Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

С НАСТУПАЮЩИМ 2021 ГОДОМ!
лучший пост:
новости проекта:
о форуме:
Момочи Нозоми
Откуда-то появилась Руйка. Руйка всегда появляется откуда-то. Она подкрадывается внезапно, как боевой гиппопотам-убийца, как сердечный приступ, как налоговый инспектор. Это "Эй" прямо над ухом чуть не сделало Нозоми плохо. Чуть.
Радоваться было рано, потому что плохо всегда успеет сделать кто-нибудь ещё. Тацуя. По традиции. Не успел Нозоми открыть было рот и панически огрызнуться, что всё потеряно, что они опоздали, что их отправят в строители, как он почувствовал предательский толчок в спину. Мальчик закрыл рот. Мальчик посмотрел в деревянное, бездушное лицо своего рока ...

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

• пришла зима и новогодние праздники, а вместе с ними и новый дизайн!

• убедительная просьба всех участников экзамена на чунина закончить первый этап самостоятельно. После новогодних праздников начнем придираться к темпу игры, а пока можете отдыхать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » архивные флешбеки » [fb] дорогами пепельных демонов


[fb] дорогами пепельных демонов

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

дорогами пепельных демонов

Дата, время: 608 / конец октября
Uchiha Izuma, Senju Yasuo
Страна, местность: спорные территории, страна Огня; глухие леса бывшей страны Горячих Источников
Описание: Не первая и не последняя стычка с островитянами. На этот раз захватчикам удалось взять в заложники несколько шиноби Конохи, а так же прямого подчиненного дайме страны Огня. Победа в войне обещает быть на стороне шиноби Киригакуре, если бойцы Конохи ничего не предпримут прямо сейчас: завязывается неравное сражение, в котором отряду АНБУ страны Огня приходится отступать и тогда капитан отряда принимает тяжело решение, которое ляжет неподъемным бременем на того, кто возьмется его исполнить. Изума не посмел бы и помыслить о таком, но это – его долг перед родиной; убей одного, чтобы жили тысячи.

https://i.pinimg.com/originals/d2/e5/8b/d2e58b5a43b7f21bb9f06167e3980224.gif

+1

2

"Кажется, оторвался, — в мыслях отмечал ниндзя, таясь в ночном лесу Горячих Источников, и сжимая маску в руке. — Чакры совсем не осталось, и я больше не смогу использовать ни Сокрытие в Пространстве, ни Сяринган". Ребенок — но уже убийца — был окружен деревьями, кустами — и непроглядным мраком. Идзума утопал в чувстве безысходности, и отчаяние почти пленило его разум. Казалось, Утиха вот-вот задохнется, а сердце его выпрыгнет из груди. Загнанный в угол, словно дикое животное, мальчик ожидал своего конца. "Рано или поздно они меня настигнут... Бежать в таком состоянии некуда," — но, невзирая на испуг, ниндзя все же пытался сохранить трезвый ум, и принять наилучшее решение сложившейся ситуации...

"Их всех... нет," — однако старания оказались тщетны, ведь сердцем мальчик цеплялся за убийства соотечественников, что были совершены им часом ранее. Груз содеянного слезами отражался на лице Утиха; и боль, причиненная товарищам, отдавала в его грудь. Грязный снаружи и внутри, Идзума, такой молодой и талантливый, тогда больше походил на замученное сломленное создание, готовое к смерти. "Их улыбки, слезы, узы — всего больше не существует... Можно ли назвать это победой? — в душе вопрошал ребенок, пытаясь рассмотреть засохшую кровь, оставшуюся на его руках. — Возможно ли это: быть синоби — значит умереть самому, научившись убивать тех, кого еще вчера ты называл своими товарищами?"

"Я оказался недостаточно силен, и не смог их спасти..." — вина разъедала мальчика, и осознание необходимости свершенного никак не помогало заглушить это ужасное чувство. В его голове снова и снова возникали душераздирающие образы, где истекающие кровью союзники молили Утиха о пощаде. В действительности же убитые понимали причины, и достойно приняли свою смерть; но для Идзума сие было неочевидно... Или, быть может, ребенок просто-напросто не мог принять их кончину как должное. "Война проиграна... во всех смыслах, — он стал доставать из кобуры последний кунай. — И мне придется умереть... Или... я уже... мертв?"

Ситуация была патовая: преследование, усталость, самобичевание — все накладывалось друг на друга. Идзума видел один выход — самоубийство. Попасть в плен — значит обесценить все отнятые им жизни, и подвести живых уроженцев Скрытого Листа. Бежать Утиха мог только в направлении смерти. Будучи АНБУ Конохагакурэ, он обладал информацией, способной оказать существенное влияние на ход войны. Вместе с тем синоби принадлежал к клану Утиха, а значит, попади он в плен, Киригакурэ получило бы в распоряжение грозное оружие Листа — Сяринган. "Сначала нужно уничтожить глаза, — поднося острый кинжал к лицу, и набираясь мужества, размышлял мальчик. — Нельзя, чтобы они достались врагу..."

Дыхание ребенка участилось, и руки его тряслись от страха. Принятие смерти — задача действительно тяжелая. "Так вот, что они ощущали... — Идзума снова думал об убитых ниндзя Листа. — Страх... за которым следует... смирение?" Он старался успокоиться: набрал воздух в грудь, и медленно выдохнул — и так еще несколько раз. Мальчик пытался освободить свой разум от лишних мыслей, что мешали ему сосредоточиться на главной задаче... И тогда синоби медленно поднес холодный кунай к правому глазу. По щекам текли слезы — но не саможаления. Горькие слезы осознания, в каком мире он жил... и в каком умер.
Каким человеком он был, и каким умер.

Отредактировано Uchiha Izuma (2020-11-03 15:41:38)

+1

3

В очередной раз прогремела канонада взрывов, и временное убежище команды АНБУ разнесло в щепки. Несколько бойцов страны Огня разбросало от ударной волны, а раненых занесло щепками и дробленным в крошево камнем.

Ясуо сощурилась, почти закрыла глаза, вжимая голову в плечи, прижимаясь к мокрому от крови меху призывной кошки. Пахло железом и сыростью. Бишамон сверкала глазами, хищно скалясь; одно ухо животного тоже кровоточило, заливалось в ушную раковину, от чего кошка часто мотала головой и рычала, разрывая когтями землю под собой.
Она прикрыла Ясуо, спрятав женщину от опаляющего жара взрыва.

– Отступаем! – Сорванный голос одного из капитанов АНБУ слышится, словно через толщу воды. – Отступаем! – Вторит он и Ясуо тяжело поднимается на ноги, пытается сбросить с себя усталость несколькими неловкими движениями свинцовой головы. Она оглядывается по сторонам, прислушивается к собственным ощущениям; в голове еще трещит от грохота взрывных печатей, но внутренний сенсорный взор не подводит. Всполохи чакры затихают, вместе с биением сердца; один неверный шаг – в сторону неестественно лежащего тела, но кошка – хозяйка Плато лжецов – хватает Ясуо зубами за рукав.

– Ты знаешь, что уже поздно. – Ноздри Бишамон вздымаются, а грудина животного ходит ходуном. Внутри нее бьется большое жилистое сердце, и стук этот давно заглушил предсмертные хрипы.
***
Бойцов осталось немного. Один полноценный отряд АНБУ, если быть точно – квинта, не больше. Ни одного медика – во взрыве погибла последняя из ирьенинов. Ясуо жует щеку изнутри – голова тяжелая, как гранитный валун, и думать становится тяжело. Сенджу стоит, привалившись к дереву, и ей страшно хочется курить.

«Киджи» – выживший капитан АНБУ – стоит в центре, заложив руки за спину. Фарфоровая маска треснула и Ясуо может видеть четверть его лица; подбородок, покрытый короткой острой щетиной, сквозь которую пробивается седина, и осунувшуюся впалую щеку с глубоким порезом. Он будто бы не замечает этого; долго смотрит куда-то в темноту и тяжело дышит.
Его беспокоит куда более серьезная рана – в легком – сейчас ему никто не поможет. Нужно просто терпеть.

– К сожалению, мы уже не можем никого спасти. – Голос звучит твердо, даже несмотря на тяжелое дыхание. Ясуо знает, что он хочет добавить, будто бы их самих спасать надо, но тогда это окончательно убьет их боевой дух, а он и без того на ладан дышит.

– Дождемся, когда закончится дождь и выдвинемся к лагерю на северо-востоке.

– А что делать с пленниками? – Спрашивает «Чикуби»; она из отряда Киджи – должно быть, он рад, что потерял не всех. Ей разнесло половину лица, а когда она говорит, то влажно шепелявит, и Ясуо видит обнаженные десна и лоскуты щеки, которые прячутся под грязной тряпкой, которую девушка прикладывает к своему лицу.

– Кто-то должен добраться до них и… - Ему сложно об этом говорить; никто по доброй воле не возьмется за дело. – И ликвидировать.

Над маленьким лагерем повисла гнетущая тишина; ожидаемая. Глаза стреляют друг в друга – Ясуо молчит, а потом – перехватывает лук покрепче и собирается что-то сказать. Не успевает.

– Усуба. – Говорит «Киджи», и тонкое лезвие разрезает тишину. – Это будет твое задание.

Усуба – мальчишка лет четырнадцати; худой и согбенный, кровь клана Учиха. Ясуо скрипит зубами – то ли от злости, то ли от безнадежности.
Неужто за сегодняшний день ему мало потрясений? Или гениальный – значит бесчувственный? Неужели это страсть – взращивать демонов на крови?

– Нам нужен сенсор. – Киджи перехватывает недовольный взгляд Сенджу из под маски, и та неуверенно кивает. – И он пострадал меньше всех. – Киджи мудрый лидер. Он хочет спасти как можно больше людей; а кто бы не хотел, в его ситуации?
***
Ясуо проходит с командой только половину пути отступления, а когда опасность становится не такой очевидной, она отстает от Киджи, в надежде, что патрулирующие периметр сенсоры Конохи почувствую знакомую чакру.
Она взбирается на Бишамон и уводит обратно в леса, через болота. Кошка всем своим видом демонстрирует неприязнь к плану своей призывательницы, но приказы хозяйка Плато выполняет неукоснительно. 

Маленький Усуба разворошил осиное гнездо. За ним гнались, напуская туман, ступая бесшумно , нагоняя и преследуя, словно играясь с крохотной добычей. Ясуо ведет бой, как разведчик – скрывает свою чакру, и источник Бишамон, что врага рвет и терзает, подобно тряпичной кукле. Жилы рвутся с характерным влажным звуком, кости ломаются с хрустом под мощной кошачьей челюстью.

И стрелы. Стрел было много. Поле, усеянное ими, словно заботливый пахарь разбрасывающий семена.

Когда Ясуо видит мальчика без маски, подносящего к глазу кунай, ей хочется остановиться и наблюдать, но что-то еще, другое, толкает ее в спину. То, что жаждет остановить происходящее, несмотря на уничтожение демонических глаз.

Она хватает мальчишку за запястье, тянет ладонь с кунаем в сторону, и тут же отводит взгляд от проклятых зрачков.

Ясуо не нужно учить тому, как опасны бывают они. Все они.

Без исключения.

– Уходим. – Бросает Сенджу, поднимаясь с корточек и тягая мальчишку на себя. – С тебя достаточно.

– У тебя определенная слабость к тому, чтобы спасать детенышей из клана Учиха? – Бишамон скалится. Широко.
Шершавый кошачий язык облизывает окровавленные клыки.

+1

4

Сердце колотилось в сумасшедшем темпе. Усуба был сосредоточен на главной задаче, и посему не заметил, как к нему кто-то подкрался. Кунай вот-вот должен был войти в глаз мальчика, как вдруг этот некто остановил ребенка, схватив его за руку. "Враг?" — в тот же миг среагировал Идзума, но был слишком слаб, чтобы оказать сопротивление. Будь у него чакра, никто бы не остался безнаказанным; но, к сожалению, АНБУ был полностью истощен.

"Неужели... Вы?" — удивленно вопрошал Утиха, опознав в незнакомой куноити своего товарища. Она была крепче малолетнего ниндзя, и поэтому без труда смогла не только остановить удар, но и подтянуть ребенка на себя, тем самым подняв его на ноги. Речь Кю была холодной, но придавать этому значение Усуба не стал. Куноити воспринималась ребенком как спасительница, которая уберегла его от смерти. Идзума был рад возможности жить.

"Благодарю вас, — почти шепотом произносил Утиха, кротко улыбаясь, — Кю-сан". Закончив, синоби обратил внимание на жуткого говорящего кота. "О чем это он? — в сердце своем задавался вопросами Усуба. — Я у нее не первый?"

"И вам спасибо," — слегка наклонив голову, Идзума выразил благодарность животному-компаньону куноити. Затем, убрав кунай в кобуру, ребенок надел маску. "Задание выполнено, — делился информацией Утиха. — Цели пришлось устранить. Мне удалось скрыться от ниндзя Тумана, но в таком состоянии я не мог идти дальше..." Уперевшись рукой в дерево, и сделав небольшую паузу, синоби продолжил: "Я не мог позволить им захватить меня..."

"Простите, я чуть было не подвел вас... всех, — извинялся Усуба перед старшим товарищем, пытаясь устоять на ногах. Осматриваясь кругом, он пытался проанализировать сложившуюся ситуацию. Вместе с тем мальчик прислушивался к лесу, все еще ожидая атаки противника...

"Если бы вас послали убить меня, то я был бы уже мертв... ведь так? — спокойно спрашивал Идзума, повернув голову в сторону Кю-сан. — У вас есть какой-то план?"

Отредактировано Uchiha Izuma (2020-11-09 17:06:26)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » архивные флешбеки » [fb] дорогами пепельных демонов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно