Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Кладбище [Деревня Скрытого Листа]


Кладбище [Деревня Скрытого Листа]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sg.uploads.ru/t/x4PLo.png

Кладбище Конохагакуре — место, где покоятся тела погибших жителей Конохагакуре но Сато. В окончании центральной аллеи расположен монумент, символизирующий Хи но Иши жителей с выгравированным канджи "Хокаге".  На кладбище находятся два памятника: алый с символикой огня и черный монолит в память погибшим на Третьей и Четвертой Мировой Войне Шиноби.

0

2

Игровая дата: 608 год, конец октября.
Внешний вид: вот так + чёрный непромокаемый плащ до колен с широкими рукавами и капюшоном.
Состояние: физическое - отличное, ментальное - сосредоточенное.

Хане не нравилось это место. Слишком много болезненных воспоминаний о людях, что она успела полюбить и потерять за свои неполные двадцать лет, связанно с ним. Сначала мать, затем Сакура - её родная обаа-сан, и, наконец, пару месяцев назад отец. Все они покоились здесь, на кладбище Конохагакуре, вместе с другими, дорогими кому-то из живых и живущих односельчан. Как и они, девушка скорбела по усопшим, но продолжала свой путь шиноби, потому что должна была. Не могла по другому. Рано или поздно боль от потери даже самого близкого человека отступает, уступая место смирению и принятию того, что не можешь изменить. Хотелось бы сказать тоже и о страхе пережить подобное вновь, однако, Хана с ним не справлялась. По крайней мере пока.

Кажется гроза начинается. Надо поторопиться.

Учиха чуть ускорила шаг, направляясь в сторону одной из могил в дальнем восточном секторе. В руках она держала небольшой букет нежно-розовых пионов. Не самые подходящие к подобному случаю цветы, однако сейчас девушка готова была несколько пренебречь традициями, в угоду чему-то более важному.

Ты знала, как я люблю именно эти цветы. И как их любила мама.

Остановившись напротив могилы Учиха, в девичестве Харуно, Сакуры, девушка на секунду другую замерла, а затем медленно опустилась на колени перед надгробием, подогнув их под себя. Мысленно отметила, что следующей весной обязательно высадит здесь что-то более подобающее, например фиалки или примулу, нечто прекрасное, достойное той женщины, что долгие годы воспитывала её, наставляла и любила.

Тебе обязательно понравится, обаа-чан, я знаю.

Приподнявшись и аккуратно положив хрупкий букет у самого начала надгробной плиты, кунойчи вновь села в ту же позу и сложила руки на коленях.

- Жаль ты не можешь сейчас быть со мной, видеть то, чего я очень скоро достигну... произнесла она спокойно, стараясь держать эмоции под контролем, Ты будешь гордиться мной. Наверное, ты бы сейчас произнесла, что уже гордишься такой внучкой, но... По правде, я лишь сделала пару шагов. Мне ещё столько предстоит узнать, столько сделать. Так что да, обещаю, ты... Вы все будете гордиться мной.

Уголки губ дрогнули на мгновение, прежде чем Учиха замолчала после несвойственного ей длинного монолога вслух. Она предпочитала держать подобные вещи в себе, но, вероятно, атмосфера этого места так на неё действовала. Или что то ещё, о чём шатенка и сама не знала.
Серое небо постепенно заволокло тёмными низкими тучами, и где то в дали раздался первый раскат грома. Хана почувствовала, как дождь, ранее ненавязчиво моросящий, стремительно усиливается, тяжелыми каплями стекая по её плащу вниз на холодную землю. Времени оставалось всё меньше и меньше. До назначенной встречи в резиденции с капитаном и нынешним исполняющим обязанности Хокаге - её родственником Орисом, оставалось чуть больше часа. Однако, девушка предпочла бы прибыть пораньше, она в принципе не любила опаздывать.

Сосредоточься.

Мысленно приказала самой себе и закрыла глаза, концентрируясь. Это действие потребовало несколько минут, чуть больше, чем обычно. Хана ощутила, как по телу пробежала знакомая волна энергии, от кончиков пальцев и до самой макушки. Пик её пришёлся на середину лба, с заметным нарастающим жжением в одной конкретной точке. Вновь раздался оглушающий грозовой раскат, совсем близко от неё. Но Учиха и пальцем не пошевелила, продолжая собирать чакру в той же точке. Затем секунда, две и всё, болезненное чувство полностью пропало. Кунойчи невольно поднесла руку и  прикоснулась прохладными пальцами к горячему месту. Впрочем, ей не нужно было щупать или видеть, она уже знала, что за ромбовидная фиолетовая метка, точнее печать, появилась там. Сила Сотни.

Получилось.

На лица промелькнула довольная улыбка, прежде чем девушка открыла глаза и вновь взглянула на цветы, что возложила на могилу своей родственницы. Наставницы, благодаря которой её развитие не ограничивалось лишь тем, что итак свойственно представителям клана Учиха. Таковой Хану можно было считать разве что номинально по фамилии и пробуждённому кеккей генкай, но не по тому пути развития, что она избрала для себя. Хотя и от много лет назад пропавшего без вести деда - Саске, она переняла некоторые уникальные способности.

Не думала, что печать отнимет столько чакры, чувствую себя несколько опустошенной. Впрочем, если мне удастся скопить достаточно, это с лихвой окупит все потери.

Она поднялась с земли и тщательно отряхнула подол плаща от прилипших к нему травинок и прочего мусора. Чувство удовлетворения от успешно выполненной техники, одной из сложнейших в своем роде, придавало девушке сил и повышало её настрой. Впрочем, она понимала, что это далеко не последняя такая печать из оставленных ей для изучения, что она вскоре освоит. Если уделит этому достаточно внимания, конечно же.
Приложив ладонь к надгробию покойной, прошептала что-то о скорой встрече и поспешила к выходу, прочь с кладбища. Впереди её ждала очень важная встреча, что в будущем повлияет не только на неё, но и на тех, кто ей близок.

Сайто сказал, что это утро проведёт вместе с Мари, пока я буду в резиденции. Впрочем, ничего нового: пока я сдаю или получаю очередное задание и вожусь с кучей бюрократической волокиты, эти двое предпочитают не морочить себе головы лишней суетой. Зачем? Есть же Хана.

Учиха всё же лукавила, ей самой нравилось быть негласным лидером, пусть это и значило, что придётся брать на себя больше обязанностей и ответственности. К некой управленческой должности она тоже стремилась, обладая подходящими задатками. Хоть и "управлять" могла лишь отрядом из кузена, подруги и себя самой.

Улицы

Byakugō no In - Печать Силы Сотни

Данная печать образуется когда пользователь в течении длительного времени копит в данной метке большое количество чакры. Обычно метка формируется на лбу пользователя в виде ромба. Как только печать сформирована она является накопителем для большого количества чакры которую пользователь постоянно концентрирует в метке. После высвобождения чакры пользователь получает доступ ко всей чакре, что хранилась в печати.

✦ Для использования данной техники, необходим навык "Превосходный Контроль Чакры".
✦ Данная печать отнимает 20 единиц чакры из общего запаса персонажа на постоянной основе.
✦ Каждый сюжетный пост пользователя или переход из одной локации в другую в печать накапливается 5 единиц чакры.
✦ При высвобождении печати пользователь получает доступ к хранилищу чакры, и может его использовать даже если оно превышает его лимит чакры при этом не тратя свои собственные силы.
✦ Пользователь должен отображать в подписи количество накопленной чакры.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/74/14/11/901264.jpg
Классификация: Ниндзюцу, Фуиндзюцу
Свойство: -
Ранг: S
Тип: Поддержка
Дальность: -
Ручные печати: -
Чакразатратность: 20 на постоянной основе

Отредактировано Uchiha Hana (2020-06-06 21:00:37)

+1

3

Старт игры.
19.04.609.
Утро.

Где-то там, под надгробием, лежат останки двух тел некогда именитых шиноби - Рока Ли и Тентен. Где-то здесь, перед надгробием, сидит их несчастный внук - Кен Ли. И кто из этой троицы живее - вопрос открытый. Ведь на детском лице неудавшегося потомка, в его огромных карих глазах блестели печаль и стыд. Сидя на корточках, образцово прижав к земле пяточки, уперев локтями в колени ноги и сцепив замком пальцы рук, уже не мальчик, но еще и не мужчина, недвижимый и будто бы неживой, пристально вглядывался в выбитые на надгробии иероглифы, из раза в раз их перечитывая и перечитывая.

- Дед, прости, - завел вдруг он шарманку, - И бабуль, ты тоже.

И так - каждый раз. Из года в год вот уже семь лет он с опозданием приходил на поминки сперва лишь деда, а теперь и бабки, лишь для того, чтобы в очередной бессчетный раз попросить у предков прощения. Семь лет и одну неделю назад умер один из последних представителей величайшего поколения освободителей - Рок, мать его, Ли. Тот самый неунывающий юнец живший в теле почтенного старика. Еще ребенком видя задор и излияния безумной энергии старика, Кен и представить себе не мог, что тот когда-нибудь умрет. Казалось, сама смерть над ним не властна. К сожалению, действительно - так лишь казалось. В конце концов огонь потух и в его груди, и в его глазах. Весна перестала течь по его венам - как и кровь. Он замер и иссох. Теперь его скромная обитель спрятана в нескольких метрах под землей, по соседству с его любимой и любящей женой.

- Простите, что я не прихожу на ваши поминки.

Кен избегал прочих, еще живых своих родственников. Следовательно, не смог он прийти и на годовщину смерти деда, боясь наткнуться на мать или брата, дядь или теть, кузенов и кузин. Их семейство разрослось за последние семь лет из одной единственной ячейки общества - Рока и Тентен - в целый прайд, почти что клан. Свое место в котором Кен давно уже потерял, кто бы что ни говорил, и вряд ли когда-либо уже вернет. Он был уродом, которого следовало бы вычеркнуть из семейного древа. Но он был уродом, который хотя бы признавал собственную исключительную жалость. А потому сам, без всяких просьб и даже намеков, отдалился от прочих своих однофамильцев.

- Я... - вдруг руки разъединились, одна из них украдкой полезла в карман, - Мне жаль.

Достав пачку сигарет и раскрыв ее, Кен вдруг вновь замер. Глаза его опять поднялись к памятнику деду и бабки. Лицо исказилось грустной улыбкой. Будто бы нервничая, он начал то закрывать, то открывать пачку раз за разом, все быстрее. Прикусив нижнюю губу так, что она побелела, он шмыгнул носом.

- И за это тоже простите, - Кен бросал взгляд то на пачку, то на надгробие, - Сомневаюсь, что вы одобрили бы мои новоприобретенные привычки.

Пусть Кен и попросил прощения у Рока и Тентен, но пачку до сих пор не убрал, пусть и играться с ней перестал. Он будто бы ждал какого-то ответа от безжизненного монолита. Будто бы надеялся, что сейчас его кто-либо остановит, пожурит, потянет за его впалые щечки, скажет, что так нельзя, и накажет. Вот ему уже девятнадцать лет, а действовать не по чьей-либо указке, самостоятельно он так и не привык.

Отредактировано Ken Lee (2020-09-27 14:47:15)

+1

4

Начало игры.
Посвящается всем потомкам Конохи, чьи деды и бабушки пали смертью храбрых.
Тай Ли ходила на могилу любимых деда и бабушки каждые три месяца. Там требовалась небольшая уборка, плюс всегда нужно было перепроверять цветы и мыть памятник. Каждый раз она находила какую-то вещь, которую приносила не она или её родственники. Вероятно, это были ученики её дедушки или семьи тех близких его друзей. Она складывала их в отдельное место, немного закапывая в земле. Таким образом они не могли затеряться или не могли пропасть. Ведь мало ли кто мог бы их взять с памятника. С того момента, как Тай выросла, кладбище преобразилось. Оно стало еще больше и каждый мог найти своего родственника. Ли проходила мимо и имена тех, кто был похоронен, ей были очень знакомы. Поимённо она помнила всех и с каждым разом когда читала то или иное имя, в голове появлялся плакат с автографами и определенное молодое лицо крупным планом. Она не могла до сих пор поверить, что этих отличных ниндзя уже нет очень давно в живых. Зелёный Дракон прошла мимо могилы Сакуры Учихи. Вообще та в девичестве была Харуно. Она очень нравилась деду Тай Ли в молодости. Была его первой любовью, но предпочла Саске, деда её друга - Йоске-куна. Вот такая вот интересная связь вырисовывалась. У Сакуры стояли свежие цветы. Запах сакуры и пионов смешался. Тай поняла, что здесь была одна из её внучек. Или даже внуков. Чуть дальше были еще расположена чета Яманака, за ними Нара и Акимичи. И вот наконец Тай дошла до могилы дедушки и бабушки. Похоронены они были вместе. Вт только у них был уже посетитель. Она его ни с кем бы не спутала. Немного ниже неё, с каштановой шевелюрой, парень, который очень трепетно извинялся за все свои проказы.
- Не одобряют, - внезапно Ли сложила руки по бокам, как бы отвечая на последний вопрос своего младшего кузена. Это почти что выглядело серьезной поркой-осуждением в её арих глазах. - Да и я тоже. Мягкая улыбка шатенки и она уже близко. - Здравствуй, кузен...Младший брат. Ли подошла к брату еще ближе и распахнула объятия, после чего обняла его сзади и начала сильно тискать. - Наконец-то попался! Будешь знать, как убегать от меня. Решил навестить нашего крутого деда и не менее крутую бабушку? Рассказывай быстро, где пропадал или пощады не жди!

+1

5

Кен удивился, растерялся. Пусть он и хотел услышать ответ на заданный вопрос, но вовсе не ожидал. Потому испугался, вздрогнул. Пошатнувшись, от оторвал пятки от земли и вот уже собрался клюнуть носом памятник почившим родственникам, как вдруг отыскал в себе силы и сноровку, позволившие сохранить равновесие. Несколько нелепо помахав руками, будто бы неопытный и впервые взлетающий птенец крыльями, он все-таки удержался на месте.

Не готовый к сюрпризам, он не сразу понял, чей ответ он сейчас уловил, и откуда и от кого он пришел. Пару раз моргнув, он все же сообразил - то была не фантазия воспаленного разума. Голос пусть и казался знакомым, но принадлежал не деду и не бабке, а иному, пока еще живому и здоровому родственнику - кузине Тай. И доносился от из-за спины.

- Кощунственно ли зваться шиноби тому, - как-то вымученно театрально начал Кен, - К кому столь легко было подобраться?

Каштановый попытался встать, расправив плечи - а их он инстинктивно расправлял в присутствии женщин, независимо от дальности родства с ними. Вот только ни первый потуг, ни второй не завершились успехом - сестра поймала его, как лягушку, сжав свойственной их роду хваткой - добросердечной, шедшей от души, но крепкой и даже удушающей.

- Сестра, - называть сестрой было как-то сподручнее, привычнее, - Отстань.

Пусть Кен и просил Тай отстать, но физически никак не противился. Было ли то следствием осознания того, что сестра много сильнее его самого и способна смять его в комок и закинуть в баскетбольную корзину с пятидесяти метров, или от того, что подобная близость ему не только не претила, но и даже нравилась - вопрос открытый. На который он, пожалуй, никогда откровенно и вслух не ответит, по крайней мере прилюдно.

- Если продолжишь, - вдруг начал он угрозу, - Я твоего парня у тебя уведу.

Взглядом он наткнулся на помятую и упавшую на землю пачку сигарет. Лишь скорчив недовольную мину, он все так же оставался безвольной куклой в руках своей дражайшей родственницы.

Не первый раз сестра его так треплет. Вероятно, что и не последний. Когда-то, будучи еще совсем ребенком, он предпочитал бороться с ней, всеми силами вырываясь из подобного рода объятий. Стремился доказать свою силу, свою взрослость. Сейчас же он не был против побыть бессильным ребенком. Ныне он был готов примерить и куда более жалкие роли. Тот, кем он некогда был, и тот, кем он стал к сегодняшнему дню, - совершенно разные люди. С различными и даже противоречащими взглядами на жизнь, с совершенно не коррелирующими целями в жизни. Но Тай по неведомой Кену причине все равно любила его, не брезгуя из раза в раз доказывать теплоту собственных чувств к нему в том числе и подобными, пусть грубыми и даже варварскими, но такими искренними и до глубины души пронизывающими методами. Пожалуй, именно от нее юноше прятаться было тяжелее всего - именно с ней он хотел бы проводить свое время.

Но кто он такой, чтобы делать то, что ему хочется?

Потому он избегает и мать, и отца, и дядю, и тетю, и столь близкую ему некогда старшую сестру.

+2

6

- Чего? Неа, не отстану. Если хочешь, можешь попытаться меня заставить это сделать, - мило хихикнула Зелёный Дракон, давая понять, что брату в этой схватке верх не одержать. Она бы могла и поддаться, но это не так интересно и увлекательно. Тем более когда она спустя столько времени застала Кена.
Вообще, Тай Ли очень любила сильные и долгие объятия. Ей удалось подловить своего младшего кузена, когда он был так робок и беззащитен. Подкрадываться сзади и иногда орать - это тот самый комичный момент, которому она научилась  еще в детстве. Дедушка Рок Ли был очень щедр на любого вида эмоции и весна его юности очень долго не угасала. Наверное Тай Ли впитала с кровью в себя какую-то часть всего этого. Однако она не имела привычки перебарщивать с этим делом. Но ей было забавно наблюдать, как куксится её кузен. Да даже не кузен. Их родители - отец Тай и мать Кена были родными братом и сестрой, однако Ли считала Кена своим младшим братом, несмотря на то, что он ей не родной по отцу и что его мать вообще ей тётя. Тем не менее, это родство не мешало Тай Ли подшучивать и тискать брата. Сейчас ей всё равно нечем было заняться.
- Ой ой ой! Напугал то как! Было бы кого уводить. Если ты про Хьюгу, то я уже как год с ним не встречаюсь. Этот бьякуганистый нашёл уже помоложе чем я. Да еще и блондинку. Вроде бы она из клана Яманака, так что все твои усилия будут тщетны. А вот мои - нет! Ли снова напоследок сжала своего брата в объятиях, потом немного отпустила, взъерошила волосы и чмокнула в щёку, после чего отпустила его совсем и предстала перед ним во весь рост. Такой забавный финт она проделала специально, чтобы посмотреть на реакцию. Хоть Кен и был взрослым, для Тай Ли он будет всегда младше неё.
Какой-то он хмурый и недовольный, - подумала Ли, осматривая брата. Её взгляд карих глаз упал на что-то белое и помятое. Куноичи, не задумываясь, подняла это что-то. Догадаться было не сложно, что должно было находиться в этой пачке, так как запах сразу разложил всё по местам. Вот же маленький зараза! Неужели не понимает как вредна эта гадость организму? С его энтузиазмом нужно усерднее тренировать дыхание и легкие, а он их только губит! Ничего, сейчас наору как следует и займусь его воспитанием.
- Ты что, опять куришь что ли? Тебе нельзя, ты же спортсмен! И вообще, с твоей успеваемостью надо стараться стать очень сильным! Если тебе нужна моя помощь, только скажи. Я всегда буду рада тебе помочь! Огонь как-то быстро загорелся в глазах девушки. Энтузиазм, положительное отношение к тренировкам, уверенность в себе и мотивация к цели - всё это несомненно были качествами семьи Рока Ли. По-другому и не могло быть.

+1

7

«Могу попытаться, значит?» - подумал Кен, скрипнув зубами.

Нынешний Кен - не боец. Не столь усердный, он давно уже отвык вкладывать все свои силы в тренировки. Бегать - бегал, разминаться - разминался, иногда даже грушу, а то и деревянный столб колотил. Но вот чтобы семь потов с себя сгонять, на спор наматывая круги бегом на руках по периметру деревни - это уже к Року, а не к Кену. Все еще достаточно шустрый и крепкий, он недалеко ушел от любого иного, не специализирующегося на тайдзюцу шиноби. Но вот со своей сестрой, которая была не сильно уж и старшей, состязаться он не мог. Что в силе, что в скорости она могла бы дать ему фору. Фору значительную и даже унизительную. Сложно представить, смог бы он ее догнать, даже всерьез занимаясь тренировками.

Однако серьезно она к нему не относилась. И, если подумать, у него были вполне ощутимые шансы вырваться из хватки. Он мог ударить своим затылком по ее носу, что дезориентировало бы девушку, или свободными от хватки ногами каким-либо любопытным образом ударить в районе ее колен. А если проделать оба трюка одновременно, результат мог оказаться крайне положительным. Однако был вариант того, что Тай мостиком воткнет голову Кена в землю раньше, чем он успеет решиться хоть на какое-либо опасное для нее действие. И делать в таком случае ставки на себя каштановый не решился бы.

- Какая растрата, - не столь пространно отвечал Кен на весьма продолжительную речь Тай, - Растрата что генофонда, что любопытных возможностей, - сделав короткую паузу, он продолжил свою шутку, - Говорят, белоглазые умеют стимулировать... всякие... хм... точно, точки.

Не успел он дать полноценный ответ, как его снова, будто прыщ пальцами, руками сдавила сестра. Еще секунда или две и он согласно метафоре столь гадко же и лопнул бы. Шутки - шутками, но из легких Кена в какой-то момент вышел почти что весь воздух. Собираясь отдышаться, он огреб трепку волос и поцелуй в щеку. Пожалуй, его сестра была уж слишком любвеобильной. Пожалуй также, что он и не был против. Не сразу придя в себя, он не успел поднять лежавшую на земле пачку - сестра ухватилась за нее скорее. Что должно было последовать дальше, то предсказуемо и последовало - разбор полетов. Пожалуй, в том числе и из-за подобного рода поучений он и ушел из дома и отдалился от родни.

- Не души, злодейка, - поправляя на себе одежду и проверяя, не выронил ли он что еще, как-то не слишком уверенно отвечал Кен, - Спортсменов здесь лишь трое. Ты, Рок и Тентен. Двое из сих спортсменов лежал в могилах. Единственный курильщик же жив и здоров. Ужасная статистика, не правда ли?

Выпрашивать пачку сигарет обратно он не стал, смирившись, что она к нему никогда уже не вернется. Тай скорее бы смяла ее и выкинула в мусор, чем отдала бы Кену. По крайней мере, именно так ему казалось.

- В любом случае, не беспокойся, - продолжил вдруг он, - Будь мне нужна чья-либо помощь - я бы попросил уже давно.

Пожалуй, Кен даже не врал. Он действительно не нуждался в чьей-либо помощи. Помимо помощи семейного психолога разве что. Но те не были популярны среди представителей профессии шиноби.

Отредактировано Ken Lee (Вчера 20:03:35)

+2

8

Делает вид, что ему ничего не нужно. Прячется за своей гордыней и боится попросить меня его учить. Неужели он считает  просьбу ко мне унизительным позором? Я бы никогда не сделала ничего такого, чтобы опозорило бы его в моих глазах или в глазах других людей. Он мой брат, хоть и не родной, но я все равно за то, чтобы он нашел свой путь ниндзя и стал сильнее чем сейчас! Возможно, мне следует его подтолкнуть к тому, чтобы он сам захотел чему-то еще научиться.
Тай Ли вовсе не считала, что ходить в генинах какой-то ужасный позор. Она никогда не осуждала своего брата и затыкала рот всем, кто говорил о нем плохо. Сравнения она никогда не делала, ведь её брат - это индивидуальная личность. Он так же унаследовал гены их общей бабушки ТенТен, возле могилы которой они сейчас оба стояли, и возможно что даже больше её стиль сражения, но это не означало, что у него нет таланта или допуска к линии деда. Тай прекрасно помнит, как это мальчишка старался изо всех сил напомнить себе и всем, что он тоже чего-то стоит. Просто чтобы иногда поверить в себя, нужно гораздо больше поддержки именно со стороны.
- Эй, у нас ничего не было, ясно? - немного возмущенно и тем не менее с лёгким окрасом на щеках, заявила шатенка. Такую пикантную тему она не собиралась обсуждать с братом. Тем более, что они с Кацурой действительно не дошли до более близкого контакта. Между ними не было той химии, которая должна была возникнуть, в ходе которой они могли бы начать интимную близость. - Вот чем меня позорить, лучше бы сам себе девушку нашел! - продолжила возмущенно Тай Ли, пытаясь перевести тему, поскольку разговор о точках стимуляции немного бросал девушку в дрожь, а она совсем не хотела представлять что-то ужасное и запретное. Но в итоге она всё равно думала о том чтобы не найти себе парня, а о том чтобы брат перестал ехидничать. Много ему понадобится чтобы даже самую обычную девушку впечатлить. Эх, Кен, что ж ты делаешь?
- Неправда, не говори так! Кен, ты тоже часть семьи Ли, клана Драконов и ты тоже спортсмен. В тебе есть гены обоих наших дедушки и бабушки и я знаю, что ты на многое способен и сам. И не надо такого сарказма. Я пока в гроб не собираюсь. Они были стары, но прошли свой путь от начала до конца и всё в этой жизни успели. Теперь дело за нами. Мы их потомки и тоже напишем свой путь. Весна нашей юности только началась и умирать молодыми - это точно не про нас с тобой! К тому же, есть один секрет, который поможет нам дольше держаться при жизни, чтобы наши враги и соперники считались с нами и нас же боялись. Мама твоя не сказала, какой это секрет? Мой отец поделился им, едва мне стукнуло двенадцать. И пора тебе его уже узнать. Карие глаза стали серьезными. Так всегда бывало с девушкой, когда речь едва касалась секретной техники Восьми Врат. Это очень сложно и серьезно, а так же не менее опасно, чем кажется на первый взгляд.
Прости, дедуль, но похоже основная ноша о том, чтобы оставить наследие дальше лежит именно на мне. Надеюсь, что Кен Ли - мой глупый младший братик поймет, о чем же я веду речь.

+1

9

Шутка затянулась. Кен лишь острил, но сестра, казалось, воспринимала его слова всерьез. Будто бы ему действительно есть какое-то дело до ее похождений. Дабы не топтаться на месте, Каштан не стал продолжать неудобную гиперактивной родственнице тему. Следовательно, на вопрос о собственных же отношениях с противоположным полом он отвечать не стал - попросту проигнорировал. Вместо того, ответил уже на следующую реплику сестры, оставить которую без пояснения было не столь легко.

- Я... - Кен хотел было отметить, что частью семейства Ли он себя давно уже не считает, но, предусмотрев сложность последующих такому ответу споров, предпочел подыскать иные слова, - Что? Кланов Драконов? С каких пор Ли - драконы? - наверное, в интонацию он вложил несколько больше яда и язвы, чем намеревался, но он действительно не припоминал, с каких пор Ли стали ассоциироваться с драконами, - Впрочем, не суть.

Кен столько раз оправдывался перед самим собой и умершими родственниками, что, казалось, должен был в этом деле поднатореть. Однако, вот перед ним стояла сестра, а все ответы, что приходили ему на ум, звучали скорее как ответные претензии, нежели извинения. Он чуть ли не на физическом уровне сдерживал те желчь и гниль, что вот-вот должны были сквозь зубы выплеснуться изо рта. Лишь бы не обидеть сестру. Лишь бы не о чем было пожалеть после. Лишь бы не перед могилой деда и бабки, в конце то концов.

Тай так много говорила, что Кен терялся. Иметь дело с ней было так же трудно, как с Роком и Тентен. Слишком много слов, слишком много уверенности в выбранных словах. Старики могли гордиться: их внучка горела тем же пламенем. И вести с ней конструктивный диалог было ничуть не проще, чем с любым из них. Каштан ни на секунду не сомневался, что переубедить сестру будет сложнее, чем выпить лужу через ноздри - и столь неприятен же будет сей процесс. Будь перед ним кто другой, он предпочел бы либо ретироваться, не тратя время зазря, либо пойти на конфликт, начав прямо насмехаться над чужеродными для его разума идеалами. Но в данном случае оба варианта не подходили.

- Мой путь - у тебя в руках, - Кен бросил взгляд на пачку, все так же находившуюся в руках Тай, - Не будь тираном - верни.

Кен не собирался выпрашивать свое сокровенное имущество, однако внести ясность все же желал - пусть уж либо действительно сомнет и выбросит сигареты, либо вернет истинному хозяину. Пока пачка находится в руках Тай, не понять - оная уже утеряна или есть шанс на ее возвращение.

- Врата - способ сдохнуть в мучениях, не обманывайся сама и не обманывай меня, - Кен сам удивился, насколько резкий и пожалуй даже грубо сформулированный ответ он дал на предложение о помощи. Но с каждым словом сестры ему лишь сильнее казалось, что она над ним потешается, смотря сверху-вниз не только лишь буквально, но и фигурально. С чего она вообразила, что его путь - неверный? С каких пор путь шиноби - дорога наемника, убивающего за горсть монет - это достойная участь?

Наверное, сестра все же задела некоторые сокровенные струны его души. Вот только не те, что хотела. И потому реакцию она вызвала иную - противоположную. Кен был посвящен в тайны роды. Ему разъясняли суть врат, принцип их работы. Когда? Давно уже. Перед первым экзаменом. Он буквально в шаге был от того, чтобы технику осилить. Но потом случилось то, что случилось. Он изменился сам и цели его переменились. Врата в частности и сила в принципе перестали играть важную роль в его жизни. Но сама мысль о том, что Тай смотрит на него свысока, воображая, что только она была достойна еще в детстве постичь секреты рода выбивала из Кена искры тлеющей злобы.

+1

10

- С того, что это олицетворение силы, мудрости и успеха. Я кстати, набила себе татуировку примерно в твоем возрасте. Она помогла мне понять и принять путь, по которому я следую. И если углубляться в россказни о драконах, то потом могу тебе кое-что показать, - весьма уже весело подметила Ли. Её брат задавал странные вопросы и было ощущение что сильно скрытен. В один миг вроде бы и хочет чего-то, но в другой даёт шагом назад и уже ничего не хочет. Неопределенность - очень плохая штука. Она не даёт здраво мыслить и понимать, что же люди хотят получить от жизни и вообще есть ли у них цель. Ли не злилась на брата. Он просто много чего пока не понимал. Однако его выражение лица сменялось со спокойного на раздражительное. Особенно когда куноичи заговорила про врата и всё еще не отдавала его заветную пачку сигарет. Она бы ее вообще выкинула, если бы действительно была тираном. Но тут шатенка просто тяжело вздохнула и отдала.
- Какой же ты проблемный, Кен-кун. Сначала хочешь учиться, потом не хочешь. Я вижу что ты злишься на меня. Но за что? Если хочешь освоить врата, о которых я собиралась рассказать, то я конечно же помогу тебе. Пускай ты выучишь не все, но потенциал к ним у тебя есть и будет. Просто для этого нужно много и упорно трудится. А если ты думаешь, что мне они вместе с талантом прямо грохнулись с неба, то ты еще  ничего не знаешь. Не знаешь, как я над этим трудилась и как тяжело мне было в школьные годы. Мастеров тайдзюцу часто недооценивают и над ними имеют место очень жестоко издеваться. Но когда мы становимся равными этим напыщенным идиотам, они забывают все свои слова и орут - пощади!
Сдохнут в мучениях - это путь врат? Кто ему такое сказал? Неужели это сделали его родители? Ожидать такое от тётки или её муженька - вполне в их силе. Особенно от последнего. Тоже мне, ниндзя великий.
- Кажется тебя сильно дезинформировали. Можно победить противника, используя врата и при этом не умереть. Да, травмы получишь, куда без этого, но сможешь восстановиться и жить дальше. Это не лишит тебя права быть ниндзя. Впрочем, о вратах как я вижу, говорить пока рано всё равно. Твоя физическая подготовка еще сильно хромает. Чтобы добраться до мечты стать сильнее, если это действительно твоя мечта, а не желание прокурить свои органы до состояния тухлой печени, то будем работать. Я не учу лентяев и лодырей, а серьезно подхожу к этому "методу исцеления силы". Если ты заинтересован в будущем так же возвысить ранг, то мы можем начать в ближайшее время тренировку. Но если будешь ходить и извиняться, а потом жалеть себя, то так и останешься на своем одном уровне. Жалость к себе не поможет. Нужно идти через трудности. Нет лёгкого пути достичь пика силы - эта дорога ведёт через боль. Физическую боль. Именно так наш дедушка стал тем кто он был. Думаешь ему далось легко это учение? Ничего никому с неба не падает. Пойми это наконец. Тай Ли хотела достучаться до брата. Но он был очень упрямым. Избивать его прямо на кладбище Ли не горела желанием. Но проучить его на площадке для тренировок - запросто.

+1

11

«Олицетворение силы, мудрости, успеха? Что из этого относится к Ли? Самоубийственная сила? Всякое отсутствие мудрости? Успешный прыжок в могилу?» - Кен мог бы продолжать и продолжать, изливаясь гноем. У него была сотня, а то и больше язвительных ответов на каждое предположение его пропитанной идеалами деда кузины. К сожалению или счастью, но Каштан был и вполовину не так ужасен, как привык о себе думать. И совсем уж в открытую он старался не язвить. Хотя с каждым словом, выпаленным сестрой, сдерживаться было все сложнее.

Кен принял пачку сигарет из рук сестры, тут же упрятав возвращенное имущество в карман, где оному и место.

- Мои проблемы - увы и ах - это мои проблемы, - во все зубы осклабился Кен, стараясь выглядеть добродушно, но от того выглядевший лишь еще более раздраженно, - И тебе ни о моих проблемах, ни обо мне беспокоиться нет никакого смысла.

Кен мог объяснить себе, за что он злится на сестру, но ей - нет. Сказав прямо, он бы обидел ее. Ведь злился он на сестру за то же, за что и любил - за ее чрезмерно напористую опеку. Мальчишка рад был тому, что о нем готовы заботиться вопреки сложности его характера. Но именно то его и раздражало. Сестра не видит, каковым вырос ее брат. Плевать ли ей или она попросту неспособна разглядеть в Кене Кена - не суть. Но сей факт одновременно и умилял, и обижал Каштана. Кен - не Рок, Кен - не Тай; Кен был слеплен из иного теста. И проще было бы его убить, нежели перекроить.

Кен представлял, через что прошла Тай. Бывало, его тоже задирали в академии. Ведь он, как и она, как и Рок несколько поколений назад страдали от одного - от собственной беспомощности и бесталанности в любых иных областях, кроме чистого тайдзюцу. Тануки понимал, что его сестра, как и дед, преодолевали сию проблему одним образом - кровью и потом, кулаками. Вот только Кен - другой. Прошли те года, когда его заботили собственные навыки и чужое мнение. Да, он извинялся перед дедом и бабкой. Вот только извинялся он не за собственную слабость, а за само пренебрежение их идеалами. Каштан мог бы стать сильным - в том он был уверен. Доказательством тому служил его первый бой на третьем этапе экзамена на чунина. Но он отбросил мечту деда, мечту сестры. Он более не жаждал силы, равно как и славы, и признания. Он довольствовался тем, что имел. И извинялся он не потому, что считал себя виноватым. А потому, что уважал Рока и Тентен и их стремления. И все же, уважая идеалы предков, примерять на себя их роли он не собирался. Кен - это, черт его дери, всего лишь Кен.

- Ты считаешь меня идиотом, сестра, - Кен все-таки вспылил, - Смотришь на меня и на мои решения свысока. Считаешь ребенком, которого надо поставить на дорогу праведную.

Не успел Кен окончить сказанное, как уже начал жалеть - но говорить не перестал.

- Повторю то, с чего и начал: будь нужна мне чья-либо помощь - я бы попросил.

Кен чувствовал себя неловко. Будто бы действительно он дурак. Будто бы говорит с сестрой на разных языках. Он ей - одно, она ему - другое. Когда-то общение между ними строилось куда как проще. В те времена им было по-пути. Сейчас, видимо, нет. Нынче, оказывается, им стало не о чем говорить, не споря.

+1

12

Можно было бы упрекнуть в высокомерии маленького брата, но Тай Ли это было не интересно. Она сталкивалась с этой чертой и раньше, а так же успешно с ней боролась. Один из её друзей был Учихой и это всё объясняло. Если бы она каждого пыталась бы перевоспитать, то это заняло бы уйму времени и нервов. А она берегла своё здоровье. Лишь высказалась и поделилась мудростью со своим кузеном, которого всё равно любила. Даже несмотря на то, что он был невыносимым букой.
Пытается не делится своими переживаниями, горем и проблемами со мной. До чего же он всё-таки скрытный! Но всё еще мой милый младший братишка. Такой самостоятельный и уже взрослый. Может мне не стоит сильно опекать его?
- Я никогда в жизни не считала тебя таким. Опекать - да, делала и не раз. Но никогда не думала что ты никчемный или идиот. Ты таким никогда не был. Ты так ловко управляешься с любым оружеем, попадаешь в цель с одного удара. Этим стоит тоже гордиться. Кто посмеет выйти на такого как ты? Это талант, который ты унаследовал от бабушки. Я не такая точная как ты. Даже немного завидую, а ты и не видишь. Никогда не хотела смотреть на тебя свысока, потому что не рождена высокомерной. Праведная дорога? Только в качестве тренировок. Чтобы ты почувствовал, каким сильным можешь быть. Хочешь курить? Кури. На это и слова не скажу. Но это не отменяет факта того, что сигареты вредны. А ты здоровый, молодой и красивый. Я лишь беспокоилась из этих соображений, а не вовсе потому что я припёрлась тебя жизни учить. Я лишь хотела помочь. Ты ведь собирался стать сильнее, а мне не все равно на тебя и твои достижения. Ты моя кровь и мой брат.
Тай Ли действительно пыталась достучаться до брата. Она хотела убедить его в том, что просить помощи это не позорно. И что он не должен в чем-то себя винить или расстраиваться в том, что он не такой как все. Ли подошла к брату и резко обняла его. Разница в росте и возрасте не была столь заметной.
- Я помню что ты индивидуальная личность, у которой свой путь ниндзя. Я только за это. Просто мне оказалось что ты коришь себя за какую-то неведомую слабость, которую жаждешь в себе исправить. Я решила поддержать тебя. Никогда не подумала что моя поддержка сильно обидит тебя. В любом случае, никогда не слушай злых языков. Кто бы что не сказал, есть способ заткнуть им рты по самые гланды.
Хотелось бы верить, что сейчас я смогу до него достучаться. Хочется верить, что он поймет меня и услышит. Я ведь и правда не желаю ему зла. У меня нет более близкого родственника чем он. Нужно было бы ударить в воспитательных целях, но это мало что изменит. Лишь разозлит его, а может и даже унизит. Не буду пока опускаться до этого уровня.
Ли наконец-то разжала объятия и отпустила брата. Ей хотелось верить, что он поймет, что же она хотела сказать. А то все его слова выглядят как накопленная обида из-за чего-то.
- Ладно, мне уже пора идти по своим делам. Дам тебе немного времени подумать - что же ты хочешь на самом деле. С решением и выводами не торопись. Просто помни, что я всегда рядом и поддержу тебя. С этими словами Ли попрощалась с бабушкой и дедом, а потом пошла в сторону выхода, после чего и вовсе исчезла из виду.
-------------->>> Улицы [Деревня Скрытого Листа]

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Кладбище [Деревня Скрытого Листа]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC