Рейтинг форумов Forum-top.ru
Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

лучший пост
Практически сразу после взрыва Русифа вылез из леса. По пути через мокрые кусты и деревья, читая молитву, он держал косу в правой руке, и готовился нанести атаку или защититься от вражеской; но этого не потребовалось. Жрец, увидев, с кем он сражается, ахуел. «Устрица? Ебаная устрица?!» — в мыслях удивленно вопрошал преступник, не теряя в бдительности и желании убить.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страны Альянса » город Никко [страна Мороза]


город Никко [страна Мороза]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Небольшой город, расположенный в котловине между горными грядами. Здесь поздно теплеет, но морозы бьют от первых сентябрьских снегов до середины апреля. Многим дельцам, отступникам да и информаторам известно, что в Никко можно купить все что угодно - начиная от полезных знаний и заканчивая артефактами.

0

2

< ---- Окрестности Страны Мороза
Ясуо неопределенно махнула рукой куда-то в сторону, а потом, пригладила ладонью длинную отросшую челку, которая теперь спадала на один глаз. Волосы она предусмотрительно завязала в тугой хвост на затылке, чтобы не мешался во время восхождения на очередной крутой горный пик; было холодно, и теплый плащ с меховой оторочкой был прекрасным приобретением на такой случай.

– Достаточно одного, но надежного и искусного. – Ласково промурлыкала Ведьма, сверкая белоснежными зубами в сторону своего напарника, с которым приходилось проходить как огонь, так и воду. – Кто-нибудь вроде Рангику отлично бы подошел. – Ясуо лукавила, но поддеть мужчину сочла просто делом чести; в конце концов, это был их классический обмен любезностями – осталось дождаться ответной шпильки.

Игра действительно заходила куда-то за поле влияния Сенджу, а потому, она начинала заметно нервничать. Еще не столь критично, чтобы ошибаться на пустом месте, но достаточно для того, чтобы оглядываться каждый раз в неспокойном расположении духа; ей удавалось балансировать все это время на острие ножа – было ли это стечением обстоятельств или заслугой одного конкретного человека… Ясуо не хотела ощущать в полной мере свою ничтожность и неподготовленность в вопросе отступничества.

Да, к тому, чтобы стать высокоранговой преступницей, она готова не была. Как и не думала, что вся история перевернется на все сто восемьдесят градусов и не даст ей отдышаться. Ведьму выкинуло за борт, в неспокойное бурное море политики и интриг, а спасательный жилет оказался бракованным – оставалось только барахтаться в соленой воде и стараться держаться наплаву.

– Люблю азартные игры. – Уклончиво ответила девушка, вновь мягко улыбнувшись Учихе. Люди недооценивают математическую сложность подобных развлечений; уровень подготовки, выдержки, и, естественно, чаще всего полагаются на удачу. Фортуна, естественно, не последний элемент в этом симбиозе, но не единственный. – Надеюсь, успеем к началу Большой Игры.

Мельком Ведьма взглянула на смутившегося Катсураги и самодовольно усмехнулась. Что ж, хоть что-то выходило в этой истории неизменным; это радовало и дарило хоть какую-то надежду на константу.

– Мир сдвинулся с места, не так ли?

Некоторое время они шли в тишине, поднимаясь по склону вверх, минуя один из патрулей людей страны Облака, а потом, когда воздух стал чуть менее разряженным, можно было снова поговорить.

Естественно, Учиха был заинтересован в том, что за люди нынче крепко сшиты узами долга и цели с Ведьмой. Она и сама бы интересовалась, во что ввязался Катсураги, будь тот на ее месте, однако же… Ей не хотелось этого; слишком уж оказался Голос светлым и незамутненным для дел, что проворачивал «Корень» – с таким же успехом она могла бы попытаться выложить все Рангику.
Спроси ее об этом Райдо… Может быть, он бы получил хоть какой-то ответ, но Ясуо сомневалась в его опытности. Пока что.

– Нет. – Коротко ответила Ведьма, бросив красноречивый взгляд на Учиху. – Все так, как должно быть.

Девушка вновь нервно поправила челку.

– Вот как? Тебя впечатлил Якуши Джингаса? – Она хохотнула, почти беззлобно. – Что ж, я думаю, он будет очень рад этому, но, боюсь, что тебе придется самому выведывать у него эти тайны… Единственное, что могу тебе сказать, Катсураги, – Ухмылка. – Он делает это в первую очередь для себя.

«… Ибо нет для него ничего ценнее, чем знание».


Меж тем, на горизонте уже появились первые здания небольшого городка. В котловине, окруженной горной грядой, все еще было прохладно, но постепенно на деревьях появлялись первые молодые листочки и готовилась к цветению сакура.

– Готовьте маски, друзья! Час расплаты грядет.

+1

3

< ---- Окрестности Страны Мороза

Многие философские учения говорят о том, что путь важнее цели, выделяя ценность событий и "попутчиков" выше самого мотиватора, заставившего двигаться вперед. В этом определенно была доля истины, если посмотреть на любую занятную историю: даже их текущий поход выглядел куда более занятным чем владение легендарным клинком, какой бы невероятный потенциал Кусанаги не обещал. Вполне возможно, если бы на кону стояло что-то более интересное для Учихи, подобные мысли его обходили бы стороной.

Парень сделал несколько потягивающихся, болезненных разминочных движений, что бы разогнать кровь по затекшим суставам: походные сумки не являлись его сильной стороной.
- Боюсь что если ты к ней придешь с теми повреждениями, которые видел я, - серые глаза скользнули по Сенджу блеском насмешки и осуждения - То она поставит тебя на ноги только для того что бы убить собственными руками. И я даже не подумаю её останавливать.
Сказано это было таким тоном, что бы любой, знавший фиалкоглавую вмиг увидел её в образе её наихудшего настроения, представив крайний момент гнева, когда он из быстрогорящего переходит неостановимое пламя. Такое было всего пару раз в каждом не удавалось избежать массовых разрушений(а в первом прецеденте у неё ещё не было стиля Окашо!)

Сложно было не заметить, что на протяжении всего пути и, в особенности, последних километров, Ясуо была немногословна, будто отвечая на поставленные вопросы и стараясь участвовать в диалоге, но сконтцентрировав ментальные силы где-то в другом месте. О разворачивающихся событиях, почти наверняка. Впрочем им предстояло ещё раз серьезно поговорить, ибо в логове новой таинственной организации юноша рассказал далеко не всё, что ему было известно.
- Емкое словосочетание. - в голосе Учихи послышалось что-то отдаленно похожее на восхищение или приятное удивление. В мире произошло многое за последние восемьедесят лет и эти слова описывали ситуацию как нельзя лучше.

Меж тем рядом оказался патруль Облака, последний, судя по всему и парочка, дав солидного крюка, выдвинулась на территории Альянса, заметно ускорившись. Вот здесь они уже могли вздохнуть свободно, даже не говоря об этом.
Воздух быстро холодал, а виды сменялись на отдаленно знакомые, вызывающие тянущее чувство в груди. Именно в этом регионе, за горной грядой случились события самого разного толка, окончательно толкнувшие Учиху на становление тем, кто он есть сейчас. Жутковатый вертеп, именуемый аукционом, десятки тел живого товара, а так же все удовольствия мира, которые можно купить за деньги.
Он тогда посмотрел на это с обеих сторон, когда был в одном из лучших номеров с лучшей девушкой и на правах лота 616. Тогда он видел многих людей, похожих на Удильщика: не таких хитрых и изворотливых, но не менее испорченных и мразотных. И они правили бал семь с лишним лет назад, уже тогда "мир сдвинулся с места".

- То есть ты готова доверить мне свою жизнь, но не чужие тайны? Похвальный выбор, узнаю представительницу древнего клана. - на лицо Катсураги вернулась та самая мягкая полуулыбка, которая человеку с эмпатией табуретки могла бы показаться мечтательной. Её решение не отвечать ни на один из прямых вопросов хоть сколько-нибудь он находил удивительным: она даже не попыталась уклончиво отвести его внимание, сместить акценты, демонстрируя свою лояльность крайне однозначно.
Умело изображая неумелого интересующегося, Голос рассчитывал на несколько большие уступки. Дальше расспрашивать не было смысла, по крайней мере Ясуо.

- Это просто наблюдение, прошу, не надумывай себе всякого. - едва заметно пожал плечами молодой человек, потирая руки. Даже весна на этих территориях была прохладной и свежей, как горный ручей, а брюнет по ряду причин не очень хорошо перносил холод. Пришлось даже сменить неплохую маскировочную накидку на привычное утепленное пончо. Запасное он предложил спутнице. - К тому же сомневаюсь, что у меня бы что-то вышло.

_______________________________________________________

Поселение, которое теперь работало исключительно что бы обеспечить притон всем необходимым, встретило их трудовым днем. Кажется тут он кипел постоянно, в несколько смен, лишь бы у господ на вершине горы не заканчивалась еда и дешевый алкоголь для охраны, а возможно и какие-то наркотики.
Будучи отдаленным регионом, даже по меркам страны Мороза, городок Никко( который местные называли Яо Бэнь) выглядел как милый шахтерский населенный пункт, по крайней мере на первый взгляд. Как будто местных жителей с девства учили играть работяг на курсах актерского ремесла.

Впрочем нищих и оборванцев тут тоже было хоть отбавляй, а так же всякой снующей тут и там подозрительной шпаны. Скорее всего у них бы попытались выклянчать, украсть или отжать деньги, если бы парочка хоть малость задержалась на одной из главных улиц. Несколько раз Учиха заметил как мальчишки, видя пришлых, резко начинали играть в догонялки, явно желая "случайно" врезаться в кого-то из них и убежать с кошельком. Будь парень налегке, он позволил бы им забрать небольшой кошель и запомнить его как "ещё одного лоха в маске", но учитывая объем и ценность поклажи, приходилось отпугивать их заранее, едва заметной демонстрацией обнаженного под пончо оружия. Это проще, чем потом резать их, если они нащупают то, о чем тут никому знать не положено.

- Твой выход. Помни, мне желательно попасть к торговцу информацией со второго круга аукциона, что бы задать нужные вопросы. - негромко произнес брюнет перед тем как надеть маску, что бы если кто-то заглянет под капюшон, он бы там никого не увидел.- Код для перехода к решительным действиям "Всё в порядке".

Отредактировано Uchiha Katsuragi (2021-05-29 07:20:02)

+1

4

Ясуо требовалось немного времени, чтобы подготовиться, и вновь войти в привычный, как вторая кожа, образ таинственной аристократки с баснословными деньгами и тягой к пагубными  развлечениям: начиная от наркотических препаратов и заканчивая покупкой живого товара на аукционах. В прошлый раз, когда Сенджу была здесь гостьей, то оставила в этом очаровательном месте несколько миллионов йен; это не то, что сильно ударило по ее финансовому положению, к тому же, воспоминания были весьма… Занятными.

Город Никко кишел преступностью; он просто жил ею. Сюда стекались работорговцы, наркодайме, торговцы информацией самых элитных мастей; лишних людей, как можно было понять, здесь не было. Криминальные авторитеты, держащие самые отъявленные бандитские группировки, приходили в Никко с оружием и мощью, чтобы отвоевать хотя бы район этого города – и не многим удавалось задержаться надолго.

Перед выходом следовало сменить гардероб. Прочь удобные одежды – только столичный шик. Алое дорогое кимоно с глухими поясами и глубоким декольте, меховая накидка из белой лисы с шелковым подкладкой и платиновой брошью; длинные распущенные волосы с несколькими драгоценными шпильками, так прилежно до сего момента пылящиеся в запечатанных свитках. Ведьме подносили украшения с завидной регулярностью, но ничего, кроме стали она никогда не носила вне церемониальных встреч и традиционных клановых мероприятий. Ясуо отделяла ту себя – Сенджу – дерзкой чертой, от самой себя прежней.

Поправив меховой воротник, она расправила плечи и сложила руки перед собой, пряча в длинных рукавах беспечно-дорогого одеяния лезвия скрытых клинков. Таким же небрежным жестом она поманила за собой Учиху, будто цепного пса, приставленного телохранителя для дамы, по которой уже прошлись оценивающие хитрые взгляды.

Актеры для театра подобраны, реквизит предоставлен, грим нанесен.

Ей открывает дверь один из вышибал на входе. Высокий и широкий шиноби с татуированным лицом и смуглой кожей; дезертир армии Облака, вестимо. Глаз преступника наметан, не в его работе задавать слишком много вопросов – аукционный дом примет любого, кто заимеет столько денег, чтобы попасть сюда.

Не факт, конечно, что ты доживешь даже пару часов до этого мероприятия. Тебя могут убить на подходе к казино, если не озаботишься надежной охраной.

Внутри все пестрит от переизбытка роскоши и достатка. Хозяин у стойки едва заметно кивает, приветствуя, и Ясуо твердо идет к нему.

Что желает госпожа? – Невысокий уроженец страны Ветра, с характерным говором и блестящей золотистой кожей обращается к Сенджу. На змеином лице проступает подобие улыбки и Ясуо дарит ему такую же в ответ.

Апартаменты на одного. – Жесткий голос Ведьмы ранит, как иглы. – Чтобы там нашлось место для него. – Она пренебрежительно отмахивается в сторону своего спутника; Катсураги, в полном черном облачении стоит за спиной неподвижно.

Рука Сенджу едва заметно вытягивает из рукава небольшую нефритовую подвеску на золотом шнурке. Хозяин едва заметно приподнимает одну бровь, и, кажется, его лицо на мгновение теплеет.

Госпожа Янаги. Сколько лет? Вы все хорошеете. – У него тонкие черты лица и птичий профиль с узкими губами; хозяин улыбается.

Окрашенные в алый уголки губ Ведьмы приподнимаются в ответ.

– Сегодня аукцион. – Не спрашивая, а утверждая.
Ваша осведомленность меня всегда впечатляла.
Подготовьте ячейку восемь ноль пять.
Будет сделано. Ваши апартаменты на втором этаже. – Смуглый мужчина выкладывает на стойку два номерка из чистого нефрита; один белый – пропуск на аукцион, и зеленый с красной обвязкой – элитный номер на третьем этаже. Выше только «торговые» залы.

Ясуо не удостоит хозяина даже кивком; ее проводят строптивыми взглядами – несколько посетителей у барной стойки с курительными трубками, набитыми сомнительным содержимым. Ведьма идет мимо лестницы, к механическому подъему-лифту с решеткой. Прислуга откроет дверь перед ней и позволит Катсураги проделать остальные манипуляции уже внутри.

Внутри узкого помещения она дергает его за ремень его брюк, чтобы подтолкнуть ближе к себе и дьявольски-обольстительно улыбается, рассматривая его бледное лицо из под полуприкрытых ресниц. Волчьи красные глаза игриво блестят в свете тусклой желтой лампы.

На третьем этаже лифт останавливается с характерным звоночком. У входа два охранника провожают взглядом пару, двигающуюся в сторону лестницы; на аукционные этажи лифт не едет из соображений большей безопасности.
Ясуо небрежно демонстрирует белый плоский камень нефрита с гравировкой в виде двух фениксов.

На четвертом этаже единственная дверь-арка, скрытая тяжелыми бархатными шторами карминово-красного оттенка. Катсураги приоткрывает перед Сенджу полог и позволяет ей войти не пригибаясь под тяжелой тканью.

– Запомни расположение охраны. – Коротко бросает она ему и оценивающе высматривает контингент на первом этаже аукционного дома. Сомнительного вида и рода деятельности люди что-то негромко обсуждают между собой, поделившись на группы.
Ясуо находит и себе место в отдалении, на одном из широких диванов с дорогой обивкой и резными подлокотниками. Кто-то пытается к ней подсесть, но Сенджу отмахивается изящным стаканом на четырех высоких ножках. Сладковато-кислое сливовое вино приятно согревает промерзшие кости.

Некоторое время приходится провести здесь. Послушать лоты, понаблюдать за настроениями, дать возможность Катсураги проявить свой актерский талант; Ясуо ведет себя несколько вызывающе, и ей нравится, когда он недобро бросает на нее свой взгляд прежде, чем беззвучно пригрозить очередному мусору и напомнить ему, где его место

Пару раз Ясуо поднимает цену, чтобы забрать какую-то дорогую побрякушку, в цену которой можно отстроить целый квартал в городе. Когда украшение становится ее, она быстро теряет интерес, и по завершению первого тура лотов, к ней подходит аукционер и, наконец, приглашает ее выше. Белый плоский камень заменяют другим, уже с изображением дракона и инкрустацией жемчугом.

– В этот раз все прошло очень скучно. – Надломленным голосом, жалуется пухлому аукционеру госпожа Янаги. Мужчина рассыпается в извинениях и обещает, что там, куда они идут, лоты будут еще интереснее. И, естественно, нежная госпожа найдет с кем пообщаться.

На следующем этаже менее многолюдно и почти везде царит полумрак. Окон уже нет; только обилие светильников в традиционной стилистике страны Мороза.

– Ты знаешь, кто нам нужен? – Ясуо склоняет голову ближе к Катсураги, скрывая свое лицо за раскрытым веером. Скорее всего, здесь найдутся люди, умеющие читать по губам; не только она овладела этим искусством.

+1

5

Катсураги не любит выглядеть опасным, это противоречит его стилю ведения дел. Он не любит, когда каждый человек в комнате первым делом оценивает его серьезным взглядом, прикидывая комплекцию и навыки, начинает листать бинго-бук или анналы памяти в поисках информации о вошедшем. Себялюбивая слава, подобная братьям КинГин или кланово возвеличенное имя легенд собственной семьи ему чуждо: если он заслужит её чем-то действительно выдающимся, то пусть. Но до этого момента ещё дожить нужно, ведь так?

Перед выходом юноша сделал себе несколько уколов в лицевые мышцы, вводя маленькие дозы релаксанта, таким образом превращая пустое лицо без единой эмоции в мертвенную маску, не выражающую ровным счетом ничего. Когда-то такое выражение предавали добровольной пластической операцией, навсегда гасящей мимику человека, почему-то это считалось выражением высшего служения и абсолютного доверия, причем у шиноби нечто подобное выражала печать на сердце. Парадоксально, с какой охотой сильные мира сего превращали своих подручных в исполнительные обрубки. С каждым миллионом рё паранойя богачей крепчала.

Они вошли внутрь и настала пора играть отведенную роль, спасая девушку от излишнего внимания самим фактом своего существования. Безукоризненность и холодность фарфоровой статуи, совершенно не скрываемая и даже немного напыщенная, бросающаяся в глаза. Стресса за этот поход будет немало, лучше бы он просто забрал чье-то лицо.

Дезртир Облака, делает вид что самый главный, но реально отрядом командует невысокий бородатый мужчина, подпирающий собой стену, даже не используя сенсорных техник, он наметанным взглядом оценивает гостей, уверенный в себе как будто обладает додзюцу. Хотя нет, он специально стоит с подветренной стороны, так что вполне возможно дело в обостренном чутье или особенном призыве. Ещё можно попробовать проверить слух..
Дальше мысль не пошла, потому как и их тоже могли читать. Вместо этого он провел специальную технику, замедляя свое сердцебиение, но никакой реакции от запрятавшегося командира отряда не дождался, даже малейшего подрагивания мускула.

Их впустили внутрь и милостивый распорядитель, приторность которого бросалась в глаза с самой двери, начал ментально облизывать Ясуо, старательно выслуживая то ли расположения, то ли комфорта гостьи, то ли чаевых. Актерская игра, где они должны делать вид что рады видеть друг-друга, болото яда, одним словом.
Хм, он не спросил про "новую игрушку", это плохо. Рановато для паники, но полученный не на его аукционе телохранитель должен был вызвать хотя бы один вопрос.

Но их пропускают, давая ход глубже в чрево этого омерзительного криминального монстра, готового с удовольствием поглотить деньги, ценности и жизни себе на прокормку. Учиха подмечает охрану, её стало немногим больше с последнего визита, но это тоже вполне объяснимо нарастающей агрессией Облака. Где-то за их спинами в коморку охраны тащат девчонку, которая укусила своего покупателя в весьма интересном месте. Ей, кажется, лет тринадцать, одна из беженок буферных стран между Кири и Конохой, а теперь - живой товар. Скорее всего за нанесение вреда её несильно покалечат и оприходуют десятком местных мордоворотов. Не стоит удивляться, нечто подобное происходит на аукционе почти каждый день.
Картина не удостаивается взглядом, дуэт здесь не за тем что бы спасать каждого попавшего в беду.

Аукцион же движется своим чередом: лифт привозит их на нужный этаж и Катсураги вежливо пропускает молодую госпожу в пучину вранья, непотребства и припрятанных клинков, припорошенную деньгами. Сам он тоже растворяется в ней, становясь чернильным, мрачным пятном близ расположения беловолосой.
Дева ведет себя разнузданно и неподобающе, играет с вниманием местного контингента, слегка подманивая, прежде чем дать недостаточно резкий отказ. Большинство людей на этом уровне торгов подобную изящную игру не понимают и продолжают поползновения, забавляя Ведьму. Впрочем возможно это её забавляет, как неодобрительно сам Голос реагирует на её поведение. Сенджу специально его злит, парень это понимает, но до конца совладать с эмоциональной отдачей не может, пускай выразить настроение сейчас могут только его глаза.
Два раза на него повышают голос, а один - пытаются избавится физически, но мощнейший транквилизатор и амнезиак заканчивают разговор за считанные секунды. Пока дело не доходит до реальной драки, можно ограничится одним уколом.

Следующий этап немногим лучше: люди здесь богаче и, в большинстве своем, приличней, но оттого они лишь более опасны. Среди их охраны встречаются высокоранговые шиноби и нукенины, а активы исчисляются поистине баснословными суммами. Наемники, служащие подобным господам, получают в разы больше чем шиноби сходных рангов, но и попасть туда не так то просто.

На вопрос девушки Учиха кивает и говорит ей место искомого человека одной гортанью, полупарализованные губы его почти не двигаются. Их цель это жилистый мужчина, который прямо сейчас находится в центре внимания - правая рука табачного магната страны Чая. Скользкий и въедливый тип с практически бездонным кошельком, который путешествует по всем аукционам и собирает слухи. Теперь нужно сместить градус внимания, с чем Сенджу справится без особых проблем, оказавшись рядом и уронив несколько неосторожных фраз. Цель очень удивится её присутствию здесь, да ещё и в добром здравии.
Голос в это время воспользуется тяжелым пряным парфюмом, перебивающим местный кумар и применит короткую притягивающую технику, заставив мужчину отвлечься на себя. Сенсоры в комнате охраны это заметили, но реагируют крайне медленно, ведь объем и последствия её приенения незначительны.
- Какая интересная находка, широкоизвестный в узких кругах член древней семьи, превращенный в безвольный инструмент. Восхитительно. Мне даже интересно, сколько бы за тебя выручили на аукционе. - он взял брюнета за подбородок и стал рассматривать как какую-то диковинку. В обычных условиях этот хитрый человек ни за что бы не глянул ему в глаза, но сейчас управленец был несколько экзальтирован райским взглядом, а потому допустил ошибку. На миг из-под стыдливо полуприкрытых глаз мелькнул шаринган и человек резко сменил тональность диалога.

К ним двинулись охранники, что бы разобраться в изменении чакры телохранителя и именитого гостя, а те всё это время говорили. Учиха задавал вопросы,  ему отвечали едва слышным шепотом. Быстро, четко, по делу. Операция была крайне рискованная, но в закрытом барьером переговорном зале, где стороны разделены и находятся под неперерывным наблюдением, вытянуть из него правду было бы дорого и ненадежно. Отсюда же спутники они могли исчезнуть в любой момент.
- Мне показалось, что госпоже угрожает опасность. - юноша сделал шаг назад, когда подошло несколько охранников - Прошу простить мою поспешность.
- Ушлепок, ты напугал меня до чертиков! Проси прощения! - рявкнул мужчина и толкнул Катсураги в грудь.
- Я уже, ваша щедрость. - ровным голосом ответил брюнет и ни один мускул не дрогнул на его лице.. пока туда не прилетела пощечина. Но даже тогда слуга остался бесстрастным.
- И я хочу, что бы госпожу Янанаги не допустили до сегодняшнего аукциона, раз её охрана такая дерзкая. Ну, что встали? Давайте, решайте, чьи денежки вам важнее!

Разумеется, после этого никто не решился проверять его дополнительно, да и спорить с человеком подобного влияния никто не хотел.
Главное, что бы Ясуо не выкабенивалась дольше необходимого.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

6

Удивительно, каким разным может быть искусство ниндзя в разных своих воплощениях. Бесшумное убийство в толпе соглядатаев или же громкая битва, уничтожающая не то, что целые деревни – но страны. Ясуо находила подобное сверх меры ироничным, и, порой она задумывалась, что из этого более эффективно – прославиться, увековечив свое имя на страницах истории или же остаться той тенью, что на самом деле вершит историю.
В ней боролось это – желание купаться в лучах славы, чувствуя, как солнце приятно греет бледное лицо, целуя кожу, вместе с тем, как манила ее иная сторона, темная, обволакивающая, дарующая саван, сотканный из тьмы, но скрывающий от любопытных глаз.

И, все же, кто-то запомнит ее. В чьих-то сердцах на всегда останется имя Белой Ведьмы из страны Огня, однако теперь в новом качестве – возможно, не героя даже, спасшего государства от разрушения изнутри, но предателя, что пожелало сточить его извне. Удивительно, что все решает точка зрения.

Алые глаза девушки метались от одного зажиточного торговца к другому; мысленно она просчитывала потери со своего банковского счета – йены стремительно таяли под напором ее маскировки, а так же неконтролируемого желания обладать всеми теми украшениями и побрякушками, что скрывали тяжелые сундуки с черного дерева. Достойная упаковка для драконьих даров – Ясуо ощущала себя ящером на горе из золота и серебра.

Особенно ей запомнился лот с набором для живописи. Деликатный футляр из амарантового дерева и такой же набор кистей, собранных вручную с обоймой из слоновой кости – семь инструментов превосходного качества, вместе с нефритовым камнем для растирки туши в твердых брусках, обвязанных шелковой лентой. Ясуо возжелала его, стоило такому лоту появиться на аукционе; это стало прекрасным подарком для Рангику.
В конце концов, Сенджу долго придется оправдываться за свое очередное паскудное отсутствие. Ведьме было невдомек, когда она вновь вернется в Коноху; и ей хотелось думать, что не в свитке для запечатывания с ворохом других трупов убийц, воров и дезертиров.

Изящный чайный сервиз, который с натяжкой можно было бы назвать походным. Пожалуй, в таком было бы нестыдно заварить напитки всему клановому собранию вместе с гостями, но чашек в нем было всего четыре, а чайник маловат для обширных приемов, но фарфор из страны Снега был удивительно крепким, для такого изящества. Ценное приобретение.

Несколько раз Ясуо бросала вопросительные взгляды в сторону безжизненного лица Катсураги под действием релаксанта, но, похоже, ни один товар не приглянулся Катсураги. Сенджу обидчиво поджала губы; Учиха обращал внимание только на «живой» товар, будто ему действительно было какое-то дело до тех несчастных красивых мальчиков и девочек, которых купят для издевательств и постельных утех.

«Госпожа в красном» – именно так величал ее хозяин этого этажа аукционного дома – нервно выпотрошила содержимое своей трубки в специальную емкость и нетерпеливо отбросила от себя мундштук.

– Возмутительно. – Пророкотала Сенджу, когда нужный человек отвесил Катсураги звонкую пощечину, заставившую замолкнуть целый зал, набитый криминальными авторитетами. Атмосфера была такой напряженной, что буквально все в помещении жаждали, когда прольется первая кровь; в суматохе и поножовщине отсюда можно будет унести массу драгоценностей и убить нужных людей.

– Если вы желаете, я накажу его, господин. – Елейным голоском промурлыкала Ведьма, сделав пару взмахов веером, в плоскостях которых уже были спрятаны тонкие иглы и другие секреты. – Я не хочу портить наши деловые отношения.

– Убирайтесь! Убирайтесь сейчас же! – Торговец отстранился от бледнолицей, обращая свой взор на главного аукциониста этажа. Хозяин сделал пару неуверенных шагов в сторону женщины в красном, но Сенджу раскрыла веер и прикрыла лицо, разворачиваясь на носках.

– Ты испортил мне вечер. – Шепотом бросила она, чтобы слышали все. В изящном повороте Сенджу ударит своего «слугу» плоской частью веера, оставив на щеке несколько мелких, но глубоких порезов от стальной резьбы.

«Прости меня. Мы оба знаем, что так лучше».
Охрана пятого этажа напряглась, когда мимо них проходили «изгнанные» покупатели. У пролета лестниц их догнал распорядитель.
– Ваш товар ждет Вас в ваших апартаментах, госпожа Янаги. – Сухопарый мужчина доверительно склонился к ней. – В целях Вашей же безопасности Вам не следует появляться в ближайшее время на нашем аукционе… Естественно, мы не имеем и не желаем Вам запрещать, госпожа, но тот человек…

Жестом Ясуо потребовала от него молчания.
– Я поняла. – Она мягко улыбнулась. – Я бы не прожила так долго, не принимай во внимания такие ценные советы.
– В залах очень много его людей и не хотелось бы кровопролития… Ваш телохранитель кажется довольно… Впечатляющим.

– Не люблю толпы охраны. Слишком болтливы и порой не стесняются обсуждать моих клиентов, а некоторых это… Смущает.
Торговец на секунду масляно улыбнулся.
– Быть может я мог бы…
– Я приезжаю сюда отдыхать, а не работать.
– Конечно, госпожа.

Один пролет вниз по лестнице; на спуске с четвертого этажа у Сенджу отбирают ее законный плоский нефрит с драконом. Уже в лифте, Ясуо касается раненой щеки своего спутника; кожа на лице горит и холодная ладонь снимает легкий жар.
– Ты же знаешь, что шрамы украшают мужчин? – Свободная рука обхватывает его за пояс. Они оба напряжено, и Ясуо хочется немного ласки, как нашкодившей кошке.

Апартаменты на втором этаже лучше прежних. На столах уже расставлены несколько сундуков и футляров, а рядом – свитки для запечатывания. Среди большого количества местных авторитетов, охрана – это наемные ниндзя, которые так же перевозят ценные грузы.

– Я бы предложила тебе остаться здесь до утра. – Сенджу хитро улыбается. – Вспомнить старые-добрые.

+1

7

- Простите, госпожа. - юноша слегка склоняет голову и прикрывает глаза. У многих хищников это символ крайнего доверия, закрывать очи перед кем-то,  давая возможность для атаки.
Резкий удар подобно росчерку пера рассек его скулу, наглядно демонстрируя что под белой, бесстрастной маской кожи всё же течет багрянец крови. Боль мгновенно, резким всполохом обожгла разум: такие четкие и выверенные удары аристократы оттачивали даже больше чем реальные боевые приемы, используя их в качестве формы демонстрации власти. Только такое рукоприкладство позволяло не потерять лицо на глазах многих.

Кто-то из толпы охнул, кто-то одобрительно усмехнулся, а одна девушка, в волосах которой были заплетены витиеватые золотые шпильки, хохотнула, комментируя, сколько сейчас потерял в цене черноволосый охранник. Впрочем шепотки, доносившиеся из самых дальних уголков зала были ещё более мерзкими. Учиха же смотрел по сторонам так же холодно и бесстрастно, как и раньше, будто ничего не произошло и вовсе не по его щеке стекали тяжелые алые капли. Словно механизм, получивший незначительную царапину он продолжал функционировать "нормально", вопреки всем человеческим стандартам.

Здесь всё делалось так, "вопреки человечности", будто бы сильные мира сего всем своим естеством пытались выделится среди равных, заполняя пустоту собственных душ коктейлем из зависти, обожания и едва ощутимого проблеска новых чувств. Они подобно отмирающим вкусовым рецепторам, которым нужно всё больше и БОЛЬШЕ что бы хоть как-то отреагировать. Сколько человек после этой сцены расхотели игрушку, которой сейчас представлялся Катсураги, а сколько наоборот - захотели? Он чувствовал жадные взгляды, впивающиеся в его плоть, подобно омерзительным ржавым иглам, оценивающим его таланты.
На Ясуо так не смотрели - она была гостьей, "человеком", в понимании местного общества. Это не защищало от идиотских посягательств, однако меняло их тон.

Вот и распорядитель, один из торговцев богатством, стелится перед беловолосой ведьмой, пытаясь снискать ещё толику её расположения. У Голоса появляется почти незаметное желание убить этого человека: план по тому, как это сделать рождается в его голове за секунды, а дальше их спасут скорость и немного удачи у второго бокового выхода..
Но вот они уже в лифте, движутся к апартаментам, а холод девичей ладони слегка унимает боль с рассеченной щеки и из уст напарницы льются приятные, куда более мягкие слова, смывающие её жесткий гримм. Вся манера Сенджу преобразилась, из-под холодного фарфора проступило живое и трепетное беспокойство. За кого им теперь держаться, если не друг за друга?

- Если благородная госпожа так считает. - тон его столь же бесстрасстный и холодный, подобный скальпелю, заставляет мир вокруг замереть и висеть в прострации несколько томительных секунд. А затем он усмехается, убедившись, что пристальное внимание из тонких прорезей в обивке лифта сгинуло и слегка, самую малость, касается ладони Ясуо своими пальцами. Смешок становится легким смехом, сочитающим в себе нервные и победоносные нотки. Это была просто шутка. В кои-то веки за последнее время всё пошло по плану и это вызывало настоящий подъем.

Когда они зашли в апартаменты, юноша быстро прошелся взглядом сенсора и проклятых глаз по комнате, применил несколько технологических изысков и  залез в часть распределительного щитка, отключая некоторые приятные, но потенциально опасные с точки зрения конфеденциальности мелочи, он, наконец убедился в готовности помещения принять столь важных гостей и запер дверь, дополнительно заблокировав её при помощи одного из кунаев на всякий случай.
- Если я покину вас до утра, то вызову море подозрений, - Голос улыбается, медленно, будто удав, сокращая дистанцию между ним и беловолосой. Молчаливая ледяная угроза из его манер пропала и даже через действие релаксанта омертвевшее лицо начало оживать  - И к тому же рискую скоропостижно скончаться от беспокойства, если оставлю тебя в этом месте без присмотра на целую ночь.

Острый взгляд изучал Сенджу, обтекал её формы и черты лица. Сейчас, когда она осталась одна, без всех этих источников угрозы вокруг, он мог позволить себе слегка.. утонуть. Только так холодная злость уходила в мирное русло.
- Мне противны многие аспекты этого места. Продажа жизни и чести, вычурная роскошь и демонстрируемое пренебрежение. - Учиха черной тенью навис над спутницей, а затем обвил её подобно пепельному туману. Сейчас казалось, что он от нервного напряжения, боевых стимуляторов и успеха рискованной, откровенно говоря, смертельно-опасной операции, стал ещё выше, подпирая собой потолок и сливаясь полумраком этого места - Однако, в комфорте есть свои однозначные преимущества. Например кровать.

Последние слова он проговорил совсем негромко, то ли добавляя им некой сакральности, то ли просто самую малость смущаясь. Руки скользнули по талии напарницы мягко и безаппеляционно. Катсураги тоже порой требовалось снимать маску.

***

Утро наступило для Учихи незадолго до рассвета, когда услышал за дверью какой-то шум. Голова слегка ныла от алкоголя, курительных смесей, которые так жаловала Ведьма, и чуткого сна. Едва заметное шебуршание ему не понравилось, поэтому парень неслышно разбудил "госпожу", с трудом отказав себе в удовольствии задержать руку на нежной коже чуть дольше необходимого. А нет, не отказал.

+1

8

Полумрак комнаты затягивает силуэты, когда они запирают за собой входную дверь апартаментов. За тяжелыми шторами прячутся плотные стекла окон, а за ними – холодный, опустившийся в сумрак город, полный беззакония.

Ясуо освобождает себя от красного. Дышать будто бы становится легче, когда тяжелое одеяние падает с белых покатых плеч, заменяя собой простым темным хаори с рукавами чуть ниже локтя.

В местной аптечке хватает медикаментов для обработки простых ран; умений Сенджу в вопросе медицины остается ровно на то, чтобы предоставить первую медицинскую помощь или вправить выбитый сустав – в остальном она всегда полагалась на квалифицированных медиков. Теперь она смотрит на неудачную рану на щеке Учихи и поджимает губы; все ее естество сожалеет о содеянном проступке, том самом, что во благо их миссии. Мягким тампоном она проходится по кровоточащей щеке, а потом обрабатывает рану перекисью. Наверняка Катсураги мог бы сделать это сам; и в тысячу раз аккуратнее, но Ясуо хочется проявить немного заботы. В конце концов, это представление не входило в их планы изначально.

– Не начинай. – С легкой усмешкой парирует Сенджу, когда у ее собеседника находится слово об этом месте. – Ты не сможешь сделать этот мир другим, не сможешь изменить природу человеческую. – Ведьма щурится и немного кривит лицо, когда перекись бурлит в открытой ране на щеке. Неприятная процедура, в самом деле. – Позволь капле удовольствия в этом котле с ядом сделать тебе приятно; растворись в этом, как в части спектакля, что мы сегодня устроили.

Девушка пожимает плечами, откладывая в сторону аптечку и, словно бы, забыв о том, что Катсураги, возможно, нуждается в ее внимании, она берется за тушь и кисти, чтобы набросать несколько слов для своей сестры, пока она не забыла передать ей подарок.
Ей понадобится немного времени, чтобы призвать сюда Бишамон, а той – вернуться на Плато. То, как кошки царицы преподнесут Рангику небольшой сюрприз, уже не будет заботой Ясуо; в конце концов, она еще не закончила свои сиюминутные дела.

– В комфорте нет минусов. – Легкий смешок. Сенджу облизывает кончик кисти для письма, чтобы обмокнуть его потом в тушь. – Помимо кровати здесь есть ванна, в которой можно принять горячий душ, одежда может быть не только удобной, но и чистой, я уж не говорю о еде. – Ясуо махнула рукой куда-то в сторону, оставив на бумаге пару осторожных капель у самого края листа. – Тебе не хватит и тысячи лет, чтобы убедить меня, будто бы консервированный тунец – это твое любимое блюдо, Учиха.

Когда в неотложных манипуляциях нужда отпала, Сенджу позволила себя обнять. Темная тень мужчины нависла над ней, согревая белую промерзшую кожу; Ясуо улыбнулась, чувствуя на шее горячее дыхание. Сил сопротивляться напору более не было, и ведьма, поддавшись плавным и мягким движениям, растворилась в нежных объятиях Голоса.

Кажется, он что-то шептал ей, но слова казались Ведьме ласковым утробным рыком.


Это не было похоже на пробуждение.
Впрочем, как и всегда.

Неловкое и спешное, сопровождаемое подозрительным шумом за дверьми роскошных апартаментов. Весьма вероятно, их могли бы рассекретить, если кому-то вдруг повезло узнать то ли в Ясуо, то ли в Катсураги ниндзя.
От этой мысли Сенджу на мгновение стало грустно; с этим местом придется распрощаться, как с хорошей книгой, которую можно было временами почитать, чтобы расслабиться. Знакомые персонажи канут в лету, как и вся атмосфера этого порочного места.

В маскировке уже не было нужды. Сенджу набросила поверх боевого облачения тяжелый плащ; капюшон вновь скрыл белоснежную голову Ведьмы.

– Я нахожу выражение твоего лица слишком счастливым от того, что мы более никогда сюда не вернемся.

«В этом амплуа, конечно же».
– Мои сожаления улягутся, если ты изволишь вести меня за клинком немедля.

----- > инициализация.

+2

9

На фразе про невозможность изменить человеческую природу Катсураги не повел и бровью, мягко продолжив свое пагубное движение к Ясуо. Наверное стоило в лучших традициях бульварных романов зайтись длительным злодейским смехом или хотя бы презрительно усмехнуться, оглашая отголоски своего плана, это было бы правильно и стильно, к сожалению подобные этюды в его образ не входили. Может быть помог ещё мышечный релаксант, стирающий отражения эмоций с его лица?

- Пожалуй, - неопределенно произносит он одними губами, стараясь бы не мешать болезненным медицинским процедурам, обжигающим лицо и превращающих густую кровь в розовую пену. Сам медик использовал бы не перекись, от неё часто остаются шрамы, однако аптечки Учихи здесь нет, а заказывать нужные препараты у слуги вызовет лишние подозрения. Впрочем даже находится в этом комплексе на людях было омерзительно. - Хотя вместе с тобой я бы мог попробовать.

Девушка попыталась отстранится, сделать какие-то важные и невероятно нужные дела, вот только время для этого уже прошло. Пока Голос занимался оценкой помещения и его безопасностью, платиновласая могла бы сделать всё что угодно, однако сейчас для этого было слишком поздно: Учиха не ждал свою напарницу и не требовал к себе внимания, а просто окутал её подобно мазутному кокону и утянул в самый темный угол этой комнаты.
- Я слышал что все хозяева Бога Грома не успевают к назначенному часу, - сказал он тихо и мягко, буквально на грани слуха, скорее шипением, нежели словами и, разумеется, никуда напарницу не отпустил - Отправь клона закончить твои планы. У тебя на это времени нет.
***

- Вернемся, как всякий преступник, что возвращается на место преступления. - юноша мягко улыбнулся, проверяя свое снаряжение и осматриваясь вокруг. Теперь, без релаксанта и после пары чарок теплого вина  он буквально воскрес из мертвых, даже манеры и повадки обзавелись "лишними" движениями. - И так будет до тех пор, пока это место стоит.

Брюнет слегка выделил голосом слово "пока" и чуть усмехнулся, кивая Ведьме. Они получили то, за чем пришли и даже на одну комфортную ночь больше, так что теперь можно было уходить с максимальной доступной скоростью. Слегка ускорял их тот факт, что шебуршание за дверью затихло, скорее даже замерло, как бывает когда кто-то решил что-то подслушать и старается не шуметь. Очевидно все участники заняли приведенные им места, а значит сейчас должно начаться.. да в целом неважно что.
Скорее всего будет так: кто-то из прислуги заведения постучит и предложит что-то..например милостивую ноту применения от вчерашнего торговца информацией. Ни деньги, ни подарки, ни мероприятия не смогут заинтересовать гостей уровня Ведьмы. А дальше уже ситуативно, зависит от осведомленности, но скорее всего будут брать живьем. Странно что яда из вентиляции нет.

Голос активировал шаринган и осмотрел ещё раз: газ был, но фильтры, замененные накануне, с ним справились. Меж тем вторженцы начали тихо работать отмычками самого высокого уровня. Даже при сотрудничестве с хозяевами заведения ключ от верхних комнат был в единственном экземпляре, поэтому проникнуть внутрь без согласия постояльца было очень непросто. Вот только то и дело прецеденты случались, поэтому замок и был слегка подклинен.

Катсу наклонился к платиноглавой и прошептал указание места, ближайшие координаты к которому нужно было выбрать. Это было недалеко от территорий Ивагакуре и так же недалеко от фронта Дождя с Альянсом.
Интересно, можно ли там случайно встретить Саюри или Рангику? Почти наверняка. Было бы очень.. неловко. - парень улыбнулся своим мысля и положил Ясуо руку на плечо.
- Пойдем, доно, у нас есть ещё меч, который нужно добыть.

-------------->Переход

+2

10

Конец мая/609 г.

Родной дом.

Две свежие могилы покоились по сенью вековечных деревьев. Когда-то Химико любила играть здесь в одиночестве аятори, создавая причудливые формы из нитей. Это было местом её одиночества и грусти. Поэтому место для похорон было выбрано не случайно. Только здесь она могла оставить все свои переживания и боль. Теперь она не могла просто остаться здесь. Дом она заперла, внутри было чисто. Ещё ночью она занялась генеральной уборкой. Она не знала когда ещё вернётся, и вернётся ли вообще. Она больше не могла смотреть на опустевший дом где когда-то царил материнский уют и было слышно отцовское бурчание. Больше у неё не осталось родной крови. Теперь она сама по себе.

Оставив свежие цветы на свежей глине и стерев слёзы грязной ладонью Химико больше не могла выносить своё жалкое состояние. Свою беспомощность. Ради них она решила стать сильнее, а значит это будет её последняя печаль.

В городе она была не только за утолением душевных переживаний. Прежде чем идти вперёд и искать злополучного джинчурики ей была нужна достоверная информация где его приблизительно искать. Один из скупщиков информации был её должником, когда она спасла его от рекрутированных и амнистированных преступников. Теперь эта связь с теневой стороной мира шиноби ей могла изрядно помочь в поисках. Альянс не гнушался преступным миром и эта изрядно злило Хитера, но ничего не могла поделать с этим. Их альянс только развивался и она не могла винить Яматсу в попытке сохранить это достижение.

- Это моя единственная просьба Акезучи, больше я тебя не побеспокою. Я знаю твои расценки, и наверняка ты заплатил бы за свою жизнь во много крат больше, чем преступники берут за похищение. Не упирайся! Здесь все свои. Тем более если надо избавить тебя от хлопот я всегда к твоим услугам. Будь другом! - Девушка встала в позу невинной монашки со сложенными ладонями. Она хотела надавить на него хотя бы своим абаянием, зная, что такой как Акезучи даже под страхом смерти не выдаст своих секретов. Уговорить его было сложно, однако припомнив его долг он сразу оживился.

Так бы сразу и сказала ведьма из Никко. "Я! Хочу! Поиметь этого жалкого старикашку!" Ладно. Чёрт с тобой. Посмотрим что я могу для тебя сделать. И не выкидавай фокусов тех что ты вытворила в этом городе. Благо после тебя сюда эти выпердыши больше не суются. - Почесав свою лысину Акезучи Гонмей словно пытался выудить для Хитера информацию из своей голой черепушки, однако попросил у сияющей от улыбки Хитеры подождать, отчего улыбка сразу пропала с её лица. Хоть её молитвы были услышаны, однако от Акезучи можно было многого ожидать. Осталось понять хочет ли он слинять от неё, либо как обычно, созвать своих птиц и дать ей самую свежую инфу от его верных служителей. Своей техникой он и заслужил славу надёжного информатора, поэтому Химико могла надеяться только на него.

Отредактировано Himiko Hitera (2021-08-09 21:10:25)

+1

11

Бар "Хитокири" | Апартаменты Акезучи Гонмэя

Пришлось временно покинуть комнату Акезучи. Запах сигарет и алкоголя, и птичьего помёта сильно бил в нос, сильнее чем в его рабочем заведении, поэтому Химико была не против пропустить пару увесистых кружек пива. За время проведённое на фронте она научилась пить вместе со своими боевыми товарищами, а за одно попадать ногою в пах с завидной точностью.
Неспешно поглощая алкоголь и разглядывая своими голубыми глазами разноцветные бутылки, и видя в них блеск огня от свечей, в голове прошлась сцена из той поры где она с боевыми товарищами устраивали пьянку, в глубокой лесной чащобе, откуда порою люди не возвращались отнюдь не из-за вражеских патрулей, а дикой живности что обитала в этой фауне. Редеющие отряды выживали как могли. Убивая местную живность поглощали мясо с алкоголем. Вспомнила она и Кумамуру, который раздевшись до гола напялил на себя шкуру убитого зверя и решил напугать и немного повеселить ребят. Возможно для кого-то это было бы весело, однако в тот день Кумамура едва не умер от кровопотери и от нескольких кунаев в спину. С тех пор они никогда не устраивали сюрпризов. Почему-то этот день ей вспомнился не без улыбки, хоть и история была нешуточной. Так или иначе она тихо коротала время под осуждающие взгляды мужчин.


Была уже ночь. Глаза замыкались, но Химико уходить не собиралась. В принципе никто её и не трогал. Много она не выпила, поэтому оставалась трезвой, хоть её глаза по началу блуждали из стороны в сторону, а голова покачивалась от опьянения. Она видела лица разных людей приходивших к Гонмэю, и многие из весьма сурового вида, и даже пару темнокожих.
Вся эта лакированная обстановка, гладкие столы и стулья из орехового дерева коричневого цвета, несколько настенных вентиляторов, обклееные уютными узорами эпохальной живописи обои на стенах, а также что не менее важно, видавшая виды барная стойка, выдержавшая наверное не одну пьяную потасовку совершенно не подходила ночным гостям. Тут бы в пору просиживать семейным мужикам, горевать за жизнь семейную, но бар всего навсего был лишь одним из хобби Гонмэя, тогда как тут творились более важные дела и крутились большие деньги. Была бы её воля оприходовала бы одного из клиентов Ворона, но тогда бы Химико стала бы самым худшим изгоем страны Мороза. Лучше было иметь такого человека в союзниках чем во врагах.

И долго он собирается там возиться? Дала бы денег сразу бы взялся чёртов скряга!

Проснулась она на столе холодном столе. Ещё рассветало. Вытирая свои слюни и оглядевшись она никого не заметила. Бар был пуст. Потребности дали о себе знать уже через минуту пробуждения и она спешкой добралась до туалета. Сидеть в грязной уборной было не очень приятно, но других не было. Когда она вернулась то заметила конверт на барной стойке. От него пахло ванилью и какими-то духами, запах которого был весьма приятен.

Чёрт, а он умеет делать приятно. - Вдохнув этот дивный комбинированный аромат она пока решила не вскрывать конверт. Рисковать получать эту информация не выйдя за пределы города было не разумно. Проще было следить за конвертом.

Убежище Хитера

Когда последняя городская стена здания скрылась за горизонтом Химико выбрала удобное место недалеко от тракта, в заброшенном обветшалом доме. Конечно не идеальное место, но среди лесной чащобы трудно заметить, тем более что Хитера уже давно обустроила это место под одно из убежищ для себя. Собранные  когда-то яблоки уже давно сгнили, а что-то было съедено мелкими грызунами. Сложив печать Тсучи она раскрыла конверт на ещё крепком полу. В ней было пару листов бумаги. Это были примерные координаты Джинчурики, а также данные левой цели, которая видимо досаждала Гонмэя. Внешность была распечатана по черно-белому, а также координаты на его жилище, видимо какой-то посёлок.

Ничего не сделает просто так. Ладно, посмотрю что можно сделать. - Девушка звучно выдохнула и поднялась на ноги. Надо было достать карту, и она знала где.

Сувенирная лавка

Карта была небольшой, но этого было достаточно чтобы определить эти координаты и знать куда выдвигаться. Продавец подробно объяснил ей по каким датам они были обновлены, так что на старость картографических меток нельзя было грешить. Ей оставался лишь выбор: разобраться с настырным клиентом Гонмэя, или же разобраться с ним позже, прежде всего помня что у неё более важное задание. Впрочем она видела и третий путь, но на этот раз ей должен был помочь сам Танджиро, если всё пойдёт тихо и гладко.

Переход: Лес страны огня

Отредактировано Himiko Hitera (2021-09-04 14:24:21)

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » страны Альянса » город Никко [страна Мороза]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно