Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] Дороги


[FB] Дороги

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники:

Дата, время, место:

Yakushi Jingasa & Rina

July 23, 608 г. | лес Конохи

В нашей жизни - миллиарды путей. То воздушной поступью, то гулким шарканьем мы пробиваемся в одну единственно доступную нам сторону - вперёд.

И нет ничего более непредсказуемого, чем перекрёстки. Едва различимые пересечения твоей тропы с другими - уникальная возможность либо вознестись до небес, либо устремиться к идеальной форме шара и покатиться в..


Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

http://s8.uploads.ru/KZA2M.jpg

Отредактировано Rina (2019-09-23 22:10:19)

0

2

Быть медиком - работа ответственная, неблагодарная, утомительная, творческая; быть любопытным медиком - вдвойне. Несколько месяцев назад Рина окунулась в омут работы над особенной лекарственной мазью и буквально потеряла аппетит, сон и покой. Потратив на написание рецепта несколько испачканных чернилами свитков, большую часть своих заготовок и ингредиентов, а также кипу свободного от работы времени, девушка не торопилась сдаваться и в конце концов была награждена - отыскала редкий, подходящий по параметрам корешок. Это гениальное решение проблемы, как и любое другое, просто не могло достаться ей слишком легко, посему в этом квесте было сразу несколько превозмогаемых, но всё-таки веских "но". Во-первых, чёртов корень был настолько редким, что окромя как на листках покрытого двухвековой пылью учебника по ботанике и одного единственного потаённого местечка на самом севере леса Рина его и не видела ни разу. Во-вторых, собирать его нужно было крайне аккуратно, потому как необходимо было и само растение, и его сок - причём довольно свежие. В-третьих, часть известного ей единственного в округе Конохи кустика уже пришлось ощипать для первых экспериментов и теперь куноичи кралась меж колючих ветвей для того чтобы забрать остальное.

На дорогу ушло не менее трёх часов. На ориентиры, передышки и обдумывание смысла бытия - ещё час, так что Рина успела добраться только к вечеру, да и то хорошо. Пришлось покопаться в земле, собрать на предмет изучения какие-то разбросанные в округе орешки и можно было приниматься за работу. При помощи скальпеля отделив нужную часть корня, Рина положила его на ладонь и подняла над собой словно самое диковинное сокровище. К величайшему сожалению, на драгоценности всегда был весьма высокий спрос. До безобразия пушистый енот выскочил буквально из ниоткуда; вместо того чтобы заинтересоваться чёртовыми орешками, коих тут было пруд пруди, полосатый засранец уставился на корень и нагло облизнулся, очевидно рассчитывая на приз.

В какой-то момент Рина решила, что это тот самый момент, ради которого и стоило заканчивать академию - достойный ситуации грозный противник и заслуженная награда в единственном экземпляре, получить которую сможет только лучший из них. Куноичи хотела было сжать руку, но шустрый комок шерсти стоял так близко и всё ещё медлил, что она почему-то решила, будто всё в любом случае закончится хорошо. Чуткий слух уловил шаги позади, но Рина пристально смотрела на корень ровно до той секунды, пока не решила таки обернуться, прихватив корень с собой - это и было начало конца. Серая заготовка для воротника рванула к запястью куноичи сразу, как только ощутила её отвлечённость; енот вцепился зубами в сжатые пальцы, схватил выпавший из руки ингредиент и в два резвых прыжка был таков. Признаться честно, это было настолько неожиданно, что Рина и не подумала бросаться в погоню - лишь продолжила раздосадованно посматривать то на опустевшую руку, то в сторону приближающегося источника шума. Будь там хоть сам Хокаге, девушка прекрасно знала - сейчас ему просто конец.

Со злости она додумалась лишь до самой очевидной в данной ситуации выходки - схватила первую попавшуюся вещь, а ей оказался всё тот же орешек, и кинула его в трепещущие от чьего-то присутствия кусты.

— Чёрт возьми, тебе лучше оказаться глухим, немым и слепым, возможно тогда я пощажу тебя! - короткий прыжок и она всматривается в, пожалуй, самое миловидное лицо, которое ей приходилось видеть за всю свою жизнь. Куноичи нервно сглатывает, таки не каждый день в столь далёкой части леса встречаешь таких очаровательных принцев, но орешки в руке торчат без дела, а желанный корешок так и не отмщён: Рина крошит плоды и устраивает самодельный фейерверк, подбрасывая кусочки вверх и посыпая ими голову нового знакомого. Ну привет?

Отредактировано Rina (2019-09-24 00:52:50)

+1

3

Быть медиком - работать несколько суток с редкими перерывами на сон, менять утки и постель пациентам, ставить капельницы и уколы с одними и теми же растворами изо дня в день; быть любопытным медиком - написать заявление о переводе в морг. Впрочем с месяц назад Джингаса довольно успешно, не по собственной воле, примерил роль того самого пациента, за которым мало того, что требовался глаз да глаз, так еще и всячески капризничал как маленький ребенок. Делал он это не спроста. И это четко все понимали, поэтому сверху шла лишь одно указание - терпеть. Якуши ко всему прочему был не простым пациентом, а задержанным до выяснения всех обстоятельств. Поэтому его лечение несколько затянулось, а серые и унылые больничные будни оказались раскрашены допросами и визитами в палату. Ситуация отягощалась тем, что при наличии возможностей и всех шансов, сбежать ему было крайне противопоказано. Во-первых, серьезное влияние имел место быть разговор с Кенджи - самым первым, кто застал его по пробуждению после длительной потери сознания. Во-вторых, от него, пожалуй, только этого и ждали, чтобы сбросить всех собак и не тратить время да силы на разбирательства. В конечном итоге все закончилось благополучно. И снежноволосый парень оказался свободен. Первым делом ему стоило посетить приют и рассказать родителям о том, что произошло. Ноги сами направляли его, осторожно переступая по земле, словно умирающий старик.

Он уснул. Будучи измотанным и под постоянным наблюдением, парень смог почувствовать облегчение и потому совсем не обратил внимание на то, что место его ложа расположилось у основания массивного дерева. Его сон длился пару часов, после чего Джингаса проснулся. Кажется, не совсем в той позе, которой засыпал. Его тело полностью было окутано бинтами, начиная с ног и заканчивая руками и шеей. Какое-то жалкое подобие палатных шароваров, и лишь одна вещь принадлежала ему - светлое хаори, прикрывающее не только медицинскую ткань на торсе, но и прикрывая нижнюю часть.

Сон змея не мог длиться вечно, и ближе к вечеру наступило его пробуждение. Весь помятый парень быстро подскочил и осмотрелся, подметил про себя, что вечерело. Отряхнул волосы от листвы и направился неторопливым шагом по лесу. Джингаса практически не на что не обращал внимания и молча брел вперед. Ему казалось, что путь до приюта в верном направлении. Однако через сонную пелену разума сложно оказалось заметить признаки блуждания по кругу.

Он шел так еще очень долго, пока его внимание не привлек странный куст и торчащая из его чья-то пятая точка. Не то, чтобы Якуши часто наблюдал подобный вид, но все же это сыграло определенную роль в изменении его маршрута, что подвигло его медленно приблизиться. Пришлось самому пробираться через кусты. И внезапно, из растительности молниеносно как вылетело чье-то лицо женское лицо, предварительно в него прилетела ветка, от чего сам Якуши вздрогнул и, испугавшись, стал пятиться да так, что пяткой уперся в торчащий корень. Он рухнул на землю, поднимая шума на весь лес еще больше прежнего. Тут же перед ним оказалась девушка, а после последовал какой-то ритуал. Он точно слышал угрозу.

- Черт, - процедил Джингаса, пытаясь отряхнуться от крошек. Смысла заключалось немного, сам Якуши и без того казался грязным и потрепанным.

+1

4

— Чёртов шпион!

Неутешительный и неоднозначный, но довольно логичный вывод глухим обухом ударил по голове. Воспользовавшись падением незваного гостя, Рина буквально напрыгнула на него сверху и достала из кармана скальпель, аккуратно прикладывая блестящий инструмент к обмотанному бинтами горлу. За короткое мгновение она осмотрела все предположительные места нахождения протектора - лоб, пояс, рукава; данный элемент одежды шиноби отсутствовал, а в понимании уже обозлённой куноичи это был скорее признак шпиона, чем обычного заплутавшего гражданского и отступать было нельзя.

Наличие по всему телу бинтов говорило о многом и Рина не могла отрицать - отпустившее чувство беспокойства уступило дорогу заботе о состоянии находящегося перед ней не шиноби, но в первую очередь человека. Тут-то она и совершила главную ошибку - наконец позволила себе остановиться и посмотреть на него как следует, пусть и не убирая острый инструмент обратно в карман. Удивительные, цвета полу-прозрачного тёмного винограда глаза. И хотя сама она сейчас была в линзах, а значит глаза приобрели жёлтый змеиный оттенок, а зрачок - суженную форму, с её стороны это было лёгкой модификацией, а у него всё естественное, своё. Печальный взгляд, белоснежные волосы и какая-то умопомрачительная хрупкость - уникальная, впечатляющая красота. Рина застыла на мгновение и слезла, наконец, с нарушителя спокойствия, рефлекторно попятившись назад.

— Зверобой тебе на воротник, ты хоть понимаешь какую добычу мне спугнул?! - со злостью воткнув чёртов скальпель в ствол стоящего подле дерева, куноичи махнула рукой. — Ай, да что ты можешь понимать. Небось чабрец от шалфея не отличишь, а я теперь жди пока этот несчастный корень вновь где-нибудь, да прорастёт, - не говорит, шипит, обнажая раздвоенный напополам язык. В голосе звучит обида, направленная то ли на незнакомца, то ли на саму себя, то ли на пушистого похитителя заветного ингредиента - один лишь чёрт теперь разберёт. Дело последнего полугода накрылось медным тазом, перед ней до жути обворожительный, растрёпанный юнец, а позади - вой отчаяния, давно раздавшийся бы по лесу, если бы только она не умела хоть сколько держать себя в руках.

— Нет н-ни одной причины, по к-которой я не должна арестовать тебя прямо сейчас, д-да?. Где т-твой протектор, какого дикобраза ты тут з-забыл?! - от волнения сохнут губы и проявляется заикание, но это, пожалуй, наименьшая из всех их проблем. Ещё утром она подготовила свою домашнюю лабораторию, в очередной раз протёрла баночки с высушенными травами и в особенности пустую - ту самую, в которую при лучшем раскладе уже через несколько часов положила бы его. А теперь нет ни корня, ни, что самое главное, надежды создать невиданное доселе медициной лекарство. Глубокий вдох.

Облизнувшись, куноичи бесцеремонно приближается и касается ладонью горячего относительно её ледяных рук лба. Голос приобретает оттенки неподдельной нежности и заботы. — Тебе плохо, да?

Хотя вероятно кому здесь и было плохо, так это ей.

Отредактировано Rina (2019-09-29 16:21:49)

+1

5

Упавший на землю змееныш успел только отряхнуться от травы и грязи, как вдруг какое-то существо пригвоздило его, выбив из легких остатки воздуха. Черные, как ночь, локоны не давали ему рассмотреть лица, и только блестящие желтые зрачки светились среди черноты. Джингаса оцепенел или засмотрелся. А что бывает, когда ты долго смотришь в бездну? Правильно. Она начинает смотреть в тебя. Этими огненными камнями она жгла ему горло. Только пару мгновений спустя медик осознал, кожу у шеи ему не жгло, но та будто сама реагировала на приближение безумно острого предмета. Больше он ничего не смог рассмотреть. Взгляд не позволял ему опустить ниже и оглядеть одеяние существа, хотя бы кратко. Он надеялся, что оно присутствовало. То, что это не какой-то призрак, Якуши убедился практически сразу: призрак не будет весить больше, чем сам снежноволосый. Это факт. Показалось, что они оба замерли в ожидании.

Джингаса все-таки заметил движение зрачка, понимая, что сейчас решается его судьба. Вот только в такие моменты он предпочитал дышать. Стоило самой Рине зашевелиться, как тот признал в незнакомке девушку. Теперь уже его глаза заиграли, оценивая не только облик завораживающей красавицы, но и окружение с обстоятельствами. Кому потребовалось блуждать по лесу в такой дали от Конохи, если только не каким-то подозрительным личностям. Особенно после того, как он обратил внимание на скальпель в ее тонких руках.

"Бледные", - первая мысль после первой порции воздуха, набранного полной, свободной грудью.

- Добычу? - переспросил он, дабы собрать по деталям воедино картину происходящего. - Ты охотник? Охотница? Травница?
Всего за пару слов, Джингаса смог оценить путь девушки и предположить цель. Повертел головой, оставаясь в прежнем положении: сидя, с чуть приподнятыми ногами, его хаори ослабло и открывало торс. Однако девушка перешла в наступление, словесное, обнажая на этот раз вместо скальпеля два острых кончика языка, что показались из-за губ, маленьких и пухлых от обиды и разочарования.

Он пронзительно откашлялся.
Еще пара секунд, и вот девушка уже рядом, касается рукой его лба.

- Жить буду, - недовольно убрал ледяные пальцы в сторону, придерживая руку неизвестной за запястье.

- Ты ищешь корень? Учитывая местность и время года, да, ты ищешь именно его. Но разве ты не знала, что его продукты переработки содержат в себе более концентрированное действующее вещество? Иначе говоря, - выдержал паузу, - возьми просто землю, где он рос и разведи в воде, отстоянной, дождевой, после оставь неделю. Земля осядет, а вещество всплывет и создаст на поверхности пленку, но не используй широкий сосуд, иначе пленка будет тонкая и разрушится, испарив вещество. После того, как соберешь, оставь на солнце сушиться, именно на солнце, в течение трех часов. Не меньше. Пленка свернется, и ее нужно будет потолочь. Сразу видно, что травница. Только цветочки да корешки собираешь, не заглядывая в глубь, в состав. Небось уже решила, что жизнь кончена.

Джингаса цыкнул, но не от недовольства, а от резкой боли в боку. Показалось, что он таким образом отчитал девушку.

+1

6

Люди всегда ищут себе оправдания. Пытаются зарыться лицом в песок, притвориться несуществующим призраком, свалить вину на малозначимого для них самих человека, в общем сделать всё что угодно, только не признать свою неправоту. Её невольный собеседник дал несколько неоценимо правильных советов, но Рине не полегчало вовсе. Внутри всё сжалось, не от его прикосновения, не от режущего слух нелицеприятного цоканья, а от ревнивого чувства его правоты.

Это только на страницах героических или любовных романов персонажи до тошноты правильные, благородные, святые, в жизни всё совсем не так. Рина ощутила весьма противоречивый спектр эмоций в первые минуты знакомства со всё ещё не очень-то знакомым юношей. Как истинная ценительница прекрасного, она не могла не восхититься цветом его глаз и даже линиями оголившегося нечаянно торса - что и говорить, он был удивительно красив. И в то же время, представьте что вы полгода пытались построить, как вам казалось, самый красивый на свете замок! И мало того что его снесло первым же дуновением летнего ветерка, так ещё явился новый прораб и заявил: а замок-то ваш - херня.

У него тёплые руки, но отчего-то обжигающе-холодный взгляд. Рина ёжится, вырывает руку из его не слишком цепкой хватки и совершает ошибку, за которую, пожалуй, была бы распята товарищами, если бы только им удалось о ней узнать - повернулась к юноше спиной. — Не травница, а медик.

Рина обиженно прикусывает нижнюю губу, не без труда достаёт чуть было не прижившийся в стволе скальпель и плавно ложится на спину рядом с незнакомцем, позволяя прохладным листьям принять её в свои полные свежести объятия. Расслышав завершающее тираду о растении цоканье, куноичи с горечью вздохнула и сосредоточилась для того чтобы не позволить подступающим слёзам обиды вырваться наружу. — А так день хорошо начинался. Сидела бы сейчас уже в лаборатории, разбиралась с добытым корнем как нормальный человек, а не вот это вот всё.

В какой-то момент Рина вдруг даже стала надеяться на то что юноша принадлежит другому селению и именно поэтому обладает столь ценными для неё знаниями; возможно у них другие книги, совершенно иное представление о травах. Шансов, однако, практически не оставалось - он знал местность и точно вычислил местонахождение корня, а значит наверняка был "своим".

— Откуда ты всё это знаешь? - девушка приподнимается и устремляет взгляд модифицированных линзами глаз в сторону раскрытого торса, а уже после - растрёпанной копны светлых волос. — Я нашла его случайно, перерыла все книжки. Столько времени потратила для того чтобы отыскать правильный метод обработки, а тут разве что с бубном станцевать не нужно было, дабы воспользоваться этим чудом природы? И говоришь мне об этом ты? Невесть откуда взявшийся..да кто ты вообще такой? - тонкой металлической иголкой чувство злости кольнуло под самый дых и заставило девушку поморщиться. Очередной, и вроде как последний орешек был немедленно отправлен в сторону наверняка ошарашенного бедолаги, а сама Рина застыла на месте, продумывая свой дальнейший план.

+1

7

Кому вообще какая разница, кто и кем являлся сейчас, в данный момент, пока параллельно разговору тело парня пронизала жуткая боль. Словно его целая часть оказалась разделена на двое, и не просто, а жестко и грубо порвана. Словно через все тело прошла толстенная игла с зубцами, что крошили место слеза. Эта пронизывающая боль украла у снежноволосого возможность дышать, отчего она замеh не только в мышцах, но и во взгляде, устремившемся куда-то в сторону Рины. Кажется, его аметисты остановились на бледном лице девушки, что под редкими лучами солнца, прокравшимися через листву, и от слабых попыток сдерживать собственную агрессию вперемешку с обидой, касалось немного розоватым. Только сейчас. Они могло показаться ему милым, если бы только парня не заботил паралич продлившийся пару секунд.

- Медик значит, - словно выпрыгнув из-под воды, Якуши жадно глотал между перед, после, и между словами, но это можно было заметить лишь по сильно расширяющейся грудной клетки, ему нужно было восстановить дыхание до прежнему. К счастью, его положение как раз позволяло спокойно это сделать. А то, что девушка больше не совершала никаких выпадов в его сторону, лишь ускорило приход умиротворения. Он смог справить и с ощущением боли, и с ее неприятно отдающей волной. Его острый и постоянно мертвый взгляд замечал все: от сдавленного надкусывания губы до водянистого блеска на глазах.

- Откуда? - спросил Джингаса, осматривая девушку с довольно необычного ракурса, ведь она лежала на спине, а парень сидел. Вид сверху все же не завлек его надолго. Руки принялись перебирать печати, что Рине должны были показаться знакомыми, даже слишком. Его теплая ладонь легла поверх бинтов на груди, после чего принялась светить зеленным светом, который словно высасывал из тела юноши болезненные признаки.

- Я ирьёнин.

Из его уст это прозвучало так самодовольно и гордо, что сама Рина могла бы ему начать завидовать, напрочь позабыв о том, что и сама являлась представителем важной профессии. И это совсем не ответ, пусть Якуши и выдержал драматичную паузу, в итоге его речь имела продолжение:

- Я занимаюсь этим с самого детства и оттачиваю навык, постепенно превращая его в оружие, что способно уничтожить с одной лишь капли.

Лечащая техника прекратила свое действие, однако окончательно лучше ему не стало. А совершенный ритуал был сделан для того, чтобы промониторить состояние и оказать небольшое влияние на эту непонятную боль. Отец в приюте должен будет оказать ему помочь, а возможно даже и сам дедушка Кабуто обратит на внука внимание. Ему бы этого очень хотелось. Джингаса даже позабавила мысль, заставляя улыбнуться при девушке.

-  Якуши Джингаса. А как зовут тебя?

Помятый медик попытался подняться, и ему это удалось. На внешний вид было плевать, надо было дойти до приюта хоть ползком, где ему бы приняли и вылечили. Дали выспаться, а после накормили бы.

- Более того, - парень принялся и дальше удивлять девушку, - ты собралась использовать этот корень для целебной мази. У него других свойств и быть не может, ну, разве что только не подумать хорошенько. Что скажешь на этот счет? Удивлена? Это детская забава - собирать цветочка. Взрослые создают вещества из воздуха, используя то, что имеют, а не ждут у моря погоды.

+1

8

Медик, ирьёнин - казалось бы, одно и то же; и всё же последний вариант оставлял желчное послевкусие на самом кончике языка, а в данную секунду резал слух. Ирьёнин - не просто помогающий нуждающимся людям врач, но шиноби своего селения, призванный следить за состоянием товарищей, а ещё сильнее - за состоянием врагов. Юноша тяжело дышал, чем заставил Рину повернуть голову в свою сторону, а произнесённая вслух фраза про "оружие и уничтожение" и вовсе подняла её на ноги.

— Меня зовут Рина, я из скрытого селения Листа, - взгляд скользит по светлым волосам, девушка подбирается вплотную к собеседнику и не без любопытства заглядывает ему в глаза. — Позволь я помогу? - момент разрешения - чистая формальность, куноичи делает несколько шагов, обходит юношу сзади и не без фамильярной наглости совсем легонько приспускает его хаори вниз.

Рина трёт ладони друг о друга: не смотря на довольно тёплую погоду её руки всё ещё довольно прохладные, а значит прикосновения могут принести Джингасе совершенно нежелательный дискомфорт. Тонкие пальцы проходятся вдоль видимых позвонков. Видимых - понятие растяжимое, поскольку под одеяниями её не ждало ничего кроме очередного слоя бинтов, и всё же девушка принялась за дело. Всего несколько касаний - осторожных, словно походка не желающего разбудить грозного зверя охотника; плавных и нежных, слово укрывающая с головой морская волна. Каких-то несколько минут, размятая шея и практически полное отсутствие диагноза - Рина не чувствовала ни напряжения, ни проблем вроде защемления, но будто бы сердцем чувствовала - он всё ещё чувствует себя не слишком хорошо.

В ход пошёл главный козырь - девушка заботливо возвращает хаори на хрупкие юношеские плечи, оказывается перед Якуши и протягивает ему вызволенную из плена небольшой сумки баночку с изготовленным ею лечебным раствором; помощь банальная, но хуже явно не будет. — Она в любом случае окажется безвредной. Если хочешь - я сделаю первый глоток и докажу, - смотрит в его глаза и понимает что не может оторваться, настолько они пленительно-прекрасны, словно поглощающий мрак утренний рассвет.

— Ты несомненно обладаешь обширными знаниями в области медицины, Джингаса, - она легонько кивает и щурится, приподнимая в лёгкой улыбке уголки рта. — Но скажи мне, ты действительно считаешь, что первостепенная задача ниндзя-медика - нести за собой уничтожение и смерть? Как же те, кому твои глубокие познания в области лечебных трав могут помочь?

Сейчас как никогда хотелось верить, что первое впечатление не обманчиво и этот утончённо-восхищающий внешне юноша не мене очарователен внутри. Рина чувствует колкую обиду, но больше не хочет плакать или огорчаться, замыкаясь в себе. Он лучше неё: больше знает, наверняка гораздо больше практикуется и не смотря на чрезмерную прямолинейность скорее всего в случае необходимости спасёт гораздо большее количество людей. Пока она сутками придумывает рецепты и старается изобрести что-то полезное, жизнь пройдёт и такие как он запомнятся истории, а такие как она - канут в небытие.

— Не нужно судить меня только по этой ситуации, ты совсем не знаешь на что я способна, разве не так?

+1

9

Стоило девушке сказать о собственной принадлежности к какурезато, как Джингаса незаметно для лесной гостьи облегченно выдохнул. Теперь же, когда степень угрозы от брюнетки постепенно понижалась, само внутреннее напряжение парня гасло и отпускало. И это угасающее чувство вспыхнувшего адреналина повышало чувствительность и возвращалось к болячкам, в которых разум на время забыл. Снова кольнуло в боку. Однако не с той же силой, что несколькими минутами ранее. Тут спасало то, что Якуши оказался в состоянии помочь самому себе. Хотя снежноволосый не отказался бы сейчас от горячей еды и теплой постели, а это Рина предоставить не могла. Да и сложно что-то предложить человеку, который ничего не просит. Мысли читать она не могла. По крайней мере, он на это рассчитывал.

Впрочем, на какие-то действия девушка все-таки решилась. Он замер, пока та обошла со спины. Затем странное шарканье и легкое касание. Странная Рина потянулась испачкавшееся хаори, обнажая для своих глаз тело юноши, что был весь перебинтован. Она сильно осторожничала, и вместе с тем пыталась быть чуткой и нежной. Если бы девушка наблюдала его без бинтов, то могла бы заметить, как его кожа медленно обрастает мурашками. Чуть прохладное утро и холодные женские пальцы как ничто лучше повлияли на подобную стимуляцию.

- Я тоже из Конохи, - тихо отвечает он, когда хаори медленно тянется к его волосам, прикрывая голую, забинтованную спину.

Девушка пересела. На этот раз предстала перед ним с небольшой баночкой, но взгляд почему-то был сосредоточен не на целебной зелье, а на самой незнакомке, пусть и представившейся. Для него она до сих пор оставалась таинственной, такой же как он. Для нее?

- Любое вещество источает свой аромат, только если ты его не убрала. Но вещество без запаха всегда яд, а то что пахнет, либо будет содержать в запахе лекарственные травы, которых немного, либо напротив - иметь зловредный аромат. Поэтому опытный медик всегда обратит внимание на подобное.

Он медленно взял баночку и, открывая, поднес ее к носу, чтобы понюхать.

- Кроме того, не всякий яд способен меня убить. Но твое снадобье стоит похвалить. Хорошее.

Якуши сделал пару глотков, после чего вернул емкость с лекарством обратно в холодные руки Рины.

- Я считаю, - начал он, - что медик - это палка о двух концах. Один лечит, второй калечит. Но я ирьёнин: моя задача не только лечить товарищей, но и помогать им. Кроме того, гораздо интереснее воевать с жизнью, чем со смертью. Но я сражаюсь на два фронта, не думай, что я использую навыки, которым меня научить только чтобы портить кому-то жизнь. Иногда помогать товарищам - это значит встать и сражаться за них.

Кашель прервал его.

- Я сужу о тебе, по твоей реакции на проблемы. Хоть ты и скрываешь это, но ты глубоко расстроилась, а кроме того удивилась тому, что можно было достать вещество из земли. Ты плохо подошла к изучению предмета - это факт. Суровый, обидный, но факт. Когда в следующий раз захочешь придумать какую-нибудь мазь, найди меня в Конохе. По крайней мере, мне будет не так скучно провести время.

Едва заметная усмешка, которую тот умело спрятал в очередном приступе кашля.

+1

10

Что ж, они по крайней мере из одного селения. Неизвестно что хуже, правда: с учётом всего сказанного за последние несколько минут, лучше бы он оказался вражеским шпионом - прирезать на месте, да и дело с концом. Шутка.

Изначально показавшиеся тёплым лучиком света аметистовые глаза теперь будто бы сверлили изнутри: твёрдый настойчивый взгляд словно мог разглядеть её изнутри. Ощущать себя подопытным кроликом на столе очередного рассеянного профессора, экспериментом под увеличительным стеклом - такое себе удовольствие, так что Рина отвернулась и поморщилась, ну где таких берут? Разве что не шаркнув виновато ножкой, словно пойманная на жульничестве выпускница академии, куноичи забрала баночку с остатками раствора, уместила её на прежнее место и с беспокойным сердцем выслушала очередной упрёк со стороны земляка.

С мнением относительно медиков в общем и целом Рина была согласна. Нет выгоды в том чтобы калечить людей направо и налево, но если ей предстоит выбор между защитой своих товарищей и нанесением вреда врагам - приоритеты будут расставлены согласно велению сердца, и они вполне себе очевидны. Другое дело, что слетевшую с очаровательных уст юноши фразу об уничтожении с одной лишь капли уже не поймаешь, обратно не засунешь и из её головы не вытащишь - она засела так прочно, что потребуется немало усилий для того чтобы хотя бы попытаться её забыть.

Посему выходило примерно следующее. Стоящий перед ней юноша - большой знаток в области медицины, в отличие от неё, забывчивой неумёхи, безответственно подходящей к вопросам создания мазей. И сгодиться она может только на примерно следующее: Якуши будет скучно, а она скрасит его безвременно неприметный досуг. Мысли относительно её навыков может и были правильными, но преподнести их можно было по-разному. Возможно он и сам не понял что имел ввиду (хватит же оправдывать всех и вся!), однако Рина осточертело чувствовать себя никчёмной и она решила сделать ход конём.

— Джингаса, верно ведь - куноичи осторожно расправила складки на его хаори в области плеч и улыбнулась скромно, но уверенно. — А я, пожалуй, пас. Боюсь что блеск твоего разума ослепит мои привыкшие к серости глаза, - похлопав его по области локтя, Рина развернулась и пошла в обратную сторону, прихватив с собой злополучно разбросанный по земле орех. — Будь здоров.

Сделав несколько шагов и вырулив к своему первоочерёдному пункту назначения, она посмотрела в сторону растения и недовольно фыркнула себе под нос. Пушистый виновник большинства приключившихся сегодня бед сидел всё там же - любопытный, но пугливый; он аккуратно подошёл лишь спустя минуту, а протянутое из запасов печенье заставило животное забыть обо всех разногласиях и уютно устроиться у Рины на руках. Умиротворённо улыбнувшись, девушка покачивала запихивающего за щёки енота и осматривала окрестности без особой на то причины - просто нужно было успокоиться и в какой-то мере перевести дух.

+1

11

Вот до чего доводит жизнь. Раньше все только и делали, что указывали, как стоит поступать в тех или иных случаях, чтобы тебя принимали определенным образом. Обязательно каждый. Обязательно Джингасе. А сейчас он внезапно для себя понял, что оказался на месте тех, кто вечно навязывает свою точку зрения, как единственно верную и правильную. Осознав это, он поспешил сразу же поправить ситуацию, но помешал ему в том кашель, который охватил парня сильным приступом попыток откашляться чем-нибудь, например, небольшим количеством крови. Немного жидкости окрасило зеленную утреннюю траву в алый цвет.

"По крайней мере не так много, но у меня кажется, внутри все перевернулось от падения", - упираясь ладонями в зелень и смотря на пятно, а после в след уходящей темновласой девушке, он решился попросить помощи.

- Постой, Рина, мне нужна твоя помощь.

Якуши был не из гордых людей, но он не знал, какая был по характеру девушка и как она могла отреагировать на подобную просьбу. Парень пытался анализировать, складывать факты и типичные шаблоны поведения, потому как ему всегда сложно давались проявления теплых эмоций. Даже эта просьба о помощи она звучала больше как факт, чем реальная нужна. Наверное из-за того, что Джингаса никогда не стремился жизнь и не цеплялся за жизнь. А судьба постоянно выбрасывала его из лодки, идущей по реке в царство мертвых. Тот все не мог разгадать почему.

Оставаясь в положении над землей, он в действительности рассчитывал на помощь. У него не оставалось сил на то, чтобы справиться с не до конца вылеченным телом, а кроме того пульсирующая боль не давала сосредоточиться на восстановлении. Иногда раненном медику тоже может потребоваться медик. И в такие моменты заберешь назад любые слова, подтвердишь участие в любых грехах. Но Рине этого было не нужно. Всего лишь одно слово:

- Пожалуйста.

Снова кашель, снова капли крови, но теперь боль под лопатками. Бинта медленно окрашивались в цвет алой мокроты, однако без примесей, на этот раз они впитывали в себя самую настоящую кровью. Медленно, но верно. Что-то острое вонзилось ему в спину немного раннее, что-то, что не усмотрела Рина до этого, потому что хаори парня не опускалось ниже. А сейчас, красный след проглядывал не только через бинты, но и уже через одежду на спине.

- У меня есть блокнот с заметками рецептов лекарственных трав. Я не только калечу, но и лечу.

"А черт с ним", - он чуть прополз вперед, чтобы удобнее уместить на земле и уснуть. Дышать было тяжело, холод земли идеально подошел к температуре тела змееныша, ему оставалось только закрыть глаза. Джингаса поступил именно так, наслаждаясь моментами. Нет, он не умрет от внезапно раскрывшейся раны или от металла внутри себя. Все потому что Якуши не совсем все знал о себе. Но об этом позже. Постепенно за приятным холодом по телу стала распространяться не менее приятное тело. Довольная улыбка парня в качестве ответной реакции, и внезапное, словно бьющая тебя вода при неудачном прыжке с трамплина, словно внезапное падение в попытке уснуть, но для него оно случилось с травой.

"Я уснул?" - глаза приоткрылись с большей неохотой, чем ранее, и принялись осматриваться.

+1

12

В какой-то момент она вдруг подумала, что наверное больше никогда и не встретится с этим объективно привлекательным юнцом. Он был чрезвычайно спокоен и бурно откликающейся на всё происходящее Рине было тяжело его понять. Она услышала как её имя разрезает звенящую пустоту, немедленно дёрнулась, выпуская из рук уютно устроившийся там пушистый комок, но чуть было не оступилась. Зачем она ему? Этот вопрос исчезнет сразу же, как только куноичи расслышит последнее сказанное Джингасой слово перед тем как мешком картошки рухнет вниз.

Это в жизни некоторые могли назвать её бытовым инвалидом, хотя по правде сказать это было совсем не так. Просто Рина не торопилась жить и делала всё в комфортном для себя режиме, предпочитала перепроверять по несколько раз, потому как хорошо понимала - если не проверишь, можешь по нелепой случайности потерять уйму времени, сил и возможно исчерпаемых ингредиентов. Зато в тот момент когда кому-то требовалась её помощь, позади словно вырастали стальные серебром отблескивающие крылья и девушка чувствовала себя на своём месте - нужной, полезной, живой. Тёмные волосы одним ловким движением убираются в высокий хвост, взгляд становится сосредоточенным и сдержанным, эмоции забегают в самый дальний уголок души и не смеют высунуть нос.

Со стороны могло показаться несколько странно, но слова о блокноте оказали весьма сильное влияние на куноичи. Первым делом она распахнула хаори чересчур довольного, судя по умиротворённой улыбке, Джингасы, и при помощи скальпеля избавилась, наконец, от его бинтов. Успев не хило перепачкаться, она чуть приподняла лежащее перед ней бессознательное тело, ещё минуту назад выдававшее язвительные комментарии о её знаниях, а теперь не имеющего ровно никакого выбора - ему придётся её принять. Вытащим показавшийся из спины торчащий металлический предмет, Рина вопросительно повела бровью, но удивляться времени не было - пришлось срочно останавливать кровь и искать блокнот. Вытащив его на свет, куноичи посмотрела на первую же страницу и прикусила с досады нижнюю губу. Чётко-организованный порядок, необходимая информация о многих растениях, названия части из которых она видела впервые и грамотно составленные описания заставили бы её обзавидоваться, если бы только она могла думать о чём-то кроме необходимого ей сейчас коренья, цветка, лепестка.

Джингаса должен быть благодарен самому себе - Рина быстро нашла необходимый для создания лекарственных примочек плод и даже вспомнила что он выглядывал откуда-то неподалёку; вещь чертовски часто встречающаяся и оттого первостепенно важная. В следующие несколько минут она восстанавливала силы мирно лежащего Джингасы при помощи техники мистической ладони, обрабатывала раны обеззораживающим раствором и аккуратно прикладывала к ним нужные листья, заматывая свежими бинтами. После того как со спиной было покончено, Рина аккуратно сложила светлое хаори юноши, а его укрыла снятым с собственных плеч плащом. Любопытный енот пару раз пробежал в поисках возможно ещё завалявшихся в карманах куноичи угощений, но уже после первого печенья возможно отыскал что-то более интересное и куда-то исчез.

Он выглядел так нежно и трепетно; мягкие светлые волосы напоминали волосы брата и Рина несколько раз невольно прикоснулась к ним пока прикладывала ко лбу прохладные, смоченные прихваченной с собой водой бинты. Периодически осторожно проверяя надёжность выполненной работы и поддерживая его при помощи своих медицинских техник, куноичи и сама не заметила как пролетели пара часов. Он открыл глаза и Рина не смогла сдержать полной облегчения улыбки, предельно ласково сняла со лба бинт и протянула Джингасе бутылку с водой. — Ты хочешь пить?

Отредактировано Rina (2019-10-14 23:05:01)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] Дороги


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC