничего. Когда Ведьма приблизиться к правлению кланом, деревни, страны… Она кое-что изменит.

Каждый шакал будет сидеть на коротком поводке.

Ясуо заметила, как капают слезы ее милой Рангику. Она задрожала, расслабилась, позволила вновь нахлынувшим эмоциям взять над собой верх – очередная ошибка, что делала фиалковую деву Сенджу слабой и уязвимой. Ведьма глубоко вдохнула воздух, пропитанный ароматом ее собственного дома, чтобы сдержать и свои сентиментальные порывы – если они обе разразятся слезами, то делу это не поможет.

– Мы восстановим то, что было разрушено. – Девушка осторожно погладила сестру по плечу, а потом, поднялась чуть выше, к ее лицу, и стерла непрошеную соленую каплю с девичьей нежной щеки. – Будь сильной, Рангику. – Большим пальцем Ясуо погладила кожу девушки и слегка коснулась чуть пухлых губ юной Сенджу. – Сейчас самое главное быть осторожными и внимательными. Никому не говори о том, что я тебе рассказала, хорошо?

Сенджу знала, что Рангику ее не подведет, но сказать об этом – значит усыпить ее бдительность, следовательно, это должно было подтолкнуть фиалковую воительницу следить за тем, с кем она говорит и о чем. Ясуо была уверена, что не каждого жителя и бойца Конохи она могла бы назвать другом или союзником, а потому, предусмотрительность была в деле «Корня» первостепенной.

– Я уже знаю правду, малая. – Ясуо хитро усмехнулась, делая глоток чуть остывшего чая и поднимая палочки с их места, чтобы приступить к пище. Сенджу велела подготовить весьма щедрый стол для себя и своей собеседницы: здесь было мясо на углях, суп с наваристым бульоном из грибов и нежного мяса мраморной говядины, много овощей – в частности сезонный острый перец во всевозможных его видах, немного жареных пельменей и стеклянная лапша. Следовало брать всего понемногу, чтобы насладиться каждым блюдом. 

Оставив чашку с чаем, она взяла кувшин из фарфора с тонким носиком и налила в маленькие рюмки на тонкой ножке немного сливового вина.
– Сейчас для нас самое главное найти союзников. Это сплотит нас и насторожит врага. – Ясуо повела покатыми плечами и, положив палочки на край тарелки, приподняла рюмку с напитком. – Страна Огня много лет была одна, но способная дать отпор захватчику. Последнее десятилетие ее влияние ослабло, и потому страна Воды посмела совершить на нас этот подлый налет. – Вино оставило приятный розмариново-сливовый привкус на языке с легкой остротой и сладостью. – Пока мы не можем решить все внутренние проблемы, мы должны озаботиться друзьями извне.

Ясуо отставила от себя рюмку и поднялась с места. Женщина подошла к своему столу и вытащила из одного ящика два свитка и аккуратную резную шкатулку, а потом, вернулась к своей сестре, присев на край стула.

– Ты должна будешь найти кое-кого. Отправиться в страну Ветра и отыскать в Сунагакуре Саюри Песчаную. – Она передала один из двух пергаментов Рангику и раскрыла перед ней шкатулку. В аккуратной коробке из черного дерева – хурмы – с достойным комплектом из золотой подвески с изумрудами и парой весьма деликатных, но не вычурных серег. Содержимое пахло удом и цветками апельсина.
– Здесь предложение о союзе. Пока оно не официальное, но мы должны заручиться ее поддержкой заранее. Она умна, проницательна и весьма влиятельна внутри своей деревни.

Закрыв крышку, Сенджу подала сестре второй свиток.
– А это для селения Дождя. Их лидер довольно молод и амбициозен. Я уверена, тебе удастся произвести на него нужное впечатление.

Подмигнув Рангику, Ясуо продолжила:
– Выбор посольского подарка я возложу на тебя.

+1

21

Безумие, мир молодой девушки начал рушиться о жестокую реальность, принося той невыносимые внутренние страдания. Сенджу изо всех сил, как ей казалось, пыталась игнорировать ситуацию в мире, она продолжала верить, что все вот-вот наладится, но ее мечте о спокойной жизни так и не суждено сбыться, не сейчас во всяком случае. Гику в целом тяжело давалось смириться с тем, что весь мир катится куда-то в пропасть, что сама девушка – часть всего этого безумия. Однако этот день стал главной точкой отсчета ее взросления: поначалу она будет просто в бешенстве, уже после на смену гневу придет осознание и после него наступит полное принятие и понимание ситуации. Возможно, причастность к общему безобразию уже не будет приносить девушки столь сильные мучения. И если ранее Рангику думала лишь о своем клане и его благополучии, то разговор с сестрой заставил подумать ту более глобально, взяв во внимание всех жителей своей деревни, каждый клан от мала до велика, и наконец открыть глаза и снять с них розовые очки. Именно безмерный оптимизм и жизнелюбие Рангику давали ей сил не опускать руки, но новости просто выбили ее из душевного равновесия.
Она безразлично посмотрела на яство, которое подали двум девушкам. О каком аппетите могла идти речь, когда ты познаешь всю суть тщетности бытия и впадаешь в отчаяние? Впрочем, стоит напомнить, что Рангику и Ясуо – не самые слабые в моральном плане люди, обеих с ранних лет учили тому, что в этом мире нет месту слабости будь та физической или моральной. Девочек воспитали строго и заложили в голову, казалось бы, одну и ту же мысль, но каждая девочка поняла суть сказанного по разному. Источник силы Рангику – ее связь с другими людьми основанную на доверии, сила Ясуо – в ее холодности и независимости, в способности самостоятельно познать всю суть вещей. Ей никто не был нужен, она могла повернуться спиной к миру и отказаться от него, так казалось самой Гику. После смерти своего брата и отца, Ведьма была разочарована в мире, она подозревала в измене родины каждого, иногда дело доходило до острой паранойи. Последнее – обычное состояние для любого шиноби, но у девушки, как казалось Гику, оно было особо сильно развито. А ее страх потерять близкого настолько велик, что создать тесную связь с кем-то куноичи давалось особо сложно. Происходящее в деревне только усиливало недоверие Белолицей, но все же было несколько человек в ее жизни, кому та могла довериться, в число этих людей входила и ее двоюродная сестра – Рангику.
Прохладная и сухая кожа скользила по щеке молодой девушки. В момент ласкового прикосновения Рангику слегка вздрогнула, будто выходя из оцепенения. Этого прикосновения было достаточно, чтобы вывести куноичи из тревожных состояний и размышлений. Секунда, стрекочущее покалывание под ребрами и легкая дрожь, исходящая откуда-то изнутри, все это создавало незнакомые ощущения, природу которых Ран пока не понимала, либо не хотела понимать. Интимность ситуации, близость обеих сестёр и их крепкая связь – все это было причиной тех самых слегка постыдных ощущений. Покраснев в щеках, Гику робко отвела взгляд от сестрицы, стараясь подавить в себе желание приблизиться и крепко прижаться к сестринскому телу. Такие мысли и желания мелькали и раньше, но тогда Гику быстро отбрасывала их в сторону, но не сейчас. Чувствуя тепло пальцев на своих губах, девушка сдерживала себя от попытки распробовать пока еще теплый и ароматный след, оставшийся от прикосновения. Уже совсем скоро Ясуо перевела разговор на более отдаленную тему, чем лишь немного расстроила сестрицу. Политика – одна из непостижимых для Гику наук. Она боялась ее, всячески избегала, но отказать сестре не могла, особенно, когда речь пошла о давней знакомой куноичи – Саюри. Сней то она найдет общий язык. В момент упоминания этого имени брови Рангику слегка приподнялись; Ясуо сразу могла понять, что обе девушки знакомы и уже встречались ранее. Утвердительно кивнув, Гику забрала свиток и уложила тот во внутренний карман своего кимоно. Через какое-то время Рангику спрячет свиток в сумку, а пока она полностью вовлечена в процесс разглядывания украшения. Оценив общий вид серег и подвески, куноичи сделала вывод, что комплект подобрала сама Ясуо, в подарке виднелся стиль свойственный сдержанной натуре Ведьмы.
- Хорошо, я выполню твою просьбу, - однако слова о дипломатической миссии в Амэ заставили куноичи слегка призадуматься. Акцент на личности лидера Дождей вызвал у Рангику легкий страх, с мужчинами, по известной причине, разговор давался ей особо тяжело, но опять же, Гику не могла подвести свою сестру, посему без лишних вопросов взялась и за это задание. Утвердительно кивнув, Сенджу не имела ни малейшего понятия, что вручить лидеру Амэ в качестве подарка, но понимала, что с поиском нужно поторопиться. Второй свиток также угодил во внутренний карман просторного кимоно, после чего Рангику принялась за распитие чая и немного поостывший обед. На протяжении всего процесса у юной Сенджу было крайне озадаченное выражение лица, было видно, что сказанные слова оказали сильное влияние на девушку. Закончив с трапезой, Гику поблагодарила слугу за обед и попрощалась с сестрой, забрав с собой шкатулку. Дав обещание, что все будет выполнено в лучшем виде, одна из сестер попрощалась и покинула дом, отправившись уже в ненавистный кабинет Каге, где возможно встретится с самим виновником всех бед Конохи. Это будет болезненная встреча. По пути Гику зайдет к себе и подготовится к миссии, взяв с собой необходимое оружие и форму.

>>> Резиденция Хокаге [Деревня Скрытого Листа]

+1

22

|После таймскипа|

Поместье клана Сенджу хорошо охраняется, как-никак эта семья -  сооснователь Конохи, чья слава опережает её представителей на многие лиги вперед и многие, очень многие хотели бы добраться до секретов Тысячи Рук, вломится в секретную библиотеку или изловить какого-нибудь представителя на опыты. Нукенины, чужие селения.. история знала прецеденты, когда даже внутри самого Листа находились охотники за наследием этого семейства. Право слово, не одним же Учихам быть жертвами вероломных экпроприаторов?

Снаружи оно выглядит как неприступная крепость - добротно сделанное из редких сортов темного тиса и светлого ясеня, оно уложено крупными плохо горящими бревнами, опирающимися на жесткий камень. В архитектуре выдает себя военный стиль из времен, когда клановый дом осаждался чаще чем наступал новый сезон, поэтому можно предположить наличие пары-тройки сюрпризов для шпиона... И если вы так сделаете, то смертельно ошибетесь: это здание сделано носителями Мокутона, древнего генома, которого справедливо боялся весь мир шиноби, оно полниться ненормальными решениями и коварными ловушками, особыми ходами в местах, где сделать их невозможно и комнатами, куда есть возможность попасть только повелителям Стихии Дерева. В целом попытка проникнуть сюда без разрешения для большинства нинзя закончится смертью или бездарно потраченным временем в лучшем случае, однако это утверждение верно для тех, кто находится снаружи.

Когда девушки, Белая Ведьма Ясуо и Хризантема Рангику, встретятся, им понадобиться немало времени, что бы утолить свою разлуку, провести вместе мационы, обед, поход в сад или на фестиваль - они будут заняты друг-другом достаточно долго что бы не заметить медленно затягивающегося аркана, ловушки что заготовлена для них, каждой - своя. Тонкие тетрадные листы с записями, закрытые письма и небольшие дощечки с выжженными на них иероглифами - вот отправные точки их маршрута, каждая из которых указывает путь к следующей, известной только конкретной личности.

Описания очень специфичные, понятные только той девушке, для которой они предназначались, однако точные и сразу навевающие воспоминания. Некоторые листы были оформлены в простую рифму, а на некоторых находились небольшие наброски местности, ориентиров и каких-то совместных воспоминаний.

Для того, что бы дойти до финальной цели пришлось бы побегать буквально по всему особняку и поверьте мне, уважаемому читателю лучше не задаваться вопросом, зачем организатор сделал это задание непростым. Впрочем, когда азарт от неожиданного задания только-только сменит нотка негодования, их поиски закончатся в разных частях здания.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

В момент нахождения дверь коридора, где Ведьма нашла свою награду, передала громкий, тяжелый стук металлического кольца. Даже в не самых крепких руках пришедшего, он был достаточно громким что бы разорвать тишину входного коридора и нет-нет, да и слегка напугать Ясуо. Если повезет.
У входа стоял молодой человек с подтянутой осанкой и острыми чертами лица, облаченный в черный, излишне объемный плащ, под которым можно было бы без труда скрыть даже доспех. Волосы за полгода стали гуще, а шевелюра, обычно уложенная в тугой хвост, теперь объемными космами ниспадала на спину, однако образ оставался таким же строгим, серьезным и острым будто лезвие скальпеля. За дверью стоял устроитель всего этого безобразия, Учиха Катсураги, и ждал, когда его изволят впустить.

В чем суть

Отдельное спасибо тем, без кого организовать это было бы невозможно.
https://acomics.ru/upload/!c/Pandhammer/Niro-Lyppe/000063-cex33q3vxn.jpg

+4

23

Ясуо мягко кивнула и еще раз взяла руку сестры в свою. Мягкая и теплая ладонь с бледно-розовой нежной кожей сжала пальцы: несколько долгих секунд они смотрели друг на друга – настало время вновь прощаться. Сенджу не могла знать, когда они увидятся снова, а потому, хотела запечатлеть в своей памяти образ посвежевшей и немного повзрослевшей сестры.
С каждым годом она незначительно изменялась: из милого ребенка Рангику становилась настоящей принцессой-хризантемой клана Сенджу – возраст и ответственность отражались не столько в общем ее виде успешной воительницы, сколько виднелось в глазах и появляющихся морщинках вокруг очаровательных лазурных глаз.

На сколь долго затянется эта необходимая дипломатическая миссия? Ясуо ведь тоже не задержится в родном поместье надолго: себе-то задание она найдет весьма скоро, учитывая ее темперамент и нежелание прозябать за стенами уютного поместья, почивая на лаврах былых заслуг.

Дальнейший их разговор ведется на весьма отвлеченные темы, совершенно не касающиеся политики и военных действий. Обе уводят повествование от острых тем, но сестры понимают, что это скорее вынужденная необходимость: появились ответы, но вместе с тем – еще больше вопросов. Куда дальше заведут их интриги власть имущих?
– Я буду молиться, чтобы Боги присмотрели за тобой, милая. – Рангику поднимается с места, осторожно, но спешно клюет сестру в щеку. – У тебя должно быть хорошее прикрытие, чтобы побывать в странах Дождя и Ветра. Возьми туда несколько миссий, чтобы не возникло подозрений. Хорошо?

Голубоглазая Сенджу молча кивает, покидая павильон сестры, чтобы подготовиться к следующей миссии и направиться в Резиденцию. Ясуо переживает, что ее предыдущие слова касаемо Хокаге сильно отразятся не только на внутреннем отношении Рангику к мужчине из клана Учиха, но и внешний фасад дрогнет и она не сдержится.

Еще некоторое время Ведьма сидит за столом, лениво ковыряясь в еде и, порой, наливая себе в рюмку еще сливового вина. Меж тем, ее внимание привлекает странное письмо, написанное до боли знакомым почерком: строгим и ладным, в знакомой тягучей манере.
Это не совсем записка – скорее загадка. Когда она была совсем юной, то с братом они обожали составлять и разгадывать их; этому она учила Тадашиму, Рангику и… Катсураги. В тот год злополучного экзамена на чуунина мальчишка навестил ее поместье и бледнолицая Сенджу развлекла своего юного гостя старой забавой, когда воспоминания о покойном брате были еще свежи.

Наличие текста на гербовой бумаге клана Учиха возмутили ее, но любопытство взяло верх. Она неспешно поднялась со своего места и подозвала слуг, чтобы те прибрали то, что осталось от обильного обеда; последняя рюмка со сливовым вином была бодро опрокинута и Ясуо немедленно отправилась на поиск остальных посланий.

Нельзя сказать, что это было простым развлечением. В тексте было много уловок и хитросплетений слов и двусмысленность предложений; однако Ясуо это не остановило, и финальную подсказку она получила, обнаружив нечто весьма интересное в оружейном складе клана Сенджу.

Тяжелая броня с дорогой кожей и мягкой подкладкой для Бишамон тоже сопровождалась короткой запиской.

Сенджу улыбнулась, прижав заветный листок к груди, чтобы потом аккуратно сложить его и поместить в карман свободных домашних одежд.
Тишину и благоговение с которым Ясуо рассматривала подарок, разорвал гулкий стук. На секунду Сенджу встрепенулась, и тут же потянулась за одним из мечей, которым полнился арсенал клана, но через мгновение, сенсорные ощущения подали ей сигнал о знакомом источнике чакры. Именно поэтому она не придала ему значение раньше – таким привычным он ей казался.

В дверях коридора, позади нее стоял Катсураги. Ведьма помедлила, прежде, чем развернуться и посмотреть на объект своих давних симпатий.
За те полгода, что они не виделись, он изменился. Почти незаметно для глаз обывателя – и дело было вовсе не в отрощенных волосах или сменившемся стиле одеяний.

– Катсураги. – Сенджу подавила улыбку на своем лице. Она все еще ощущала некоторое недовольство, что Учиха посмел так бесцеремонно пробраться в ее дом и немного пошалил. Впрочем, долго держать суровую мину не смогла и, подойдя к мужчине, крепко обняла его, прильнув щекой к груди. – Спасибо.

Вернувшись к своему дому, Ясуо подозвала Бишамон, которая все так же вольготно располагалась под деревом глицинии.
– Не хочешь примерить? – Полюбопытствовала Ясуо, держа в руках увесистую сбрую для боевитой хозяйки Плато Лжеца.
Бишамон лениво приоткрыла глаза и хитро прищурилась, наблюдая, как Сенджу подносит к кошке роскошную броню для столь величественного животного.
– Пахнет этим маленьким Учихой. – Кошка улыбнулась, продемонстрировав хозяйке неровный ряд белоснежных клыков. А потом перевела взгляд на ее спутника, который внезапно материализовался в стане клана Сенджу. – Достойный дар.

+3

24

Катсураги был доволен произведенным эффектом и сопутствующими ему последствиями, в конце-концов небольшой сюрприз для клана Тысячи Рук носил достаточно безобидный характер, что бы самая жестокая расправа, которую которую могла ему сулить Ясуо на деле оказалась неоправданной. По крайней мере прямо здесь и сейчас.
Молодой человек скользнул руками по её талии, мягко и тепло обнимая девушку из враждебного клана. Знакомый запах бесчисленных банных принадлежностей наполнял ближайшее пространство вокруг Сенджу в те недолгие секунды приветствия, которое и так тянулось дольше чем положено по этикету. Казалось стоит закрыть глаза и всё вернется на круги своя, будет по старому, будто бы полугодовалого отсутствия не было. Но для людей вроде них подобная роскошь была непозволительна.
- Рад тебя видеть.
Он медленно, без лишнего шума прошелся по коридору, куда его столь любезно пустили, покуда опытный и умелый взгляд цеплял все новые, едва заметные, детали. Без сомнения Белая Ведьма была педантична и умна, тщательно скрывает улики, а бытность капитаном АНБУ сделала эту привычку профессиональной и практически автоматической, но опытный глаз выхватывает кое-что из окружения подобно ловкому вору, что чистит карманы зевак на торговой площади.

Она изменилась и дело совсем не в длительном отсутствии, нет с ним как раз-таки всё понятно - тщательно уложенные волосы скрывают тот факт, что их длина за последнее время значительно менялась, при длительном задании можно предположить исключительно инфильтрационный характер миссии. Так как в резиденции нет удобоваримых данных можно было бы предположить, что она отправлена по делам АНБУ, если бы не реакция Ориса на эту пропажу.
Есть всего две доступных опции для такого поведения: либо он её тщательно покрывает для особого задания, либо эта командировка для него новость, причем неприятная. Любой из этих вариантов всё немного усложняет, впрочем ненамного.

- Биша, мое почтение, - молодой человек кивнул подошедшей огромной кошке, что можно было расценивать как легкую форму поклона. В целом отношения этих двоих были довольно странными, кажется, животное почитало его за котенка.

- Я счастлив видеть тебя в добром здравии. Бывает так, что миссии по внедрению длятся годами, рад что это не одна из таких, - молодой человек улыбнулся и плавно прошел вместе с хозяйкой поместья внутрь по отделанной ясенем прихожей. Шаги его привычно огибали скрипучие половицы, а тело снова наполнилось той легкостью, что была верной спутницей Учихи ещё до войны: похоже все травмы, полученные им в генеральном сражении зажили - Думаю, путь домой был долог и, разумеется, ты бы хотела отдохнуть, но у меня есть информация, поражающая своей новизной и оригинальностью.

Голос сделал едва заметный жест, которым то и дело дразнил луновласую на официальных приемах или прочих местах, где они не могли говорить открыто: аккуратное движение рукой, подобное тому как кот разминает лапку, наминая себе место или сладко потягиваясь. Разумеется, поместье Сенджу было для него опасной зоной, тут следить за представителем клана Веера могли не только стены, но и какой-нибудь засевший в подвале Яманака, слишком уж нечастыми гостями были представители семьи основателя Конохи в этом доме. Сам факт его прихода в целом станет событием, которое поднимут на собрании, так что появление здесь было крайне безрассудным поступком, впрочем, оправдываемым безрассудным желанием увидеть снегоглавую беглянку.

- Речь пойдет о предмете первой категории, который до недавнего времени принадлежал единовластному правителю Страны Рисовых Полей. Сейчас прокатился слух о том, что он был украден и по следу мигом ломанулись десятки страждущих, так что борьба обещает быть напряженной - ещё одно плавное, неоднозначное движение, будто самую малость дразнящее. Вообще, Катсураги размышлял о данной опасной, но потенциально очень эффективной операции скорее как о возможности провести время и серьезно поговорить с Ведьмой, а так же слегка спутать карты другим игрокам, извлекая белого ферзя с шахматной доски в карман ненадолго. Последний пункт, из-за которого он завл Сенджу в путешествие, юноша озвучивать не стал даже мысленно - Впрочем, я бы не распускал бы последние сплетни, если бы не знал, откуда стоит начинать, что бы прийти к цели одним из первых, а уж там-то понадобится только скорость. И думается мне, что это проблемой не является.

Зная слабости человека легко им манипулировать, а любовь Ясуо ко всяким побрякушкам была её непомерной слабостью, выработанной годами жизни в образе платиновой госпожи. Их отношения куда выше слепой эксплуатации и ожидаемым оставался тот факт, что Катсу может попросить что-то взамен в будущем. Не смотря на всё многообразие безумных линий, что связывало их умы вместе, деловые отношения ценность слова были гарантом спокойствия, вселяя некоторую уверенность.

Слегка улыбнувшись и сделав ещё одно плавное кошачье движение, молодой человек привлек к себе внимание собеседницы, поймав её взгляд и произнеся одними губами тоже самое предложение устроить охоту за артефактами, однако формулировки его были куда более личными, а слова теплыми - Я соскучился и надеюсь, что небольшая и крайне прибыльная операция позволит нам провести немного времени вместе. Да и путешествие обещает быть интересным.

+1

25

Бишамон была рада столь внезапному подарку, а потому, когда ее облачение в тяжелые, но удобные доспехи было закончено, то кошка, вся из себя, прошествовала вдоль небольшого сада, игриво размахивая пушистым хвостом, то в одну сторону, то в другую, явно напрашиваясь на комплименты. В конце концов, Бишамон в каком-то смысле тоже была госпожой и существом женского пола, коему порой требовалось хотя бы номинальное одобрение со стороны; просто для того, чтобы убедиться в том, что уже и так знаешь.

Ясуо заметила изменения в меланхоличном настроении своей несменной спутнице, а потому, отвесила той смешливый поклон:
– Госпожа выглядит великолепно в своем воинственном облачении! – Легкий смешок утонул в шуме листвы и беззлобного ответного рыка от владычицы Плато Лжеца. – И в самом деле, броня смотрится просто безупречно. – Сенджу уже обратилась к незваному, но желанному гостю, мягко обхватив его ладонь и просунув свои длинные, натертые тетивой лука, пальцы и сжав его ладонь. – Идеально подогнан. Глаз – алмаз! – С более хитрым прищуром, она все же, не удержалась и добавила:

– Меньшего от Учихи я и не ждала. – Подозвав Бишамон к себе, Ясуо отпустила ладонь мужчины и охотливо почесала довольную тяжелую морду своей покровительницы, особенно тщательно пройдясь пальцами у розового носа и мягкой кожи, скрывающей под собой острые кошачьи клыки. 
Бишамон с удовольствием игривого котенка подставилась под ладони Сенджу, а когда с прелюдией было покончено, она без особого труда выбралась из под внезапной атаки нежностью. Она попыталась игриво отбиться от Ясуо лапой, но та ловко увернулась от розовых подушечек, скрывающих когти-бритвы, а потому, когда в их возне вышла формальной победительницей, поспешила скрыться в доме, поманив за собой наблюдающего за этой сценой Катсураги.

Они давно не виделись – это было правдой, но от этого приятнее не становилось. Ясуо с трудом научилась признаваться себе, что скучает по этому темноволосому мужчине с глазами цвета темного аквамарина. В нем, считала Сенджу, было хорошо все! И отточенные манеры, и чарующий голос, и острый ум, и даже чувство юмора. Единственным, самым каверзным минусом было в нем то, что он родился Учихой. Это разочаровывало; Ведьме становилось досадно и как-то не по себе от осознания того, что ей невыносимо и сложно переступить через себя в вопросе клановой давнишней – но все еще кровной – вражды.

И возвращаясь к этому вопросу, Ясуо с особым недоверием взглянула на вошедшего следом за ней в дом Катсураги. Как ему удалось пройти через все схемы безопасности, что кишмя кишел этот дом? Не говоря даже слов о ее скромном жилище в «Цветочном павильоне» в отдалении от «Зеленого дворца», где находился арсенал Сенджу. Вряд ли бы он – даже при всем своем интеллекте – смог бы пробраться в него в одиночку.

Значит, либо ему кто-то помог… Либо он проник в поместье с помощью своих иллюзий. Подлая мысль тут же въелась в корку подсознания, но лицо представительницы клана Тысячи Рук не дрогнуло.

«Нет. Я уверена, он бы не стал». – Оправдательный приговор прибил каверзную мысль молотом к стальной наковальне со звуком горна. – «Может, Рангику? Нет, уверена, она не смогла бы так долго молчать. Сдала бы его сразу и потрохами… Тогда…»

Заваривая свежий зеленый чай сенча, привезенный с плантаций Чайной провинции, с лепестками розы, цветками кактуса и корнем муира пуамы. Блестящее средство чтобы пребывать в тонусе долгое время – этот напиток очистит разум и наполнит тело силой. К этому чудесному коктейлю Ясуо, по обыкновению, добавляла немного сушеной лимонной цедры.

– Кто? – Любезно промурлыкала Ясуо, непрозрачно намекая о том, что хотела бы знать, как молодой Учиха обошел все ловушки и секреты поместья. Между тем, она налила мужчине чаю и позволила тому присесть на угловой диван в небольшой кухне, где, по обыкновению, Сенджу устраивала уютные чаепития для себя или же готовила обед, если не желала звать слуг.

Дождавшись, пока Учиха сбросит с себя тяжелый плащ и, наконец, примет гостеприимное приглашение, она довольно фривольно присела рядом, уложив голову тому на плечо.
Впрочем, внезапные интересные подробности взбудоражили сознание Ведьмы, а потому, Катсураги вновь удалось ненадолго отсрочить свою пытку, поскольку ему удалось заинтересовать бледнолицую воительницу Тысячи Рук.
Она сделала один глоток бодрящего чая, все так же, не поднимая головы от его плеча.

– В таком случае, - меланхолично произнесла девушка, взглянув на гостя из под белых ресниц, - у нас есть немного времени, чтобы принять ванну и отправиться в путь. Вряд ли такое сокровище будет ждать меня. – Последние слова она произнесла на полувдохе, у весьма нежного места – почти касаясь дыханием уха и едва обжигая им шею.

---- > в путь.

+1

26

Радовать кошек было делом непростым, эти гордые и переменчивые в настроении животные всегда были символом пластичной и непредсказуемой женской натуры, которая по общеизвестному факту, прекрасно сочитает в себе мягкую шерстку и острые, безумно опасные клыки. Что бы порадовать Ясуо, нужно было осчастливить её призыв. А что бы порадовать хитрую и мудрую к своим годам, Бишамон требуется подойти к подарку творчески, обманув всех ключевых участников процесса:

Во-первых, Бишу нужно заинтриговать, а это непросто, потому как кошка умудрена опытом долгих лет жизни. Впрочем, ей явно станет интересно, если Ясуо вдруг будет удивлена, заинтригована, немного рассержена и радостно ошарашена, к тому же за время беготни она может запыхаться, тем самым привлекая внимание большой пушистой леди ещё сильнее.

Во-вторых подарок должен быть практичным. Мудрые существа и люди рано или поздно уходят от громких и кричащих вещей и различного рода украшений, начиная принимать их как должное, складировать в коробки и надевать один раз в год. Однако нужные предметы являются исключением из этого правила: любитель рыбалки будет с теплотой вспоминать дарителя удобного кейса для снастей, а профессиональный взломщик - хорошие отмычки.

В-третьих, он должен быть ярким. Останавливаясь на втором пункте, люди часто думают, что этого достаточно, но на самом деле подарок должен напоминать о себе и как следствие - своем дарителе. Каждый комплимент, который посторонний человек сделает ему, каждое упоминание или пристальный взгляд, идут в копилку совершившего дар.

- Потрясающе и очень элегантно, я рад что подарок пришелся по вкусу - Катсураги мягко улыбнулся и не упустил возможности почухать кошку за ухом, когда она сама подошла к ним с Ясуо, однако лезть глубже во взаимоотношения девушек не стал, позволяя порадоваться вдоволь. В конце концов они это заслужили.

Пока они шли в гости(довольно забавно, что шли уже по дому. но это всё равно был длительный процесс) Учиха раз за разом ощущал на себе прикосновение коротких взглядом Ведьмы. Она изучала его внимательно и почти профессионально, в глазах то и дело мелькало на мгновение смятение, возникающее при взвешивании аргументов за и против, отчего Голос мог сделать приятный для себя вывод - она попалась в ловушку собственной жажды контроля. Метод, которым молодой человек проник в её "настоящее" теперь занимал большую часть её мыслей. При небольшом желании её собеседник мог бы попытаться плавно увести её сознание от этого разговора раньше, чем Сенджу перейдет к прямым вопросам, но не стал, будто бы хотел что бы она спросила.

– Кто?
- Какой непростой вопрос. Быть может я просто жуткий колдун, которому не страшны ни охранники, ни стены, тот кто приходит ночью сквозь лунный свет и чужие кошмары? - Катсураги легким, элегантным движением приподнял чашку и вдохнул запах терпкого напитка, излишне горячего и слишком уж похожего его нелюбимый на зеленый чай, что бы утолить жажду. Тот факт, что Белая ведьма отнеслась к нему как к обычному гостю, означал высшую степень концентрации девушки, когда некоторые действия отточены буквально до автоматизма - А может просто не я один хотел тебя порадовать? Как ты планируешь выяснить правду?

Ещё немного интриги, почти ответ, и вот пожар от разожженого любопытства расходится по всей ледяной крепости разума собеседницы. Очаровательной во многих смыслах собеседницы. В такие моменты, когда их разговоры пронизывала дувусмысленная игривость, он чувствовал себя спокойно, будто общается с кем-то по душам, честно и открыто. Возможно именно это и привлекало в не Учиху, а может дело было в красоте, решительности и скрывающейся за безукоризненным фарфором девчонке, что не хотела бы переживать ужасы жизни шиноби снова?

- Совсем немного времени, ты права - с некоторой неоднозначной грустью в голосе заметил джонин, уже посчитав количество дней которое прошло с первого поступления информации. Устроившаяся на его плече Сенджу действовала как успокаивающий талисман и напоминала довольную кошку. Найдя удобное положение для них обоих, Катсу слегка приобнял напарницу и сделал-таки глоток зеленолиственной смеси, ведь было бы невежливо даже не притронуться к напитку, который она готовила с таким старанием и заботой. Да, он всё ещё не мог его терпеть, хотя нотка цедры была определенно неплоха. Ощутив на шее горячее дыхание, молодой человек повернулся, встретившись взглядом с платиноглавой - Впрочем, некоторая фора у нас всё же есть, полагаю.

>>>[Инициализация локации]

Отредактировано Uchiha Katsuragi (2020-07-24 10:49:52)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Поместье клана Сенджу [деревня Скрытого Листа]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC