Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

лучший пост
Практически сразу после взрыва Русифа вылез из леса. По пути через мокрые кусты и деревья, читая молитву, он держал косу в правой руке, и готовился нанести атаку или защититься от вражеской; но этого не потребовалось. Жрец, увидев, с кем он сражается, ахуел. «Устрица? Ебаная устрица?!» — в мыслях удивленно вопрошал преступник, не теряя в бдительности и желании убить.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » принятые анкеты » Nami San


Nami San

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Чем больше ты доверился человеку, тем больший у него соблазн тебя предать.

имя и прозвища

ранг и возраст

принадлежность

Нами Сан|Nami San


Отребье


Генин (D ранг)


12 лет, 4 августа


женский

Киригакурэ но сато

внешность, отличительные черты, манера поведения

Рост: - 142.3 см
Вес: - 31.8 кг
Цвет глаз: - голубой
Цвет волос: - блонд
Цвет кожи: - бледно-розовый
Отличительные черты: пара заколок и бант


Нами мелкая, нескладная, откровенно худая для своего возраста, рост впрочем тоже подкачал. Да и цвета у неё словно выцветшие, глаза голубые но не яркие а словно блеклые ближе к серому, волосы тоже какие-то мышистые, словно у мышки полевки что извалялась в пыли, в попытке спрятать яркую шерстку от небесного хищника. Росту ей придает лишь белый девичий бантик, что развевается на голове словно диковинный цветок, стрижка у неё тоже в меру короткая, блондинистое каре что доходит до шеи, и обрывается не переходя дальше на спину. Единственное чем Нами в себе гордится так это густые волосы, хотя если подумать то это скорее минус чем плюс. И все же несмотря на это, часть ее сиротской стипендии уходит именно на всякие шампуни для ухода за волосами. Могла бы и экономить конечно, но каждый раз когда думает урезать бюджет на эту красоту, как внутри все вскидывается вверх, запрещая кощунственное покушение на единственную красивую в ней черту. Да, единственную - Нами мелкая, хрупкая, нескладная, можно сказать ни кожи ни рожи, да и щуплая грудь явно прямым текстом говорить - ничего тебе девонька не светит. А потому на красивую фигуру девочка и не надеется, вдобавок к этому минусов прибавляет видавшая виды одежда, сбитые костяшки на пальцах, да ногти, которые то и дело страдают. Не то чтобы девочка не ухаживает за собой, ещё как ухаживает, точнее пытается ухаживать в меру своего понимания и разумения, вот только не больно то ей это и удаётся. Готовка к слову по тому же разряду проходит - пытается, что-то даже выходит, но до идеала далеко.
Ей много чего в себе не нравится на самом то деле, ни вздернутый курносый нос, ни высокие скулы, а больше всего её бесит что у неё обычные человеческие зубы, не суперские игольчатые кирийские, которыми больше половины населения похвастаться может, а обычные скучные зубы. Четыре клыка, пара-тройка жевательных, а все остальные стандартной формы. Одно разочарование в общем, а не зубы, ни укусить никого толком, ни орех расколоть, ни-че-го.
Одежду Нами предпочитает мешковатую, из грубой ткани и чаще тёмную, не обязательно черную, ей вполне по вкусу и серая и синяя и коричневая, главное чтобы была мешком и скрывала фигуру, хотя…  что там за фигура говорилось выше. Такую одежду можно и стирать пореже, и зашивать не то чтобы часто приходится, да и рвётся она неохотно, в общем самое то для ее финансового положения, к тому же можно брать на вырост, и не бояться что придется через пол года менять все на новую. Единственное на чем девочка не экономит это белье и термобелье, под её привычным костюмом чаще всего находится комплект черного термобелья, а уже под ним все прочие элементы гардероба. Вообще лишней кожей Нами старается не сверкать, упорно прячется в своей одежке, куртка с длинным рукавом, воротник повыше, чтобы если что можно было носом уткнуться, капюшон по возможности, ну и штаны конечно, штаны и никак иначе. Чулки да юбки это для фантазерок несмышленых, да девиц продажных, а кто попытается убедить её в обратном, так пусть идёт по маршруту одному, в меру известному, а если заблудится то пусть обратится к любому портовому грузчику, он подскажет а может и от себя добавит.
В общем-то в её полной экипировке Нами можно было бы спутать с мальчишкой, единственное что в ней девочку выдает так это белый бант, пара заколок и шевелюра не в меру густая. Что до шрамов - они есть, и много, вот только окружающие их никогда в принципе и не видят, только на онсэне пожалуй, да и то если девочка себе позволит такую роскошь, а позволяет она её не часто.

http://forumupload.ru/uploads/001a/74/14/282/t939890.jpg

Kagamine Rin

характер персонажа

Характерные черты:
Недоверчивость, демонстративное поведение пай-девочки
Хобби: рэкет, сон.
Любит: сладкое, солнечную погоду.
Не любит: сырость, грубость, слово "шлюха".


Нами скрытная, скрытная и недоверчивая, подозрительная ко всему новому и отвыкшая верить в доброту дворовая пацанка, что тем не менее в меру успешно изображает приличного ребёнка. Кирийская серая крыска, что на время натянула шкурку мягкого щекастого хомячка. Она дитя сиротского приюта и дворовых улиц, когда её воспитанием по большей части занимались сверстники, такие же как она, а не далекие взрослые. Да и от самих этих взрослых Нами видела чаще всего безразличие, чуть менее чаще презрение и грубость.
Нами отказница, отца она не видела никогда, а мать если и видела то точно до сознательного возраста, родительская ласка и тепло прошли мимо неё, оставляя в душе жгучую обиду и зависть к тем, кому посчастливилось ощутить эти светлые чувства. К маме своей она и вовсе испытывает очень противоречивые чувства, основную скрипку в которых играют обида и злость. Обида за то что бросила едва родив, злость за то что после себя не оставила ничего кроме презрительного прозвища - "дочь шлюхи".
Нами выглядит как маленький пусть и не очень опрятный ангелочек, но в характере у нее куда больше от антипода ангела. Она умная но вместе с тем рано очерствевшая девочка, рано познала на своей шкуре закон - или ты, или тебя, а потому всегда стремится оказаться в качестве "ты". Совесть у неё давно натренирована и не гавкает не в тему. Отобрать чужое, стянуть плохо лежащее, улизнуть от наказания поставив другого - может, умеет, практикует. Даже не потому что злобная стерва по жизни, и не потому что нравятся мучения других, а просто потому что очень хочется жить, и желательно при этом жить хорошо. А учитывая то что в окружающем мире война, миссии то и дело отбирающие чужие жизни, да ещё вдобавок и такие чудовища как Каге и Джинчурики… Нами девочка умная, а потому прекрасно осознает свои силы и шансы, а ещё лучше осознает перспективы, благо "добрые люди" не поленились и рассказали, что с ней будет так или иначе.
Нами очень хочет жить, а еще боится оказаться жертвой сексуального насилия, второй такой страх - оказаться слабачкой и в итоге попасть в ряды шпионов, подраздел постельные, помимо этого испытывает инстинктивный страх перед обладателями больших запасов чакры, причём чем больше запас тем ей хуже становится. К счастью для девочки, чует чакру она очень плохенько, а потому такой эффект сказывается лишь вплотную, что происходит нечасто даже в деревне ниндзя.

биография & хронология

Нами три года, когда она впервые осмеливается спросить о том, кто её родители. Воспитатели в приюте меняются не часто, но всех и объединяет пара черт - безразличие к сиротам, и злоба хорошенько перемешанная с усталостью. Нами спрашивает, и на удивление получает ответ, хотя понимания он ей тогда не прибавляет.
Старая воспитательница, что отвечает за их группу, работает в приюте уже лет пять — "твоя мать шлюха, сделала ребёнка и свалила", отвечает она с презрением, и отворачивается от девочки. Нами маленькая, маленькая но не глупая, она не понимает смысла этих слов, но чётко улавливает тон наставницы, а потому к взрослым больше не лезет. Вместо этого спрашивает таких же мальков как и она сама, вот только они тоже ничего толком не знают, а те кто знает вместо ответа вскоре начинают дразниться. Дочь шлюхи, дочь шлюхи, вскоре эти слова доносятся отовсюду, едва не заставляя Нами забыть собственное имя. Дети глупые, глупые а вместе с тем похожи на попугаев, они и сами не знают что такое шлюха и чего в этом обидного, но раз за разом повторяют друг за другом и сами верят что это обидно. Обижаться они приучают и маленькую блондинистую девочку. Нами злится, обижается, но вместе с тем какое-то болезненное чувство гордости не позволяет ей выкинуть эти слова из головы, и пытается разобраться. Выходит у неё не очень, даже прямой ответ воспитателей понимания не приносит, и она даёт себе обещание разобраться в этом позже.
Нами не плачет, плакать ее отучили быстро, вместо того чтобы молчать или жаловаться взрослым она сама бьёт чужие носы, обзывается в ответ и дерет волосы, а яркая шевелюра и попытки выделиться вкупе с таким поведением и вовсе вскоре делают из неё изгоя детского общества. Дети не любят Нами, а Нами не любит детей, и взрослых, и весь мир заодно. Защиты просить бесполезно, жаловаться тоже, в лучшем случае перепадет всем, в худшем ей - известной забияке. Девочка растёт неуправляемой, шепчутся порой воспитатели, а наслушавшись этих баек взрослые, что изредка появляются в приюте, не хотят брать Нами, предпочитая детей с более "чистой" репутацией. Ей исполняется шесть, когда она с радостью покидает это адское место, напоследок правда задав пару вопросов директору приюта.
"Твоя мать была шпионкой, а отец одним из феодалов страны Молнии. Есть такое понятие - медовая куноичи. Твоя мама шпионила, и забеременела тобой, а затем этого феодала убили, и шпионка перестала быть полезной. Её отозвали, но так как аборт делать было поздно - родилась ты. Имя она свое нигде не записала, а её саму я не знаю." - Предельно лаконично и спокойно рассказывает директор, от него воняет сигаретным дымом, чернилами, и солью. Он рассказывает все это, после того как недолго копается в документах и оставляет Нами совершенно разбитой. Её действительно никто не любит, и никому она не нужна, эти дураки были правы. Девочку определяют в общежитие, выделяют небольшую стипендию, а затем провожатый готовит ей еду, заставив запомнить очерёдность действий и уходит. Нами плевать, ей плевать даже на то, что отныне её зовут не просто "эй ты" или даже "Нами", нет, отныне ее имя "Нами Сан" так в специальной бумажке написано, а Сан потому что её третью такую выпустили в общежитие, определив заранее в академию шиноби. Девочке на все это плевать, она просто хочет чтобы её не было, а потому забравшись на футон она закрывает глаза и проваливается в беспокойный сон.
Просыпается блондинка от того, что неподалёку кого-то бьют. Уж что-что, а звуки тумаков она запомнила на крепко, сама совсем недавно ходила пятнистая словно болотная цапля. К этому времени тоска отступает, и голову поднимает любопытство. Из-за того же самого любопытства Нами выглядывает в щелку и смотрит как незнакомого пацана её возраста бьют трое постарше, а затем отыгравшись всласть уходят, отобрав при этом бумажки в которой девочка узнает недельную стипендию, сама такую совсем недавно получала.
Наверное тут то бы ей и наплевать на этого пацана, но неожиданно просыпается жалость, и она выходит за дверь чтобы помочь неудачнику. Паренёк отзывается на имя Гоку, ему тоже шесть и он тоже будет поступать в Академию, а троица хулиганов это парни уже закончившие первый курс, такие же приютские как и они. Нами делает вывод, помогает Гоку добраться до его квартиры, а на следующее утро осторожно пробует пожаловаться воспитателю, что будет ещё неделю приходить по утрам, обучая её премудростям жизни в одиночестве.
"Что ему теперь делать?" - неуверенно бормочет Нами, и получает резкий и хлесткий словно пощёчина ответ.
"Да мне плевать, пусть рыбу ловит, или там голубей жрёт, до следующей недели стипендию все равно не получит". А затем воспитатель уходит, оставляя её в одиночестве.
Гоку она находит у себя дома, голодного и заплаканного, с заплывшим глазом. Наверное именно из-за жалости она продолжает помогать ему, делится едой, пытается поддерживать морально. Он становится её первым другом за долгие шесть лет, а вскоре и одноклассником.
  "Добро пожаловать в класс D неудачники, добро пожаловать в место, где из дерьма будут делать кунаи". - Именно такими словами их приветствует сенсей в академии, он такой же как воспитатели в приюте, а в кое-чем даже хуже. Ему абсолютно плевать на мелкотню, он делает только то за что ему платят, а потому учит их, даже несмотря на то что энтузиазма у него никакого и нет. Класс D это отстойник, кажется есть еще один класс в академии что хуже него - Е, но Нами попросту не представляет кто же туда попадает, и чему их учат. Их учат быть смазкой для кунаев, потому что никто из них выше ранга генина не поднимется, именно так им и говорят на одном из занятий. Нами мало знает о обучении, но ей кажется что материал им подают какой-то урезанный, минимум теории, максимум практики. Им ставят правильные стойки, удары, до механического повторения вбивают печати. Чтению, письму и математике класс D учат даже меньше чем в приюте, зато усердно рассказывают о величии и могуществе Мизукаге-самы,Тумана и стране Воды напоследок. Класс D это сборище гражданских что решили ступить на путь шиноби, сирот что обладают каким-никаким потенциалом, и тех из потомков шиноби, что слишком слаб для того чтобы продвинуться хоть чуток выше ранга генина. Именно такой вывод делает Нами немного пообщавшись с одноклассниками.
А вместе с тем их учат драться, выбивают информацию о окружающем мире, кратко читают курс химии-физики-биологии. В общем-то готовят их к дальнейшей жизни. На втором курсе им приносят животных - щенков, котят, кроликов. Самой Нами удаётся урвать крольчонка, от чего она рада до слез, это первый в ее жизни подарок. Для чего он именно она не задумывается, и утаскивает Хотару к себе домой. Дальнейшие несколько месяцев она птицей летит домой после занятий, чтобы заняться заботой о Хотару-куне, Нами даже забрасывает на время рэкет малолеток, занятая более важными обязанностями.
Такие однообразные занятия тем не менее вскоре надоедают, и она уделив частичку своего тепла кролику направляется на поиски приключений по Кири, порой с Гоку, чаще сама. Иногда она умудряется подворовывать, правда это довольно сложно, и если попадешься можно получить таких тумаков, что тренировки в академии еще долго будут вспоминаться как ласковые касания. Именно тогда она натыкается на этого мужчину. Он вываливается из одного ободранного бара, полуседой, со стеклянными глазами и неопрятным видом. Этому мужчине едва ли исполнилось двадцать лет, а ещё она абсолютно точно никогда его не видела. Вот только он по-видимому об этом не знает, и сползает по стенке с отсутствующим видом. Нами замирает в сторонке от него, опасливо прикидывая - можно ли попробовать у него что-нибудь стянуть, или лучше обойти этого странного мужчину десятой дорогой. Думает недолго, поскольку жадность побеждает, она подбирается к нему поближе, и аккуратно машет ладошкой перед его лицом, а затем жалеет об этом. Мужчина приходит в себя, но не кидается на неё, он вообще выглядит так словно только что поздоровался с аякаси. Вместо того чтобы ударить, он бережно прижимает Нами к себе, вводя её в ступор и начинает что-то бормотать то заливаясь слезами, то наоборот переходя на громкий смех, он что-то бормочет, что-то спрашивает, о чем-то говорит, и все время бормочет имя Ай. Девочке откровенно неуютно и неловко от такого контакта, она бормочет утешающие слова, и пытается выбраться, но несмотря на неадекватный вид руки у того крепкие. А затем у него видимо окончательно мутится в голове, и он пытается ее съесть. По крайней мере мужчина зажимает её в уголке, и начинает её то-ли-лизать то ли пихать к себе в рот, что такое поцелуй Нами ещё не знает, но эти действия ей категорически не нравятся. Она отбивается и выворачивается, но ей ничего не удаётся, а затем у девочки окончательно сдают нервы и она оглушительно громко визжит. Это кажется приводит его в сознание, так как тот шиноби отшатывается в сторону, и о умело трясёт головой, наконец-то осмысленным взглядом глядя на неё, но Нами уже плевать. Она жёлтым вихрем вырывается из переулка и бежит домой, а там запершись на все замки, и вжав в себя плюшевого Хотару заливается слезами. Ей плохо, мерзко и страшно, над головой отчего-то реет чувство того что её обязательно накажут. Ей так плохо, что она даже пропускает один день академии, а на следующий к ней приходит сэнсэй-наставник,и громко интересуется не подохла ли она. Нами находит в себе силы соврать что заболела, хотя один вид мужчины вызывает панику и желание забиться куда поглубже. Увидев красный нос и круги под глазами, сенсей явно сомневается, но затем все же говорит, что ещё один день она может поболеть, а потому пусть лучше сама ищет камень на ноги. Потому что если не явится в академию, то он сам её утопит. Нами кивает, и вновь закрывается. А через день все же находит в себе силы выйти из квартирки три на четыре, и пойти в место где её вновь будут бить и вбивать науку.
Девочке страшно, страшно до жути а потому она старательно меняет все свои маршруты, прячет узнаваемый бант и старается стать как можно незаметнее, кажется что даже не бесполезно, пару раз она замечает того самого мужчину, и взгляд его ей не нравится. Дикий, безумный, потерянный, какой угодно но не нормальный. Она видит его ещё пару недель, а затем он исчезает, казалось бы тихо отходит в тень. А спустя еще недельку напоминает о себе, Нами возвращается к старым маршрутам, и должно быть по стечению обстоятельств видит его. Мужчина выглядит теперь умиротворенным, спокойным, мёртвым… Вогнал себе кунай под подбородок, делится следователь с одним из соседей мертвеца, попросту не обратив внимания на малявку стоящую поблизости. Нами видит лицо мужчины лишь краем глаза, когда простыня скрывающая тело соскальзывает на пару пальцев, но бледное умиротворенное лицо производит на малышку неизгладимое впечатление, оставляя после себя больше вопросов чем успокоения.
Пацанка бродит тенью самой себя еще пару недель, а затем постепенно приходит в себя, хоть до спокойствия ей все еще далеко. Когда в академии говорят принести питомцев, что-то внутри у девочки щёлкает, а нервы натягиваются словно струна.
"Будет что-то плохое." - Шепчет интуиция, и девочка склонна с ней согласиться. Крепко прижимая к себе Хотару и расчесывая плюшевую шерсть непослушными пальцами, девочка приносит кролика в одно солнечное утро в класс. Там её встречают нервные одноклассники, кто-то гладит питомца, кто-то шепчет ласковые слова, самые слабые но догадливые не скрываясь плачут и прижимают к себе животных. Безразличных нет, они все накрепко привязались к животным, и учителя прекрасно это знают. Мрачное настроение передается всем, и атмосфера в классе стоит похороненная, как оказывается - не зря.
"Финальным экзаменом этого года будет убийство животного, Акеми Шишио шаг вперёд." - Именно так звучат слова, что оставляют по себе звенящую тишину, и наливающиеся слезами глаза. Названная одноклассница и вовсе стоит не в силах поверить в жестокую правду, а потому молча мотает головой. Зря, лучше бы согласилась. Сенсей отбирает молодого кота, и лишь схватившие за плечи одноклассники удерживают девочку от безумного поступка. Нами хочется закрыть глаза, но почему-то не получается, и она молча наблюдает как с садистским удовольствием мужчина разбивает голову животного об стол, под истошные вопли кота и ворчание остальной животной братии. Безразличных тут попросту нет. Несмотря на все произошедшее кошмар продолжается, и лишь двое не находят в себе силы собственноручно убить питомца. Когда очередь подходит к самой Нами, она вспоминает последние мгновения жизни питомцев этих детей. Нами умная девочка, а потому она вежливо улыбается сенсей, последний раз чешет плюшевое ушко кролика, и сворачивает ему шею. Под конец экзамена троих не сдавших куда-то уводят, и лишь слабый голос разума удерживает девочку от позорной истерики. Никто ведь не будет убивать детей из-за одного провала, не будет ведь?
На каникулах они предоставлены сами себе, за исключением того что покидать деревню запрещено. Да и деньги прогорят, если их не забрать своевременно. В деревне стоит мрачная атмосфера, мрачные шиноби ходят по деревне едва не рыча, а в воздухе витает аромат войны.
Следующий год встречает Нами новым испытанием, Гоку подставляет её, убивая остатки веры в человечество. Желая выслужиться перед какими-то мальчишками из кланов, он заманивает ее в переулок к своим друзьям, а затем её попросту избивают и отбирают все деньги что были с ней на тот момент. Это обидно, вдвойне обидно потому что именно в этот день она собралась покупать новый костюм, и единственный с кем поделилась радостной вестью это Гоку, первый друг, паренёк которому она когда-то помогала. Предательство отзывается в душе скрипом металла по камню, и наконец-то доносит урок, который должен был прийти со смертью Хотару - привязанность это слабость.
Нами выздоравливает, приходит в себя, а затем жёстко мстит Гоку, ломает ему руку и ногу, заманив к пьяному и агрессивному чунину соседу. Мстит даже не потому что ненавидит его за предательство, нет, что-то подсказывает что могла поступить также, будь у неё возможность завести друзей из клановых. Жить очень хочется, а в преддверии надвигающейся войны - попадание в сильную команду это дополнительный шанс выжить. Так вот, мстит она по той причине, что ее так учили. На удар надо отвечать ударом, на подлость подлостью, слабаки и добряки долго не живут, их пользуют и убирают.
А спустя пару месяцев она наконец-то узнает кто такая медовая куноичи, и как именно она шпионит. После этого осознания недостающие кусочки мозаики встают на свои места, а самой девочке очень хочется помыться. Никогда еще запах моря и йода не кажется ей таким отвратительным. А потому Нами обещает себе никогда не быть похожей на мать.
Дальнейшие месяцы проходят словно в тумане, она учит, тренируется, с маниакальным упорством разбивает кулаки о макивары, и с мазозистским удовольствием встречает каждый новый шрам на теле. Ведь если она не будет красивой, то на неё никто не покусится, так ведь? Кажется так. А потому Нами старательно превращается в серую мышку в имидже, и зубрилу в учёбе. Потому что сильных посылают сражаться и убивать, а не узнавать секреты посредством своего тела. Нами считает что лучше умереть, чем жить так как живёт её мама. А если ты будешь сильным, достаточно сильным конечно же, то ты выживешь даже на войне. Примерно такой логикой руководится девочка, когда раз за разом пропадает на тренировочный площадке. Все равно она ничего и не умеет, кроме как махать руками и ногами, да и то, машет она ими посредственно, по сравнению с теми кто учился этому с детства. Её успехи замечают, и сенсей даже в шутку говорит, что если будет так стараться и дальше, то лет через десять станет похожа на нормальную куноичи. Нами улыбается в ответ, и старательно хихикает, при этом представляя как вкручивает иглы под ногти этой медузе гнилой.
На этот раз в конце года у них нет никаких экзаменов, вместо этого их просто ведут на экскурсию. На экскурсию в Отдел Дознания и Пыток. Нами страшно, при виде того как человеческое тело распинают на дыбе, а затем начинают посредством огня и железа выбивать правду. Ещё страшнее ей становится от того, что по словам одного из дознавателей человеческое тело это лишь инструмент а не цель. После им показывают как ломают людей, не физически а морально. Неделя, месяц, два месяца, их экскурсовод с упоением рассказывает о том, куда лучше вгонять сенбоны чтобы причинить боль, куда следует нажать дабы тело отпустили судороги и оно пришло в себя, как следует фиксировать кляп чтобы пациент не откусил язык. А под конец он настоятельно советует детишкам брать нукенинов Кири живыми, так как их за это ожидает дополнительная пометка в личном деле, а жертву более вдумчивые пытки, дабы неповадно было родину предавать. На улицу Нами выходит уже не зеленой а синеватой, как впрочем и весь остальной класс, а на каникулах она с упоением смотрит марафон кошмаров с собой в главной роли. Мысли о побеге из Кири и до того слабые и невзрачные и вовсе уходят глубоко в подполье.
Четвёртый курс академии начинается с того, что сенсей предупреждает их о пятом курсе, на котором им всем придётся освоить основы шпионажа. И этими словами едва не вызывает у блондинки истерику, она не знает что изучают на пятом курсе другие классы, но то что их D не ожидает ничего хорошего она уверена, а потому рвёт жилы как проклятая и впахивает до состояния "убиться бы, да сил нет", экзаменом на четвёртом курсе служит убийство нукенина либо военнопленного. Убийство человека, а не какой-то зверушки, отчего Нами с ностальгией вспоминает плюшевого кролика. Им дают кунай и заводят в помещение, где каждого из них ожидает жертва. Чаще всего это мужчины, некоторые старики, женщин меньшинство. Почему они здесь, никто не спрашивает, уроки все еще достаточно четкие в памяти, а потому нет ни одного, кто завалил бы экзамен. Блондинка на этот раз буквально переступает через себя, и перевыполняет план, вместо того чтобы просто убить мужчину, она делает это красиво, и достаточно жестоко. Вместо того, чтобы просто ткнуть его кунаем в печень и добить в горло, она буквально линчует мужчину, оставляя множество кровоточащих порезов и протыкая маловажные венки. Сенсей доволен как никогда, он буквально светится от счастья, и в качестве жеста огромнейшей щедрости он переводит её из D-шки в С класс. Делает именно то, ради чего она и устроила весь этот кровавый фарс, и рвала жилы. Киригакурэ но сато ценит таланты, чаще всего таланты на ниве разрушения и убийства. А Нами к тому же хорошо знает историю, и явственно видит в текущем положении дел параллели с Чигири но сато.
С класс встречает её…  бледно, она не стремится заводить знакомства, а окружающие не лезут к ней со своей дружбой. Слухи про кровавую маньячку не ходят, дети с визгом не разбегаются, а большего ей и не надо. Не удивляет даже то, что по своей успеваемости она упала с вершины в аутсайдеры. В классе С куда больше времени уделяют теории, оставляя на практику несколько поменьше времени. Главное для нее заключается в том, что шпионажу их учат по остаточному принципу, а "тот самый" курс шпионажа проходят в виде пары лекций, и объяснений на какие уловки не стоит попадаться. Нами счастлива, ведь именно ради этого она столько сделала. И все её старания окупились, а потому она несмело надеется на то, что из бесполезной смазки для клинка, она превратилась в что-то более подходящее для Кири.
Как бы то ни было, а академия остаётся позади, и она вступает в полную опасностей взрослую жизнь.

активность

связь с вами


Раз в неделю? На самом деле зависит от соигрока.

Google почта - ts5830479@gmail.com

пробный пост

Последний танец
Нами Сан. - Джонин-наставник едва не зевает, наблюдая сцену очередной расправы над человеком. Женщина в этот раз для разнообразия, уже не молодая, почти старуха, ей наверняка больше тридцати лет, что с точки зрения мелкой блондинки уже почти что рекорд. Да и вообще, старых людей она наблюдает редко, кажется а Кири долго не живут, а может и живут, но точно не такие как она. Небольшое одностороннее зеркало открывает неприглядную картину, и девочке хочется передернуть плечами. Парнишка держит кунай словно кухонный нож, а ещё застывает испуганным сусликом перед военнопленной, женщина впрочем тоже не проявляет признаков разумной жизни. Она что-то лопочет отгородившись от паренька с помощью школьной парты, словно её лепет может что-то изменить, глупость какая. Их всех предназначили в жертвенные овцы подрастающим малькам Кири, а потому живыми они отсюда не уйдут, так или иначе. Наверное эта сцена может продлиться еще некоторое время, но сэнсэю скучно, он едва не сплевывает и бьёт кулаком по стеклу, отчего раздаётся резкий глухой стук. Одноклассник Нами наконец-то отмирает, испуганный взгляд мечется с зеркала на женщину, а затем он с глухим воем бросается на неё. Удар - мимо, неудачник, еще один удар, теперь в цель, третий и он наконец-то наносит хоть какой-то ощутимый вред. Женщина визжит и хватается за живот, на котором быстро расползается окровавленное пятно. Проникающее ранение в брюшину, она не жилец, разве что только быстро доставить к ирьенину. Вопрос теперь заключается лишь в том, от чего она умрет раньше, от неумелых ударов, или же от кровотечения.
Жертва молодого душегуба съеживается на полу, прикрывает голову руками, и попросту воет на одной заунывной ноте, а удары мальчишки все не могут попасть по смертельным точкам, отчего убийство превращается в отвратительную сцену на скотобойне. Другие справились лучше, быстрее, чище, а этот уже заляпан кровью так, словно не одну женщину пытается убить, а поучаствовал в "волчьей карусели".
Нами передергивает, вновь вспоминается как она стоит одна в окружении класса, а остальные дети пробуют её побить. Правил почти нет, стая волков - весь класс, она овца - жертва что стоит в центре. Единственное правило - нельзя нападать одновременно больше чем вчетвером, однако волки могут меняться, одни отступают а другие входят, да и нападают они со всех направлений. Больше похоже на какое-то наказание чем на тренировку, да и о победе никто не говорит, быть может умелый чунин или же специальный джонин, и выстоял бы против стайки озлобленных учеников академии, но она не чунин и уж тем более не джонин, она такой же малолетний шкет. Вся суть скорее заключается в том, чтобы продержаться как можно дольше, и вот этот результат уже идёт в зачёт.
Прерывая отвлеченные мысли очередной удар наконец-то становится смертельным, и зареванное залитое нечто выползает из класса судорожно сжимая кунай в руке.
Отвратительно. - Сенсей похоже схожего мнения, поскольку небрежно вписывает оценку D в зачётный лист напротив фамилии. Нами не видит этого листа, зато узнает жест руки. Это не так уж и сложно, если тебя перед этим учили узнавать техники по складываемым ручным печатям.
Нами Сан, приступить к испытанию. - Звучат слова наставника, когда очередное тело уволакивают из комнаты. Руки почти не дрожат, когда она берет тяжелый кунай из ящика. Тяжёлое матовое лезвие выглядит в детской ладошке чужеродно, но при этом до боли привычно. Кунай это инструмент, инструмент что одинаково хорошо подходит для того, чтобы обрывать жизни людей и вскапывать землю, универсальный предмет, такой же каким предстоит стать и ей.
Просто не думай Нами, просто зайди и убей, это как свернуть кролику шею, просто кролик будет чуть побольше.
- Уговаривает себя девочка заходя в помещение, воспоминание о Хотару вызывает злость, а следом за злостью приходит и презрение. Хотару было жалко, она заботилась о нем, кормила, поила, убирала за ним, он был её первым другом если не считать Гоку, он утешал ее когда Нами было плохо, а затем она свернула ему шею. Тут будет проще, тут просто какой-то незнакомый ей отброс.
На губы блондинки выползает вежливая скромная улыбка, та самая которую она тренировала до автоматизма перед ручным зеркальцем - глянцевая, правильная, улыбка хорошей девочки. Хорошая девочка это ее роль для взрослых, для таких мудаков как этот джонин-наставник, и если она хочет жить - придётся играть эту роль и дальше. А она хочет жить, очень хочет жить, просто вопреки всем и всему, просто назло этому ебаному миру, в котором каждый против нее. Что эти неудачники одноклассники, что этот сэнсэй-садист, что это ничтожество стоящее по ту сторону кабинета, и трясущееся от страха. Тело вытащили, но кровь никто не убирал, а потому он явно осознает свою судьбу, и трясётся от страха.
Послушай девочка
— Заткнись. - Поворот, глубокий поклон, глянцевая улыбка зеркалу, за которым стоит мудак-сенсей, четкий поворот на девяносто градусов. Этот класс словно сцена, этот мужчина её номер, это убийство словно танец.
— Танцуй, проживешь подольше. - Нами старается улыбнуться, все также вежливо, скромно, подбадривающе. Хотелось бы конечно безумно и кровожадно, но увы у неё зубы не те, кровожадная улыбка скорее вызывает смех чем страх.
Мужчину передергивает, он затравленным взглядом окидывает класс, а затем с отчаянным воем бросает в неё лёгкую парту. Этот сильнее чем женщина, этот настроен бороться, и это здорово, потому что так она сможет показать себя красивее. А от красоты ее танца зависит придется ли ей торговать своим телом, или же удастся избежать судьбы матери. Воспоминание о мерзком занятии действует словно отрезвляющий удар, она взбодряется и изгибается вставая на мостик, лёгкий стол пролетает над головой и врезается в пирамиду таких же, вызывая громкий грохот. А мужчина приободренный кажущейся беззащитностью жертвы бросается вперед, бросается вперёд и нарывается на резкий удар в пах. Нога десятилетней девочки не самое страшное оружие, которым можно нанести подобный удар, но пах место уязвимое, уйма нервных окончаний и артерий, действует отлично. С мерзким всхлипом мужчина сгибается и прижимает руки к самому дорогому, а Нами словно танцовщица ставит ногу обратно, и плавно перетекает с мостика в вертикальное положение, на её лице царит все та же умиротворенная нежная улыбка.
Она обходит жертву по дуге, отмечая как гадко у него текут по щекам слезы, мерзко, отвратительно. Он здоровый мужчина, наверняка он умеет терпеть боль, но сейчас ревет словно младенец. Нами вновь ощущает вспышку презрения, ей десять лет, она не плачет с приюта, слезы это слабость, тот кто плачет - уязвим, а если плачет Он, то уж точно недостоин жизни.
Убив тебя я заслужу право на жизнь, на лучшую жизнь… - Нами хватает его за волосы на затылке, и тянет голову вверх, чтобы повернуть его лицо к зеркалу. Убить сейчас более чем просто, один укол в сонную артерию и мужчина труп, но это невыгодно. Убийство на арене обыденность, убийство с помощью оружия - работа, сцена когда убийца медленно режет врага, попутно едва ли не отгрызая от него кусочки это зрелище. И Нами обязана обеспечить это зрелище, ведь оно хоть немножко, хоть на капельку увеличит ее шансы на выживание. Просто потому что в Кири ценят таланты, таланты на поприще убийств и кровопролития вдвойне. Возможно ценят не все, но вот этот мужчина за стеклом - очень.
Экскурсия в отдел Дознания не прошла даром. - Приходит с мрачным удовлетворением мысль. Нами резко дергает голову жертвы за волосы, а затем наносит удар коленом в солнечное сплетение. Коленом - потому что у неё недостаточно силы, и приходится компенсировать с помощью веса. Жертва заваливается на спину, пытаясь вдохнуть ставший твёрдым воздух, но следом за этим Нами наносит колющий удар в колено, вызывая тем самым почти животный визг. Под коленом находится крупный нервный узел, удары туда вызывают просто незабываемые впечатления, удар кунаем по видимому просто ошеломляющие.
— Поднимайся! Вставай! Это только начало. - Блондинка отходит в сторону, позволяя мужчине прийти в себя, он жалок, изгвазданная в крови одежда, лицо по которому текут слезы и сопли, да она в свои шесть лет приличнее выглядела, даже после драки с тремя одновременно.
Злость, злость придает сил и она продолжает издеваться над ним. Подобно пирании кружит вокруг, нанося удары, чаще режущии реже колющие. Ей не нужно чтобы он погиб от кровотечения раньше чем сэнсэй достаточно впечатлится. А потому она продолжает над ним издеваться, сыпет самыми мерзкими словами что услышала от портовых грузчиков, режет кожу на лоскутки, унижает морально. Когда он перестаёт дёргаться отрезает от мужчины кусочек, вызывая новый раунд подергиваний. Словно змейка в которую тыкают палкой, вот только даже змейка опаснее этого мужчины. Он пытается огрызаться, пробует её достать за счет длины рук, вот только она шиноби, пусть и недоучка, пусть и мясо, но ее учат убивать таких же шиноби как и она сама, а самый слабосильный шиноби в разы опаснее этого скота. Мучения жертвы заканчиваются спустя примерно час, когда он попросту загибается от многочисленных порезов и ранений, Нами до последнего смотрит как стекленеют его глаза, с затухающей искрой жизни. Она убила его чтобы жить сама, чтобы жить капельку лучше чем сейчас, ни за что, просто потому что так приказали. Совесть дёргается пару раз, а затем уползает в тёмный угол, прикрывает глаза и уши подушками дабы больше не просыпаться.
А Нами выходит за дверь, все такая же чистенькая и скромная как и час назад, со все той же милой улыбкой пай девочки, потому что это её путь выживания, и если придётся убить ещё кого-нибудь - она это сделает. Попросту потому что очень хочется жить, вопреки всему, вопреки всем, вопреки ебаному миру и суке матери, что бросила её в этой деревне, обрекая на такие танцы на сцене перед маньяками.
Учитель доволен, он улыбается и едва не смеётся гладя Нами по голове, такая скромная и вместе с тем редкая ласка, что в темном уголке души, что-то говорит. Стоило бы убить этого человека, просто ради того, чтобы ощутить как жесткие шероховатые пальцы так нежно касаются ее песчаной шевелюры.
— Наконец-то хоть кто-то из вас отбросы понял, что же такое быть шиноби Кири. Вот! Учитесь, будьте как Нами-тян! И возможно вы станете чем-то большим чем смазка для куная, но это вряд-ли. - А Нами стоит около этого человека пропахшего чернилами и горьким потом, и счастливо улыбается ощущая нежные касания. И только большая чем обычно бледность даёт знать, чего же ей стоило это представление, этот последний танец.

Отредактировано Nami San (2021-04-15 21:31:37)

+7

2

Я в восторге! Очень понравилась ваша анкета.

Тема пробного поста:

Nami San написал(а):

Блондинка на этот раз буквально переступает через себя, и перевыполняет план, вместо того чтобы просто убить мужчину, она делает это красиво, и достаточно жестоко.

Опишите этот момент, что чувствовал ваш персонаж, какие мысли его обуревали.

0

3

Спасибо вам за тёплые слова, пост готов.

0

4

Одобрена

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » принятые анкеты » Nami San


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно