Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Пост Гм'а (Ясуо)
– Именем Дайме страны Ветра и Советом мы приняли решение, что ты, Саюри, станешь исполнять долг Казекаге, как того требует закон.
В низком клубке пушистого дыма образовалась запечатанная до сего момента шляпа, обернутая белым и зеленым с характерным символом ветра по центру.
– С этой минуты власть переходит тебе, шестая Казекаге Саюри. … И пускай правление твое будет долгим.



Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • август - сентябрь 609г.

• Oбъявляем экзамен на чунина завершенным! Награды розданы, новоиспеченные чунины и их сопровождающие могут возвращаться в свои селения.
• Напоминаем, что произошел таймскип на несколько месяцев вперед.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [fb] За тарелкой рамена


[fb] За тарелкой рамена

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[html]<p style="background:linear-gradient(to right, #322c4d, #fefdfe);"></p>[/html]

Участники:

Дата, время, место:

Senju Rangiku & Yakushi Jingasa

2/2 Марта, 609 · Обед · Коноха

[html]<p style="background:linear-gradient(to left, #322c4d, #fefdfe);"></p>[/html]

Описание:
После выполнения сложнейшей миссии, которая заняла несколько месяцев у Джингасы и Ясуо, они возвращаются домой в Коноху. Утомленный чужим климатом, постоянным напряжением и сосредоточенностью на деле, а также недовольный кухней Скрытого Тумана, парень направляется отведать большой тарелки рамена, родного, горяченького и вкусного. Параллельно в Листе время подходит к обеду, поэтому не мала вероятность встретить каких-нибудь из знакомых за тарелочкой аналогичной еды.

https://sun9-2.userapi.com/9r-D1HRBNhzt0nzy07SYMw4N5bU48d1_FikfqQ/HSGcRV1q-8s.jpg

[html]<p style="background:linear-gradient(to right, #322c4d, #fefdfe);"></p>[/html]

+1

2

День начался с быстрого пробуждения и дел, связанных с кланом. Отец вновь сбросил на свою дочь большую часть хлопот, которыми вполне мог бы заняться сам. Никто из семьи не понимал, чем он руководствуется в этот момент. Быть может это было его раздражение, быть может отец готовил свою дочь к чему-то очень важному. Кто знает этого хмурого и вечно недовольного отца? Кажется, порой он сам себя не понимал.
И вот уже обед, Гику вновь погружена в процесс архивирования старой документации. Девушка выполняла свою работу добросовестно, пусть и было видно, что ее сильно раздражал монотонный процесс. По большей степени она занималась этим из-за мамы, которая, в случае чего, будет выполнять все это вместо дочери. У женщины и так было много работы по дому, дочь просто не хотела добавлять той хлопот.
Доведя документацию до идеала, девушка подписала каждую папку, поставила заметки и составила список дел на будущее, для себя, естественно. И вот куноичи освободилась, она уже мечтала о большой тарелке рамэна с говядиной и вареным яйцом. Еще она хотела попить зеленого чая. В общем желания у куноичи были, самые что ни на есть простые. Бодрой походкой она отправилась в сторону Ичираку Рамэна, с радостью в душе покинув стены особняка. –«Блин, и почему я должна заниматься этой скучной документацией? Небось отец сам терпеть не может бумажную работу, вот и находит причины, чтобы спихнуть все на мена. И кстати, что-то давно я его не видела. Небось снова обедает с господином Хокаге и сутками не покидает Резиденцию» - тяжело выдохнув, куноичи молча шла вдоль торговых лавок, минуя толпу работяг и шиноби, которые что-то оживленно обсуждали. Добравшись до точки назначения, Рангику торопливо заказала себе обед и чай, сразу расплатившись за будущий заказ.
Как только перед куноичи поставили громадную тарелку с лапшой, она суетливо взяла палочки в руки и начала уплетать содержимое.
- Итадакимас, - Не стесняясь мычать от наслаждения, она от удовольствия слегка закатывала свои глаза, выражая тем самым свое восхищение от вкуса блюда. –«Какое блаженство» - остальные посетители Ичираку наслаждались едой снаружи, потому Сенджу смущала своим поведением только поваров заведения.

+1

3

Мир меняется. События в нем - это череда переплетений, тесно связанных друг с другом. И даже, когда кажется, что одна из нитей по ошибке выбивается поверх или, наоборот, прячется под остальными, она все равно важна на общем полотке. Ведь так складывается общая картина. За кроной шикарного древа часто не видишь всего леса, гибнущего от паразитов.

Обычные жители часто становятся заложниками времени, правителей и обстоятельств, ведь они точно не выбирают участвовать им в войне или нет, они не выбирают жизнь именно в том районе, в котором появится кьюби, они в принципе мало выбирают. Даже шиноби принято считать расходным материалом. И таков уклад стал привычек из года в года, и вот прошли столетия - мир по-прежнему сотрясают войны, убийства, разрушения.

Совсем недавно Джингаса и Ясуо бежали из страны Воды, заканчивая свое долгое задание от лидера Корня - Кенджи. Убийство генерала, это как сорванный лист или ветка. Она обрушится на землю, засохнет и начнет разлагаться, удобряя лес. Лес под названием мир.

Змеёныш немного утомился. Обычно разведка не требует так много времени, но дело оказалось серьезным и важным. От смерти человека возможно зависели жизни множества гражданских. И самое интересно, что со стороны Кири, что со стороны Конохи. Это было важно понимать.

Джингаса первым делом посетил приют, где не нашел никого, кто его бы интересовал. Поэтому следующим делом по плану был обед. И где же можно было вкусно набить желудок, как ни в Ичираку Рамене? Решено.

- Большую порцию мясного Рамена со вкусом Мисо! - монотонно заявил парень, заглядывая под навес и располагаясь на одном из стульев, которое было свободно.

Похоже, что Якуши успел до того, как работяги набегут отобедать. В этом, пожалуй, заключалось небольшое мастерство ниндзя - удача. Он не сразу обратил внимание на яркий цвет волос рядом, и пока работники готовили еду для ирьёнина, тот решил хотя бы поприветствовать свою знакомую.

- Вкусного рамена, Рангику, мы снова встретились здесь.

Пожалуй, напоминать об их прошлой встрече было лишним, учитывая, как она прошла. Не особо приятно, для нее. Он же был прохладен как в тот раз, так и в этот. Якуши как легкий и едва ощутимый холодок в жаркий день, но стоило ему появляться, так пробирало до мурашек.

+1

4

Молодая Сенджу наслаждалась каждой секундой проведенной в ее любимом заведении, она старалась растягивать удовольствие, но рамэн был слишком вкусным, чтобы сдерживаться. Она обхватила обеими руками тарелку, и обхватив губами ее край, слегка запрокинула голову назад, выпивая весь бульон. Закрыв в этот момент глаза, она совсем не заметила, как рядом появился силуэт посетителя, но голос его заставил девушку тут же вспомнить неприятные события из недалекого прошлого. Глаза ее резко открылись, она краем глаза зацепила лицо новоприбывшего, а когда полностью к нему обернулась, чуть не выдавила из своего рта все содержимое. Поперхнувшись, она была вынуждена быстро проглотить бульон, дабы не начался рефлекторный кашель.
- Кхе-кхе, вот черт, - в полголоса сказала она, стараясь сдерживаться от громкого кашля. В глотке свербело, ощущения были не из самых приятных, но это не шло ни в какое сравнение с компанией Джингасы, который появился тут из ниоткуда. С громким звуком она поставила тарелку на деревянную поверхность столешницы, всем своим видом выражая раздражение. –«И вот снова мы здесь» - девушка вспомнила тот незавершенный бой на улице Конохи, а также в мыслях всплыли бешеные глаза Якуши, полные холодной злобы и желания убивать - Ты, - поморщив нос проговорила она, облокачиваясь на стол. Она развернулась на стуле таким образом, чтобы спуститься с него и покинуть заведение, но вспомнила про чай, который стоял по правую руку от Гику. Резким движением она взяла чашку и поднесла ту к своим губам, запивая неприятные ощущения в горле. –«Ага-ага, и еще столько бы не видела твою наглую морду, змееныш» - сказала бы она, не будь здесь свидетелей. Она не хотела создавать неудобств для хозяина рамэнной, потому промолчала.
На удивление чай здесь был неплохим, пусть за свою жизнь куноичи пробовала и куда более лучшие горячие напитки, - И тебе привет … как там тебя, - она огрызалась, ведь сложно было забыть имя такого человека, как Джингаса. –«Якуши .. Потомок того самого Якуши Кабуто. Наши предки не особо ладили, но оба были первоклассными медиками» - думала про себя девушка, вглядываясь в черты лица парня, совершенно не стесняясь смотреть на него в упор. К слову сказать сейчас молодой мужчина казался ей куда более сосредоточенным и серьезным, чем в момент их первой встречи. Может дело в их сражении полугодовой давности? Ответ знал только Джингаса. Тихо выдохнув, она перевела взгляд на свою кружку, решив пока не сверлить взглядом непутевого коллегу. Да, именно коллегу. Товарищи должны мириться с причудами друг друга, ведь они работают во благо своей деревни, а в коллективе не должно быть ссор и обид, верно?
- Давно тебя в Конохе не было видно, - сделав очередной глоток, она искоса посмотрела на руки Якуши, а потом вновь отвела взгляд. –«Может что-то поменялось и он изменился? Хотя, я толком то его и не знаю, откуда мне знать, каким он был раньше?» - пара пусть и была из одной деревни, но что-то девушке подсказывало, что Якуши о собеседнице известно куда больше, чем Гику о нем.

+1

5

Можно было приятно проводить время не только за поеданием вкуснейшей и питательной пищи, но и за компанией с каким-нибудь приятным человеком. К сожалению, мало кто считал таком Джингасу, однако тем же лучше. Ведь он любил одиночество и тишину, второе, очевидно больше. Наверное, именно поэтому сам медик всегда являлся олицетворением невероятного спокойствия и сдержанности, но прецеденты были. А вот девушка из клана Сенджу наслаждалась именно раменом. Практически закончив с ним, она собиралась допить бульон, не заметив первого появления своего недоброжелателя, среагировав на него лишь после прямого обращения. Его голос заставил ее отвлечься и повернуться с надеждой усомниться в услышанном. Но, к несчастью, Рангику не показалось - Джингаса вернулся.

Ее первая реакция послужила причиной легкого смешка со стороны Якуши.

- Ага, - он присел на место рядом с девушкой, ставя локоть на стол и подпирая им собственную голову, оставляя лицо, повернутое на нее. Глаза внимательно следили за ней, но едва двигались, то есть замерли пока сама Сенджу не задвигалась. Ему явно эта ситуация доставляла удовольствия - самодовольная ухмылка так и не уходила с его лица, которое Фиалка с радостью бы начистила, дабы завершить прошлые обиды.

- Неважно, - с нотками радости прошипел его голос тихим напеванием.

С такими ответами было даже и неинтересно задевать Джингасу. Куда делась его прыть из прошлого? Или он так сильно измотался на своем задании, что сейчас даже не будет на грудь залипать? Впрочем, даже при учете, что его невеста пропала и не оставила никаких зацепок, он это делал еще и в прошлый раз. Сейчас же смотрел куда-то на лицо Рангику.

"В прошлый раз этой метки не было. Это какая-то техника?" - задумался просебя он.

Сама девушка тоже не стеснялась рассматривать Якуши. Тем более, что с прошлого раза в нем что-то изменилось. Похудел немного, волосы сильно отрасли - вон хвост какой за затылком, и что-то стало с его глазами. Один из них казался будто не тем, каким был раньше.

- Было одно дело. Работал на благо деревни, впрочем, как и все мы.

Наконец перед ним оказалась большая порция горячего супа. Парень в одну руку взял палочки, второй рукой он приложил большой палец к грудной клетке, словно помолился в половину силы, без слов, без движения губ - в мыслях. А следом раздался треск палочек, их чистка друг о друга и довольное выражение лица расплескалось на нем, как и все содержимое, которое тот приборами перемешал. Лапша, кусочки свинины, водоросли, морковь, бамбук, грибы, зеленый лук и водоросли. Рядом ему поставили небольшую чашечку с нори. Он отправил их следом в суп. Так прикольнее. Когда Джингаса все перемешал, парень стал собирать еду палочками и отправлять в рот, кусочек за кусочком, горстку за горсткой лапши. Даже владелец магазина проникся тем, как ел его посетитель. Мужчина без слов обратился к беловолосому, а тот в ответ показал указательный и большой палец свободной руки. Можно было понять, что ему предложили выпить.

Якуши не отказался, но попросил лишь чуть-чуть.

- Где-то там, на задании, я скучал именно по этому рамену. Он не только гонит голод, но и греет душу. А ты как считаешь, а, Рангику? - он сделал легкий глоток саке из чекушки.

- Чем занималась последние полгода?

+1

6

Джингаса и правда изменился, особенно внешне, было видно, что задание у Якуши было не самым простым, требующим немалых эмоциональных затрат. Скулы молодого мужчины стали более выразительными от долгого голода и постоянной физической нагрузки, седые волосы отросли почти до груди, а во взгляде его читалась немая грусть. Все это навело куноичи на мысль, что шиноби прошел не самый простой путь, который заставил его пересмотреть свои взгляды и мировоззрение. Она могла бы начать расспрашивать про его похождения, но что-то ей подсказывало, что Якуши будет кривить душой и уходить от правдивых ответов. Таким уж он был человеком –«Кстати, Ясуо ушла на миссию примерно в тот же период, что и он. И от нее тоже нет никаких вестей около полугода. В прошлый раз они ушли вместе, может ему что-то о ней известно?» - девушка хотела бы начать разговор издалека, вдруг коллега что-то знает о делах Белолицей.
Поглядывая изредка на новоприбывшего посетителя заведения, она вновь удержала свой задумчивый взгляд на его руках, но ненадолго. В какой-то момент куноичи окончательно потеряла бдительность и наконец успокоилась насчет Якуши, решив освободить свои мысли от беспочвенной тревоги. Да, в недалеком прошлом он позволил себе обнажить свои зубки, но Рангику старается подолгу не держать зло на людей, при том собеседник пока не давал Гику причин для беспокойства и недоверия. Также поставив локти на стол, она уложила свою щеку на раскрытую ладонь, скучающим взглядом рассматривая интерьер рамэнной, погружаясь в собственные размышления. На секунду она позабыла о существовании немногословного собеседника, дав ему возможность насладиться своим блюдом в относительно приватной обстановке. Никому не нравятся посторонние взгляды во время приема пищи. Этот процесс требует уединения.
Девушка вернулась из мира фантазий лишь в тот момент, когда Якуши продолжил разговор. Кажется, он был настроен на налаживание контакта, в добавок его заинтересованность общением не выглядела притянутой за уши. Рангику была приятно удивлена, потому не скрыла своей мягкой улыбки, причину которой парень наверняка не понимал.
- Я считаю, что ничего вкуснее нашего Ичираку Рамэна быть не может, правда? – в этот момент она кивнула мужчине за прилавком, который принял комплимент посетительницы, параллельно наливая Джингасе горячительный напиток. Кто-то на кухне рассмеялся в ответ на слова девушки, вызвав у той ответный смешок. Возвращаясь к Якуши, она внимательно выслушала его реплику, уловив себя на мысли, что сам-то он скупиться на подробности о своем недалеком прошлом –«Что ж, о своих делах он говорит мало, но охотно послушает о моих. Интересно» - приняв более удобную позу на высоком барном стуле, она слегка прикусила свою нижнюю губу и тут же громко выдохнула, отведя в этот момент свой взгляд. Сенджу задумалась, вспоминая все то, что с ней успело произойти за минувшие шесть месяцев, - Хмм, событий было много, в паре слов всего и не расскажешь, - убрав руку от лица, она вновь посмотрела в глаза шиноби, замечая для себя, что помимо грусти в них был все тот же легкий интерес, тот же, что был в момент их первой встречи. И речь тут даже не о его нахальном взгляде, вовсе нет, скорее об отличительной черте этого, казалось бы, неприметного и обычного человека, - Были задания разной сложности, в основном миссии не выше А ранга. Естественно в перерывах между заданиями я тренировалась, занималась делами своего клана и ..., - в этот момент девушка вдруг погрустнела, отведя взгляд в сторону, - ... хотела узнать хоть что-то о делах своей сестры. Ее нет в деревне уже полгода, - в этот момент она молча перевела взгляд на Джингасу, реакция которого даст ей понять знает ли он что-то или нет. Она еще не знает, что совсем скоро Ясуо прибудет в Коноху, но еще месяц не будет появляться в стенах особняка.

+1

7

Якуши продолжал довольно и достаточно торопливо поедать вкуснейший рамен за последние несколько месяцев в его жизни. Прошло много времени. Хотя для кого полгода могли пролететь как мимолетное мгновение. А для кого, вроде Джингасы с Ясуо, каждый день длился как тягучая смоляная субстанция. Не жидкая и не твердая, но ее способности растягиваться можно позавидовать. Но хватит о том времени. Оно никому неинтересно. К тому же еще и секретно. Даже временно исполняющий обязанности Хокаге, ныне самопровозглашенный лидер Листа, Учиха Орис. Хризантеме и подавно опасно для жизни располагать подобной информацией.

Джингаса еще не знает, что совсем скоро белая ведьма сама раскроет все карты своей сестре. Медик же оказался куда более дальновидным и желал оградить от опасности не только приближенных к личности, значащихся в бинго буке, но и остальных жителей. Он не был патриотом, хоть его таковым и считали в верхушке. Все из-за того случая. Однако... жизнь очень интересная штука, когда кое-что остается под завесой тумана.

- Умгу, - прожевывая очередной моток лапши в овощами и кусочками мяса, парень соглашался с девушкой.

Ему нравилась не только еда, на которой змей сейчас был зациклен, но и компания приятной девушки. Хотя беловолосый с удовольствием бы заменил пурпурноволосую куноичи, а темненьку, с не своими янтарными глазами и раздвоенным языком.

"И все же куда она делась?" - мысли вели куда-то в сторону, похоже, что и сама Сенджу о чем-то задумалась. А после выдала ответ ему.

"Обдумывает ответ, значит мщательно решает что рассказывать, а что хранить в секрете", - подвел итог он.

- Есть новости с фронта? Слышал, что ниндзя Тумана начали сдавать позиции. Это правда? - сложный вопрос, и напряженный. А вот то, как сам Джингаса говорил о войне казалось немного странным, хотя люди его профессии должны именно так и относиться к подобному.

Война - это всегда жертвы, а еще наблюдать как гибнут товарищи. Ниндзя медики знакомы со смерть с самых первых минут обучения ирьёниндзюцу, когда их навыков недостаточно для того, чтобы оживить рыбу. Промедления, неправильные решения или недостаточная квалификация - все это причины гибели товарищей.

- Ясуо? Виделись с ней на улицах. Кажется, она искала кого-то.

Наверное было подозрительно, что и кошатницы, и змеёныша не было вместе ровно полгода. Как говорится, совпадение? Не думаю. В общем, если Рангику начнет что-то подозревать, у Якуши был план на этот счет.

+1

8

Сенджу все еще соблюдала дистанцию как в общении, так и в физическом плане. Она понимала, что собеседник все же был ей мало знаком, что стоит проявлять в общении с ним осторожность и внимательность. Ко всему прочему было в нем что-то жутковатое, пусть в целом ни его выражение лица, ни манера общения не вызывала у девушки отторжения. Тут скорее идет речь о его внутренних качествах, коротких взглядах, в крошечных невербальных сигналах, которые он невольно посылает. В данном случае можно лишь сердцем понять, что что-то не так, инстинкты заставляли ее быть более настороженной. –«И все же он не ведет себя, как в прошлый раз. Оно и хорошо, я бы не хотела с ним сейчас драться. Не здесь, не сейчас» - отпив немного чая, девушка перевела взгляд на кухню, на секунду отвлекаясь от разговора. Внимание ее было непостоянным, рассеянным, что сразу становилось понятно по бегающему взгляду куноичи. Уже через мгновение она разглядывала уже постеры и рекламу, как вдруг вновь отвлеклась от увлекательного процесса на слова собеседника. Она почти не задумывалась над предстоящей фразой, быстро выдав ответ:
- Да, враг силен, но, кажется, сейчас удача на нашей стороне. Мы смогли освободить близлежащие территории и теперь враг к нам еще нескоро сунется! Усилена охрана и в окрестностях каждый день ведутся патрули, на воротах постоянно меняется охрана, – с энтузиазмом ответила она, начав активно жестикулировать в момент своей речи. Для Джингасы, наверное, слова куноичи были обыденностью, ведь он всякого повидал на своем опасном задании, но он просто хотел занять товарища беседой и вывести ту на откровенный разговор. Он понимал, что разговор на интересующую ее тему сделает свое дело, пусть и не сразу. Девушка все чуть больше открывалась ему.
- Хм, ясненько, - после небольшой паузы добавила она, скрестив руки на груди. Лицо девушки было крайне озадаченным и серьезным в этот момент, она явно начала о чем-то подозревать, но уже совсем скоро она позабыла о своих догадках. Не привыкла она подолгу подозревать людей во лжи, настолько она была доверчива и наивна, - Очень надеюсь, что она скоро вернется. Ее ведь все здесь ждут, а я так и вовсе уже извелась, - недовольно фыркнув, она надула свои пухлые губы, - Кстати, мне вопросы задаешь, получаешь на них ответы, а сам ничего не рассказываешь,- в этот момент она крайне подозрительно покосилась на Змееныша.

+1

9

Пока Рангику занималась тем, что напряженно анализировала изменения в поведении медика, вернувшегося в деревню так же внезапно, как и спокойная манера вести себя в обществе. Обе вещи крайне нетипичны были для потомка Пятой, отчего это ее настораживало. Это на уровне инстинктов заставляло ее остерегаться и выдерживать дистанцию. Якуши, конечно, это замечал и оставлял подобное отношение к себе всегда незамеченным. Он привык, что к нему относятся подобным образом. И так было всегда. В Академии. В команде. В командах, которые Якуши менял из-за постоянной надобности в медиках. В отряде медиков. И что странно, на всем этом пути они ни разу не встретились как товарищи. Чем занимались они? Джингаса всегда изучал мир вокруг себя, увлеченный техниками и основами мира, как мира ниндзя. Где на его жизненном пути была она? Он бы может быть и задумался об этом, если бы не доедал порцию рамена и не поглощал следом тарелку оставшегося мясного бульона.

- Вот и славно, - от вкусной еды тот расплылся в довольной ухмылке. - С другой стороны, без войн мы бы, медики, никогда бы не стали такими ценными инструментами.

Джингаса, пожалуй, проверял ее реакцию на то, что в мире принято считать любого шиноби за оружие. И каждый относился к этой истине по-своему. Парень всегда ровно к такому относился, потому что считался, что ниндзя вообще не принято спрашивать о чувствах и отношении к делу. Он просто делал свою работу и не задумывался о смысле, как таковом. Пока не встретил ее. Лишь на мгновение.

- Хорошо, когда человеку есть, куда вернуться. Однако сейчас война, надо быть готовым принять смерть товарищей и близких с гордостью, как истинных шиноби. Это наш долг перед ними.

Чекушка с саке опустела, как будто тот произнес тост.

- Ха! - выдохнул Якуши. - Ну, потому что я задаю вопросы, а ты - нет.

Выдал извилистый смешок.

- Мне кажется, ты сильно изменилась за эти полгода.

Он опять завел старую шарманку, взгляд его гулял по фигуре Рангику.

+1

10

На протяжении всего разговора куноичи не покидало чувство напряжения, у нее складывалось такое ощущение, будто та сдает какой-то важный тест или экзамен. Якуши наблюдал за собеседницей пусть и не открыто, но ни одно изменение в лице девушки не останется им незамеченным. Сенджу же в свою очередь не была тем человеком, который стал бы скрывать свои чувства, она наоборот всегда открыта и понятна для многих, чем и цепляет окружающих. Людям нравится искренность, но не когда ее в избытке. В юной Сенджу все находилось в гармонии: доброта, вера в людей, наивность и, конечно же, открытость миру. Она не станет кричать всем о своих благих намерениях, а просто сделает доброе дело, не станет лишний раз хвастаться своими достижениями, а докажет на деле, чего успела достичь. Но есть у нее один существенный недостаток – она очень, очень импульсивна, вместе с необъятным размером доброты приходит и всепоглощающий гнев, который может быть спровоцирован, казалось бы, незначительной вещью. Любое неаккуратно брошенное слово может вызвать неожиданный отклик у куноичи.
И вот Якуши допустил оплошность, назвав медиков инструментом. У девушки были слишком миролюбивые взгляды касательно своих соотечественников, потому она никогда и не подумает считать своих товарищей расходным материалом. Рука, что держала кружку, сильно напряглась, заставляя керамику слегка потрескивать в местах стыков. –«Отец также говорил» - она не думала, что причина тому – воспитание. Скорее девушка расценивала это, как проявление человеком его личного отношения к окружающим. Да, куноичи далека от психологического анализа, потому воспринимает все слишком однобоко и субъективно.
- Мы – никакой не инструмент! – сказала Сенджу эмоционально, да так громко, что кто-то даже всполошился снаружи. Нависло напряжение, Гику буравила гневным взглядом лицо Якуши, желая увидеть в его выражении лица хотя бы неловкость или близкое тому чувство. Предстоящий разговор будет крутиться вокруг одной лишь темы, которую открыл Якуши, и Гику не успокоится, пока не решит все, - А живые люди наделённые эмоциями, глубоко переживающие потерю близких людей! – Сенджу продолжала повышать голос, а в какой-то момент сжала кружку так сильно, что она разломалась, разбросав осколки по столу, - Особенно сейчас, когда идет война, - Сенджу слегка поморщила нос, кажется, один осколок врезался той прямо в ладонь. Но не неприятное ощущение заставило ее слегка поубавить пыл, а встревоженный голос повара, который увидел несколько капель крови, что сочились из сжатого кулака. –«Вот черт, снова» - начав извиняться, девушка тут же засуетилась, от ее былой злости не осталось ни следа, она полностью сконцентрировалась на процессе изъятия осколка и попытках извиниться. –«Не в первый раз уже» - один из поваров любезно предложил свежее полотенце, но добавил, что за стакан куноичи придется заплатить тысячу рё.
- А-а-а-а? Сколько – сколько? Это грабеж, знаете ли! – после чего Гику задорно так расхохоталась, смех был такой силы, что по уголкам глаз выступили едва заметные слезы, - Ладно-ладно, признаю, что немного переусердствовала с распитием чая, - замотав руку чистой тканью, девушка почти сразу начала собирать осколки в дну кучку. Она очень не хотела создавать проблем для администрации заведения, потому заплатила за разбитый стакан и попросила прощения. Со всей этой суетой она почти позабыла о похотливых взглядах Якуши, который все это время мог преспокойно себе разглядывать свою буйную знакомую. Рука же тем временем начала заживать, правда под толщей ткани процесс не был заметен. –«Что-то нужно делать со своими вспышками гнева, а то каждый раз страдает либо дом, либо рестораны»- поджав слегка губы, она тяжело выдохнула. Неожиданно вспомнив о своем собеседнике, она обернулась к нему, вновь наткнувшись на изучающий взгляд Якуши. На лбу вспухла вена, линия губ дрогнула в неестественной куноичи ухмылке, она в этот момент явно испытывала чувство раздражения.
- Кажется, мы это уже проходили – пара неожиданно вернулась к проблеме полугодовой давности. По правде говоря куноичи просто не знала, что нужно делать в подобных ситуациях. Хорошо бы попросить человека не разглядывать себя так пристально, но девушка поддается смущению, которое выражается в ее проявлении раздражения и агрессии. Она и подумать не могла о том, что можно проигнорировать и продолжить спокойно разговор. Где-то краем сознания она понимала, что проявление интереса к противоположному полу – дело вполне естественное, но моральная планка не позволяла девушке принять этот факт, потому она каждый раз бурно реагировала на разглядывания.

+1

11

Казалось, что девушки и ее вспыльчивого настроения совсем нет рядом с Джингасой, и оно его никак не касалось. Ведь медик оставался властен своему разуму. Хладнокровен и загадочен, впрочем, а что еще ожидать можно от него? Многие быстро привыкали к такому товарищу. Что случайно собранный команды, что Ясуо, с которой они проводили не то, чтобы много, но и не то, чтобы мало, времени. И это даже порой забавляло. Ведь такого человека можно проверять не терпеливость. Но похоже, что с этим у Якуши все слишком хорошо.

Он уже закончил с едой, поэтому мог повернуться на барном стуле в сторону собеседницы. Все-таки вне приема пищи общаться боком некрасиво, а парень немного все же проявлял интерес к ее личности. Значит не мог позволять себе прям уж так по-свински относиться к Сенджу.

Кружка в ее рука стала распускать орнамент из трещин, едва ли не разлетевшись на осколки. Джингаса догадывался, что ее слова разозлят Рангику. Вернее точно знал, что разозлят. Он понял ее основу характера еще при первой встрече. Темпераментная, быстро заводящаяся и быстро остывающая куноичи - вспоминал беловолосый.

Что интересно, юноша редко относился к кому, как инструменту. Ведь это зачастую к нему так относились. Ирьёнин, твоя задача лечить раны товарищей, а не раздавать советы по стратегии. Ирьёнин, я сломал руку. Ирьёнин, мой товарищ умирает. Ирьёнин, кажется меня уже не спасти. За свою не особо продолжительную жизнь Джингаса познакомился с большими вариантами фраз, в которых присутствовало бы обращение к медику. Твой долг - лечить. Гику же являла собой некий собирательный образ человека в аквариуме. Ее могли постоянно ограждать от проблем и той работы, что можно нахвататься, стоит только выучить технику Мистической ладони. Она похоже редко билась лицом о реальность. И похоже, что на ее руках умирало не достаточно людей. Недостаточно для того, чтобы усвоить жестокий урок реальности. Люди в мире шиноби - инструменты. Так учат всех с самых пеленок.

- Мы можешь говорить все что угодно, - начал Джингаса где-то на словах о войне, - однако это не изменит того, чему учат в академии, тому, как люди относятся друг к другу. Когда ты на войне, тебя на называют человеком, тебя считают боевой единицей. И до тех пор, пока ты приносишь своей стране пользу, ты остаешься этой единицей, а не ноликом в продолговатом деревянном ящике. Гордись смертью своих товарищей, иначе они все погибали зазря.

Он спешил в своих словах, что было нетипично для привычного говора змея. Можно было даже воспринять этим слова за эмоциональную тираду, на которую только способен это хладнокровный Якуши. Его взгляд оставался прежнем, спокойным и раздражающим. Сейчас эти фиолетовые глаза даже не блестели, как тогда, когда они пытались сразиться из-за ерунды.

В какой-то момент кружка с остатками чая просто взорвалась в ее руке под воздействием ужасающей силы эмоций, навредив не только самой девушке, но и некоторым вокруг. Так один из крошечных осколков застрял в щеке Якуши, от чего он даже сейчас едва ли показывал эмоции. Наоборот, все его нутро заморозило мышцы лица. Продолжая следить глазами за ней, он поднес ладонь к месту, куда часть кружки жадно вонзилась и уже через несколько секунд никаких следов. Осколок же красовался меж его подушечек пальцев. Не решаясь оставить себе на память такой трофей, Джингаса медленно оставляет его на столе, после чего поднимается со своего стула.

- Не усложняй себе без того сложную жизнь, Рангику, - проговорил он как-то меланхолично, подняв свое лицо к светлому небу.

"Жаль не ночь, давно я не видел наших звезд"

- Я никогда не смотрю на женщин, как на предмет для похоти. Люди - инструмент природы. С этим ничего не поделать, и множество наших процессов сходны с животными. Что-то мы контролируем, что-то нет.

+1

12

Осколок в щеке не остался без внимания девушки, она тут же застыла на месте. Наблюдая за действиями Якуши, она пока не решалась препятствовать его попыткам вытащить осколок из щеки. Змееныш не выразил ни раздражения, ни испуга, он оставался холоден и спокоен, будто ничто в этом мире не способно потревожить его. Он встал с места, продолжая разговор как ни в чем не бывало, вызвав у куноичи сначала удивление, а потом и гнев, когда до нее дошла суть сказанного.
- О чем ты вообще? – девушка нахмурила свои брови, смотря на Джингасу. –«Почему он говорит такие вещи с таким холодом?» - Нет, Сенджу никогда не согласится с мнением своего товарища, может он и считал Гику за боевую единицу без души, но она таковым не считала ни Якуши, ни кого-либо еще. Пусть он всем своим видом пытался доказать свою циничность и отстранённость, девушка все же понимала, что у такого отношения есть свои причины, начало которым было заложено в нелегком прошлом этого человека.
- Нет, это ты усложняешь все! – громко проговорила куноичи, указав на парня пальцем, - Я же просто отказываюсь считать своих товарищей инструментом, и никогда не буду считать их фигурой на шахматной доске. Знаю, что многие со мной не согласятся, но это временно, ведь когда-то закончится война и люди наконец прекратят разделять твою точку зрения, - девушка слегка потупила взор, губы ее дрожали от переполняемых куноичи эмоций, было видно, как сильно она сейчас переживает, - Люди просто устали от постоянных войн, а мы с тобой …, - вдруг замолчала она. Гику вновь задумалась о сказанном, пытаясь понять, в какое русло уйдет их предстоящий разговор. Она понимала, что возможно говорит шиноби непонятные для него вещи, но она очень хотела достучаться до него, объяснить доступными словами, что когда-то все изменится, и только они – шиноби, способны вернуть мир.
- А мы с тобой вместе с остальными нашими товарищами должны сделать все возможное, чтобы остановить эту войну и дать людям надежду на светлое будущее, - «я верю, что наступит время, когда люди больше не будут боятся сблизиться с друг другом, что не будет больше причин бояться потерять кого-то» -  Сенджу не была лучшим оратором, ей было тяжело выражать свою мысль, особенно, когда та была возбуждена.
Совсем скоро она вновь остынет, последняя реплика Якуши заставила ее отвлечься от собственных переживаний, обратив все ее внимание на говорящего. Однако отвечать как-то на нее она не стала, решив, что товарищ таким образом закрыл так и не открывшуюся тему. –«Ловко он перевел на меня все стрелки» - надув губы, она крестила руки на груди и отвернулась. Вновь у пары не задалось общение, видимо это – навсегда. Тем не менее ничего плохого он ей не сказал, не выразил своего негативного отношения к куноичи, просто отвечал на ее слова так, как считал нужным, делясь параллельно своим опытом. Но что-то было в его словах отталкивающее, скорее всего дело было в той самой циничности, которую он выражал в каждом взгляде и фразе.

+1

13

Якуши вздохнул с чувством разочарования. Неудивительно, ведь он использовал так много слов, чтобы донести до неопытной в его глазах Рангику такую простую истину:

- Я говорю, - интонацией он призывал девушку к вниманию, - если пациент умер, потратить лучше силы на следующего, а не чувства и горечь потери.

Смысл, подаваемый Джингасой, был спрятан где-то глубоко, и если даже после такого простого объяснения Рангику не примет его, то он просто решит для себя сдаться этой затее. Проблема недопонимания заключалась не только в разном воспитании, но и в личных качествах. Якуши просто оказался не в состоянии нормально объяснить собственную мысль.

Да и в принципе его не интересовало, чтобы его мысль поняли.

- Закончится одна война, начнется другая.

Его слова могли только спровоцировать медика, впрочем, Джингаса и без того понимал, какова плата за его возможность свободно заявлять то, что он думает. И парень лишь продолжал, но уже за пределами палатки Ичираку. Иначе бы девушка в порыве ярости уничтожила то, что немного любил Якуши - место, в котором душе тепло покушать.

- Я не заставлял тебя считать кого-либо инструментом, но факт остается фактом: мы воины, мы обязаны защищать то, что нам важно и дорого. Однако если если тебе прикажут предать идеалы, ты решишь оказаться преступником или поступишься частью себя? Ты можешь мне не отвечать.

Вдохнув свежего коноховского воздуха, Джингаса в очередной раз подметил, что на родине и дышится легче. Ведь тебя не окружает целый остров врагов, желающих выпотрошить твои внутренности только потому что на твоем протекторе что-то забыл символ листа. Джингаса не считал, что их общение не задалось. Наоборот, они высказали друг другу свои точки зрения. Для нее слова Якуши казались циничными, для него слова Сенджу предстали больше наивными. В этом, естественно, заключался шарм их общения. Свобода. Главное, чтобы не поубивали друг друга.

- Что ж, Рангику, не болей, - он улыбнулся, - и не злись, что я посматриваю на твою грудь. Не то выслежу тебя на источниках.

Джингаса поспешил быстрее набрать между собой и Ран расстояние, чтобы ни одна из ее конечностей не прошлась по его телу. А после сложил печать в присевший на колено позе после приземления и исчез техникой телесного мерцания.

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [fb] За тарелкой рамена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно