Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Пост Гм'а (Ясуо)
– Именем Дайме страны Ветра и Советом мы приняли решение, что ты, Саюри, станешь исполнять долг Казекаге, как того требует закон.
В низком клубке пушистого дыма образовалась запечатанная до сего момента шляпа, обернутая белым и зеленым с характерным символом ветра по центру.
– С этой минуты власть переходит тебе, шестая Казекаге Саюри. … И пускай правление твое будет долгим.



Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август - сентябрь 609г.

• Oбъявляем экзамен на чунина завершенным! Награды розданы, новоиспеченные чунины и их сопровождающие могут возвращаться в свои селения.
• Напоминаем, что произошел таймскип на несколько месяцев вперед.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страны Альянса » [Страна Медведей] истощенная шахта


[Страна Медведей] истощенная шахта

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Горнодобывающий карьер, некогда наполненный рудой до отказа. С течением времени шахта истощилась, работы были заброшены, а потому, никому до сих пор не было ведомо, что под грудой камней таится нечто иное и, по своему, опасное. Очередная лаборатория Орочимару, защищенная ловушками и сюрпризами, таящимися внутри.
Вход частично был затоплен.

https://i.pinimg.com/564x/0e/64/14/0e64146be3fd7ddbe824e396d482a06c.jpg

0

2

< - -- [Страна Медведей] 14 водопадов р. Магаригава
В самом деле, если не знать, где искать, то никогда и не найдешь.

Хорин задумчиво потерла подбородок, рассматривая карьер с высоты строительных лесов, поддерживающих устойчивость конструкции от возможных сейсмических активностей; в стране Медведей они не были редкостью, а учитывая последние полученные данные разведки, то неподалеку находились еще и шиноби страны Земли, что так трепетно завоевывали малое государство на протяжении почти восьмидесяти лет.

Узумаки не имела ни малейшего желания встречаться ни с носителями генома взрыва, ни с какими-либо еще «героями-завоевателями» о которых так лестно отзывались местные лоялисты партии Ивагакуре. Дел было по горло; к тому же нерадостные новости ждали и саму Хорин – ее шпионская сеть резко поредела от внезапных атак со стороны уроженцев Камня, так еще и почивший информатор (руками самой приспешницы Орочимару) грел карман, отягощая некогда пустой свиток.

Продев, наконец, руку-протез в рукав своего длинного хаори, прикрывавшего металлические пальцы, она сделала уверенный прыжок вниз, а потом еще один и еще; ловко помогая себе цепким позолоченным протезом, она довольно быстро очутилась на самом дней карьера.
То тут, то там были следы нескольких взрывов, разбросанные проржавелые инструменты; мокрые следы после затопления смягчали грунт.

Убедившись – в том числе и с помощью сенсорных способностей – что ни единой души на ближайшие несколько десятков метров нет, Хорин всмотрелась в темноту. Вход внутрь шахты выглядел весьма хлипким и неустойчивым (возможно, тому виной были старания почившего шпиона – а может, и нет), тем не менее, Узумаки без удовольствия переступила через порог.

Тайпан несколько раз сморгнула, привыкая к темноте, а после огляделась внутри. Свет из проема позволял увидеть оставленные рабочими фонари; девушка попробовала включить один, но тот был сломан – разбитая лампочка неприятно шваркнула электричеством и утихла. Тогда она подхватила прислоненную к одной из опор масляную лампу.

Спичкой она подожгла фитиль, и тот поддался, несколько раз плюнув маслом в стеклянные стенки своей скромной тюрьмы.

То тут, то там она находила следы усердной работы шахтеров, однако целью ее было совсем не инспекция трудолюбия уроженцев Каменного государства. Ее больше интересовали именно следы и метки; вряд ли работники разгромленной лаборатории сочли уместным оставить это место без знаков для посвященных. Хорин принялась бродить, отмечая мелком повороты, в которых уже побывала; не так оно было и просто, как хотелось ей.

«Полагаю, мне нужно вниз».

Когда осмотр верхнего уровня шахты подошел к концу, Тайпан, наконец, нашла небольшую – куда более узкую и рукотворную – пещеру. Заметив у арки несколько необычных углублений от инструмента (знак отдаленно напоминал нужную Узумаки символику), она кивнула сама себе, полагая, что ей, похоже, необходимо спуститься по неровному скользкому камню. Просунув руку вместе с туловищем в пещеру, она углядела отблески воды на дне.

Прыгнув вниз, она приземлилась в воду, подняв со дна пыль горной породы. Оказавшись в воде по колено, она не спешила двигаться; в конце концов, здесь тоже могли остаться ловушки для неосмотрительных гостей, пришедших без приглашения.
Когда взвесь на дне опустилась – на это потребовалось некоторое время, проведенное без всякого лишнего движения – Хорин опустила здоровую руку в воду и принялась ощупывать камни рядом с собой, в надежде найти что-то похожее на ключ или рычаг.

Что-то подозрительно щелкнуло.

Хорин напряглась.

Завибрировал механизм и, через несколько мгновений, вода постепенно начала убывать, а под ногами Узумаки – поддаваясь с некой неохотой – приподнялся квадратный люк, щедро вымазанный глиной и мокрым песком.

Сосредоточившись на своих ощущениях, она почувствовала несколько источников чакры; некоторые из них были недостаточно сильны, но часть – вполне могла представлять угрозу.

«Восхитительно».
Смахнув с плиты куски грязи, Хорин приподняла люк.

+1

3

Внутри подземного хода слабо горел аварийный красный свет. Прямоугольные лампы кое-где лопнули и противно мерцали ярким белым, раздражая воспаленные глаза носительницы крови Узумаки.

Хорин продвигалась медленно, прислушиваясь к посторонним звукам; их было немного. Легкое дребезжание механизмов и свист пара из труб, что проходили вдоль узкого коридора; естественно, они тоже не вызывали в Тайпан ни капли теплых чувств или какого-то доверия. Учитывая, что лабораторию не так давно должны были законсервировать из-за неудачного стечения обстоятельств… Можно было только гадать, что стало тому причиной.

«Халатность». – Уверила себя Узумаки, недовольно поджимая губы и выжимая промокший рукав своим протезом. Ткань неприятно липла к полоске кожи, что не была скрыта кожаной перчаткой.

Запах внутри убежища стоял… Типичный. Пахло медикаментами, антисептиками и… Свежей кровью. Первым сигналом того, что один из экспериментов пошел не по плану, стали капельки красноватой жидкости на потолке и стенах; Хорин прошла дальше по коридору, чтобы за поворотом найти обезображенный кем-то источник очевидных следов.

Судя по униформе, то был один из работников лаборатории. У него была свернута шея и вспоротый живот, из которого букетом торчали растерзанные внутренности; характер ран говорил о существе с большим количеством когтей и мелких – почти детских – зубов.
Впрочем, виновник тоже лежал рядом; раздавленный, с пробитым черепом уродец выпячивал нижнюю челюсть, тем самым напоминая пиранью по своему образу и подобию. Его легкие все еще вздымались, что показалось Хорин одновременно омерзительным и удивительным событием.

С пола Узумаки подобрала длинный прут, которым, кажется, до этого момента защищался лаборант, после чего, без всяких мук совести проткнула еще живое существо насквозь. Пиранья издала какое-то подобие булькающего вздоха и ту же затихла. Оставив прут торчащим из человекоподобной рыбы, она облизнула пальцы и вытащила из набедренной сумки два листка с взрывными печатями; налепив по обе стены, она присела рядом с телом работника комплекса и порылась у него в кармане.
Были найдены несколько карточек-допусков с разной степенью защиты; с красной пометкой был самым высоким.

В очередной раз сконцентрировавшись, она обнаружила неподалеку от себя еще три малых источника, и еще два – тех, что крупнее.

Дальнейшее продвижение вдоль подземного комплекса было на редкость быстрым и приятным; куда более привычным, чем Узумаки сама могла признаться. Несчастные, обезображенные и даже недоразвитые – эксперименты Орочимару издавали воющие, скребущие и мычащие звуки, вызывающие разве что жалость и совсем каплю – страх.

Хорин была наслышана о желании Орочимару вывести очередную «совершенную форму жизни», в основном, конечно, путем скрещивания, но бывали среди них и синтетические экземпляры из пробирки. Узумаки доводилось собирать информацию о нем путем преследований, но ничего изумительно нового она так и не узнала; порожденный Саннином организм был до безобразия скушен в своих психологических метаниях и желаниях. Послушная, хорошая игрушка, желающая прыгнуть выше себя и вызвать на лице у Создателя снисходительную улыбку; во всяком случае, Хорин помнила что-то такое. Возможно, что-то изменилось – но это не точно.

Оставшиеся в живых эксперименты – некоторые еще носили одежду с приклеенными на них бирками – бродили по закрытым помещениям, подобно поднявшимся из могил мертвецам. Узумаки находила их печальным отражением науки; тем, чем по обыкновению приходилось жертвовать ради беспощадного прогресса.

«Мораль». – Хорин наклеила на очередную дверь листок взрывной печати. – «Искусственный конструкт».

*
Последний спокойный и стабильный источник чакры поджидал Хорин у самого выхода из комплекса. Он показался ей подозрительно знакомым…
Узумаки перехватила распечатанную нагинату, чтобы нанести внезапный удар по мальчику, сидящему у дверей, рассматривающего какой-то металлический шарик, возможно, сочтя его собственной игрушкой. Ребенок обернулся на звук шагов и резво встал в защитную позицию, однако не стал набрасываться на Узумаки сразу.

Женщина напряженно всматривалась в глаза экспериментального образца, и тот, похоже, делал то же самое; а после, он начал активно принюхиваться, будто уловив некий новый запах. Он осторожно сделал шаг вперед, а потом еще один, подходя к Хорин с любопытством и неким узнаванием; чакра продолжала быть сравнительно стабильной.

Она протянула руку, закованную в перчатку вперед и ребенок – на вид ему было лет семь – тут же нырнул носом в ладонь.
Хорин недоверчиво отставила нагинату, перехватывая подопытного под руки; мальчишка не сопротивлялся вовсе, лишь жалобно пискнул, когда холодный металл протеза коснулся оголенной кожи.

Хорин нахмурилась, приглядываясь и выискивая хоть что-то, что могло бы дать ответ на нестандартное поведение образца.

Внимание Узумаки тут же привлекли прорастающие на бритой голове огненно-рыжие волоски; на затылке же красовался выбитый чернилами иероглиф «11».

– Пойдем. – Тайпан не отпускала мальчишку, перехватив его фактически, как котенка. Расклеив последние взрывные печати, она расконсервировала выход; несколько стандартных комбинаций и ключ-карта сделали большую часть работы за нее.

Тут же погасло красноватое аварийное свечение. Выход был разблокирован.

----------------- > Город Токунага

Отредактировано Uzumaki Horin (2021-10-24 04:52:56)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страны Альянса » [Страна Медведей] истощенная шахта


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно