Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Тренировочный полигон [Ивагакуре]


Тренировочный полигон [Ивагакуре]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://sd.uploads.ru/M7KWA.png
Тренировочный полигон Ивагакуре находится за пределами стен скрытого селения и представляет из себя достаточно большую равнинную пустошь, окружённую со всех сторон холмами. Ниндзя скрытого Камня часто проводят свои тренировки именно в этом месте.

0

2

>>> Общежитие Ниндзя [Ивагакуре]

Вытащив из сумки булочку с соусом анко, паренек откусил от той кусочек, вглядываясь куда-то в горизонт. Вид у юного генина был крайне задумчивым, на юношу оборачивались все случайные прохожие, сначала пугаясь громких шагов, а потом и выражения лица мальчонки. Он уже привык к повышенному вниманию и иногда шутил, мол, как получил шрам, стал еще более популярным в деревне, но все также не мог избавиться от внутреннего ощущения тревоги вызванного реакцией людей. Он на самом деле не любил изучающие взгляды случайных прохожих и очень хотел наорать на кого-нибудь из них, но так и не решился. Каждый выход на улицу заканчивался испорченным настроением.
Дойдя до нужного места, Гаке доел свой завтрак, морально готовясь к тренировке. Первое, что он хотел проверить, так это наличие оружия, которое он взял с собой. Сев на камень, Гаке принялся молча шариться по своей сумке, подсчитывая количество кунаев и сюрикенов. –«Мне папа сказал быть более экономным в плане использования оружия. Хммм» - скривив недовольную мину, юноша тихо цыкнул. –«Мне срочно нужен кто-то, с кем я могу потренироваться» - оглядываясь по сторонам, Гаке никого не увидел, лишь облако пыли, которое лениво перекатывалось из одного угла в другой. В принципе Татсухиса никого не ждал, посему полностью сконцентрировался на своем деле, перебирая содержимое сумки.

0

3

> Главная улица Ивагакуре

Такеши медленным шагом направлялся к тренировочной площадке. Сытно позавтракав и закончив немногочисленные сборы, юноша никуда не спешил. Во-первых, впереди было много времени на то, чтобы провести тренировку как следует. Ну, а во-вторых, мальчишка не мог пройти мимо причудливых статуй, вырезанных из камня, и не окинуть их своим взглядом.
Правда говорят, что Ива за последние годы преобразилась. Некогда достаточно скудное в культурном смысле селение, приобретало свои краски. Раньше художеством, особенно в пору войны, были взрывы. Сейчас же, скульптура. Это радовало глаз, как и бюджет. Дело в том, что в резиденции к подобному творчеству подходили с особой опаской, но всякое движение лучше возглавить, чем противиться, поэтому совет принял решение брать небольшую пошлину с каждого художника. А что, удобно – казна пополняется, а люди самовыражаются.

Пройдя мимо скульптур, юноше предстояла дорога мимо патрульных, которые охраняли ворота в деревню. Изредка, они спрашивали, куда направляются генины, но зачастую молча пропускали без разбора и следствия. Легкомысленно?
Отнюдь, инфраструктура хромала на обе ноги. Дело в том, что тренировочная площадка, на которой можно было спокойно оттачивать навыки, находилась не на территории скрытого селения, а за его пределами. Фактически, конечно, это была Ива. Но на практике, просто прилегающий к ней пустырь. Впрочем, чего жаловаться, если на эту землю никто не претендовал?
Был и обходной путь, как известно, шиноби Ивагакуре всегда были известны миру, как люди, использующие стихию земли, как основную, поэтому вокруг деревни и в ней самой ходили слухи о тайных подземных путях. Об их существовании знал очень узкий круг людей, а тайна тщательно охранялась, по этой причине Такеши никогда не забирался под землю, и уж точно, не покидал Ивагакуре каким-то иным способом.

Как только юноша добрался до тренировочного полигона, он внимательно осмотрелся.

Пусто.

Совсем, чёрт подери. В обеденное время здесь огромное количество людей, но сейчас, здесь было абсолютно пусто. Джинчурики медленно прошёлся чуть дальше, осматривая поле для тренировки. С одной стороны в этом была своя изюминка, с другой, врать самому себе не хотелось.
Правда, ситуацию спасало то, что пару минут назад было скрыто из виду мальчика. А именно наличие, хотя бы одного, но человека. На вид это был, кажется, одногодка самого Такеши. Создавалось впечатление, что носитель Биджу даже знаком с ним, возможно, оба мальца вместе закончили академию шиноби, но знать имени своего нового приятеля, генин, конечно же, не знал.
Джинчурики внимательно изучал Гаке, в глаза сразу же бросался огромный шрам, который украшал лицо парня. Впрочем, если говорить о шрамах, то и у самого Такеши они хорошо виднелись на лице.
Подойдя чуть поближе, стараясь не прерывать сосредоточенное копание в сумке, генин нервно кашлянул. Он не привык начинать разговор, сторонился их, но тренировка вынуждала к минимальному контакту. Да и потом, ходили слухи, что скоро Такеши определят в команду, под руководством опытного учителя, поэтому нельзя было сторониться сверстников.

- Дивные камни? – коротко бросил юноша, присаживаясь на один из камней, который был в паре метров от Гаке. Да, это была сущая правда, общаться с людьми у Такеши совсем не получалось. Ну, а если и получалось, то вот так.

+1

4

От увлекательного в кавычках занятия парнишку отвлекли звуки приближающихся шагов. Поверхность обуви нежданного гостя терлась о грубую поверхность горной породы, таким образом создавая тот самый звук. Не убирая со своих колен сумку, он поднял свою косматую голову, продолжая водить рукой по дну сумки с оружием. Паренек почти сразу узнал новоприбывшего, его имя крутилось на языке, но шрам на лице юноши был слишком запоминающим и Гаке смог вспомнить, где именно мог встретить гостя ранее. –«Помню его. Манерный такой, старался не влезать в конфликты и стоял всегда в стороне» - тихо цыкнув, парень вдруг замер на месте, какое-то время сурово смотря в глаза потенциального собеседника.
Как только юный шиноби заговорил, Гаке изогнул бровь, все еще недоуменно пялясь на юношу. –«Дивные камни?» - молча переспросил он, провожая взглядом своего ровесника. Его неловкая попытка заговорить сопроводилась коротким, - Че, блин? – в голосе читалось открытое недоумение, Гаке и сам не знал, что ему отвечать на такое, в голову приходили только эпизоды из книги "Дивный мир Шоичи", в которых повествуется о приключениях главного героя. О камнях же Гаке рассуждать не любил, он в принципе их не замечал, а вот если разговор зашел бы о красивой куноичи одногодке или чуть постарше – то тут он бы сразу поделился своим мнением.
- Хрен с ними, с камнями, - добавил он после небольшой паузы, после чего отложил сумку с вещами в сторону, прислонив ту к своему боку. Поставив руки на колени, он слегка подался вперед, сузив в подозрительном прищуре свои глаза, - Мы с тобой знакомы. В академии пересекались, более того, мы были из одного класса, - уже более оживленно заговорил Татсухиса, задавая этой беседе уже иное русло.

+1

5

Центральный госпиталь [Ивагакуре]

Все-таки благодаря нескольким дням, что Гинтсучи провел в госпитале по воле какого-то доброго незнакомца, благоприятно сказывались на его состоянии, а это вкупе с чудесной погодой оставляло отпечаток на настроении, которое сейчас было прекрасное. В такие моменты ты готов к великим свершениям, и именно поэтому мальчишка направился на тренировочное поле. Там он обычно в одиночестве отрабатывал удары или выполнял какие-нибудь стандартные приемы.
"Жрать хочу"
Обычно, что в госпитале, что на улицах, что на тренировочном поле людей практически не было. Гинтсучи не обращал на это внимание. Однако сейчас на полигон пришел на только он. Там стояли какие-то дети, такие же как и сам Серебряный. Они не должны были ему помешать тренироваться, но что если с их помощью можно помериться своей силой.
Решено! Ни на секунду не сомневаясь, Гинтсучи быстро схватился за рукояти своих палок и принялся быстро бежать в сторону того, что показался самым опасным - пареньком с большим шрамом и агрессивной прической.
- ААА! Дерись!
Держась крепко за палки, Гинтсучи вытащил те из подвязок и видел в данный момент лишь одну цель перед собой - Гаке. Он не знал этого парня. Ровно как и того, что стоял неподалеку от него. К слову, только когда генин побежал и привлек внимание обоих к себе, он обратил внимание на второго пацана. Тоже со шрамом? Похоже на какую-то моду.

+1

6

Такеши ликовал, да нет, он был счастлив. Во-первых, его собеседник совершенно не обращал внимание на то, как поприветствовал его юноша. Ну да, странно. Ну и что с того? Во-вторых, он и сам был инициатором диалога. Отвечать на вопросы всё же легче, чем задавать их самому. Но, было одно но.
Джинчурики совершенно не знал того, кто находился рядом с ним. То, что они учились в одном классе, не обязывало никого запоминать имена. Верно? Пусть так, мальчишка пытался себя этим утешить.
- Да, – коротко ответил генин. Юноша был немногословен отчасти потому, что не знал о чём говорить, отчасти потому, что не знал имени собеседника. Это было попросту некультурно, а правило этикета носитель Сон Гоку ценил превыше всего. Таким уж его воспитала матушка.

- Будет ли уместно спросить его имени? Или я обижу его? Да, а вдруг он просто ошибся и на самом деле мы совершенно незнакомы? – круговорот мыслей заполнял голову Такеши. И, если в голове творился бардак, то на лице было написано только одно – безразличие. Он просто смотрел в одну точку, то ли задумавшись, то ли игнорируя. Сам того не понимая,  мальчишка оскорблял Гаке ещё сильнее. Просто потому, что молчал.

- Моё имя Такеши, рад познакомиться, – слова дались ему нелегко, но это единственное, что он мог из себя выдавить. Этим жестом он и не заставлял своего собеседника ждать, и вроде бы, даже провоцировал его самого представиться. И если для одного такой ход был логичным, то, что касается другого? Философские рассуждения прерывало прибытие третьего компаньона. И пусть вас не обманывает то, что его никто не пригласил, он и сам прекрасно с этим справился. Увидев людей, словно живую мишень, он тут же выхватил деревянные палки и с криком бросился на Гаке.
Вот так дела. Казалось, этот мальчишка был даже страннее, чем сам Такеши. А уж здесь стоило попытаться его переплюнуть, не иначе.

- Он совсем не знает о манерах? – подобные дети ужасно раздражали самого джинчурики, словно комок невоспитанных котят, они только и делали, что царапались.
Аккуратно нагнувшись к ноге и приоткрыв кобуру, генин резвым движением выхватил кунай, выпустив его в землю, перед бежащим вперёд мальчишкой. Он словно показывал, что ему стоит остановиться, и даже ставил какую-то мнимую границу.

- Это ужасно безвкусно вот так, прерывать разговор, – голос Такеши звучал ровно, в нём чувствовалось самообладание, хотя буквально пару минут назад он толком и заговорить не мог с Гаке. Вероятно, свою роль сыграло появление непрошенного гостя, который ворвался в их начинающийся диалог.
Казалось, в эту минуту даже сам Сон Гоку проснулся и где-то пошевелился, раз джинчурики слегка преобразился. Видимо, антипатия к хамству была сильнее апатичной натуры мальчика.

+1

7

Гаке вдруг улыбнулся, просто так, без видимой на то причины. Вопреки мнению окружающих он был достаточно добрым молодым человеком и любил улыбаться, особенно тем, кто улыбается ему в ответ.
- Меня зовут Гаке, - протянув руку в качестве приветствия, он добавил, - взаимно! - однако не успел он дотянуться до руки генина, как вдруг его острый глаз заприметил фигуру у горизонта. Резко повернувшись к ней лицом, Гаке изменился в лице, вновь сощурив свои фиолетовые глаза. –«А это еще кто?» - далее некто начал стремительно приближаться, надвигаясь на двоих мальчишек словно ураган. Скривив лицо в гримасе недоумения, Гаке тихо пробубнил, - А ты кто … А..-а-а! – протянув последний звук, мальчишка практически сразу вспомнил это лицо. Потомок Куротсучи, тот самый генин, который провалил экзамен на чунина в прошлом году. Паренек был старше самого Гаке лишь на год, потому разница в возрасте была не особо заметна. Крик Гинтсучи заставил насторожиться всех, даже Такеши, который никоим боком не был связан с противостоянием этих двух.
- Твою же ж бабушку, Гинтсучи! – вслед бросил ему Гаке, после чего ловко выхватил кунай из сумки и спрыгнул с камня, принимая удар своего соперника, - Че за дела?! – эмоционально спросил парнишка. На лице появилась кривая, но все же улыбка, говорящая о настоящем отношении юноши к потомку Куротсучи. Ему было плевать, что тот провалил экзамен, он был даже рад, что столь активный юнец будет с ним на одном экзамене. Гаке не испытывал к брюнету негативных чувств, скорее даже относился к тому с уважением. Он любил искренних и открытых людей, коим Гин и являлся.
- Раз уж мы тут собрались, то как вы смотрите на то, чтобы устроить дружеский спарринг? Каждый сам за себя, м? – после чего переглянулся с каждым из присутствующих, ожидая их ответа.

+1

8

Оба со шрамами, так еще и не самыми обычными. Они сразу вызвали у Гинтсучи дикий интерес, ведь у каждой подобной отметины должны быть своя непростая история. Услышать ее потомок четвертой цучикаге, конечно же, не хотел. Ему было абсолютно плевать на эти рассказы. Ему хотелось только сразиться: с теми, кто занял его поле. Захотелось крикнуть - это мое болото! То есть поле, но вместо этой многозначительной и смысловой фразы двое других генинов услышали только детский крик.
- Гррра! - еще сильнее обозлившись, мальчишка поставил своими стальными палками в руках друг о друга, создавая звонкий гул и словно какой-то зверь, он сделал это сигнализируя о том, что противники в опасности.
Не остановил его даже кунай, что вонзился в землю перед Гинтсучи. Он даже было подумал, что Такеши таким жестом изъявляет желание стать первым оппонентом кричащего мальчишки, но то ли Гаке смекнул что к чему, то ли сам поддался провокации. В общем, взрывной генин опередил серебряного и столкнулся с ним своими кунаями. У последнего сил было заметно больше, от чего тот быстро оказался сметен в сторону ловким движением Гинтсучи (сдавил натиском силы и разницей в размере оружия, а после свалил Гаке в сторону). Это лишило его интереса. Однако оставался еще второй противник, способности которого не раскрыты им.
- Че, - возмутился потомок цучикаге, - ты откуда знаешь как меня зовут? А?
Начал Гинтсучи общаться с наездом.
- Ты кто вообще? А ты кто? - стальные палки тут же концами направились в сторону Такеши, вместо указательного пальца. - Сразимся?

+1

9

Такеши внимательно наблюдал за обоими генинами. Гаке, будучи достаточно открытым и дружелюбным, проявлял большую инициативу для знакомства. Он представился, быть может, даже хотел поведать что-то о буднях в академии, которые позабыл сам джинчурики.
Впрочем, этому не было суждено сбыться. Новоприбывший гость, совершенно не обратил внимания на тот жест, который до этого сделал юноша.
Аккуратно наблюдая, Такеши ловко подхватил свой кунай, покручивая его в руке.
Стоило отметить то, что Гинтсучи был достаточно опытным шиноби, особенно для своих лет, и вполне неплохо справлялся в ближнем бою. Ловким движением он смёл Гаке со своего места.
- Вероятно, сражаться с ним в ближнем бою просто нет никакого смысла. Иначе он просто сделает со мной тоже, что и с Гаке, – юноша моментально анализировал ситуацию, стараясь понять о способности каждого присутствующего генина.

Перекидывая кунай в руке, Такеши внимательно выслушал и предложение, поступившее от ровесника, и быдловатые вопросы от третьего участника этого разговора.
- Я за тренировочное сражение, но при условии, что каждый представиться, как минимум. Сражаться и не знать имя оппонента, как-то глупо, нет?

+1

10

Прежде чем потомок Куротсучи нанесет свой удар, предварительно не подумав о бессмысленности своих действий, Гаке решил отвлечь того от поспешных действий мальчонки. Он ждал, когда до него наконец дойдет, что на данный момент от него требуется. Для начала успокоиться. Не опуская своих глаз, он еще раз взглянул на Гинтсучи, после чего тихо хмыкнул, растянув губы в самодовольной ухмылке.
- Моё имя – Гаке, дурная твоя голова, - парниша слегка обнажил ряд своих белых зубов, - Мы в академии с тобой в одном классе учились, - после чего перевел взгляд на обладателя двухцветной макушки. Он держался более сдержанно, что, в принципе, ему не противоречило. Он не был импульсивным человеком и всегда держался в стороне от конфликтов, а в этот раз просто защищался от внезапной атаки взбалмошного юноши. –«Хм, а из нас вышла бы неплохая команда. Такеши меня даже не раздражает, а Гинтсучи .. Думаю, мы найдем с ним общий язык» - Такеши осталось представиться и как только это произойдет, Татсухиса сделает несколько прыжков назад, чтобы создать более или менее безопасное расстояние между потенциальными соперниками. –«Если Гин еще более или менее предсказуем, то вот Такеши .. Он самый тихий и наверняка скрывает какой-то козырь в рукаве» - по мнению Гаке все тихони обычно бывают наиболее подкованы в плане сражений и никогда не идут на рожон. Их главное оружие – непредсказуемость. Именно это добавляло им опасности.
- И так, - разорвал мальчишка возникшую тишину, - Договорились? – после чего приготовился делать рывок назад.

Отредактировано Gake (2020-01-20 23:27:13)

+1

11

Гинтсучи немного удивился тому, что и Такеши, и Гаке сами предлагали подраться. Обычно, все, к кому приставал наследник четвертой цучикаге старались не иметь с ним дело. Эти же ребята сами захотели смахнуться. Из-за этого генин и опешил, как будто в его голове сломался установленный и привычный сценарий развития событий.
- Не учился я с тобой, - продолжал Гинтсучи отрицать все.
Они действительно были в академии, однако и Такеши, и Гаке застали его на втором году обучения, когда сам Серебряный был сосредоточен на учебе и не обращал на остальных внимание. Тем более, что никто ничего хорошего о нем не говорил.
- Я Гинтсучи.
Генин не был многословным, но вроде как догадывался, что между собой ребята уже познакомились. Значит, единственный, кто оставался не названным, был внук Куротсучи. И плевать он хотел на манеры и правила, но раз мальчишки не собирались драться, пока он не представятся, то так тому и быть. Они узнают его имя.
- Ты первый, - он быстро развернулся в сторону Такеши и сначала бросил палку в его сторону, после сразу же направился следом за оружием. Неважно, что бы он сделал, хватило бы ему ловкости и сноровки, чтобы уйти, блокировать или не знаю что еще. Серебряный ждал, ждал и бежал. Наблюдая как его же оружие летит значительно быстрее.

+1

12

Такеши внимательно выслушал своих новых товарищей. Тот, который имел шрам на лице, был более общительным, активным и слегка взрывоопасным. Он эмоционально отреагировал на ту фразу, которую повторил Джинчурики.
Безусловно, когда он говорил о представлении себя, речь шла скорее о третьем члене их команды. Но, опустим.
Гинтсучи же, был настроен только на сражение, поэтому резво ринулся в бой. Внимательно наблюдая за летящей в парня палкой, Такеши резким рывком отправил кунай в неё же. Это было сделано для того, чтобы сбить деревяшку. И слегка отвлечь внимание, не более.
После, он резко поднялся на камень, который находился под ним и тут же отпрыгнул в сторону.

- Этот Гинтсучи быстр, проворен и норовит пойти в ближний бой. Вероятно, в спарринге у меня нет никаких шансов, – внимательно анализируя, стараясь не терять из поле вида и Гаке, джинчурики достал из набедренной сумке одну световую гранату. Нужно было отвлечь своих новых товарищей.

Бросок.

Граната должна была ослепить мальчишек, а сам же Такеши использовал технику из своего немногочисленного арсенала, и ушёл под землю.
Пропадая из поля зрения, юноша рассчитывал на эффект внезапности, иначе ему явно придётся туго. После, он направился в сторону того самого Гинтсучи, который по идее, мог ещё оставаться на месте.
Через мгновение генин с треском проломает землю, надеясь нанести один точный удар в подбородок.


тч
Doton: Moguragakure no jutsu

Техника, которая превращает землю в мелкий песок, направляя чакру в саму землю, что позволяет пользователю копать сквозь нее, подобно кроту. Этот эффект идет по всему телу (не только на руки), что делает проход достаточно большим для человека, чтобы пройти через него. Пользователь может определить, где он находится, несмотря на нахождение под землей, ощущая магнитные силы снаружи. Пользователь, также, может чувствовать, что происходит на поверхности и использовать эту информацию, чтобы начать неожиданное нападение на врага. Также, с помощью данной техники можно скрыться глубоко в земле, забравшись на большую глубину, где враг не сможет почувствовать присутствия пользователя. Предполагается, также, что после того, как закопаться в земле, земля возвращается в исходное состояние, не оставляя никаких следов, где пользователь вошел в землю.

http://s8.uploads.ru/ztMDU.jpg
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: Стихия Земли
Ранг: C
Тип: Поддержка
Дальность: Близко
Ручные печати: Отсутствуют
Чакразатратность: 2 за каждый пост передвижения

Инвентарь: Хикаридама х1; Кунай х1

Чакра: 50-2=48

+1

13

- Пф, будь по твоему, - Решил с пареньком согласиться Гаке, махнув на того рукой. Он не был в настроении что-то доказывать и вступать дискуссию, тем более о твердолобости Гина слагали целые легенды, посему любой спор с ним мог кончиться серьезной потасовкой. Сейчас он был настроен на сражение и надеялся, что Гин начнет нападать именно на Татсухису. Но непредсказуемый потомок Куротсучи решил поступить иначе и ополчился на Такеши, который, судя по всему, не был готов к действиям генина. Гаке было даже на руку действия неудержимого Гинтсучи, посему Гаке отступил слегка назад, наблюдая за сражением двух мальчишек. –«Как бы не вышло, что Гинтсучи просто забудем обо мне и будет сражаться только с Такеши» - недовольно хмыкнув и скривив лицо в недоумении, отпрыгнул еще на пару метров назад.
- Эй, Гинстучи, не забывай про меня, - он намеренно окликнул товарища, чтобы тот был готов к атаке. В спину Гаке не бьет, но в этот раз уж так вышло, что парень остался позади всех. В одно мгновение площадку озарил яркий свет, под действие которого попал больше Гин, чем Гаке. Закрыв рукавом свои глаза, парнишка приземлился в семи метрах от пары, держа пока что расстояние. –«Неплохо - неплохо» - подумав еще немножко, юноша пришел к выводу, что пора использовать свой главный козырь – боевых клонов из земли. Против Гаке бьется двое, посему он решил уровнять свои шансы. Выплюнув из рта поток грязи, брюнет создал двух земляных клонов, достаточно крепких, чтобы выдержать физические атаки оппонентов. Оригинал огляделся по сторонам, высматривая хитрожопого Такеши, который старался брать противников интеллектом, а не физической силой – как делали эти двое. Ринувшись с места, Гаке напал и на Гинтсучи и на Такеши, который вырвался в этот момент из земли. Удар с ноги обоих клонов были направлены в бок Такеши и в спину Гинтсучи. Оригинал же оставался позади, готовясь к очередной атаке, которую никто не ждал!

тч

50 - 4 - 4 = 42 ед чакры

Iwa Bunshin no Jutsu - Техника Каменного Клонирования

Ниндзюцу, с помощью которого создаются клоны из камня, после того как он был извергнут изо рта пользователя. В отличие от других клонов, клоны, созданные этой техникой, не исчезают после получения повреждений, а скорее распадаются на куски.

✦ Клоны создаваемые этой техникой всегда создаются только изо рта.
✦ В отличии от других техник клонирования, данный клон не исчезает после получения ранений, а может продолжать существовать некоторое время или быть разрушенным лишь после серьезных разрушений.

http://sg.uploads.ru/3gNSG.png
Классификация: Ниндзюцу, Техники Клонирования
Свойство: Стихия Земли
Ранг: С
Тип: Поддержка
Дальность: -
Ручные печати: Коза → Обезьяна → Лошадь → Коза
Чакразатратность: 4 на одного клона

+1

14

Как и ожидал Гинтсучи, его на текущий момент соперник оказался достаточно проворен и резв, чтобы во время среагировать на бросок палки - кунай тут же нарушил ее траекторию полета, закрутив над землей. Однако в высоком прыжке генин с зелеными глазами быстро возвращает себе оружие в руки и продолжает движение. Замечает, что и сам Такеши уже сменил местоположение. Но это неважно, ноги уже нести к противнику, игнорируя всяческие препятствия, что возникали на пути.
"Что за?" - первая мысль после яркой вспышки, она же и остановила на камне потомка Куротсучи, заставляя бросить палки на землю и тереть глаза. Блики перед глазами мешали нормально рассмотреть что либо перед собой. Настолько, что ему не удавалось найти перед собой мутное пятно, предположительно Такеши.
Воспользовавшись слабостью Гинтсучи, Гаке атаковал того в спину, отчего Серебряный оказался повален на землю, одновременно еще и спасенный от атаки  Такеши. Хрен его, конечно, знает, как так вышло. Однако очнувшись от бликов, внук Куротсучи сильно разозлился.
"Вот как, - подумал он, решив "утопиться" в земле, - посмотрим, как вам такое".
Под землей Гинтсучи прекрасно ощущал местонахождения каждого.


тч

Doton: Moguragakure no jutsu

Чакра: 50-2=48

+1

15

Вероятно, будь это бой один на один, атака Такеши полностью удалась. Но, в перипетии судьбы решил вмешаться Гаке, который буквально повалил оппонента на землю. Тем самым, спасая того от удара.
Следом, юноша почувствовал резкую боль в области ребер. Удар был сильный, поэтому, джинчурики неожиданно для себя схватился за пораженную область. Неприятно. Получать удары по корпусу, чертовски неприятная вещь.

- Он создал клонов? Вероятно, из земли. А Гину благодаря работе Гаке удалось уйти от моего удара. Стоп, но где он теперь?!

Такеши старался анализировать, хотя боль в районе ребер не давала заниматься этим в полной мере. Сон Гоку, кажется, с интересом наблюдал за развитием событий, вникая в действия своего джинчурики. При этом, он оставался спокоен, как и всегда. Молчалив. Словно огромная статуя, которую местами перестаёшь замечать. Вот только он был живым созданием, достаточно могущественным для статуи.
Понимая, что, скорее всего, Гинтсучи пропал и его на данный момент не найти, Такеши сосредоточился на одном из клонов Гаке, резко утопая в землю и пытаясь  ухватить того за ногу, чтобы по голову зарыть в этой самой земле.


тч
Doton: Shinjū Zanshu no Jutsu - Стихия Земли: Обезглавливающая Техника Двойного Самоубийства

Скрывшись под землей, пользователь хватает цель за ноги и тащит ее под землю, оставляя только свою голову над поверхностью. Поскольку жертва не способна двигаться будучи в таком состоянии, она легко может быть подвергнута пыткам или убита.

✦ Когда техника применяется пользователем, он подобно технике Doton: Moguragakure no jutsu мгновенно уходит под землю. Но применена она может быть только для того, чтобы утащить жертву под землю.
✦ Если жертва вовремя среагирует и увернется или как-либо защитится, пользователь выходит из под земли после этой попытки.
✦ Пользователь может попытаться схватить врага только в радиусе действия техники, дальше чем указано в технике он переместиться не сможет.
✦ Если пользователь находится под землей и передвигается в ней же посредством какой-либо другой техники, ограничение по дальности действия пропадает.
✦ Если схваченная жертва имеет параметр Силы на 1.5 и более чем у пользователя, она может усилием не дать себя погрузить под землю.
✦ Если схваченная жертва имеет параметр Силы 3.0 и более, она может усилием выбраться из техники.
✦ Если цель не была убита или была нарочно оставлена в захваченном состоянии, со временем спустя игровой пост она может выбраться самостоятельно высвободившись из земли. Данный метод не работает, если пользователь находится рядом.

http://sd.uploads.ru/f5wKR.png
Классификация: Ниндзюцу
Свойство: Стихия Земли
Ранг: D
Тип: Поддержка
Дальность: Малая до 5м
Ручные печати: -
Чакразатратность: 2

Чакра: 48-2=46

0

16

Все было просто шикарно и на руку молодому генину. Гаке сконцентрировал чакру в руке и, как только Гинтсучи нырнул под землю, брюнет знал, что противник находится под землей. -"Прятаться под землю нужно незаметно для противника" - у Гаке был интеллект чуть выше среднего, он вполне мог анализировать действия своих врагов и вполне мог догадаться, какую технику тот применил, учитывая, что сам ею периодически пользуется. Последующая атака Гаке не была направлена уничтожить цель, даже близко не стояла, парень решил слегка потрепать землю, в которой находились оба его оппонентов. Гинтсучи повезет менее всего, учитывая его местоположение, Такеши же атака заденет чуть меньше. Раздался небольшой взрыв, но достаточно сильный, чтобы сбить с толку обоих мальчишек. Решив после удара сделать небольшую рокировку, чтобы запутать обоих противников, которые находились под землей, он и его клон отпрыгнули в сторону и поменялись сторонами. Теперь отличить клона от оригинала было сложнее, но вполне возможно, пусть и не сразу. Гаке, приземлившись на камень, стряхнул с себя пыль и песок, чтобы еще больше походить на своего с виду опрятного клона. -"Я должен был проверить эту атаку. Мне еще далеко до своего отца, но .. Я не уверен, что пока готов оттачивать навыки на живых целях" - парень был в меру миролюбив и просто морально не был готов причинять соперникам реальный вред, потому контролировал силу своих ударов, чтобы никого не травмировать. Парень ждал появления двух соперников.

тч

42 - 7 = 35 ед. чакры

Bakuton: Jiraiken - Стихия взрыва: Минный кулак

После установления прямого контакта с противником обычным ударом кулака, пользователь применяет Стихию Взрыва, чтобы затем сгенерировать огромный взрыв в изначальной точке физического контакта. Этот взрыв достаточно силен, чтобы полностью уничтожить человека. Благодаря направлению взрыва, пользователь сокращает до минимума любые возможные последствия для него, поэтому удар осколками подорванной цели или же отдача, полностью сведены к нулю.

✦ Для использования техники пользователь должен именно ударить противника.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/74/14/11/99844.png
Классификация: Ниндзюцу, Тайдзюцу, Кеккей Генкай
Свойство: Стихия Взрыва
Ранг: -
Тип: Атака
Дальность: Малая до 5м
Ручные печати: -
Чакразатратность: 7

+1

17

Каждый из детей был в чем-то уникален. Гинтсучи носил палки и охотно вступал в ближний бой. Такеши обладал неплохим интеллектом и применял его в бою, исходя из малого боевого опыта. Гаке похоже многое знал о двух предыдущих, раз вел себя так, словно те знакомы давно, а теперь вот он показал один из своих секретных навыков. Такеши хоть и последовал примеру Серебряного и тоже утонул в земле, словно в мягком песке или воде, но нельзя было вычеркивать его из противников. Да и сам Гинтсучи не оставался в стороне и продолжал плыть, тем более, что данная техника позволяла это проделывать без особых проблем. Поэтому мальчишке удалось набрать дистанцию, на которое его взрыв потрепал не так сильно. Однако заставил испугаться, лишь на мгновение, и в полной темноте. Там эту эмоцию никто не смог увидеть. Но самому ему стало стыдно. Он вынырнул на поверхность, когда все остановились. Подобрав свои палки и сложив их в подвязки, Гинтсучи заявил:
- Это все стало скучно. Вы скучные противники. Один скачет туда сюда и кидает хикаридамы, а второй обманывает клонами и взрывает землю. Никто не сражается лоб в лоб. - недовольство набирало оборот.
- Вы вообще что тут забыли? Это моя площадка! Здесь по утрам тренировался всегда я!


тч

48-2=46

0

18

Такеши чувствовал странные вибрации в земле, так, словно её перерывают за очень короткое время. Вообще, техника, которую применил юноша, подразумевала то, что он сразу пропадает и тут же затягивает клон оппонента, сам же появляясь. Не зная расстояние между оригиналом и клонами, учитывая малую вложенную силу в удар у Гаке, джинчурики бодро вынырнул из земли. Его одежда была слегка испачканной, а ребра ныли, но в целом, мальчик был в порядке.

- Это все стало скучно. Вы скучные противники. Один скачет туда сюда и кидает хикаридамы, а второй обманывает клонами и взрывает землю. Никто не сражается лоб в лоб. Вы вообще что тут забыли? Это моя площадка! Здесь по утрам тренировался всегда я!

Новый товарищ буквально верещал, прекращая импровизированное сражение и выплёскивая скопившееся недовольство. Такеши аккуратно стал стряхивать пыль и землю, которая оставалась на одежде.
- Не имея возможности победить, этот парень решил выказывать своё недовольство вот так, криками да маханиями палками?
Сон Гоку внимательно следил за мыслями юноши, подчёркивая его проницательность. В это время, джинчурики аккуратно присел на один из камней, начиная свою реплику.

- Что? Ты разве не в курсе? – голос мальчишки звучал звонко, показывая искреннее удивление. - Вчера вечером мне пришла телеграмма о том, что сегодня с утра меня будут здесь ждать напарники по команде, и вместе мы должны выполнить некие миссии назначенные Цучикаге. Мне казалось, что каждый из нас собрался здесь именно для этого. Нет?
Закончив глаголить, Такеши осматривал последствия удара Гаке. Это впечатляло, и доказывало то, что вступать в рукопашный бой с ним не стоило.

- Удивительная способность, он буквально взорвал землю и вероятно, вложил в удар не так много чакры, как мог. Он опасен на ближних дистанциях.

0

19

Благо сражение подходило к концу, а то Гаке ощутил подозрительно быстро подступившее чувство азарта. Он любил сражения, всей своей душой, но понимал, что его техники слишком опасны для его товарищей. Паренек также осознавал, что в будущем будет работать либо в одиночку, либо в компании других обладателей элемента взрыва. Сейчас, будучи генином, он знал, куда пойдет дальше. Экзамен на чунина, который должен произойти уже совсем скоро, заставлял его тренировать свои навыки и ответственно относиться к заданиям, которые ему выдают. Кстати, говоря о миссиях, ребята здесь собрались неспроста, о чем собственно и поведал всем Такеши. До него информация дошла в первую очередь, однако с этого ему и стоило начинать. Брюнет еще какое-то время наблюдал за ситуацией, а когда надобность в клоне отпала, он отозвал его. -"Хм, впервые слышу о миссии, я думал у меня будет небольшой отдых. Было бы логично, если бы к нам приставили еще и Джонина. Вместе мы могли бы выполнять миссии С ранга" - скрестив руки на груди, Гаке слегка наклонил голову, недоуменно глядя на обоих. И после недолгого молчания выдал следующее:
- Так значит мы команда? И стало быть мы все-таки отправляемся на миссию? - подняв глаза слегка вверх, он какое-то время задумчиво смотрел на облака, а потом достаточно неожиданно и громко для всех выдал, - Мне нравится эта новость. Где наш наставник? Он же у нас есть? - глаза его загорелись огнем, он чувствовал прилив сил и был готов отправиться на миссию хоть сейчас.

0

20

Оба противника быстро прекратили свои действия после слов Гинтсучи. И начали вести какую-то странную беседу, как ни в чем не бывало. Да, тренировка закончена, можно переключиться в более мирное русло, однако откуда Такеши и Гаке знали все то, что рассказывали. Какие-то телеграммы. Какие команды, миссии и сенсеи. Не хватало лишь сделать вставку темноволосой девушки, что кривит лицо и вопрошает "Что?", но в сильно нецензурном варианте. Эту картинку можно было поставить на лоб Серебряного, что завис в сторонке, как старый процессор. Обработав информацию, тот конечно же отлагал.
- Чиво? Какие еще напарники? Какая нафиг команда? Вы что ли? Я что ли? Все вместе? Я ничего такого не знаю.
Ему нужно было высказать очередное недовольство. Похоже, именно за эту часть будет отвечать в их отряде Гинтсучи.
"Наверняка, это все проделки старого пердуна. Он что, захотел надо мной поиздеваться и направил в команду? Арррр"
- Да я и без наставника справлюсь! - фыркнул мальчишка и для большего выплеска эмоций пнул землю, подняв мелкое облако пыли. Хотя пыли на площадке поднялось и без его ноги много. Все из-за Гаке.
- Что еще за миссии? - быстро же его внимание и настроение переключалось.

0

21

Вообще вся ситуация напоминала Такеши какой-то сюр. С одной стороны, он видел Гакэ, который видимо, был рад команде, а с другой, Гинтсучи. И уж он-то не был ярым фанатом этого дела. Вернее, всего секунду назад не был, а дальше, словно стал. Видимо, этот мальчишка был таким же ветреным, как и некоторые девчонки.
Ну, то есть, сначала ворчит, а потом готов миссию выполнять. Джинчурики улыбнулся, прекрасно понимая, что, скорее всего, это действительно будет самая необычная команда из всех, которые есть в Ивагакуре.
- Мм, пока я не буду говорить мальчишкам о том, что являются носителем Сон Гоку. Для начала, нужно узнать их поближе, да? Вопрос будто бы был направлен в пустоту, но демон, который находился внутри, прекрасно понимал, что юноша обращался к нему. Впервые за многие годы генин обращал внимание на него. Вернее, не так. Такеши всегда считался с Биджу, но всегда старался обходить стороной любые попытки с ним заговорить. А сейчас, не зная то, что четырёххвостый имеет доступ к его мыслям, подобную вольность он вполне себе мог позволить.

Сон Гоку был необычным демоном, который при первой же возможности старался ставить своего джинчурики на место, нет. Он – совершенно другой случай. Биджу всегда считал себя выше остальных, мудрее, опытнее. В прошлом, он наверняка ладил с дедом юноши, но сейчас, сейчас он просто наблюдал. Он не спешил входить в контакт с мальчишкой, и не хотел терять позиции, давая понять, что у него есть доступ к мыслям шиноби. Ему нравилась его учтивость, манеры и уважительное обращение к себе, всегда, при любых обстоятельствах. Вероятно, уже давно демон считал Такеши достойным.

- Без наставника? Боюсь, без него тебе вечно придётся ходить в генинах, Гинтсучи. Мы ведь все хотим в будущем стать чунинами и продолжать становиться сильнее? Тогда, нам придётся объединить наши усилия, раз подобное уже случилось.
Такеши говорил тихо, но так, чтобы его слышали каждый из мальчишек. Он прекрасно понимал, что их сегодняшняя встреча – не случайность. Значит, придётся найти пути взаимодействия.
Не успели юные шиноби переварить слова джинчурики, как тут же появился один из джонинов скрытого Камня.
- Это и есть наш учитель? – юноша соображал сразу же, анализируя появление четвёртого, более опытного шиноби. Но, к сожалению, его мысли оказались совершенно неверными.

Откашлявшись, мужчина начал свою речь.

- Похвально, что вы здесь собрались. Все трое, замечательно, – шиноби прервался на кашель, после чего продолжил. Гинтсучи, Гакэ и Такеши, - вы генины Ивагакуре сформированы в одну, единую команду. Таковы правила, вам назначили наставника, и первая плохая новость, вчера он героически погиб на одном из диверсионных заданий. Поэтому, сегодняшние поручения вы обязаны выполнить самостоятельно. Сожалению, что вам так и не удалось познакомиться с вашим учителем.
Закончив вступительную речь и давая пару минут на то, чтобы переварить информацию, специальной джонин достал несколько писем. Вероятно, в них были описаны миссии для этой троицы.

- Здесь – пять миссий и вы их должны выполнить приблизительно за сутки, максимум, двое. Если вы сможете эффективно показать себя, возможно, вас даже допустят на ближайший экзамен на звание чунина. Но сейчас не об этом, три из пяти миссий имеют ранг D, две, соответственно, C. Мы не стали убирать их, считая, что обязаны дать вам шанс, несмотря на то, что ваш наставник на данный момент ещё не выбран. Задания имеют свои кодовые названия и выполняются строго в указанном порядке, первая – «Помощь старшим», вторая – «Теперь будет праздник и на наших улицах», третья – «Теперь будет праздник и на наших улицах. Продолжение», четвёртая – «Мы - ловцы сбежавших животных» и пятая – «Смотри в оба!». Детальнее о каждой из названных миссий в этих конвертах, желаю удачи, и, старайтесь не умереть, ладно? А, и совсем забыл сказать, старшим и ответственным на момент отсутствия вашего учителя становится Гинтсучи. Пока.
Последний вопрос был скорее риторическим, поскольку, после этого джонин тут же исчез в облаке пыли, оставив трёх генинов переваривать информацию.

- Значит, пять заданий и старший биполярный мальчик? Любопытно, – с этими мыслями юноша стал ждать дальнейших указаний и вообще какой-либо реакции от своих напарников.

+1

22

Гаке был так воодушевлён предстоящей миссией, внутри сразу оживилась радость, самая настоящая. Он, в команде, да еще все вместе пойдут на миссию. Было так волнительно, ведь он впервые испытал чувство, что все его труды не напрасны, что он-таки найдет свою идеальную команду. Он был готов отправиться сейчас на любое задание, да хоть на войну, лишь бы показать всем, на что он способен. Он сильно разогрелся на тренировке, посему хотел направить в дальнейшем свои силы на что-то равноценное тому небольшому сражению. Например, победить группу разбойников, спасти какую-нибудь красивую девушку. В общем он был готов к приключениям.
Гинтсучи не был особо рад, либо еще не понял, насколько хороший ему выдался шанс показать себя. Решив пока что не обращать внимание на его вопли, он всецело сконцентрировался на Такеши и его словах. Постепенно подоспел, как казалось Гаке, сенсей группы. И каково было его разочарование, когда он узнал о смерти учителя, с которым толко даже не усапел познакомиться. Улыбка мгновенно сползла с его лица, плечи слегка опустились, парень пребывал пока что в глубокой задумчивости. Осознавая всю несправедливость жизни, он сначала притих, а потом, в свойственной ему манере, буквально взорвался от переполнявших его чувств.
- В СМЫСЛЕ? – слегка с хрипотой в голосе прокричал он, - Да как так то? То есть мы … - взгляд слегка бегал, он пытался понять, что вообще только что произошло. Мальчишка почти не моргал, он был просто в ужасе. –«Зачем вообще говорить такое? Какого, блин, хрена?! И что нам делать теперь?» - все планы разрушились в одно мгновение. Конечно, ему было жалко так и несостоявшегося сенсея, который погиб на задании, но больше всего он впадал в тоску из-за того, что команде придется выполнять какие-то странные поручения. Он хотел экшена, а тут совсем не разойдешься.
- Я понял, - слушая приказ уполномоченного лица, он слегка поник и выразил легкое недоумение в тот момент, когда главным по заданиям назначили именно Гинтсучи. Возможно, это было сделано неспроста, ведь он потомок Куротсучи и наверняка родители возложили на него большие надежды. Управление отрядом должно будет научить его многим важным вещам, - Ладно, парни, выдвигаемся тогда? – уже без былого энтузиазма сказал мальчишка и отправился вместе с командой на главную улицу своего селения, где и находился тот самый дом.

>>> Главная улица Ивагакуре

+1

23

Да что же это такое? Все так и норовят собраться огромной толпой на тренировочном полигоне Ивы, это уже даже не бесило, а невероятно раздражало Гинтсучи. Он это не скрывал и показывал ерзанием зубов. Наверное, подставь ему чью-нибудь шею, тот точно бы ее перегрыз, терпения совсем не осталось. Попытка Такеши продемонстрировать свое превосходство интеллекта в пол балла оказалась похвальна, но не воспринялась потомком Куротсучи также мягко и весело, как читателями. Впрочем, на половине балла клин клином не сошел и мир не рухнул. Продолжаем.
- Чунинами?
"Средний ранг" - всплыл раздражительный голос отца, Гин яростно пнул землю под ногами. Жалко не попалось никакого камня, запустил бы в сторону джинчурики.
Да, тот самый джонин уже появился. Или не джонин, хрен вообще их разберешь. Они же погоны не носят. А жилет иногда могут выдать и бойцам генинам. Ничего не оставалось, кроме как сосредоточиться на словах незнакомца, который судя по всему имел отношение к сбору генинов на полигоне.
- Ка? (Чего?) - недоумение Серебряного разделил и мальчишка Гаке.
Но дальнейшая информация совсем запутала Гинтсучи, от чего генин только под конец его речь зажал уши руками и закричал.
- ААА! Хватит! Сложна! Давай просто сразимся, - тут же схватился за палку и запустил ее в образ исчезающего информатора, поэтому оружие просто пролетело дальше.
- Ксо! Быстр.
Устал пошел подбирать оружие, а когда вернулся заговорил.
- Пошлите просто сделаем эту фигню и пойдем драться! Арррр! - Гинтсучи хотело втоптать в землю эти проклятые свитки, но похоже, что задания как-то направлены на то, чтобы прокачать их навыки. И пока что он был в этом заинтересован, так как Гаке показал сильный удар по земле. Серебряному тоже так хотелось.

>>> Главная улица Ивагакуре

+1

24

Такеши внимательно наблюдал за реакцией своих новых напарников. Они, к слову, реагировали каждый по-разному. Гакэ, казался, наиболее адекватным из их двоих, поскольку изначально очень сильно обрадовался тому, что наконец-то зачислен в новую команду. Но его радость быстро сменилась печалью, будто он лично переживал то, что случилось с сенсеем.

Вообще, то, что они не успели познакомиться – даже хорошо. Ну, то есть, горевать по утраченному шиноби Ивагакуре проще и легче, чем гореть о том, кого знал лично. Во всяком случае, звучало это логично.

Гин же, относился ко всему несколько агрессивно и по-своему. Сначала он бросил палку в исчезающего информатора, а потом с таким же рвением ушёл выполнять задание.
Его настроение менялось быстро, но помогало держаться на плаву воодушевлённость приобретения силы в сражении, по идее. Правда, мотивации Тсучи генин так до конца и не понимал.
Да и не особо хотел. В конце концов, он не слишком силён в понимании эмоций других людей, поэтому полностью игнорировал поведение новоиспеченного напарника.

Вставая с камня и отряхивая одежду, Такеши ещё раз обернулся за спину результат удара Гакэ. Это действительно впечатляло, особенно, если его талант развивать и дальше.
Посмотрев немного на разрушенную землю, джинчурики медленно побрёл за своими новыми напарниками. Это была очень странная команда, где о каждом можно было говорить по-отдельности, но представить их вместе? Нет, походило на какой-то нелепый сюр.

> Главная улица Ивагакуре

0

25

Начало игры. Ноябрь.

Для некоторых, тренировочный полигон роднее дома. Пожалуй, Такеши являлся одним из сих извращенцев. Можно было бы предположить, что он лишь под давлением свыше сюда приходит. Но это давно уже не так. Он нашел себя в уединенных тренировках и учебе. Он начал получать от этого некое странного рода удовольствие. Прошли те годы, когда он исчерпывал всего себя в попытках изучить новое дзюцу из-под палки матери. Теперь он и сам стал не прочь выжать из себя все соки, только лишь для того, чтобы дома ему крепче спалось. Некий азарт начал охватывать его на почве того, как скоро он осилит очередную технику, как шустро покорит очередную вершину. Именно поэтому он уже находится здесь. Хотя на дворе - лишь утро. Кто-то в этот час еще только открывает глаза, отрывая лицо от подушки. Чуть более расторопные завтракают и выходят из дома. А Такеши же уже вышел за границы деревни, дабы пораньше прийти на полигон. Добравшись до весьма уединенного участка, до которого не всякий дурень догадался бы дойти, пятнистый положил рюкзак на уже давно облюбованный валун. Доставая из него всякую мелочь, по типу маленькой подушки, которую он аккуратно положил на соседний валун, дабы отдыхая между подходами не отморозить себе задницу, он морально подготавливал себя к ожидающим его тягостям. Закончив с приготовлениями, разложив все принесенное барахло по своим местам, скинув с себя все лишнее, в том числе и оружие, он приступил-таки к тренировкам.

По мнению некоторых, Такеши выделяется на фоне прочих своих сверстников высокими показателями интеллекта. Так ли это на самом деле - судить сложно. Некоторые вещи до него действительно доходят быстрее, чем до окружающих. С другой стороны, ни о какой гениальности говорить в данном случае вовсе не приходится. Что касается постижения подаваемого наставниками и учителями материала, он ничем от всех прочих детей не отличался никогда. Все и всегда он брал сугубо старанием и затраченным на то временем. Он меньше спал, чем другие; не тратил себя на бессмысленное общение и бестолковые игры; часто читал и тренировался. И даже учитывая все это, он не так далеко ушел от иных своих сверстников. Он в положенное время окончил обучение в академии, не раньше и не позже всех тех, кто поступил в один год с ним. Он не постиг миллион техник; его запас смертельных дзюцу мог удивить лишь самого впечатлительного наблюдающего. Да и знания его были вполне на уровне отличника. Кто-либо действительно одаренный мог бы дать ему серьезную фору. Настоящие гении добиваются его высот еще в раннем детстве. А он - всего лишь камень, что пусть и уверенно, но весьма неторопливо обтачивает свои грани. Для того лишь, чтобы побить или убить кого-либо действительно неудачливого через год или два в лучшем случае.

Мать всегда считала, что Такеши рожден для великих свершений. Для этого она лично его тренировала, выбивая из него все изъяны. По мнению некоторых, она давно уже перешла грань, перестаралась. Впрочем, конкретно ее лишь редкое мнение действительно выдающихся людей, и то только по ее меркам, могло впечатлить. И потому изо дня в день и из года в год она продолжала гнуть свою линию. Сам же Такеши был о себе весьма скромного мнения. Он достаточно точно осознавал свое положение в мире. Понимал, что он - лишь орудие в руках матери, благодаря которому она вновь смогла вернуть уважение родному клану. Принимал, что и для прочих деревенских, тем более - высокопоставленных, он был всего лишь оружием, которым в будущем можно будет запугивать прочие деревни, в основном - малые. А потому и не требовал за свои старания ничего. А, как и полагается хорошему мальчику, исполнял приказанное. А все приказы сводились к одной единственной мысли - стать сильнее. И он становился. Старался, по крайней мере. Больше, чем многие. Упорнее, чем стоило бы.

Лишний раз оглядевшись, Такеши уверился в своем одиночестве. Посторонние его лишь отвлекали бы, что на тренировках отражалось бы негативно. Он занял боевую стойку, в которой ему наиболее комфортно и привычно было стоять. Затем сложил первую ручную печать, другую, третью и еще одну. Лишь для того, чтобы сразу после выплюнуть изо рта шесть маленьких снарядов, стремительно растущих на лету. Весьма разрушительная техника, если как для генина, чему тут же появилось подтверждение - несколько разбитых вдребезги валунов, по которым и прошелся сей град. По идее, самому Такеши нечем было блокировать подобную атаку. Оставалось лишь надеяться, что и его враги не будут к подобному готовы.

Достаточно давно овладев техникой обжигающего каменного потока, Такеши и не рассчитывал увидеть что-то новое. По сути, он на то и надеялся, что ничего при использовании дзюцу не изменится - ни скорость движения рук, ни стремительность полета валунов, ни что бы то ни было еще. Овладев однажды техникой, как и полагается, мальчишка не забывал время от времени практиковаться в ее использовании. Лишь для того, чтобы руки не забыли знакомых движений. Для того, чтобы и сам он не растерялся, в какой конкретный момент нужно открыть рот, чтобы снаряды вдруг не пробили себе выход наружу сами.

Как оказалось, техника прошла столь же гладко, как и все разы до. Валуны оказались нужного размера, летели они с подобающей скоростью, нанесли должное количество урона. Все такая же эффективная дальность метания - что-то около десяти метров. Дальше было сложнее вести прицельную атаку, а сильно ближе она не смогла бы набрать полные обороты своей естественной разрушительной мощи. Единственное отличие заключалось в том, что, кажется, на мгновение или два быстрее мальчишка умудрился сложить соответствующие печати. Да, их изначально было немного и применить их все - не слишком сложная задача. Но от того было лишь сложнее сократить время, затрачиваемое на них. И Такеши, кажется, смог. Видно, растет-таки. Пусть и весьма неторопливо, но хоть сколько-нибудь заметно. Будь для него приемлемо хвастаться успехами, сейчас бы настало для того самое время.

Но это была лишь разминка. Попытка вспомнить то, чем пользоваться приходится достаточно редко. По сути, в настоящем бою Такеши еще ни разу не применял сию технику. Более того, в настоящих боях он до сих пор и не участвовал толком. Насколько бы сильно его не била мать, но всегда это было лишь тренировка, без четкого намерения убить. И как будет вести себя мальчишка на настоящем поле боя - вопрос открытый. Он, разумеется, надеялся проявить себя с лучшей стороны. Но и вероятность того, что он застынет в испуге казалась все столь же реалистичной. Как бы упорно родитель не выбивал из него всякую человечность, но страх ведом любому живому существу, в том числе и Такеши.

Как и говорилось ранее, техник полноценной защиты мальчишка в своем арсенале не имел. И именно в том была его основная слабость. Да, всегда оставалась возможность убежать. На крайней случай - заменить себя на близ лежащее бревно. Но укрыть себя или рядом стоящего человека от надвигающейся атаки в данный момент Такеши не мог от слова совсем. Мать до сих пор учила его лишь атаковать. Сейчас же он самостоятельно отыскал в ее архивах свиток, содержащий в себе оборонительную технику. Наиболее простую из возможных, С-ранга. Не слишком затратную в плане чакры, времени и прочих пригодных ресурсов. И даже ручные печати не требовались для ее создания. Самая натуральная, простейшая в понимании стена из земли под ногами. Разумеется, она не могла и защитить от чего-либо действительно серьезного. Более того, создать ее возможно было лишь по одну сторону от себя. Вероятно, ее даже обыкновенным клинком возможно было бы пробить при должном навыке владения. Но начинать с чего-то все же стоило. И техника обратной береговой земли - наиболее подходящий вариант из всех, попадавшихся Такеши до сих пор. Благо, пусть и весьма посредственный, но некий опыт применения земляных техник у мальчишки был. Он умел сам прятаться под землей, более того - и врага мог погрузить в нее по самый подбородок. Пусть и отличная в своем принципе, она могла послужить некоим примером для воздействия иного толка на все тот же стихийный элемент.

Вновь заняв свою стандартную боевую стойку, Такеши закатал рукава. В том не было нужды, но думать он привык действуя. В том, что для использования сей новой техники не было нужды в складывания ручных печатей были определенные плюсы боевого плана. Но для изучения это создавало лишь препятствия. Потому как ручные печати помогают человеку правильным образом направить чакру в самом своем теле и из него. А когда все, что тебе нужно сделать - это хлопнуть обеими руками по земле, ты, вероятно, можешь растеряться. По крайней мере, Такеши растерялся. Резко встав на одно колено, хлопком он приложил обе ладони к земле. После чего столь же резко попытался их одернуть, как и говорилось в свитке, потянув пласт земли вверх. Но ничего не вышло. Мальчишка лишь зря потратил чакру. Впрочем, его лицо даже в таких условиях не исказилось, пусть и задворками своего сознания он распознал некоторую толику разочарования и раздражения.

Как ему это представлялось, Такеши должен был вложить в руки чакру, как при практике восхождения на дерево. Отличие лишь в том, что в этот раз он должен был не просто удержаться на поверхности, но и потянуть ее за собой. Как если когда вкладываешь в ноги чрезмерное количество чакры, древесина под твоими ногами ломается, ты теряешь точку опоры и падаешь. Только в этот раз ты должен не просто сломить некий материал, к которому пытаешься прилипнуть, но и придать ему форму, и поднять за собой. Возможно, именно в том и был его просчет - в изначально неправильно понятой теории?

Отряхнув ладонь о ладонь, сбросив прилипшую грязь, он подошел к разложенным вокруг рюкзака вещам. Сперва он взял тряпку и протер свои руки. После поднял свиток с изложенной техникой, развернул его, принялся перечитывать сотню раз перечитанное писание. Бегая от строки к строке и глядя за зарисовки, Такеши так и не мог понять, в чем конкретно была его ошибка. По сути, он делал все правильно. Возможно, плохо представлял себе тренируемую технику? Вполне возможно. Иногда лучше один раз увидеть, чем сотню раз прочесть. Но и попросить о помощи в данный момент ему было некого. Да и вряд ли он собрался бы с духом для подобного подвига.

Сев на тот валун, где он разанее разложил подушку, Такеши продолжил читать, размышлять, искать ошибки.

+3

26

Как и полагается, ошибок Такеши не нашел, видение свое не исправил. Эффективнее было бы действительно отыскать учителя, способного разжевать теорию, продемонстрировать практику. Кого-то достаточно терпеливого, чтобы смочь найти общий язык я почти немым джинчурики. Пожалуй, мать бы подошла на роль наставника. По идее, именно она до сих пор вбивала знания в двухцветную голову мальчонки. Вот в тех они были отношениях, чтобы Такеши у нее что-либо просил. Она могла воспринять подобную просьбу весьма по-разному. К примеру, посчитать, что он недостаточно нагружен, раз умудряется отыскать себе дела на стороне. Или и вовсе воспринять подобное как оскорбление ее чувству достоинства, как учителя. Пожалуй, генин мог вообразить миллион печальных последствий его просьбы. И ни одной, что окончилась бы чем-то приятным. Потому и разобраться он все же решил сам. Ведь с прочими взрослыми он контактов особенно и не имел. А у сверстников, как он полагал, просить помощи было бы бессмысленно. Пусть ничего особенно плохого о прочих детях он и не мыслил. Но в его представлении, слепленном из образов, предоставленных ему в матушкиных россказнях, прочие подростки - лентяи и озорники, лодыри и прохиндеи. От них он мог бы научиться лишь плохому, подхватить столь заразную беспечность. В общем, от сверстников Такеши предпочитал держаться подальше. Как и от кого бы то ни было еще.

Отложив свиток в сторону, Такеши встал. Поправив нижнюю часть одетого комбинезона и трусы, одетые под ним, он вновь принялся за тренировки. Отойдя чуть подальше от валуна, пользуемого как стул, от рюкзака и прочих принесенных вещей на почтительное расстояние, мальчишка снова встал на одно колено. Подумав о том, сколько времени займут тренировки даже столь простого по меркам ранговой системы техники, Такеши рассудил, что в следующий раз ему впору было бы подложить под колено платок - ведь на нем он стоять будет долго, а пачкаться не хотелось бы. Да, пожалуй, у пятнистого были в некоторой мере особенные представления о тренировках и их последствиях. Совсем чуточку он был более чистоплотен, чем стоило бы в его возрасте. Возможно, это следствие чрезмерного страха или уважения к матери, которая, собственно, и занимается всеми домашники делами. Ложится позднее, чем Такеши, чтобы закончить одно, и просыпается раньше, чтобы закончить иное. Признаться, Такеши даже не представляет, как пользоваться стиральной машиной. Он никогда не мыл посуду; прибирался лишь в собственной комнате, да и то только в тех случаях, когда сильно намусорит; еду он только ел, ни разу не пытаясь ничего приготовить. Многим кажется, что Такеши берет на себя слишком многое. Но, если задуматься, кроме тренировок и учебы у него никогда не было иных забот - ведь все прочее мать брала на себя. Если приглядеться, можно заметить, насколько сильно она сама устала. Родительница давно уже выглядит старше своих истинных лет, пусть и старается и держать себя в пригодной к бою форме. А смерть мужа и вовсе подкосила ее так, что лишь тогда Такеши видел ее слезы. Отношения в их семье могут показаться странными стороннему свидетелю. Но что мать, что сын в коей-то мере удовлетворены своей жизнью. Скованные одной цепью, связанные одной целью, они умудряются находить что-то хорошее в собственном заточении. Будь их отношения проще, вовсе не обязательно что сами они стали бы счастливее. По крайней мере, мать ни о чем не жалеет. Да и Такеши из дома бежать не намерен.

Вновь взбудоражив собственные потоки чакры, Такеши направил оную в руки, а через них и в землю. Стараясь не рассеивать ее зря, он все равно умудрился просыпать крохи мимо кассы. И даже так, вновь отрывая руки от земли, он не смог поднять оборонительный пласт следом. Впрочем, в этот раз к его рукам хотя бы куски земли прилипли - в достаточном, при том, количестве, дабы понять - это не из-за пота. Вместо того, чтобы улыбнуться хоть малому успеху, мальчишка лишь скрипнул зубами. Впрочем, уже это можно было отнести к положительной реакции. Как минимум, с места он сдвинулся. Более того, достаточно скоро. И пусть поднятую землю он разве что в глаза противнику может бросить, но результат - есть результат. Хоть какой-то. Отряхнув ладони, мальчишка посмотрел на них. Ему так и хотелось грязь стереть, но смысла в этом не было. Он вспомнил о принесенных с собой перчатках. Но предположил, что тренировке они могут только помешать, а потому пару мгновений спустя уже забыл о них. Наклонив голову влево, он хрустнул шеей. Повторив сию процедуру и вправо, он произвел еще немного шума. После чего еще раз попытался сотворить технику. Вновь хлопок ладошек по земле, вновь чакра устремленная в землю. И опять же тот же результат. Учитывая уже примененную технику обжигающего каменного потока и вот уже три попытки использования обратной береговой земли, для которой он по неопытности тратил слишком много чакры, неудивительным становится тот факт, что Такеши начал уставать. Как генин, он не является слишком уж выносливым шиноби. Да и как неопытный джинчурики, добывать дополнительные запасы чакры от своего биджу он опять же не способен. По ощущениям, он предположить, что потратил уже около трети собственного резерва. Учитывая, что утро только недавно вступило в силу, а долгий день должен быть под завязку заполнен последующими тренировками, мальчишка решился вновь передохнуть.

Вновь встав, Такеши отряхнулся. Сперва - руки, после - колено, затем - вновь руки. Подойдя к рюкзаку, он взял трепку и еще один лишний раз прошелся по запачканным территориям собственного тела. После чего взял термос, в котором все еще теплился по утру налитый матерью чай, налил из него оный в крышку-кружку и отхлебнул. Обжегся, но даже так не поморщился. Чрезмерная выдержка давала о себе знать. Даже не на виду у прочих людей, он не позволял себе или и вовсе не был способен продемонстрировать хоть толику чувств. Будто бы окаменелый, он только лишь желваками от досады поводил под щеками. Опрокинув последние капли чая себе в рот, он вновь закрыл термос, прибрал его на место. После чего сел на приготовленную по утру подушку, взялся за свиток и вновь начал читать. Пожалуй, мать бы его за подобные проявления слабости и глупости отругала бы, наказала бы. К счастью, ее в округе не было. По идее, никого в округе не было. Никого, по крайней мере, кого Такеши мог бы заметить. А те, кого он не видел, давно уже не волновали его. По идее же, за ним должны были следить. Специально определенный для этого отряд, оберегающий мощнейшее оружие селения от нападок со стороны. Эти дяденьки и тетеньки, которых генин никогда не видел и не мог видеть ввиду их профессионализма, вероятно, даже во сне за ним следили. Что уж говорить об его частых походах за огороженную стенами территорию Ивагакурэ, на тренировочный полигон то есть. И пусть мест, пригодный для маскировки, здесь было не так много. Но где-то они все же прятались. Хоть под землей, хоть под покровом скрывающего камуфляжа. И разве что действительно ужасающий противник мог пройти сквозь них, добравшись до джинчурики - что даже представить себе сложно. Впрочем, убиться самостоятельно Такеши все еще мог. Повеситься у него вряд ли получилось бы, да и от падения с высоты его вероятнее всего спасли бы. Но вот поскользнуться в душе и на раз разбить себе голову без надежды на дальнейшее излечение и выживание - вполне. Впрочем, вряд ли найдется такой шиноби, пусть даже генин, что умудрится погибнуть столь бесславным образом. Обученные убивать, они и выживать умеют.

Вдруг вспомнив о сытном завтраке, приготовленном матерью, Такеши вновь проголодался. Живот его заурчал, а лицо совсем уж побелело. Вынул бутерброд из пакета, а пакет - из рюкзака; вновь налил себе чаю; принялся крепиться. Жуя и глотая, генин пытался вспомнить, чем конкретно он сейчас занимается. Второй завтрак? Ланч? Не разобрать. Впрочем, времени подумать было не так уж и много. Бутерброд кончился, как и чай в кружке-крышке. Вновь разложив все по своим местам, мальчишка встал. Встав, он размялся. Ниндзюцу - это, конечно, весело и задорно. Но малоподвижно. Такеши не был уверен, насколько полезными являются физические упражнения сразу после приема пищи, пусть и столь скромного, но подвигаться, разгоняя кровь по телу, ему определенно хотелось. Потому он сел, встал, сел, встал... - и так множество раз, пока ноги не разгорелись. Он хотел было уже и прилечь, дабы поотжиматься. Но руки пачкать не хотелось - экая фифа. Вместо того он потянулся, наклонился, потянулся, наклонился... - и вновь множество повторов. После чего попрыгал на месте, пробежался, залез по на огромный валун, прогоняя чакру по ступням и магнитя их к отвесной поверхности. Стоя и при этом находясь в горизонтальном положении, Такеши проделал еще несколько видов физических упражнений. Полностью разогретый и даже несколько вспотевший, он вновь вернулся к тому месту, где до сих пор и проходила его основная тренировка. Как и полагается, встав для удобства на одно колено, он прогнал чакру сквозь ладони, параллельно с чем ударяя ими по земле. Предположив, что земля приклеилась-таки к рукам, он попытался поднять защитный пласт земли. Как и полагается, ничего не вышло. Скрипнув зубами, мальчишка попробовал снова. И снова. И снова. И снова. Истратив действительно значительные запасы собственной чакры, потратив при этом и достаточное количество времени, генин вновь встал. В этот раз испарина на его лице появилась скорее не от непосредственно физической, а скорее духовной усталости. До полного исчерпывания лимитов было еще достаточно, чтобы не начинать волноваться о потере сознания, но недостаточно, чтобы и вовсе не беспокоиться о сложившейся ситуации. Встав в полный рост, он вновь начал отряхиваться. Руки, колено, руки - как и полагается. После чего вновь вернулся к валуну с подушкой, сев на него. Взяв в руки свиток, раскрыв его, он опять же принялся искать неучтенные моменты. С каждым прочтением надежда угасала. Но сдаваться не было смысла. Впрочем, назревала мысль, что и в принципе пытаться не было смысла изначально. Возможно, конкретно эта техника и окажется той самой, что без наставлений более опытного человека Такеши так и не сможет осилить. В конце концов, он до сих пор - всего лишь ребенок.

+1

27

Разумеется, ничего нового в свитке Такеши не нашел. За время чтения он в некоторой мере восстановился, но явно не в достаточной. Стыд и срам, если так рассудить. О какой гениальности можно говорить, если даже с простейшей техникой С-ранга мальчишка самостоятельно разобраться не может. И вроде бы понятно, что вот так, с наскока, великие дела не свершаются. Но и дзюцу обратной береговой земли - не что-то выдающееся. Тут уж и без особых способностей вполне можно разобраться, если голова на плечах. А у Такеши ее, видимо, не было. Мать бы, действительно, видя то, в каком удручающем положении сын сейчас находится, выбила бы из него завтрак, вытрясла бы душу, сама бы создала стену из земли и в нее же вбила бы его. Чтобы он, да при ней, вот так вот рассиживался, воздухом свежим наслаждался - да никогда. Видимо, даже отделенное наблюдение за прочими детьми несколько расслабило пятнистого. Лень, видно, и расхлябанность передаются еще и воздушно-капельным путем. И пусть на лице его это не отражалось, но Такеши сейчас стыдился  себя перед собой и перед не видевшей его сейчас матерью. Он должен и обязан постигнуть очередную технику, добиться хоть чего-то - день не должен и не может пройти зря. И если не осилит даже столь элементарное дзюцу, вероятно, генин сам себя накажет. Лишит себя действительно интересующих его книг, полночи перечитывая, заучивая, буквально выжигая на подкорке мозга письмена из сего свитка. У него не было иного выбора, кроме как осилить технику обратной береговой земли. Но чуть позднее. А сейчас он должен был восстановиться. Приняв позу лотоса, он принялся медитировать. Лучший способ, помимо еды и сна, для того, чтобы восстановиться. Тем более, когда есть, о чем подумать. А подумать мальчишке было о чем. О том, к примеру, в чем его ошибка. Быть может, он слишком много чакры расходует. Или, напротив, слишком мало. Возможно, он не может толком визуализировать конечный результат, а потому и воплотить его в реальность у него не хватает понимания. Оказывается, сложно думать и разбираться самому. До сих пор все то, что осили Такеши, он принял из рук либо матери, либо наставников в академии. Ничто и никогда он по сути не делал самостоятельно. Все и всегда ему разжевывали, клали в рот. И взявшись за дело без поддержки, он лишь тратит время и силы зря. Мог бы вместо всего этого сейчас выполнять задание. Пусть даже один, не в команде. Так, наверное, было бы даже удобнее. Благо, неблагоприятные времена даровали генинам чуть больше самостоятельности, чем они же получали их еще совсем недавно. В Ивагакурэ не хватает рук, а потому и крошечные ладошки неопытных детишек подходят для грязной работы. Славные времена для тех, кому сложно социализироваться, влиться в команду. Для тех, кто привык работать один. Пусть и на износ.

Войдя в некое трудноописуемое состояние, лишенный большинства основных чувств, Такеши будто бы оказался в некоем ином пространстве. Где не было ничего, помимо него, и странного алого свечения где-то на горизонте. Недвижимый в настоящем, в своей фантазии генин пошел на свет. Шаг, другой, третий - но ничего. Складывалось ощущение, будто бы пятнистый встал на беговую дорожку. Вроде бы он и переставляет ноги, а цель все равно не приближается. Он шел... и шел, и шел. Бежал... и бежал, и бежал. А свет как был вдалеке, так там же и остался.

Вдруг открыв глаза, Такеши увидел перед собой лишь небо. Солнце, плывущие облака - и ничего кроме. До тех пор, пока он не догадался повернуть голову. Как оказалось, он спиной лежал на земле. Рядом с тем валуном, на котором до сих пор громоздилась его подушка. Она, очевидно, решила задержаться на камне, вместо того, чтобы упасть вместе со своим законным хозяином. С другой стороны, вопрос о том, хозяин ли Такеши этой подушке - вопрос открытый. Если так посудить, ничего в этом мире не принадлежит лично ему. Не в том смысле, что все в поднебесной - вотчина бога, а сущее - лишь его. А в том, что эту подушку купила мать. Как и комбинезон, надетый на пятнистого. И рюкзак. И все в нем. Да и сам мальчишка - лишь ее подросший плод. Воспитанные, вскормленный, взращенный ей. Смешно, но даже волосы ему подстригает мать. И книги, так любимые им, он тайком одалживает у матери. И свиток, по которому сейчас учится, выкраден именно из ее закромов. Ничто в этом мире не принадлежит Такеши. И даже он сам. Печальная участь, если задуматься. И именно для того, чтобы не печалиться, генин старается о подобном не думать.

Поднявшись, Такеши начал отряхиваться. В этот раз это было сложнее, чем ударить ладошкой о ладошку, потому и времени заняло чуть больше. Даже на территории тренировочного полигона мальчишка не хотел быть грязным. Как говорит матушка, подобным он лишь опорочил бы ее имя. А уж этого он делать не желает, не станет. Отряхиваясь, пятнистый рассуждал о том, как отреагировали тайные соглядатаи на его неожиданное даже для него самого падение. Подорвались ли они с насиженных мест, готовые заштопать случайно разбитый затылок, лишь бы драгоценное оружие одной из великих какурезато вдруг не вырвалось на свободу из хладеющего тела неосторожного мальчишки. Среди них ведь наверняка найдутся медики. Вероятно, отыщутся и те, кто владеет стихией земли. Возможно даже, в арсенале сего шпиона отыщется и техника обратной береговой земли. Быть может, он с радостью бы помог юному джинчурики в освоении сей техники. Если бы, конечно, откликнулся на зов Такеши. Если бы Такеши в принципе хватило мужество обратиться к незнакомому человеку за помощью. Впрочем, все это - лишь бесплотные предположения, дело до которых не дойдет. Просто в меру забавные мысли о несбыточном.

Такеши закончил отряхивать спину. Что вышло у него, кстати, на удивление удачно - лишь при ближайшем рассмотрении возможно отыскать пятна и следы. Гордый выполненной работой, он вновь собрался приступить к тренировкам. И только лишь сейчас он обратил внимание на то, что чакра его восстановилась быстрее обычного. Он посмотрел на часы, расположенные, как и полагается, на левой руке, после чего скрипнул зубами. Медитировал он дольше, чем полагал, но и даже так, эффект от отдыха оказался чрезмерно заметным. Несколько насторожившись, он посмотрел на небо. Глядя на солнце, он примерно определил нынешнее время и оно сходилось с показаниями на часах. Следовательно, те не сбились. Возможно, вернувшись домой, стоило сесть за чтение книги, подробнее описывающих процесс медитации. Возможно, Такеши вышел на некий особенный уровень просветления, благодаря которым нынче обрел способность восстанавливаться чуть ли не по щелчку пальцев.

Отложив беспокойные мысли куда-то не чердак сознания, Такеши вновь взялся за тренировки. Он подошел к привычному уже месту, встал на одно колено. С хлопком приложил руки к земле, посылая через них чакру. В этот раз меньше, чем до тех пор. Мысленно представлял себе то, что, в идеале, должно было произойти - он поднимет руки выше, а вместе с тем поднимется и слой земли в форме стены. Визуализировал - как только мог, аж вена на лбе вздулась. Толком же из этого ничего не вышло. Разве что с ладонями в этот раз поднялись чуть большие куски земли. Такими уже не только пыль в глаза пустить можно было, но и крепко заехать по черепушке. Впрочем, эффект, наверное, будет как от одноразовых боксерских перчаток - убогий, в общем.

- Зараза, - пробубнил Такеши себе под нос. Пожалуй, это было грубейшее из оскорблений в его арсенале. Да и то он подхватил не так давно, незадолго до выпуска из академии. Впрочем, даже за столь скромную брань матушка могла крепко огреть сына, потому и позволял он себе подобные выражения только наедине с собой. Как бы отреагировали на это его одноклассники джинчурики представлял себе в разы хуже. Потому как в принципе плохо читал чужие эмоции даже по искренним и явным выражениям их лиц.

Не вставая, мальчишка повторил попытку применения тренируемого ниндзюцу. Снизив затраты еще немного, он добился даже лучшего результат, чем в прошлый раз. Кажется, ошибка была-таки найдена. Продолжая в том же темпе, мальчишка и в следующий раз при хлопке он вложил еще чуть меньше чакры. И промахнулся. Результат оказался худшим из всех предыдущих, к рукам прилипла лишь грязь, подхваченная потом с ладошек. Однако, Такеши сообразил, что необходимо истратить чуть больше чакры, чем у последний, и чуть меньше, чем в позапрошлый раз. Грань еле заметна, но она, очевидно, была. И отыскать ее было необходимо для полного завершения изучения техники. Такеши попробовал раз. И еще один. И еще. И еще. И всегда - мимо. То больше, то меньше. Земля либо не липла вовсе, либо ее попросту рвало от количества чакры. И все же, результат был. Вот только мальчишка увлекся. И испробовал слишком много попыток. Устал достаточно, чтобы перед глазами поплыло. Благо, он уже стоял на одном колене. А потому больно упасть он попросту не мог. Прислонив обе руки к земле, он попытался отыскать равновесие. И у него получилось. Вскоре придя в себя, он смог встать и не упасть при этом. Неторопливо отойдя к одному из валунов, он сел на уложенную на него подушку. Вновь взявшись за термос, мальчишка налил себе чая. Достав бутерброд, он начал его есть, запивая. Тепло растекалось по его горлу и желудку, принеся с собой и бодрость в его ум и тело. Думать стало проще. Сообразив, какую ошибку он совершил, Такеши решил передохнуть чуть более полноценно. Скатившись по валуну, он уложил подушку под задницу. Опираясь спиной о камень, он пытался найти наиболее удобную позу для того, чтобы не отморозить себе почки. Вновь достав свиток, генин начал его перечитывать. Просто для того, чтобы хоть чем-то голову занять. Если уж полноценно тренироваться он сейчас не мог, то хоть извилины расшевелить было бы неплохо.

Наверное, стоило бы брать с собой на подобные тренировки чакровосстанавливающие пилюли. Но стоили они, зараза, слишком дорого. С теми деньгами, что Такеши получал за миссии D и C рангов можно было позволить себе разве что чай в пакетиках, да и то не всякий. Если бы мать его не содержала, генин даже не представлял себе, как бы он выживал. Тем более, если пришлось бы оплачивать еще и комнату в том ужасном общежитии, мимо которого он время от времени проходил. Ужасная участь, если подумать. Правда, пожалуй, так же и жители той общаги думали, вероятно, об участи Такеши.

+1

28

Такеши так и лежал, пытаясь собраться с мыслями. В какой-то момент слабость его доконала, и он закрыл глаза. Оправдывая себя медитацией, он вновь попытался вернуться в то темное измерение, где лишь в самом конце, где-то на горизонте маячил алый светлячок. Сложно было уловить, спит он или нет. Но постепенно он перестал слышать, чувствовать, ощущать окружающий его мир. Он вновь узрел тьму. И огонек вдали. Ни шаг, ни бег не могли приблизить его к свечению. Как бы он ни старался, а тот отдалялся ровно с той же скоростью, с коей генин двигался вперед. Удивительно ли, но на бегу он не уставал. Скорее даже, напротив, преисполнялся энергией. Он будто оживал на пути к свету. Как бы, правда, это обманкой не оказалось. И не обернулось бы смертью. Впрочем, нынче Такеши соображал совсем плохо. И о страхе смерти он не вспоминал. Лишь бежал... и бежал, и бежал. Что конкретно он желал там разглядеть и сам не знал. Но его туда тянуло, как мотылек к светильнику. Он будто жаждал что-то обрести. Не знал, что конкретно. Но верил, что это что-то - там.

- Стоять! - слова, будто гром, разнеслись по всему пространству тьмы. Звук мог идти откуда угодно, но Такеши точно знал - он шел от алого шара света. Извилины шевелились со скрипом, инстинкты будто бы отключились. Удивительно ли, что именно в таком состоянии он был преисполнен решимости, незнакомой ему ранее. Решимости ослушаться приказа. До сих пор покорнейший из всех, сейчас он жаждал пойти супротив. Само его естество тянулось к свету. И он не мог сопротивляться столь могучему влечению. Все остальное в тот миг отошло на второй план. И пусть, что свет - вероятно, ящик Пандоры. Он не мог к нему не потянуться, не раскрыть его секреты. А теперь, получив приказ, он лишь уверился в том, что до алого огня добраться он был способен.

Матушка бы его за такое не похвалила. Но, в отличии от любого другого момента из его жизни, Такеши лишь сейчас забыл о ней, о желаниях ее и одобрении. Сейчас он сам чего-то возжелал. И пусть, что это - лишь наваждение. Вспомнив свое эго, мальчишка не мог с ним так легко расстаться. Он видел цель перед и был намерен ее достичь. Во что бы то ни стало. Фанатично и безумно, он ринулся вперед. Так быстро в своей жизни он никогда еще не переставлял свои ноги. Как и полагается, наклонившись вперед для более стремительного бега, он разогнался так, будто бы пятки его горели. Опустись он еще ниже, наверное, вспахал бы землю под ногами носом. И только сейчас светлячок с горизонта начал перемещаться ближе. Ему не хватало прыти, чтобы избежать приближения Такеши. А тот, почувствовал азарт, разгонялся лишь сильнее. Чудом его обувка не слетала с ног.

- Ррарр! - вопль, пробирающий до костей. Следом за которым дунул шквальный ветер, чуть было не снесший Такеши, словно букашку. С великим трудом мальчишке удавалось бороться с противостоящей ему стихией. И все же, пусть и не бегом, а ползком, он двигался дальше. Ведь верил, что впереди его ждет ответ на вопрос, который ищут многие куда более совершенные умы. И вопрос этот: «зачем я был рожден?». Чем сильнее завывал ветер, тем отчаяннее пятнистый брел вперед. Ни боль, ни навалившаяся усталость не могли его остановить. Как легко было бы сдаться, отступить. Поддаться дыханию стихию, улететь прочь на волнах ветра. Но упорство - одна из тех немногих черт, коими Такеши гордится. И сдаться сейчас - значило заложить основание и будущим отступлениям.

Кто бы ни прятался за алым светочем, он явно не желал видеться с Такеши. И любое сопротивление его лишь раздражало, вынуждая лишь буйствовать сильнее. И потому каждый последующий шаг для мальчишки становился тяжелее предыдущего. С него чуть было не срывало одежду, благо, вся была крепчайшим образом к его телу прикреплена. Чья воля и чье упорство возьмет верх - вопрос открытый. Будто бы перетягивая канат, каждый выжимал из своего тела травмоопасную мощь. Так легко было в любой момент отпустить канат, отдав его другому. Но каждый из них держался окровавленными руками так, будто бы от этого зависит его жизнь. К сожалению или счастью, но, пользуясь той же худоватой метафорой, можно ясно выразить итог: к центру был перетянут неизвестный противник, а победил - Такеши.

Вдруг тьма развеялась, сменилась бесконечной белизной. Такеши будто бы стоял на водной глади в центре океана, а от его ног расходилась рябь. Вокруг не было никого... помимо монстра. Величайший из всех зверей возник перед генином. Огромный, могучий, лохматый, рыжий. С лапами-горами и клыками-утесами. С пастью, в которой маленький человечек, по типу пятнистого, мог бы пропасть, глазом не успев моргнуть. Но был он скован, удивительно, оковами и цепями. Он мог шевелиться, но лишь в определенных пределах. И пусть пасть его была свободна, что удивительно, сам он стоял на коленях, что унизительно. Такеши почувствовал с чудовищем некое родство. И даже собирался что-нибудь сказать, вопреки своему характеру. Но успел лишь скрипнуть зубами.

- Прочь. - уже не столь яростно произнесло существо, после чего свет во всем мире погас.

Так бы Такеши и трясся в страхе перед неизведанным, если бы не догадался открыть глаза. «Лишь сон» - подумал он. И вытер стекавшую до сих пор по подбородку слюну. Подняв взгляд к нему, он обнаружил солнце подозрительно высоко. Посмотрев на часы, он лишь уверился в том, что сон его был долог и крепок. Время, что он определил для тренировки, давно уже прошло. Более того, он опаздывал домой на обед. Подобные просчеты в его доме карались жестко и жестоко. Последний раз, когда он нарушил установленный матерью график без заведомого предупреждения, прямо ходить он не мог еще целую неделю. С тех пор и сам он предпочитает придерживаться определенного распланированного режима, что касается сна, работы, тренировок и обеда. Впрочем, даже для походов в туалет в его расписании есть несколько точных временных дат.

Суета - враг Такеши. Потому поднялся он не так, чтобы быстро. Ощущая себя постаревшим на несколько лет, он не мог не обратить внимания на то, что резерв чакры несколько пополнился. Будь то следствием сна, либо еще чего, но факт все-таки приятный. После обеда у него были определенные планы, для которых он должен был быть свеж и бодр, боеспособен. Отряхнувшись, мальчишка поднял подушку, отряхнул и ее. Осмотревшись, осознал, что так до сих пор никто в его укромную часть полигона и не пришел. Даже на подобном плато есть возможность спрятаться, что приятно. Проснуться в окружении незнакомцев, грабящих тебя, было в некоторой степени неловко. Как минимум, объясниться пятнистый перед ними не смог бы. Размявшись, если проделанное Такеши действо можно было так назвать, он начал собирать все вещи в рюкзак. Заполнив оный до предела, надел. Еще раз оглядел место своей стоянки, убедился, что ничего не забыл.

До обеда время еще было. Пусть и не так много. Ровно столько, чтобы добежать. Бегать, благо, Такеши любил. Будь в его деревне чуть менее хрупкие мосты и чуть более широкие улицы, пожалуй, он бы и в ней передвигался сугубо бегом. Но Ивагакурэ - это Ивагакурэ. Скучные здания, однообразные виды, опасные повороты - и ничего кроме. В отличии от прочих, это-то селение уж точно создано для обороны. Взять его нахрапом не представляется возможным. Разве что прихлопнуть разом каким-либо действительно мощным дзюцу, будь то взрыв или гигантская мухобойка.

Уверившись, что все на месте, Такеши побежал-таки. Достаточно шустро. Не так, как во сне. Но то - совсем уж фантазия. Попытайся он сейчас столь же низко опустить корпус, дабы сместить центр тяжести вперед, так точно клюнул бы в землю носом. Впрочем, даже без этого он отличался весьма примечательной скоростью, тем более - для генина. Не чунин или джонин уделяет столько же времени развитию собственной скорости, а уж те, что, подобно Такеши, делают упор на техники средней и дальней дистанции, а не на рукопашный бой - так и тем более. Впрочем, сам мальчишка считает подобные решения расточительными. Быстра тела и реакции - ключевая для любого шиноби деталь, без которой вряд ли он проживет положенный ему срок. Впрочем, все чем-то жертвуют. И сам пятнистый - не исключение. Он прекрасно осознает свою неимоверную слабость в плане гендзюцу и тайдзюцу, с которой надо было что-то делать. Любой дурак лучше него справится с каким-либо приемом ближнего боя. Половина учеников академии имеет больший багаж знаний о гендзюцу, методах использования и способов противодействия. А у Такеши при встрече с иллюзионистом вариант всего один - бежать в надежде, что в технику он еще не успел попасть. Потому как ни распознать, ни развеять он подобного рода наваждение не сможет.

Впрочем, мысли о собственной слабости мальчишка был вынужден отбросить. По той простой причине, что заботы у него были и более насущные в данный конкретный момент. К примеру, он должен был отчитаться перед матерью о проделанной до обеда работе. По сути, как и договаривались, он посвятил всего себя тренировкам. Вот только тренировкам чего конкретно они не обговаривали. Кое-как он в прошлый раз смог съехать с теми, да и то только потому, что родительница сама отвлеклась. Но, если сейчас его встретят на пороге прямым вопросом, вряд ли он сможет сформулировать хоть сколько-нибудь адекватное оправдание. Тем более, что и врать-то он толком никогда не умел. А если и рассказывать о собственной инициативе по изучению очередной техники, так только запасшись весомыми аргументами за, закрепленными еще и успехами. А из последнего у мальчишки в багаже только добротный сон. Впервые за несколько недель он выспался, да и то только потому, что уснул посередь тренировки. Уже за это по собственным-то меркам он заслужил наказания, что уж тут говорить про мерки матери. Впрочем, беспокоиться сверх меры он не привык. Что будет - то будет. Быть может, это весьма безответственный подход. Но времени для обдумывания иного у него попросту не было.

Пробегая мимо людей, идущий к полигону или от него, Такеши старался ни с кем не соприкасаться. Даже не близко не подходил, боясь касанием порвать чью-либо зону комфорта. Собственно, и сам боялся, что некий проходимец окажется достаточно к нему близок, чтобы обратить на него внимание.

>>> Главные Ворота [Ивагакуре]

Отредактировано Takeshi (2020-06-14 10:20:30)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Тренировочный полигон [Ивагакуре]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC