Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Пост Гм'а (Ясуо)
– Именем Дайме страны Ветра и Советом мы приняли решение, что ты, Саюри, станешь исполнять долг Казекаге, как того требует закон.
В низком клубке пушистого дыма образовалась запечатанная до сего момента шляпа, обернутая белым и зеленым с характерным символом ветра по центру.
– С этой минуты власть переходит тебе, шестая Казекаге Саюри. … И пускай правление твое будет долгим.



Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август - сентябрь 609г.

• Oбъявляем экзамен на чунина завершенным! Награды розданы, новоиспеченные чунины и их сопровождающие могут возвращаться в свои селения.
• Напоминаем, что произошел таймскип на несколько месяцев вперед.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] Чужое Место


[FB] Чужое Место

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ЧУЖОЕ МЕСТО

Дата, время: 608 / август, 15:00
Momochi Nozomi, Kawatari Ruika
Страна, местность: Страна Воды, недалеко от Киригакурэ но Сато, берег реки
Описание: спокойный день Каватари Руйки был нарушен чужаком, нашедшим её "тайное логово". Логово, которое ей нашли её выдры. Точнее, выдры просто его облюбовали, а она последовала за ними. Нельзя же просто так за ними не присматривать? Вдруг они останутся голодными? Или заблудятся? Несколько раз "питомцам" приходилось буквально отводить ребёнка обратно, но через некоторое время она освоилась. А два года спустя уже была способна найти дорогу к этому берегу с закрытыми глазами. И вот теперь ей предстоит иметь дело с внезапным вторжением. Выдры, кажется, не против. Выдрам хорошо и так.

https://pbs.twimg.com/media/EZbynAYU8AAjpPE.jpg:large

Отредактировано Momochi Nozomi (2020-11-16 05:56:02)

+1

2

Каватачи поднял голову, принюхался и негромко тявкнул. Руйка взглянула на него, готовясь к дополнительным объяснениям, но зверь, когда-то принадлежавший её матери, зевнул и перевалился на бок.
Не нужно было быть Каватари, чтоб понять, что зверь не чувствовал никакой опасности. "Кто-то идёт", не больше и не меньше. Руйка со вздохом обняла колени, в глубине души надеясь, что этот "кто-то" до их логова всё же не дойдёт.

...Она нашла это место, потому что сюда повадился уходить сначала Каватачи (огромного зверя Руйка уважала и ходить за ним следом ужасно стеснялась), а потом за старшим братом стал увязываться Кавасаки. За Кавасаки Руйка чувствовала огромную ответственность, поэтому за двумя хвостами тут же увязался третий в лице "хозяйки".
Конечно, хозяйкой она была условной. Каватачи делал всё, что хотел, Кавасаки часто повторял за ним, и Руйка заранее сдавалась перед их авторитетом, но и бросать их без своего бесполезного присмотра не хотела.
Так они стали ходить сюда все вместе.

Под плотно сплетёнными деревьями было прохладно и пахло влагой. Кавасаки кидался в реку первым, радостно прыгая; Каватачи медленно входил в воду, как будто удивляясь, почему плыть из-за собственных размеров приходится не сразу. Руйка оставалась на берегу, предоставленная сама себе.
Пару раз она плавала вместе с ними, но вода оказывалась жутко холодной, а выдры вместо собственных дел вертелись рядом с ней, охраняя от бед. Руйка поняла намёк и больше в воду не лезла.
Она расстилала под собой куртку или приносила старую кофту отца, чтобы было не холодно сидеть, садилась под дерево и напряжённо слушала. Училась различать звуки, шаги, искать в обычном шуме природы чужеродные элементы. Отличать плеск резвящихся выдр от упавшего в реку камня или неосторожного шага по мелководью.
Наплававшись, выдры вылезали — обычно первым выходил Каватачи, неся в пасти рыбу. Кавасаки выбегал за ним, суетясь и попадая старшему брату под ноги, по-ребячьи пытаясь ухватиться за свисающий рыбий хвост. Каватачи отвешивал ему тумака, и Кавасаки возвращался в воду, ловить рыбу для себя или нырять неизвестно зачем. Улов он съедал прямо в воде, а потом вылезал — доставать брата дальше.

В этот раз всё было так же, как по давно прописанному сценарию. Понырять. Поймать рыбу. Съесть рыбу. Побеситься немного, забрызгивая окружающих тяжёлыми каплями с красивой шкуры. Завершилось это, как и всегда, покоем — выдры успокоились и легли рядом, Каватачи положил голову на спину неугомонному брату, прижимая его к земле одним весом своей могучей головы, на его языке это означало требование успокоиться. Они должны были отдохнуть немного и пойти назад.
А потом Каватачи почувствовал чужака и тявкнул.

Руйка услышала шаги не сразу, хотя слушала внимательно. Но, когда услышала, поняла, что тот, кого почуял Каватачи, всё ещё шёл к ним.
Руйка снова взглянула на Каватачи, но огромный зверь лежал на боку, наблюдая полуприкрытыми глазами, как Кавасаки пытается подкрасться к его уху. Кавасаки заметил её взгляд и зевнул точно так же как его старый брат.
Это означало "успокойся" и самую малость было призвано отвлечь внимание Каватачи, на чьё ухо Кавасаки имел вполне осмысленные планы.

"А я вовсе и не волнуюсь", хотела сказать Руйка, но слова застряли в горле. Получился тяжёлый вздох, но она всё-таки успокоилась.
Шаги всё-таки не звучали как шаги того, кому хочется скрыть своё присутствие. Наоборот, тот самый "кто-то" не шёл — он пёр сюда сквозь все возможные преграды, не маскируясь.
Значит, можно было не бояться. Пока.

+1

3

Иногда настоящий мужчина должен признать поражение и отступить перед превосходящими силами противника. Чтобы перегруппироваться, поменять свой план и победить. Настоящий мужчина никогда не сдаётся и всегда находит способ добиться желаемого результата. Есть только временные неурядицы. По крайней мере именно так себя утешал Нозоми, пока громко топал сквозь крусты к реке. Ему нужен был новый план. Анэго в очередной раз победила. У неё это удивительно хорошо получалось. Побеждать. В тренировках, в боях, в спорах, в личной и семейной жизни. Даже развалившаяся на полу Анэго, направившая себе в лицо вентилятор, представляла серьёзную угрозу, которую не станет недооценивать ни один ценящий свою жизнь и гордость охотник. Угрозу государственного масштаба. Причём проявиться эта опасность могла как угодно, от неиллюзорной вероятности смерти вследствие асфиксии (откуда у неё столько сил?) до использования объявленных негуманными и бесчеловечными метательных тапок.

Анэго, в конечном итоге, всегда побеждает. Нужно было это просто принять. Адское пламя его гнева ослабло (не в последнюю очередь в этом помогло мороженое на палочке - откуда она его столько принесла?), но нужно было что-то предпринимать. План был сформирован ещё месяц назад, место тоже было найдено, но сейчас нужно было удостовериться, что место подходящее. А не привиделось. Нозоми замахнулся было выкинуть палочку от мороженого, но вовремя остановил себя. Аккуратно её вытерев небольшим платком, он сунул палочку в карман и двинулся дальше к реке, цепляясь за кусты и наступая на все хрустящие ветки, которые мог найти. Просто из принципа. Нужно быть хозяином своего дома. У нет нет никаких причин скрываться. Анэго тут не главная. Он главный! И никакая гигантская выдра-убийца-людоед его не остановит.

Нозоччи замер, как идиот, прямо на опушке, пристально уставившись на пресловутую гигантскую выдру-убийцу-людоеда. Чудовище, в ответ, лениво уставилось на него, явно прикидывая, сожрать его целиком или, может, оставить ноги про запас? К счастью, небеса были к нему благосклонны, а ужасный монстр, видимо, сожрал кого-то другого не так давно. Или, может, мальчишка показался недостаточно аппетитным? Отчего-то эта мысль показалось Нозоми до смешного обидной. К тому же он наконец-то заметил девчонку, сидящую рядом с ужасным мутантом.

"Руйка."

Отважный Момочи Нозоми выдохнул и расслабился. Он был просто готов к бою. Совершенно точно не испугался. Кого вообще может напугать выдра? Ну и что, что пасть у неё такая, что запросто откусит ногу, а потом попросит добавки? Это же выдра! Выдры смешные и совершенно не страшные. Плюс, это было его место. Он тут хозяин. Если гигантская выдра не против. Очень хотелось надеяться, что это машине смерти было всё равно. Ей же всё равно, да?

- Кхм... - Нозоми подавил желание проявить свои социальные навыки, начав разговор с многозначительного "Эээ", вместо этого собираясь с мыслями и силами. Девчонку он знал. Ну, не то чтобы близко знал. Просто учились в Академии вместе. Странная, тихая, ходит с выдрой. Ничего интересного. Кто же знал, что она - самый опасный человек в его классе? С доступом к зверям совершенно нездорового размера? Возможно, она тут даже не главная? Возможно, стоило попробовать поговорить с выдрой? Чудовище определённо выглядело более внушительно, что Руйка.

- Эээ, привет, Каватари, - предательское "эээ" всё равно нашло способ прорваться вперёд. "Эээ" - очень сильная вещь. "Эээ" всегда найдёт путь. Как жизнь. Как настоящий мужчина. Нозоми мысленно себя пнул и ещё раз покосился на гигантскую выдру, прежде чем просто смириться со своей судьбой и сделать шаг вперёд, выходя наконец на берег. Неловкое молчание, - Не ожидал тебя тут увидеть.

Кроме шуток. Он был здесь дважды. Каждый раз берег выглядел настолько заброшенным и никому не нужным, что лучше места для организации передовой базы "Селение Скрытое От Анэго" придумать было сложно. К тому же, доступ к воде и лесу делал всё ещё круче. У него были планы. Берег под эти планы подходил идеально. И будь он проклят, если его что-то остановит. В конце-концов, это же "ничей" берег, правильно? Мальчишка собрался наконец с мыслями. Растерянность исчезла, а сам он сурово нахмурился. Выдавали только предательски запунцовевшие от неловкости всей ситуации уши. Никто же не заметил, что он испугался выдры?

+1

4

Каватачи продолжал лежать. Кавасаки продолжал подбираться к его уху. Каватари, за неимением такой же не возмутимости, постаралась вжаться в дерево спиной и притвориться особо большим корнем.
Наивно.

Каватачи уставился на нарушителя спокойствия, даже не подняв головы. Кавасаки сердито тявкнул, но так, для порядка. Каватари всё ещё пыталась притвориться корнем дерева, заранее знала, что проиграла. На фоне выдр она должна была быть замечена не сразу, но замечена рано или поздно. Тем более, что сидеть спиной к надвигающейся угрозе у неё не хватило нервов, и Руйка обернулась, опознавая пришедшего.
"Момочи Нозоми". Именно так, официально.
Всё, что Руйка о нём знала, сводилось к двум фактам. Факт первый: у Момочи Нозоми есть сестра. Факт второй: Момочи Нозоми почему-то не очень доволен первым фактом.
Факт второй-с-половиной: Каватари Руйка не очень понимает, как можно быть недовольным наличием любой родни в зоне досягаемости. Например, будь у неё сестра, Руйка была бы определённо довольна.

Но чего нет, того нет.

С фактами разобрались, больше о вторженце на её особую территорию подумать было нечего. Нужна была конкретика: зачем пришёл, не будет ли он сильно злиться на присутствие двух пахнущих сыростью зверей и не будет ли выгонять её отсюда. Причём задать конкретные вопросы Руйка не могла.

Оставался единственный путь получения ответов: просто начать смотреть на объект интереса, который эти ответы должен был дать. Как правило, если смотреть на людей, люди неизбежно задают вопрос "чего надо" или начинают разговор сами.
Он и начал, хотя Руйка не была уверена, что смотрела на него достаточно.
Момочи Нозоми сказал "кхм", и Руйка наклонила голову набок, вопросительно моргнув. Смотреть через плечо с наклонённой головой было неудобно, и теперь она видела его ноги, а он, скорее всего, не видел её вопросительное моргание.
Несколько хаотичных движений ногами, и вот она уже сидит лицом к нему. В конце концов, если её вербальные знаки никто не увидит, то это только её вина.
Потом Момочи Нозоми поздоровался, прибавив волшебное "эээ". "Эээ" обычно означало, что разговор не задаётся с самого начала по каким-то причинам.
Руйка подавила ответное "эээ", нервно кивнула и тихо поздоровалась в ответ:

- Привет, Момочи-сан.

Почему он не ожидал её увидеть? Вопрос был настолько важным, что Руйка даже огляделась. Нет, место всё то же, и оно совершенно точно выбрано её выдрами для... их выдриных дел. Они даже бывали здесь достаточно часто, чтоб это походило на систему.
Будь бы она понаглее, даже посмела бы назвать это место своим. Руйка не была наглой и предпочитала делиться.
Поэтому на вопрос она ответила пожиманием плечами и внимательным рассматриванием чужой обуви.

Кавасаки, тем временем, потерял к уху брата всякий интерес и бодро поскакал к реке. Всплеск возвестил Руйку, изучающую особенности строения чужих пальцев ног, о том, что своей цели её будущий напарник достиг.
Каватачи остался. Во всяком случае, с его стороны звуков никаких не было.
Руйка догадывалась, зачем, и ей было немного стыдно. Как ребёнку, за которым следует молчаливая мать, хотя от присутствия матери она бы не отказалась.
Но чего нет, того нет.

Отредактировано Kawatari Ruika (2020-11-19 02:11:45)

+1

5

"Привет, Момочи-сан" - передразнил девчонку Нозоми. Мысленно, конечно. Вслух он бы такого сделать не рискнул. Во первых, как-то это было бы совсем уж по-дурацки, учитывая, что он сам виноват. Не смог задать разговор с самого начала. Вот отец бы смог. У него всегда получалось начать разговор. С кем угодно. Он и гору разговорит, если захочет. Во вторых, ему ещё не надоели его ноги. А выдры-убийцы вполне могут ему их открутить, если он себе позволит такие финты выдавать во всеуслышание. Нужно было попробовать снова. Как-нибудь дипломатично. Издалека. Чтобы обойти все опасные зоны, заставить вербального оппонента совершить несколько ошибок, открыться и сдать все позиции. Шиноби должен уметь не только размахивать оружием, складывать печати и прыгать с дерева на дерево. Искусство инфильтрации. Будь как социальный хамелеон. Порхай, как..

- Раз уж ты всё равно здесь, я разрешу тебе помочь мне построить оперативную базу! - ..кирпич и жаль, как гиппопотам. Момочи упёр руки в бока, с самым серьёзным видом. Затем перевёл взгляд с выдры на Каватари. С маленькой выдры, естественно, убегающей к реке. Выдавать на-гора такие ультиматумы было гораздо проще, когда не смотришь на собеседника. А теперь он на неё смотрел. Нозоми отметил про себя, что у него начала гореть шея. Затем кивнул ещё более уверенно и сказал внушительное "Да." Затем, помолчав несколько секунд, то ли позволяя Руйке проникнуться глубиной его душевной щедрости и величественностью идеи, то ли собираясь с мыслями и душевными силами, продолжил.

- Я реквисти... Не то слово... Эээ... Аннекси... В общем, тут отличное место для оперативной базы. Доступ к пресной воде, лес. И сюда никто не ходит, - последняя часть как-то странно звучала. Особенно в ракурсе того, что в месте, куда никто не ходит, плескались ниндзя-выдры и сидели тихие девочки. Мало походило на правду. Запасы уверенности быстро подходили к концу, самое время было паниковать, - Так что, да. Ты ж не против?

Нозоми подавил желание самого себя пнуть. Спрашивать разрешения не надо было. Зачем ему разрешение какой-то Руйки? Совершенно без надобности. Да ещё и выдры эти.

- Слушай, а они у тебя могут дерево повалить? - мальчишка не выдержал и наконец задал мучивший его вопрос. Не в последнюю очередь, потому что выдры у него как-то смешались с бобрами в голове. Но Каватачи - имени которого он ещё не знал - выглядел так, будто мог и не такое. Только не хотел. Он хотел лежать. К счастью и безопасности всего сущего.

0

6

Руйка моргнула. Потом моргнула ещё раз. Открыла рот, закрыла его, посмотрела в сторону Каватачи — тот успел перевернуться на бок и поглядывать за ситуацией через плечо (правда, есть ли у выдр плечи, Руйка пока не знала) с вальяжностью матёрого зверя. На её взгляд, полный мольбы, зверь ничего не ответил — вербально, по крайней мере, но Руйка подозревала, что показным безразличием Каватачи сообщает ей разбираться с этим самостоятельно.
Что ж.

Вариантов ответа на заявление Момочи было — так, по пальцам пересчитать. Во-первых, начать с повтора последнего слова, сказанного собеседником, с приданием ему вопросительной интонации. "Базу?", да-да, именно так. Этот вариант помог бы что-нибудь да выяснить, но Руйка не была уверена, что Момочи готов отвечать на её вопросы. И вообще, хочет ли она знать ответ?

Во-вторых, можно было сказать, что это её место, и никаких баз тут строить не надо. Кто-то посмелее сказал бы, что в противном случае нарушителя съедят выдры. Этот вариант отметался, потому что Руйка никогда бы не причинила вред жителю своей же деревни и никогда бы не стала использовать выдр для разборок с ровесниками. Потому что это было бы скотством по отношению сразу ко всем участникам конфликта — деды приручали, все дела, и вообще все конфликты должны решаться на равных, без привлечения взрослых.

Был ещё третий вариант. Он заключался в протяжном "эээ", которое не означало бы ни согласия, ни протеста. Просто "эээ". В конце концов, "эээ" Момочи уже использовал.

— Эээм, — протянула Руйка, обняв колени покрепче. Получилось неуверенно, немного вопросительно и без особых протестующих ноток. В глубине души Руйка надеялась, что её пассивности будет достаточно, чтоб любая идея по привлечению её к работе была забракована по причине полного отсутствия продуктивности.
Как бы не так.

Момочи продолжил свой монолог, и на этот раз у Руйки округлился не только приоткрытый рот, но и глаза, ставшие похожими на два блюдечка с песочным донышком.
Она снова попыталась найти спасение у Каватачи, но тот всем своим видом демонстрировал, что ему глубоко плевать, есть ли что-то на берегу, пока дети не лезут в воду. По виду Момочи было ясно, что вода его не интересует. Руйка, оказавшаяся между двух огней, не была против, но не находила причин быть за.
Словесный запас Руйки, ограниченный воспитанием, треснул по швам, когда она попыталась найти слово, выражающее её отношение к ситуации, поэтому она выдала ещё одно "эээм", но на полтона тише.
Идея сидеть в реке вместе с выдрами снова начала казаться привлекательной.

И, наконец, Момочи задал вопрос. Руйка не распахнула глаза шире, потому что шире было уже некуда, но, по правде, это был единственный вопрос, на который она могла ответить.

— Н-не...

— Нет, — сообщил глухой бас со стороны Каватачи. Руйка с тоской подумала, что мог бы в таком случае вмешаться пораньше или дальше изображать молчаливого хищника, а не влезать поперёк хозяйки, но продолжать свой ответ для Момочи не стала. Просто мотнула головой в сторону Каватачи, мол, видишь — он сам всё ответил, и вздохнула.
Каватачи перекатился на живот, медленно поднялся на четыре и развернулся к Нозоми, наконец-то проявив нормальный интерес. Не людоедский даже, хотя Руйка сильно сомневалась, что кто-то, далёкий от выдр, будет сильно умиляться выдре-переростку.

— Он не кусается, — на всякий случай предупредила Руйка. Получилось не очень уверенно: Каватачи мог и укусить, и отвесить неплохой тумак хвостом, и много чего ещё сделать. В общем, она не была уверена, что хоть кто-то поверил в её попытку облагородить здоровенного зверя, если даже она в свои речи верила слабо.
Здоровенный зверь фыркнул, и Руйке захотелось сказать "ты вообще не помогаешь ситуации!". Не получилось.
Получилось встать, взять Каватачи за загривок и сделать вид, что она тут сильная и может оттащить выдру при случае.

Каватачи, тем временем, не выглядел угрожающим.
Ну, то есть, это Руйка знала, что он не угрожал никому и проявлял ленивый интерес. Судя по поведению Каватачи, он вообще не был против, что тут появятся люди.
Руйка же выглядела очень виноватой. Ситуация отказывалась накаляться.

+1

7

Нозоми даже растерялся. Опять. Чем никого не удивил. Удивительно то, что он наконец-то сумел это не показать. Важно было не терять инициативу, нить разговора, остатки отваги и чувства собственного достоинства перед лицом превосходящего противника. Главное, инициатива была в его руках. Но только она. Отец говорил, что тсука должна быть достаточно узкой и умеренной длины, удобно ложиться в ладони и позволять крепко сжимать в руках меч. Не стоит гнаться за её шириной, потому что так меч будет гораздо проще выпустить из рук, не получая при этом существенного преимущества. Так же не стоит гнаться за её длиной, теряя в маневренности.

Юный шиноби, глядя прямо в глаза Руйки и отчаянно игнорируя говорящую выдру, буквально физически ощущал, как в этой словесной баталии рукоять его меча была толщиной в бедро и длиной метра в три. Не очень удобно. Но нужно было выкручиваться.

- Это хорошо, - Нозоми кивнул с очень серьёзным лицом. Это действительно было замечательно. Что не кусается. Очень хорошая новость. Было бы ужасно, если бы эта штука кусалась. Или, например, любила закусить мальчикам с серьёзными лицами. Но нужно было обязательно уточнить, - Хорошо, что не кусается. Плохо, что не может деревья валить. Нам, наверное, потребуется повалить дерево. Или два.

"Нам."

Со свойственной ему социальной элегантностью, Нозоми как-то незаметно для себя уже приписал Руйку и её водных компаньёнов к "нам". Не спрашивая, что те особо думают по этому поводу. Не то чтобы это было сознательным ходом с его стороны, коварной попыткой поставить тем вербальный шах. Всё было проще. Момочи уже разрешил Руйке ему помочь. Та не сказала, что против. Это значит что? Значит, они уже всё решили, и уточнять ничего не требовалось. Оставалось дело начать. Собравшись наконец с духом и пересилив животный ужас, присущий любому примату в присутствии чего-то потенциально опасного, шерстистого и зубастого, Нозоми сделал несколько шагов вперед, приближаясь к однокласснице.

- Ладно. Поехали. Слушай, а где бы ты начала возводить здесь операционную базу? Нужно место посуше, - мальчишка протянул Руйке ладонь. Очевидно, что для рукопожатия. Любые серьёзные отношения нужно начинать с рукопожатия. По крайней мере отец был в этом уверен полностью. А он в таких делах знал толк, как бы это ни раздражало. Возможно, к его мнению стоило прислушаться. Сегодня. И тогда тсуки у словесной катаны станет чуть более удобной.

+1

8

Нам.
Душа Руйки ушла в пятки ровно тот момент, когда прозвучало это слово. "Нам". Ужасное слово, хуже не придумаешь.
"Нам" означало, что теперь она не просто случайное приложение к дереву. Не аллегория на страну, сохраняющую нейтралитет, пока пять великих стран что-то там делают. Не Руйка, которая может ни в чём не участвовать и даже не одобрять, лишь бы её не спрашивали. Нет, теперь её "я" внезапно стало частью чьего-то "мы" без предупреждения и объявления войны.

Нет, всё не так плохо. Правда-правда. Она же вовсе даже не против, если тут повалят пару деревьев... стоп, нет, она против, точнее, она не знает, против она или нет, это должны решать выдры — взгляд Руйки метнулся в сторону Каватачи, и он наконец-то соизволил ей ответить.
— Обойдётесь без рубки деревьев. — сообщил зверь. Руйка возликовала, но Каватачи, взглянув на неё, прибавил ещё кое-что, что обрушило её надежды. — Тут есть сухостой, возитесь с ним.
Сердце, которое проделало долгий путь из пяток обратно в грудь, снова рухнуло вниз. Каватачи. Каватачикаватачикаватачи...
Руйка сделала то, чему учили девочек в любой неловкой ситуации: неловко улыбнулась и так же неловко ущипнула Каватачи за загривок. Не помогло — под подвижной шкурой скрывался корсет мышц, об который она бы скорее сломала пальцы, чем нанесла хоть сколько-нибудь значимый урон.
На этом её молчаливая пассивность кончилась. Лёд не был сломан, но пропасть человеческих отношений маячила где-то совсем близко.

— Нам правда нельзя валить живые деревья, — вздохнула Руйка, бросив бесплодные попытки сопротивляться. — Но вот он покажет, где... как ты сказал, Тачи? Сухостой?
Каватачи кивнул.
Последний вопрос, коль уж остатки её нерешительности были смыты куда-то прочь, Руйка не встретила растерянностью и очередным "э-эм". Она кивнула, мол, да, покажу. И даже пожала чужую руку, отпустив загривок Каватачи.
В конце концов, своё место у реки она знала достаточно, чтоб понять, куда можно приткнуть чужие планы, если уж сопротивление бесполезно.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] Чужое Место


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно