ПОСТ
ЯМАНАМИ КЕЙСКЕ
— Крайне удручающее зрелище... — едва слышно произнёс Кейске. И вправду, при близком рассмотрении, можно было с уверенностью сказать, что в этом месте люди не жили, но выживали. Покосившиеся одноэтажные дома, обветшалые стены, редкие ограды и пустые погреба. Одежда местных жителей также оставляла желать лучшего, как и их внешний вид в целом. Грязные, изнеможённые ужасным климатом и войной, они носили рваные тряпки, и казалось бы даже не замечали этого. Достоинство давно ушло из жителей Инамуры, а все их надежды погрузились на дно болота, окружающего поселение.
Читать дальше...
НУЖНЫЕ
НОВОСТИ
Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август - сентябрь 609г.
список администрации
• Форум терпит некоторые изменения, и самым очевидным обновлением является дизайн. Теперь он у нас светленький!
• Был обновлен список плюшек, просим всех ознакомиться с изменениями.
Рейтинг форумов Forum-top.ru
NARUTO EXILE

NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » скалистое побережье [залив Айсу]


скалистое побережье [залив Айсу]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.pinimg.com/564x/e2/23/12/e2231280213989ac668d4bd25e67b985.jpg

Хорошо защищенное северное побережье страны Земли. К его берегам сложно подобраться из-за природных укреплений и подводной мели из острого камня.

0

2

Путь был почти что очевидным. В очередной раз Ясуо пришлось взойти на борт незнакомого торгового судна с широкими боками и высокими деревянными бортами. Караванщики и дельцы нынче стали укреплять свои корабли – слишком уж опасно сталось в водах; пять океанов (и четыре – только изведанных мореплавателями), что омывали небольшой материк, кишели пиратами. Что ж, в мире было неспокойно; кончина величайшего-из-шиноби распустила руки не только силу имущим, но и тем, что, как крысы, таились в тени и несли свою великую чуму.

– Быть может, все скоро изменится. Я предчувствую бурю. – Ясуо говорила медленно, словно пытаясь вкусить те слова, что исходили из нутра. Язык ее прошелся по резцам, и она, незатейливо улыбнувшись, постучала острыми коготками по деревянному борту.

Корабль, на который они с Учихой сели теперь сильно уступал в маневренности, но смог бы пережить дерзкое нападение, если таковое произойдет. Куда страшнее для обывателя был штор или непогода; возможно, именно приближение стремительных гроз ощущала Ясуо на своей шкуре; она была склонна к драматизму и театральщине.

– Я жду того мгновения, когда все это покажется мне сном. – Ведьма ухмыльнулась, наблюдая, как матросы бойко отшвартовываются от морозного берега, еще покрытого кое-где ледяной коркой. Удивительные, однако, превратности климата: цветущая и полная жизни страна Огня, но стоит пройти к заливу Гайкотсу, как землю сковывает непримиримый холод. Возможно, виной тому океанская вода и подводные течения… Интересно, сколько всего таится в недрах соленых слез?

– Когда-то мне довелось прочесть несколько старых свитков… Полагаю, они не претендуют на истины, скорее, легенды об этих местах. Хочешь, я расскажу тебе на ночь, Кацураги? – Промурлыкала девушка, оправляя длинные белые волосы. – Это будет похоже на очередную сказку… С поучительным концом о том, что разбивать женщинам сердца – плохая затея. – Мягкая улыбка скользнула по девичьим губам.

У берегов страны Железа, что опасливо огибало торговое судно, становилось холоднее; то там, то тут проплывали стаи морских охотников – черно-белые спины касаток блестели в полуденном майском солнце. Очаровательные создания.
О них Ведьма тоже знала несколько забавных сказок, которыми с удовольствием поделилась. Многие находили подобные рассказы глупыми, но Ясуо от чего-то относилась к ним с нежным трепетом, будто страшно оберегаемым сокровищам; не было, наверняка, в ее тайниках чего-то более ценного, чем переписанные вручную строки из легенд и поверий.

Иронично.


Воды залива Айсу светло-голубые – почти прозрачные на фоне темной пучины большого океана Хокубу. Морские границы страны Железа и земли проходят ровно в том месте, где океаны разной степени солености никак не могут смешаться, а от того, вдоль водной глади, кажется, пролегает хорошо видимая черта.

Ясуо видит дно даже на такой большой глубине; оно не песочное, а каменное, и потому кажется таким чистым, будто озерным. Хрустальным, что ли.


Взобравшись на один из горных выступов, Ясуо протерла запястьем лицо и нахмурилась. Соленые брызги окропили лицо, как капли крови, после резвого взмаха кликом. От постоянной качки твердая земля показалась каким-то невероятным чудом, а потому, она еще несколько минут привыкала к каменистой почве под ногами; теперь это чувство впивающейся горной породы в пятки будет преследовать ее следующую неделю уж точно.

Торговое судно лениво перекатывалось по волнам, направляясь к огромному порту Токунага, постепенно превращаясь в точку на горизонте.

– Я хочу призвать Бишамон. – Обиженно проворчала Ведьма, скрестив руки на груди и надменно фыркнув. Сенджу соскучилась по извечной своей спутнице, но определенная конспирация мешала долгожданной встрече; Ясуо давно так надолго не оставалась без своей пушистой напарницы.

– Полагаю, наша цель направляется в один из штабов Альянса. Если бы Кусанаги уже был у Тсучикаге – весь мир бы содрогнулся.

+1

3

Тело ломило вялой тягучей болью, будто под мышцами скрывались почти зажившие гематомы, то и дело тревожимые чем-то невидимым. Места травм иначе реагировали на изменение давления, не выступая против него единым фронтом здорового организма, а наоборот - предательски ныли, предвещая непогоду. Отличный, но больно уж дорогой детектор. 
Когда Ясуо буквально озвучила размышления молодого шиноби, он, вопреки обычной манере, не разразился тирадой-лекцией о причинах, процессе и следствиях политических процессов, а просто согласно кивнул.

Корабль, что они выбрали, парню не очень нравился и тот что выбора у них особо не было, слабо утешало Учиху. Дело было даже не в том, что обшитый и укрепленный вид  морской посудины говорил о благосостоянии владельца, делая  его более лакомой целью, а в скорости: всё это время Голос и Ведьма неслись сквозь килломенты и чужие хитрости подобно напавшим на след гончим псам, постоянно сокращая фору вора благодаря смекалке и пространственно-временным дзюцу. С каждым днем, опрошенным человеком и собранным доказательством в Катсу росла надежда что тандем настигнет курьера до финальной точки назначения и сойдется с ним одним, без небольшой армии шиноби альянса или Ивы.

-Сном, говоришь?  Да, и что бы он рассыпался, забываясь, не оставляя после себя и следа. - Катсураги улыбнулся одними губами и прикрыл глаза, что бы никто не заметил как он отводит взгляд и неожиданно переводит тему - А тебе часто что-то снится?

Плавание и правда было долгим, а холодное море - крайне неприветливым, дни сменяли друг друга представленные тягостным ожиданием. Голос  при такой погоде и качестве обшивки довольно быстро заболел.  Ему постоянно приходилось  смешивать лекарства из аптечки в разной пропорции, что бы сопротивляться одолевающей  его морчанке и простуде одновременно.  Но даже со всеми его навыками было видно, что холод, быстрый маршбросок, а теперь и вовсе безумная влажность подпилили слабое здоровье,  так что если к вечеру ему становилось получше, то по утрам  мужчина то и дело срывался на хриплый кашель и высокую температуру.

Забавно что даже в таком состоянии именно он с упорством заводной игрушки заставлял Сенджу пить таблетки, восстанавливать нормальный режим сна и в целом ментальное состояние.Вкрадчиво  он пытался донести, что при выполнении его рекомендаций у девушки улучшится настроение, скорость мышления и возможности восприятия. Курс лечения как минимум начался и должен был уже принести какие-никакие плодны, поэтому в тот момент когда Ведьма предложила рассазать поучительную сказку, юноша протянул ей папку со всеми своими выкладками. Большая часть была написана каллиграфически, однако в последних записях чувствовалась слабость автора строк.

- Лучше расскажи мне, напарник-детектив, что именно произошло в убежище Белого Змея, где и с кем мы столкнемся. Как-никак, это  твое расследование и твоя охота. - поудобнее устроившись на жесткой корабельной кровати, он хлебнул лекарства внимательно посмотрел на Ясуо - А потом можешь поделиться парой поучительных историй, м?

___________________________________________________________________________________________________________________________

Наконец они добрались до места, откуда оставался пеший маршбросок до точки назначения. Не до конца выздоровевший после длинного морского путешествия, Катсу то и дело громко кашлял и поглощал лекарства , однако уже был способен двигаться и вести отряд. Но сразу после схода доверил эту роль беловолосой, что было не совсем обычным для него поведением.

- Тут нет как таковых военных действий и большого количества патрулей.. так что думаю что вреда от твоей пушистой подруги не будет. Разве что местные удивятся.- на лице Учихе пробежала мягкая улыбка. Он знал, что Ведьма всё рассчитала и меньше чем через сутки они встретятся с вором и попробуют забрать легендарный клинок. Условия схватки пока что можно было только предполагать, но сейчас они были буквально на финишной прямой и дух охоты, дикий и необузданный слегка царапал их острыми коготками.

+1

4

Ясуо и Кацураги проследовали вглубь исследуемых территорий, отдаляясь от судна. Бишамон к тому моменту призвана не была.

Ясуо почувствовала приближение двух источников чакры. Также она установила, что один из шиноби, направляющихся в их с Кацураги сторону, был сенсором - их тоже заметили. Пара неустановленных целей приблизилась достаточно быстро, не оставляя шансов для отряда из Конохи остаться незамечеными.

И вот они появились, стоя на каменистом возвышении фьорда, удаленном от пары из Листа на ориентировочные двадцать метров. Несмотря на значительное расстояние, великолепная акустика территории и экстраординарные слуховые способности шиноби - даже тех, кто не овладел Бесушмным Убийством - позволяли обоим командам вполне комфортно вести и поддерживать диалог, почти не переходя на чрезмерно повышенные тона.

Отыгрыш внешности преступников оставляю за вами.

- Эй, шлюха, - обратился сенсор к Кацураги, - подстригись!

Факт обращения именно к Кацураги, а не Ясуо, казался стопроцентным - юноша лет шестнадцати-восемнадцати, которому и принадлежала данная реплика, очевидно являлся куда менее сдержанным и провокационным в поведении, чем его коллега - глаза сенсора во время его окрика были направлены строго на Кацураги. Глаза же другого потенциального соперника отряда Листа были направлены на его партнера-сенсора - казалось, его удивляло поведение его товарища, и он занял выжидающую позицию. Не дожидаясь реакции, сенсор продолжил:

- Удивлен, что ты выжила, штабная шлюха! - он испытывающе и возбужденно глядел на Кацураги, улыбаясь и не отрываясь, - не узнаёшь меня? Хахахаха, ещё бы - я был ёбанным подростком!

Данная фраза оказалось неким "ключиком", позволившим молчаливому преступнику разгадать эту вульгарную шараду, исполненную его соратником - обладая крайне богатой мимикой, он смог изобразить своё понимание лишь кроткой комбинацией из секундно приподнятых бровей, обрывистой улыбки и кивка.

- Ты всё ещё подросток, - высказался до этого молчаливый соперник, который являлся ровесником Кацураги. В его голосе чувствовалось осуждение, однако отнюдь он порицал манеры своего товарища; скорее, его бесхитростность: Кацураги смог понять, откуда его знает этот пацан; он был одним из участников того самого сражения, после которого Голос попал в больницу (последний абзац био, если что) - фактор "большей осведомленности о сопернике" только что был утрачен. Безусловно, паренек не был тем, кто нанёс сокрушительное ранение Голосу, но высочайший интеллект Учихи позволял ему вытащить из самых недр его воспоминаний все те незначительные элементы, на который другой, возможно, и не обратил бы внимания в гуще сражения - не говоря о том, чтобы вспомнить их спустя значительное количество времени.

Таким образом, уже сейчас на руках Кацураги была значительная информация об одном из соперников: сенсор, мечник, владеющий стихиями Дотона и Суитона, а также осведомленный о способностях Доджутсу Шаринган - и в частности, пусть и бегло, но о способностях Кацураги; воспоминания также подсказывали, что скорость сенсора была ориентировочно равна скорости самого Голоса, а физическая сила - превосходила.

Молчаливый, вопреки классическому клише о взаимодействии двух героев разных темпераментов, не стал извиняться за поведение своего кохая:
- Сенджу Ясуо, - он обратился по имени, что не могло не настораживать, - то, зачем вы, вероятно, нас разыскивали.. было украдено у нас, у "воров" - от предательства никто не застрахован.

- Можно сказать, что наследие твоего предка, - его голос был лишен притворного уважения к Ясуо, - в некотором смысле вернулось в Коноху. Нам незачем драться, и мы вольны разойтись, не проливая кровь - на этом я бы и хотел настоять: в конце концов, корни прорастают в тени, а не в крови.

...

- В смысле разойтись?! Я хочу трахнуть ту шлюху! Ну, ту, другую - белобрысую!

Ну, кстати, не только он - желай молчаливый действительно избежать боя, он бы не бросил ту аллегоричную фразу про корни, что должна была бы звучать еще более подстрекающе к бою, чем личные оскорбления в сторону Кацураги; это понимали оба шиноби Листа.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

5

Это не было похоже на пробуждение, это было…

Ясуо чувствует Источник на периферии сознания. Странная способность сенсоров к ощущению чужих потоков энергии порой заставляет задуматься, поразив скромное воображение; каково это не иметь этой способности? Без нее, наверное, Сенджу бы чувствовала себя слепой, как котенок.

На одном из каменистых выступов куноичи останавливается, почти, что повторяя смятый шаг другого сенсора по ту сторону скалистого фьорда. Она не слышит ни чужого сердцебиения, ни движения ног, но отчетливо понимает это, будто видит.

Что ж, к неудовольствию Ясуо, раунда неожиданности со стороны их с Кацураги дуэта не предвиделось. Оба мужчины, что, судя по всему, являлись нынче держателями ее – и Змеиного Саннина в частности – меча, оказались осведомлены не только о том, что на их след напали; тот факт, что личности охотников раскрыты несколько удивил Ясуо.

Она изящно приподняла бровь, когда более молодой ниндзя, с темными волосами и крючковатым, как у коршуна носом, изволил обратиться к Учихе недозволительным образом, обозначив тот исключительно ложный факт, что Кацураги Учиха овладел древнейшей профессией.

– Вот как? – Ясуо достала из-за плеча стрелу и покрутила древко оной в руках, гипнотизируя метку своей секретной техники на ней. Не дожидаясь, пока беседа перейдет в иную плоскость, Сенджу сделала аккуратный надрез на пальцах наконечником стрелы, чтобы в нужный момент призвать с Плато Лжеца свою извечную спутницу. – Занимательно.

Белая Ведьма была несколько заинтересована тем, о чем толковал юнец с темными волосами и гнусавым голосом, но куда большее внимание она, все же, уделила спутнику наглеца, решившего вывести из себя двух людей, коим проявление эмоций несвойственно вовсе.

– Мы не знакомы. – Уточнила бледнолицая куноичи, сдержанно улыбнувшись. – В самом деле, я не считаю зазорным находить друзей… В разных социальных слоях. Однако, боюсь, до такого мусора – вроде вас – мне еще не доводилось опускаться.

На словах оппонента о техниках и корнях, Ясуо поджала губы; тень нейтральной улыбки, свойственной ее лицу, тут же исчезла, оставив на бледном лице ровное лунное блюдце с двумя горящими корундами ее глаз.

– Вот как? – Ясуо пнула камушек у себя под ногой. – Кровь подобна воде – в ней есть жизнь и знание. – Холодная усмешка. – О том, кто украл у Вас то, что принадлежит мне – я спрошу позже. – Ясуо присела на корточки и коснулась порезанными пальцами скалистого берега.  – Я пришла за скашивающим траву клинком.

Для призыва – достаточно одного мгновения. Всполох белого густого дыма скроет мимолетное движение сброшенного с плеч лука и натянутой тетивы; в молочном тумане, прикрывая свою хозяйку, ощетинится снежная кошка с двумя разными глазами в полной боевой броне.

Ясуо пригнется, накладывая стрелу, и почти сразу же запустит пропитанный чакрой снаряд в более разумного из двух оппонентов ниндзя.

– Ах да, – Сенджу припомнила один из уроков от Хатаке Шо. Его без сомнения богатый на выражения лексикон стал для Ясуо кладезем изумительных обсценных выражений. – Твоя мать шлюха.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

6

И вот они настигли воров, спустя несколько месяцев гонки с другими претендентами и ищейками Ориса, те сами вышли и встретили их, явно ожидая преследования. Враг был подозрительно к нему готов: возможно они оставляли соглядатаев по пути своего отступления или единственный приплывший сюда корабль был в сговоре с ними - уже не суть важно. Куда опаснее было то, что оппоненты не только были осведомлены о факте преследования, но и демострировали недюжую осведомленность.

Первым делом, ещё до начала коммуникации, когда Ясуо только подала знак, говорящий о том что сенсорное приветствие прошло успешно, юноша взглянул на мир другими, своими настоящими глазами и внимательно огляделся. Их противник, судя по тому, что Учиха успел про него узнать, должен быть настоящим мастером скрытности и полагаться на одну только сенсорику Катсураги не собирался, особенно в текущем состоянии.

Словно отзываясь бранную речь молодого из бойцов, проверяя так ли длинна его шевелюра, Голос проводит рукой в глухой перчатке по кончикам волос, убирает их назад аккуратно и попутно наносит плохо заметное прозрачное вещество, которое пригодится ему чуть позже, стоит только схватке начаться. В том, что миром они не разойдутся он не сомневался с самого начала: даже если бы дуэт внезапно решил отказаться от поисков легендарного меча, уровень знаний нукенинов всё равно оставался реальной угрозой.

Юноша уже снял небезопасную перчатку, спрятав её в сумку для "отработанного" и негромко поделился знаниями о молодом противнике, прикрывая рот рукой что бы какой-нибудь умелый нинзя не смог прочитать его по губам. Заодно в рот была отправлена небольшая пилюлька для гарантии внутреннего покоя, а короткий укус внутренней стороны губы и плевок кровью в ладонь подготовил одно из условий техники призыва без видимой агрессии. Точнее агрессия тут буквально витала в воздухе, один из противников просто-напросто выплевывал её, в то время как второй тонкой струйкой словесного яда усиливал ощущение дискомфорта. Его слова о корнях явственно задели Ведьму, на неё даже не требовалось смотреть, что бы понять как она собралась, готовая к прыжку.
- Ответь, в какой момент ты решил, что бросить родную страну и забраться настолько далеко от дома, это твоя идея? - в ответ улыбнулся Катсураги, мягко, по отечески, как неразумному ребенку который схватился за горячую сковородку, а затем громко цокнул языком, ещё и ещё, задавая ритм[1]. Этот бой не был схваткой с легендарными шиноби, его хотелось закончить быстро.

Шиноби Листа двинулся вправо и вперед, разделяясь со своей напарницей, которая как раз в этот момент начала атаку. У них было достаточно времени, что бы научится понимать друг-друга в бою без лишних слов, особенно учитывая что Учиха предпочитал работать вторым номером, подстраиваясь под более напористого товарища.[2]
Вместе с движением он, под пончо сложил короткую серию ручных печатей, призывая бронированного здоровяка, что бы тот позаботился о враге, который решит сократить дистанцию.[3] Таким образом они оба начали сокращать дистанцию слегка наискосок, будто бы начиная обходить врага с фланга, суммарно сокращая дистанцию буквально на пару метров. На самом деле он всё ещё опасался, что противники вышли к ним в открытую не просто так, поэтому заранее сложил печать Крысы[4], готовясь к возможным подлянкам и изнурительной схватке.

Отсутствие чести шиноби и гордости за собственное имя, которое было первым что называли воины ещё полвека назад, встретив достойного противника,  проявлялось в этом бою особенно ярко. Теперь балом правили практически безнаказанные нукенины, чудом сохранившиеся представители АНБУ и отморозки вроде них с Ясуо.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

7

Увидев перед собой целую армию, противники Ясуо-Кацураги-Бишамон-Кувалды ощутимо потускнели; буквально чувствовалось, что их желание вести сражение улетучилось почти окончательно. Впрочем, это не казалось чем-то удивительным - всё же они были ворами, главная цель которых заключалась в похищении секретов других деревень, где боестолкновение с некоторыми шиноби являлось, скорее, необходимостью. Тут же их ожидало как минимум четверо, и у них не было гарантии, что данное число не увеличится. Почему они не отступили? На этот вопрос ответа пока не было.

До того безмятежный шиноби - тот который взрослый - разочарованно закрыл лицо ладонью. Агрессивный подросток, тем временем, рассмеялся:
- Кажется, ты будешь для меня обузой в этой схватке, Котсучи-семпай.

- Да, Джингетсу.

То, как Кацураги начал цокать языком, ни Джингетсу, ни Котсучи не услышали. Однако, движения его рта были замечены:
- Хахаха, смотри, эта шлюха уже разминает свою пасть, - Джингетсу ничуть не поддался на провокацию Учихи, но подростковое эго всё же требовалось потешить, - я шиноби S-ранга, шлюха, и я делаю лишь то, что я хочу.

- Меч у меня, - тем временем ответил Ясуо Котсучи; предположительно, он хранился в свитке, так как ни ножен, ни видимого клинка в снаряжении Котсучи не наблюдалось.

Услышав имя подростка, Кацураги мог вспомнить, что в той самой битве именно некий Хозуки Джингетсу был одним из полевых командиров Кири; также он слышал это имя и в других источниках - в Книге Бинго Киригакуре он указан как один из самых опасных нукенинов Тумана, что владеет опаснейшим Хиджутсу. Про Котсучи не было неизвестно ничего; однако он, казалось, знал всё и про всех, чем, видимо, и обожал кичиться:

- Ого, никогда бы не подумал, что вновь встречу кошку с Плато Лжеца.. а вот жаб, - Котсучи прищурился, стараясь получше разглядеть Кувалду, - с горы Мьёбоку я так и вовсе не встречал.

(...)

— Какая быстрая! — вымолвил Котсучи, экстренно приседая. Стрела воткнулась в семи метрах за его спиной в рыхлую 'стену' горы. Важно: в следующий раз о наличии метки ХШ писать в тч, потому что я этого вообще не заметил.

Джингетсу отошёл за спину Котсучи:
- Чёрная шлюха в бою использует яд, - он говорил шёпотом, - и, если белая шлюха предпочитает лук, то тогда она твоя; я займусь остальными... а лучше вообще не вступай в открытую схватку, пока я не расправлюсь хотя бы с половиной.

- Кошка не представляет тебе угрозы, а к жабе относись как к потенциально наиболее опасному оппоненту, - подобно Кацураги Котсучи прикрывал рот рукой и говорил шёпотом.

После этого Джингетсу сложил печати и создал Туман; печати складывались за спиной Котсучи, чтобы не позволить Кацураги их скопировать.

В следующее мгновение под ногами у всего отряда Конохи разорвалось несколько дымовых шашек, бесшумно упавших с высоты, занимаемой противниками. Яд окутал территорию с радиусом в 10 метров - его свойства были неизвестны, а план противников казался очевидным: либо рассредоточить отряд Конохи, либо вынудить их подпрыгнуть, выходя из зоны газового облака; либо банально отравить.

Кацураги тем временем начинал понимать, что он с Ясуо и ко оказались в очень неудачной ситуации, и что главной целью его команды является не некая абсолютно доминирующая победа над противниками, подразумевающая убийство обоих врагов, а, скорее, убийство именно Котсучи и дальнейшее похищение его тела, потому что а) он слишком много знал; б) хранил меч (но это неточно); в) казался, скорее, интеллектуальным, но отнюдь не боевым центром в команде соперников. Так что, если ему было привычнее подстраиваться под более напористого и агрессивного напарника в лице Ясуо, то сейчас именно он должен был стать лидером отряда Конохи, способным консолидировать силы союзников под своим началом.

Что происходит в бою:
- Создаётся туман
- Через секунду под ногами отряда Конохи разрываются дымовые шашки с ядом; цвет облака алый.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

8

Когда-то Ясуо говорила, что не любит сражаться. Лицо ее, равнодушное и фарфоровое, кривилось под взглядами в недовольстве и капризе; она подбирала под себя полы длинного церемониального платья и гордо шествовала вдоль сидящих на коленях членов клана Сенджу. Высокомерная и злая; ее не любили, но уважали - и обожание чужое ей не нужно было вовсе.

Солнцем их кланом был добрый золотой мальчик в цветах хризантем. Когда светило катится к горизонту, засыпая, на небосклон восходит она – Белая Ведьма с глазами жестокими и немилосердными.

Ясуо смотрит и пытается разгадать, что задумали два противника по ту сторону фьорда. Их разделяет бурлящее море залива, что вспенивается, врезаясь в скалы и обращаясь в белую пудру жемчуга. Эти разговоры… Похожи на жужжание надоедливой мухи. Ничего не значат, ничего не несет.

Ее пытаются запутать.
Напугать.

– Биша! – Рычит Ясуо, прежде чем две дымовые шашки падают неподалеку от ног куноичи. Ловко взобравшись на животное, Сенджу движением ног требует от кошки двинуться в сторону Кацураги.

Красноватый дым. Красный – опасность. Не вдыхай, Ясуо.

Сенджу благодарит богов за то, что за столь долгое время им всем – четверым – не раз приходилось сражаться бок обок. Их координация и командная работа выверены до автоматизма; впервые за долгое время она, наконец, бескомпромиссно уверена в том, что ее не ждет удар в спину.

Ведьма кладет ладонь на плечо Учихи, свешиваясь с жесткого бока белоснежной спутницы.

«Тот, что уроженец страны Воды, полагаю, будет использовать стиль Бесшумного Убийства… Бессмертная классика. Как я устала от этих ублюдков…»

– Никакой пощады, мой черноперый убийца. – Мурлычет, как мелодию женщина на выдохе.

«Выклюют черным клювом алмаз.
Алмаз унесут в черных когтях,
Оставив в глазах черный угольный страх».

Перемещение сквозь пространство*; не секунда – единое мгновение. Ткань мироздания разрывается – тонкий и изящный надрез наконечником блестящей стрелы. Ощущение невесомости внутри коридора тает ровно так же быстро, раскатываясь подобно кругам на воде по всему телу. Точка выхода у соперников за спинами.

Ясуо не медлит; следующие две стрелы * летит прямиком в того, кто стоит за спиной у своего хамоватого любовника. Сенджу находит в их взаимоотношениях некий гомоэротический подтекст и от того на губах у нее расцветает чуть более свободная, лишенная всякой благородности улыбка.

Кошка вдыхает ноздрями морской воздух и морщится. Она отчетливо ощущает запах врага, впитывает его, запоминая. Глаза ее хаотично бегают по местности, в поисках внезапных противников; кто-то может обмануть зоркость и слух, но мало кому удавалось лишить себя всякого аромата. Люди отвратительно нечистоплотны, в конце концов.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

9

Противники тоже быстро перекинулись парой слов и схватка началась. Тут не было молниеносного схождения, открытой дуэли или долгого пафосного разговора, только туман, что заполнил область вокруг после вражеского маневра. Слышав об этой технике, Катсураги с нею не сталкивался вживую, будучи штабным офицером, а потому сначала слегка потерялся. Как они собираются ориентироваться в пространстве, если даже для шарингана это - непреодолимая преграда. Один из них сенсор, а вот второй.. слух или туман пропитан его чакрой?

И тут снизу расходится алый дым, причем Учиха отметил что не услышал как под ноги им был брошен вражеский снаряд. Беззвучно? Это точно не генджутсу? Он задержал дыхание и закрыл бесполезные в данной ситуации глаза, что бы защититься от всех возможных вариантов эффекта яда, а заодно толкнул Хаму вперед. Серьезно пошатнуть здорового ублюдка он не мог чисто физически, но это означало для последнего движение в авангарде с максимальным шумом и апломбом[*].

Ясуо кладет ему руку на плечо точно не для отеческого напутствия, очевидно что дальше их переместит. Куда? Тоже понятно, первая стрела хоть и не настигла цель, всё же дала отличный плацдарм для внезапной атаки. Учитывая что местность он изучил, глазами ещё во время обмена любезностями, ровно как и места куда противник мог бы при желании отступить, но всё же решил перестраховаться, обострив свое чутье[1] на неприятеля при помощи ручной печати Овцы. А теперь оставалось самое неприятное - перемещение, которое вызывало дикие ощущения внутри из-за которых пропадало всякое желание учится столь могущественной технике.

Оказавшись за спиной исходной позиции врага, Катсураги не медля ни секунды атаковал самым быстрым приемом в своем арсенале, весьма иронично требовавшим для исполнения печать Крысы[2]. В первую очередь он ориентировался на внутреннее чутье чакры, во вторую на места куда он мог отступить и на Бишу, которая показала бы цель. Важно было, что бы атака хотя бы задела цель[3].

- Наша цель - осведомленный. Приоритетная. Второй даже не нужен. - говорил мужчина быстро и четко, так что бы не смотря на все остальные шумы его напарницы смогли расслышать каждое слово. Серьезность предприятия действительно осложнялась наличием противника S-ранга, приходилось действовать аккуратнее, обдуманее и быстрее. Быстрее..

Длинные волосы, сейчас распущенные волею судеб, ниспадали ему на плечи и чуть нервно шевелились будто живые. В молочном тумане юноша скорее напоминал плохо нарисованный набросок чего-то жутковатого, чем улыбчивого и мягкого штабного работника.

[*]
Получив толчок в спину Шуреджахама сразу рыпнулся с места вперед и вверх под сорок пять градусов[4], драпанув от странной красной ебени со всей доступной ему скоростью. Жевальник он тоже захлопнул, что бы не наглотаться дымного говна, тут Чертоглазу его даже учить не надо было. Кстати, странно что брюнетик ему никаких развернутых инструкций не давал.
Сам что ли ниче не понимает и говно жует? Так даже веселее.. Стоп, неужели он даже занудничать не будет? - подумал он, выпрыгивая из красного дыма в белое нихрена, а заодно складывая печать которая бы позволила ему не сидеть пару минут опасного боя пытаясь найти внутренний покой и пропуская всё самое интересное.[5]
- Слыш, ты куда спрятался, птица-говорун? - рявкнул он он ещё в полете, благо в отличии от мясных мешков он прыгал просто охуенно - Если хлебальника своего стесняешься, так подходи, подрихтую!

Таких жопошников он знал хорошо, не именно таких, но всякие подземные змеи и хамелеоны того же болота мошки. Главное пережить первый удар, хоть как-нибудь, даже подготовившись[6] к худшему, а потом уже начнется настоящее веселье.
-Ну!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

10

1. Яд вдохнули все кроме Кацураги. Дебафф к скорости и силе Ясуо -1.0. К скорости и силе кошки -0.5. Молотку нормально.

2. Молодой и агрессивный Джингетсу смог оперативнее среагировать на угрозу, выраженную в виде двух направленных в него с напарником стрел, скольких-то десятков сенбонов, яда и, возможно, жабы. Про яд он, впрочем, не догадывается; про жабу, в свою очередь, знает, он ее видел. И, как я понял, жабу вы не перемещали, и она выпрыгнула из дыма просто в сторону куда-то.

3. Джингетсу, благодаря его великолепной реакции, а также благодаря до банального превосходному навыку сражения в тумане, достаточно быстро понял, что тягаться с подобного рода атакой не стоит и лучше отступить, подгадав более удачный момент - в том числе, когда яд подействует со всей силой.

4. Он нежно обнял своего старшего товарища, чей вес он с его силой 4.5 даже не почувствовал, и, усилившись чакрой в ноги, резко отступил с обрыва вниз; вниз, чтобы минимизировать время, в течение которого он будет находится в воздухе. 6.0 скорость.

5. Во время полёта всезнайка Котсучи в двух словах доложил товарищу, что он знает о действии техники очевидной телепортации Ясуо, в которой он узнал технику её предка. Знает он достаточно, да и сильно много объяснять не надо; теперь Джингетсу будет внимательнее относиться к стрелам.

6.1. Оказавшись на земле, Котсучи сразу совершил технику телесного мерцания, уходя на метров пятьдесят в сторону. Вместе с тем, отступать он видимо не планировал - источник его чакры в дальнейшем не перемещался.

6.2. Оказавшись на земле, Джингетсу отпрыгнул пару раз назад, скрываясь уже не только в тумане, но и в облаке алого яда; дыхание при этом, разумеется, задержал. Позицию он занял таким образом, чтобы тот, кто побежит на Котсучи оказался к нему спиной или хотя бы боком - видимо, старший противник решил сыграть роль приманки, но не было ясно, что задумали он и Джингетсу, разделившись.

7. По сути, все участники поменялись местами кроме Котсучи и Молотка - они ушли подальше, при этом, разумеется, в разные стороны: один на условный восток, другой на условный запад.

0. Если я неправильно понял что - пишите в лс )

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

11

Ясуо устала. Время, что она провела здесь казалось ей безмерно долгим; дни сливались в недели, а декады — в месяцы ожидания. Дуновение ветра снимало кожу, проникало под мышцы, облизывало пластичные кости; брызги морской пены падали на ресницы, заставляя прикрывать уставшие от ожидания веки. Все замерло — и ей казалось, что она и не помнила вовсе, зачем здесь оказалась.

Взгляд ее легко скользнул по черным перьям волос Катсураги, а потом вновь вернулся к противникам. В эту долю секунды ей не хотелось уже ни смерти, ни победы; достаточно было просто достать величайший из плеяды легендарных мечей, чтобы все подошло к концу.

В эти растянувшиеся — как карамель по мраморному, нагретому солнцем, столе — мгновения ей хотелось все это просто закончить. Поставить точку в этом путешествии, в этом круговороте бесконечно (не) происходящих событий.

Ясуо думала, что Учиха с ней будет солидарен. Он слишком долго шел с ней рука об руку; возможно, его следовало бы отпустить, но и того Ведьма сделать не могла — из собственного эгоизма, конечно же. Привязанности мешают жить тебе, а порой душат того, к кому ты их испытываешь; Сенджу хмурится, коротко кивая, услышав бархатный голос, мурлыкающий, как у кота с Плато Лжеца.

— Бишамон, на тебе мечник. — Коротко бросила Ведьма, наведя лук в сторону всезнайки, что прятался в тумане, в пятидесяти метрах от пестрой команды нукенинов из Конохи. Кошка дернула ушами, и тут же прыгнула в облако тумана, выискивая там жертву, чтобы напасть, как только уроженец Киригакуре выдаст себя — дыханием, звуком или запахом, который, увы, скрыть было невозможно.

«Мне жаль, Биша». — Ясуо касается натянутой тетивы. — «Я не люблю подставлять тебя под удар, но это… Печальная необходимость. Надеюсь, ты в очередной раз простишь мне эту игру».
Уловки… Единственный шанс на достойную игру с противником куда более превосходящими по силе; как бы унизительно это не было признавать, но Ведьма отчетливо понимала, насколько сейчас она не ровня этим нукенинам.

Ей слишком часто приходится полагаться на других… Семья, «Корень», теперь — Катсураги несет бремя ее разящего клинка. Это когда-нибудь изменится? Что сказал бы Второй Хокаге? Что она слаба? И был бы прав. За напускным высокомерием — хрупкая скорлупка из тонкого льда; как замерзший мыльный пузырь.

Сенджу выпустила еще три стрелы по направлению к Котсучи; на каждом из снарядов была метка Бога Грома.

— Убьем их — хорошо, но приоритет — клинок. — Ясуо прикрывает глаза, молниеносно отыскивая в клубах дыма конечную цель, что, вестимо, захотела побыть приманкой в данной ситуации.

— Достаточно того, чтобы сбить с них спесь.

«Иногда я начинаю понимать Шимуру и Хатаке… Даже с одним демоническим проклятым глазом Учиха… Этого хватит, чтобы покорить врага».\

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

12

Диспозиция была весьма отвратительной ровно до того момента, пока противники не разделились.
Смысл данного действия Катсураги не совсем понял, ну то есть очевидно, что враг планировал какую-то ловушку, но он сам становился уязвим. Возможно пытаются отвлечь и атаковать из тумана, а может просто ожидали когда яд начнет действовать в полную силу.

Странно что они сразу не контратаковали после уворота от невероятно быстрой техники. Полагаю, что всезнающий враг не знает с какой скоростью я смогу атаковать снова. Возможно они поверили, что я самый опасный член этой команды. Зря.

- Старик попался. Меч у него. - произнес он коротко, когда слабеющая от яда платиноглавая начала класть в направлении Умника стрелы, как бы приказывая ей забирать то, за чем они пришли. Награду за долгое и изнурительное путешествие, столь вдохновленно начинавшееся и столь стремительное превратившееся в гонку со смертью.

Ему казалось, что прошла уже пара лет с тех пор, как они с Ясуо покинули селение Листа, хотя на деле не прошло и двух месяцев.

Старик отпрыгивал к дыму, откуда как раз приближался Кувалда, изгой собственного племени, который забыл свое имя и морду собственных родителей. Машина смерти, отшельничающая на горе жабьих отшельников, которая бы с удовольствием разорвала бы Катсураги при первой встречи и никогда бы не сожалела о смерти своего призывателя.

И старик шел к нему на встречу.

В теле белогожего жаба пульсировала сила: могущество, взятое из ветра, земли и огня, из запечатанное в небесах и тверди. Энергия, что была повсюду ещё до того, как Мудрец Шести Путей изобрел Ниншу.
И сейчас он был неостановим. Ослепленный туманом, он теперь чувствовал свою жертву, что не могла ожидать от него угрозы[1].  Наступая в тыл своей человека, Шуреджехама открыл рот, освобождая язык. Неестественно длинный, он рассекал землю почти беззвучно, словно раскаленный нож - масло. Хорошо что его никто не видел, иначе была бы возможность догадаться и защититься от этого.[2]

А теперь нужно что бы у Кирийца были дела поважнее чем помогать товарищу. Прости Бишамон, исчезай вовремя.

Учиха чувствовал, всё ещё[3], как сближаются источники чакры, понимал что кошка благодаря своему чутью найдет туманника, знал, что умелый асасин быстро устранит её и сложил одну печать - Лошади.
Чакра в его легких закипела, превратилась в бесконтрольный поток, сдержать который у самого мужчины уже не было возможности. Шаг вперед, что бы Сенджу осталась за спиной и выдох. Огонь по своим, в надежде что тактическое приемущество будет на их стороне[4].

-Стихия Огня: Великое Огненное Уничтожение, усиленная версия[5]
И воздух заревел, туман разлетался ошметками пухового одеяла, что дикий зверь разрывал на части, клокоча, будто пожирающий свою добычу хищник. Голос подозревал, что подобной атакой может не убить нукенина S-ранга, владеющего стихией воды, ведь даже у этой жуткой техники был предел, однако тому придется уйти в глубокую оборону, спасаться, на драгоценные секунды забыв о товарище.

За это Учих и боялись раньше, до того как Четвертая Мировая показала всем силу проклятых глаз, до того, как каждая собака начала знать о Шарингане и возможностям, которые он давал. Власть над огнем, дарованная самим солнцем и решимость применить его.
Этот козырь, в отличии от кеккей-генкая, у клана не могли отобрать ни могущественные шиноби, ни сами боги.

Если всё получится, то Ясуо добудет меч быстрее, чем яд подействует и они смогут занятся другими важными делами. Обещанный подарок, наконец, обретет своего владельца и дальше Ведьма решит, что с ним делать, а её скрывающийся в тени компньон сможет сделать следующий шаг. Пора бы уже, до края доски их фигуркам, красной и белой, ещё слишком долго.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

13

«Если он не идиот, то он уйдет».  — Подумала про себя Ясуо, выследив в плотном Тумане чакру кошки и чуть более концентрированный сгусток энергии противника; Бишамон нашла его и сделала свой выпад. Четкий и выверенный укус, за которым последовала незамедлительная реакция со стороны мечника — в этот же момент Ясуо разорвала печать призыва, вынуждая белую хозяйку Плато исчезнуть в клубах сизого дыма. Скорее всего, серьезная — возможная — рана перенесла бы ее обратно, но Сенджу действительно не хотела рисковать животным; даже ради клинка Кусанаги.

Меж тем, Катсураги — словно имея в голове таймер, синхронизированный с Ясуо — перенял пальму лидерства за операцию на себя. Несколько мгновений он выжидал (по всей видимости, результата противостояния Молотожабы и Всезнайки), а после сложил необходимые печати.

Огненная струя пламени вздулась, как ядерный гриб, уничтожая все живое на своем пути. Всполохи пламени ослепляли, высушивая слизистую и кожу, оставляя неприятное чувство натяжения и лопнувшей от близости к огню коже; Ясуо не могла знать наверняка, была ли это финальная атака от Учихи, но шум всасываемого пламенем воздуха на несколько мгновений, кажется, заглушил все остальное.

Бушующий поток огня облизывал каменные выступы фьорда, нагревая их добела и расплавляя горную породу; всю редкую растительность травило до неестественной черноты, и серый пепел взвился в воздух, оставляя во рту неприятный вкус горящей земли.

Ясуо сорвалась с места; один выстрел был совершен себе за спину — туда, где волна билась о каменные гроты, а следом, невидимая глазу вспышка перенесла Белую Ведьму на несколько секунд вперед, навстречу яростному потоку необузданной стихии Солнца; Ясуо хватила этих беспечных секунд, чтобы сделать еще один выстрел — в туман, к источнику чакры.

Скорее всего, не будь финального выстрела — и он успел бы уйти; обожженный, но все еще живой, но прострелянная насквозь коленная чашечка не способствовала быстрому перемещению. Ясуо подскочила ближе — пламя едва задело ее щеки и опалило белые ресницы, но Сенджу крепко ухватилась за пояс врага и дернула на себя, в ту же секунду исчезая.
Могло показаться, что ее поглотило пламя, но через мгновение, ее тело безвольно ударилось о камень позади Учихи.

В руках — красных от крови и вздувшихся от ожоговых пузырей — она сжимала скромные серые ножны; и холод их был приятнее целебной мази, что наносят ученикам на раны после тренировочных боев. Там, под задубленной кожей и сталью пряталось сокровище — лезвие, о котором слагали легенды.

— Если не Боги послали тебя мне, то кто? — Ясуо поднимает тяжелый взгляд рубиновых глаз — они светятся на посеревшем от копоти лице.

«Если… Если я умру здесь и сейчас, найди этой драгоценности достойное применение. Отдай его тому, кто его заслужит».

— Я намерена унести его с собой в могилу. — Улыбка, полная боли касается бледных, высохших губ.

— Шуреджехама справится со своей частью плана?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

14

Взрыв пламени, огонь и ад, подкравшийся в тумане гигажаб, набор невероятно мощных по своей природе техник, всё это будто бы осталось за кадром, было прочитано голосом безымянного рассказчика. Потом хорошие авторы добавят деталей и красивых речевых оборотов вроде "его нервы были натянуты как струны бивы, так что каждая мысль звучала по-своему". А может быть об этом снимут медиафильм, где всё немного переврут в зависимости от личности человека, носящего титул Каге, выставив их героями(коими они не являлись) или злодеями.
Но скорее всего эту небольшую вылазку просто забудут, стерев из истории как сотни интересных и эпохальных миссий до того.

"Дальше всё было как в тумане", написал бы Катсураги и, невесело усмехнувшись неуместному каламбуру, без зазрения совести стер бы его, продолжив писать в куда более душном ключе.
Итак, брюнет бросился к переместившейся девушке, преодолевая солидное расстояние, что разделяло их, длинными прыжками. Благо Хозуки пока не делал свой  ход, давая возможность убраться отсюда вместе с телом старика; впрочем, владелец шарингана сомневался, что подобная удача будет им благоволить долго.

- Пора уходить. - молодой человек выплевывает эту фразу на коротком выдохе, стоит ему только оказаться рядом с Ведьмой, и оглядывается в туман. Короткий рывок на пределе сил, что бы угнаться за Сенджу явно выбил из него дух: старые раны снова предательски заныли, обнажая несовершенство тела джонина: объективно он бы дал тебе оценку четыре из десяти в плане физической подготовки. Не слишком удовлетворительный результат для его ранга.

Брюнет чувствует угрозу, физическую, таящуюся в тумане, специально застывшую на месте, что бы создать ложное чувство безопасности. Не будь сейчас Учиха под действием пилюль, то мог хотя бы подумать об ослаблении бдительности, но препарат держал его ум в предельном напряжении и спасал от непростительных ошибок.

Сейчас всё зависело от боевой подруги. Нукенин Листа аккуратно поддержал её за плечи, что бы головокружение от успеха или яд не заставили её свалится наземь прямо сейчас. К слову, забавно было замечать как Ясуо, держа меч и откровенно оседая от усталости, старалась держать осанку прямо и гордо.
- Нам нужно безопасное место, где я смогу тебя подлатать.
.
.
Мимо же пронесся жаб с диким огнем в глазах устремившись к сигнатуре чакры бывшего кирийца. Он ведь как раз знал, что когда призыватель заканчивает свои дела, то сразу уходит, не давая как следует развлечься. И, откровенно говоря, он Учиху за это ненавидел.
Но ещё больше он ненавидел своего невольного компаньона за лицемерие, потому как мог поведать что порой творит Голос, стоит ему дать волю. Разумеется незаметно и не на людях.
Кувалда хотя бы наносил людям тяжкие телесные, порой несовместимые с жизнью из-за разницы в силе. Да, ему нравилось драться и нравилось пытать, неприятно, зато честно.
А этот больной ублюдок предпочитал играться с душой, выворачивая её наизнанку, распарывая на лоскуты как вышедший из моды дублет, и сшивая обратно по своему удобству.

Сейчас же белый жаб хотел насладится дракой, поэтому мчался к врагу, пару раз попробовав разрезать нукенина вытягивающимся как клинок фехтовальщика, языком. Пульсирующий в мышцах адреналин заставлял его улыбаться, что превращало обычную лягушачью морду в оскал жуткого хищника

Раздался удар, полетели камни, возможно даже полилась кровь, но эти звуки схватки двух адептов ближнего боя тонули в тумане и скоро должны были смолкнуть, как только Белая Ведьма выберет куда идти и перенесет их.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » скалистое побережье [залив Айсу]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно