ПОСТ
ЯМАНАМИ КЕЙСКЕ
— Крайне удручающее зрелище... — едва слышно произнёс Кейске. И вправду, при близком рассмотрении, можно было с уверенностью сказать, что в этом месте люди не жили, но выживали. Покосившиеся одноэтажные дома, обветшалые стены, редкие ограды и пустые погреба. Одежда местных жителей также оставляла желать лучшего, как и их внешний вид в целом. Грязные, изнеможённые ужасным климатом и войной, они носили рваные тряпки, и казалось бы даже не замечали этого. Достоинство давно ушло из жителей Инамуры, а все их надежды погрузились на дно болота, окружающего поселение.
Читать дальше...
НУЖНЫЕ
НОВОСТИ
Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август - сентябрь 609г.
список администрации
• Форум терпит некоторые изменения, и самым очевидным обновлением является дизайн. Теперь он у нас светленький!
• Был обновлен список плюшек, просим всех ознакомиться с изменениями.
Рейтинг форумов Forum-top.ru
NARUTO EXILE

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » Подземный город Недзуми [Страна Звука]


Подземный город Недзуми [Страна Звука]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Спускаясь по самым старым и глубоким туннелям канализации столицы Страны Звука, можно найти проход в сеть пещер, тянущуюся на многие километры. Местами пещеры сменяются будто бы гигантскими норами, которые, если не заблудиться, приведут к подземной реке. На берегу высится нагромождением деревянных и каменных построек настоящий город, кишащий крысами всех размеров. Это обитель клана Недзуми - разумных грызунов, поселившихся здесь задолго до прихода Орочимару в Страну Звука. Между скоплениями зданий, кажущихся весьма хлипкими и ненадёжными, перекинуто множество верёвочных мостов и деревянных лестниц. Здесь можно увидеть и людей, кои влачат рабское существование. В ошейниках и цепях, под влиянием специальных ниндзюцу, они выполняют разнообразную тяжёлую работу - строят здания, прокладывают новые подземные тоннели. Кроме того, люди служат кормом для Недзуми, если нет иной альтернативы. Разумные грызуны занимаются преимущественно воинскими искусствами и ниндзюцу, ставя себя выше иных рас.
За проходами, ведущими в город, следят дозорные из числа бойцов клана. В случае опасности пещеры и тоннели могут быть завалены или затоплены. Сам город находится на глубине ниже ста метров, сверху над ним расположен толстый скальный щит, поэтому пробиться к обиталищу разумных крыс весьма проблематично. Разнообразные грузы, включая рабов, доставляются в основном по реке - она выходит на поверхность в нескольких километрах от города и вливается в одну из крупных рек Страны Звука, - а также через сеть пещер вокруг столицы. Каждый вход в подземные пустоты снаружи хорошо замаскирован. Где-то помогают скрыть пещеры и тоннели особые техники ниндзюцу и гендзюцу, где-то над ними построены совершенно обычные здания, например, склады или поместья. Расположение города Недзуми держится в секрете и раскрыто лишь самым преданным и важным помощникам клана.

https://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/196/242593.jpg

0

2

Столица Отеко <===

Ящик долго несли по неровностям, куда-то опускали. У Акумы успели затечь ноги от постоянного сидения в малоудобной позе. Впрочем, он не возмущался из-за такой мелочи. Чакра носильщиков не ощущалась, да и вообще чувства ограничились ящиком. Никаких звуков, кроме тихих, едва уловимых шорохов. Видимо, над «паланкином», как назвал средство перемещения сидящий рядом Канго, хорошо поработали фуинщики, поставив специальные печати, не позволяющие чувствовать чакру снаружи. Это настораживало великана, сто раз уже пожалевшего о своём согласии на визит в логово разумных крыс. Возникало желание свернуть Кангу шею, затем выбить крышку ящика и рвануть куда глаза глядят, лишь бы подальше от мерзких хвостатых ублюдков. Останавливало лишь опасение возможности заблудиться. Явно Акуму тащили под землю, причём всё глубже и глубже. Не имея ночного зрения и даже зажигалки, чтобы осветить путь, Страж мог заблудиться и никогда не выбраться на поверхность.
«Ничего, – думал он, скрипя зубами, – когда-нибудь они остановятся, откроют этот грёбаный «гроб», и тогда я им задам жару!»
Внезапно ящик с необычным грохотам упал, отчего по телу Акумы прокатилась неприятная волна, а зубы клацнули. Будь он похлипче, отбил бы себе седалище. Рявкнув ругательство, он сдёрнул тряпку с глаз, однако, всё равно ничего не увидел в кромешной темноте.
– Приехали! Подъём! – заявил Канго, и крышка слетела, впустив на самом деле тусклый зеленоватый свет, тем не менее, ослепивший привыкшего ко тьме великана. Жмурясь, джонин встал.
Крысы. Вот первое, что он увидел, когда проморгался. Сотни серых тел разной величины, от казалось бы обычных пасюков до пары великанов в тяжёлых доспехах и при оружии. Все они собрались вокруг ящика с посетителем и глядели на них алыми глазами, в которых читались природная хитрость, осторожность и жажда убийства. Страж непроизвольно сжал кулаки и потянулся к кунаям, намереваясь отбиваться, и тут его остановил властный голос, принадлежавший крошечному крысюку, возвышавшемуся на платформе из костей и черепов, эдаком жутком троне, у подножия которого и поставили ящик.
– Так ты и есть тот самый ниндзя, расправившийся с мечником из Скрытого Облака?
Акума обвёл затравленным взглядом просторный зал, где оказался по милости грызунов. Выходов было несколько, самый большой в виде портала располагался за спиной великана. С потолка свисали грандиозной величины люстры с зажжёнными свечами, на балконах стояли охранники – крысюки с человека размером, в добротной броне и с клинками наголо. У некоторых в лапах были луки, но они не целились в Стража, лишь внимательно следили за обстановкой.
– Твою-то мать, – вырвалось у Стража Отогакуре.
Великан допускал, что здесь находились и умельцы, поднаторевшие в ниндзюцу. Попробует он только дёрнуться, и его атакуют всем, что есть у этих непонятных тварей.
– Отвечай Горо-сама, – толкнул Акуму локтем Канго.
– А, ну да, – прервался от поисков дополнительных выходов шиноби. Он уже прикидывал, как пробиться к портальной арке. Неизвестно, правда, что за ней и как выбраться на свободу.
– А ты ниже, чем я думал, – склонив голову набок и буравя Стража глазами-угольками, проронил главный крыс. Возраст сделал его тело упитанным, а шерсть седой. Дряхлым, впрочем, зверь не выглядел. На груди у него красовалось ожерелье из когтей и фаланг пальцев.
– Тебя я тоже представлял иначе, – пробурчал Акума, до сего момента вовсе не представлявший, с чем столкнётся.
– Звать-то тебя как? – поинтересовался грызун на троне.
– Смотря кто спрашивает. – С каждой минутой великану становилось всё более дискомфортно под взглядами сотен глаз. Потолок зала давил и, казалось, постепенно опускался, заставляя чувствовать себя слабым. Неприятное чувство и полная неизвестность ближайшего будущего вызвали злость.
– Я Горо, Пятый сын Пятого сына, потомок основателя клана Недзуми, правитель. А ты? Кто ты такой?
Акума скривился.
– Сам знаешь. Или не по твоему приказу меня сюда затащили?
– Хм, – белый крыс опёрся лапой о подлокотник трона и водрузил на ладошку свою старую сморщенную голову. – Ты разве не согласился на нас работать?
– Ладно, – игра в вопросы надоела великану. – Как меня зовут, ты в курсе. Можешь звать Гоки, я не против. Зачем я здесь? Заказ вы могли дать и там, на свалке. Как и оплату.
Белый крыс зацокал языком, качая головёнкой на короткой шее.
– Контракт, Гоки-чан, дело тонкое. Посреди мусора и на глазах у случайных свидетелей его не заключают.
По жесту предводителя мелкие крысы, сплошь покрывавшие пол серым бугристым ковром, раздались в стороны и словно впитались стенами, скрывшись через множество нор. В зале остались лишь охрана да пара великанов по бокам от трона, надо полагать, телохранители. Горо соскочил вниз с удивительным для его комплекции проворством, напоминая белесый шерстяной мячик, болеющий лишаём. Спустившись к подножию трона, он ловко, запрыгнул на край ящика возле Стража и, заглядывая ему в глаза, произнёс:
– Ради чего ты сражаешься, Гоки-чан? Деньги, власть, женщины? Тебе не так уж много платят на службе у Змеиного Саннина, за властью ты вообще никогда не гнался, особенно с тех пор как попал в Отогакуре. Женщины? По большому счёту, такому могучему воину и ниндзя на них плевать. Никого не любишь, близких друзей нет. Есть куча знакомых и редкие приятели. Так ради чего ты сражаешься, Гоки-чан? Не думай, я не издеваюсь, просто мне интересно знать, что за человек желает на нас работать.
– А ты многое знаешь, крыса, – недобро усмехнулся Акума. Знания Горо действительно поражали. Грызун знал, когда великан поступил в услужение Орочимару, сколько ему платят, с кем он спит и выпивает. Без содействия Скрытого Звука или продавцов информации оттуда же не обошлось.
– Ой, пустое, – отмахнулся белый крыс. – Мои детки поспрашивали, кого надо, ничего противозаконного. За тобой никто не следил, если волнуешься на сей счёт. И гнева Белого Змея не бойся, он в курсе о том, кто мы и чем занимаемся, а также о том, кто нам помогает. Расслабься, Гоки-чан. Давай поговорим по душам! Мне ужасно интересно узнавать что-то новое о людях, которые с нами сотрудничают.
Акума сощурился. Обстановка, мягко говоря, не располагала к задушевным беседам. Тем не менее, лидер крысюков вёл себя раскованно, точно и не общался с опасным шиноби.
А ведь и правда, ради чего он, Акума, сражается? Хитрый грызун наверняка знал ответ. Никаких почестей Страж Отогакуре на службе Змеиному Саннину не добился, повышения давали, как и прочим ниндзя, словно он ничем от них не отличался. Денег за жизнь не заработал. Будь на то воля великана, он бы давно покинул Скрытый Звук, подавшись на вольные хлеба. Единственное, что удерживало его на месте – страх. Животный страх перед Орочимару заставлял беспрекословно исполнять приказы, соблюдая все условия миссии. Стоило великану помыслить о невыполнении приказа или, хуже того, о побеге, и ему вспоминались эксперименты, которые проводили над ним в лабораториях Звука когда-то давно. Память о них никак не желала стираться, несмотря на прошедшие с тех пор годы. Экспериментаторы могли дать Палачу сто очков в искусности пыток. Боль тогда казалась бесконечной. Акума помнил собственные внутренности, вынутые из него и подвешенные вокруг операционного стола. Каждый орган соединялся с ним трубками, а проводами – с окружавшей его аппаратурой. Он помнил, как с него живьём сдирали кожу и вывешивали, словно шкуру убитого зверя, на специальную раму. На него надевали кожу другого человека, после чего возвращали ему прежнюю. Ему снимали верхнюю часть черепа, точно крышку котла, и копались в мозгах. Он ощущал копошение тончайших металлических инструментов в черепной коробке, но чаще – взрывы боли, когда металл задевал нервные центры.
Акума не хотел повторения того кошмара, и поэтому стал образцовым шиноби – насколько позволяли его возможности, разумеется. Порой всё же позволял себе поиграть с добычей, командование ведь было не против. Всем наплевать на смертников и случайные жертвы. В конце концов, он хорошо выполнял свою работу, так почему бы не поощрить парня невинным развлечением?
Заглянувший в глаза великана белый крыс растянул губы то ли в оскале, то ли в усмешке.
– Понимаю, понимаю. Трудный ответ для сильного человека. Что ж, обсудим условия сделки. Каждый наш заказ будет награждаться определённой заранее суммой. Обычно для наёмника. Также в случае чего мы окажем тебе посильную помощь.
– В смысле? – не совсем понял Страж.
– Придём на помощь в трудной ситуации. Если позовёшь, конечно.
– Это то, о чём я думаю? – Акума криво ухмыльнулся.
– Откуда мне знать, что у тебя в голове, мой юный друг? – склонил головку набок белый крыс, разглядывая лицо великана. – Кстати, запомни главное: никому о нас не рассказывай. Хоть словом обмолвишься, и нашему плодотворному – надеюсь – сотрудничеству конец. Причём в самом худшем смысле.
– Вы тут устроились неплохо, соблюдая полную секретность? А как доставляете грузы? Рабов?
– Уж прости, но знать тебе это не обязательно. У нас с тобой даже договор пока не заключён, а ты рассчитываешь на откровенность.
– Договор, договор… Контракт, хочешь сказать? Контракт на призыв?
– А ты умнее, чем кажешься, – ещё шире растянул губы крыс, демонстрируя жёлтые сточенные зубы, чем вызвал у Стража хмыканье. – Мы заключим с тобой договор, а потом подпишем контракт на призыв. В нашем случае это, увы, необходимость. Выполнение многих из наших заказов требует нашего присутствия.
– Присматривать за мной хотите?
– И это тоже, – не стал увиливать старый Горо. – Согласен?
– Хм. А что будет, если не соглашусь?
– Разойдёмся как в море корабли. А ты думал?
«Ну да, ну да. А потом со мной произойдёт несчастный случай в момент, когда я буду меньше всего ждать атаки. Плавали, знаем».
– А теперь обсудим детали. У тебя есть особые пожелания? – По щелчку пальцев Горо Крысы принесли низенький столик и циновки для сидения, затем на подносах внесли грибы и печёное мясо, бутылочку саке. Тарелки поставили на столик. Мясо ещё паровало – горячее, дразнящее аппетит пряным ароматом специй. – Присаживайся, Гоки-чан. Промочи горло, расслабься, а попутно поговорим.
В зале стало заметно меньше грызунов, освещение по углам погасло, и световой участок сжался до места, где непосредственно находились человек и белая крыса. Обстановка была призвана успокоить Акуму, однако, ему не нравилось решительно ничего, кроме разве что мяса и саке дайгиндзё. Впрочем, даже к еде он относился с осторожностью и не спешил её пробовать.
Они общались часа два, а то и дольше. Разговаривали на самые разные темы – предводитель Недзуми оказался на удивление хорошим собеседником. За рассказами о жизни и противниках, с коими сражались, успели обсудить подробности договора. А в конце, когда бутылка саке и тарелки опустели – Акуму поразил превосходный вкус вроде бы приготовленных без изысков грибов и жареного мяса, –   опять же по щелчку пальцев посуду унесли, а взамен притащили большой свиток. Горо ловкими движениями сорвал восковые печати и развернул свиток контракта. Белое полотно испещряли вязь незнакомых Акуме знаков и отпечатки крысиных лап разного размера, от совсем крошечных до гигантских, едва помещавшихся поперёк свитка. Внизу читались выведенные тёмно-красным, почти чёрным цветом имена.
– Напиши своей кровью своё имя вот тут, внизу, – указал белый крыс, протягивая бритвенно острый столовый нож, которым раньше резал мясо. – Уколи пальчик. Как призывать знаешь?
Великан, всё ещё не доверяя грызунам, достал кунай и проколол им подушечку большого пальца. Затем неуклюже вывел своё имя в перечне призывателей.
– И поставь отпечатки пальцев одной из рук.
Тяжело вздохнув, Акума измазал кровью пальцы и приложил к чистой поверхности свитка.
– Вот и готово! – ощерился Горо. – А теперь я научу тебя призывать нас…
Акума покинул подземный город Недзуми через час. Его снова пригласили сесть в облепленный листками с печатями ящик, завязали глаза лентой, рядом примостился встретивший его на поверхности крыс. Когда ящик уносили, Страж испытывал надежду на то, что стал хотя бы чуточку сильнее. Его не убили, не поставили на него никаких джуинов, а это уже неплохо в его ситуации. Только возвращаясь, он понял, какую, в сущности, глупость совершил, согласившись на обсуждение договора в подземном городе. Мог бы потребовать заключить соглашение на свалке, благо, найти там укромное местечко не сложно. Зато теперь и у него есть призыв! И Акума твёрдо решил воспользоваться им на ближайшей же миссии.

===> Южная лаборатория

Отредактировано Akuma (2022-06-24 18:26:20)

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » Подземный город Недзуми [Страна Звука]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно