Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

лучший пост
Практически сразу после взрыва Русифа вылез из леса. По пути через мокрые кусты и деревья, читая молитву, он держал косу в правой руке, и готовился нанести атаку или защититься от вражеской; но этого не потребовалось. Жрец, увидев, с кем он сражается, ахуел. «Устрица? Ебаная устрица?!» — в мыслях удивленно вопрошал преступник, не теряя в бдительности и желании убить.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » Столица Отеко


Столица Отеко

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Одно из немногих мест в стране, что еще не превратилось в лабораторию Орочимару. Здесь протекает почти спокойная жизнь. Однако, присмотревшись к местной жизни можно увидеть, что все гражданские лица, трудящиеся на рисовых плантациях, находятся в рабстве у шиноби страны.

0

2

>>> Гиблые леса
Не ответила, что ж, ожидаемо от человека в её положении, ещё не подозревающем о серьезности произошедшего, да и в целом рассчитывавшего на куда более простой поход за одним из легендарных артефактов древности. - Мысли Учихи мерным клубком змей расползались в десятке направлений и плавно пульсировали в острой агонии. Перед выходом, чуть глубже в чаще леса остались два трупа: один подозрительно напоминал Катсураги, обгоревшего, и явно попал в одну из ментальных ловушек, расставленных в лабиринтах сознания их пленника и умер от болевого шока. Второй теперь принадлежал беловолосой куноичи, погибшей от обширных ран и кровопотери. Юноша был уверен, что теперь только лабороторное вскрытие позволит выяснить, что тела принадлежали не тем людям, кому их можно было приписать на первый взгляд.
- Двигаться и драться ты сможешь уже сейчас, но что бы на будущее не осталось паталогий и шрамов придется провести ещё сеанс лечения. Я бы выписал тебе месяцок в госпитале, но боюсь, что это не наш вариант.

Кстати, стоило сказать пару слов о защите, поставленной на разум человека, которому Кувалда проломил голову после всех манипуляций. Она была поистине превосходна, несколько слоев защитных дзюцу и ловушка гензюцу, способная свести с ума или убить неосторожного чтящего мысли. Однако к ним Учиха оказался готов, даже если пришлось пустить в ход всё мастерство шарингана, потому что именно эти заглушки изучал из-под полы, отчасти благодаря Ясуо, отчасти пользуясь доступом своего именитого клана. Защита сознания была ему знакома, как и сам пойманный боец. И от этого становилось страшно даже Голосу.

Путь вышел неблизким и юноша часть его молчал, анализируя информацию, точнее те осколки, которые ему удалось достать и сравнивая с деталями, собранными до этого. Ему потребовалось немало времени, что бы все фотографии с багряными линиями между ними встали на свои места, а осколки памяти связались между собой домыслами и выводами. Плюс в некоторые вещи поверить было непросто.
- Слушай, мохнатая, а ты серьезно с Сумеречного плато? Я слышал там древние духи живут, помладше нашего мудреца, но может не такие поехавшие. Познакомишь, а? - после кровавой расправы белый жаб явно пребывал в благостном расположении духа и, слегка оттерев свой доспех, сейчас вышагивал за людьми, неподалеку от Биши. Потратив немало для своих титанических запасов чакры, он даже думал отдохнуть, но ко второй драке разом всё же был не готов.

-Мне предстоит проанализировать некоторые данные и собрать картину воедино ещё раз, что бы уточнить конкретные имена, однако общую суть я тебе сейчас расскажу. Это будет важно к тому моменту, когда мы придем в город. - начал наконец Катсураги, перебирая в голове все данные ещё раз в надежде ничего не упустить - Согласно данным из доверенного источника в Стране Воды, инфильтрационная миссия Сенджу Ясуо и Якуши Джингасы едва не провалилась. Спасло задание только то, что вы действовали автономно, так как чакру представительницы великого клана опознали, саму Белую Ведьму поймали и долго пытали, пока она, наконец, не раскололась. После чего шиноби Киригакуре решили воспользоваться ситуацией и сделали подлог, направив точную копию обратно в Коноху. Эта копия обещала быть одним из самых многообещающих агентов на территории Огня. Ко всему прочему, разведотряду АНБУ удалось вытащить тело почившей Ясуо из плена и скоро оно будет доставлено для анализа нашим лучшим врачам. Учитывая, что вернувшаяся Ведьма вела себя в последнее время очень странно, звучит довольно убедительно, не так ли?

Он остановился, задумчиво глядя на городок, где им предстояло схлестнутся с местным отребьем, а следом с охотниками за головами и возможно даже подручными самого змеиного санина. Мало приятного, надо сказать, однако позади ситуация так же не внушала оптимизма.
- Признаюсь, если бы я заранее не знал нескольких факторов, то так же мог бы засомневаться в личности той кем я иду. Подстроено всё по высшему разряду, плюс никого из достаточно близких к тебе людей сейчас нет в Конохе, а значит клан Сенджу признает искусно сделанное тело, а может даже и клона погибшей Ведьмой, тем самым лишив тебя всего. - повесвование вышло не громким, мягким, но каждая фраза звоном разбитого стекла отдавалась в его собственной душе, что уж говорить о собеседнице - Думаю, эту новость огласили за несколько часов до нападения, так что при появлении тебя возьмут под стражу. Сопротивление будет расценено как признание, а окажись ты в казематах, как на первом же допросе расколешься. Мангекью шарингану не могли противостоять как минимум три Каге, согласно историческим сводкам.

Он потер переносицу и ещё раз поморщился. Разумеется, у него были мысли о том, что Ясуо попытаются подставить: слишком уж много интереса к мед карте было проявлено, слишком уж мнительные дурачки за ней следили от разных ведомств с возварщения девушки из своей командировки. Даже акция с подарком, по сути диверсионная, была попыткой переманить внимание на себя, что бы меньше откровенно желтой писанины уходило советникам дайме и старейшинам деревни. Да и увел он её из селения для этой же цели..
К слову, юноша галантно умолчал о том, какая судьба теперь ждет его.
- Идем, сейчас лучшим путем для гнева и обиды будут наши изначальные цели.

+2

3

< - - - Гиблые леса
Бишамон шла неспешно. Ей вообще не была свойственна эта черта – куда-то бежать и на что-то опаздывать; как и все кошки, она передвигалась с грацией и некоторой незамутненной леностью – обманчивой и напускной. Несмотря на легкие повреждения, которые были заботливо нивелированы Учихой, она все так же вела себя гордо и упрямо, порой искренне недоумевая, почему все вокруг такие хмурые, ведь денек выдался на редкость успешным. Было столкновение: азартное и хаотичное, как ураган посреди пустыни, но они все остались живы. –

Даже эта жаба понимала, что все не так уж плохо на сегодняшний день. К слову говоря об этом головастике…

– Так и есть. В норах под Плато еще остались живы те, кто видел самого Мудреца шести путей. – Бишамон явно была горда собой как никогда. – Боюсь, маленькая жаба, на Плато тебе будут не рады. К тому же, никому не понравится ужин из лягушачьих лапок. – Кошка фыркнула, косо взглянув на здоровяка. – Впрочем, мне приятна твоя осведомленность о моем родном мире… Это льстит.

Между тем, компания из Конохи плавно продвигалась в дебри страны Звука. И если болота еще как-то можно было назвать укромным и безопасным местом, то теперь, переходя границы безвестной местности к цивилизации, о тихом путешествии мечтать и не приходилось. А если учитывать внезапное нападение со стороны, то нервы Сенджу и без того были на пределе. Женщина старалась не подавать виду, будто ее что-то гложет, но то и дело она продолжала хмуриться и закусывать щеки в напряженном молчании, ведь Катсураги не произнес ни слова, пока они не пересекли ворота местной столицы – Отеко.

Город, утерявший свои связи с прошлым, и смело шагающий в будущее под протекцией науки, прогресса и криминала. Буквально все в этом месте вызывало у Ясуо отторжение: начиная от контингента и заканчивая архитектурой – болезненной, серой, полной бетона и железа. Ее не страшили высотные дома, но насаждали отвращение, подобно гнилой рыбе, начиненной червями.
И в миг дезинтеграции чувства прекрасного, наконец, подал голос Катсураги. Слова его были неумолимы, жестоки, но, к несчастью, отражали реальность, с которой пришлось столкнуться Сенджу, как с громыхающим паровым поездом, въехавшим в нее на мощнейшей из скоростей.

Даже в этот миг она побоялась уронить свое лицо. Ладони ее, безвольно висевшие вдоль швов, сжались в кулаки, но она титаническим усилием воли ослабила напряженные мышцы.

– Хитрая змея. – Выдавила из себя Ясуо, чувствуя, как волна бесконечной ненависти навалилась на нее всем своим многотонным весом. Сенджу невольном прокусила закушенную мгновение назад щеку, но натянула улыбку – зловещую и хищную. – Пусть так, пусть так…

Если Хатаке Шо не доберется до Хокаге, то это сделает она сама – ценой всего, чтобы этой ей не стоило. И имея при себе артефакт Саннина, а так же парочку неучтенных Орисом глаз, она явно удивит его, оказавшись в стенах Конохи по мановению щелка пальцев.

Ясуо сглотнула.

– Плевать, что будет со мной. – Буквально прорычала девушка, бросив прожигающий взгляд на Учиху. Сенджу знала, что Катсураги к этому не был причастен, он не стал бы этого делать, но его принадлежность к этому проклятому богами клану походило на бельмо. – У него Рангику и Тадашима и… - Ведьма закрыла ладонью глаза, сдерживая собственную ментальную нестабильность. – Я знаю, что могут делать ваши глаза, и то, что Тадашима джинчурики и… И…

В этот раз у нее просто не хватило слов.
Заготовленные слова застряли в глотке, как пропущенная стрела.

– Давай просто сделаем то, за чем пришли. Ты говорил, что у тебя есть информация? Есть что-то конкретное?

+2

4

- Ты меня на сабо не бери, не надо и агрессивными сородичами не пугай. Во-первых, это не гостеприимно, а во-вторых я сам кого хочешь постукаю. Особенно если до стршИх с их историями из старых лет  будут мешать добраться. А я, между прочим люблю истории. - на удивление, в голосе Шуреджахамы не было особой агрессии, скорее спокойное умиротворение. Он тоже не понимал, почему розовощекие такие серьезные, ведь они поучаствовали в такой славной драке, пережили её и даже допросили парня из вражеской команды -Твоя белошерстная на хиляка плохо влияет. Раньше он хоть истории рассказывал, интересно было, а теперь ходит серьезный и мысли маслянные думает. Скучный.

Меж тем Ясуо охватывало пламя ненависти, дикой опутывающей и пьянящей, не видящей преград и смыслов. Если бы глаза девушки могла залить кровь в прямом смысле, то именно так и произошло бы, коль и поговорка про испепеляющий взгляд была бы верной, то от города остались бы угли меньше чем через минуту. И пускай Учиха верно избрал аргументы, что бы потушить первую волну гнева и остановил  стремительный порыв обратно в Коноху, прямо в расставленные сети, предстояло ещё много сделать, что бы хотя бы временно обезопасить их от скорой гибели.

- Сейчас ты слишком сильно он них печешься. - брюнет неожиданно сменил тактику, будто подстраиваясь под немую холодную истерику, что бурей сейчас бушевала в ледяной оболочке эмоций Ведьмы. Её гордость, её внутренний стержень неожиданно стал хрупким перед лицом угрозы для тех, кого седовласая старалась защитить  всеми доступными и недоступными силами - Не забывай, что мы говорим о шиноби и куноичи из твоего клана, неужели ты совсем не веришь в них? Плюс, спешу тебя заверить что в ближайшее время акций в отношении них не будет, по крайней мере без веского повода. Потеря потенциальной наследницы, а вместе с ней и многих секретов Конохи, нанесет по клану Сенджу , а значит заставит его быть осторожнее и держаться своего перспективного молодняка с утроенной силой. Если учесть, что наш враг выбрал очень осторожную четко выверенную тактику, то сейчас он явно на рожон не полезет, по крайней мере пару месяцев. А за это время мы придумаем способ их обезопасить, пусть даже  просто отвлекая угрозу.

Почувствал ли Катсураги укол ревности , слушая обеспокоенную речь Белой? Нет, его  эмоции и чувства давным давно притупились и омертвели. Запомнил ли он это? Разумеется. Впрочем сейчас у них и правда была куда более насущная задача, вправить мозги Ясуо посредством мозгового и физического штурма небольшого притона на южной окраине города. Именно туда и указал дорогу Голос, проводя спутницу по сенью тускло освещенных  зеленоватыми светильниками, желая успеть до вечера, что бы злачное место, что они сейчас будут вытрясать на предмет информации не наполнилось людьми, иначе драка(а её было не избежать: стоило только взглянуть на Ясуо, что бы понять это) имела риск затянуться или даже принять неприятный оборот. О сохранности квартета Катсу не беспокоился, после того, чем они недавно столкнулись, пригоршня бандитов выглядела лёгкой закуской, однако светиться лишний раз не хотелось. Занятно, кстати, что на странную группу никто не обращал особого внимания, видимо, успев привыкнуть к сомнительным личностям наемников и подручных Орочимару. Разве что огромная кошка вызывала у детей восторг, но на то она, собственно,и кошка.

- Наша цель группа охотников за головами под названием "Режущий герб", их  лидера и по совместительству лицо зовут Хань-Гу-Дзян, он незаконнорожденный наследник восточного землевладельца, оттуда и название. располагает связями как в криминальных кругах, иак  в высшем свете, отчего довольно быстро может найти кого и что угодно. Ожидаемо, что змеиный мудрец будет делать на него и его отряд наибольшую ставку. От Ханяья нам нужно только местоположение,  дальше мы его без труда найдем и сможем... опросить.
Вспомнив, как добывлись знания об этом человеке, Учиха поморщился, ведь прервал работу настоящего профессионала по сбору информации, пускай и нукенина, коим он сам теперь по сути являлся.

Наконец они дошли до неприглядной двери, выглядевшей входом в жилой фонд с той лишь разницей, что тут была небольшая вывеска, обозначавшая заведение как пивнушку. Чужой бы и не заметил подобного заведения, но Голос точно знал куда им нужно идти. Оценив силы, он кивнул своей напарнице идти вперед. Юркие и быстрые, они с Бишамон стремительно и негромко расправятся с теми кто внутри. Неповоротливый в малых помещениях Кувалда будет сторожить передний вход, а Учиха заблокирует задний и поможет в случае эксцессов. Коротким жестом он дал сигнал началу операции.

+1

5

Бишамон по-кошачьи хмыкнула и сверкнула разноцветными глазами, обращая свой взор на жабу. В нем было много мяса и мышц, а еще – противных наростов на спине и кулаках, которые легко ломали кости и хребты мягких людей. От такого здоровяка местные захотят держаться подальше, так что владычица Плато расценила подписание контракта с жабами, как удачное решение со стороны Учихи. Сообразительный, но хилый детеныш.

К тому же, головастик был забавным, пускай и глуповатым. В этом она находила определенную прелесть – в конце концов, все хотят выглядеть самыми успешными и умными, и Бишамон не была исключением.

– Это мы еще посмотрим, маленькая жабка. – Кошка хохотнула и умолкла, приметив изменяющийся эмоциональный фон своей призывательницы. Он определенно стал нестабильным и опасным для окружающих… Бишамон впервые видела Ясуо такой. Это интриговало и пугало одновременно.

Сенджу пыталась сосредоточиться. Отбросить внешние факторы, взять себя в руки, вернуть себе лицо, которое поврежденное фарфоровой маской начало крошиться в керамическую пыль. У нее немного подрагивали руки и во рту уже скопилось порядочно крови, смешанной со слюной и слезами, застрявшими в комом в горле.
Она не переставала оценивать и анализировать ситуацию, несмотря на свое непостоянное эмоциональное состояние, а потому, пришла к закономерному выводу – сейчас не время изображать из себя страдалицу и мученицу. Если Рангику взялась за выполнение ее плана и на данный момент она вдалеке от всех этих перипетий политических интриг, то она в безопасности; относительной, естественно. Ведь вместо внутреннего омута заговоров и игр кинжала с плащом, ее выбросило волнами во внешний, не менее враждебный, мир.

– Ты прав, Катсураги. – Ведьма сделала глубокий вдох и сглотнула накопившуюся во рту кровь. Языком она потрогала болезненную ранку с внутренней стороны щеки, чувствуя, как защипали края внезапного укуса. – Надеюсь, это тоже пойдет им на пользу. Урок о том, что слепое доверие подводит в самый худший из моментов. – Ведьма горько хмыкнула, следуя за Учихой.

Было довольно смешно говорить об опасности непререкаемой веры, учитывая то, что бросилась в омут с Катсураги, даже не дослушав его предложение до конца. Сенджу невесело ухмыльнулась.

– А что на счет твоего будущего? – Ясуо изящно изогнула бровь, постепенно возвращая своему лицу привычную мимику. У нее еще подергивалось нижнее левое веко, но усилием воли можно было совладать даже с легкими мышечными сокращениями на фоне стрессовой ситуации. В конце концов, Сенджу мудро рассудила, что знала, на что шла, когда затевала эту игру с главой родной деревни.

– Что они приготовили для тебя?

Гуру Лянши писал в одном из своих стихотворений, что для того, чтобы стать по настоящему свободным, следует отпустить свои мирские прикосновения. Сенджу мазнула взглядом по Катсураги и покачала головой, тряхнув белыми прядями длинных волос.

Сенджу действительно требовался выход ее эмоциям, накопленным за последние несколько месяцев. Постоянное напряжение, которое не всегда было заметным изнутри, теперь казалось болезненным и требующим разрядки: кровавая расправа над кучкой бандитов было прекрасной возможностью, учитывая тот немаловажный факт, что теперь облагороженное лицо Конохи не имело никакого значения. В глазах величественного селения она стала отступницей, так что теперь, вместо тихой разборки в осином гнезде, она намеревалась оставить послание каждому, кто решит пуститься за ней в погоню.

Добравшись до злачного заведения под сенью тусклых зеленых фонарей, Ясуо кивнула своим спутникам. Белоснежная кошка уже собиралась сделать мягкий шаг к дверям, как Ведьма снова подала голос.
– Бишамон, останься с Катсураги. –  Если бы кошки умели пожимать плечами, то, наверное, царица Плато именно так бы и сделала, но вместо этого только махнула хвостом и носом подтолкнула Учиху в спину, а потом оказалась рядом, подставляя тяжелую голову под поглаживание за ушком с кисточкой.

Ясуо вошла внутрь.

+1

6

Когда кошка оторвала от него свое внимание, жаб слегка недовольно фыркнул: это было не слишком то вежливо с её стороны, так что даже наличие у пушистых представителей животного мира очень переменчивого нрава ни капли её не оправдывало. Разумеется, Шуреджахама уже отметил настроение людей и даже успел подумать, что было бы, если бы его самого выгнали с Мебоку, но не нашел ни одной причины беспокоится. Он бы вернулся как только восстановил силы, убил бы тех кто это задумал а всех пособников вольных и не очень забил бы до состояния лягушачих отбивных или погиб в попытках сделать это. Всё лучше чем трусить и держаться за свою жизнь у которой уже забрали честь и дом. Однако люди были трусливыми, много думали и считали, что на силу найдется иная управа.
- Вроде много размышляют, а порой такие идиоты - тцыкнул он, потирая застоялые раны. Скудная кровь уже свернулась и теперь они умеренно ныли, так что стоило бы вернуться на гору и залечится побыстрее, но согласно контракту он должен был помогать до решения ситуации в этом сухом и холодном климате. Буэ.

- Я думаю, они не поверят. - парировал Учиха, понимая сколь быстро мысли холодной, умной и рассчетливой Ведьмы возвращаются к простым и очень эмоциональным вещам. Теперь кому угодно стало бы ясно, сколь серьезной слабостью для девушки была её семья, те, с кем она выросла и сохранила ту самую теплую связь, которую эти люди могли даже не чувствовать. И именно поэтому ещё требовалось вернуть её в рабочее русло, деятельность, дать ей снова пару карт на руки, возможность отыграться без необходимости жертвовать жизнью -Ты успела с ними поговорить перед отправкой и, держу пари, они распросили тебя о походе и причинах длительного отсутствия. И если ты была такой же чувственной как сейчас, то они ни в жизнь не поверят, что ты была клоном, по крайней мере не сразу. Так что если у них будет путь по которому можно искать истину, они попробуют по нему пройти, подвергнув себя резонной опасности. Я бы предупредил их, как минимум.

А Ясуо, слушая его, постепенно восстанавливала расколотую на мельчайшие кусочки маску холодной леди, Второй госпожи Сенджу. Тому, кто пропустил их предыдущий диалог, могло показаться, что эмоциональная поверхность девушки снова представляет собой мирный штиль, который не способен задеть ни один шторм, который никогда не покажет, какие демоны сидят под водной гладью.  Молодой человек предполагал, что срывы ещё будут - даже у железных людей нервы сделаны не из стали, а тут жизнь перевернулась с ног на голову. Разумеется, девушка верила, что то, во что она ввязалась, исправит ситуацию, рано или поздно. Впрочем, она сама только что говорила о вреде слепой веры..

- Думаю ничего интересного, - отозвался на запоздало заданный вопрос Катсураги, говоря о собственной судьбе, грядущих событиях и изменениях так, будто это было что-то обыденное, не меняя тональности и сохраняя самообладание, как минимум потому, что если он начнет поддаваться эмоциям, пускай и глубоко внутри, то всё рискует посыпаться - Учитывая, в какой ситуации я исчез, они либо объявят меня вероломно убитым кирийским шпионом под личиной Белой Ведьмы, либо предателем со времен генерального сражения, когда я оказался в тылу врага. За моими бумагами нет такого пристального присмотра, поэтому заменить "вренулся из боя", на "выбрался из плена" для имеющего доступ не составит труда. Не знаю, будут ли они бросать тень на клан: с одной стороны это серьезное обвинение, но с другой так ослабляются подозрения.
О ряде факторов Учиха не говорил.  В основном потому, что это именно сейчас было не нужно, для серьезных разговоров и планов придет время, куда более спокойное и, быть может, веселое. Сейчас всё закрутилось слишком быстро, он подозревал, что подобная акция может произойти и планировал заготовить убежище для Сенджу во время этого похода за мечом, что бы у неё было куда отступить и ни в чем себе не отказывать и...

- Пригляди за ней. - кивнул он здоровяку, что должен оставаться и держать передний вход, а сам отправился к другой двери, мягко поглаживая мягкий мех кошки, будто пытающейся его успокоить. Ментальный ресурс молодого человека и правда был серьезно истощены, но это он игнорировал, слишком уж недружелюбной была среда вокруг. Легким движением он, стремительной тенью оказался рядом с Ясуо и взял её самую целую руку в свою. Это продолжалось всего пару секунд, но холодная кожа сделала теплее.

Изнутри раздалась ругань и крики, звуки задорного смеха пары посетителей и назревающей потасовки. Голос неспеша натянул несколько нитей лески на уровне голенища и занял удобную позицию в тенях, превращая глухой переулок, куда выходил черный ход этого злачного места. Разумеется, кто-то из местных наверняка его приметит - странного человека в глухом плаще со следами обрывов и ожогов, из-под которого проступает броня старого образца, однако сомнительно, что Орочимару заинтересовал бы кошковод.
Первый вылетевший растянулся на грязной, покрытой чем-то похожим на сажу, земле, с ощутимым хрустом припечатавшись о неё. Повинуясь оговоренному ранее плану, Биша спешно оттащила тело, прижав его так, что бы мужчина не мог и пискнуть, а Катсу прикрыл дверь и подтянул леску, так что второй беглец повторил судьбу трактирщика. Третий же бежал сразу следом и сиганул через товарища, а заметив засаду с этой стороны, припустил ещё быстрее. Сложив одну единственную печать, Учиха прибил его волосами к стене, кинув к первым двум. Их было больше, чем рассчитывал юноша, а значит стоило побыстрее вернуться внутрь и допросить всех.

Тех.часть
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Uchiha Katsuragi (2020-09-28 13:59:19)

+1

7

Люди забавные существа. Несмотря на опасности этого мира, они научились защищать себя и свое потомство, но почему-то до сих пор не смогли научиться выяснять отношения, превращая их в сплошной комедийный театр и отрицая очевидное.
Бишамон считала Ясуо умной человеческой особью, но временами – особенно после контакта с темноволосым Учихой – она была не сообразительнее котенка, от чего кошка впадала в весьма меланхоличное, но положительное настроение, находя забавным подтрунивать как над Сенджу, так и над Катсураги, который преисполнился в своем познании, как глубокий старец, Мудрец Путей.

Хозяйка Плато без объяснений поняла, что от нее требуется, а потому, когда Катсураги затих в одном из переулков, Бишамон тоже предпочла спрятаться за одним из поворотов, чтобы в случае чего выпрыгнуть на оппонента и перегрызть тому горло. Откусанные головы беглецов, что усердно пытались спасаться от разъяренной Ведьмы, катались болванчиками по тупику, в котором развлекалась большая кошка. Пушистыми лапами она, как котенок, катала черепа от одного угла к другому, выжидая знака от Учихи. По хорошему, считала Бишамон, маленькому темноокому иллюзионисту следовало отоспаться и привести себя в порядок, прежде чем устраивать засаду с дальнейшим допросом.

И если ее очаровательной белошерстной Ведьме удалось вырвать зубами немного сна и отдыха, то вышеупомянутый новоиспеченный отступник ресурсами организма не обладал и мог бы подвести их в самый ответственный момент. Это могло закончиться плохо.

Встреча с Змеиным Саннином на его правах могла как сыграть им на руку, так и обратиться в проблему по истине грандиозных масштабов. По-хорошему, все надо было сделать тихо, но Катсураги решил, что Ясуо следует выпустить пар и в этот раз отказываться она не стала.

Сенджу молнией металась от одного угла комнаты к другому. Летали столовые ножи и кунаи, стоял какой-то нездоровый крик, сопровождаемый многочисленными звуками падений и ударов. Ясуо могла бы сделать все тише, но каждый раз, когда ее клинки погружались в плоть незнакомых бандитов, вместо того, чтобы изящно провернуть кинжал внутри жизненно важного органа, она тащила лезвие выше, вспарывая плоть и царапая сталью чужие кости. Крови было море.
Следовало бы оставить кого-нибудь в живых, но и с этим внезапно начинались проблемы. Поднырнув под один из перевернутых столов, она набросилась на какого-то здоровяка, что стремился выйти с главного выхода; он попытался сбить Сенджу со спины, но лишь раззадорил ее, а потому, клинок с характерным хрустом вошел громиле в висок – Ясуо слишком поздно отсекла, что заметила на шее татуировку, говорящую о принадлежности к банде, которую разыскивает их команда.

Когда же кто-то добирался до главного входа и мчался наверх по короткой лестнице из полуподвального помещения, то несколькими уверенными ударами их отправлял обратно Кувалда. Трупы с лестницы он тащил за ноги, чтобы свалить в мясистую смердящую кучу рядом с барной стойкой, позади которой лежал прислоненный к стенке мертвый хозяин заведения.

С остальными пришлось повозиться дольше. Несколько особо приметных личностей Ясуо действительно постаралась не убить; раны, которые она нанесла, нельзя было назвать смертельными, но весьма болезненными и лишающими возможности передвигаться.
Кровь, растекающаяся по полу, быстро засыхала и липла к подошве ботинок. Сенджу задумчиво подошла к одно из стен и, смочив два пальца – указательный и средний – в красной желеобразной жидкости, начертила на стене иероглиф.

«Кю».

– Можешь его позвать? – Поинтересовалась у жабы Сенджу, задумчиво прошедшую мимо стойки с алкогольными напитками.
В закрытом помещении становилось невыносимо дышать. Ясуо села на край барного стола и задумчиво взглянула на кровавое месиво, оставшееся от ее перфоманса. Созерцание не прибавило ей и йоты вины за содеянное – будто бы так и должно случиться, и от этого стало не по себе.

– Ты же ведь тоже догадывался об этом, правда? Что он все подстроил.

+1

8

Смерти имеют резонанс, они громким эхом разлетаются по миру, заставляя сердца людей трепетать как маленькие колокольчики, а их сердито или опасливо трещать, подобно десяткам ночных кузнечиков. Для каждого в этом есть что-то свое: кто-то просто боится смерти, опасаясь что с ним случится тоже самое в мнгновение ока и наивно полагая, что его жизнь для кого-то имеет значение, в то время как другие скорбят по потерянным родным да близким. Даже в этом баре кто-то был отцом и братом, сыном или даже мужем, человеком со своей историей, обрывая которую ты "шумишь". Катсураги не верил в карму, точнее справедливо пологал, что эта капризная леди будет к нему гарантированно неблагосклонна, поэтому и потакать ей - дело неблагодарное, поэтому в обычное время воздержался бы от жертв вовсе. Да, разумеется, было бы больше свидетелей их небольшого перфоманса, они могли бы кое-что рассказать подручным змеиного саннина или даже повысить награду за парочку в бинго-буке, однако искали бы их с куда меньшим остервенением и менее серьезные ребята. Нет тела - нет дела, как говориться.

Но сейчас это была жестокая отдушина для беловласой, у которой забрали всё, возможность для неё вернуться в привычное русло. Главное, что бы способ не вошел в привычку, пожалуй. Внимательно прислушавшись, Учиха вошел внутрь, аккуратно переступая через тела людей, чьим главным заработком была преступная жизнь, торговля людьми или информацией. По большому ничего плохого Ясуо не сделала, но глаза умерших всё ещё будут смотреть на них с той стороны, кто-то предпочитает их не запоминать, что бы потом не видеть красочных кошмаров, однако работа Голоса - заглядывать в душу через глаза.
Проходя к центру комнаты, где оставались выжившие, он с легкой меланхолией осмотрел находившийся по краям кровавый перфоманс, аккуратно переступая через большие кровоподтеки и яркие, ещё не засохшие пятна чужой жизни, которую девушка так артистично разлила по небольшому бару. Подняв взгляд на неё он увидел блики кровавой расплаты в её багряных глазах и то, как дикая, необузданная ярость постепенно гасится, найдя выход.

- Кажется, ты испачкалась красным, - заметил он своим тягучим тоном, будто бы вовсе ничего и не произошло. Моральные терзания, откровенно говоря, довольно давно были чужды этому дуэту, какими бы эталонами морали они не казались на первый взгляд. Выходило до крайности забавно. - Нужно будет поспешить и сменить одежду, у нас на всё про всё около двух часов.
Меж тем девушка расслабленно сидела на краю стола, сама едва-едва восстановившись и взирала на учиненный ею беспорядок в довольно соблазнительной, откровенно говоря, позе. Странное это было сочитание, если не сказать проще - жуткое.
- У меня было много предположений и много информации. Жаль, всё сгорит, когда они вломятся ко мне в квартиру, однако да, догадывался. Мне не очень понятны конкретно его мотивы, однако улики указывали именно на это. Сообщники, вольные и невольные, решения и документы, которые то и дело менялись. Если бы я не вел собственную картотеку отчетов, то не заметил бы различий в нескольких последних миссиях. Жаль, что вы столь неосторожно отправились на то задание по ликвидации, потому как от этого он стал осторожнее и мне не удалось получить список людей, взятых на особый контроль. - Катсураги рассуждал спокойно и задумчиво. Разумеется, после этих слов никого нельзя будет оставлять в живых, но, может, оно и к лучшему - Впрочем, я предполагал, что тебя попытаются ликвидировать внутри деревни, захватив как шпиона.

После этих слов он приступил к допросу. Быстрый, четкий, с логическими ловушками и опасными обходными путями. Лжецов он убивал и считывал некоторые воспоминания из их разума, поглощая информацию, как сухая губка жидкость. К слову, данных было как крови в этом кабаке - много. Орочимару явно поднял на ноги уйму народу, нанял охотников за сокровищами и охотников за вольными охотниками, а так же приплел к этому делу кого-то из своих шиноби. Все они оставляли свои деньги или договаривались, а на худой конец дрались, вытаскивая информацию о таинственном воре древнего артефакта, однако перекрыли источник информации хорошие парни из Конохи.
- Кувалда, найди тут всё горючее и подготовь к сожжению.
- Эй, а может я всё просто маслом оболью? Сгорит во мнгновение ока. - хмыкнул жаб, потирая живот.
- Не хочу что бы потом тут обнаружили жабье масло.
- Логично, не подумал, сорян. - послышался шум перебираемых вещей, лязг чего-то и звук выливаемых жидкостей. В общем здоровяк занимался своей работой.

Наконец, он покончил с работой и последними посетителями этого мрачного места, которое теперь представляло собой театр смерти и поднялся, развернувшись к спутнице. -Сейчас нам нужно на окраину города, где должен был быть их связной. Судя по тому, каким он представлялся в последний, у него должно быть для нас много хороших новостей. То ли они уже нашли цель наших поисков, то ли в процессе настигания вора, а потому задача облегчается. Можно будет захватить его дом и отдохнуть, а после перехватить охотников за городом. Сразу скажу, что скорее всего это будет уже серьезный бой.

+2

9

Ясуо покачала головой, наблюдая за представлением, что развернулось перед ее красными очами. В очередной раз молодой Учиха прибегнул к помощи своих демонических глаз, вытащив из сознания людей информацию, воспоминания, мысли и их собственное прошлое. Сенджу находила эти очи чудовищными: черные, как сама ночь – они спят, чтобы пробудиться и насытиться чужими жизнями.

Смерть – это лучший из исходов.

Бледнолицая ведьма поскребла когтями неровную деревянную поверхность стола и негромко цокнула. Постепенно самообладание возвращалось к ней; мысли становились ровными и четкими, природная ярость монстром из глубин погружалась в холодные омуты внутренних вод, застилавшее глаза отчаяние вытекало кровью из чужих ран. Она посмотрела на свою руку, испачканную в крови, и невольно сжала ладонь, чтобы обтереть красное подсохшее пятно о короткий подранный плащ.

В словах ее спутника был смысл, но лишь отчасти. Ясуо посмотрела на горючую жидкость, которой бело-фиолетовая жаба с упоением заливает трупы, выводя причудливые бензиновые узоры, размывая бурую корку, трескающуюся от сквозняка.
Ведьме хотелось, чтобы они оставили этот перфоманс нетронутым, как живописную картину, как мертвую скульптуру – шедевр – для тех, кто вернется сюда за ней. Она бы засела здесь паучихой, выжидая своего врага и поглощая внутрь себя цепных псов врага своего, но у Сенджу попросту не было на это времени. Тот ресурс, которым никогда нельзя запастись впрок.

– Мне идет красный. – Монотонно произносит женщина, мягко улыбнувшись собственным мыслям. Неосознанно, она часто выбирала для торжественного наряда – если то было позволено – именно красную ткань. Бархат, шелк, дорогой сатин и легкую матовую органзу в цветах бордо и приглушенной киновари прекрасно сочетаются с бледнотой ее лица и серебром волос; Ясуо редко ассоциировала этот цвет с кровью.

Для нее, как для воина, она была бесцветной, как вода – уткала сквозь пальцы, стекала по стокам для крови на клинках.

– Да, мне нужно будет кое-что успеть сделать. – Она хмыкнула, невесомо коснувшись носками ботинок горючей жидкости с характерным запахом можжевелового дегтя. В самом деле, теперь, она рассматривала ситуацию, произошедшую с ней, под совершенно иным углом.

Теперь она отступница, дезертир, предатель селения и клана… Достаточно сильный противник, чтобы закрывать на его существование глаза. Ясуо стала бельмом, от которого захотят избавиться!

Смотря далеко вперед, ты забываешь о том, что находится у тебя под носом. Оставалось только оповестить об этом их тайное общество, чтобы механизм сего действа запустился, а капкан – захлопнулся, с характерным хрустом дробя плоть и кости.
И в этот чудесный миг Ясуо разразилась заливистым истеричным смехом.

Яркая вспышка – огонь взметнулся в воздух, пожирая утлое здание с питейным заведением, взмывая вверх длинными черными руками дыма. Эта чудесная картинка проглядывалась через окно потенциального информатора, в дом которого новоиспеченным нукенинам пришлось пробраться, чтобы привести себя в приемлемый вид.
Ясуо позволила себе принять душ в чужой ванне, сменить одежду и слегка расслабиться, облюбовав себе мягкую софу из бокоты с обивкой темно-зеленой замши. Логово торговца информацией выглядело довольно неброско и серо, пока не углубишься во внутренние комнаты, скрытые за шифоньерами и несколькими хитрыми замками с применением техник запечатывая.

Оставшись наедине с собственными мыслями, Сенджу достала из поясной сумки небольшой свиток, переданный ей от основателя «нового» Корня. Информация, которую она перенесет на пергаментную бумагу, по мановению ока окажется в руках нужного ей человека, что ознаменует, наконец, начало операции.
Их план можно было бы назвать ненадежным, но, скорее, сумасбродным; вся организация действовала по обстоятельствам, а потому, просчитывать шаги наперед становилось труднее. Впрочем, в их стезе всегда приходиться работать с тем, что есть, не рассчитывая на лучшую долю или удачный шанс.

«Учиха Орис начал действовать». – Почерк Ясуо всегда был ровным и четким; многие называли написание иероглифов Сенджу мужскими, что было в корне неверно; Ведьма училась каллиграфии у лучших – по записям своего прадеда, а потому, в их манере находили сходства. – «После моего возвращения в Коноху, он некоторое время наблюдал за мной, но я ничем себя не выдала; однако скорое появление моего лица в Бинго-буке спровоцировало его обозначить мою персону шпионом из Киригакуре под личиной Сенджу Ясуо».

Несколько мгновений Бледнолицей Сенджу понадобилось, чтобы смириться с тем, кто она теперь.

«За мою голову назначена награда. Я отвлеку его внимание и уведу его ищеек дальше от Конохи. По возможности, приступайте к задуманному плану как можно скорее».

Сенджу перевела взгляд на информатора. Мужчина средних лет лежал на собственной кровати, с закатанными глазами и вываленным языком, будто бы после эпилептического припадка. Кажется, Катсураги слегка перестарался в своем стремлении отыскать нужные данные, и, возможно, слегка повредил мозг доносчика.
Оставалось только надеяться, что амнезиак Учихи подействует как надо и последние несколько месяцев выветрятся из головы мужчины, как дым от благовоний.

Запечатав свиток, Ясуо убрала его обратно в подсумок и поднялась с места. Следовало навестить своего спутника, чтобы решить их дальнейшие планы.

Темноволосый демон из клана веера, как и всегда, был поглощен собственными мыслями. Ясуо мягко коснулась ладонями его спины и легко приобняла за пояс; так ей было легче наблюдать за картой, прикрепленной к стене.
– Не думала, что скажу это когда-нибудь, но я чувствую определенную свободу. – Ведьма хмыкнула, вынырнув из под руки Катсураги и приблизившись к пожелтевшей бумаге, но не отпуская ладонью локоть своего спутника. На ней были изображены несколько запутанных линий и точек, обозначающих то ли города, то ли места «встреч». – Исходя из того, что я услышала от тебя, то мы должны будем встретиться с вором здесь. – Она коснулась карты коготком. – Или здесь. Крупных населенных пунктов по пути не находится, а дальше – только земли Альянса. Как считаешь, они решили насолить еще и Саннину?

+2

10

Огонь быстро уничтожал все следы пребывания здесь интервентов, при этом сам являясь грандиозным свидетельством их присутствия. Прожорливая стихия легко цеплялась за дерево, алкогольные емкости и одежду, а открытые настежь двери обеспечили приток воздуха, превратив бар в кратковременное подобие печи. Обычно Учиха действовал иначе, не оставляя следов ни то что физических, но и в головах людей, однако тут пожарище было необходимо со стратегической точки зрения: к обычной резне можно привлечь пару толковых специалистов и не придавать дело огласке, заткнув рот нескольким дохожим зевакам. А вот подобное происшествие скрыть уже невозможно и придется проводить масштабные следственные мероприятия, которые ощутимо свяжут руки шпионам из Конохи, идущим по следу беглецов.
Разумеется, в первую очередь Катсураги надеялся выиграть время при помощи подложных трупов, оставленных рядом с полем боя(хотелось бы верить что лучшие медики АНБУ сейчас на своей прямой работе, спасают Скрытый Лист, и определить фальшивку удастся только на вскрытии), но ещё день-другой в их ситуации был отличным подспорьем в гонке с возмездием родного селения.

Он неспешно провел неспокойную девушку через несколько пустых подворотен, уходя от места преступления самыми бандитскими путями. Разумеется, информатор заметит дым и, практически наверняка, быстро догадается откуда он идет, а потому будет осторожнее. Потому, как бы не хотелось Катсураги подольше насладится тонким проломом внутри Ясуо, трещиной гордости, долга и трезвого, целостного сознания, хотел бы вложить туда больше слов и мыслей, направив круговорот истерики в нужное русло, но Сенджу была права - время всё ещё оставалось их ценнейшим ресурсом.

Старые пароли и явки не успели сменить, слишком мало было статусных и высокоранговых продавцов секретов, что бы их визитные карточки устаревали каждые пару недель. Поэтому мужчина без задней мысли решил взглянуть на посетителей и в тот же миг его жизнь была разрушена. Шаринган обладает множеством занимательных функций и возможностей, раскрываемых вспышками эмоций пользователя. Делать людей послушными марионетками своей воли была одной из таких.

Ещё одно путешествие в сознание оказалось болезненным уже для молодого человека. Дело было не в каких-то ментальных блоках или сакральных знаниях, которые могли потревожить душевный покой. Покоя у Голоса не было давно, а ловушки он смог без особого труда обойти. Дело было в утомлении. За этот длинный день произошло много всего, с самого мирного лесного завтрака до текущего момента, казалось, прошла целая вечность. Схватка в лесу, операция над Ясуо, заметание следов и потасовка в баре, а следом и припадок безумия у Ведьмы, всё это требовало вмешательства шарингана, что бы не упустить деталей и сделать всё правильно. Конечно, Шуреджахама добросовестно пополнял чакру молодому человеку из своих нескончаемых запасов, однако духовная энергия была не единственной проблемой в подобной ситуации. Сейчас в ответ на очередное использование, Глаза Небес ответили острой резью и спазмом, прошедшим, казалось бы, до самого мозга. Поразмыслив, молодой человек закончил работу с их очередной жертвой медикаментозно, в этот раз предпочитая не убивать и его тоже. Одно дело толпа идиотов в баре, а вот связной агент - совсем другое, тут можно навлечь на себя гнев серьезных людей, с которыми ссорится пока нельзя.

Животные расположились в передней комнате, смотривированные необходимостью нести дозор и огромным теплым ковром, который заполонял всю комнату, что бы внутри было удобно располагаться сидя. Им тоже требовался отдых, поэтому юноша оставил спутников отсыпаться в первую смену, решив нормально поспать до самого утра напару с беловолосой: ей нужно было отдохнуть для затягивания ран, а ему - что бы этот день, наконец, закончился.

Быстрый душ смыл остатки сегодняшнего дня с тела, а ещё один комплект одежды, предусмотрительно взятый как на себя, так и на спутницу, не пах гарью и кровью, по крайней мере пока что. Теперь можно было выйти в люди не походя на наемников-головорезов. Чистить броню тоже долго не пришлось и вскоре Учиха вернулся к планированию будущего. Пускай пока всё шло именно так как надо, расслабляться не следовало, слишком уж переменчива была леди фортуна. Как он и ожидал, Ведьма как раз закончила свои дела и присоединилась к нему в неблагодарном занятии организации.

- Не с вором, а с охотниками на него, но да, если у них есть какие-либо сведения, я бы выбрал любой другой маршрут для доставки Санину. Думаю, что некоторые богатые коллекционеры вполне резонно выставили свои ценники на черный рынок за находку одного из легендарных клинков.  Щедрости некоторых хватит, что бы обеспечить безбедное существование пары человек до конца жизни. - он едва заметно сделал шаг в бок, ускользая из рук Ясуо и немедленно ловя её в свои. Худощавые руки притянули девушку спиной к нему, так что в нос ударил запах масел, которые неизменно наличиствовали у девушки и сопровождали все её банные процедуры. Продолжил он уже тише, у самого уха - Даже немного обидно, ведь деньги - крайне пошлый мотив предать своего вассала.
Мелкая дрожь перенапряжения, от которой немного страдали его руки, кажется ненадолго улеглась, а опускавшаяся на город ночь постепенно сменяла своим затишьем вечерний шум. Света в квартире ещё одной жертвы смертоносного дуэта не горело, что бы силуэты в окнах не вызывали лишних вопросов. Время, идущее этим днем крайне медленно, в объятьях и вовсе застыло: часы, мерно тикавшие где-то в коридоре перестали быть слышны вовсе. Катсураги мог поспорить, что сейчас это место было самым темным и тягучим во всем мире.
- Пойдем спать?

+1

11

Ночь надвигалась на столицу стремительно. Солнце плавно катилось к горизонту, прячась за горными хребтами страны Земли: весеннее солнцестояние уже прошло, и темнеть начинало позже, но и мрак становился гуще с каждыми прожитыми сутками.
В комнате тоже было густо от переполняющей ее темноты. Последние лучи светила коснулись краев топографической карты, и помещение погрузилось в тишину, нарушаемую тихими голосами и размеренно бьющимися сердцами отступников.

Ясуо сморгнула несколько раз, привыкая к глухому свету, льющемуся из-за стекла. Темно-зеленые фонари были блеклыми, а шторы плотными, поглощающими и свет, и звук – но больше пыльными и тяжелыми. За ними можно было спрятаться и внезапно напасть, если нагрянут незваные гости. Теперь шуметь не хотелось вовсе; хватило звенящего приключения в местном баре, чьи отголоски еще стучали в черепной коробке Сенджу.

– Будет хорошо, если меч уже у них. – Ведьма не хотела, чтобы это приключение продолжилось хоть на несколько дней дольше. За ними велась охота, и пока они не найдут убежища их жизнь будет в непрекращающейся опасности – особенно теперь, когда награда за голову стала выше, а за их спинами не найдется людей, которые готовы прикрыть тылы; не будет тех, кто свои существованием привнесет страх и ужас охотникам за наживой.
Они были друг у друга, но они никогда не были всесильными.

Ясуо мягко коснулась дрожащих ладоней мужчины и мягко погладила шершавую кожу подушечками пальцев. Время абсолютного напряжения прошло, концентрация требовала слишком больших ментальных ресурсов, но Учиха продолжал держаться из последних эмоциональных сил. Это приятно удивляло; то, кем стал мальчик с озорным прищуром и любовью к пушистым кошкам.

– Ты прав. – Сенджу положила ладонь мужчине на щеку и, чуть повернув голову вбок, коснулась губами его подбородка. – Я могу рассказать тебе сказку, чтобы тебе спалось крепче. – Хмыкнув, Ясуо осторожно выбралась из объятий своего спутника, и, перехватив того за запястье, подвела к кровати. Узкой и неудобной для двоих, но это было лучшим за то время, что они провели в палатках на болотах.
Ведьма любила роскошь так, как никто из шиноби себе бы никогда не признался, и не стеснялась этого, а потому, когда Учиха лег в кровать, она нырнула к нему под бок, намереваясь отвоевать большую часть одеяла и подушку, набитую гусиными перьями; тяжелую и холодную.

Его беспокойство выдавал только неравномерный стук сердца, который со временем успокоился, когда темноволосый иллюзионист погрузился в лечебный сон.

Ясуо впадала в дрему, сопровождаемую черно-белыми историями, генерируемыми ее воспаленным сознанием, однако упасть в них она не решалась. Изменения в чакре ее спутников, проходящие мимо дома люди, попадавшие в пассивную дальность сенсорного чутья, заставляли Ведьму выныривать из полуснов, чтобы прислушаться и затаиться. Так, она вставала с постели и выходила на балкон с видом на Гиблые леса, чтобы затянуться дымом неизменной трубки с горьким табаком.
Когда Сенджу возвращалась обратно, то еще некоторое время наблюдала за Катсураги, пытаясь все же, понять, зачем он пошел с ней следом, если знал, хотя бы половину того, о чем ей рассказал сегодня. Потом, все же, ложись обратно, прижимаясь носом к острому плечу и обхватывая того за живот холодными руками.

До утра не обещалось чрезвычайных происшествий, а потому пробуждение было томным, но недолгим, чтобы успеть к завтраку и отправиться в путь, чтобы, наконец, добраться до сокровенного артефакта, которого так жаждала Ясуо.

Это был меч – символ власти и силы, клинок неба из облаков… Кто-то видел его лишь в книгах, а она сможет им владеть.

– Я бы солгала тебе, если бы сказала, что готова.

---- > локация загружается;

+1

12

Здоровый сон был вещью, недоступной для Катсураги и для того находилась целая масса причин. Обычно молодой человек изматывал себя сверх всякой меры, что бы отход в царство Морфея был для него маленькой смертью, вспышкой между текущим моментом и временем, когда нужно будет вставать. Иначе приходили сны, ровные и спокойные яркие и оттого позволяющие прочувствовать безжизненность окружающего пейзажа. Молодой человек из клана Учиха знал, насколько безнадежно застрял в прошлом, сколь сильна его привязанность к радости и смеху, грусти и гневу, безнадежно сгинувшим в прошлом, но сделать с этим что-то.. может быть потом.

Так и сейчас ночь была спокойной и тихой, возможно благодаря крайней степени ментального истощения, которая сейчас нависала над рассудком юноши, а может быть из-за объятий приятной девушки с прохладной кожей и безупречной осанкой. Даже после стольких лет она относилась к нему с налетом старшей сестры и это было очень занимательно, а так же приятно.
Впрочем, Ясуо плохо спала - это была её работа как сенсора, просыпаться от каждого шума или фона чакры на периферии, так что Голос тоже то и дело выныривал из глубин сна, когда в очередной раз чувствовал шевеление и концентрацию мыслей у себя под боком. А напряжение сенсорного потенциала ощущалось буквально физически, как и легкая степень паранойи, надежно пустившей свои нервовидные корни в головы представителей великих кланов. Как ни крути, они совсем недавно совершили серьезное преступление и, откровенно говоря, если он допустил ошибку-другую при заметании следов, то пробуждение стало бы очередной боевой сценой. Но, кажется, всё обошлось.

Просыпаться пришлось быстро, не смотря на спокойствие и отсутсвие проблем, время всё ещё не было союзником дуэта, а точнее целого квартета бойцов и если они хотели настигнуть клинок, то стоило быть на несколько шагов впереди противника, ну или хотя бы не отставать слишком сильно, а потому сборы пришлось проводить в четкой и рассудительной спешке, отработанной обоими людьми в команде. Одной ввиду длительной работы в АНБУ, а другому из-за желания соответствовать самым строгим стандартам, им же и разработанным. Как бы там ни было, через десять минут после установленного времени пробуждения они покинули дом информатора и только опытный нинзя-охотник мог бы сказать, что тут был кто-то посторонний.

Отдельного комментария заслуживали призывные животные, которые оккупировали котатсу и дежурили на протяжении ночи, то и дело сменяя друг-друга. Если учесть, что кошки могут умудрится поспать в принципе в любой непонятной ситуации, вырывая каждые пятнадцать минут сна себе на ленивый отдых, а Кувалда при своем весьма взбалмошном стиле жизни тоже овладел подобным навыком, звери, казалось, спали по очереди, сменяясь каждый час и тратя по пятнадцать минут от каждой пересменки на разговоры. Благостное настроение от продуктивно проведенного дня, отсутсвие духовных и моральных терзаний, а так же задорный, острый нрав призывов позволили им довольно неплохо спеться, даже при том, что они могли словесно грызться целыми часами и находили в этом своеобразное удовольствие. Поэтому под утро спутники Ясуо и Катсураги обменялись парой едких комментариев, а потом звонко рассмеялись как старые друзья. Булькающий смех жабы и раскатистый придыхающий голос королевы Плато звучали в унисон очень странно. 

- Не думаю, что у нас есть возможность отступить или хотя бы на чуть-чуть замедлится. - мягко улыбнулся он, переводя взгляд на свою спутницу. Он мог бы предложить ещё несколько вариантов обозримого будущего, план по тому как уйти и спрятаться ипросчитать следующий шаг.. но наносить ещё один тычок гордости своей напарнице было не в правилах Учихи. Подумав, он просто кивнул и, указав направление, помог им беззвучными тенями из дома и потеряется в бесчисленных кваралах. Молодой человек уже продумал маршрут, проведя их боевой отряд за границу города без лишнего шума. На дорогах появились небольшие патрули, что говорило об успехе небольшого.. пламенного прикрытия.

------------> инициализация локации

+1

13

> Черный Рынок

Гин без труда выполнил поручение этого странного человека, забрав деньги и солидный процент. В теории, мальчишка мог с легкостью забрать часть денег себе, тем самым, отдав лишь названную сумму, притворившись дурачком и выдав, мол, деньги мне вернули, но без процента.
Вопрос в другом, зачем? Наследник Орочимару в действительности не обладал столь огромной жадностью к этим бумажкам, чтобы как-то пытаться обмануть заказчика.
Ему было чуждо стремление к этому материальному богатству, посему, и надобности брать  что-то, нет. Другое дело техники, знания: эту информацию шиноби впитывал с особым энтузиазмом, прекрасно осознавая настоящую ценность подобного дара.
Ему нравилось всё: изучение новых навыков, открытие неизвестных страниц истории, он словно губка впитывал знания. И то, что он смог узнать на черном рынке, по иронии судьбы, было совершенно бесплатным. Слухи, люди говорят много, говорят лишнее, и этим нужно пользоваться.

Дорога до столицы Отеко была сравнительно близкой, от центра до места встречи, быть может, час неспешной ходьбы. Можно было ускориться, но зачем?
Гин не понимал, он шел, внимательно изучая местность. Огромное количество рисовых плантаций, такое же бесчисленное количество трудяг.
- Забавно, поэтому  наша страна славится рисовыми полями? Глупости, конечно, но масштаб производства впечатляет, когда смотришь на это вживую, а, не где-то вычитывая из свитков, – его отличала вот эта, наверное, детская черта.
Восхищение тем, что казалось бы, естественно и обычно для любого человека. Проблема в том, что Гин был выращен взаперти, он не видел толком мир, не гулял по деревне и не стремился к этому изначально. Тяга ко всему новому пришла позже, а отец не особо торопился прививать что-то своему созданию. Он хотел, чтобы это создание само пришло ко всему.
Видел ли он себя в нём? Хотел ли оказаться на его месте? Сложно сказать, и пожалуй, оно того не стоит.

Добравшись до столицы, Гин пересек главный вход и оглянулся.
Собственно, где искать таинственного человека? Куда идти? Помнится, он говорил, что главный торгаш в этом месте, а посему, нужно отталкиваться от этого. Гин просто пошёл прямо, внимательно разглядывая вывески, и действительно, подобный баннер было бы сложно не заметить.
Огромное здание, огромная вывеска, огромные буквы. Все в этом месте кричало о том, что «я здесь номер один». Вероятно, это то место, куда нужно идти.
Не зная другого пути, мальчишка проследовал в большое здание. Зайдя, он оглянулся, здесь было всё: от банковских услуг и операций, до мелкого ширпотреба где-то в углу. А в центре, в центре находился мужчина, что занимался хер пойми чем.
Серьезно, неужели аптекарь может назвать себя торгашом? Впрочем, толпа выглядела внушительно, а ждать очереди Гин не собирался. Он молча обошел эту вереницу людей, подойдя к знахарю.
Тот сразу же узнал своего странного исполнителя.
- Ты пришёл, замечательно. Какие новости? Что интересного расскажешь? Мужчина отвлекся от своих спекулятивных дел, уделяя полное внимание мальчику. Люди в очереди были недовольны, но деваться некуда, а посему, стали молча ждать.

- Заказ выполнен, вот твои деньги, – нырнув в карман набедренной сумки, юноша достал внушительную стопку купюр. Без особого зазрения и стеснения, тот кинул их на стол, наблюдая за действиями заказчика. Мужчина реагировал осторожно, взяв пачку в руки и пряча его в стол, где находился сейф.
Он вопросительно смотрел на мальчика, доставая небольшую стопку денег.
- Серьезно? Здесь значительно больше того, что задолжал мне этот бедолага. Не уж-то ты так убедителен с ним? И ты серьезно не взял ничего себе? Ведь ты спокойно мог взять часть, сказав, что процент просто не смог выбить?
Мужчина был обескуражен. Возможно, за долгое время он получил всю сумму, все проценты, что положено, и даже больше.
Гин смотрел на него вопросительно, в его взгляде прямо читалось недоумение.
- Зачем мне эти бумажки? Они мне ни к чему, брось, это пыль, – его голос звучал уверенно, он действительно не придавал значения деньгам, а потому, достаточно холодно относился ко всему, что связано с рё.
Главное, чтобы хватало на минимальное снаряжение, не больше.
- Странный, но вот твоя награда, прости, но кроме бумажек у меня ничего нет для тебя, хотя.., – мужчина отошёл к одному из стеллажей с ампулами, немного порылся и достал-таки что-то. - Возьми, это мой новый продукт. Его нигде не достать, он обладает слишком сильным галлюциногенным эффектом, лучший товар, просто поверь.
Гин неуверенно взял деньги, ампулы и кивнул мужчине в знак согласия.
- И зачем мне нужна эта ерунда?
Он не понимал, но видел ту зависть, с которой смотрела часть людей на него. Они буквально были готовы убить за подобный дар, и только поэтому шиноби забрал этот подарок.
Уж если они так ревностно смотрели на него, быть может, это что-то особенное? Гин пока не знал, но вдруг пригодится?

Выйдя из огромного здания, юноша направился.. а в никуда, на самом деле. Ему было любопытно собрать какой-нибудь информации, и раз уж он здесь, почему бы этим не воспользоваться?
В любом случае, планов у него не было. Авось, что-то случится по пути интересное, и быть может, наследник Орочимару сможет узнать что-то больше про того интересного человека, который обладает просто невероятными способностями?

> Горячие источники [Отогакуре]

Отредактировано Gin (2021-06-15 23:18:09)

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » Столица Отеко


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно