Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

С НАСТУПАЮЩИМ 2021 ГОДОМ!
лучший пост:
новости проекта:
о форуме:
Момочи Нозоми
Откуда-то появилась Руйка. Руйка всегда появляется откуда-то. Она подкрадывается внезапно, как боевой гиппопотам-убийца, как сердечный приступ, как налоговый инспектор. Это "Эй" прямо над ухом чуть не сделало Нозоми плохо. Чуть.
Радоваться было рано, потому что плохо всегда успеет сделать кто-нибудь ещё. Тацуя. По традиции. Не успел Нозоми открыть было рот и панически огрызнуться, что всё потеряно, что они опоздали, что их отправят в строители, как он почувствовал предательский толчок в спину. Мальчик закрыл рот. Мальчик посмотрел в деревянное, бездушное лицо своего рока ...

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

• пришла зима и новогодние праздники, а вместе с ними и новый дизайн!

• убедительная просьба всех участников экзамена на чунина закончить первый этап самостоятельно. После новогодних праздников начнем придираться к темпу игры, а пока можете отдыхать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » ядовитый тракт


ядовитый тракт

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Заброшенный торговый тракт вдоль ядовитых метановых болот, находящийся неподалеку от столицы страны Звука. Из-за отсутствия финансирования дорогу перестали обновлять, ее затопило болотами и от бывшего тракта осталось лишь название. По обе стороны от тракта на многие мили простилаются туманные джунгли, произрастающие на зыбкой и топкой земле.
Поговаривают, что раньше на этой местности была сплошная равнина.

https://i.pinimg.com/originals/5a/0b/bd/5a0bbd41e4bb65be31d5aa750f6d3b77.gif

0

2

<---- столица Отеко;

Что есть истинное отступничество?

Разрушение моральных и этических устоев, принятых внутри определенной организации или социуме; предание огню собственных убеждений и верований.

Ясуо думала об этом с того самого момента, как ее спутник подтвердил действия Хокаге в отношении бледнолицей ведьмы из клана Сенджу. Это был серьезный и опасный шаг – болезненный удар для женщины о красных глазах.
То, что главе селения удалось провернуть эту схему, лишь означало, как глубоко пустило корни предательство со стороны многообещающего представителя Учиха в систему военной организации. Это пугало.

Это действо – демонстрация неотвратимости, немой посыл для бывшей куноичи Листа, что чтобы ни делала ведьма, ее попытки тщетны и заранее обречены на провал. Ее идея – мертва. Ее старания – пыль на ветру.

«Идею не заколоть ножом и не пробить насквозь стрелой». – Так думает Сенджу, раскуривая длинную трубку полную терпкого табака; сухие листья тлеют от каждого тяжелого вдоха.

Ясуо не смирилась. Она жаждет отмщения – жаждет сильно, как ненавидит.

«Ненависть – сильное чувство».

Этот коктейль – презрение вперемешку с яростью, он как яд, травит душу Сенджу опасным токсином, затмевает взор маревом, поволокой из красного и черного – в цвет демоническим глазам носителей шарингана.

Бесконечная не цепь – колесо. Ведьма прокручивает в голове раз за разом в голове неприятный взгляд черных глаз, принадлежащих ее персональному врагу. Она сама хочет убить его – нанести последний удар, пробить грудную клетку насквозь через позвоночник, распотрошить реберные кости изнутри, превратить его в парящего орла – пока мешки легких все еще будут качать кровь, он должен страдать.

Ведьма жаждет наслаждаться каждым мигом его боли. Его агонии. Это сделало бы ее на мгновение счастливой.

Ясуо цокает языком. Во рту привкус табака и крови; незаметно для себя она прокусывает щеку с внутренней стороны.

«Любой ценой». – Сенджу бросает красноречивый взгляд на своего спутника.

Учиха Катсураги.
Почему ты здесь? Очередное напоминание о том, каков твой клан на самом деле? Предубеждение, предрассудок, разрывающий сознание в клочья – вот она, предательски въедливая мысль черными когтями скребет нутро.

Темно-аквамариновые глаза на бледном худом лице, угольно-черные волосы, тонкие дрожащие пальцы в чернилах. Ясуо вдыхает глубоко, чувствует запах, принадлежащий Учихе, и во рту вкус крови становится ярче.

Закоулками и тенями он вывел их из города – весь их пестрый отряд. Кошка льнет к земле, выискивая подозрительные запахи и улики. В нескольких километрах от города – сплошные болота и мелкий лес, сквозь которые почти невозможно пробраться незамеченными врагом или диким зверьем.
Ясуо знает, что страна Звука – рассадник нечеловеческих экспериментов, сердце преступности, что бьется быстро и сильно.

Ясуо чувствует омерзение каждой клеточкой своего тела.
Это лицемерно отчасти, но липкое чувство неправильности льнет к коже, заплывает влажным по затылку, вызывая мурашки.
– Здесь легко потеряться. Немудрено, что это место стало таким… Диким. – Ясуо смотрит под ногами разломанная брусчатка тракта, залитая болотистой водой. Вокруг – туман, стелящийся по земле и яркий запах метана, бьющий в ноздри.

– Ты уверен, что они будут идти сквозь это…? – Ясуо непроизвольно обвела рукой мрачную картину перед собой. Пение цикад раздражало.

+3

3

Казалось сами тени помогали им скрываться и уходить от любопытных глаз, которыми полнилась столица владений Орочимару. В этом змеином клубке они будто сами стали юрким и смертоносным аспидом, что выскочил сначала на окраины столицы Отеко, а следом и за её пределы, сквозь самые неблагоприятные кварталы, некогда ставшие жертвами технического и химического прогресса. Причиной этому послужила бездумная научная гонка Отогакуре. Разумеется, абсолютно незамеченными им уйти не удавалось - Учиха затылком считал взгляды между рассохшихся ставней, впивавшихся в необычную компанию. Ровно столько свидетелей, сколько нужно, можно сказать им с Ясуо повезло.

Группа двигается быстро, даже быстрее чем следовало бы, желая дать себе фору буквально в несколько часов, подействовать на опережение, ведь теперь вся их жизнь не более чем бесконечная гонка со смертью. Коноха - сильная деревня, Катсураги без лишней скромности может сказать, что сам приложил руку к её благополучию, однако сейчас все эти силы противопоставлены странному дуэту Тысячи Рук и Веера. Несмотря на войну и необходимость вернуть позиции, за ними объявят охоту стоит небольшому подлогу с их мертвыми телами вскрыться. Логично предположить, что его соклановец, троюродный дядя, кажется, сделает поимку пары шиноби куда более приоритетной задачей, нежели сброс островитян в море. Голос поступил бы на его месте так же, особенно если бы знал всё то, о чем узнал вчера.

Меж тем Ясуо злилась, незаметно для себя сочась дикой, бешенной и необузданной яростью из-под всех своих масок, треща под тяжестью собственной ненависти. Говорят у человека нельзя забрать гордость, говорят что чувство собственного достоинства можно пронести через любые невзгоды. Разумеется это ложь: слишком часто он бывал по служебной необходимости в отделе допросов и дознания, слишком часто ломал людей сам. А сейчас у Ведьмы забрали клан и деревню, близких и невообразимо холодную безупречность, которую она демонстрировала на официальных приемах. И это сделало её свободной, а ещё невероятно опасной.

- С самого начала здесь было очень неудачное место для большой торговой дороги. - ответил Катсураги, замедлившись и постепенно переходя с одного выступающего из земли камня на другой - Этот тракт недаром назвали ядовитым. В былые времена, сразу после войны, он протянулся на многие километры, позволяя большим караванам срезать значительный крюк, однако на протяжении пути требовалось совершить минимум одну остановку из-за его протяженности. Одной единственной ночи миазмам, сочащимся из земли было достаточно, что бы отравить вьючных животных и обострить болезни торговцев. Поначалу этого никто не замечал, однако те кто регулярно двигался к столице вскоре начал вымирать. Люди тогда решили, что это происки Змеиного Сеннина и стали обходить дорогу стороной. Теперь же время сделало свое дело.

Пока он говорил, они продвигались в тумане, постепенно отходя от основных путей и проходя между топкими лужами из которых то и дело булькал ядовитый туман. Теперь впереди шел Гама, проверяя дорогу и ведя их сквозь белую пелену с поразительной точностью. На одной из опушек Учиха создал клона, которому передал небольшую пачку денег и отправил сквозь затопленные поля на юго-восток, в сторону одного из ближайших населенных пунктов. Задачи у того были неожиданными для идеальной копии шиноби, однако молодой человек предпочитал организовывать всё заранее.

- Мне рассказали где их схрон, а так же то что они будут здесь сегодня, к тому же я уверен, что информаторам опасно появляться в городе прямо сейчас. Посему - уверен. Учитывая мои предположения о потенциальном воре, я был бы на их месте крайне осторожен. - развеял опасения напарницы Учиха, выходя к месту схрона и активируя шаринган, что бы определить сенсорные ловушки при их наличии - Не могла бы ты скрыть нашу чакру?
Он быстро проверил схрон и мягко кивнул своему компаньону, тот без дополнительных напоминаний закрыл глаза и начал постепенно меняться, во всех смыслах.

- Не стоит так злится, пока это чувство не поглотило тебя полностью, без всякого остатка. - произнес он неожиданно, сверившись с часами и внимательно посмотрев на напарницу. Сейчас она в этом опасном и неприятном месте, мусолящая в голове темные склизкие мысли об отмщении являла собой опасную, но в тоже время крайне уязвимую личность, однако сказать ей обо всем прямо было чревато рациональным согласием с доводами и запиранием чувств, что только отравило бы её. Нет, этим эмоциям нужен был выход, простой и понятный - Я понимаю..

Произнес он, уверенный, что не сможет закончить фразу.

Тех.часть

+1

4

Ясуо слушала вполуха – голос Кацураги перекрывал раздражающее пение цикад, и этого было достаточно. Она старалась вникать в содержимое его речей, но злоба, что кипела в ней, требовала выхода.

Снова.

И снова.

Бледнолицая ведьма сжимала ладони в кулаки, закусывала щеки, отводила взгляд от спины своего спутника, от его широких одежд, напоминающих классический гардероб демонического клана, но все – буквально все – кричало в нем о том, кто он такой. Кому он принадлежит, чья кровь плещется в его жилах, гонит ее по артериям, заводит мотор его сердца.

Ясуо поглощала ярость.

«Секрет моего спокойствия прост – я всегда на взводе, в той или иной степени».

Сейчас все выходило из под ее контроля. Она могла храбриться, выдавать из себя бравады о том, что пьеса играется по нотам, но даже знание – задолго до случившегося – того, что тебя объявят предателем, не подхлестывало так, как совершенное, законченное действие. Ясуо недооценила черную тень страны Огня – думала, что его кишка тонка – и проиграла в этой ставке.

Азартные игры никогда не были призванием клана Сенджу, почему она решила тогда сыграть, поставив на кон все, что у нее было?

Они остановились на расчищенной поляне; Катсураги вновь что-то сказал, а она отмахнулась, дежурно улыбнувшись и сдунув выбившуюся из прически прядь. Взгляд отвела, выдохнула – казалось, расслабилась. Собрала волю в кулак.

– Я тебе доверяю. – Чуть изгибает бровь, когда речь заходит о кладе охотников за головами; скрывает их чакру, по привычке. А потом, ее взгляд вновь цепляется за его лицо. Узкое, хитрое – лисье.

«А стоит ли?»

Она чувствует, как изменяются потоки чакры Учихи и двуногой лиловой жабы. Бишамон тоже это чувствует, и кошка обходит Сенджу полукругом, прижимает уши к голове и размахивая нервно хвостом туда-сюда.

Голос.

Раздражает.

Сильнее – только слова.

...На дворе апрель, шестьсот девятый год от сотворения чакры. 

– Это ты понимаешь меня? – Голос Ведьмы холоден, как сталь. Как снег. Как Смерть.

Ясуо не собирается дослушивать слова Катсураги до конца; она просто срывается с места – из механизмов на внутренней стороне запястий выбрасываются выкидные кинжалы, на рукоятях которых стоят печати богов грома. Сенджу метает один из скрытых клинков в Учиху и тот без труда, с грацией детей плато Лжеца, уворачивается.
Вторым она пробивает грудную клетку демонического наследника насквозь.

...На дворе апрель, шестьсот девятый год от сотворения чакры.

Ясуо ничего не говорит. Одно движение головы, едва заметное, похожее на кивок – Бишамон срывается с места, врезаясь здоровенной тушей, покрытой броней, в жабу. Она рвет, кусает, ошметки мокрой кожи с характерным звуком лоснятся под когтями-саблями.
Сенджу срывает со спины лук и выпускает несколько стрел – все промахиваются, потому что проклятые глаза клана Учиха дают ее оппоненту преимущество, но пока одна из стрел в полете, можно оказаться позади.
Еще одна стрела пробьет сердце Катсураги насквозь.

...На дворе апрель, шестьсот девятый год от сотворения чакры.

– ТЫ ЧТО-ТО МОЖЕШЬ ПОНЯТЬ?! ДА КТО ТЫ ТАКОЙ, ЧТОБЫ ГОВОРИТЬ МНЕ ЭТО?! ТВОЙ КЛАН УНИЧТОЖИЛ ТЕБЯ, СЛОМАЛ, ПРЕВРАТИЛ В КАЛЕКУ. У ТЕБЯ НИКОГО НЕТ – ТОЛЬКО ТЫ САМ ПО СЕБЕ. ЕЩЕ ОДНО КРОВАВОЕ ПЯТНО В ИСТОРИИ СЕБЕ ПОДОБНЫХ. ТЕБЕ НЕ О КОМ ЗАБОТИТЬСЯ, НЕКОГО ЗАЩИЩАТЬ. ТЫ ОДИН. – Ясуо не сдерживается.

В глазах песок – во рту пепел.
Высохло нутро.

Она знает, что Катсураги ожидает от нее чего-то подобного, однако думает, что та успеет остановиться. Кинжал входит ему между ребрами, в сердце. Свободная ладонь сжимается на длинных волосах, притягивая к себе.

– Мне так жаль.

На дворе апрель, шестьсот девятый год от сотворения чакры.

Ясуо шмыгает носом и натягивает плащ до самого носа, потирая озябшие ладони друг о друга.

– Вот как? – Она хитро улыбается и подходит ближе. – Смотрю, ты все еще думаешь, что знаешь обо мне больше, чем я сама, верно? – Сенджу берет его руку в свою, пропуская пальцы сквозь свои; холодные, как обычно. – У нас нет времени на игры. Мне нужен этот меч.

«Стоит. Ведь именно свободный выбор создает личность. Быть – значит выбирать себя. А также того, кто будет рядом».

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

5

Катсураги знает многое, это его отличительная особенность, его талант из-за которого его несколько раз звали в АНБУ. Знает что в отличии от своей сестры Ясуо не умеет выплескивать эмоции в пространство, выдирая их волной сметающего гнева, знает что она не умеет злится обыденно, нелетально. Знает о скрытом клинке, ставшим новым козырем напарницы, заметил его во время совместных путешествий. Помнит об их с Бишамон слаженности и, разумеется, не раз видел её превосходные навыки обращения с луком.

Так же он знает о том, как Белая ведьма дорожит своей семьей и какую бурю в душе он вызовет неосторожной, неправильной фразой, оставленной так не вовремя.
По строению её чакры, её пульсации и мельчайшим сокращениям мышц молодой человек мог бы определить любую технику или действие, которое беловолосая может применить. Знает ли он эту статную куноичи лучше её самой?

- Конечно нет. В этом и есть прелесть, не так ли? - Учиха слегка усмехается, смотря как расслабляются напряженные мышечные ткани Сенджу, а чакра её, ещё секунду назад бушевавшая в полном беспорядке, успокаивается по мере того как замерзшие пальцы нежно касаются кожи брюнета - Ты удивительно быстро вышла из предективного рассмотрения ситуации. Я впечатлен.

Так они простояли несколько долгих минут, смотря друг-другу в глаза, пока руки в цепком захвате совсем не согрелись. На щеках Катсу заиграл едва заметный румянец, а запахи естественно-химического ада и раздражающие звуки цикад, казалось, слегка притихли, отошли на задний план. Бишамон беззвучно стояла как вкопанная рядом с хозяйкой, то и дело нервно дергая ухом, а Шуреджахама вполглаза поглядывал на данную сцену безучастным взглядом опытного наемника.

Наверное, это могло бы продлится куда дольше, если бы на краю сенсорной осведомленности не замаячили огоньки чакры. Быстрые и слаженные, гонцы воли Орочимару действовали будто единый организм, соблюдая боевое построение и напоминали скорее не банду охотников за головами, а полноценный отряд АНБУ или боевую бригаду специального назначения.

- Ну, засекай, если повезет, подболтоников нарву - хмыкнул Кувалда, и ловко нырнул в болото, резко приобретя необычную, животную грацию и скорость немногим выше чем у Ведьмы или Голоса. Противник был ещё чуть больше чем в полукиллометре и не мог слышать тихого плюха огромного тела. Вскоре он занял свое место в засаде и принялся ждать.

Катсураги же, наконец, отпустил руку спутницы.
- Постарайся в этот раз никого не убить, я прикрою. - мягко прошептал он, становясь позади Сенджу и чуть улыбаясь: сейчас она не смогла трансофрмировать темный гнев, переполнявший её, в холодную решимость, однако сумела освободиться от него и это обнадеживало. Учитывая моральные установки, которые в Ясуо вбивал с самого детства и роль клана Катсураги во всем происходящем, их дуэт выходил невероятно ироничным.

Вскоре, тишина мертвых, отравленных болот была рассечена звуками стремительного боя. Противники, разумеется, напряжены высокой конкуренцией активных поисков, а так же неприятными новостями, которые расползались по черному рынку, и поэтому среагировали быстро, но этого оказалось недостаточно.

Жаб появился вначале атаковав одинокой стремительной рукой, метнувшейся изниоткуда за ногой отставшего, чьей задачей было прикрывать тылы. Мощная белая лапа немертво схватила лодыжку шиноби, дернув того вниз резким движением. Боец арьергарда ловко выхватил короткий клинок, однако тяжелый кулак с крупным каменным наростом опустился ему в грудь, вышибая воздух и оставляя зияющую дыру. Чувствуя себя в воде куда лучше, чем противник, он оказался за спиной цели и сломал мужчине плечо, окончательно выводя первого противника из строя.

Враги резко обернулись и отпрыгнули спиной от опасной опушки, очень удобно подставившись для основной группы, окончательно захлопнув простую и элегантную ловушку.  Теперь было только за Ясуо и Бишамон, в чьих навыках мозг группы не сомневался - такую добычу эти охотницы не упустят.
"Мне нужен этот меч", да? Ну что ж, значит пора его получать как можно быстрее. Орис скоро раскроет мою маленькую уловку и тогда начнется счетчик, пока домоклов меч не погонится за нами. Или за твоими друзьями.

Тех.часть

Отредактировано Uchiha Katsuragi (2020-11-11 15:24:18)

+2

6

Ясуо тряхнула головой как-то по привычке; размяла плечи, почесала нос, на кончике которого образовалась сухая полупрозрачная корочка кожи от очевидного обезвоживания – на месте тут же образовалось красное пятно, похожее на отпечаток, как после слабого щелчка. Под шершавыми пальцами неприятно зудело от сухости.

Сенджу, конечно, не нравился тот факт, что постепенно Катсураги раскрывает ее маленькие секреты, отрывая от сердцевины нежные лепестки лотоса, пробираясь к горьким зернам. Учиха мог заглянуть в ее внутренний покой, но места для него там все еще не было; глухая старая библиотека, окруженная озером и глициниями, отпугивающими демонов. Внутри – темно и прохладно, пахнет травами и тяжелой книжной пылью; убежище Бледной ведьмы.

– Не лезь туда, куда тебя не звали. – Беззлобно мурлычет бледнолицая, мягко сжимая ладонь своего спутника. – Это обычно плохо заканчивается. – Она злится, но скорее наигранно, чем серьезно – надеется, что дважды повторять не придется.

Сенджу стоит, прислонившись плечом к темноволосому мужчине; молча, в основном. Смотрит из под прикрытых век куда-то в сторону леса, размышляет, обдумывает, ощущает, как движется мир вокруг нее. Невнятные всполохи чакры, снующие то тут, то там, принадлежащие не людям, а просто – чему-то живому; незначительные вовсе.

«Если подумать, то интересно, кому же, все-таки, удалось похитить меч из под носа величайшего Змеиного Саннина?» – Размышление очевидное, логичное. Исходя из того, что они с Учихой выжидают охотников из под чешуйчатых перьев Орочимару, то немудрено – никто из головорезов и убийц до вора так и не добрался. – «Кто он такой?»

«Чего желает?»

Ясуо закрывает глаза. Концентрируется. Мир, полный шорохов и красок, уходит на второй план; раскрывается зрение иного порядка. Темный, глубокий – в нем тонет свет и звук. В нем играют роль только огоньки – слабые и сильные – похожие на внутреннее пламя; яркое или глухое, не так важно. Сенджу чувствует, определяет мельчайшие детали; предрасположенности.

– Вот как? – Полушепотом вторит словам Катсураги ведьма. – Не убить. – Улыбается невольно, будто бы не будет боя, скидывает со спины лук, натягивает тетиву. Закрывает глаза на вдохе.

Нырнувшая в подлесок жаба начинает действовать спустя некоторое время. Как и всегда, течение его замедлилось,  стоило вступить в схватку, а потому, считать секунды удавалось только по ударам собственного сердца, разгоняющего барабаном кровь по организму, заставляя настоящего воина чувствовать себя живым.
Ясуо выпустила череду стрел – и с первого, спустившегося с тетивы снаряда, в сражение вступила дикая белая кошка, рванув вперед, к первому из попавшихся врагов.

Несколько стрел ранили двоих из охотников, но настолько эти раны показались им незначительными, что оппоненты, просто вырвали древко из раны и бросили в болото.

«Ах, как глупо...»

К несчастью для самой Ясуо, большая часть арсенала техник Сенджу была направлена исключительно на ликвидацию цели, а потому, напоминание со стороны Голоса о том, что убивать противников не желательно, или, что еще хуже – совсем нельзя, заставляло Ведьму задуматься о своей собственной тактике.

«Хороший враг – мертвый враг». – Припомнила себе женщина, мгновенно переместившись в другой конец поля битвы, оказавшись неподалеку от жабы-напарника, по левое плечо от одного из прихвостней Саннина. Скрытый клинок вошел в печень, после чего Сенджу снова ретировалась со своего места, телепортировавшись к Бишамон. – «Но с мертвых спросу нет, к несчастью.

шлеп

+2

7

Мягкая улыбка не сходит с лица Учихи, незаметно дополняя горящие мертвенно-красным огнем глаза могущественного додзюцу. Порой весь его образ растворяется черной тягучей дымкой, создавая собой холст для этих самых глаз, позволяющий нарисовать картину мира: из цветов там будут только черный и красный, как всегда всё весьма однозначно. Впрочем образ быстро пропадает, сгоняется дымкой наваждения, оставляя привычные и приятные черты лица.

- Ты знаешь, я не вхожу без приглашения. - ответил юноша шелестящим, спокойным тоном, отвечая на шар игривой злобы, в который собрались остатки маслянистой ненависти, ещё несколько минут назад терзавшие разум Белой Ведьмы безо всякой жалости. Он странно себя чувствовал рядом с ней и, вопреки ожиданиям, ощущение это не было умиротворением. Когда он подозревал и получал подтверждения худшего исхода, смерти беловолосой, сердце Катсураги, одеревеневшее за годы различной сомнительной работы, упало в новое озеро тьмы, начав испытывать ни с чем не сравнимую боль вины, обиды и разочарования, сопоставимую только с ужасами девятилетней давности. Даже триумфальное возвращение сотрудница АНБУ селения в родные пенаты не уняло эту муку.

И вот они снова в бою, ловко захлопывают ловушку для ищеек на службе Орочимару, разя стрелами и техниками не успевших оценить обстановку врагов. Голос складывает печать и мимо Ясуо проносится стремительный лоснящийся змей, который на деле представляет собой но весьма необычное и оттого довольно эффективное дзюцу*. Дополнительная "конечность" ловко огибает остров и неожиданно хватает пытающегося отпрыгнуть на соседнюю опушку нинзя за ногу, мощным рывком отправляя его прямо в лапы Бишамон и устремляясь ко второму противнику, как раз складывавшему ручные печати для какой-то техники. К сожалению для охотника за головами, стрела поразившая его ранее, слегка дезорентировала его и тем самым слегка замедлила его потоки чакры, а Катсураги требовалось лишь небольшое усилие воли что бы оплети цель железной хваткой своей шевелюры почти полностью, не оставляя возможности говорить или видеть и давая лишь с трудом дышать сквозь плотное заграждение.

Сенджу же несла смерть. Глядя на этот жестокий, холодный и четко выверенный танец погибели нетрудно было понять, почему именно клан Тысячи Рук был соперником Учих долгие годы. Семья где природный талант плотно уживался с жесточайшими тренировками могла вырастить по-настоящему могущественного шиноби, а вместе с особыми, не имеющими аналогов техниками каждый самородок из древнего клана рисковал стать легендарным даже против своей воли. Тем более, что Ведьме нравилось создавать свой образ и наполнять страхом сердца врагов, быть смертоносной фурией и, соответственно, когда ей запрещали биться подобным образом, реакцией служило заметное неудовольствие.

- Чем меньше трупов останется после нашей схватки, - проговорил Катсу, когда столкновение уже закончилось и Шуреджахама лишал сознания тех из противников, кто предусмотрительно его не потерял в ходе боя. Метод у жаба был довольно простой и незамысловатый ввиду отсутствия медицины или специализированных техник - несколько четких и акцентированных ударов по безоружной цели плотной, но не острой пластиной на своем локте. - Тем меньше возможностей, а самое главное, причин будет у Змеиного Саннина проверять их разум напрямую, не доверяя рассказу, который будет надиктован выжившим. Одно дело это мелкие бандиты в столице, которые убивают друг друга с систематичностью смены времен года и упорством небесного светила, а вот элитные наемники владыки селения Звука станут причиной резких реакционных мер. Сотрудничество с Орочимару нам не светит в любом случае, однако стать его лакомой целью я бы тоже не хотел.. раньше времени.

Внимательно изучив прошедшую схватку, Учиха сделал несколько шагов к пленникам, мысленно внося в небольшую правдоподобную историю, подготовленную специально для этих людей, детали связанные с локацией и начиная вытягивать всю необходимую информацию, попутно оставляя небольшие припарки из аптечки их командного медика. Концентрироваться на этом занятии полностью ему сейчас не требовалось, потому что план взаимодействия с этой сыскной бригадой он разработал ещё когда планировал данную операцию, в Конохе. Из-за этого у него было немного свободных ментальных ресурсов для разговора с напарницей.
- Кого из фанатичных коллекционеров древностей, реликвий или оружия ты знаешь? До безумства решительных или невероятно богатых, на твой выбор. - кивнул он девушке как бы невзначай, между делом, расписывая на листках короткие вязи иероглифов безукоризненным острым почерком и вкладывая небольшие послания во внутренние карманы своих жертв. - Такие вещи не пишут в информацинных буклетах и бульварном чтиве, а мои дипломатические контакты распространяются не так далеко за пределы родной страны.

Если у клона всё получится, то скоро их с другой стороны тракта будет ждать небольшой готовый к отправке караван пряностей и дальнейшее их путешествие пройдет в условном комфорте, помноженном на относительную безопасность. Если ставка Катсураги сыграет, то на след клинка Кусанаги они выйдут в течении нескольких дней.

Тех.часть

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » ядовитый тракт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно