Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

лучший пост
Практически сразу после взрыва Русифа вылез из леса. По пути через мокрые кусты и деревья, читая молитву, он держал косу в правой руке, и готовился нанести атаку или защититься от вражеской; но этого не потребовалось. Жрец, увидев, с кем он сражается, ахуел. «Устрица? Ебаная устрица?!» — в мыслях удивленно вопрошал преступник, не теряя в бдительности и желании убить.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] очень странные дела


[FB] очень странные дела

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

очень странные дела

Дата, время: 609, март (конец)
Hatake Sho, Senju Yasuo
Страна, местность: Коноха, временная база Корня
Описание: много пыли и много дел;

https://i.pinimg.com/originals/ef/5b/1a/ef5b1a6f5e49a78ad13a5294f7adb008.gif

0

2

Создавалось стойкое впечатление, что каждому из шиноби «Корня» нужен был свой личный Учиха. Для использования в неустановленных целях. И позах.

— Учиха Изуна-кун, — Шо грузно выдохнул, не будучи способным разобрать написанное на титульном листе личного дела потенциального рекрута из-за замысловатого почерка документоведа АНБУ.

— Учиха Изума-сан, — поправил Шо его призывной пёс, который сейчас перебирал все остальные, кроме титульного, листы личного дела самого многообещающего из Учих, — преданный патриот Листа. И, судя по всему, он действительно очень талантлив.

Шо был слишком занят своими другими задачами — например, сейчас он кушал, — а потому рекрутингом и селекционной политикой его отряда АНБУ был вынужден заниматься никто иной как Кобо. Стоит заметить, что Кобо, хоть и был собакой, но с данной работой справлялся лучше любого из людей, которых знал Шо — это было и немудрёно, учитывая, что только пёс и понимал, чего именно хочет Шо; сам Шо, например, решительно не имел никакого, даже малейшего, представления о том, какого из одарённых мальчиков он желает, и в каком именно плане это желание требуется осуществить.

— Значит, ты за него ручаешься? — Изума был единственным из двадцати двух отобранных кандидатов, кого Кобо не раскритиковал в экспрессивной форме. Более того, этот добился от пса похвалы; пусть и собачьей.

Кобо ответил утвердительно, и Шо тоже утвердил своё решение, отдав псу команду отправиться в штаб АНБУ и передать свиток.
— Кстати, кое-то приближается, — бросил пёс на прощание.

...

Шо поперхнулся ёбаной хурмой:
«Ясуо».

Процесс компрометации личности Сенджу Ясуо уже находился в стадии оперативной разработки уполномоченными сотрудниками АНБУ, находящимися в личном распоряжении Ориса-сама, о чём Шо был пусть и не детально, но всё же осведомлён. Противодействовать данного рода процедуре Шо не мог, банально не обладая должным влиянием и, как следствие, инструментарием, но хотя бы мог устроить свою маленькую и неказистую личную месть Орису — забрать себе в ходе реорганизации личного состава АНБУ в отряд кого-то такого, чей факт перехода действительно раздосадует и.о. Хокаге: если он хочет отлучить Ясуо от её ближайших! друзей, выставив преступницей, то Шо заимеет себе его кузена, даже если для того потребуется отодрать его с боем.
— Эх, хорошо бы напоследок заиметь Ясуо, — Шо размышлял вслух, — даже если потребуется её отодрать.

— Шутка! Ты же знаешь, я всецело храню свою верность... — ретировался Шо, заметив, что Кобо ещё не успел удалиться, — пути Меча.

Так, ладно, Кобо ушёл, и значит Шо мог начать торопиться — дел у него и впрямь было невпроворот. Во-первых, стоило озадачиться походом на почту, чтобы забрать купленный в телемагазине меч (акционный, кстати); во-вторых, напомнить Ясуо, что делают с предателями Селения в кулуарах базы «Корня». И дать ей понять, почему они их не покидают. Притом, начать стоило именно со второго.

Недолгие приготовления. Шо кинул ёбаную хурму в мусорку. Там уже валялся Гоцуки. Закрепил меч на поясе. Схватил с тумбы всё необходимое снаряжение — стоило начинать.

Древесный скрип обветшалой двери, до этого момента надёжно скрывающей все тайны «Корня» от внешнего мира в этом аварийном здании, сменился размеренным скрипом пола, выдающем мягкую, «кошачью», походку Ясуо: один шаг, второй, третий. — затишье перед бурей.

Вкладывая весь свой вес и силу, Шо приземлился за спиной Ясуо, с ошеломительным грохотом разламывая пол, разделявший второй, где Шо и был изначально, и первый этажи здания. Куча ошметков, облако поднятой пыли; дрожащие стены и пол; колоссальная жажда крови. Жажда, всеобъемлющая. Жажда, затмевающая рассудок. Жажда, которую испытывал Шо. И жажда, которую ощущала Ясуо. Это — начало конца. Это — смерть в её чувственном воплощении. Это — её приближение.
— Стихия Ветра! — хлопок ладонями, и вся пыль, всё вещественное и дроблённое был отброшено по разным сторонам.

Теперь тут были только они. Хищник. И жертва. Это — смерть. И это — её обличие. Это — Хатаке Шо. И ему до пизды. Серьёзно.

Он дёрнулся руками под плащ со сноровкой и изяществом, выдающем в нём главного специалиста «Корня» по тайдзюцу — одному из базовых искусств ниндзя; одному из прямолинейных и окончательных — и в этом крылась синонимичность со смертью. Смерть — опасна. Шо — тоже.

Взмах (смерти). Мгновенье (смерти).
— Добро пожаловать домой, — Шо источал опасность, и он был смертью, — сестра.

Он стоял перед ней, согнув ноги в коленях; в его руке было две гвоздики (одна сломалась); в другой — бутылка шампанского. С головы стекала кровь — так он выглядел ещё харизматичнее.

С его головы упал кусок плитки — становилось понятно, откуда кровь. И что теперь точно не обойтись без ремонта.
— Хорошо выглядишь, кстати, — Шо улыбнулся, — я тоже.

+3

3

Приближалось окончание первого весеннего месяца.

На улице все еще зябко, порой идет мелкий моросящий дождь и туман наползает на расцветающую деревню, обхватывая ее, словно мокрыми холодными руками.

Прошла всего пара недель с тех пор, как Ясуо вернулась с диверсионной миссии вместе с Якуши Джингасой. И каждый раз, просыпаясь в своей постели, ей мерещилось, будто бы она все еще находится на территории страны Воды, под сводами пещер; вслушивается в каждый подозрительный шорох. Капли дождя по крышам уже не казались успокаивающими – скорее наоборот. Каждый удар – барабанный мотив, отбивающий ритм в диссонансе с ударами сердца.

Она чертыхается зло, отводя взгляд от книжных строк. Замечает за собой, как время от времени теряет концентрацию – от усталости ли, от накатывающей паранойи ли. Днем и ночью повсюду видит предателей, слышит шепоты и не разбирает слов, будто тонкий слух подводит ее раз за разом.

Кого-то подведут неуместные шутки, а ее – собственная подозрительность.

Ясуо откладывает книгу куда-то в сторону, поднимается со стула – неловко немного; по занемевшей в неудобной позе ноге иголками скользит застоявшаяся кровь. Это неприятно, но именно мерзкие ощущения делают каждого воина живым.

Несколько раз обходит комнату, в надежде найти себе занятие, чтобы не отвлекаться на размеренную игру дождевых капель за окном.

«Когда он закончится?»

Думает, впрочем, недолго – в нынешней ситуации у нее есть некоторое время, чтобы привести дела в порядок. Сенджу не знает точно, но догадывается; с тех пор, как она вернулась, она не получила ни одного задания от Хокаге, да и тот, словно игнорирует ее существование.

«Затишье перед бурей».

Ясуо не подрывается с места – размеренно ходит по своей библиотеке, вытаскивая из потайных отделений книги и свитки, вовремя скопированные из архивов АНБУ. Собирает неспешно, концентрируясь на важном – и тогда дождливое наваждение сходит, как отлив на побережье.

Там, у самой кромки соленого моря они дали друг другу клятвы.
На шершавом мокром языке, у самого его корня, жжет своими чернилами печать; Ясуо чешет язык о нёбо, по привычке уже.

Сенджу несет свои находки осторожно – порой оглядываясь по сторонам, но скорее ощущая присутствие людей неподалеку. То там, то тут проскальзывают тени знакомой чакры, а потом – так же внезапно исчезают, оставляя после себя едва ощутимые фантомы.
Временное убежище «Корня» –  аварийное здание на краю деревни. Его пора бы отреставрировать, а может и попросту сравнять с землей.  Опасно.
Под базой – лабиринты и катакомбы, скрытые за барьерами и печатями.

Там тоже что-то будет. Когда-нибудь.

Ясуо заходит внутрь и в нос ударяет едкий запах пыли, а потом – свежей хурмы. Он тонкий, немного вязкий, но сладкий.

– Не сезон еще. – Беззлобно фыркает Ведьма, прикрывая глаза. Чакра Хатаке Шо узнаваемая, понятная, яростная; воплощение стихии огня – дикой, необузданной.

Несущей смерть.

Ясуо хлопает себя по карманам и ловким движением длинных белых пальцев достает из мятой пачки сигарету. Щелчок зажигалки сопровождается грохотом обвалившегося потолка позади нее.
Один из сильнейших.

Дыхание – смерть. Движение – смерть.
Удар сердца – удар клинка.

Ясуо находила забавным окружать себя сильными людьми; Хатаке Шо был одним из них. Сенджу выпускает струйку дыма, зажевав губами мягкий фильтр с каким-то приторно сладким вкусом.

Сенджу не видела Хатаке Шо очень долго. И вид его, слегка взъерошенный – привычный скорее – вызывает на ее лице улыбку.
Она присаживается на корточки рядом и касается холодной ладонью его пыльного лица, большим пальцем смазывая струйку крови из пробитого лба.

– Ты потрясающий. – С серьезным лицом мурлычет Ясуо, но интонации испускают яд. – Так мило. – Обращает внимание на гвоздики и бутылку игристого. – Соскучился?

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] очень странные дела


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно