Рейтинг форумов Forum-top.ru
Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

лучший пост
Практически сразу после взрыва Русифа вылез из леса. По пути через мокрые кусты и деревья, читая молитву, он держал косу в правой руке, и готовился нанести атаку или защититься от вражеской; но этого не потребовалось. Жрец, увидев, с кем он сражается, ахуел. «Устрица? Ебаная устрица?!» — в мыслях удивленно вопрошал преступник, не теряя в бдительности и желании убить.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август-сентябрь 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB]Песнь песков. Закалка клинка.


[FB]Песнь песков. Закалка клинка.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Песнь песков. Закалка клинка. 

Дата, время: 600 / 10 июня, 6 вечера
OrinSabaku no Sayuri 
Страна, местность: где-то с пустыне страны Ветра
Описание:Как клинок нуждается в закалке, так и человек нуждается в ряде испытаний. Наследница Гаары, ищущая свое предназначение в песках и девочка с волосами белыми как снег. Что она забыла здесь, в чужой пустыне,  и почему их судьбы  столкнулись вопреки их происхождению?

http://25.media.tumblr.com/2b326485bba6d63af03481908a3f3213/tumblr_mout0pwJ8O1qbmmb3o3_r1_500.gif

Отредактировано Orin (2021-05-14 10:39:40)

0

2

Короткие волосы щекотали загривок, прилипая к загорелой коже. Саюри скрывала от солнце свои глаза, заматывая голову светлыми тканями и упираясь взглядом бирюзовых глаз в барханы песков, что перекатывались и сменяли друг-друга, будто порывами дыхания безграничной пустыни. И маленькая девочка, пробегаясь пальцами по обжигающим песчинкам, именно сейчас чувствовала себя живой. Больше, чем когда-либо. Сильнее, чем могла когда-то себе даже представить. Она уходила, решив обрезать свои волосы, отказаться от дорогих одежд и даже собственного дома для того, чтобы заставить себя стать сильнее? А что в итоге? В итоге она находила, пожалуй, смысл, для которого становиться сильнее и приходилось.

Пустыня была живой. Она пела, переливаясь ветрами и позволяя гулкому шуму барханов сливаться с зазыванием ящериц да ритму передвижения скорпионов. Ландшафт вздымался как грудь поднимается от тяжелого вдоха. И Саюри, скрестив под собой ноги и погружаясь в глубокую медитацию, пыталась синхронизировать каждый вздох на обветренных губах с движениями родной стихии. Песок тоже никогда не был мертвым. Он никогда не был инструментом, который должен был просто использоваться для убийства. Он был чем-то драгоценным, чем-то мудрым, он был продолжением ее самой. Он реагировал на ее чувства подобно заботливому родителю, и он защищал ее от любого нападения, окутывая словно бы объятием.

И Саюри это понимала, чувствовала, ощущала. Сейчас пустыня, раскидывающаяся на многие километры вокруг нее, наполненная жизнью и движением, была продолжением одной маленькой куноичи, которая давно уже успела спрятать куда подальше свой бесполезный протектор. Жизнь в селении Песка сейчас казалось какой-то далекой, неправильной, и несуществующей. Дела, которые нужно было успеть переделать, люди, с которыми нужно было успеть договориться, все это отходило куда-то на второй план, размывалось подобно краскам акварели. Есть только она, правда же? Есть только вздох, наполняющий легкие обжигающе-горячим воздухом. Но только до того момента, пока солнце не закатывается за горизонт, принося за испепеляющей жарой непередаваемый холод. Холод, который впоследствии тоже будет частью нее.

- Эй ты, - нет, она не впервые сейчас усышала за своей спиной голоса. Группа мужчин приближалась к ней вот уже достаточно долго, и пока что Саюри не была даже близка к тому мастерству медитации, которое позволило бы ей полностью исключить чужие разговоры из своего окружения. Хотелось и дальше их не замечать, но... но сейчас, судя по тени на глазах, они действительно решили ее отвлечь. И куноичи, медленно и с нежеланием, открывала глаза только чтобы увидеть перед собой группу мужчин. Окинув их с ног до головы беглым взглядом, она начинала догадываться, с чем имеет дело. И что именно заставило их остановиться перед ней. А еще она поняла, что "эй ты" относилось даже и не к ней. Мужчина, что разговаривал, обращался к друзьям за ее спиной. - Комото, ты был прав, сукин сын, это действительно девочка. Она сойдет.

Девочку, конечно же, спрашивать никто не собирался. Но ей и отвечать не очень-то сейчас и хотелось. Не произнеся и слова, Саюри лишь прощупывала почву под собой, представляя то, как песок единым порывом сковывает себя вокруг их тел. Работорговцы, как ни странно, были ее первой миссией на ранге чунина, и почему-то с тех самых пор решили преследовать ее по пятам. Отвратительно, если честно. Неужели их действительно нельзя остановить? Именно этим вопросом она и задавалась, чуть наклонив голову, прежде чем взглянуть в лицо мужчины, который смотрел на нее ответ с выражением вопроса на лице. Кажется, среди них не было ни одного шиноби. Откуда им было знать, почему именно она их не боится.

- Странная какая-то, - произнес второй голос, - может, обезвоживание. Загружай, в борделе разберемся. - Вдох. Как же ей не хотелось сейчас пользоваться своим песком.

+1

3

Шаг, еще раз шаг, нога утонула в горячем песке. Она старалась экономить чакру, но раскаленные песчинки оказались куда опаснее, чем покалывающие льдинки. Она никогда не была в таких жарких местах. Солнце и бесконечные песчаные дюны... Такие простые на первый взгляд, и такие опасные на второй. Орин никогда ранее не была в подобных условиях. Раскаленное солнце ухмылялось и вместе с ним с насмешкой на нее смотрели дюны, создавая обманывающее марево и влияя на мозг беспечного путника далеко не самым благоприятным образом.

Ее высадили на границе, а задание было таким простым: пройти до точки А и вернуться до точки В. У нее был мех с небольшим количеством воды, а на худых плечах был накинут плащ цвет песков. Не такой, каким пользовались представители деревни песка, ведь на нем отсутствовали полоски, что, по ее мнению, лишь помогало скрыть свое присутствие в этих условиях. Она уже успела понять, что пустыня закаляет, создает людей твердых и стойких. Представителей из этих мест наверняка сложно запугать, но и нравы наверняка у них отличаются от представлений обычного обывателя. Впрочем, с этим ей предстояло еще познакомиться.

И снова шаг, еще шаг, еще. Она упрямо шла вперед, а ее ноги погружались в песчаные холмы, которые, словно, недовольно выли, сталкиваясь с чужаком в этих краях. Пожалуй, Орин, даже их понимала. "Учитель... Его помыслы мне до сих пор не понятны, но он действует неосмотрительно. Думает, что это путешествие мне поможет, как и поход через льды"- от последнего воспоминания по спине представительницы страны Воды прошелся холод не смотря на окружающий ее зной. Слишком свежи были воспоминания и обжигающий песок уже не казался на столько горячим, когда ее голова неожиданно оказалась в ледяном омуте воспоминаний. Она выдохнула и остановилась на возвышенности, а под ее ногами песок неожиданно зашевелился. Она опустила глаза: скорпион яркой раскраски вылез из песков и словно остановился перед ее ногами, но тут же скрылся из виду оставив гостью горячих мест недоумевать было ли это действительно правдой или ее голова была слишком перегрета солнцем.

Спустя какое-то время она обнаружила, что впереди нее идут люди. Они. кажется, не заметили ее или были заняты более любопытной целью. Подросток остановилась, чтобы позволить им пройти вперед. Ее кожа горела, а голова начала кружиться. Вода, которую ей предоставил учитель стремительно кончалась, а вокруг не было ни одного источника или растения, которое можно было бы использовать. Орин прищурилась и ее рука скользнула на успокаивающую разогретую рукоять клинка под плащом. Пустыня- это жестокое место. Здесь легко убить, избавиться от тела, забрать последнюю надежду. Она была не так опытна, как хотелось бы, но даже ее ум позволял это понять. И то, что люди перед ней шли не просто так так же было очевидно. Повинуясь внезапному порыву она последовала за ними. Было ли это мимолетное желание или более жестокое решение отобрать то, что у них было? Она бы наверняка до конца и не сказала. Ее сушила жажда, а у них могла быть вода. Язык облизнул пересохшие губы. "Тела не нашли, их занесло песками", -пропел голос в ее голове наверняка навеянный песнью этих пест.

Она старалась держаться на расстоянии, а ее взгляд упирался им в спину, но они не видели. Похоже, были заняты основной целью и она заинтересовалась ею так же. Хоть какое-то развлечение в этих желто-алых местах. Ей показалось, что рядом вновь показался тот же скорпион, но это было бы глупо, верно? Она попросту проигнорировала шевеление песка и согнула колени, чтобы подкрасться ближе.

Люди ее попросту не видели. Она пару раз допустила ошибку, теряя концентрацию от обезвоживания и усталости, но они даже головой не повели. "Странно"- голос разума прозвучал странно на фоне общего зноя, который так и норовил своими безжалостными щупальцами добраться но ее головы и вернуть ее существование в песок. И вряд ли хотя бы кто-то позаботиться о том, чтобы она вернулась на Родину.

Девушка тихо выдохнула и наконец-то, прищурившись, увидела их цель: вперед маячала женская фигура, едва ли выше ее, но , словно, не замечающая преследования. Орин моргнула. Картина все больше напоминала абсурдную сцену столкновения основных персонажей в каком-то дешевом спектакле. Она даже едва удержалась, чтобы не выдать смешок, но сдержалась и плавно присела на песке, а речи незнакомцев ее мало обрадовали. "Преследовали, чтобы захватить в рабство? Увы, ребята, но ваши планы придется нарушить не сколько ради вашей жертвы, сколько потому, что мне нужна вода",- она осторожно скользнула ладонью по полупустому меху. В этих краях жидкость была дороже золота, а она здесь была впервые, ее навигаторские способности оставляли желать лучшего. Также она понимала, что эти ребята мало перед чем остановятся. Она знала что такое работорговля. Ее собственные хозяева имели договоренность с представителям из страны Облака, кои имели немалое представление о золотодобыче и дешевой рабочей силе. Беловолосая едва сдержала вялый смешок.

Подросток находилась чуть ниже гребня дюны. Песок вновь зашевелился и она взглянула на шевеление, которое привлекало ее внимание в обратную сторону. Осталось лишь согласиться с тем, что это могли быть ее галлюцинации на фоне перегрева, но даже к таким знакам она привыкла прислушиваться и обернулась: на горизонте сгущалось неприятное марево, которой закрывало пески неприятным светом "Пыльная буря?"- голубые глаза девочки округлились и она беззвучно чертыхнулась. Конечно, она могла сейчас попросту спрятаться и забыть о трагикомедии, которая вот-вот должна была разыграться на фоне золотого песка и лазурного неба, но .... она чертыхнулась. Ее взгляды на жизнь рано или поздно сыграют с ней злую шутку.

Она сделала шаг вперед как раз тогда , когда один из людей закончил свой скучную речь. Они даже не услышали ее и звук клинка, когда лезвие с неприятным гудением воткнулось одному сзади через колено и он , заорав, попросту рухнул на горячий песок щедро удобряя его алой кровью. "Не шиноби"-пронеслось в голове у куноичи, когда она заметила замедленную реакцию уже стоя в боевой стойке, а ее плащ взметнулся на несуществующем ветре. Она не любила говорить, но и не любила лишнее насилие. Нападающие уставились на нее так, словно увидели демона песков, что было бы, конечно, глупостью. Просто она подошла слишком тихо используя технику хождения по воде, а они долгое время не обращали внимание на то, что осталось за их спиной. Потрясающая беспечность.

- Господа, у вас два варианта...-прокашлялась она. Клинок даже не ожидала, что ее голос будет звучать так глухо от недостатка воды, словно голос старухи . Вопли бедняги на песке она словно и не слышала. Перед ними стояла сейчас несуразная фигура в бежевом плаще и растрепанными белыми волосами. Они смотрели на нее и , словно , думали, что это видение. - бросайте ваши фляги и бегите, оставив одну, или мне придется даровать вам благословение вообще в них не нуждаться- голос ее прозвучал неожиданно твердо и слишком пафосно даже для нее самой. И она снова закашлялась. Учитель бы такое не одобрил. Верно. Он бы перебил бы их без предложения милости и закопал в ближайшей дюне. "Тела не были найдены" Они того заслуживали. - увы, я забыла точильный камень. а потому не могу гарантировать безболезненный Ваш переход. - усмешка из под капюшона могла принадлежать самому дьяволу и она словно в подтверждение своих слов повернула клинок чуть на солнце, чтобы было заметно затупленное лезвие "У меня просто не было времени его заточить, но кто хочет лишиться конечностей таким... малоприятным способом"- она мысленно посмеялась: нескладный подросток с короткими волосами и свежим шрамом на щеке, но чье лезвие было перепачкано кровью их товарища.

Только острый взгляд мог бы заметить, что она незаметно кидает взгляд на горизонт. Или тот, кому подсказали это сделать? Пожалуй, она верила уже в судьбу и в то, что должно произойти рано или поздно случиться. И сейчас эта сцена абсурда на фоне равнодушного , чистого пространства была одной из тех, что глубоко врежется в ее память на долгие годы и кто знает к чему приведет?

+1

4

Чужой крик резал сознание словно бы ржавым ножом, и Саюри едва прикрывала глаза, будто бы действительно от боли. Однако, скорее всего от сожаления, что ее медитации окончательно и точно пришел конец. Медленно поднимаясь на ноги, она взглянула на одного из скорпиона беглым движением, словно бы извиняясь за то, что ее тренировке пришел такой быстрый и бесцеремонный конец, но он и не ответил ей, только исчезая обратно в песке. А может, конечно, это его исчезновение и было ответом. Так или иначе, сейчас взгля куноичи был направлен совсем не внутрь, но на корчащегося от боли мужчину и людей вокруг него, что обнажили свои клинки.

Она не хотела вмешиваться. Она не должна была вмешиваться. Да, жить это значит умереть, и точно так же пытаться убежать от событий иногда значило, что ты лишь играешь в них роль своим отсутствием, но сейчас она здесь была не для этого. Скорпионы бы этого не хотели, и сейчас она делала то, что они ее просили. Какими бы запутанными и странными ни были их слова.

И потому сейчас Саюри молчала, смотря на то, как незнакомая девочка с белыми волосами обнажает притупленный клинок, изгибая свои губы в ухмылке. Она была молода, буть может незначительно старше ее самой. Чуть выше, и совершенно не была похожа на человека, который провел хоть насколько-нибудь долгое время в этих местах. Что она забыла в этой пустыне одна? Куда она направлялась? Это было важно. Нет, не потому, что просто хотелось понять, а потому что по нескольким легким движениям можно было без каких-то проблем узнать в незнаклмке если не куноичи, то явно натренированного человека. Протектора Саюри на ней не видела, но... почему она направлялась в пустыню в одиночестве? Шла ли она в Сунагакуре? А если и так, то шла ли она по приглашению или для того, чтобы совершить шпионаж?

"Это не твое место, Саюри", одернула она сама себя. Что-то сейчас было совершенно очевидным - с тех самых пор, когда она решила оставить свое селение и уйти в пески, она перестала быть куноичи. И воспоминания о своем селении, пускай и отдавались в груди чем-то томным и пронзительным, были притуплены и лишены окраски. Она сделала то, что считала нужным, и сейчас она должна была напомнить себе, насколько важным было это решение и почему она не могла повернуть назад. И она не имела права на сожаление или промедление. И именно поэтому она сама не носила ни своих привычных одежд, ни протектора, который ей выдали два года назад. И она не думала о селении, которое она сейчас предавала своим безучастием.

Работорговцы обнажали свои клинки в безумной попытке противиться девочке, которая на них напала, но пока что никто из них не рвался в битву первым. Саюри чувствовала себя немного глупо - ей было совершенно нечего сейчас обнажить, да и вступать в битву она на самом деле сейчас не собиралась. Отчего-то ей сейчас казалось, что эта беловолосая девочка прекрасно справится и сама.

- Ты что, одна против десятерых собралась сражаться? - Прозвучал хриплый голос мужчины, на которого Саюри перевела свой взгляд без изменения и единой черты на лице. Кажется, он не совсем понимал, насколько у него мало шансов против шиноби. Или же возможность срубить денег за молодую воительницу настолько вскружила ему голову, что он больше уже ничего не соображал. - Поймайте ее!

+1

5

"Похоже, что некоторые люди понимают исключительно язык силы. А ведь я уже ранила их товарища..."- мысль была вялотекущей. И как она могла наивно рассчитывать на то, что в голове людей промышляющих охотой на себе подобных может возникнуть хотя бы намек на здравый смысл. Отчаянные люди лишенные даже намека на сострадание. Даже сейчас в искаженных злобой лицах и сжатых зубах она практически видела то, как ее оценивают. Неприятное чувство. Девочка дернула плечом отгоняя наваждение и покачала головой словно встретила на редкость глуповатых учеников, коих предстояло еще обучить. И вновь учитель оказался прав: люди-это просто неисправимые существа мыслящие теперь исключительно материальными ценностями. От этого становилось даже немного грустно. Они считали, что могут победить количеством. Еще одна типичная ошибка и недооценивание противника. Похоже, в их головы даже не закралась мысль "а что, собственно, эти дети так беспечно делают в пустыни".

Даже среднестатический генин был сильнее обычного человека, даже нескольких. В Селениях обучали убивать. Рано или поздно твое лезвие прервет чью--то жизнь хочешь ты этого или нет. А это... это был простой сброд, легкозаменяемый и не требующий квалифицированного труда. Для того, чтобы хватать детей и женщин обычно много сил не надо было. Возглас со стороны бандита был воспринят лишь с легким недоумением и столь же мысленным ответов "Конечно, собираюсь." -  рука в мозолях привычно перехватила столь родное лезвие, а оно словно загудело приветствуя битву. Или это было завывание далекого ветра от начинающейся бури ? "Или солнце напекло мне голову сильнее, чем я планировала" -  слова  о ее ловле долетели до ее ушей отдаленно и, словно, забытое эхо. Что толку от криков?

Орин вздохнула, бросив еще один взгляд на горизонт, где уже заметно разрасталось пыльное марево. Один из бандитов решил, что она отвлеклась и бросился прямиком на нее, похоже, рассчитывая сбить с толку, пока второй обходил ее со стороны достав довольно приличный наточенный нож. "Хороший нож, надо будет забрать себе"- взгляд девочки скользнул по добротной стали, когда она изящным уворотом мечника попросту ушла в сторону и лезвие странного кривого оружия "Какое кривое лезвие, если попадет, то оставит серьезные рваные раны." - пожалуй, она даже забыла о рыжей девочке, которая так и продолжала сидеть на песке. Первый нападающий с кривым лезвием замахнулся и уже с ревом опускал его туда, где пару секунд назад была Орин. Клинок, который должен был ранить ее или, что более вероятно, оглушить, но  со свистом и по инерции пошел вниз, в песок, под удивленным взглядом мужчины. Ей даже не пришлось применять особые движения: меч плашмя ударил нападающего в живот, а когда тот согнулся пополам, хватая губами воздух как карп на суше, получил им же плашмя и по затылку, грохнувшись на горячий песок. Орин с трудом подавила желание отсечь ему голову и накормить пески кровью: хоть какая-никакая жидкость в этом Богом забытом месте.

Следующий решил напасть со спины, движение она увидела краем глаза, но ей даже не пришлось ничего делать. Учитель часто говорил, что гнев и неразумность людей можно обернуть против них же. Едва уловим движением девочка повернула лезвие в руке так, чтобы острие было направлено назад, чуть согнув ноги и подавшись назад . Мужчина попросту не успел затормозить и лезвие вошло в тело с неприятным звуком и хриплым охом. Беловолосая скосила взгляд через плечо и резким движением освободила клинок из оков плоти. Бандит пятился, выронив нож, и схватившись обоими руками за рану в животе. "Неприятная. Не успеют донести до медика-умрет от внутреннего кровотечения. "- она усталым движением, словно занималась этим последние пару лет, стряхнула капли крови на песок. "Вот и кровавая дань этим местам," -  остальные нападающие переглядывались, обступая их полукругом, но на этот раз не решаясь нападать. Злость перемешивалась в их головах со здравым смыслом, представительнице страны Воды было практически видно, как медленно крутятся шестеренки в их головах.

- Фляжки. И проваливайте. Ну или можем продолжить наши танцы. - куноичи задумчиво пнула ногой поверженного врага. "Зачем я даю им выбор? Мертвых легче обыскивать. И воды достанется больше, если, конечно, их база не рядом и они попросту не взяли ее с собой в большом количестве"
- вы.... странные. Работорговцы, а товар такими вещами и попортить можно- она наклонилась и подкинула нож в руке, после чего положила его себе за пояс. Чего хорошей стали зря пропадать? Лишних ножей не бывает, к тому же.

- да чтобы какая-то девка мелкая нам и указывала что делать ...да за вас обеих отлично заплатят. Наши клиенты любят разнообразие - бугай почти на две головы выше ее шагнул вперед с злобной усмешкой на исчерченном шрамами лице, оно выражало все пороки этого мира, но вот интеллекта в нем не наблюдалось. "Было десять. Стало семеро. Это начинает утомлять" - мысленно поморщилась беловолосая. Адреналин наполнял ее, привычное к битвах тело уже жаждало бойни и крови. Пьянящее, ликующее ощущение, когда поверженный враг, с хрипом падает на колени и одним взглядом молит о пощаде. Первое время убийства вызывают тошноту, а потом привыкаешь и это становится обычной работой, рутиной. "Интересно, я плохой человек? Или мне есть еще время свернуть с этого пути? Вряд ли. "

- я, возможно, и нет. А вот буря может - отозвалась подросток, смотря задумчивым взглядом куда-то за их спины. - ах ты...!-бугай хотел рвануть вперед, но прервал мужчина средних лет, чьи зубы выдали времена и получше. - стой ты. Малолетняя сука права. Буря идет- сейчас работорговцев разрывали противоречия еще более сильные, чем до этого: на одной чаше весов была месть за товарищей, а также весьма вкусный и даже экзотический для этих мест товар, а с другой стороны стояли, их собственные жизни. Природа, а тем более песчаные бури, никого не щадили. Какие только трагедии не разыгрывались под ее покровом. Пожалуй, лучшего свидетеля драм в пустыне и не сыскать. 

- ой да отвали ты! Мы уже месяцы нормальный товар найти не можем-взрыкнул бугай и неожиданно с злобной усмешкой начал надвигаться на девочку с явным намерением просто схватить ее лапищами. Не было не предостережений, ни фраз, ни лишних движений. Блеснул меч рубящей искрой, разрубая грудную клетку мужчины и проходя сквозь мыщцы и ткани далеко не самым изящным, но безусловно сильным ударом, а сама куноичи оказалось за его спиной. Позади раздался привычный уже для ее ушей хрип. Сейчас до него начнет доходить то, что произошло. А потом придет боль. Мужчина за спиной завыл. "А вот и она."- равнодушно подумала она, выпрямляясь и морщась: слишком много наследила. Но буря все скроет. Как и снег скрыл следы побоища несколько лет назад. Какая ирония. "А теперь шестеро. Неужели уровень осознания повышается с уменьшением количества в их рядах"- она устало выдохнула и.... едва успела подставить клинок под что-то блеснувшее металлической пчелой в сторону рыжей девочки. Металл столкнулся с металлом и дротик отскочил в сторону. "Снотворное? Наркотик? Неужели они только сейчас додумались его использовать?"- часть мыслей явно отразилась на ее лице с не скрываемым удивлением .

- это была последняя ампула, кретин!- рявкнул "вождь" группировки. "Минутку, их же было больше" - один раненный отступил за спины товарищей, держась за рану, второй так и остался лежать без чувств, а третий бугай хоть и получил серьезное ранение, но все еще пытался двигаться.  Куноичи обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть как из-за насыпи песка за спиной рыжеволосой девочки выступила фигура с веревкой. -Осторожно!-рявкнула Орин и , выхватив, недавно позаимствованный нож и попросту метнув его в направлении нападающего. И неожиданно мир разлетелся ярким фейерверком: стоило ей отвлечься на секунду для того, чтобы, как она считала, спасти чью-то жизнь, как по голове ей прилетела палица от особого наглого из оставшихся людей.

Пожалуй, теперь она была благодарна учителю. Тело среагировало отдельно от оглушенного мозга , когда она прыжком отскочила в сторону с невероятным звоном в ушах и веселыми красками перед глазами. Удар был сильный и явно с расчетом того, чтобы оглушить ее, но не был рассчитан на то, что ее черепушка и все тело в результаты тренировок окажется куда более выносливым, чем у обычного гражданина. - ну сами напросились, уроды.- уже хрипло прошипела куноичи вместе с нарастающим завыванием ветра невдалеке. Что-то горячее потекло по затылку и неприятно полилось на мокрую от пота спину. Пожалуй, сенсей не одобрил бы сквернословие, но на данный момент ей было плевать. Она уже давала им шанс.

Техники

Kenjutsu - Искусство Меча
Tsubasa no Kiru- Рубящие Крылья
Tomerarenai - Неостановимый

Отредактировано Orin (2021-05-14 16:47:20)

+1

6

Некоторые люди убивали так, будто бы и сами не хотели жить. Безжалостно, уверенно, не поведя и лищним мускулом. Саюри едва заметно позволяла своим глазам чуть сощуриваться от напряжения, когда красная кровь орошала песок, проникая все глубже и глубже. Крик, шум, и смерть с гулким звуком падающего тела. Безжизненные глаза становились застекленными, отражая в себе последнее выражение ярости, боли и легкого недоумения и о том, что все заканчивается... так. Этот вид не должен был ее расстраивать. Они были работорговцами, продавая человеческие жизни так, будто бы все они были всего-то вещами, лишенными чувств. Неужели они не заслуживали смерти?

Нет, Саюри не была Богом. Не была судьей. Она не имела совершенно никакого права решать, кто здесь сегодня будет жить и кто будет умирать, и потому сегодня она не собиралась более сражаться. Но имела ли она право просто смотреть, наблюдая за тем, как люди умирают один за другим, будто бы и они были просто поломанными игрушками, которые выкидывают в мусорку после того, как детям они надоели? Работорговцы, да. И в то же время тоже люди. Люди, которые, может, когда-нибудь смогут изменить свою жизнь и решить поступить иначе. Саюри осторожно втягивала в себя горячий воздух. Кем бы ни была эта девушка и какими бы ни были ее планы, ее нужно было остановить.

Непоколебимость Саюри в пылу битвы была чем-то нееустественным и странным, но сама она, конечно же, даже не отдавала себе в этом отчета. Она не боялась брошенного в нее дротика, не боялась и какой-то нелепой попытки накинуть на нее веревку. Однако, песок даже не успевал подниматься с земли для того, чтобы защитить свою владелицу, потому как незнакомка, не задающая даже лишних вопросов, успевала раньше. Интересная складывалась картина, в самом деле - Пустынная и правда сейчас выглядела принцессой, которую ревностно защищала ее телохранитель. Ровно до того момента, когда мечница не успела увернуться от удара.

"Пропади оно пропадом."

Оказалось, что нежелание вмешиваться и попытка оставаться в стороне не заканчивались ничем хорошим. Все было так просто, право. Если бы она только использовала свой песок, то в какие-то мгновения сковала бы всех нападавших, и обошлось бы без смертей, обошлось бы без травм. Обошлось бы без бесполезного молчания. Какая болезненная метафора - девочка, которая пыталась бежать от необходимости убивать людей и быть за них ответственной, сейчас совершала ту же самую ошибку, когда решила быть сторонним наблюдателем. Девочка, которая не простила себя за то, что не смогла защитить своих подчиненных, сейчас была вынуждена наблюдать за тем, как травмируют ту, что всего-лишь пыталась помочь. Если есть сила, то ее нужно использовать. Неужели именно этот урок мироздание сейчас пыталось ей преподать? Потому что Саюри не хотелось сейчас это усваивать.

Тем не менее, она быстрым движением направилась вперед, мягко, но крепко взяв незнакомку за руку, чтобы остановить ее от следующего порыва безумия. Этот бой нужно было остановить, и сейчас она сделает это без песка. Не всю же жизнь ей, право, полагаться на свой песок.

- Бегите, - она смотрела перед собой, прямо на мужчин, которые застыли, смотря на нее в ответ. Они были окружены трупами своих коллег и все еще могли слышать стону товарища, который еще был жив. Саюри была спокойна, как-то болезненно и неественно спокойна, когда ее глубокие и холодные глаза упирались прямо в их обветренные лица. - Забирайте его и бегите пока вы еще живы. - Может, дело и вовсе было в песчаной буре. А может, это просто вид угловатых детей, которые больше уже ничего не боялись, но мужчины и правда в мгновение собрали свои вещи, схватив все ще живого человека, и побежали в обратном направлении, оставляя позади себя лишь несколько трупов и флягу с водой, которая выглядела посреди дюн какой-то забытой и невероятно старой.

Саюри поднимала взгляд на незнакомку осторожно, отпуская ее руку только тогда, когда она убедилась в том, что та не бросится в бесполезную битву. И только затем она подошла к фляге с водой, поднимая ее с песка и протягивая вперед, перед собой. Ах, если бы она хоть что-то понимала в медицине, было бы гораздо лучше. Но сейчас глубоких знаний было и не нужно.

- Пойдем, нам нужно переждать эту бурю, - только и произнесла она, кивая головой в сторону пещер, которые все еще были достаточно близки, чтобы они до них успели добраться, - ты можешь облокотиться на меня, если хочешь. - В противном случае, конечно, придется ее нести на собственном песке, и, если честно, сейчас не хотелось влезать в обсуждение того, почему Саюри так хотела этого избежать, даже с самой собой. Могла ли она хоть на мгновение была обычной девочкой? Обычной девочкой, рядом с которой то и дело ходят скорпионы? Потому что, на самом деле, сейчас она больше не была Саюри. Она не была куноичи. Она не была потомком погибшего Казекаге. Она была...

- Меня зовут Селкет, - странное время для знакомства, - спасибо, что спасла меня. - Пускай причин спасать ее и не было. Но сейчас Саюри не станет влезать в подробности этого признания. Тем более, что это из-за ее собственного упрямства сейчас пострадал человек. Пускай этого человека и трудно назвать невинным.

+2

7

Перехват ее руки был неожиданным. Беловолосая даже озадаченно застыла, но незнакомка наверняка могла ощутить сильные мышцы под кожей. Удивленный взгляд и полнейшее недоумение были ей ответом. Она искренне не понимала ее милосердия. Ее образ жизни был совершенно иным, а, возможно, она попросту и не знала другого. Впрочем, беловолосая и так исчерпала свой запас терпения. Жест новой знакомой был неожиданным, а потом ее и озадачил. Как и до этого ее действия буквально привели ее в тупик. Юная девушка задумчиво смотрела на то, как незнакомцы пытаются спасти свои шкуры бегом на золотистых дюнах - Зачем остановила? - ее взгляд был полон усталого недоумения- ты лишь отсрочила неизбежность. Такие люди, как они вернуться. Всегда возвращаются- в голосе беловолосой неожиданно она услышала звук усталого отчаяния. По лицу шла кровь. Белые волосы переплетались в ужасные узоры с багровыми подтеками. Она краем глаза заметила как новая знакомая подняла флягу и кивнула. Но внутри разгоралось отчаяние. Они ведь могли  забрать все. Они напали, а они защищались. Она имела полное право убить их и забыть. Почему не сделала?

Ощущение пощечины от учителя заставило ее медленно поднять руку и вытереть лоб от горячей крови. - зря ты меня остановила.  Нет, я в порядке. Оставь себе пока что. - ее рука сжималась и разжималась, но ее хватило дабы обхватить руки новой знакомой и сжать их на мехе с водой. - оставь это для самого последнего случай. пожалуйста- произнесла она. Кровь текла со лба и причудливым узором ниспадала с носа незнакомки, но ее голубые глаза оставались холодными как лед пока она последовала за ней.

-Прости, но я не могу использовать твою помощь.  Не обессудь. - она устало прислонилась ко входу в грот и чуть дернула уголками губ - мы ведь просто случайные знакомые, понимаете? - ее сознание явно путалось переходя от вежливой формы до близкой. "Черт", -она едва заметно подняла руку и стерла кровь со лба. - они вернутся. И , пожалуй, разбудите меня в таком случае. Это важно - рука упрямо скользнула по песчанику скользя острыми ногтями по поверхности. Она стыдилась себя, стыдилась своего промаха и слабости. Это было видно даже по позе новой знакомой.

Она повернулась. Звук ее голоса звучал странно и женщина молчаливо смотрела на нее, скрестив руки на груди.  Она , кажется, видела самую душу. Или рыжеволосой только показалось, что она ее видела? Орин чуть засмеялась и уже более свободно кивнула - Селкет так Селкет. Но твое имя звучит слишком ложно из твоих уст. Как у меня когда-то. Научись сливаться с ним иначе оно звучит слишком.. терпко. - звук голоса незнакомки звучал так, словно она каждый день встречала таких людей, но она лишь повела плечами. - Тогда называй меня Ха- она чуть дернула уголками губ и лицо исказилось от шрама на щеке. Это был незвучный договор. Обмен ложными именами, игра под лживыми масками. Но своей она еще не научилась пользовать в совершенстве, а потому ее личность то и дело пыталась показать себя из-под слоя равнодушности. Даже пару минут назад она практически обескпоиолась о жизни совершенно чужого человека. Так страшно, но в то же время смешно.

- Мне сначала казалось, что тебе нужна помощь, но сейчас я почти уверена, что вмешалась впустую. Так ведь?- Орин обернулась и прислонилась спиной ко входу в грот. Мгновение, другое и песок с ужасной мощью обрушился на вход , оглушая невольных путников, но представительница Кири его игнорировала, а песчинки разлетались за ее спиной с ужасным ревом. И только у человека с богатой фантазией они могли сложиться в огромные крылья за ее спиной на подобии феникса. Птица умирающая и возгорающаяся раз за разом. Ее фигура была здесь чужой, но в какой-то момент внушающей страх, а глаза горели льдом таким, что их место было далеко от этих горячих песков, а где-то в снегах. В местах, где сердца людей горячи, а все вокруг пытается тебя убить. Или, возможно, там, где просто ей море?

- Вы слишком добры - наконец произнесла Орин. - они...- ее рука взметнулась вверх указывая на уход людей- не знают жалости. Я знаю такой тип людей. Они способны на все и , мне кажется, что вы не хотите, чтобы в данной пустыне такие индивидуумы нашли жертв более слабых,- в голос беловолосой звучало отчаяние в унисон с ветром за ее спиной. Он играл и метал ее одежду. пытался дорваться до двух путниц внутри пещеры, но громкий голос незнакомки отражался и кружился внутри грота не хуже урагана. - они будут их ломать, истязать, использовать в своих целях. Я уверяю вас некоторых людей не способна изменить даже буря. Я дала им три попытки. ТРИ! Это больше , чем дал мой учитель выкинув меня сюда- она неожиданно осеклась и прикусила язык, но продолжила в порыве потерянной давно страсти с неожиданным энтузиазмом. - простите за мою вспыльчивость. - выдохнула она с ощущением песка на языке. Кровь пульсировала в голове и смешивалась с тем, что ее наставник называл воспитанием. Она не хотела смерти невинных и видела угрозу в тех, что преследовал их до этого. Ей хватило ума заметить спокойствие незнакомки даже в таком состоянии и понять свои ошибки. "Я ошиблась, она не боится. И не перегрета. Она в своем уме. Мне лишь показалось. Типичная ошибка, так забавно. Не боятся лишь глупцы или... те, кому нечего бояться. А она не похожа на глупца"

Она понимала, что сказала лишнее, а потом лишь смотрела на бесконечный танец песчинок с нескончаемой усталостью. "Снег был иным. Серебро и золото. Две такие большие разницы, но одинаково смертоносные "- горячий воздух ударил ей в лицо. Она понятия не имела что за девушка с алыми волосами за ее спиной, но стояла к ней спиной. Ее собственная фляга с водой почти опустела, но она обмакнула губы в воду. - не знаете когда буря закончится? - через некоторую паузу спросила она - мне надо дойти до берега и обратно. - голос куноичи звучал как-то иступлено. Она не расспрашивала ее ни о чем, ей было не интересно, а недавняя вспышка была лишь откликом давно забытых эмоций. Кто бы она не не была, но угрожать пустыни не собиралась. Но с интересом вытянула руку вперед. Золотистые песчинки оседали на ее руке и она приблизила их к лицу. По лицу гуляла блуждающая улыбка и она поиграла пальцами, изучая переливы.

- Такие красивые. Почти как снег. -завороженно произнесла незнакомка. В ее взгляде не было опасности, а лишь горячие угли интереса. Возможно, она действительно была тут первый раз и золото кубиком завораживали ее. - но снег холоднее, опаснее. - она опустила руку и золото с тихим шуршанием ушло на пол пока беловолосая не присела на корточки в безопасной близости от вихря. Ее клинок был в близости от новой знакомой и при желании она могла бы его вытащить.

-Красота и опасность. Связаны между собой, переплетены. Из света льется тьма, а из тьмы-свет.  Я так мало знаю - прошептал ее голос.  Орин сейчас выглядела как ребенок, кой впервые познал радость водяных утех и ее руки были вытянуты на встречу вихрю, а в сапфировых глазах блеснул давно угаснувший интерес.

Отредактировано Orin (2021-07-16 04:41:52)

+1

8

Такое бывает, когда люди перестают видеть в детях детей и вместо этого превращают их в убийц. Такое бывает, когда целые селения перестают выращивать любящих и ласковых детей, и вместо этого видят в них оружия, которые надо выращивать и закалывать. Ах, им рассказывают как убивать до того, как рассказывают о спасении жизней. Их ищут обманывать до того как говорить истину и воевать до того, как они учатся строить мир. Из поколения в поколение они создавали целые армии вооруженных нестабильных детей, которые возомнили себя всесильными и считают, что раз они сильнее, то имеют право разбираться с чьей-то жизнью. Что считали, что если они были правы в собственных сознаниях, то все их действия были оправданы. Какая невиданная заносчивость с их стороны.

- Я просто не считаю себя Богом, которому решать, кому жить и кому умирать, - сообщила она без попытки кого-то задеть и обидеть. Просто констатировала факт, отводя свой спокойный взгляд куда-то в сторону. Она не винила Орин. Ну может быть чуть-чуть. Но точно не своими словами и не своей интонацией - не ее была вина в том, что она выросла в этом мире, и что в таком раннем возрасте она стала чьим-то оружием. Оружие привыкло убивать, и оно привыкло быть инструментом смерти. Как им, детям, было бороться с этим миром, что норовился напичкать их навыками убийства но не научил, в каких случаях их использовать?

Саюри не стала унижать ничью гордость, и потому не пыталась больше предлагать свою помощь, если незнакомке она не была нужна. Кровь стекала по ее волосам и белому лицу, которое бледнело все стремительнее и стремительнее. Было бы неплохо, конечно, если бы Саюри хоть что-то понимала в медицине. Главное, что та пока что не потеряла сознание и понимала, что происходило вокруг. И пока та продолжала говорить, то все скорее всего было хорошо. А говорила Орин много, перескакивая с темы на тему, и ответами от Саюри служили в основном лишь задумчивые наклоны головы или поднятый внимательный взгляд. Грот был большим, и это было хорошо, поскольку метель так или иначе должна была занести в него песка. Главное, чтобы его не было достаточно много, чтобы их убить. Что же, в таких случаяхбыло удобно иметь человека, который песком умеет управлять.

- Селкет это мое имя, - отзывалась она, не совсем понимая, какое это сейчас имеет значение, - но оно мне было дано совсем недавно. Я только в начале пути, который позволит мне его заслужить. - И это, пожалуй, был первый раз, когда Саюри действительно приняла на себя имя, которое ей дали скорпионы. Если она хотела достичь цели и стать сильнее, то она должна была играть по их правилам. И она должна была верить и существам, которые приняли ее к себе, и их методам. Они, в конце-концов, неустанно следовали по пятам.

Песок был повсюду, он пробирался под одежду и промеж глаз, но никак не у Саюри. Песок, подобно послушному животному, окутывал фигуру коничи и клал свою голову ей на колени, при этом не касаясь лица и не забираясь в зубы. Этот песок не был наполнен ее чакрой, но казалось, что любой песок чувствует ее присутствие. Во всяком случае, сама Саюри прекрасно чувствовала его собственное, и даже во время бури она чувствовала себя в объятияъ собственной стихии комфортно и спокойно. Так, будто бы она и правда была в объятиях матери, которая помнит ее имя.

- Некоторые учителя умеют скрывать жестокость под стеной "строгости", - странная тема для знакомства - оскорби учителя незнакомки. Однако, отчего-то Саюри была уверена в том, что это умение убивать и эта ненависть к миру были связаны с людьми, которые окружают эту девушку. И, возможно, ей пора было сменить свое окружение, пока та не разодрала на лоскуты собственную душу только потому, что кто-то ей так приказал. Кто знает, может, она зашла слишком далеко. А может ее еще можно спасти. В отличие от Орин, Саюри верила в людей. - Быть может, есть смысл найти учителя, который даст тебе немного больше попыток.

Но не ей было Орин что-то предлагать и учить - она совершенно ничего не знала о ее ситуации. Саюри лишь смотрела на то, с каким интересом Орин оченивает красоту завихряющегося рядом с ней песка и совершенно не могла понять, кто именно сделал из этой девушки, что могла оценивать красоту вокруг и вести себя как любопытный ребенок в... убийцу. Хладнокровную убийцу. В человека, которого Саюри было настолько не понять, что она даже не пыталась начать - она сама до сих пор видела перед глазами каждого человека, который погиб по ее вине. Пока что их было мало. Но, несомненно, со временем их станет все больше и больше. И глаз, которые смотрят на нее с осуждением каждый раз когда она будет пытаться уснуть, в какой-то момент станет бесчисленное множество. Интересно, что Саюри будет делать тогда?

- Это твой учитель научил тебя так ненавидеть?

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2021-09-08 21:48:08)

+1

9

[nick]Orin[/nick][status]девочка-ножик[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/139/t826843.png[/icon]

Боги-не Боги. В конце концов все зависит от ситуации. Порой либо тебе приходится кого-то убить или отдать душу Богу Смерти самому. Сложная философия и не совсем понятная более.. добрым людям. Орин даже не помнила в какой момент успела потерять сама себя. Возможно, когда стояла посреди истребленной деревни, а ее ноздри трепал запах паленой плоти ее отца и матери. Или, возможно, когда впервые убила человека. Она помнила то, что говорил учитель: убивая человека ты одновременно теряешь и часть себя. И только после того, как оставишь следы на этой кровавой дороге-всецело сможешь осознать глубину своего падения, когда обратного пути не будет. Когда будешь пытаться в отчаянных попытках схватиться за паутину того, что было твоей человечностью. И только тогда, разорвав ее и падая в глубину отчаянья сможешь осознать всю бренность своего существования. Учителю не нужен был человек. Ему нужен был бездушный клинок. Закаленный огнем и водой, ветром и землей. Слабое оружие сломится по натиском молота, а качественное станет еще крепче.

Такова была ее реальность. И она теперь безудержно скользила вниз, в пучину отсутствия души как таковой. Если раньше убийства вызывали у нее неприятное чувство удара тупым клинком, которое она упрямо старалась забыть, но теперь она видела кровь и тела сквозь искаженную призму своего мировоззрения. Постепенно они лишь становились предметами, тем, что когда-то имело душу, но теперь ему было суждено вернуться в прах. Ее сознание старалось избегать этих воспоминаний и переключать ее внимание на что-то более... прекрасное. Даже сейчас ее пальцы играли с золотистыми песчинками, а на сухих губах расцвела непроизвольная улыбка. Она не часто имела возможность коснуться к чем-то новому. Ее жизнь, увы, была весьма сера и однообразна. И даже это сухое золото, которое стремилось лишить тебя жизни, задавить, иссушить и похоронить под своим весом было куда приятнее нежели сырые стены и подстилка. Да и спать на нем было куда теплее и приятнее.

-Заслужить? Знакомо... -тихо произнесла она и убрала руку опуская ее на горячий песок.  - меня когда-то лишил моего. Дважды. Я должна была заслужить также, чтобы его использовать. - к сожалению, она не могла объяснить почему была лишена дважды. Орин. Имя. которое ей дали при рождении, но которое ей было запрещено использовать. Она даже забыла его звучание, привкус гласных на языке. Куда более мелодичное, чем грубое Ха.  - у меня было иное. Более... мелодичное. Как звук ветра над полями. - беловолосая даже не знала почему это говорит той, кого только встретила, но расслабленное на миг лицо давало понять, что это несет для нее более приятные воспоминания. Похоже сказывалось то, что она долгое время не имела контактов с людьми и не желание с кем-то беседовать вызывало давно забытое чувство собственной самоопределенности.

Она прикусила губу. Кровь уже начала засыхать на ее лбу, но она, кажется, ее даже не замечала. Ну или не считала нужным стирать пока она не закрывает обзор. - я живу в долг. У меня нет выбора-наконец-то произнесла она. Но тут же осеклась выдав на бледных губах улыбку. Эмоцию столь непривычную для нее, что она смотрелась насквозь фальшиво, хоть и была, возможно, настоящей. Мышцы незнакомки на столько отвыкли от подобных проявлений, что напрочь отказывались ее слушаться.  При последней фразе Селкет беловолосая незнакомка задумалась, но после чего лишь покачала головой.

- Все проще. Он отучил меня любить. - тихо произнесла девочка и тут же дернула плечом, похоже , осознав, что произнесла слишком много, чем хотела, а потому прикусила себе губу.  - простите, Селкет-сан за недостойную и навязчивую речь. Вам не следовало выслушивать глупые речи незнакомки. Это было крайне неразумно с моей стороны - она чуть наклонила голову вперед в легком, привычном, кажется, для нее поклоне.
"Но я крайне благодарна, что вы их выслушали. Похоже, я действительно слишком сильно ударилась головой раз начала беседовать на такие темы. Чтобы сказал сенсей."- она моментально отдернула себя и скрестила ноги на теплом песке опускаясь у входа к гроту. Кажется, Клинок даже стала меньше вжав голову в плечи в немом извинении. Ее робкие попытки обуздать себя смотрелись болезненно-нелепо словно немое истязание. Также как и крайне не к месту смотрелась ее небольшая, но крепкая фигура на фоне необузданной стихии.

"Глупая Орин. Тебе надо молчать. Молчать и делать. Только то, что тебе приказали", -  ногти болезненно впились в ее плоть и только теперь она всецело осознала как сильно устала и то, как сильно у нее болит голова. А также чувство... глубокого одиночества. Лишь одна мысль впивалась в ее сознание: она должна пройти по этому пути и вернуться. Это было единственной мотивацией. Тем, что заставляло ее встать на ноги и идти вперед, на бескрайние дюны, слушать музыку песков, ощущать жар на своей коже. И... одновременно понимать, что здесь никто кроме, пожалуй, скорпионов и других обитателей пустыни не нарушит ее спокойствие. Надо же. Опасная, но спокойная для нее одновременно. Или она сама отчаянно искала себе место, где смогла бы быть собой? Выдохнуть, назвать себя своим именем и ... просто жить. "Не глупи. Твоя жизнь отобрана давно. Осталась там, где были убиты твои родители. Тебе надо исполнить долг прежде чем обернуть свое лицо к Богу Смерти. А это будет не скоро"-произнес внутренний голос.

Орин показалось, что рядом зашевелился песок. Но, похоже, скорпионы ( или кто бы это не был) не спешили оборвать нить ее жизни свои жалом. "Пожалуй, я даже жалею об этом"- промелькнула мысль

- я прослежу пока буря закончится. Отдыхайте- произнесла она чуть наклонив лицо через плечо и произнеся это так, чтобы белоснежные волосы закрыли ее бледное лицо.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB]Песнь песков. Закалка клинка.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно