Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

лучший пост
Практически сразу после взрыва Русифа вылез из леса. По пути через мокрые кусты и деревья, читая молитву, он держал косу в правой руке, и готовился нанести атаку или защититься от вражеской; но этого не потребовалось. Жрец, увидев, с кем он сражается, ахуел. «Устрица? Ебаная устрица?!» — в мыслях удивленно вопрошал преступник, не теряя в бдительности и желании убить.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [fb] Моя территория


[fb] Моя территория

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:
Yamanaka Hizuru & Yakushi Jingasa

Дата, время, место:
2/2 какого-то Марта, 602 · После обеда · Коноха

Описание:
Пожалуй, одно из самых странных мест для встречи - лес. А когда там встречаются два человека, стремящихся избежать деревенской суеты, так и вовсе данные происшествие воспринимается как акт агрессии по отношению к личному пространству. И как же поделят между собой лес Конохи Хизуру и Джингаса?

http://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/4/188662.png

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/4/385881.png[/icon]

0

2

Поскрипывание карандаша. Шелест бумаги, на которой остаются грифельные следы в неглубоких бороздках. Сгорбленная спина с торчащими лопатками, обещающая боль на следующий день и проблемы с позвоночником в перспективе.
- Как мне это всё надоело. - меткая оценка всей ситуации, сообщенная вслух по старой привычке разбавлять тишину хотя бы своим голосом, иначе становится невыносимо скучно. Надоело. Никаких жалоб, только сухая констатация факта, отложенный карандаш и занявший его место в испачканных грифельной пылью пальцах ластик, изведённый уже наполовину. Надоело. Надо продолжать.
Все линии, определённые как лишние, медленно исчезали, оставляя после себя грязно-серые крошки. Хизуру подняла с колен блокнот, согнулась ещё сильнее, почти целуя незаконченные наброски, и осторожно подула на бумагу, изгоняя последние остатки неудачных штрихов.

Россыпь крошечных цветов на невысоком кусте не подозревала о её проблемах и о высокой своей в этом роли. Растение, название которого Хизуру не знала - пусть этим медики голову забивают - проводило время как положено растениям. Росло. Незримо пило воду из земли. Грелось под послеобеденным солнцем.
Бесило.
Хизуру потёрла подбородок. Скука требовала выхода. Например, спросить у неизвестного кустика, кто он по жизни. Или узнать, нормально ли ему тут растётся, не мешает ли кто. Объяснить, что она вообще-то против него ничего не имеет, ей просто надо выполнить план на сегодняшний день, а он просто так удачно растёт.
Бесило не растение, если внести толику конструктива. Это всё лень, требовавшая послеобеденного сна и блаженного ничегонеделания, а не насилия над спиной и рисования неизвестных и довольно невзрачных растений ради пополнения внутренней библиотеки.
Против лени работает только прямое противодействие, не хочешь валяться без дела - работай. Снова поскрипывание грифеля и шуршание бумаги. Минимум пять вариантов, от быстрого наброска, до подробного разбора каждого соцветия, пока руки и глаза не запомнят, как всё устроено.

Спина заныла на десятой минуте от правок и на втором часу от начала. Хизуру сунула карандаш между сдвинутых коленей, чтоб не искать в траве, и со вкусом потянулась, напоминая позвоночнику, что существует положение отличное от дурной пародии на вопросительный знак. Позвоночник благодарно отозвался сладкой ноющей болью, заставляя хозяйку блаженно промычать что-то невнятное, но очень похожее на “отвратительно”. Отвратительно, да, так кайфовать от простой передышки. Отвратительно, что поленилась взять в пару к складному стульчику, который так удобно нести на плече, нормальный мольберт. Отвратительно, что взяла стул, под ближайшим деревом такая мягкая трава, и можно было бы устроить блокнот на согнутых ногах, улегшись поудобнее.
Пальцы снова потянулись к подбородку, скользнули по его линии, ушли вверх и больно ущипнули за щёку. Хизуру вздохнула. Да, всё верно. Нужно закончить уже, пока солнце не изменило свет до неузнаваемости. Спасибо, пальцы. Спасибо, что она у мамы и папы такая сознательная, и у неё есть шанс убраться отсюда до наступления ночи.

Настолько сознательная, что появление лишнего элемента в её нежной послеобеденной идиллии, не вызвало даже сердитого движения бровью. Элемент пёр мимо неё куда-то по своим личным делам. Пусть бы пёр, но свет, так удобно падавший на выбранное растение, сменился тенью, а это уже совсем другое.

- Уйди, пожалуйста. - для убедительности Хизуру вяло покачала рукой в воздухе, обозначая направления, куда можно было уйти, и снова схватилась за карандаш. - Иди своей дорогой.
Чужеродный элемент, по её мнению, должен был проникнуться и исчезнуть с пути её творческого самосовершенствования, поэтому на этом вопрос его присутствия был окончательно закрыт.
Быстрый взгляд на три готовых наброска и один едва начатый, чтобы вспомнить, на чём она остановилась. Быстрый взгляд в сторону маленькой зелёной модели, которой повезло быть увековеченной. День перестал быть томным, потому что маленькая зелёная модель исчезла с положенного места и теперь млела в чужих руках, готовясь увянуть через пару часов.
Хизуру раздражённо прикусила карандаш.
- Ну?
Да, “ну”. Ей определённо нужны объяснения.

Отредактировано Yamanaka Hizuru (2021-05-03 23:20:03)

+1

3

Легкое стрекотание быстро перелистывающихся страниц справочника гармонично вписалось в окружающий фон. Увлеченные глаза, два аметистовых камня, изумленно высматривали среди тонн текста маленький фрагмент. Вот застыли. Очевидно, что нашли те несколько заветных слов. И права. Следом глухо удар. Книжка ловким движением руки слила разделенные части воедино. Судя по неяркой обложке можно было предположить, что она было как-то связано с наукой. Только если считать ботанику за науку.

"Условия все подходят. Кроме того, местность в точности, как описано в книжке. А это значит, что цветок, о котором рассказывали должен быть тут. Космея с черным венчиком. Необычный экземпляр", - осмотревшись, мальчишка убрал книгу в сумку и пошел куда-то вперед.

Природа вокруг казалось такой не тронутой, несмотря на то, что от взгляда Джингасы не скрылись свежие следы людей. В принципе, нельзя было сказать, что этот лес был каким-то запретным или секретным. Совсем обычным. Люди ходили сюда кто за чем: кто за травами, кто за грибами, кто выходил поохотиться на диких животных. Поэтому беловолосый мальчишка с широким лбом, что перекрывался банданой с протектором деревни, без лишней осторожности ступал по вытоптанной тропе.

Якуши любил такие прогулки. А еще он любил растения и цветы, и часто в пути отвлекался на какую-нибудь мысль. Например, выкопать тот плюш и посадить возле приюта, или сломать, утащить крохотную ветвь, чтобы вырастить и посадить дерево, или набрать немного мха и изучать его реакцию на различные условия. Его голову редко интересовали готовы результаты таких шалостей. Ему всегда хотелось ощутить это чувство собственной кожей. Предвкушение от предстоящего. Наслаждение от процесса. Разочарование от неудачи. Там же невероятный спектр эмоций, который можно ощутить. Одна только мысль о том, что ждет юного исследователя природы, может вскружить голову.

Идет немного уверенно. Ведь есть тропа. Вокруг множество тонких деревьев, шапки которых широко раскинулись над головами прохожих, создавая прохладную тень для отдыха у земли. Немного в стороне повалены деревья, а черный след в центре, который немного присыпан землей, скрывал давно потухшие угольки. Несколько дней назад тут, очевидно, кто-то делал привал. Дорога местами заставляет путника то подниматься вверх по уклону, то спускаться неосторожными шагами. Один неверный - и зазевавший путник с легкостью повалится на землю и покатится кубарем вниз.

Вскоре слышится шум. Громкий. Чем дальше шел Джингаса, тем сильнее становится этот шум, пока наконец прохлада, смешанная с влагой в воздухе, не дали мысли пробежать в голове.

"Река!" - выбежав к небольшой ручью, парень хотел наклониться, чтобы немного протереть лицо холодной водой. Но, к сожалению, та оказалась мутной.

"Точно, совсем недавно же был дождь. Похоже, что где-то выше по склону скопилось много дождевой воды или она размыла землю. Такое лучше не пить", - впрочем, любопытство мальчишки сыграло свою роль и здесь - он набрал с собой небольшую бутыль.

Идти вдоль воды он не стал, и потому ловко перепрыгивает все камни и оказывается на другой стороне.

Через несколько минут, когда шум воды оказался заглушен шумом леса, Джингаса замечает ярко выраженные следы на траве, которые отходят от основной тропинки. И ему хочется свернуться следом за ним. В какой-то момент он теряет след и продолжает идти вслепую. Растительность заставляет снизиться ближе к земле и ползти. Но так он замечает цветок, в земле. Похоже, его кто-то задел и втоптал. Намерено или случайно, но с таким экземпляром невозможно работать. Ползет дальше.

Из-под куста виднеется еще один цветок. Удача! Джингаса уверенно поднимается в пол роста и направляется к черному цветку. Слова девушки со стороны заставили вздрогнуть. Ожидать кто-то тут еще не мог - забыл про свежие следы. Впрочем, судя по словам, девушка ценила уединение. Понимающе кивнув, даже не вглядываясь в случайного незнакомца, мальчик подрезает необычную космею и убирает внутрь полого футляра, плотно закрывая тот крышкой круговыми движениями.

На последнюю фразу Джингаса начинает понимать, что его подгоняют и потому начинает уходить, сжимая заветную коробку в руках и представляя, что его ждет удивительное изучение нового материала. Или разочарование.

0

4

Объяснений не было. Возможно, они друг друга не поняли, так тоже бывает, и он просто решил исполнить её первое пожелание. Хизуру заложила карандаш за ухо и поднялась с насиженного места, чтобы внести немного ясности в происходящее, иначе похититель рисковал исчезнуть и забрать с собой млеющую от счастья растительность.
В том, что цветок просто обязан млеть от счастья, Хизуру не сомневалась: умирать в руках красивых мальчиков или красивых девочек растениям предписано всеми канонами. Её семья на этом целый бизнес построила, а она прекрасно в этом бизнесе разбиралась, хоть и знала, что есть наследники получше.
Если бы дело было в магазине, Хизуру бы порадовалась. Даже впарила бы обёртку покрасивее и компанию подходящую подобрала бы по всем правилам составления букетов, сопроводив всё спокойной улыбкой и напутствием, что, даже если не сложится в этот раз, сложится потом. Не за деньги, так, из любви к делу предков.
Но они были не в магазине, а её работа была не закончена. Придётся пресекать, отвратительно.

Чтобы догнать его, пришлось поторопиться. Обогнать, встать так, чтоб преградить путь и не нарушить правила приличия при этом. Быть на таком расстоянии, чтобы не нагнетать лишней угрозы, и прогнать любые признаки раздражения. Не воевать же из-за цветка, который вообще никому не принадлежал.
Хотя бабушка бы повоевала. Она вообще воевала со всем подряд, включая мужа, и это был её личный принцип жизни.
А вот Хизуру лень.

- Я против тебя ничего не имею, но либо ты вернёшь это туда, где взял, - короткое движение подбородком, указывающее на похищенный цветок, который уже успел скрыться в надёжном футляре, - либо останешься здесь и подержишь его для меня, потому что я ещё не закончила.

Что-то ей подсказывало, что этот странный, словно в белую краску окунувшийся пацан её не пошлёт.
Может, конечно, послать, тут вероятность пятьдесят на пятьдесят - либо пошлёт, либо не пошлёт; но всё равно Хизуру склонялась ко второму варианту.
Такие пацаны обычно не посылают, а изворачиваются по-другому, избегая прямого столкновения. Иногда они даже крайне милы.

Если она ошибалась, то придётся отвесить малышу пару оплеух, так, в воспитательных целях, чтоб старших уважал, и распрощаться с цветком окончательно. После драки отбирать добычу, чтобы потом как ни в чём не бывало, сесть рисовать - не для неё задачка, да и не принято у них так. "Воля огня", "мы все друзья", "хороший лещ укрепляет дружбу" и прочие цитаты из методички Седьмого.
Бить детей ей всё-таки не хотелось. Запястья и так готовы были разныться после нескольких дней запойного рисования, зачем напрягать их ещё больше. Запасных рук ей за счёт деревни не предоставят.
Значит, нужно было внести немного очков в пользу варианта "не пошлёт".

Хизуру потёрла переносицу, поморщилась, и устало прибавила к своей позиции аргументации. Один аргумент.

- Сделай одолжение. Пожалуйста.

+2

5

Если бы девушка быстро не обогнула мальчишку и не преградила бы ему путь собственным телом, выражающим буквально каждой деталью себя негодование, то там бы Джингаса и оставил бы ее. К счастью и несчастью, незнакомка оказалась проворна, а единственный свободный путь, теперь то перекрытый, заставил его остановиться и поднять немного глаза.

Высокая. Объемная. Короткие волосы. По сравнению с заросшим Якуши небо и земля. Девушка даже в лесу оставалась очень чистой, хотя кожа ее отдавала приятный такой сальный блеск. Видимо, рисовать это не настолько просто. И напротив такой вот художницы стоял взлохмаченный мальчишка, несколько листьев еще торчали в его волосах, длинной наверное почти как у Яманаки. Щека была немного в грязи. Пару шагов - и он мог бы укрыться от солнца.

Его взгляд опустился. Говорили о его прелести. Он не мог так просто отдать то, ради чего шел - не таким способом. Слишком высока ценность такого экземпляра наравне со всем, что маленькому медику довелось изучать. А потому Джингаса сначала достал футляр, хранящий в себе сокровище и для ботаника, и для художницы. Не отдал! Прижал к собственной груди и сжал руками, показывая, что она не получит то, что хочет.

Умом Якуши не был обделен. Перед ним взрослый! Будучи генином мальчишка не стал бы вступать в конфронтацию с кем-то уровня чунина, джонина. Ну, явно перед ним не генин, не выглядела она таковой.

- Я буду держать, ты - смотреть, - волнительно проговорил Джингаса, отступая пятками назад.

Развернувшись, он медленно дошел до оборудованного места, если так можно было сказать о вытоптанной траве, и сел. Достав для демонстрации тот самый черный цветок.

- Сколько нужно? - вопрос определенно касался времени.

Джингаса стал располагаться где-нибудь рядом и был готов к тому, что его могу попросить пересесть. Сумка оказалась рядом на траве, в ней было все самое необходимое. Фиолетовые глаза стали следить за движениями незнакомки, пока ему не скажут все.

Странная покорность...

+1

6

Хизуру наблюдала за этой молчаливой пантомимой, почти не замечая, как щёлкает её собственный разум, подмечая деталь за деталью. Он смотрит на неё снизу вверх, но исподлобья, готовый, как согнутая пружина, распрямиться и сделать… что-то. Щёлк.  Мальчишке дорог этот цветок. Щёлк. Почти детская реакция: прижатый к груди цветок, как будто от неё ждут немедленной атаки. Щёлк. Мелочи ложились в коробку в её голове, пока не имевшую названия. Может быть, эта коробка даже не пригодится, но изменять привычке Хизуру не умела.
Ей хотелось взять и выдернуть пару листочков из чужих волос, но желание было признано глупым через пять секунд после рождения, ленивую старшую сестру победил творческий страдалец. Мальчишка представлял собой прекрасную композицию уже сейчас, чистый хаос, смешанный с паникой и желанием защитить то ли цветок, то ли своё я. Хизуру рассеянно подумала о том, что спугнуть это лесное создание будет слишком легко.

Отвратительно.

- Умница, - его действительно нужно похвалить за решение, несущее пользу по крайней мере ей. Уголки губ дрогнули, приподнялись вверх, разбавляя тоскливо-рассеянную скуку на её лице чем-то похожим на доброжелательность, - Я постараюсь тебя не задержать.

По-хорошему нужно было посадить его самой, ровно под нужный свет, использовав пацана как подставку для сегодняшнего учебного пособия. Сел он совсем не там, слишком близко к её рабочему месту, но Хизуру, в который раз уже потерев подбородок, не сказала ничего, оглядывая получившуюся картину.
Потом обошла эту маленькую милую сцену по кругу, присела на корточки перед мальчишкой и без всякого предупреждения аккуратно ткнула указательным пальцем в чужой лоб, чуть надавливая и заставляя поднять взгляд повыше.
- Вот так и сиди, - самая короткая напутственная речь для натуры. С другой стороны, перед большей частью натуры она не распиналась даже так.

Спина снова отозвалась ноющей болью, пока она поднималась, а чувство равновесия почти её предало. Хизуру стиснула зубы и поднялась на ноги почти безупречно, потому что не хотела шлёпнуться на зад перед кем-то кроме себя.
Перед собой тоже не хотела.

- Можешь вертеться, - милостиво разрешила она, усевшись на раскладной стульчик и взяв в руки альбом. - И даже болтать.

Карандаш забегал по бумаге, как будто не было нескольких часов блаженной лени и выверенных штрихов. На этот раз он танцевал, не стремясь к идеалу, но рисовал не только цветы.

Сначала он, как будто сам собой, выписал вокруг старого наброска сомкнутые руки, грубоватые, но тонкие пальцы с короткими ногтями. Хизуру простила ему эту вольность, перевернула страницу и взялась за вольнодумство всерьёз, пытаясь ухватить эту странную жилку, угадывающуюся за хмурой покорностью.
О, она определённо была, иначе бы он не хватался за растение.
Она определённо пряталась, иначе бы он просто ушёл, получив от неё короткий, но важный урок о необходимости уважения старших.

Разум Хизуру не думал, почему. Причины пока были неважны.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [fb] Моя территория


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно