Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

С НАСТУПАЮЩИМ 2021 ГОДОМ!
лучший пост:
новости проекта:
о форуме:
Момочи Нозоми
Откуда-то появилась Руйка. Руйка всегда появляется откуда-то. Она подкрадывается внезапно, как боевой гиппопотам-убийца, как сердечный приступ, как налоговый инспектор. Это "Эй" прямо над ухом чуть не сделало Нозоми плохо. Чуть.
Радоваться было рано, потому что плохо всегда успеет сделать кто-нибудь ещё. Тацуя. По традиции. Не успел Нозоми открыть было рот и панически огрызнуться, что всё потеряно, что они опоздали, что их отправят в строители, как он почувствовал предательский толчок в спину. Мальчик закрыл рот. Мальчик посмотрел в деревянное, бездушное лицо своего рока ...

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

• пришла зима и новогодние праздники, а вместе с ними и новый дизайн!

• убедительная просьба всех участников экзамена на чунина закончить первый этап самостоятельно. После новогодних праздников начнем придираться к темпу игры, а пока можете отдыхать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] not a child anymore


[FB] not a child anymore

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата, время: 12 сентября 599 года
Страна, местность: Сунагакуре но Сато
Участники: Sabaku no Sayuri & Sabaku no Keimei

Саюри всего-лишь пыталась стать ей матерью. Так, как могла. Подарить сестре детство, которого у нее никогда не было. Что же, Кеймей не нужно оказалось это детство. И она больше не меленькая девочка. И тогда, пытаясь стать не такими, какими были их родители, они оказались вынуждены идти по их стопам.

https://i.imgur.com/NIZArLP.gif

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2021-01-10 15:11:33)

0

2

Солнце поднималось над песчаной пустыней, которая раскинулась на огромные просторы. Вокруг был один лишь песок, только он, и, пожалуй, пара кустиков разных кактусов и пустынных растений, что умудрялись выживать под палящим, сжигающим солнцем, а также, когда огненный шар уходил  за кромку горизонта, скрываясь от глаз живых существ, старались не умереть от холода. Слишком уж много перечней для выживания нужно было соблюсти для выживания в данных местах. Но где-то среди пустыни находилась деревня шиноби, надежно спрятанная от чужаков. Сунакагуре без сомнения находилась в суровых условиях, но жизнь была и тут. Даже сейчас, когда времена были относительно спокойные, и дети мира, что раньше лишь смеялись над по сути военными силами, теперь же были на стороже. Казалось, мир, так надежно построенный предками, вот-вот готов был разрушиться. Конечно, жизнь сейчас была куда лучше чем во времена непрекращающийся войны.

Кеймей разлепила глаза, поднимаясь с кровати. Вчера она никак не могла уснуть от предвкушения нового дня, ведь сегодняшний день был особенным в её жизни, пожалуй, самым важным на данный момент. Находясь под волнением нахлынувших на неё чувств, она так и выспалась за отведенное ей время. Да уж... Не слишком добро к ней относится судьба. Девочка всегда вставала на рассвете. Это была привычка, нежели необходимость. В столь юном возрасте малышка брала на себя большую часть домашней работы, ведь сестрёнке приходилось работать за двоих, чтобы прокормить их, да и отец с каждым годом оставлял всё меньше и меньше денег. Но с этого дня все изменится! С каждым днём Кеймей не покидало нехорошее предчувствие. Казалось, что если она станет медлить и будет отставать от своей сестры, то будет для неё обузой. Девочка никогда не хотела быть преградой для своей собственной сестры, которую так сильно любила, и Кеймей старалась показать ей, что  она вполне себе самостоятельный ребенок. С каждым разом всё упорнее и упорнее. Пока Саюри работала, девочка наводила порядок дома, старалась готовить, что получалось у неё довольно неплохо. И ей это нравилось. Обычная жизнь всегда нравилась Кеймей, она была, конечно, не самой легкой, и даже чтобы приготовить что-то стоящее ей пришлось перевести кучу продуктов, но теперь, благодаря труду и усердию, малышка могла похвастаться своими навыками. Но теперь все изменится. Этот день являлся очень важным, и поэтому, не желая опаздывать, Сабаку встала с кровати, перекидывая одну ногу за другой. Она потянулась, чувствуя, как тянутся её мышцы в руках, и слыша довольный хруст в спине. Широко зевнув, девушка потерла глаза, слегка морщась. Кеймей поплелась в ванную, пока что совершенно в домашней одежде. Ей ужасно хотелось спросить у сестры, что ей лучше надеть на церемонию. Точно, сегодня она поступает в академию шиноби. Кеймей, всего семилетняя девочка, ужасно хотела начать учёбу, чтобы побыстрее слезть с плечей Саюри, тем более она уже достаточно взрослая, чтобы начать обучение. Вода была холодная, и после умывания, Кеймей хоть немного пришла в себя после полудрёмы, оставленной неудачным сном.

- Интересно, Саюри уже встала? - подумала девочка. Конечно, Кеймей проснулась довольно рано, было около четырёх часов утра. Может уже полпятого, пока малышка пыталась проснуться на кровати, она совсем забыла посмотреть на часы. В любом случае, она не опаздывает, а это уже хорошо. Вытираясь довольно мягким полотенцем, которое она недавно купила самостоятельно, Сабаку почувствовала себя немного лучше и более уверенно. Она уже не маленькая. И может постоять за себя.

+1

3

Этим утром Саюри перекрещивала руки под грудью и поджимала плечи, будто бы ей было холодно. Каким-то краем сознания, едва заметным и практически не существующим, она надеялась на то, что Кеймей передумает. Что это была ошибка, а может быть и даже фантазия, и что сейчас эта девочка спустится с лестницы и скажет ей, что не пойдет сегодня на церемонию. Ах, Саюри всегда отличалась верой в светлое будущее, но никогда не была наивной. Никогда не писала сценариев того, чего определенно произойти не может. И поэтому сейчас она не имела права задерживаться на этой мысли дольше, чем даже несколько мгновений. Да что уж там, она с самого начала не имела никакого права даже позволять ей появляться.

Наверное, было как-то глупо считать, что хотя бы у Кеймей может быть та жизнь, которой у Саюри никогда не было. Глупо считать, что она в свои одиннадцать лет сможет стать для нее настоящей матерью, которая может обнять и сказать, что все всегда будет хорошо. Что можно идти играть с друзьями, пока дома будет ждать теплый обед и теплые объятия. Что же, может, это была ее вина? Что не доглядела, что проводила с ней слишком мало времени, что заставила Кеймей вырости слишком рано? Что же, в каком-то смысле это всегда будет ее виной. Потому что ей никогда не стать такой, как Карура. Никогда не быть достаточно возлюбленной, достаточно сильной, достаточно теплой. У Саюри никогда не получится сделать завтрак таким, каким его делала она.И никогда не стать для своей сестры матерью, как бы она ни старалась.

Хотя сейчас, в полумраке их кухни, она пыталась. Потому что, наверное, если ты не можешь что-то остановить, то есть смысл это возглавить. Если тот факт, что Кеймей решила пойти в академию так рано, был ее упущением, то сейчас было глупо пытаться что-то исправить. Если Кеймей так решила, то Саюри может только поддержать. Возможно, у нее никогда не получится такой завтрак как у Каруры, но она все равно попытается. Встанет рано, пройдет посреди безумпречно чистых поверхностей, и сделает омлет, чтобы обрадовать свою сестру, когда та проснется. Чтобы этим простым жестом сказать ей, что Сабри всегда будет рядом и всегда будет готова поддержать. Потому что, конечно же, у самой Саюри не было людей, что сделали бы это для нее. И это чувствовалось. Она пошла в академию в семь лет потому что ее никто не остановил. Почему Кеймей шла в нее в семь лет? Потому что даже если кто-то и попытается ее остановить, то у них совершенно ничего не получится.

Где-то за окнами их дома серебрился рассвет, и Саюри всматривалась в горизонт с сомнением, которому она не позволяла показываться на своем лице даже легкой тенью. Мир меняется, и сестра ее, конечно же, меняется вместе с ним. О, она помнила тот день, когда они остались вдвоем будто бы это было вчера. Кеймей было три года, и Саюри если честно даже и не пыталась объяснить ей, что именно произошло. "Мама больше не вернется", вот и все. Просто, трагично, категоричто. "Мама больше не вернется", и это, наверное, было правдой. Совмещая учебу в академии с заботой о сестре Саюри пыталась быть всем сразу. Она хотела быть идеальным шиноби, хорошим другом, матерью, и в то же время сестрой. Так что же, кажется, она провалилась во всем, за что ухватилась. И это становилось понятно тогда, когда Кеймей начинала хватать новые подушки и одеяла, чтобы заменить старые. А что Саюри? Ей нравились старые. Кеймей покупала какие-то статуэтки и игрушки, наполняя пустые поверхности частичкой себя, а Саюри нравились пустые поверхности. И ей нравились фотографии прошлой жизни, которые им оставляла их мать.

Все было не так, как ей хотелось. Все было не так, как должно было быть. Что же, наверное, это было жизнью шиноби. Наверное, так было нужно. Наверное, что-то в этом будет правильным.

Саюри доделывала омлет и накрывала на стол. Она сварила рис, она сделала мисо-суп, и даже поставила на стол свежие цветы. Потому что однажды она видела через окно, как какая-то соседская семья елала то же самое, когда они праздновали то, что их сын сдал экзамен на чунина. Нет, Саюри понятия не имела, что такое нормальная семья и как именно ей все это делать "правильно". И в то же время она пыталась. Просто понятия не имела, у кого именно ей учиться. Потому что в академии шиноби подобного рода уроков им не давали, и это было заметно.

Тем временем знакомый скрип ступеньки заставил ее голову приподняться, смотря в сторону лестницы. Она знала, что Кеймей давно уже проснулась, неторопливо собираясь, и только ждала, когда та спустится вниз, не собираясь ее торопить. И только сейчас она опускалась по лестнице. Черт, какой она выглядела маленькой. Какой она выглядела хрупкой. И что-то внутри снова затрепетало, пробуждая ту часть сознания, что все еще верила в то, что сейчас Кеймей скажет, что передумает. Нет, глупости. Кеймей никогда не сворачивала с намеченного пути. У них это было семейное и нечему тут было удивляться. И потому она затолкает эту мысль как можно глубже. И она поддержит ее, едва заметно улыбаясь уголками губ.

- Готова к своему важному дню?

[ava]https://i.imgur.com/F5hre9S.png[/ava]

+1

4

Запах теплой еды, кажется, яиц больше всего, витал снизу. Видимо, сестра тоже встала очень рано. Что ж, Кеймей была ей благодарна. Она могла только мечтать о вкусном завтраке перед самым важным днём в её жизни. К сожалению, сестра замечала тень сомнения в чужих, таких ласковых и тёплых глазах сестры. Саюри всегда была чем-то большем для маленькой девочки, чем просто родственник. И благодаря этому человеку, младшая Сабаку выросла намного быстрее. Увы, но Кеймей не могла спокойно наслаждаться детством, просто играть с другими детьми, пока её старшая сестрица, такая талантливая и трудолюбивая, всю себя отдавала, чтобы осчастливить её. Малышка это чувствовала, не нужно было глупых слов или каких-то красивых цитат. Любовь была во всех действиях Саюри, и Кеймей не могла позволить себе беспечную жизнь. Она выросла, смотря на то, как старается жить её сестра. У Кеймей были представления о других семьях, например, дети, которые играли с ней на детской площадке, обычно уходили вместе со своими родителями. Они были беспечны. Жили, наслаждались этой жизнью, дома их всегда ждал теплый запах семьи, игрушки, а у Саюри и Кеймей такое было когда-то давно. Слишком давно, прежде чем они смогли что-то выучить. Девочка никогда не хотела видеть в старшей сестре мать, которую у них не было. Она наоборот не хотела отставать от своей сестрёнки, желая показать, что она тоже может заботиться о Саюри, что старшая сестра не одна, что ей не нужно брать на себя столько обязанностей, что Кеймей всегда будет любить её, и ей совершенно не важно была ли у них нормальная семья. Сестрёнка рядом, а это значит, что  всё хорошо.

Спускаясь по лестнице, девочка почувствовала, как в её груди бьется сердце. Она была в пижаме, ещё не причесанная, но уже умытая и спускалась на запах еды. Глянув вниз, Кеймей увидела сестру, которая приготовила завтрак, и тоже её ждала. На столе стояло много разных вкусностей, и, улыбнувшись, девочка радостно спустилась вниз. Довольно шустро перебирая ногами, она подошла к Саюри.
- Готова к своему важному дню? - сестра тоже улыбалась, но лишь уголками губ. Она всегда была более спокойной, в отличии от младшенькой.
- Мне кажется, я всю жизнь прожила ради этого дня. Доброе утро, анэ. - довольная Кеймей села за стол, замечая вазу с цветами. Это по какому поводу? Неужели ради неё и этой церемонии? Что ж, спорить Кеймей не хотела. Тем более эти цветы ей нравились, но малышка совсем ничего в них не смыслила. Цветок есть цветок, но почему-то от такого жеста на душе стало теплее.
- Как тебе удалось приготовить столько вкусностей за одно утро? - в розовых глазах промелькнул азартный блеск. Или блеск аппетита. Кеймей была голодна, и от волнения у неё ещё вчера сводило желудок. Не долго думая, она схватилась за палочки.
- Так вкусно! Спасибо большое, Саюри. - счастливая девочка, довольно стала уплетать омлет с рисом, - Знаешь, рис у тебя отлично вышел, присоединяйся.

+1

5

- Мне кажется, я всю жизнь прожила ради этого дня. - Что-то кольнуло в груди непередаваемой грустью, но не отразилось на лице ничем, кроме мимолетной тени, пролегшей во взгляде. Конечно, Кеймей была счастлива этому дню. Конечно, любой ребенок будет рад наконец-то ступить на свой новый путь, и все же... годы в Академии пройжут быстро. Они будут мимолетны и легки, подобно порывам ветра. И тогда придет день, когда Кеймей получит свой протектор, сияющий и красивый, и будет улыбаться вместе со всеми другими детьми, что ее будут окружать. И что же, Саюри, чо придет на эту церемонию, тоже будет улыбаться, точно так же как она улыбалась и сейчас. Потому что это было правильно, потому что она должна была сестру поддержать, и потому что с того самого дня, как она повяжет этот протектор на собственный лоб, она навсегда перестанет быть ребенком. Из маленькой девочки она станет солдатом. Из маленькой девочки она станет убийцей. Из маленькой девочки она станет человеком, который видит в ночи кошмары.

Это же работа старшей сестры чтобы спасти сестру от такой жизни, разве нет? Она должна была предотвратить трагедию вместо того, чтобы вместе с идеть с ней в недалеком будущем и утирать слезы, произнося совершенно бесполезное "я понимаю". Но нет, Саюри ничего не могла сейчас сделать. Это была битва, которую она должна была проиграть, потому что иначе быть и не могло. Потому что Кеймей, что была рождена в эту семью со своими способностями, не могла не стать шиноби. А жизнь шиноби никогда не была простой, только и всего. Что же остается ее сестре? Смотреть со стороны и просто надеяться, что к тому моменту она станет достаточно сильной, чтобы хоть от чего-то попытаться ее защитить. Чтобы на ее блестящем протекторе было как можно меньше трещин и царапин, которые ей нанесли враги. Да чтобы он не потускнел раньше времени.

- Я удивлена, что ничего не подгорело, - только и отвечала она, хоть и совершенно не была ничему удивлена. Если хоть что-то она и умела это следовать инструациям с внимательностью и по пунктам, и сегодня утром она проверила все, что только могло. Прошло уже несколько лет с тех пор, как она все-таки научилась пользоваться духовкой и кто-то ей рассказал о том, что жарить еду без масла было чревато последствиями. Саюри училась как могла и поэтому у нее только сейчас начинало получаться. И только-только она стала готова быть матерью, как ее ребенок решил, что он в матери не нуждается. Что же, неужели она ожидала, что может быть как-то иначе? Она садилась за стол вместе с Кеймей, набирая и себе еды в тарелку. Саюри мало ела, и спала она тоже мало, но почему-то ее это никогда не волновало. В жизни были вещи гораздо важнее сна, и сейчас не было на свете ничего важнее, чем этот завтрак с самым драгоценным для нее человеком на земле.

- Кто-нибудь из твоих друзей поступает вместе с тобой? - Совершенно невинно поинтересовалась она, поднося к своим губам очередную порцию риса. У Кеймей всегда было много друзей, в отличие от ее старшей сестры, и это было хорошо. Это наполняло сердце радостью. И сейчас, быть может, это могло объяснить, почему эта девочка так рано решила вырасти?

[ava]https://i.imgur.com/F5hre9S.png[/ava]

+1

6

- Я удивлена, что ничего не подгорело, - это было странно слышать от старшей сестры, которая всегда казалась уверенной в своих действиях и поступках. Конечно, Кеймей понимала, что не всегда всё получается у Саюри, но она несомненно была очень сильной. И младшая сестра не хотела отставать. Она не стремилась быть похожей на старшую, Кеймей просто делала, как могла, не очень любила следовать идеальным рецептам, просто после большой практики она хорошо владела кухонным ножом и техникой в доме, не стеснялась спрашивать советов у соседей, которые ей помогали, и в принципе была социальным человеком.

- Не представляю, как что-то могло у тебя подгореть, сестрёнка, ты всегда всё стараешься делать отлично. - возможно, Кеймей ещё не совсем понимала, почему сестра так сильно заморочилась сегодня утром, почему так мало спала. Она определённо понимала то, что Саюри старалась ради неё, ради этого дня, чтобы принести в дом праздник. И младшей сестре это нравилось. Нравилось, когда они в такие моменты становились обычной счастливой семьей. Хоть сестра и была спокойна, наверняка она немного переживает. Сама Кеймей старалась не нервничать. Каждая клеточка её тела бурлила от предвкушения, уж очень ей хотелось обрести самостоятельность. Чтобы её сестра перестала брать всё на себя, и ей было легче.

- Кто-нибудь из твоих друзей поступает вместе с тобой? - вопрос Саюри оказался довольно необычным. Кеймей и правда имела большой круг друзей, старалась помогать ребятам, сверстникам, и даже дети постарше боялись её задевать. Но не все эти дети были детьми шиноби, особенно первоклассными шиноби. Большинство ребят знало, что маленькая девочка с розовыми волосами и её сестра являются сиротами. Это было не совсем так, но иначе назвать то, что две малышки жили одни, было нельзя. К слову, во дворе у Кеймей была своя так называемая банда, и туда входило много ребятни, и многие поражались тому, как легко удается девочке собрать вокруг себя людей.

- На самом деле многие хотели поступить со мной, но как я слышала, их не отпустили. Родители говорили, что они ещё малы, чтобы принимать такие решения, но я так не считаю, хотя многим детям не хватает духа. Я не говорю, что они слабее, просто, я бы не взяла их в академию. Мне кажется, им бы было там трудно. Да и лишь немногие имеют какие-то таланты к техникам шиноби. - на самом деле с наступлением войны многие родители хотели отдать своих детей в обычные школы, а кто-то наоборот старался сделать из своих детей маленьких героев, направляя их в академию. Каждый преследовал личные цели, но круг общения Кеймей не часто пополнялся рисковыми индивидувами. Естественно, многие хотели пойти вместе с ней. Точнее сказать, за ней. Кеймей не хотела самостоятельно их останавливать, и ей даже повезло в том плане, что многих не отпустили их собственные родители. Некоторые её сверстники отличались от самой малышки, слишком уж они были не готовы становиться ниндзя.

- Спасибо за завтрак! Поможешь подобрать мне одежду? - Сабаку встала, сложив грязную посуду в раковину. Это пиршество получилось очень уж сытным.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] not a child anymore


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно