Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Пример
«Протез. Непростое искусство, он должен исправно выполнять свою функцию, становясь в прямом смысле частью тела человека. Если Акихико так уверенно говорит о своем друге, не сомневается в его возможностях, значит этот парнишка и правда очень талантлив» - куноичи знала не так много взрослых людей, способных сделать протез, потому ей стало очень интересно поглядеть на это юное дарование.
«Суна воспитала удивительных детей»

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

• Вот и состоялся второй этап экзамена на чунина. До третьего этапа дошло восемь генинов. Всех желающих получить бесценный боевой опыт, просим отписаться на трибунах
• Сразу после завершения третьего этапа произойдет таймскип. Не забываем в своих постах оставлять дату отыгрыша.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] Если гибнут великие, то с малых великий спрос


[FB] Если гибнут великие, то с малых великий спрос

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

Если гибнут великие, то с малых великий спрос.

Дата, время: 608 / 10 cентября, 10 вечера
Orin ,   Oto no Ryoshi
Страна, местность: Страна Звука, деревня на окраине
Описание: странное отравление, интриги и поиск лекарства. Когда дорога каждая секунда обратишься даже к тому, к кому это делать не следовало. 

https://media1.tenor.com/images/a3a84bfa3b0f5cb86c588bf629ab2a05/tenor.gif?itemid=15027084

Отредактировано Orin (2020-10-15 20:14:12)

+1

2

Рёши был удивлён. Нет, не так - скорее, он был ошеломлён той лёгкости, с которой его, всеми силами и средствами скрывавшегося, нашло сообщение от Владыки. И больше всего разочаровывало, что он, Охотник, даже заметить не смог, кто был курьером, как письмо оказалось в его сумке.
Мелкая деревенька на самом краю страны Звука. Десятого дня. Встретить неведомо кого, по неизвестной причине не убить доставщика, и даже не попытаться его захватить. Только забрать интересующие их предметы. Более того, ещё и проследить, чтобы ответные данные оставались в руках связного до момента, пока тот не покинет страну Звука.
Рёши не знал, давно ли политика Орочимару стала столь человеколюбивой. Впрочем, и повода увиливать от задания тоже не было. Однако таилось что-то неясное за этой игрой в шпионов. Что-то такое, о чём ему не сказали. Впрочем, Рёши и не рассчитывал, что всё в мире будет доставаться ему по одному лишь желанию.
Место и вправду оказалось захолустьем, какое ещё поискать. Дома стояли покосившиеся, да и их самих было едва ли больше двух десятков. Общее чувство какой-то вселенской неустроенности озадачивало. Заборы были низкие, сбитые из разновеликих досок. Даже дорога и та скорее лишь намечала направление среди примятой по осени пожухлой травы, чем в самом деле позволяла что-то по ней везти. В густой грязи отпечатались следы не одной пары ног, словно показывая, что и направлению-то в этом месте доверять не стоит.
Недалёкий лес, теряющийся в дымке тумана, по вечернему времени создавал скорее какое-то утешающее зрелище после того, как человек обводил взглядом здешнюю разруху. Шелестели листья осенней распутицы.
Мы что, воюем с кем-то?” - с какой-то грустной усмешкой подумал Рёши, осторожно приближаясь к деревенской околице. Он не спешил, мерно переставляя ногами, и изучал будущее место своего пребывания. Здесь ему предстояло провести как минимум эту ночь - а значит, стоило быть готовым к любым неприятностям. О том, что большая часть интриг Великого заканчивалась неприятностями для всех, кроме самого Орочимару, даже упоминать не стоило. Ещё несколько шагов - и Рёши преодолел границу деревенской “улицы”.
Ближний к дороге дом вдруг огласился странными звуками - словно внутри проходил концерт какой-то эксцентричной музыкальной группы. Правда, всё их необычное звучание брало в начало своё в обычном отсутствие слуха.
Впрочем, стоило сделать ещё несколько шагов, как ситуация прояснилась - здесь просто резали курицу. Точнее, пытались, но так случилось, что бедная птица отбилась от своего палача, и, совершив первый круг, пошла на второй, явно стараясь выиграть эту гонку со смертью. Пока птица опережала на полкорпуса, успешно водя неудавшегося убийцу за нос. То ли смерть придала курице неожиданных мозгов, то ли ребёнок просто не был в курсе хитростей - погоня продолжалась.
На улицу из тёмной глубины буквально выпрыгнул человек, чьё бледное лицо было впору оставлять на гравюрах. Тех, что изображают призраков, мучимых своей смертью. Окладистая борода вся встопорщилась, оказавшись на плече. Длинополое кимоно простой ткани, без намёка на изящество накинутое на тело, наводило на мысль о спешке. Из-под сползшего ворота виднелось и нижнее одеяние - такое же непритязательное и дешёвое. Впрочем, для такой глуши оно, верно, считалось большой роскощью.
Видно было, что человек имел некий статус, и вместе с тем, боялся за этот статус. Иначе отчего бы ему так бросаться на охоту за птицей?
Однако вид Рёши, лениво бредущем посреди поздних сумерек, явно сбил с него этот налёт мистической тревоги. Он остановился, оправляя без всякого смущения свою одежду. Глаза человека наполнились какой-то презрительной ясностью:
- Вы хто такой будете? Неча шастать тут, людей баламутить!
Этот переход случился за доли мгновения - даже Рёши поразился тому, как быстро мужчина нашёлся в этой ситуации. “Надо думать, что он своё место занимает не абы почему”, - уважительно отметил Охотник. Но озвучивать свои похвалы он не имел ни желания, ни необходимости - напротив, поставить на место хама было куда как важнее.
- Для этого вполне хватит и вашей курицы. Вон, поглядите - уже вся улица собралась смотреть, кого это вы режете...
Мужчина стушевался, видно, не будучи привычным к нахальным гостям и ещё более дерзости в свой адрес. “Надо думать, это староста”, - про себя кивнул Охотник, уже предвкушая отличное представление. Мужик, очнувшись от первой оторопи, ухватил ребёнка, который гонял курицу с ножом в руках, за шиворот. Девчонка отчаянно забарабанила ногами по воздуху, одновременно с тем беспорядочно размахивая своим орудием. Староста охнул её в сторону - та плюхнулась на задницу, да там и осталась сидеть, удивлённо смотря по сторонам. Мужик брезгливо потряс рукой:
- Ты, путник, губу-то не раскатывай. Вона чо удумали, нам упрёки чинить. А ну как я тебя сейчас прикажу кнутом отходить - да хоть бы из той же воспитательности?
-Что, и Владыку после отходишь также, а, Староста? - невинно поинтересовался Рёши. Мужчина недоуменно почесал в затылке:
- Которого ещё “Владыку”?..
- А что, у нас много таких? Ну-ка поведай мне, кто у тебя ещё главный?
Мужик ещё раз глянул на Рёши с непониманием, а потом… Снова окунулся в бездну ужаса, которая обуревала его недавно.
И вправду, стоит ли удивляться, что мужчина так струхнул?
- А…кх
Впрочем, доводить до припадка Рёши никого не планировал, и оттого примирительно поднял руки:
- Ладно, Староста, не будем начинать знакомство с угроз. Лучше ответь-ка на вопрос - приходил ли в деревню сегодня человек…
- При...приходил конечно. Вон она - в доме сидит. Молчит только - а так нас предупреждали… Небось, шпиён какой?
- Ты, мил человек, лишнего-то не думай. Надо оно тебе - потом у кого надо за догадки оправдываться?..
Староста струхнул ещё больше, буквально вжавшись спиной в сарай. Курица всё продолжала бегать кругами, создавая совсем уж сюрреалистичную картину.
- Ты зачем животную-то резать хотел?
- А эта… так кормить гостей полагается. А то ещё как гневиться будут - так у меня дом-то не казёный, спалють и не заметят… Только, воля ваша, не успел я ещё за неё взяться. Уж я то бы...
Да уж, интересные тут, однако, представления о шиноби”, - подумал парень, одним ударом ломая курице шею. Бедное животное наконе смогло забыться в смерти, да и все окружающие, верно, выдохнули с облегчением. Одна только растрёпанная девчонка, всё ещё сидящая с ножом в руке, обиженно уставилась на Рёши.
- А ты чего такая пасмурная?
- Это была моя работа… - буркнула она, продолжая дуться, - сестрёнка красивая сидит, голодная. А я тут, для неё...
Путанный рассказ сводился к тому, что девочке приглянулась их поздняя гостья. И решив, что та голодна, утянула с кухни нож и решила приготовить курицу. О том, что курица наверняка захочет жить, ребёнок как-то не подумал.
Удивительный человек эта девушка”, - подумал Рёши, присаживаясь на корточки, - “даже ухом не повела”. В слух же он сказал следующее:
- Так чего же ты сидишь? Курица - вот она, уже мертвая. Или ты нещипаной её есть будешь?
Девочка спохватилась, вскочила на ноги, и, с горящими глазами схватив дохлую птицу за шею, побежала на кухню. Кажется, инцидент с убиением животного был забыт, а Рёши - прощён. Нож, правда, девочка благополучно оставила на земле. Рёши подобрал его, оценивая его баланс и качество стали. И то, и другое оставляли желать много лучшего. Потому орудие быстро сменило руку Рёши на своего хозяина, который тупо смотрел на лезвие, лежащее у него на ладони.
Не имея ничего против детской инициативы, парень вошёл наконец в дом. Ему ещё только предстояло оценить, с кем судьба в лице всевидящего Орочимару его столкнула на этот раз.
… Предчувствие не обмануло - за низким столом, прямая словно ствол бамбука, сидела девушка. Беловолосая, худощавая - но не болезненно, а с полным ощущением немалого времени, посвящённого самосовершенствованию. Или выживанию - это было даже ближе, учитывая как она держалась. Гадать о причинах её поведения было не в привычках Охотника, однако кое-какую пищу для размышлений это давало.
Одежда была простой и явно находилась в работе довольно давно - следы этого въедаются в ткань вне зависимости от того, насколько заботлив её хозяин. По виду можно было предположить, что гостья из того типа людей, которых в одежде заботит не столько их удобство или красота, сколько способность выполнять утилитарные функции. Например, защищать от холода.
Девушка внимательно наблюдала за входом, и оттого прибытие Рёши никак не могло остаться незамеченным - пожалуй, только то, что он входил без намёка на осторожность, удержало её от немедленной реакции. Сам же Рёши непременно устроил что-нибудь этакое - хотя бы встретил входящего громогласным приветствием, сбивающим с толку и дающим право первого удара. С другой стороны, она могла слышать и разговор снаружи - и тогда цель его визита должна была быть кристально ясной. Но недвижимая, словно божество, фигура продолжала просто смотреть на него каким-то пустым взглядом. Становилось неуютно.
Общую информацию о некоем госте Рёши получил - разумеется, что его бы не отправили ловить чёрного кота в тёмной комнате. Однако словесный портрет несколько отличался от впечатления, оставляемого личной встречей.
Для начала, Охотник не ощущал никакого присутствия. Что есть эта девушка, что её нет - будто перед ним пребывало некое изваяние. Хотя даже от них, говоря по правде, ощущалась бы кое-какая энергия - те же статуи при храмах очень даже впечатляли. А гостья… Нет, она не была высечена из камня и потому неподвижна. Скорее, в ней отсутствовала потребность в этом движении...
Однако от этого не менялась необходимость в исполнении своей работы. Верно, что и девушка отнюдь не горела желанием затягивать с обязанностями. “Точнее, не горит в ней вообще никаких желаний”, - решил Рёши, ища места для себя. Размещаться за одним столом вот так, сразу, он видел недопустимо фамильярным - к тому же, то был маленький стол-котацу. Видно было, что начинать разговор первой гостья не станет, и потому парень начал сам:
- Не могу сказать: добро пожаловать, однако… рад видеть вас в добром здравии. Я ваш связной со стороны Отогакуре. Можете называть меня Рё. Думаю, у вас имеется некая вещь для моего господина?
Рёши внимательно следил за реакцией девушки, пытаясь угадать, чем она ответит. От этого зависело многое - начиная от задания, и заканчивая тем, в каком сегодня Рёши настроении отойдёт ко сну.
Быть может, что это “неловкое” знакомство принесёт ему что-то кроме мелких неприятностей?

+1

3

Клановые воины и их последствия-это те события, которым полноценно можно уделять целые бесконечные тома книг. То, что для других просто лишь текст или выдумка, создание чьей-то фантазии для других является повседневной обыденностью. Мероприятия, политические игры, хитрые планы и сложные сплетения и узлы, в которых может разобраться лишь знающий человек. Ну и, конечно, смерть. К ее призраку привыкаешь не сразу. Он незрим, безлик и неосязаем. Он может прятаться где угодно: в кровати, в чашке чая, даже в небольшой статуэтке, которая будет стоять в углу помещения. Но в свое время он оскалиться и вот уже свист предмета словно ножницы богинь разрезают нить твоей жизни, а Смерть прибирает твою бренную душу в свою обитель.

Сейчас она ощущалась везде в поместье. В каждом вдохе, в каждом движении, в каждом разговоре. А причиной всего являлось тело человека, которое сейчас мучилось от ужасной боли на верхних этажах поместья под жестким наблюдением врачей. Накамура Кеничи и любимый брат главы клана страдал от невыносимого жара, который пожирал его изнутри словно голодный зверь. Последствия отравления. Он умер не сразу лишь потому, что не успел выпить все, что ему приподнесли. Яд, как известно, был излюбленным способом решать свои проблемы. Многим он оказался более элегантным и в какой-то мере романтичным. Особенно женщинам.

Орин стояла на колене опустив голову и внимательно слушала указания главы клана, который шагал по кабинету так, словно пытался протереть пол насквозь. Его волнение и страх, и злость смешивалось в неприятное ощущение полнейшего отчаяния и безысходности, которые он, конечно, не мог себе позволить. Главенство кланом давало не только привилегии, но и накладывало на плечи целый ряд ответственности и обязательств. И сейчас... сейчас мужчина винил себя. И эта вина и слова о ней... Ее уши были не достойны того, чтобы слышать это откровение из уст человека, которого сами небожители наделили подобной властью.

- Яд предназначался мне. А выпил он...-в который раз проговорил мужчина и попросту рухнул в кресло закрыв лицо руками. Орин молчала. Слова сейчас были лишними. Ему нужен был лишь собеседник, который сможет впитать в себя все его эмоции. Жаль лишь, что она этого не умела делать. - мне необходимо, чтобы ты выполнила одно поручение, это моя последняя надежда. Но... никакая душа живая или мертвая не должна знать, что ты была в том месте и что ты делала. Ты меня поняла, Орин? - даже не поднимая глаз она ощутила его взгляд.
- Вы могли бы даже этого не говорить. Вы ведь знаете, что все ваши тайны будут похоронены вместе со мной, - голова женщины была согнута в уважительном поклоне, но взгляд сапфировых глаз скользнул по узору пола с некоторой задумчивостью. "Его тон. Таким тоном говорят люди, которые стоят на грани пропасти, но уже уверенные в том, что хотят прыгнуть. Их нога замахивается и... они делают шаг, отчаянно пытаются найти опору и попросту летят в пустоту. Куда же вы ввязались, господин Накамура?", - только когда мужчина отвернул голову она посмела поднять на него глаза.
***
"Ото. Обитель Великого Владыки, место, где даже самые искаженные и стлелые души могут найти себе место в обмен на служение. Что же, что-то такое я и ожидала. Если кто и знает как помочь с той напастью, то это самое подходящее место для поисков" - беловолосая женщина в черном плаще, который скрывал ее лицо, фигуру и оружие не так давно пересекла границу страны. Задача оказалась не из самых простых и пришлось  пойти на ряд рисков. Учитывая политическую ситуацию между странами ее передвижение вряд ли можно было бы назвать законным. Женщина не сомневалась, что столкнись она с представителем из Селения Листа, то о спасении господина Кеничи не шла бы уже и речь. На счету была каждая минута, а в свитке на ее поясе был образец его крови, который необходимо было доставить в кратчайщие сроки. Впрочем, запугивать и прятаться ей было не в первой. Этим навыком владели все шиноби. Вернее, все НАСТОЯЩИЕ шиноби.

То ли Рок наконец-то встал на ее сторону, то ли господин Накамура заключил сделку с самим дьяволом, но путешествие клинка закончилось ровно в срок и вот уже ее нога ступила на территорию на самой окраине деревни. Откровенно говоря, Орин была не самым частым гостем на материковой части, поэтому даже несколько растерялась впервые оказавшись на территории страны Звука. Место встречи с связующим было обговорено заранее и находилось где-то в захолустье. Женщина же мысленно вновь и вновь возвращалась к особняку клана Накамура. Чем дальше она убиралась от Кири, тем большее беспокойство ощущала от того, что оставила дом и семью без защиты. "Без защиты? Отец стоит троих тебя. Не зазнавайся" - одернула она себя.

Только сейчас, ступив за землю, которая некогда приводила в ужас едва ли не половину материковой части "Там живет древний Змей. Будь осторожен, путник, бесконечность его колец может станет началом и концом твоего жизненного пути. Не смотри ему в глаза, путник, белый цвет-цвет смерти. Там живет белый Змей" - бег, прыжок, еще прыжок. Она все ближе приближалась к своей цели. Или гнала себя в ловушку? Она как-то на задумывалась о том, что сама она может представлять ценность для Великого Саннина. Геном, который она практически не использовала. Ха, это было даже не смешно. Уже подойдя ближе к деревне и к ее входу она поняла, что у нее сбилось дыхание. Гонка со временем, в которой вряд ли будет победитель. Об этом не хотелось думать. У нее была цель и ее необходимо было исполнить.

Состояние этого места вызвало легкое недоумение на лице девушки, когда она медленно сняла темную ткань со своего лица и буквально ощутила, как ее присутствие вызвало незримый ажиотаж в зданиях, а спустя время к ней вышел и сам человек со странным говором, в котором отчетливо читался незабываемые... нотки местности. Активность, с которой ее пытались принять заставило женщину чувствовать себя неуютно. "Они видят во мне человека, а не предмет"- проговорил столь лишний сейчас внутренний голос, когда какая-то девчушка в старом платье неожиданно обратила на нее взор своих ясных глаз и убежала куда-то прочь. Орин одернула себя и вновь вернула разум в холодное состояние, вместе с ним вернулась и тревога. И, похоже, это не осталось незамеченным для несчастного старосты, только вот понял это он по своему. "Связного нет. Плохо. Не явиться в скором времени придется самой разбираться" - отстраненно подумала куноичи.

Будь у нее время она наверняка бы предпочла пробраться в дом старосты более незаметным методом, но так было быстрее. Не став спорить с местными женщина дала увести себя в какой-то небольшой дом и села там за стол. Только оставшись одна она смогла позволить себе немного сгорбить спину и откинуться о деревянную стенку вдыхая запах сырости дома. Сумасшедшая гонка со смертью...картинки, словно кадры из путешествия только сейчас начали доходить до ее сознания. Вот только она покидала дом клана Накамура, а уже сидит здесь, в всеми биджу забытом месте в отчаяной попытке исполнить волю господина Накамура, который, сам того не подозревая, наверняка копает сам себе могилу. Змеиный Саннин никогда не делал что-то просто так. Женщина прикрыла глаза, сложив руки на груди и замерла в ожидании. Также ей был необходим отдых.

Шум со стороны улицы заставил ее распахнуть глаза и повернуть голову в сторону двери. Мужской голос о чем-то говорил с местными. Ей даже не было необходимости складывать печати, чтобы определить близость нахождения человека. "Связной",-пронеслось в ее голове и она резко выпрямилась словно не она спала несколько мгновений назад. Правда, красные от усталости глаза все-равно сдавали ее длительное путешествие.
Мужчина, который появился на пороге, выглядел несколько не так, как она ожидала. Похоже, что постоянное нахождение в клане аристократов и местности оставило свой отпечаток, так как общий вид незнакомца никак не сочетался в ее голове с представителем из Ото "А что ты ожидала? Три руки или, возможно, пару голов?"- к своему стыду женщина поняла, что действительно ожидала увидеть что-то подобное. Мужчина же остановился на пороге, похоже, пытаясь подобрать манеру поведения. Орин молчала. Она не была белой фигурой и никогда не ходила первой. Взгляды незнакомцев пересеклись. Она ощущала, что он ее изучает. Пытается зацепиться за что-то, но лицо женщины было словно... отражение на водяной глади. Его сложно было запомнить, отличительной деталью был только шрам на щеке. И лавандовая фабула на краю черного плаща.

- Люди здесь были весьма добры, поэтому подобное определение вполне подойдет к этому месту. Можете смело его употреблять. - произнесла женщина тихим, словно шепот бумаги голосом. - называйте меня Ха. - женщина поднялась с места и немного поклонилась в знак приветствия, при чем сделано это было в некоторой степени привычно. - не сочтите меня грубой, но не могли бы вы доказать то, что именно Вы являетесь моим связным. Общей информации о предстоящем деле будет более, чем достаточно. - руки девушки были одеты в плотные перчатки, а движения спокойные и расслабленные, но что-то в этой грации было смертоностное. И это что-то сейчас висело за ее спиной в ножнах и не было сомнений, что при необходимости это что-то может быть смертоностнее любого ниндзюцу. Взгляд сапфировых глаз словно прожектора ярчайщего, но мертвого света были направлены на мужчину следя за каждым его движением.  - простите за подобные просьбы, но времена нынче не спокойные. - осторожность всегда была ее спутником. Пускай разум и говорил, что в логове змея это все равно, что пытаться отбиться от него с помощью праздничного фонарика. "Не обманывай себя, ты делаешь это для своего собственного спокойствия. Создаешь иллюзию сама для себя" - и вновь мысли были верными, но ни единый мускул на лице представительницы страны Воды ее не отразил. Идеальный контроль эмоций был ее постоянным спутником, как и клинок.  В комнате зависла небольшая и даже неловкая пауза. Пускай Орин и была не против решить проблемы с помощью более острого аргумента, но сейчас ей необходимо было вся ее человеческая осторожность. "Человечность которой во мне меньше, чем воды в пустыне" - она не села назад на место,но ожидала ответа.

+1

4

- Не сочтите меня грубой, но не могли бы вы доказать то, что именно Вы являетесь моим связным. Общей информации о предстоящем деле будет более, чем достаточно. Простите за подобные просьбы, но времена нынче неспокойные.
Чутьё Рёши не подвело - девушка обладала крайне редким сочетанием остро отточенной воли - хотя и не в том её смысле, который обычно вкладывают в это слово, и рассчётливости. Обманувшая его было безмолвие было лишь способом вывести противника из равновесия…
или нет. Рёши чувствовал, что за этим скрыто что-то ещё. Некая игра, причём вовсе не факт, что игра добровольная.
Что значит общая информация, однако?” - задался вопросом Охотник, - “И разве же это не было бы легко узнать, задайся я желанием перехватить послание? Девушка, верно, привыкла к тому, что в дела не вмешиваются посторонние силы… Впрочем, мне-то что - решим дело быстрее”.
- Ха, полагаю, это будет взаимный обмен? Не сочтите за труд, однако мне хотелось бы верить, что я говорю именно с тем, кто выполняет поручение, а не со шпионом. Поэтому, - Рёши внимательно посмотрел на собеседницу, давая той понять, что и она находится под подозрением. Впрочем, после секундной паузы Рёши продолжил:
- ... Поэтому. Я должен забрать у вас некий предмет - полагаю, мне не следует вникать в суть этого обмена. После передать с Вами ответ. Ответ исчерпывающий?
Рё, как он представился,в это время чуть обошёл стороной собеседницу, и вместо того, чтобы присесть рядом, устроился у стены. Глаза обоих оказались на одном уровне - впрочем, всё равно не встретились, потому что девушка не торопилась поворачивать головы.
В это время в дом вернулся его хозяин - и был поражён, наверное, той странной атмосфере, которая окружала разговор этих двоих. Или, скорее, молчание их - Староста не мог слышать и слова. В доме вообще установилось странное спокойствие - того рода, когда любой шорох мог нарушить взрывоопасную атмосферу. Хотя, казалось бы - покойная словно изваяние девушка, тихий, как сытый удав, юноша...
Лишь с кухни, гремя сковородами и шипя раскалённым маслом, доносились звуки жизни. Видимо, юная хозяйка всерьёз вознамерилась накормить свою гостью.
Хочет та этого или нет.
Проявления подобной заботы в жизни Рёши не было - или, скорее, они ограничивались столь исчезающе малыми событиями, что их и припомнить было сложно. Поэтому он не мог не улыбнуться украдкой. “Такая непосредственность… взять бы её на вооружение - и мало нашлось бы людей, способных устоять перед очарованием”, - подумал Рёши, продолжая разглядывать собеседницу.
Другой бы, верно, сказал, что он её “пожирал глазами”, но во взгляде Охотника не было мужской заинтересованности. Хотя, стоило отдать девушке должное - избежать последнего было ой как непросто. Рёши наконец понял, что именно за ощущение создавала “Ха” - оно было ему знакомо, и от этого “открытия” становилось… несколько некомфортно.
У молчания могло быть много истоков: страх, боль, защита собственных интересов, глупость… Если сравнивать, то она была скорее не ледяной королевой, а королевой отмороженной. В ней не чувствовалось надменной властности, которая обычно шла рука об руку с намеренным пренебрежением эмоциями. Рёши неплохо знал таких людей - существ-функций, которые ничего за пределами своей задачи не знали и не умели. Или, скорее, не пытались узнать и научиться.
В каждом убежище было много таких - молчаливых теней, занятых бесконечным конспектированием результатов, доставкой пищи выжившим экспериментам, уборкой, в конце концов.
И вот теперь он видел перед собой женщину-курьера, которая, видимо, была красивой именно оттого, что ей полагалось представлять лицо своего патрона. Орочимару-сама несколько недооценивал этот момент, и от этого без содроганий своё первое жилище вспоминать Рёши не хотелось. Тамошние “курьеры” были жуткой амальгамацией необходимых свойств, лишённых человечности. И ведь беда в том, что они этого даже не осознавали.
Староста тем временем, не рискуя нарушать тишины, отправился в кухню. Стоило ему скрыться за поворотом коридора, как он, расслабившись, стал бормотать что-то себе под нос. Слышимость была паршивая, несмотря на взаимное молчание двух “агентов”.
Слышалось что-то про “бестолковую мелочь, которая только портить всё умеет” и “незваных гостей, чтобы их демоны пожрали”. С этим Охотник не мог не согласиться.
Так или иначе, но тишину следовало нарушить - одно только визуальное наблюдение не позволяло установить в девушке хоть какие-то признаки для опознания личности и принадлежности.
Рёши не любил работать совсем уж втёмную. И интриги своего господина тоже не любил. Поэтому стоило - просто на всякий случай - знать о потенциальных проблемах хотя бы за шаг, а лучше - за два до их появления:
- Уважаемая… Ха.Не сочтите за труд рассказать, как вы преодолели пограничную заставу. Не то что бы у меня вызывают сомнения ваши способности, - впрочем, интонацией Рёши дал понять, что таки да, сомнения имеются,  - скорее меня интересует, насколько охрана была профессиональна. Порой на границе происходят конфликты, а стражам Ото хотелось бы их избегать.
Рёши хотел уловить из обрывков рассказа хотя бы направление движения своей визави. По расположению деревеньки можно было лишь допустить примерный круг стран, но никак не точное место.
Однако Охотник не настаивал на ответе - понимая, что часть сведений вполне может оказаться секретными настолько, насколько это вообще возможно для живого курьера.
Самые секретные депеши обычно доставлялись либо мёртвыми людьми, либо теми, кто вообще ничего не знал о факте доставки. Вспомнилось утреннее открытие, когда в сумке он обнаружил аккуратный свиток с письмом. А ведь установить “почтальона” так и не удалось…
Тем временем шум на кухне вошёл в некую упорядоченность. Гром посуды перестал быть хаотичным, а шум кипящего масла и вовсе стих. Рёши, имевший немалое представление о готовке, пытался определить, что же именно решила приготовить “чемпионка по бедламу в младшей возрастной категории”.
Впрочем, долго гадать не пришлось. Ещё минут пятнадцать, и в зал, вся раздувшаяся от гордости, влетела та самая девчонка. В руках она тащила с десяток разным предметов, начиная от палочек для еды, и заканчивая тарелками.
Суматошно носясь, девочка всё же умудрилась ничего не сломать, не разбить и даже не уронить. При этом всякий раз оказываясь вплотную к “Ха”, малышка смирела, и пыталась быть как можно аккуратнее.
Староста вскоре выплыл из кухни, торжественно неся на вытянутых руках глубокую миску. Судя по тому, что на лице его цвела умиротворённая улыбка, готовка сказалась на нём самым положительным образом. И даже очередной нырок в молчаливую атмосферу большого зала уже не вызывал у него такой оторопи и опасений.
Теперь, хотел того он или нет, однако Рёши пришлось переместиться к общему столу. Девчонка была достаточно настойчивой, чтобы ухватить его за рукав и тянуть с целеустремлённостью быка, несущегося на красную тряпку.
Стол оказался куда больше, чем составилось о нём первое впечатление. Этот котацу был достаточно вместительным, чтобы разместившись за - или точнее, под - ним, мужчина не имел проблем с тем, чтобы деть куда-то собственные ноги.
Его скорее удивляло то, как просто людей с улицы, вроде него и “Ха”, пустили туда. В представлениях Рёши, место под котацу резервировалось только за людьми, близкими дому. Однако ни Староста, ни его дочка не выказывали по этому поводу не малейших волнений.
Девочка тоже устроилась под тёплым покрывалом. А вот Староста поспешил обратно на кухню, оставив дочку колдовать с тем блюдом, которое нёс.
Всё это происходило без единого слова, однако атмосфера тревожной тишины отчего-то вышла вся, без остатка. И даже если девушка имела некоторые претензии на счёт слишком уж неформального способа общения, она держала их при себе.
- Вот, кушай, сестрица, - наконец нарушила тишину девочка, выкладывая легкий салат в тарелку перед посланницей. Она повторила эту процедуру ещё раз, но уже для Рёши. Тот покойно кивнул, однако также подал голос:
- Ты, колдунья, скажи, как тебя зовут. Не звать же тебя “эй ты”?
- А почему колдунья-то? - удивлённо спросила девчонка, пропуская мимо ушей остальную часть фразы.
- Вон, смотри - ты её заколдовала. Видишь как ест - только за ушами трещит. А ведь до этого сидела и звука не произнесла! - с лёгкой подначкой сообщил Рёши, пытаясь по бесстрастному лицу Ха угадать, что же именно она думает об этом разговоре.
Девочка расплылась в счастливой детской улыбке. Впрочем, одёрнув себя, она снова приняла серьёзное выражение лица:
- А это не я, это только Староста умеет.
Странно она его называет. Неужели я ошибся, и она по дому что-то вроде служки? Да нет, тогда её бы и за стол с гостями не посадили - разве что в насмешку. А в то, что Староста решиться над нами потешаться, я хоть убей не верю”, - пронеслось перед мысленным взором шиноби Отогакуре.
Пока Рёши думал обо всём этом, девочка, что-то напряжённо вычисляя в своей голове, сопела. Видимо, пыталась сообразить, о чём был вопрос “странного дяди”. Видимо, вспомнила, и снова радостно улыбнувшись, заявила:
- А меня... Сузу зовут! Ну как колокольчик!..
В самом деле - звонкая и звенит по каждому поводу”, - согласился Рёши, отдавая должное меткости, с которой девочку назвали. Её ненавязчивая ребяческая болтовня не утомляла, скорее создавала живой фон. Сколь бы Рёши не любил спокойствие, это не вызывало в нём отторжения. Возможно потому, что он уже устал вечно находится словно параллельно всему остальному миру? Вероятно.
Но можно ли было то же самое сказать о Ха? По представлениям Рёши - вряд ли.
Тем временем Староста внёс в зал уже следующее блюдо - и судя по исходящим из-под крышки ароматам, эта была та самая невинно убиенная достопамятная курица. Впрочем, не она одна - кастрюля была слишком объемистой для всего одного обитателя.
Ужин, приготовленный Старостой, был может и не изумительным произведением, однако совершенно точно не был и пустой формальностью, сделанной единственно для того, чтобы задобрить незваных гостей. Мужчина со всей ясностью вкладывал в готовку больше чем просто время и усилия. Потому еда подкрепляла не столько тело, сколько подорванный дух. Сперва крайне недовольный всеми обстоятельствами задания, теперь Рёши был в той степени расслабленной удовлетворённости, что, пожалуй, был благодарен случаю.
В кои-то веки Владыка начал его новую историю не с проблем и бедствий, а с хорошей еды. Рёши вообще полагал, что лучшей оказии произвести впечатление в переговорах, чем устроить качественное застолье, нет и быть не может.
Всё дело - в чувстве меры, да понимании меню.

+1

5

И снова их взгляды пересеклись. Обладай они звонами, то наверняка в воздухе уже бы звучал металлический перезвон клинков. Люди, которые находились в этой комнате попросту не могли найти подхода друг к другу и оставалось лишь изучать. Она не верила ему, а он не верил ей. Пожалуй, это было даже нормально для людей их уровня. Наверное, в какой-то степени она даже ощущала родственную душу с представителями из Ото. Она почему-то их понимала. Заблудшие души, которые Змея собрал в своей обители. Успешный манипулятор, сильный лидер. Никто не смел идти ему наперекор. Пожалуй, они ощущали его незримое покровительство, он да им цель в жизни. "Как и мне когда-то учитель"-грустно усмехнулась она про себя с трудом сдержавшись, чтобы не коснуться шрама на щеке - символ ее непослушание когда-то.Ответ мужчины не оставил себя ждать и женщины коротко кивнула. Все было верно. Конечно, можно было и докопаться более серьезно, но что-то ей подсказывало, что все происходит так, как нужно.

Женщина развернулась немного и достала свиток из сумки. Комната была пустой, но со стороны кухни доносился шум посуды и какое-то движение. "Надеюсь, они не решили устроить сейчас ужин. Я не такой уж важный гость, чтобы меня так чествовать..."- подумала она и сложила печать, чтобы раскрыть предмет своего нахождения здесь - небольшую колбу с кровью . Она приподняла ее, чтобы продемонстрировать Человеку Без Глаза. Этого должно было быть достаточно.  - да, вполне. Благодарю за понимание, Ре-сан. - произнесла она  - я надеюсь, что Вы понимаете, что стоит спешить, поэтому мне необходимо отдать вам предмет в ближайшее время...-не успела она договорить, как дверь распахнулась и женщине пришлось умолкнуть пока Староста местной деревни пересекал комнату по направлению на кухню.  Только когда дверь закрылась, она продолжила свой разговор.
- думаю, что Вам достаточно будет знать, что контрабандисты далеко не всегда проверяют свой трюм, а чтобы выкупить или расспросить местных о том, как часто они видят приграничных шиноби достаточно пара звонких монет, -  чуть задумавшись произнесла Клинок. Конечно, она могла и соврать, но ее лицу было достаточно сложно определить где правда, а где ложь. Поэтому этот вывод она оставила за представителей деревни Звука.
Неожиданный звук и вновь распахнутая дверь заставили ее повернуть голову и даже чуть вскинуть бровь, когда в зал буквально вкатилась ее недавняя знакомая с уймой чашек и тарелок, которые она стала спешно расставлять за столом. Это даже заставило девушку попытаться подняться, чтобы отойти от стола, но она оборвала себя буквально на половине дороги. Впрочем , вот этот жест ее новый знакомый мол и заметить: девушка просто не привыкла сидеть за одним столом с другими людьми. Прислуге и охране это было не положено. Костер и еда на нем - это хорошо, а если есть еще и место, где можно поспать, так еще лучше.

В какой- то момент девочка едва не уронила все то, что несла, но благополучно справилась, не смотря на то, что Орин дернулась, чтобы подхватить посуду в нужный момент. "Она значительно отличается от Госпожи. Я бы назвала ее Чистым Светом... жаль, что такие огоньки обычно гаснут слишком быстро. " -  впервые в глазах Ха промелькнула грусть, когда она взглянула на девочку. Похоже, что контраст двух детей был на столько явным для нее, что не остался равнодушным даже для ее холодного сердца. Уходить себя было бы высшим проявлением невоспитанности. Другое дело, что подобная медлительность могла стоить жизни брату ее Господина и рука куноичи нервно сжалась. Разрываться между долгом и этикетом - это было последним, что она любила. Но комната уже наполнилась ярким светом, запахами и едой, а ее тарелка была полна. Только сейчас, пожалуй, она поняла, что действительно голодна. Все было разложено из одних и тех же тарелок. Конечно, не есть было бы глупостью, но и не проверить на отраву-верхом не осторожности. Как-никак страна Звука славилась именно этим, а все вокруг могло быть обманом. Поэтому девушка прикоснулась к еде только после того, как сам Староста притронулся. В случае чего она могла сослаться все на те же правила приличия, что следовало есть исключительно после того, как трапезу начнет сам хозяин дома. Удобная позиция.

На попытки пошутить со стороны связного женщина никак не среагировала, а, возможно, и не слишком поняла шутку, сослав ее на исключительную фамильярность. Еда же действительно была хороша. Впрочем, ей было сложно ее оценить, так как девушка не привыкла к изыскам и это было заметно. Пожалуй, что вырасти она при других обстоятельствах, то наверняка бы и сама бы уже принимала гостей в своей собственном доме где-то на окраине Кири. Доме, который освещало бы солнце, дверь была бы окрашена в зеленый свет, а от запаха лаванды кружилась бы голова. Но женщина вновь одернула себя, ведь эти мысли были кощунственны, поэтому она лишь бездумно направила пищу в рот.

К концу трапезы разговоры стали шумнее, а гостья все больше ощущала себя не в своей тарелке, так как за весь ужин не проронила ни слова. А, возможно, она просто не знала что добавить к веселому щебетанию девочки, размеренной речью старосты и звонкому голосу связного. Да и время уже было за полночь, а значит ее ожидала очередная бессонная ночь. Женщина достала пилюлю и закинула ее в рот. Они были безумно вредными, но сейчас ей была необходима свежая голова. Оказалось же, что сделала она это далеко не зря.
- благодарю Вас за трапезу, но, право слово, не стоило там себя нагружать. Мне нечем Вам отплатить взамен - произнесла женщина чуть поклонившись, в голосе же впервые была слышна искренность, да и лжи не было слышно. Закончить, правда, ей не дали. Неожиданный топот копыт и шум не слишком характерный для для данной местности вночи заставил ее вскинуть голову и повернуть ее далеко до того, как его услышали хозяева помещения.
- Эй, вы, где тут ваш староста? - раздался гулкий хохот нескольких человек, что заставило Орин вскинуться. Похоже, у нее все-таки появился шанс отплатить этим людям за их гостеприимство и она даже не смогла скрыть хищную улыбку на своем далеко не самом красивом лице. Шрам исказил его и лик женщины стал напоминать форму вольчего оскала, но, возможно, это была лишь игра пламени от огня в печи? 
- Похоже, у Вас гости. Пожалуй... стоит принять их с должным гостеприимством, как и нас. Не находите? - она вопросительно взглянула на мужчину, который испуганно вжал голову в плечи. "А также они , пожалуй, помешают все-таки закончить мне свое задание", -окончила уже про себя женщина скользнув тенью из -за стола и привычным жестом снимая с себя плащ, отдав его девочке. - присмотри, пожалуйста, за ним. И не потеряй это - жесткая рука в перчатке вложила в руку девчушки фабулу из цветка, а сама женщина выпрямилась и обратилась к связному. - пожалуй, эта Ваша территория, так что только после вас, Реши-сан. - голос женщины, что странно, не изменил практически никакой интонации. Но при приближении битвы она чувствовала себя куда как уверенее. Это, пожалуй, даже могло напугать, но такова была ее жизнь. - не выходите отсюда, Сузу-сан. У Вас важное задание - берегите мои вещи, пожалуйста. - "надо же, ее имя схоже по значению с моим" -  промелькнуло в голове у куноичи.

+1

6

А в меню, как водится, были не только блюда из птицы и зелени. За окном со всей очевидностью собиралась новая буря. И, к вящему сожалению Рёши, она никакого отношения к природе не имела - разве что ненасытную человеческую жадность можно было бы счесть природным феноменом.
И имя этой буре было - налёт. Такое часто случалось в местах на отшибе истории, и памятуя о недавнем пейзаже, парень не мог даже и тени мысли допустить, что деревеньку эта участь миновала.
Бандиты - хоть горные братья, хоть лесные упыри, хоть степные волки - словом, как бы они себя не именовали, действовали всегда без лишних экивоков. Приехали, взяли что сумели, ушли с добычей или отоваренные местными. Или не ушли, если дело сложилось для них очень уж плохо.
Проблема сейчас была вовсе не в том, чтобы проломить пару черепов и на том успокоить беснующихся идиотов. Рёши вовсе не собирался следующие несколько дней проводить в компании готовых наброситься в любой момент головорезов. Не то что бы ему стоило их опасаться - но разбираться с ними было занятием унылым, а главное - никаких доходов не сулящим.
Но бегающие глаза Старосты, притихшая Сузу, да неожиданно бойкая Ха, которая поспешила вскочить на ноги и приготовиться к бою, не давали Рёши права отступить. Пожалуй, даже сейчас он мог бы, сославшись на неотложность задачи, которую на него возложила сама девушка и Орочимару-сама, уйти.
Но в самом деле, необходимость что-то сейчас предпринимать по вине этих недоумков злила Охотника сильнее всего. Он бы даже не удивился, если бы раз или два вёл дела с этим отребьем в свои совсем уж юные годы. Быть может, охотился за головой их босса.
Но всё что он хотел прямо сейчас, это чтобы улюлюкающие подонки за околицей проваливали туда, откуда вылезли. И раз разумный диалог Рёши сейчас вести не хотел, оставалось только выместить всё недовольство на враге.
пожалуй, эта Ваша территория, так что только после вас, Реши-сан
Тогда позвольте, - Рёши достал пустой свиток и в два коротких приёма запечатал в него колбу с кровью, - я проведу… назовём это разведкой. Может быть наши гости окажутся достаточно учтивы, чтобы больше не докучать уважаемому Старосте?
Сомнения в зравости ума Рёши буквально читались в реакции девушки. Она явно понимала, что таких людей не отогнать ни угрозами, ни посулами. Однако Охотник крутился среди людей этого сорта достаточно долго, чтобы уяснить и другое правило - всегда кажись опаснее, чем ты есть. Его переговоры включали в себя не столько уговоры, сколько сломанные руки и подбитые глаза. Однако наличие Ха могло поменять расклад - хотя бы в том, что она вряд ли станет скрывать весь свой арсенал. К тому же, приезд бандитов именно сейчас был до того подозрителен, что хотелось предполагать лишь худшее. Например, что их наняли для захвата Ха - или чего доброго, его самого - чтобы не допустить появления у Орочимару этой крови или у таинственной стороны, с которой выступала девушка - информации о том, что в ней нашли.
Но мысли и Рёши никак не расходились с делом - он, выпрямившись, пошёл всё той же вальяжной походкой к дверям. Туда уже барабанили, нисколько не стесняя себя приличиями, человека три. Прочитать их количество труда не составляло - и вес, и периодичность ударов были совершенно разные. К тому же, было слышно голоса, беспрестанно бранящие Старосту и всю его семью последними - да и предпоследними тоже - словами.
Выждав мгновение, Рёши резко рванул дверь. Опешившие от этого бандиты, один из которых так и замер с занесённой для удара ногой, оказались лицом к лицу с неприятным, мерзко осклабившимся юношей, который без лишних слов отвесил первый удар. Брзнула кровь из разбитого носа. Удар локтем - и очнувшийся от шока преступник тут же согнулся пополам, ловя воздух ртом. В строю оставался только один, не собиравшийся церемониться с противником. В его руке сверкнула полоса заточенной стали - и тут же воткнулась ему самому ногу, когда заломанная рука не смогла больше держать оружие.
Ни одной из своих жертв Рёши не дал произвести лишних звуков - первый лишь тихонько подвывал, гундося разбитой физиономией, второй лишь хрипел, а третьему парень заткнул рот сперва свободной рукой, а после и охапкой пожухлой листвы из кучи неподалёку.
Однако ни одно из этих действий не пыталось скрыть от бандитов факт наличия Рёши в этой истории. Напротив, всё это он делал нарочито спокойно, словно был в полном праве на всё это мордобитие.
Прямо перед домом, медленно гарцуя по одной из двух улочек деревни, разъезжала удивительно неряшливая кавалькада. По сути своей, эта ватага состояла из одних только оборванцев, числом не многим больше десятка. Пожалуй, что на деревню в дюжину дворов этого и в самом деле было довольно, но только…
Чёрт, и как можно упустить этих недоумков, вы!..” - со злостью подумал Рёши. И без того не пользующиеся у него почётом патрульные и пограничники, сейчас вызывали в его голове лишь желание окунуть их головы в кучу из бандитских тел и спросить “кто это сделал?” Потому что ну должны же быть хоть какие-то приличия, в конце-то концов...
Да, было очевидно, что этих молодцев кто-то покрывает. Иначе что бы им позволило в такой близости от границы вести себя настолько смело, если  не сказать - безрассудно?
Однако Рёши сейчас хотел просто выпустить пар. Он, недобро глядя на спешивающихся бродяг, пошёл к ним навстречу.
Видно было, что бандиты к такому повороту событий были не готовы - их привыкли бояться, а они привыкли насмехаться и унижать.
Вот тут-то вы, ребятки, и ошиблись”, - подумал Рёши снекоей затаённой ухмылкой.
- А ну подь сюды чёртова Старосту, он нам денег должен. Слышь, ты!..
- Ты, пацан, мне тут пальцы не гни. Если у самого мозгов нет, так хоть у главы бы своего узнал. А то так и спросить могут, за базар-то...
Говоривший прикусил язык - манеру речи спутать было сложно, и о воровском “этикете” он кое-чего слышал. Впрочем, само слово наверняка ненадолго задержалось промеж его ушей. Банда озадаченно заглохла - они ожидали, что их командир что-нибудь ответит. Желательно - погромче и повнушительней.
- Что, примолк, шакал? Ты, когда старшие говорят, так и помалкивай. И шестёрок своих забери. А боссу скажи, что здесь сегодня Охотник на Рабов отдыхает. И баста! А беспредел чинить начнёшь - так я тебе людей так поломаю - потом до конца жизни собирать будешь.
Рёши не рассчитывал, что все и каждый слышал про него. Тем более, не ожидал, что конкретно эти ребята будут впечатлены услышанным. Однако для всякого ворья назваться вот так вот, в открытую, значило по меньшей мере вызов. А на вызов отвечает кто-то по масти выше. Уж точно не быки вроде них самих. Вероятно, бандитам сейчас было обидно сознавать факт своей незначительности, но со сказанным было не поспорить.
Разве только банда не состояла сплошь из отмороженных беспредельщиков. И, судя по наливающемуся яростью предводителю, они были именно из таких.
Не став выслушивать дальнейшие его препирательства, Рёши со всей быстротой, на какую только был способен, бросился вперёд. Его резкое приближение встревожило лошадей - те повставали на дыбы, а у самых безвольных наездников и вовсе вырвали из рук поводья и убежали в сторону недалёкого перелеска.
Предводитель же, и вовсе не успевший спешиться, оказался в самом затруднительном положении. С коня он мог бы достать Рёши разве что копьём или нагинатой, но… таковых у гордого горного разбойника не было. При седле висел лишь непропорциональный тесак, которым из седла орудовать смог бы разве какой-нибудь бог войны из старых легенд. К слову, конь сделал свечу почти совсем как на гравюре - очень красиво и ужасающе для всадника одновременно.
Рёши же, оценив свои возможности, резко ударил в подбородок того нерадивого бандита, который и должен был принять этот повод у своего начальника. Довольно непритязательной комплекции разбойник рухнул как подкошенный. Забрав его ставший бесполезным меч, Рёши прикинул обстоятельства и сообщил:
- Тут теперь за тобой должок. Я его сейчас и взыщу
После этого меч оказался в печени следующего бандита. Третьему парень просто ударил в коленный сгиб, да так, что тот не смог подняться обратно.
Всё это время кони судорожно ржали, не в силах понять, откуда исходит угроза. Предводитель бандитов, всё ещё удерживавшийся в седле - не иначе как чудом! - наконец соскользнул по лошадиному крупу, неизящно плюхнувшись в грязь. Впрочем, желание жить быстро подсказало ему, что чтобы жить, нужно уметь крутиться. Чем он собственно и занялся, пытаясь уйти из под копыт беснующейся конской массы.
Рёши рисковал, когда сам бросился в гущу событий, под ноги всадникам. Однако его рассчёт удался - всадниками бандиты были лишь по названию, и большее, что умели делать - не падать из седла при смене аллюра. Да и лошади были не ахти какие - вести на них бой не рискнул бы даже цирковой акробат.
Парню не составило труда уйти из заварухи также, как он в неё забрался. Двух лошадей, что не устроили цирк, а сумели сохранить невозмутимость, Рёши даже взял за повод и утянул ближе к хозяйственным постройкам на окраине посёлка. Бандиты так были заняты попытками выжить, что даже и не подумали догонять шиноби.
По крайней мере, первые несколько минут. Охотник терпеливо ждал, привязав коней к самому прочному на вид колу из забора, когда из кучи-малы вылезет хотя бы кто-то.
В сущности, у них не было даже простейшего плана, - чуть не стонал Рёши, осматривая картину разрушений, - могли бы хотя бы по частям входить. И хоть бы пару отрядили смотреть за окраиной - а вдруг там патруль? Нет, серьёзно - таких как они даже наказывать стыдно. Они же сами себя наказали!
Кое-как восстановив порядок в строю, бандиты всё же нестройно двинулись к Охотнику. Они уже знать забыли, что их целью был Староста и его дом. Сейчас, осмеянные и помятые, они хотели лишь располосовать Рёши, и по кускам доставить начальству. Или пярмо тут закинуть в колодец, чтобы и местные помнили, что идти против них - глупость хуже смерти.
Впрочем, не один Рёши намеревался этой ночью немного утихомирить свой пыл. Вглядевшись в дверь дома Старосты, Рёши приметил знакомую фигуру. Она тоже шла не таясь, и, пускай отсюда было не слишком видно - она, чудилось Рёши, была крайне недовольная бедламом и нарушением собственных планов. А ещё тем, что парень несколько слукавил, называя свою авантюру разведкой. Но просто судя по тому, что девушка не вмешалась раньше, она считала происходящее…
Забавным?..
- Думаю эти клоуны вас заждались, леди Ха!

Отредактировано Oto no Ryoshi (2020-10-16 19:25:22)

+2

7

То, что сейчас происходило в деревне вряд ли можно было бы назвать не рядовым случаем. На сколько знала Орин, то страна Звука сейчас также переживала далеко не самые лучшие времена, а, возможно, это была простая тендеция- чем лучше в центре, тем хуже на окраинах. "Но приняли они нас весьма... радушно. Хотя, о чем я говорю? Главный мотиватор ведь - это страх. Он может нас заставить остановиться, а может заставить и двигаться дальше. Животный страх порой является основным двигателем для нас. Нельзя его не ощущать. Это не правильно. Но можно побороть и жить с ним бок о бок. Это ли значит жить? А есть ли то, чего Я действительно боюсь?", - взгляд куноичи скользнул по обстановке дома и по людям внутри него. Похоже, что подобные налеты здесь были не в первой, но во взгляде девочки блеснула небольшая надежда, но Орин успела отвернуться раньше, чем она успела открыть рот. Да и представитель Ото уже, похоже, имел представление о том, с кем им придется иметь дело. Как относительно нейтральная сторона женщина предпочла бы не вмешиваться, но с другой стороны... с другой стороны могла это сделать, так как их вмешательство мешало ее заданию и наверняка Змеиный Саннин обратил бы хотя бы малейшее свое внимание на эти пешки внизу: их было слишком просто заменить, они были обычным расходным материалом для этих краев. То, что называли в порядке нормы.

"Здесь, там... Какая разница. Ублюдки есть ублюдки. Не время сейчас думать о лишнем милосердии. Пожалуй, только если это может испортить договоренность с змеиными Саннином"- промелькнуло у нее в голове под недружную барабанную дробь со стороны двери. Люди такого круга вели себя предсказуемо. Налететь, запугать, ограбить и сбежать. Она видела это ни раз и не два. И даже в свое время ощутила на собственной шкуре. Женщина моргнула, чтобы отогнать навязчивое видение, ведь когда-то в таком положении была и она сама. Именно она стояла напротив двери, когда с той стороны раздавались страшные крики , грохот и страшные звуки, визуализировать которые не хотелось и вовсе. Тогда она не знала что витал в воздухе за запах. "То были запах крови, а звуки - то были удары лезвия о человеческую плоть. Они долго преследовали меня. И этот чертов запах паленого мяса" - выражение лица женщины будто не изменилось, но оно стало неприятным, словно отлитым из воска, не настоящим. Нельзя было давать гневу одолеть себя, поэтому она сделала глубокий выдох, который, впрочем, утонул в шуме разборок.

Пожалуй, Орин даже не отдавала себе отчета в том, сколько времени она стояла и смотрела на открытый дверной проем пока ее новый знакомый благополучно разбирался с людьми снаружи. Очевидно, что это было ему не в первой. "Тоже не использует ниндзюцу. По крайней мере сейчас"-пронесло у нее в голове. Все происходило так быстро, что вряд ли простой обыватель смог бы точно сказать что произошло за этот промежуток времени. "Кони взволноваты, лидер наказан, пара человек побито. Весьма неплохо. Но и вы ведь тоже хотите их только напугать, верно? Ни одной свернутой шеи. Даже похвально", - хмыкнула про себя куноичи. Гнев, который исходил от этих людей невозможно было скрыть. Они были унижены, уничтожены и посрамлены, а оттого и безрассудны, оттого злее и ... глупее. А такой человек опасен в своих действиях. К тому же они сейчас тратили ее бесценное время, ведь посланец из Ото мог бы уже отправиться за противоядием. "Я не прощу себе, если не успею. Учитель говорил, чтобы я не опускалась по методов устранения без острой на то причины, но ведь сейчас именно такая, верно?" - размышляла Ха идя вниз по выщербленным ступенькам дома и натягивает перчатки повыше. Сейчас она выглядела на удивление спокойно и невозмутимо на фоне всего того бедлама, который творился вокруг. Словно льдина, которая по недоразумению попала в водоворот, но у которого не хватало сил перевернуть ее или утащить на дно.
Заждались? Это определение было не совсем верным. Они искали того, на ком могли согнать злость и беловолосая незнакомка прекрасно подходила для этого.  Это и было их ошибкой.

- Вы знаете что такое Страх...?, - неожиданно произнесла она опустив клинок так, чтобы его лезвие скользило по камням с неприятным звуком, сама же куноичи неспеша приближалась к неровным строям разбойников, которые от появление новой гости даже чуть опешили на миг, но избитый и явно хромающий лидер неожиданно оскалился. - какая краля. Подружку привел, а, одноглазый...? А знаешь что мы с такими делаем? - страх и одновременно запугивание. Классика. Они боялись, но одновременно пытались запугать. Глупо.

- Молчать .-   удар клинка об камень с такой силой, что с клинка полетели искры - девушка не была слабой. - Вы всего лишь стайка шакалов. - и  тоже умела пугать. - шакалов, которые лишь подбирают падаль, но сами ... являются никем. Ни чести, ни гордости. Даже воровской. В вас нет ни капли этих достоинств. - голос женщины был спокоен, но ее выдавала манера речи. Слишком правильная для простого бродяги даже не смотря на то, что одежда знавала и лучшие времена. Она ходила кругами словно дикая кошка, которая готова была броситься на жертву, а отблески огней пугающе блестели на ее лице. - эй, краля, а может представишься тогда? Уж больно говорливая, заткнуть бы тебе рот...- со сторон раздались нервный смешки с намеком ЧЕМ ИМЕННО можно было бы прикрыть рот куноичи, но смешки тут же оборвались встретив невозмутимый взгляд женщины.

- Вы хотите знать мое имя? Что же... я с удовольствием вам его назову. Вы, пожалуй, будете первыми, кто узнал его за долгое время. Вы и так потратили уйму моего ценного времени - край губ дернулся в сторону, когда клинок чуть опустила голову вперед - знак того, что зря они затеяли эту игру. Ведь если она решится назвать свое настоящее имя, то это значит, что это будет последним, что ее оппонент услышит в этой жизни. Лидер не отличался умом и сообразительностью, поэтому сделал шаг вперед пока остальные внимательно следили за одноглазым подонком (имя, которым они уже успели наградить его путника). В воздухе же затаилась неприятная атмосфера грядущей смерти, а Шинигами уже простер руки, чтобы забрать эти глупые души. Неприятный и холодный порыв ветра словно прошептал "бегите, глупцы", но заметить его могли исключительно люди с интуицией, а он же откинул белоснежный волосы Орин назад - она была предвестником Шинигами. По сути сейчас бойню мог остановить только ее спутник, поэтому медленный, но вопросительный взгляд на мужчину был все же брошен. Это была территория под его юрисдикцией. И взгляд же ему говорил, что если он ничего не предпримет, то беловолосая воспримет это как разрешение прекратить эти никчемные жизни и пускай их тела послужат для чего-то более прекрасного. Например, на их телах вырастят прекрасные сады. Чем не перерождение? Она в него верила, как и в освобождение.

- Назови свое имя, человек, рожденный из ненависти и я назову тебе свое. - Орин чуть сделала шаг вперед и сделала легкий полупоклон. Каким бы не был ее собеседник, но она обязана была соблюдать нормы вежливости.

+1

8

- Вы знаете что такое страх...?
О, жаль что девушка задала вопрос не ему. Реши бы с удовольствием подискутировал на эту тему - ему было о чем рассказать. Однако Ха была увлечена уничижением и без того не имеющих никакого веса существах, которые и забыть забыли, как это - быть людьми.
Рёши не презирал преступников, и вовсе не полагал себя моральным ориентиром, нет - скорее, напротив. Ассоциировать с негодяем он себя мог с куда большим основанием. Однако эти…
Они словно потеряли вообще что либо общее с человеческим существом. Короткое происшествие привело к тому, что за тоненьким слоем иллюзии, которую нанесло на них обществом, вдруг проглянули самые отвратительные звериные черты.
- Молчать. Вы всего лишь стайка шакалов...
Визг металла о землю. Оружие, при всём его безразличии, умело как никто отражать стремления хозяев. А от клинков исходила давящая, оглушающая своим звоном ярость. Холодная, душащая.
Пустая.
- Шакалов, которые лишь подбирают падаль, но сами... являются никем. Ни чести, ни гордости. Даже воровской. В вас нет ни капли этих достоинств.
Каждый шаг сбивал людей во всё более плотную стаю. Сколь бы безрассудными они не были, сколько алкоголя и дурмана бы в себя не впитали - они оставались способны читать те знаки, которые оставляют животные. И все эти знаки буквально в голос кричали недоумкам, чтобы они спасались.
Но… хмель, не способный подавить самые дремучие из инстинктов, мог действовать иначе - неважно, захмелели ли они от напитков, дури или просто от собственной безнаказанности. Эта отрава была пострашнее - она дала человеку возможность говорить. Но бросать слова против остро отточенной стали - разве это хорошая идея?
Вы хотите знать мое имя? Что же... я с удовольствием вам его назову. Вы, пожалуй, будете первыми, кто узнал его за долгое время. Вы и так потратили уйму моего ценного времени
Вам столько шансов дали, недоумки… в самом деле, перестали бы комедию ломать, да улепётывали к чертям…”, - с досадой подумал Рёши. Он тихо поглаживал одну из “арестованных” лошадей, перебирая густую, но короткую гриву пальцами. Флегматичное животное словно устало, как утомлённый родитель, вздохнуло. То ли поведение этой банды всегда не отличалось умом, и лошадь уже просто привыкла, то ли именно в этот раз зверь был прозорливее хозяина… Если конечно кто-то из этих негодяев был его “всамделишным” владельцем.
Девушка тем временем уже едва ли не облизывала врагов своим клинком. Она лишь сдерживалась едва в том, чтобы не приступить к “трапезе”. И главный бандит явно не понимая этого, словно нарочно лез вперёд.
Ха склонила голову - не в покорном поклоне, как можно бы было подумать, да и не в знак уважения. Это был чисто звериный жест - не хватало лишь агрессивного оскала и прижатых к голове ушей. Язык тела был одним из многих, которым учился любой шиноби. И если опустить тот факт, что в искусстве тела Рёши был не лучшим из всех учеников, хотя бы эту науку он освоил. А его противник - нет.
- Назови свое имя, человек, рожденный из ненависти и я назову тебе свое.
Остановить её?" - подумал Рёши. Часть его протестовала против вмешательства. Перфекционист в нём хотел цельной развязки. А Охотник за рабами ожидал демонстрации способностей.
Однако на стороне разума оставался его профессионализм, а вместе с ним и здравый смысл. Тот самый, который подсказывал - устрой они здесь и сейчас резню, и скрытый Звук рискует недосчитаться этой деревни. Напуганные крестьяне вполне возможно, бросят дома. Это могло бы показаться странным, но Рёши слишком хорошо знал, что напуганные возможным возмездием люди будут готовы на огромное количество глупостей. А нынче граница была и без того местом, в котором не было ничего, созвучного со спокойствием.
Потому парень, подняв одну руку, словно отвечая на вопрос в школе у доски, подал голос:
- Леди Ха, быть может оставим само наказание тем, кто должен этим заниматься? Не думаю что отнимать чужой хлеб - такая уж замечательная идея.
Девушка дёрнулась. Она явно была другого мнения. Однако острый как скальпель гнев иссяк также быстро, как появился. Будто кто-то просто выкрутил вентиль, перекрыв доступ к источнику этого чувства. Ха разогнулась, её попустили те тёмные эмоции. Странно, но этот рывок в мрачнейшее из состояний произошёл внезапно. Может быть, что-то в её прошлом напоминало подобную ситуацию, а может, она действовала наитием… Однако во тона тут, и вот снова уже бесстрастная исполнительница чьей-то воли.
Тем не менее задержать бандитов было делом полезным. От этого Рёши, лекго кивнув девушке, пригласил её словно бы на танец. Только вместо бального зала был полумрак ясной звёздной ночи, а вместо шагов и поворотов - удары и подсечки.
Но такой танец для шиноби был много ближе.
На всех стоявших ещё на ногах бандитов хватило бы и полминуты. Однако Рёши, уже успевший сбросить пар и вернувшийся в удивительно лёгкое настроение, не торопливо “вальсировал” со своими противниками уже третью минуту. Не испытывая ни малейшего желания получать ненужные травмы, он изматывал непривычных врагов планым, дразняще-медленным течением боя. И, пусть он и не был до конца уверен в леди Ха, но всё же предпочитал считать, что она также испытывает хотя бы небольшое, но удовлетворение.
Нет, думать, что Рёши относился к бою спустя рукава, было бы кощунственно. Парень не бился вполсилы, просто выбрал тот метод борьбы, когда сохраняется уже полученное преимущество, и когда противник всякий раз лишается возможности сам получить такую “фору”.
В этом танце не было места поддавкам. При всей той антипатии, которую Рёши испытывал к противнику, своими навыками в ближнем бою последние несколько бандитов его приятно удивили. Не сказать, что они прибегли к какой-то изощрённой тактике, однако грамотно разыгрывать численное превосходство тоже нужно уметь.
Конечно, уровни слишком сильно разнились - и потому с окончанием третьей минуты все противники уже лежали на земле, не в силах пошевелиться. Как именно свою часть победила девушка, Охотник решил не уточнять - но справилась и она. Поэтому Рёши, оценив масштаб проблемы, принялся связывать разбойников и укладывать - даже сидеть их было сложно заставить - штабелями к забору. Главарю он сделал исключение, и потащил его к сараю, рядом с которым расположил привязанных коней.
Втолкнув бандита внутрь - видимо от большой бедности, но внутри не было вообще ничего, а ворота были заперты на простой накидной засов - Рёши запер дверь и отправился к дом Старосты.
Уже подходя к порогу Рёши заметил, как два любопытных глаза скрываются в глубине дома - Сузу против просьбы леди Ха сидеть и не высовываться, не сумела сдержать детского любознатеьства, и наблюдала за происходящим через щель дверного проёма.
Впрочем, Охотник не испытывал нужды отчитать девочку за подобную несоторожность. Будь у него в похожей ситуации эта возможность - он бы тоже не сдержался. Попутно, разумеется, придумав себе не один десяток логичным причин это сделать, а поддавшись в итоге самому обычному инстинкту.
- Староста, могу ли я занять на некоторое время сарай, что на окраине деревни?
- Чаво?.. А, ну дык!.. А шум-то перестал - это вы похлопотали? Али барышня и в самом деле пошла всех раскидывать? - с неподдельным интересом осведомился мужчина, выглядывая с кухни. То ли ужина ему показалось мало, то ли Ха вызывала в нём какие-то особые чувства, сродни отеческим - однако Староста увлечённо готовил какой-то десерт.
А быть может, разгадка была куда как проще - готовка требует известной собранности, и сосредоточение позволяет забыть о мелких треволнениях. Вряд ли мужчина и в самом деле допускал, что люди Орочимару окажутся неспособны дать отпор таким вот ребятам.
Но ничего из этого не отменяло факта, что в доме пахло чем-то таким, к чему следовало неприменно подать чай и неторопливо поглощать, желательно в хорошей компании. Кроме компании ничего было не нужно - даже слова, пожалуй, испортили такую сцену.
- Отлично. К слову, никто не будет в обиде, если вы изловите лошадей этих голубчиков и прибавите к деревенскому стаду. Найдутся же у вас специалисты?
- Отчего ж нет, конечно найдутся! Эгей, так даже и не было б - за такие сокровища и неуч мастером станет!..
Видимо, от года в год, через столетия в быту таких людей мало что меняется - и лошадь остаётся всё такой же дороговизной, и всякий крестьянин окажется на коне, если повезёт ему с такой оказией встретиться. Рёши усмехнулся внезапному каламбуру.
Сузу снова выглядывала из-аз дверного косяка - на этот раз из гостинной. В её глазах не было беспокойства - она видела, что для леди Ха всё закончилось благополучно. Девочка лучилась детским азартом, и пыталась угадать, о чём шёл разговор между взрослыми. Получалось у неё это или нет - саму Сузу волновало явно мало. Развлечение состояло в самом факте шпионажа.
Эх, из неё вышел бы великолепный агент”, - подумал Рёши, вообразив, как лет через пять девочка, сохранившая эту вот непосредственность, обводит вокруг пальца любого взрослого, продолжая впитывать в себя всё, что слышит.
Сейчас, правда, Рёши собирался заняться тем, что напрочь могло испортить Сузу впечатление от игр в шпионов. Поэтому Рёши, подкравшись к девочке, заговорщически произнёс:
- Сузу-сан. У меня есть очень важное задание для тебя.
Такой официальный тон, да ещё и с непривычным обращением, явно впечатлили ребёнка. Охотник, старательно не смотревший в её сторону, и вообще являвший из себя словно синоним слова “подозрительный”, представил, что сейчас девочка с важным видом кивала, раздувая щёки.
- Так вот. Леди Ха сейчас изо всех сил будет изображать, что не устала и тому подобное. А мы с тобой совершенно точно в это не поверим. Так что проследи, чтобы чай получился самый успокаивающий, хорошо?
- А что, Староста мне разрешит самолично чай сделать? Прямо совсем-совсем?
- Ты ему скажи, что я велел так сделать - он уступит.
Не обращая внимания на пронёсшийся мимо него метеором сгусток детского энтузиазма, Рёши вышел из дома и снова оказался подле сарая. Две лошади мирно посапывали, привязанные к ограде; Ха, словно статуя, замерла у дверей, за которыми их ждал преступник. Остальные, тихо постанывая, приходили в себя, но будучи показательно отлупленными, опасались подавать голос сверх необходимого.
Главарь и вовсе не издавал звуков, хотя и был совершенно точно жив. Как была жива и информация, которую он мог сообщить. Может быть, хоть в ней нашлась бы крупица истины, которая бы оплатила все эти усилия?..

+1

9

Колебание читалось на лице мужчины: с одной стороны, похоже, он и сам был бы не против посмотреть на то, что сделает Орин, а с другой стороны подобные вещи не оставались обычно без последствий. Да и мгновенное помутнение отступило от ее сознаний, оставив лишь небольшую дымку разочарования самой в себе. Она то думала, что в таких ситуациях станет более сдержанной. "Куда уж сильнее...",-промелькнуло в ее голове, но она решила списать инцидент на усталость и мгновенную слабость, о чем, конечно, потом поразмыслит, как и, пожалуй, выполнит пару манипуляций для того, чтобы в будущем такие ситуации не повторялись.

Впрочем, посланец из Ото также решил, что этих "людей" он и сам достаточно запугал. А с живого лидера этой шайки еще и информацию можно было получить. Короткий кивок и девушка делает плавный шаг назад прекратив свой танец зверя. Она и так позволила себе больше, чем было необходимо.

- Да, вы правы. - коротко кивнула она и теперь уже вопросительно выгнула бровь. Конечно, так просто этих людей нельзя было отпускать, поэтому скорее всего их надо было просто нейтрализовать. Короткий знак от мужчины и женщина рванула вперед окунаясь в более привычную для себя среду с единственной поправкой- надо было оглушить и нейтрализровать, но не убивать. "С каких пор во мне проснулась кровожадность?"-задалась она вопросом, но сама прекрасно знала ответ, который исходил из заброшенного здания на краю страны Воды. Женщина одернула себя и нанесла первый удар в солнечное сплетение ближайшему противнику. Скорость позволяла ей двигаться стремительно и практически не заметно для не тренированного человека, поэтому для того, чтобы оглушить ей хватало от одного до трех ударов. Какой-то особо наглый боец попытался нанести ей удар сбоку, при чем сделал это весьма неуклюже. Женщина даже не пришлось блокировать клинок своим, а достаточно было перехватить его и дернуть на себя, чтобы далеко не самый прекрасный представитель рода человеческого его просто отпустил и удивленно получил удар рукоятью меча в лоб.

Для ее части нападавших ей хватило несколько минут, что не на шутку показывало разницу между шиноби и простым обывателем. Женщина откинула гриву волос назад и взглянула на представителя из Ото, который продолжал свой бой. Даже не опытному взгляду было видно, что мужчина скорее забавляется, чем дерется действительно всерьез крутясь вокруг противника, но и не нанося ему последнего удара. Это заставило Ха чуть вскинуть бровь в легком недоумении: все таки мужчина сюда пришел не на чайную церемонию и не обсудить новости последней политики за стаканчиком саке.
Когда масштабная экзекуция была окончена, а преступники надежно связаны ее спутник решил отправиться в дом, похоже, чтобы проверить местных. Все-таки такие действа хоть и были не редкостью, но сейчас не без ее участия, конечно, превратились в настоящее шоу. "И меня наверняка тут запомнили. Припугни местных и они все сдадут", - как и все люди ее профессии Орин была склонна к недоверчивости. И в ее голове как-то не укладывалось то, что обычные местные люди могли и промолчать.

Женщина чуть повернула голову в сторону огней из дома практически полностью инорируя стоны со стороны бандитов. Больно-да, смертельно-нет. Заживет через паруй-тройку недель. Ее волновал несколько иной момент, ведь она заметила, что девчонка из здания все-таки подсматривала. Впрочем, ей было не привыкать к непослушанию детей. Разве что была велика разница между избалованной аристократкой и девочкой из забытой Богом деревни на границе Ото. "К слову, об аристократах" , - когда представитель Ото вышел из здания в очередной раз, Орин громко прокашлялась.

- прошу меня извинить за эксцентричное поведение, но не могли бы мы поторопиться с выполнением нашего задания? Пожалуй, наш гость никуда не сбежит. И наверняка эта мысль даже сейчас не приходит ему в голову - острие меча уперлось в землю, а женщина внимательно взглянула на Рьеши снизу вверх глубокими, как сам океан, синими глазами. - я не могу допустить траты времени снова. Я прослежу за этим человеком и уверяю, что с ним ничего не случиться как и с остальными. Очевидно, что и я буду здесь. - обратилась она к мужчине уже немного нетерпеливо постукивая кончиком лезвия по земле, впрочем, тут же взяв себя в руки.   - время-это не тот ресурс, которым я сейчас могу расплачиваться так ... необдуманно. - произнесла она и нахмурилась немного, подсчитывая что-то про себя. Не так давно она выпила боевые пилюли, которые дали ей возможность пересечь территорию за минимальное время, но вскоре их действие должно было закончиться "И я получу откат. Не самая приятная вещь, но знать об этом не обязательно. Не хотелось бы упасть прямо здесь и сейчас", -  мрачно подумала про себя девушка. Конечно, пилюли были безумно полезной вещью, но после нескольких дней пути ... в общем женщина чувствовала, что в скором времени ей понадобиться отдых. Даже ее тело с трудом выдержит такую нагрузку. Орин бездумно перевела взгляд на ворота.

- Допрос, конечно, не моя специализация, но я могу его провести. Но мне кажется, что все же делать это стоит подальше от местных. Мало ли что они могут услышать... И лишний раз пугать приграничное население- это не самый разумный ход. - повела плечами Ха. Она все еще стояла без плаща, но одежда под низом была такой же безликой и маловыразительной: белый пояс, черный низ, черный верх. Похоже, что монохромность была ее вечным спутником и выражалась даже в одежде.

Отредактировано Orin (2020-10-20 10:05:56)

+1

10

- Прошу меня извинить за эксцентричное поведение, но не могли бы мы поторопиться с выполнением нашего задания? Пожалуй, наш гость никуда не сбежит. И наверняка эта мысль даже сейчас не приходит ему в голову, - начала Ха, стоило Рёши только приблизиться к сараю. Девушка, после недавней разрядки, видно устроила себе сеанс пихотерапии, отчего вернулась в прежнее состояние услужливого призрака.
Призрака, который был занят вполне определённой задачей, надо сказать. И он, Охотник, в неё также был вовлечён.
- Допрос, конечно, не моя специализация, но я могу его провести. Но мне кажется, что все же делать это стоит подальше от местных. Мало ли что они могут услышать... И лишний раз пугать приграничное население - это не самый разумный ход
Спорить с этим резона не было - Рёши вполне был согласен с этим подходом. Однако…
Однако сейчас его до чрезвычайности беспокоило, что не уделив должного времени преступникам, они утратят довольно заманчивую возможность. А упускать шансы Рё не любил - сказать откровенно, так это была вторая из его нелюбимых вещей.
Первой оставалась самоуничижение, так сильно распространённое среди людей.
Парень втянул полную грудь воздуха, чуть запрокинув голову назад. Прохлада вступившей в свои права ночи приятно дразнила нос, а тихий ветер словно поглаживал по голове. Такую пасторальную картину не хотелось омрачать криками боли. Да и недавний плотный ужин отдавался под сердцем приятной тяжестью.
- У меня есть предложение иного плана. Чем сидеть здесь, изнывая в безвестности, проще будет отправиться в место, где плечо сообщений станет совсем коротким. Проще говоря, в чуть более крупный населённый пункт. А что касается нашего “гостя", - Рёши выдал дробь костяшками пальцев на дверном косяке, - так ничего не препятствует взять его с собой. Надо полагать, я тоже не мастер расспрашивать людей. В походных условиях.
При последних словах Охотник чуть ухмыльнулся, давая понять, что его способности несколько отличаются в зависимости от обстоятельств.
Девушка явно не понимала, каким именно образом Рёши вознамерился транспортировать пленного хоть куда-то - разве что на закорках? Но Охотник не создавал впечатления человека, который будет действовать столь неразумно.
По крайней мере, сам Рёши на это очень рассчитывал.
Парень вместо объяснений указал на кстати привязанных к ограде лошадей. Леди Ха проследила за жестом Рё и уяснила, что именно он намерен делать. Предваряя её замечания, Рё заметил:
- Лошадь всё равно будет двигаться быстрее. К тому же, в кампанию из двух человек и навьюченных лошадей поверить проще, чем в странствующую парочку, несущую подозрительный свёрток. А чем меньше к нам возникнет вопросов, тем больше мы можем разузнать.
Рёши улыбнулся, поправляя упряжь на одной из лошадей. Та спала чутко, и от первого же движения встрепенулась. Впрочем, огромный чёрный её глаз, встретившись с Охотником, тут же успокоился и снова спрятался под лукавые веки. Животное было намного более “человеком” чем её недавний обладатель.
Второй конь так же вскинул шею, пытаясь высмотреть неизвестную угрозу. Обнаружив на её месте всего лишь Рёши, он также успокоился, и в угоду своей масти быстро растворился среди теней. Чёрному коню было несложно скрыться даже в ясную осеннюю ночь.
Быть может, что девушка принимала предложение в штыки ещё и из того соображения, что Рёши вёл её в какую-то ловушку. Была она сделана Орочимару, или являлась инициативой самого связного - было делом десятым. И Такие опасения парень вполне мог принять. Впрочем, дела это не меняло - если девушка хотела скорейшего разрешения своего вопроса, действовать было необходимо так.
Было и ещё одно соображение, которое не покидало голову Охотника. Все эти бандиты были кем-то посланы. Прямо сейчас ли, или задолго - это влияло лишь на то, как быстро подвергнуться опасности жители деревни. Однако собрать вот так, по щелчку пальцев, ещё одну банду мог позволить лишь по-настоящему влиятельный человек. А будь он таковым, в этой группе совершенно точно должен был быть кто-то посообразительней. И посильней.
Да и девушку, хоть это было неприятной обязанностью, нельзя было просто отпускать. Она могла вызнать лишнего, или напротив - оказаться в неведении насчёт чего-то, что должна была уяснить ради загадочного договора её “патрона” с Владыкой.
Поэтому куда удобнее было показать ей немного секретов, которые он сам выбрал для этих целей. Было ли это самодеятельностью? Пожалуй. Но Орочимару всегда был скрупулезен в формулировках, и потому всё, чего прямо он не запрещал, было ему позволено.
Этому приёму в Отогакуре учили прежде всего остального. Преимущество нужно использовать.
Вскоре из дома донеслось радостное звонкое “Сестрица, иди сюда!”  Сузу уже совершенно освоилась в обращении с Ха, перед которой сперва робела. ТЕперь нет-нет, а складывалось ощущение, что именно девушка-посыльная оказалась в смущении. Её явно не приучали к тому, как могут вести себя дети.
Хотя на Сузу она реагировала куда живее чем на что-то ещё”, - подумал Рёши. Перед мысленным взором девушка отчего-то просто острее реагировала. Может, что-то из прошлого?
Тем временем Рёши, следуя своему новому плану, принялся перемещать бандитов - некоторые из которых уже вполне очухались, но всё ещё были молчаливы. Каждый из них был старательно размещён вдоль стены в довольно просторном - особенно для столь бедной деревушки - сарае. При виде поверженных “товарищей" их шеф яростно сверкал глазами, но не рисковал даже звука проронить - видимо, уяснил, что бывает, когда он открывает рот без разрешения. Да и кляп из тряпки вряд ли позволил бы больше, чем просто мычать.
Когда все наконец оказались внутри, Рёши снова накинул засов. Сузу в совершеннейшем нетерпении носилась туда-сюда по крыльцу, с одной стороны не рискуя нарушать данное Ха обещание, а с другой - желая поскорее угостить ту чаем собственного приготовления.
Рёши мог лишь усмехнуться - он поймал и себя, и девушку в ловушку данного слова. И пускай порой приходилось отказываться от такой роскоши, как честность, когда дело заходило о работе, сейчас соблюдение подобным мелких, малозначительных обетов казалось чем-то кощунственным. “Слишком я размяк вдали от родной лаборатории”, - с довольной усмешкой подумал Охотник.
Подойдя к крыльцу, Рёши решительно подозвал свою маленькую сообщницу - леди Ха явно не горела желанием отвечать на призывы девочки:
Ну что, как там задание?
- Я всё-всё сделала, - яростно зашептала Сузу, пытаясь умерить голос; конечно же, это не получалось даже приблизительно, - но Сестрица даже не смотрит сюда! Она правда не хочет сладостей Старосты? Не любит сладкое?..
- Не в этом дело, Сузу-сан. Леди Ха должна заняться одним очень важным делом. Но чай она обязательно выпьет, верь мне. Только принеси его. И брошь с плащом не забудь!
Девочка счастливо скрылась за дверью, но уже через пару секунд вылетела обратно, умудряясь балансировать уймой всяких предметов. Как она тащила всё это, и почему у неё ничего не валилось из рук, было загадкой почище личности преступника в каком-нибудь детективе.
Рёши же снова направился к Старосте. Человеку, который поразительно быстро выходил из состояния запуганной дичи в яростный натиск, а оттуда - в безмятежное трудолюбие.
Подозрения у Рёши возникли почти сразу, хоть он и не торопился о них задумываться. В самом деле, встреча в населённом пункте, о котором никто не слышал. А зачем вообще нужны свидетели? К тому же, кто-то ведь рассказал этому человеку о будущей сделке…
Из всего этого могло следовать два равновероятных вывода.
Первый - Староста работал напрямую на Орочимару.
Второй - он работал на патрона леди Ха.
Конечно, всегда оставался шанс, что Рё слишком много себе напридумывал, и все эти вещи лишь коррелируют друг с другом, а не имеют настоящей связи. Однако Первой заповедью шиноби было доверять лишь собственным суждениям. Этому в первую очередь учили на чунинских тестах, это же всякий наставник вдалбливал в головы своих подопечных.
Сам Рёши не был в команде, и оттого эти знания были им обретены скорее в многочисленных наблюдениях за другими шиноби.
- Староста?..
Мужчина неторопливо, обстоятельно повернулся всем телом. На его лице вместо недавней простоватой надменности отражалась хитрющая улыбка. Рёши понял, что все его домыслы только что стали материальнее в бесчисленное количество раз. Выражение буквально кричало, что из своей роли наблюдателя Староста решил перейти к непосредственному влиянию на происходящее:
- Ну дык я это. А хто ж ещё?
- Думаю, что мы вместе с леди Ха ненадолго оставим ваш дом…
- Отчего ж? А ну как Орочимару-сама на меня осерчает?..
- Думаю, Вы найдёте способ с ним объясниться. Сумели же вы сообщить мне о появлении его связной?
Это, честно говоря, был тычок пальцем в небо. Да, глаза и уши у Владыки были повсюду. Однако слишком много осведомлённых лиц было бы в высшей степени опасныо, и оттого Рёши допустил такую вольность в предположениях. Лицо Старосты продолжало излучать доброжелательную поддёвку, и Охотник понял, что и здесь не ошибся. Огладив бороду, мужчина с лёгким хохотом ответил:
Ну и ну, мой уважаемый Охотник. Так запросто меня раскусил? Всего час знакомства?
Заочно мы знакомы с самого утра, - парировал Рёши, наклоняя голову вбок. Староста одобрительно кивнул, соглашаясь с такой постановкой вопроса. Охотник, неприятно удивлённый тем, что даже его прозвище было агентом названо, продолжил:
Думаю, что посылку мы оставим для людей, этом сведущих. Надеюсь, что из-за нашего отсутствия с деревней ничего не случится? Было бы крайне неловко возвращаться на пепелище.
О, тут можете быть покойны, Охотник. Если я верно представляю себе покровителей этих громил, они вернуться едва ли за неделю. Да и информация такая штука, которая не всегда бывает свежей и достоверной...
Староста снова улыбнулся, на этот раз будучи совершенно собой довольным. “Этак выходит, что он водил меня за нос с самой встречи. Каков нахал!” - расслабленно думал Рёши. Он не мог не аплодировать мысленно таланту актёра, который скрывался за простоватой внешностью Старосты. “Кажется, что в деле набора шпионов я на три корпуса отстаю от Владыки. Надо бы наверстывать”...
Рёши вопросительно посмотрел на хозяина дома. Тот, словно спохватившись, добродушно махнул рукой в сторону стола, на котором красовались труды его кулинарных изысканий. Словно угадав, что вскоре оба его гостя тронутся в путь, Староста приготовил пирожки, дымящие своей румяной корочкой. Пожалуй, что лучшей подмоги в их пути быть не могло. По крайней мере, даже полный желудок Рёши произвёл на свет вполне голодное “урр”.
Захватив парочку печёных великанов - каждый пирожок занимал две ладони, и чтоб их транспортировать, пришлось соорудить из платка что-то вроде сумки - парень поклонился хозяину дома и вышел наружу.
Ночь обещала оставаться какой угодно кроме томной.
И сулила дорогу, которая тянулась в неизвестность. Манила волшебным словом.
“Приключения”...

+1

11

"Вот ведь... "-мысленно выдохнула девушка. Показывать свою слабость сейчас представителю из Ото было делом последним. "Боевые пилюли не тот препарат с которым стоит шутить. Если я выпью еще одну сейчас, то есть риск того, что мне станет плохо на обратном пути, но и я не могу себе позволить пустить все на самотек"-размышляла куноичи. Что такое откат от таких препаратов она уже однажды ощущала на себе. И при серьезной передозировке ей не поможет даже ее выдержка. А потерять сознание на лошади находясь далеко не в самой дружелюбной стране... Во-первых это не безопасно, а во-вторых она не отмоется от позора. И неизвестно что еще будет хуже. Орин чуть призадумалась. Оставалось лишь рискнуть и не давать себе проявить слабость до тех пор, пока кровь не окажется в нужных руках. К тому же подозрения ее спутника могли быть оправданы. Надо было проверить кто именно послал этих людей и с какой целью. Где-то на окраине сознания блуждала мысль о том, что если вдруг эти молодые и не очень люди окажутся простыми разбойниками, то она потратила время зря.

"Хочет использовать лошадей?"- взглянула она на животное, которое пробуждалось ото сна. Откровенно говоря ее эта идея не слишком вдохновляла. Хотя бы потому, что в седле женщина держалась откровенно говоря плохо. Учиться ей было негде. Конечно, в поместье были лошади, но кто посмеет прикоснуться к хозяйскому имуществу. Миссия принимала совсем не тот оборот, который ей хотелось бы. Да и, конечно, все могло лишь ловушкой для того, чтобы потянуть время. А кровь она уже отдала. Все размышления упирались в то, что в любом случае ей придется идти сейчас с новым знакомым. Более крупный населенный пункт звучало еще менее логично по ее скоромному мнению. Здесь, на пограничье они могли делать с бандитов все, что вздумается. В крупных же городах был и больше шанс засветиться, а значит и предоставить клану дюжину проблем. Мало ли какой шиноби или обычный человек мог ее там увидеть. Или уже увидели. Она вполне ясно осознавала свое сейчас положение и его минусы: в частности что стоит подождать пару часов и ее можно взять готовой без сопротивления. Если Рьеши не глуп (а таковым он не был, что уже доказал),  то он наверняка прикинул расстояние от страны Воды до сюда и пришел к выводу, что пилюли она приняла. Иначе ей была непонятна его настойчивость. "Что же, ладно, если это ловушка, то ты совершил ошибку, Острый Глаз", - кое-какие тузы в рукаве у нее тоже были. И он даже, возможно, мог заметить острый словно осколок стекла взгляд, который был брошен на него. Излишней подозрительность никогда не будет.

Со стороны дома было заметно движение, но женщина сделала вид, что не слышит оклики активной девочки. Она и так дала себе эмоциональную слабину, а Сузу только ухудшала это состояние. "Не удивлюсь, что все это лишь постановка. Слишком много совпадений. Ситуация, которая так похожа на то, что было в моем детстве. Девочка, чье имя схоже с моим. Если это игра Змеиного Саннина, то он чертовски хорош, а я чертовски сглупила буквально на блюдце показав свои слабости",- прикусила она губу до крови. Но постановка это была или нет, а задание надо было выполнить.

Так просто, правда, ей не дали продолжить реализацию замысла, так как рядом появился тот самый звонкий колокольчик. Как раз в тот момент, когжа женщина метким ударом рукояти оглушала глава бандитов, чтобы закинуть его на лошадь. Скрыть удивление было на сей раз сложно, так как за небольшой горой посуды, которую невесть как удерживала девчушка, было улыбчивое лицо, а буквально под нос Ха была сунута чашка ароматного чая. Женщина сдержанно кивнула, но приняла чашку вместе со своим плащом и брошью, которые тут же на себя и надела. "Я и так ела тут еду. Так что если мне хотели что-то насыпать, то уже это сделали", - подумала она про себя .

- хорошая работа, Сузу-сан, - отозвалась женщина удерживая старую чашку в перчатках. Меч еще до этого был отправлен в ножны за спиной.  -но в следующий раз если решишь подсматривать за кем-то, то делай это так, чтобы никто не видел. - сухо, словно шорох бумаги произнесла она. Вся обстановка в доме и вокруг него почему-то ей напоминала сцену. Чью-то, вернее , вполне известно чью гениальную постановку. Мог бы Белый Змей узнать о ее прошлом? Да запросто. Она в этом ничуть не сомневалась. И далеко не факт, что участники действа знали, что сейчас играют на сцене.
"Либо ты на столько давно не общалась с людьми, что уже и забыла что такое простое человеческое общение", -женщина скосила взгляд на выход из дома как раз в тот момент, когда оттуда выходил Рьеши. Что-то в движениях и голосе Ха явно изменилось: они стали куда тверже и деревянее (хотя куда еще то?). Да и взгляд, который она бросила на спутника так и лучился подозрительностью, но страха в нем не было. Было что-то иное, другое, что-то гораздо глубже.  "У меня есть пара часов прежде чем начнется откат от таблеток, возможно, раньше", - напомнила она сама себе и черная фигура представительницы страны Воды развернулась к посланнику Орочимару.

- сколько времени это у нас займет?, - как бы невзначай поинтересовалась женщина мысленно вспоминая карту этой части мира. Как-никак, но местность, даже незнакомую, знать стоило.

+1

12

- Сколько времени это у нас займет?
Рёши несколько удивился прямоте вопроса. Девушка даже не пыталась скрыть, что ей не нравится, куда развивалась эта ситуация. А сейчас, словно бы в пику этому, Ха буквально соглашалась на поездку. Чуть раньше Рёши ещё и заметил, как недоверчиво девушка смотрела на лошадей - и от этого возникло ощущение, что связная не очень-то умеет сидеть в седле.
И правда, нельзя сказать, что человек без подготовки запросто справится с очень специфическими нагрузками “конного спорта”. Особенно - это Охотник лишь допускал, но и исключить никак не мог - если до этого ему пришлось изрядно вымотаться в пути на своих двоих. Хотя дорожное платье леди Ха не оставляло впечатление занесённого пылью дорог, всё же…
Словом, Рёши не мог точно знать, откуда девушка держала путь и сколько ради этого прошла. И если глаза не лгали - а своим ощущениям Охотник привык доверять - то девушка находилась под действием какого-то стимулятора. Это объяснило бы и перепады настроения, и некоторую… кхм, скованность в реакциях. А все подобные препараты, неважно, насколько бы они не были качественны,всегда имели подводные камни в виде постэффектов.
Если всё так и было, то её вопрос был не столько о том, как долго их конная прогулка будет причинять неудобства, сколько заботой о собственном здоровье. Очевидно, что ни одни шиноби не захотел бы попасть в ситуацию, обнажающую его слабости на враждебной территории.
О том, что страна Звука враждебна ко всем без исключения, Рёши иллюзий не питал. Она была опасна даже для самих жителей страны, куда уж там всяческим гостям…
- Думаю, если выехать прямо сейчас, часов через шесть-восемь окажемся в предместьях, - сообщил Рёши после небольшой паузы. Он достал обычную карту местности - такую, что можно приобрести в каждом хоть сколько-нибудь населённом городке. Никаких тайных баз, схронов и аномальных периметров на ней обозначено не было. Просто карта. Поэтому продемонстрировать её леди Ха вообще не составляло хоть какого-то сомнения.
- Вот по этой дороге, - Рёши провёл пальцем по тонкой линии, бегущей поперёк долины и там упирающейся в точку с непримечательным названием, - до неё, правда, придётся некоторое время покружить по здешней распутице. Так что часов десять, но не больше. Тут я скорее волнуюсь за выносливость наших лошадей.
Рёши всем своим видом демонстрировал, что вполне понимает опасения Ха, однако предлагал о них забыть. Или, по крайней мере, оставить этот вопрос до тех времён, когда он встанет действительно остро.
- А что до возможности нашего раскрытия… точнее, не так: Вашего раскрытия, - с нажимом произнёс Рёши, внимательно следя за реакцией девушки. Та безмолвствовала, но некоторый… налёт беспокойства отразился в её фигуре. Это не было заметно по каким-то особым жестам, выражению лица или осанке - просто невербальное предупреждение. Однако Охотник имел в своих привычках доводить подобные расспросы до конца:
- Я тоже не горю желанием показывать всем и вся свою роль мальчика на побегушках. Поэтому мы и будем маскироваться. Если же этот маскарад пройдёт успешно - а в этом я почти не сомневаюсь - у нас обоих появится отличная возможность посетить нужное место, не изобретая новых личин. Это так плохо?
Не дождавшись ответа, Рёши запрыгнул на спину одной из лошадей. Та мотнула головой, пытаясь поймать в фокус своего огромного чёрного глаза, в котором Рёши разглядел отражение луны и звёзд, своего неожиданного наездника. Убедившись, что это Охотник, невозмутимо треплющий его по холке, конь успокоился и нетерпеливо дёргал головой, пытаясь отвязаться от столба. Совершенно упустивший этот маленький момент Рёши едва не хлопнул себя по лбу, но сдержался - такое обилие эмоций не к лицу шиноби. Особенно на глазах у другого шиноби. Особенно из другой страны.
Особенно девушки.
Последнее замечание было скорее результатом изрядного опыта, чем каким-то наставлением Академии. Куноичи наставляли пользоваться слабостями мужчин. Обнажать уязвимые точки.
Впрочем, для Рёши некая избыточность реакций не была слабостью, скорее - продуктом его постоянных перевоплощений. Не обладай он этой нарочитостью, он бы и играть толком не умел. По крайней мере, таково было мнение самого парня.
Рёши потянулся вперёд, и особым образом дёрнул поводья. Узел он вязал так, чтобы лично смог бы избавиться от него из любой позиции, лишь бы смог дотянуться до поводьев. Потому его оплошность стоила довольно немного. Лишь лично для него унизительное чувство. Но и оно было полезным, не давая утонуть в вечном самолюбовании.
Однако сейчас Рёши просто объезжал непривычный свой транспорт. Им с лошадью нужно было хотя бы в первом приближении притереться к друг другу. Они неспешно прошли круг по скотному двору, где ещё недавно штабелями высилась гора бандитов. Один круг, другой. На третий Рёши сорвал коня в карьер, на четвёртом пошёл рысью. Пятый снова был размеренным, спокойным шагом.
Конь не был чемпионом скачек, не тренировался до изнеможения в манежных шагах. Это был, вероятно, обычный рабочий, которого, как и всё прочее, бандиты умыкнули у крестьян. Однако он умел всё, что требовалось, и Рёши не мог найти ни единой причины, чтобы не потрепать зверя ещё раз.
Тот не был привычен к ласке. Особенно, вероятно, от того, что его прошлый владелец предпочитал всем похвалам крепкий удар меж ушей или нагоняй нагайкой. Конь, конечно, приученный к такому сызмальства, почти наверняка не думал что это плохо. И что когда поступаешь как велено, можно что-то получать.
Закончив заезд, парень также легко соскочил со спины, как и забрался на неё. Конь флегматично тряхнул головой.
- Слушай, брат, - вдруг тихо стал шептать ему на ухо Рёши. Зверь удивлённо опустил свою голову вниз, чтобы странному человеку было проще с ним говорить. Понимал ли он в самом деле что происходит, или просто реагировал странно - было не угадать. Но Охотник про себя решил, что это признак хороший.
- Так вот, брат. Ты сейча вот эту барышню повезёшь. Аккуратно. Чтобы не свалилась. Справишься - я тебе зерна задам. С вином. И шкуру почищу - будешь первый красавец! Так что я на тебя рассчитываю...
То ли конь был куда умнее, чем принято считать, то ли и сам догадался о чём идёт речь - он мотнул головой и словно бы тихо “тпрнул” в сторону леди Ха, словно соглашаясь с заданием. Рёши в благодарность крепко прошёлся по его почти сбритой гриве, почесывая пятерней жёсткий ворс.
Ваш транспорт готов, леди Ха. Надеюсь, поладите. А нам с этим молодым человеком, - Рёши кивнул на многострадального бандита, который изрядно оброс новыми шишками с того момента, как оказался в беспамятстве, - придётся прокатиться вот на этом богатыре.
Второй конь и вправду смотрелся солиднее. Если первый был обычным таким безродным “велосипедом”, то этот был настоящим крестьянским тяжеловесом. Шёл он, наверняка почти куда степеннее. И его флегматичность оправдывалась не столько характером, сколько габаритами. Странно было, что этот зверь не был под седлом вожака. “Хотя… на его фоне этот хлюпик бы просто потерялся”, - без всякой жалости оценил главаря Рёши, закидывая того поперёк седла. Конь даже не шелохнулся - хотя на круп ему прилетело что-то вроде семидесяти кило. Разумеется, будь он спящим, Рё бы ждало отнюдь не весёлое, но захватывающее приключение длинною в ночь, когда разгневанный таким неподобающим пробуждением конь решил бы отобедать чьим-то крайне глупым черепом.
Как хорошо, что всё это находилось лишь в голове у парня!..
К слову, упряжь на зверях была вполне приличная. Да и сами они, не в пример всадникам, были достаточно ухоженные и представительные. То ли конюхом у банды служил кто-то более разумный, то ли у настоящих хозяев их умыкнули совсем недавно.
Так или иначе, Рёши был полностью готов начать путешествие. Теперь он помогал девушке устроиться в седле с максимальным комфортом. Не то что бы Рёши недооценивал Ха-сан, он уже успел убедиться в её талантах по части владения собственным телом. Однако вся сноровка ниндзя пасовала перед многими повседневными вещами. Конь мог и не оценить человека, который с тревогой относится к нему, если бы тот начал корчить из себя невесть что. Животные вообще в этом отношении удивительно чутки.
Впрочем, девушка даже не собиралась сопротивляться помощи - скорее, принимала её как часть той задачи, которая перед ними стояла.
Снова устроившись в седле, но теперь уже вороного коня, Охотник развернулся в седле. Ему было интересно, насколько Ха-сан готова к отправлению. Встретившись с ней взглядом, Рёши вежливо кивнул и пришпорил коня. Правда, вместо шпор у него были лишь каблуки его обычных сапог, однако тяжеловоз не был привередлив и двинулся размеренным шагом. Поравнявшись с девушкой и её конём, Охотник тихонько потрепал его по холке. Всё поняв, зверь стал идти таким же ровным нетряским шагом.
- Кони поломают все ноги, если мы немедленно пустим их в галоп, - пояснил Рёши. Хотя, конечно, у его медленного шага была и ещё одна причина - не зная о навыках верховой езды своей спутницы, он давал ей время привыкнуть к своему скакуну. Приноровившись же, она скорее всего уже была бы в безопасности от любых возможных неурядиц.
Всё же обучение шиноби сообщало множество полезнейших навыков.
Например, умение подстраиваться под любые обстоятельства и работать в них...
Они ехали, помалу прибавляя шаг лошадям. За околицей, пустив их по грунтовому “направлению”, они шли с расстоянием в два-три корпуса друг за другом. Тихий цокот копыт в прибитой вечерними туманами пыли навевал мерную, сонную атмосферу.
Нет, уснуть в седле, конечно, им не светило. Более того, для девушки это было строго противопоказано - даже если заыть о гипотетических пилюлях. Она была не из тех, кто путешествует с комфортом, а скорее - кто ставит цель превыше собственных чаяний. А значит, и себя она гнала нещадно, верно и не особо прибегая к привалам или хотя бы перекусам.
Пускай кому-то и кажется, что шиноби - совершенные механизмы, доведённые тренировками до совершенства тела разума и духа. Они оставались людьми, со всеми свойственными этому состоянию слабостями. Порой - даже более яркими, чем у обычных людей. Ведь сила, которую сообщала им их подготовка, была их же интсрументом самовыражения. А сила то была немалая.
Рёши встряхнул головой, отвлекаясь от внезапно нахлынувших от безделья мыслей. Как бы он не хотел ускорить течение времени, чтобы этот путь не был изматывающим и для него, и для Ха-сан, он мог лишь скоротать время за разговором:
- Итак, леди Ха. Что вам вообще известно о нашей стране?..
Нет, Рёши не пытался “наладить контакт” или, упаси боже, “подкатить” к неприступной девушке. Однако единственный способ контролировать её состояние, чтобы уловить момент, когда она будет готова отрубиться, был связан с разговором. Да, вытянуть много из неё Рёши не рассчитывал - но хотя бы односложных ответов думал добиться.
Интересно, а что об этом думала сама леди Ха?..

+1

13

Женщина чуть нахмурилась. Но это могло ему и показаться. Игра теней всегда была обманчивой. Даже на таком не тронутым эмоциями лице его спутницы. С ее точки зрения все больше походило на ловушку. Зачем тратить силы, когда можно всего лишь подождать, когда девушка попросту вымотается и взять ее без траты ценного ресурса как человечского, так и временного. "Я в сложном положении. Если я откажусь, то брат господина Накамуры умрет. Мне придется держаться до последнего. Не привыкать", -подумала про себя женщина, краем глаза взглянув в сторону зданий, откуда уже неуверенно стали выглядывать простые  горожане.

- Нет, Рьеши-сан, все хорошо. - отозвалась куноичи стараясь не выдавать то, что ее такой план совершенно не устраивал. "Слишком большой промежуток времени. Похоже, что мне придется принять еще одну пилюлю и молиться всем Богам, чтобы мое сердце не остановилось от перегрузки", - эта мысль была самой логичной в текущей ситуации. Нельзя было дать себе отключиться. Надо было убедиться в том, что кровь попадет куда надо. Но все эти блуждания и обходные пути... Кагуя, дай же мне сил. Женщина была привычна к тяжелому физическому труду и сильным нагрузкам. Но постэффекты от пилюль игнорировали крепкость тела, а били непосредственно на внутренние органы. Будущее нарисовывалось не самыми яркими красками. Что-то во взгляде куноичи подсказывало, что выносливость лошадей-это последее, о чем она сейчас думает. Будь ее воля, то она бы уже сломя голову помчалась доставлять колбу непосредственно лично и неважно на сколько бы непоправимый вред был бы для ее здоровья. Такие люди, как она жили лишь одной целью-исполнением. Другое дело, что они же часто и быстро умирали, если только не переводили стрелку своего компаса на иные цели. Что, впрочем, было крайне редко. Для этого необходимо было сильное влияние и, пожалуй, не слабый стресс. Ни того, ни другого в ближайшей орбите девушки не было.  Хотя легкое недопонимание и промелькнуло в ее взгляде. Она привыкла использовать ресурсы до конца, вытягивать досуха лишь бы выполнить свою задачу. И лошади... Лошади не были теми, кто по ее мнению нуждался в том, чтобы служить чем-то большим, чем предметом для исполнения цели. Пожалуй, представитель Ото с ней бы вряд ли согласился. Это было видно по тому, как он обращался с животными.

- Похоже, что животные нравятся Вам гораздо больше, чем люди. - отметила она вполголоса поднимая плащ так, чтобы он теперь закрывал ей половину лица. Маска привлекла бы больше внимания, чем обычный кусок ткани. Это не выглядело странно. Показать свое неумение перед новым знакомым она также не могла, но терпеливо выждала пока животное окажется возле нее. То, что шептал связной она не слышала. У каждого свои странности. И каждому нужен свой лучик света. Она невольно задумалась : а действительно ли этот человек хотел быть шиноби? Или его когда-то влекла более... приземленная жизнь? Слишком уж хорошо он умел договариваться с местными, знал жаргон и ее представление о шиноби практически давало трещину при ударах об реальность. "Возможно, шиноби из страны Звука отличаются даже сильнее, чем я думала", - промелькнуло у нее в голове, но она коротко кивнула оседлав умелым прыжком лошадь. И не сказать, что это было комфортно.

- Знаете. Предпочитаю не иметь между своих ног что-то... мыслящее отдельно. - наконец-то произнесла женщина даже, похоже, не поняв на сколько двусмысленно прозвучала данная фраза, ведь со стороны связанных бандитов раздался нестройный гогот не смотря на все их незавидное положение. Впрочем, столкнувшись с взглядом женщины они также дружно замолчали, словно кто-то провернул рубильник.
Ощутив взгляд в спину, женщина обернулась и кивнула старейшине и Сузу в знак прощания. Она не знала что сказать им, поэтому лишь молча развернулась и дала мужчине вести их вперед ощущая под ногами движение сильных мышц крепкого животного.
Ощущение того, что мужчина медлит теперь и из-за страха того, что спутница не сможет совладеть с конем никак не хотело ее отпускать. И взгляды, которые кидал Рьеши на нее то и дело были тому подтверждением. В конце концов Ха не выдержала
.
- Я не люблю когда люди юлят, господин Рьеши. Нет ничего зазорно в том, чтобы высказать ваши опасения в том, что стоит коню начать бежать, то я упаду. Право слово, меня подобные предположения с вашей стороны даже могут обидеть. - женщина, похоже, не была сильна в дипломатии и цвета привыкла видеть таковыми, какие они есть, а не разбавленными густой краской осторожности. И сейчас была не та ситуация, которая требовала излишней осторожности особенно в таком деле. Будто шиноби не учились падать за все время, которое их тренировали. Это действительно оставляла неприятный горький привкус, кой люди называли обидой.  - и я Вас уверяю, что при текущем положении дел я не упаду. - если женщина и имела какие-то свои опасения на этот счет, то не подавала виду. Но и в излишней самоуверенности ее было сложно обвинить. Скорее, ее можно было бы уличить в самопожертвовании.

Вопрос, который задал спутник на пару минут заставил молчание повиснуть в воздухе, пока женщина раздумывала над ответом.
- Пожалуй, что чужакам тут не место, а те духовные, если я могу, конечно, их так назвать, вены внутри вашей страны на столько переплетены, что любой чужеродный элемент будет здесь поглощен без особого труда. Грибница. Да. Пожалуй, это самое подходящее слово при моем понимании. Слишком сложно для понимания простого обывателя. - "Как я не имею иллюзий в том, что прикажи Великий Змей уничтожить меня, вы выполните это не особо задумываясь", - этого она не говорила, но эта мысль читалась в ее взгляде.  - а следовательно задерживаться мне здесь дольше, чем необходимо не стоит. - женщина выпрямила спину

+1

14

- А следовательно,задерживаться мне здесь дольше, чем необходимо не стоит.
Девушка явственно прятала своё неудовольствие. Ей не нравились ни поездка, ни сам факт того, что она была вынуждена положиться на чью то волю - добрую или нет - в достижении результата. Один лишь факт её упрямого следования к цели показывал, как важно для неё было дело, с которым она пришла в Страну Звука.
Его забота раздражала леди Ха. Впрочем, Рёши и не рассчитывал расположить к себе другого шиноби. Скорее уж хотел удостовериться, что с его спутницей будет всё в порядке.
И уже по одному тому, как остро она отреагировала, становилось ясно, что держится она на одном упрямстве.
Мерно покачивался в седле не только Рёши, но и куль с их общей добычей. Бандит, уложенный в довольно неудобной позе, и рад был бы выразить своё недовольство, однако з заткнутым ртом это сделать не получалось. Да и всякий раз, когда он пытался извернуться, чтобы хоть как-то скрасить своё неожиданное путешествие, Рёши как бы невзначай давал шпоры коню, и тот возвращал всё на круги своя.
Вскоре устав от лишних трепыханий, бандит вновь затих. Молчала и леди Ха, которая явно берегла свои силы чтобы не свалиться.
- Гробница? В какой-то мере, соглашусь. Но скорее не гробница - мавзолей. Это не столько место для погребения мёртвых, сколько место почтения к ним. Может, это и сложно видеть со стороны...
Рёши прервался, не торопясь развивать тему. Говорить о Звуке он любил, хотя и редко находил кого-то, способного выслушивать его мысли дольше пяти минут. Не то что бы они были слишком наивными или идеалистическими - напротив, чаще в них звучали известные претензии к тому, как обстояли дела.
Это во многом и отпугивало собеседников - нелестно отзываться об Орочимару-сама, или поносить его творение - что саму страну, что её части - было делом крайне необдуманным. Или даже опасным.
Но Рёши лучше других понимал всю глупость подобных опасений. Орочимару, сидя в своём логове, интересовали  лишь опыты, которые он проводил. Он не управлял страной больше, чем это требовалось чтобы оставаться обеспеченным всем потребным. Он не был глуп, не превращал всё вокруг себя в выжженную пустыню лишь для удовлетворения собственных прихотей. Но и не слишком заботился о том, чтобы развивать страну.
Этим, в меру своих способностей и амбиций, занимались руководители лабораторий-убежищ. И именно с их самоуправством и стоило соотносить любые угрозы. А сделать что-то ему, Рёши, они опасались из гнева Орочимару.
Впрочем, тоже совершенно напрасно. Владыку интересовала только возможность вернуть способности Таюи к себе на службу. Сам опыт, а не его результат.
Поэтому-то парень и оказался предоставлен самому себе.
Тем временем спутница Рёши покачивалась в седле, не выказывая особых возражений против продолжения разговора. Рёши не был уверен, было ли это проявлением вежливости, или сил Ха просто не хватало чтобы демонстрировать хоть что-то кроме усталости.
- Владыка для местных - что-то сродни живому божеству. Его почитают, его боятся. Только вот вся страна уже превратилась в его мавзолей. Мы приносим наши достижения к его подножию как трофеи, и складываем их в надежде, что это что-то изменит. Я бы назвал это традицией, да вот только для этого прошло маловато времени.
Охотник в этот раз молчал довольно долго, пытаясь подобрать дальнейшие слова. Создавать неуместные впечатления было сейчас совсем не нужно. А единственное, чего хотел добиться парень - это понимание его слов:
- Вот едем мы по этой “кладбищенской земле”. Но ведь она вовсе не такая - всё здесь также как и в других местах. У меня есть некоторый опыт по этой части, - Рёши невольно улыбнулся, вспоминая некоторые из своих приключений, - А что до “поглощения всего чужеродного” - так это лишь иллюзия. Скорее тут работает тот принцип, когда всякое, что отличается от привычного, быстро становится частью окружающей действительности. Не исключая ни людей, ни открытий, ни традиций
Небольшой перерыв - перевести дух, собраться с мыслями.
-Думаю, окажись ваш клан на этих землях, - Рёши попытался перевести разговор в русло, где его слова хоть сколько-то могли затронуть собеседницу - он бы немедленно развернул кипучую деятельность. И дело было бы даже не в том, сколько у него сил или амбиций. Всё выражалось бы в том, что он “не такой”. Этот маркер бы заставлял людей бежать вперёд сломя голову, пытаясь закрепиться на этой земле. Но к моменту, когда им это всё же удалось, они бы и не заметили, что стали такими же как и местные. Или скорее не так - местные бы обрели достаточно сходств с кланом, чтобы уже не быть другими. Страна Звука работает так. Одна беда - этим процессом никто не руководит, и у него нет ни единой системы, которая бы делала отбор. А если спускать эволюцию с поводка, так мы получим процентов девяносто бесполезных мутаций, десяток вредных и полпроцента полезных. Такая выборка - штука очень опасная.
И снова погружение в тишину. Бандит, слегка ошалевший от рассказа Рёши, как-то жалобно заскулил - видно, страх за свою шкуру пересилил в нём всё. Когда твой ловец без какого-либо видимого затруднения говорит о промахах хозяина страны, волей-неволей начнёшь жалеть сам себя…
Впрочем, у бандита и выбора-то не было.
Дорога расступилась, показалась нормальная, хоть и разбитая по осени, грунтовка. Лошади знали как ходить по распутице, и взяли довольно резвый старт. К тому же, просека, оставленная под дорогу среди лесного массива, на удивление неплохо освещалась луной и звёздами. Потому лошади и шли, не боясь подвернуть копыто или ещё что-то повредить. Рассчёты Рёши оказывались довольно пессимистичными - пока выходило, что у них останется ещё пару часов от того времени, что предсказывал Охотник.
Ко времени, когда по обочине потянулись первые пригородные дома, уже занялся рассвет. Лошади, при всей их удивительной выносливости, уже устали. С тяжеловоза катился крупный пот, и Рёши опасался, как бы конь не околел после этого на холодном, пронизывающем ветру. Маленькая лошадка была куда как более свежа. Да и леди Ха, несмотря на все свои опасения - выраженные явно или неявно - дотянула до города в горделивой позе осанистой аристократки. Вряд ли это было связано с её настроением - вероятно, это просто было следствием её попытки оставаться в сознании.
Лошади замедлили шаг - да и не было уже нужды превращать их поход в скачки со смертью. Пускай Рёши и догадывался, для чего был потребен фиал с кровью, однако видел в спешке излишнюю опасность.
Буквально за пару километров до цели Рёши убедил девушку принять меры по маскировке. Теперь сам Охотник щеголял новеньким камзолом, бандит сделался мешком товаров, а леди Ха…
Верно, сейчас её осанка была как нельзя кстати. Бледный вид, подчёркнутая надменность взгляда и позы - из девушки вышла отличная дочь какого-нибудь не сликшом крупного, но землевладельца. Из той породы, которая сочтёт тебя равным своему кругу, исключительно если твоя родословная занимает хотя бы пару свитков, а богатство измеряется в гектарах земли.
Вот и дозорный пост. Пара зевающих в предрассветном тумане стражников, облачённых в вещи, которые бы не остановили даже обычного бандита. Вестовой махнул рукой, чтобы пришельцы остановились.
- Вы вообще кто? - глупо скребя затылок, спросил один из постовых. Леди Ха промолчала, изображая надменность. Рёши же поспешил ответствовать:
- Так это, вашеблагородь. Я вот, извольте видеть, купец-бакалейщик. Всё чин-чинарём, вот и накладные, вот и подорожная.
Вместе с “подорожной” и прочими “документами" в руки стражнику перетекла изрядная сумма наличности. От этого парень расплылся в довольной, глупой ухмылке:
- С этим порядок. А барышня что? Тоже из купцов этих, как вы там... а, бакалейщиков?
- То нет, это дочка моего благодетеля. Вишь ты женить он её надумал. Да и в городе дела свои справить. А мне-то что. Проследи, говорит. А я уж не поскуплюсь, замолвлю куда надо за тебя словечко...
Излишняя словоохотливость легко превратила стражника в персону, вовлечённую в жизнь “Сёмей-сана” самым непосредственным образом. И взятка, и подробности его нелёгкой жизни сделали их чем-то вроде подельников. Второй стражник недовольно подошёл к своему брату по оружию. В несколько жестов первый сумел объяснить второму, что это люди надёжные. Сколько при этом “пропуска” он утаил лично для себя, а какой частью поделился, оставалось для Рёши вещью совершенно неизведанной.
Однако это Охотника уже мало волновало. Пообещав напоследок, что ждёт “уважаемого стража” пропустить по кружечке за знакомство после смены, Рёши смло проехал в город. Леди Ха последовала за ним.
Найти место для ночлега оказалось и того проще. Город, в отличие от вымирающей на ночь деревни, был переполнен жизнью. И тут и там светились вывески. Освещение давали и фонари, и иллюминация торговых лавок, и даже отдельные товары в витринах. Потому, постучавшись в первую попавшуюся гостиницу - разумеется, она была результатом тщательного выбора Рёши, и встретилась им на пути первой исключительно в результате выбора маршрута - они тут же смогли встать на постой. Благородную даму поселили в отдельном флигеле, а сам “купец-бакалейщик” предпочёл оставаться в людской. Хозяин заведения, посмотрев на это, лишь хмыкнул - по всему выходило, что торгаш был вынужден жить не по средствам, чтобы обеспечить свою спутницу привычным для неё уровнем комфорта.
Кажется, они оказались во вполне сносных апартаментах. Так что зайдя в комнату девушки, как будто бы ради того, чтобы занести её багаж, Рёши сгрузил на пол тело трепыхающегося бандита в угол и сказал:
- С прибытием, леди Ха. Полагаю, что сейчас вы можете позволить себе немного отдохнуть. А я тем временем удалюсь, чтобы удостовериться, что наша посылка окажестя в тех руках, для которых предназначалась.
Девушка устало кивнула, даже не пытаясь опровергнуть тот факт, что смертельно вымотана. Её целью была миссия - и сейчас она совершила всё, что от неё зависело. По чести сказать, свою часть она выполнила ещё там, в деревне.
Парень осторожно удалился, прикрыв дверь. Почесав в затылке, он спустился по лестнице. Оказавшись на первом этаже, он продолжил спускаться, пока не упрёся в закрытую дверь подвала.
Удар. Удар. Ещё два. Почти неприметная щель под самым косяком. Рёши поднял голову, чтобы его лицо могли разглядеть. Тот, кто стоял на часах, совершенно точно должен был видеть через маскировку такого уровня. Рёши как бы невзначай коснулся проклятой печати. Дверь открылась лишь настолько, чтобы парень мог туда проскользнуть, не больше.
- Рёши-сама, приятно вас видеть - прошелестел бесцветный голос очередного агента Орочимару - что привело вас сюда?
- Полагаю, что играть в эту странную игру настроения нет ни у меня, ни у вас, Асирпа-сан. Вот.
Парень выложил перед человеком, скрывающимся за маской без опознавательных знаков, свиток, в который запечатал сосуд с кровью. Под присмотром часового он развернул свиток, сложил печати и извлёк из него тот самый фиал. Асирпа-сан невозмутимо приняла его из рук Рёщи и положила в какую-то ячейку на полке.
Вообще всё помещение подвала представляло собой совсем небольшую комнатку, где умещалась одна только Асирпа-сан да большой письменный стол. Справа и слева от них располагались полки, одну из которых теперь занимала его, Рёши, посылка.
- Ещё мне нужен медик. У моей… спутницы, вероятно, интоксикация боевыми стимуляторами.  Думаю, ничего серьёзного, однако…
- Я понимаю. Что-нибудь ещё?
- Нет. Приятного вам дня,Асирпа-сан.
- Взаимно, Рёши-сама.
В голосе аегнта не слышно было никакого пиетета, в противоположность обращению. Впрочем, ничего иного парень и не ожидал. Хотя, пожалуй, именно этот связной внушал Рёши наибольшее доверие - и потом он выбрал местом их временного обитания именно эту гостиницу.
Ну что же, этот этап задания мы оставили позади”, - с некоторым облегчением подумал Рёши, когда дверь в подвал за его спиной закрылась. Теперь ему оставалось только ждать, наслаждаясь ненадолго выпавшим в его руки “отпуском”.
Впрочем, нет покоя грешникам...

+1

15

Бровь девушки немного поползла вверх. Почему-то ей казалось, что те слова, которые вылетал из его уст были не совсем для ее ушей. Как и странно было слышать то, что исполнитель воли Владыки смеет в открытую высказывать свое отношение к происходящему. "Не забывай, что он из Ото. А эти люди привыкли играть двойне и тройные игры."- слышать такое было непривычно. Она бы никогда не осмелилась сказать даже слово наперекор Господину Накамура. Или перед ней был бунтарь, своего рода диссидент? К сожалению, если это было так, то молодого человека в будущем ждала не завидная судьба. Если только Владыке было все равно на то, что гуляет в головах его подчиненных пока они исполняют его волю.
Ведь только полный глупец решился бы идти в открытую против руки, которая их кормит. "Божество? Впрочем... это объяснимо. Змей живет долго. И умеет вести путанные игры. " - эхо беспокойства промелькнуло в ее сознании снова. Словно навязчивый звонок, который звенел над ухом. То, куда ввязался Господин Накамура могло принести куда большие неприятности, чем смерть его брата.
Конечно, она могла сломать его морально, но вот действия теперешние могли привести к тому, что клан попросту бы стал очередной марионеткой в руках Белого Змея. Но кто она была такой, чтобы оспаривать волю главы? Верно, никто.

- Кхм. Господин Рьеши. Я все же говорила о грИбницах, а не о грОбницах. Я имела в виду, что даже если все живут отдельными группами, то их связывают нити, которые не увидишь невооруженным глазом. Сложная система, которую не стоит нарушать.- пояснила женщина свою мысль, бросив быстрый взгляд на бандита, который пытался что-то сделать. Но что? Он был связан и не мог даже толком пошевелиться. - к слову, мне кажется, что последние Ваши высказывания были не совсем для моих ушей. Я, конечно, вряд ли могу давать Вам советы, но критиковать человека наделенного такой властью при человеке, которого совершенно не знаете-не самая удачная мысль. Все-таки мы шиноби. - мужчина мог перехватить тяжелый взгляд на себе, который как-будто намекал, что рано или поздно они могут оказаться врагами и в таком случае его слова сыграют с ним же весьма злую шутку. - конечно, это не угроза, но все же. Не стоит забывать, что отношения в мире шиноби строятся в первую очередь на насильственном методе. Поэтому... ради вашего и моего блага будет лучше, чтобы я не знала о ВСЕХ Ваших мыслях. - конечно, женщина могла и промолчать и взять все на заметку, но какая-то часть человеческого в ней все же осталась и сейчас к Одноглазому обращалась именно она. После и вовсе замолчала.

Игра в переодевание. Это была не самая приятная часть. Даже под хенге и чужой одежде она чувствовала себя не комфортно. Актерское мастерство не входило в список ее талантов, о чем она спутника предупредила заранее. Слушал он ее или нет оставалось загадкой.
Конечно, она прекрасно знала как ведут себя аристократы. Но примерять на себя подобную личину было для ее кощунственно. И только то, что время было на исходе дало возможность спутнику убедить ее в обратном.

Женщина предпочитала более обходные пути и варианты, чем так вот... в открытую идти к охранникам. Оставалось надеяться, что мужчина действительно знает что он делает. Беловолосая кирийка сжала руку на седле и незаметно покрутила запястьем под плащом: оно начинало неметь, а значит держать меч в скором времени станет небольшой проблемой. Вариант того, что она может просто потерять сознание она даже не рассматривала. Она себе не позволила бы.

В который раз женщина поражалась умению нового знакомого находить общий язык с окружением. Для нее это было чем-то новым, даже занимательным. Орин прекрасно осознавала то, что ее социальные навыки оставляют желать лучше и, пожалуй, стоило с этим смириться. У каждого в этом мире было сове предназначение и своя дорога. Она со своей смирилась уже давно. Или, наверное, у нее просто не было сил или желания, чтобы обернуться назад и увидеть все то, что с ней происходило. Или кого-то, кто ее остановил. Одиночество также было ее вечным спутником.

В разговор она не вмешивалась, но все же повернула голову при упоминании ее личности. "Женить? Ничего другого нельзя было придумать?"- впрочем спорить с этим вариантом также было глупо. Обычно внутриклановые проблемы были той стороной политического общества. которую простые обыватели старались игнорировать и не вникать. Кое-кто ссылался на сложности, а кое-кто умнее на то, что себе дороже. С таки выводом также сложно было поспорить. Особенно, если брать во внимание то, к чему обычно приводили крупные конфликты аристократов. Как-никак их деньги были залогом стабильности не только конкретного дома, но и подчиненной элиты и простых граждан. Жаль,что мало кто задумывался о том, что беря подобную власть себе в руки получал и огромной ответственность.

В окружении таких мыслей они покинули блокпост и направились уже в город, который приветствовал путников яркими огнями и шумом. Орин не любила крупные города. Они были слишком шумными, а люди открытыми, как книги. Все пороки наружу. Другое дело -это провинция. Вот там находилось самое интересное. Люди окраин прекрасно знали что такое опасность, а также замечательно умели юлить, скрывать и покрывать. Это были отдельный организм. "Не считая того, что даже этот город являются частью страны Звука. А значит стоит быть аккуратнее",-спекталь продолжился и дальше. Только лишь оказавшись внутри гостиничного номера она наконец-то смогла снять хенге и кивнула Рьеши.
- Благодарю за помощь. И не стоит беспокоится обо мне, Рьеши- сан. - женщина без интереса взглянула на бандита. Это была не ее добыча, а значит и его судьба ее мало интересовало. Когда Рьеши вышел из номера Орин наконец-то откинула голову к стенке и скрестила ноги сложив пару печатей. Отдых отдыхом, а осторожность не помешает. Сенсорные способности забирали много сил, но ей надо было понять полную картину происходящего.

Все вокруг изменило очертание, исказилось, а шумы и голоса словно исчезли. Вот ее спутник. Внизу с другим человеком. Возможно, связным. Люди вокруг же не представляли опасности. Если только, конечно, они не обладали той же способностью, что и она. Неожиданное движение заставило женщину распахнуть глаза как в то время, как бандит, похоже, набравшись сил и храбрости и каким то неведанным образом освободив руки попытался рвануть в сторону окна. На секунду блеснуло лезвие и клинок вошел на половину в оконную раму заблокировав ее таким образом, что бандит не смог бы вытащить лезвие даже при всем своем желании. Женщина же застыла на кровати в не слишком удобной позе и с вытянутой рукой, с которого только что слетело лезвие. Почему она решила его метнуть, пожалуй, она и сама бы не сказала, но на бандита это произвело впечатление.
Глаза цвета сапфира гневно блестели из под серебристых волос, а куноичи тяжело и часто дышала. - только посмей дернуться. И я оторву твою голову - почему-то не приходилось сомневаться в прямоте угрозы, а бандит попятился назад послушно заскулив и сев в угол.

Женщина поднялась тяжелее, чем обычно, и направилась к оконной раме рывком вытянув сталь из деревянной поверхности, после чего внимательно ее осмотрев на предмет царапин. -вы, кажется, не понимаете своего положения. Ваша голова до сих пор на плечах лишь потому, что я тут лишь гость. И я надеюсь на ваше благоразумие в дальнейшем. - Орин развернулась и вернулась на кровать, опустившись на нее и ощущая сильную слабость, от которой дрожали руки, а глаза то и дело пытались закрыться. Сейчас комфорт наоборот играл с ней злую шутку. Куноичи попросту не привыкла к подобным условиям жизни, да и враждебная, как ей казалось, среда не была тем местом, где можно было бы так просто узнать. Иначе был прекрасный шанс не проснуться. "Отдача..."-прикусила она губу и шумно выдохнула практически ощущая волны слабости в своем теле. Впрочем, она была к ним готова, поэтому врасплох они ее не застали. А вот шаги с лестницы заставили ее резко обернуться и даже вскочить снова на ноги. Как-никак ожидание ответа и сроки выполнения задания-это были вещи первоочередной важности сейчас.

+1

16

Девушка была напряжена. Даже нет, не так - она словно получила последнюю каплю энергии, которая должна была сообщить ей возможность узнать результаты его, Рёши, похода. К слову, её неспокойное бдение было очевидно ещё и оттого, что их общий “гость” в страхе забился в самый угол, а в оконной раме торчал до половины вошедший в дерево клинок. “Даже удивительно, что откос не раскололся”, - почти флегматично заметил Охотник, перешагивая порог. Дверь он, конечно же, предварительно открыл.
Заходил он не совсем привычным способом - скорее, имел вид комичный. Он ссутулился, как-то сжался и сперва устроил представление с учтивым оббиванием двери. Пара ударов - и только не усмотрев признаков сопротивления, парень вошёл внутрь.
Девушка следила за его клоунадой без всякого удовольствия. Впрочем, это и было понятно - вся её сила сейчас была волей и упрямством. И долгом, наверное, тоже, однако Рёши предпочитал называть долгом то, что не было личным выбором. А о том, чтобы леди Ха на самом деле имела желание участвовать во всей этой ситуации, у Рёши были определённые сомнения.
- Думаю, пришло время отдохнуть, - начал Охотник, без всяких предисловий усаживаясь на пол напротив кровати. Девушке он одним взглядом предложил сесть уже, чтобы дать отдых измождённой плоти.
- Наши добрые доктора уже поспешили приступить к анализам. Если причина ваших беспокойств - вещь в самом деле серьёзная, к вечеру мы уже будем знать столько ответов, сколько вообще возможно. Хотя бы в этом, леди Ха, можете мне довериться.
Рёши несколько уязвили сказанные раньше девушкой слова о том, что она предпочла бы не слышать и не знать всего, что он рассказал в порыве бездеятельной болтовни.
Охотник и вправду мог признать, что заговорился. Однако его впечатления от Ха-сан несколько смазались. Было заметно, что она не вела двойной игры - или вообще не была на неё способна, или не имела такой задачи. Так что её опасения были… искренни.
А значит Рёши оставалось лишь признать, что он поторопился с оценкой своей знакомой. А свои ошибки ранили самолюбие куда сильнее, чем чужие успехи.
Что же касается нашего общего друга, - Рёши кивнул в сторону бандита, в присутствии парня вдруг вернувшего толику духа - то я не отказался бы получить некоторые сведения. Если вам неинтересно, могу увести его и расспросить в другое место.
Девушка отрицательно кивнула. “Что же, выбор, заслуживающий уважения”, - подумал Охотник, усаживая бандита спиной к стене и распутывая верёвки, которыми тот был окутан словно гусеница в кокон.
Вид у преступника был несвежий. Он и раньше-то не выглядел эталоном мужской красоты, но сейчас был в той критической стадии ужаса, которая не позволяла ему отделять реальность от вымысла. Блуждающий взгляд, судороги, прокатывающиеся волнами по лицу, невпопад сжимающиеся и разжимающиеся кулаки. Рёши был готов поклясться, что с ними они его сапоги, и увидели бы, как он поминутно поджимает пальцы на ногах. “Удивительно, что ни на коне, ни сейчас ещё не появилось лужи”, - с оттенком некоего уважения подумал Рёши, вытаскивая наконец изо рта кляп.Бескровные губы были поджаты, на скулах ходили желваки.
- Ну что, друг мой. Вот мы и оказались тет-а-тет. Хоть и не совсем. Не переживай насчёт нашей уважаемой леди - она ничего с тобой не сделает.
Торопливый кивок. Бандит немного расслабился. “Хорошо”, - подумал парень, намереваясь сделать следующий ход.
Охотник умел пытать. Но предпочитал не доводить до этого. Такой подход, хотя и имел некоторые недостатки, дивиденды приносил куда более ощутимые. К тому же люди, полагающие, будто пытка это некий волшебный трюк, который открывает любые рты, сильно заблуждались.
“Если некий человек сообщит тебе некую вещь” - стоял в ушах как обычно бесцветный голос одного из мириада наставников убежища - “ты должен, повторив пытку, задать ему похожие вопросы. Если его объяснения изменятся, тогда пытай ещё два раза. И так до тех пор, пока допрашиваемый не сумеет трижды ответить на вопросы одинаково. Лишь тогда считай, что твоё дознание было проведено тщательно, и может рассчитывать на правдивость показаний”.
И основной загвоздкой оказывалось отнюдь не задавание вопросов, а содержание подозреваемого в той кондиции, когда он ещё может отвечать на вопросы, но при этом истязается очередным способом. Именно в способности сохранять жертву годной для ведения следствия отличались восторженные неофиты и мастера заплечных дел.
- У тебя, мой друг, два варианта. Один из них - ты ответишь на мои вопросы. Откровенно, но коротко и по существу. Второй - мы с тобой отправимся на короткую прогулку...
Бандит сглотнул. Он уже предвидел, чем закончилась бы подобная прогулка, однако Рёши поспешил его переубедить:
- О нет, мой друг. Я не стану убивать тебя - хоть это и утешило бы моё сердце, большей пользы это не принесёт. А когда что-то не приносит мне выгоды - я этого не делаю. Поэтому я сделаю проще. Я продам тебя...
У разбойника сбилось дыхание - видимо, разыгравшееся воображение рисовало какие-то уж совсем фантасмагорические образы. В этот раз Охотник не стал прерывать расшалившееся сознание бондита, давая томуу повариться в котелке собственной головы.
- Знаешь чем этот город знаменит в мире контрабандистов? Тем, что здесь есть одно очень интересное заведение. Рынок рабов называется. Как думаешь, чем там занимаются?..
По схолонувшему с лица бандита цвету было очевидно, что тот осознавал перспективы. Да и понятно было, что этого бедолагу готовили как угодно - если вообще готовили, конечно - но только не на ментальную устойчивость. Однако Рёши не был бы собой, если бы не довершил разгром противника ещё одной фразой:
- А знаешь как меня зовут, парень? Дорей но Рёши...
Это был совершенно точно контрольный. Имя Охотника на Рабов, хоть и не было по-настоящему знаменито, воспринималось скорее как пугалка для народа. Однако чтобы осмелиться себя так называть, надо было либо иметь совершенно железные нервы и уйму товарищей, способных убедить в этом кого-угодно…
Либо и в самом деле иметь достаточно сил, чтобы называться так. Например, быть НАСТОЯЩИМ охотником.
И тут бандит раскололся надвое и пополам. Он, захлёбываясь в страхе и соплях, пытался уместить в наименьшее число слов всё что знал - и всё, что смог изобрести по ходу. Рёши не ловил бандита на откровенно лживых словах - просто принимал к сведению каждую мелочь. Ободрённый таким благосклонным отношением, разбойник всё продолжал и продолжал, надеясь что за потоком слов его жизнь обретает хоть какую-то ценность.
- Знаешь что, друг мой, - неожиданно прервал словоизлияния преступника Рёши - хватит, пожалуй. Ты начал повторяться. Не трясись - я, пожалуй, знаю как применить твои вдруг открывшиеся таланты.
Непонимание во взгляде и смутная надежда, что ему удастся пережить этот день. Со стороны леди Ха не было ни единой реплики - возможно, что она отошла ко сну, или просто наблюдала за допросом.
- Так что, парень, думаю, ты наблюдателен, верно? Как насчёт того, чтобы рассказывать мне и новые интересные байки, прямо как сейчас?
Секундная заминка. Потом кивок.
- Вечером ты отправишься назад - думаю, не мне рассказывать тебе дорогу. Когда доедешь до деревни, дождёшься вечера и потихоньку выведешь свою эту банду оттуда. Не вздумай шалить - узнаю, и в следующий раз будешь работать экспонатом в анатомическом театре Владыки Орочимару. А у него такой есть, я сам видел. Как думаешь, весело быть рассечённым пополам, чтобы все видели твои кишки и их работу, но ты при этом был бы жив?
Бандит вновь сглотнул. Конечно, это был блеф со стороны Рёши - наверняка о существовании такой штуки он не знал. Но что-то ему подсказывало, что сделать её Владыка мог с закрытыми глазами за пару минут. Не отвлекаясь при этом от основного исследования.
- Так вот. Отправишься к своему боссу, и там сообщишь, что вам намяли бока, но тебе удалось подслушать разговор, и потом сбежать. Расскажешь всё поминутно - исключая этот разговор. Думаю, за информацию тебя наградят. А потом. Потом ты будешь заходить в один трактирчик, и там выпивать. Один, с друзьями - мне не важно. Главное, чтобы ты там появлялся. Если что-то срочное - отправь туда письмецо, где просишь найти себе комнатку и бабу поядрёней. Это там в порядке вещей… впрочем, кому я рассказываю, ты ведь там бывал не единожды, правда?..
Несчастный утвердительно закивал, да так активно, будто только от этого зависела его жизнь. Рёши почти радостно улыбнулся. При этом, уже давно сняв собственное хенге, он решил окончательно поставить точку в этой авантюре. Как будто случайно повязка на его голове съехала и глазам тут же побледневшего бандита предстал шрам Рёши. Пустая глазница уставилась на неудавшегося грабителя красно-чёрным провалом.
На этом вербовка агента была по сути закончена. Охотник почти по-отечески пожурил дрожащего словно осиновый лист соглядатая, Тот пытался вжаться в стенку - похоже, что внешний вид Рёши практически доконал бандита.
Вскоре разбойник уже украдкой выбрался из комнаты, торопясь претворить в жизнь план Рёши. Впрочем, ему уже было всё равно - немного пищи для размышлений у него появилось. Парень прошёлся по комнате, мерными шагами дробя информацию для анализа. И когда данные образовали хоть сколько-то цельную картину, он остановился и обратился как будто бы в пустоту, но на самом деле имея вполне конкретную собеседницу:
- Итак, леди Ха. У нас образовался очень интересный коленкор. Выходит, что эта банда знала, что в деревне должен появиться какой-то важный гость. Судя по тому, что вас они за такого не сочли - иначе бы напали сразу, а не дожидались бы меня - информацию им на ушко напел кто-то, знавший о письме от вашего… нанимателя моему.
Рёши постарался обойтись как можно более обтекаемыми формулировками. Для него сейчас не имело решительно никакого отличия, кто именно руководил действиями Ха-сан. Более того, это было неважно - суть вопроса была в том, что кто-то хотел проконтролировать их встречу.
- Отсюда мы должны принять две вещи: во-первых, ваш способ сношения компрометирован совершенно, и во-вторых - тому, кто это сделал, по крайней мере известна цель вашего визита. Был ли он её причиной, или является третьей стороной - это уже неважно. Но, думаю, вашему господину будет очень и очень интересно узнать об этом. А самое важное, учитывая, что они совершили нападение - вероятно, что ситуация как она существует сейчас, вашего врага вполне устраивает. Видимо вмешательство Владыки в их планы не входит - впрочем, он явно не опасался возможности, что банду накроют. Либо считает себя недосягаемым, либо, что более вероятно, полагает, что бандиты вроде нашего общего друга - люди недалёкого ума, и не способны сложить два и два, чтобы прийти к нужным выводам. У вас случайно не сложилось мнения, кто этот ваш противник?..
Рёши не торопил девушку с ответом, прекрасно понимая, что та могла его и вовсе не слышать, находясь в полузабытьи лекарственной интоксикации. Однако любые выводы стоит облекать в форму слов, только тогда они становятся из смутных подозрений вполне реальными угрозами, которые можно хватать за хвост.
А иначе для чего ещё нужны слова, как не делать мнимое реальным?..

+1

17

Поведение нового знакомого вызывало у женщины искреннее недоумение. Все-таки она не обладала никакими навыками невербального общения, как и проблемы с социализацией были на столько явны, что не требовали ума и сноровки для того, чтобы заметить их. Пожалуй, проводи она больше времени с обычными людьми, то ее бы не возникло. Беловолосая попросту не понимала зачем представитель деревни Звука выполняет все эти ненужные телодвижения. Пытается рассмешить ее? Подбодрить? Странное проявление поддержки.

Наверняка часть этих мыслей слишком уж явно отразилась в ее взгляде, так как мужчина тут же прекратил свое представление и вернул свой взор к пленнику. На реплику про лекарство женщина ровно кивнула и даже не сдержала облегченного выдоха. Первая часть задания была выполнена успешно. Но это всего лишь начало. Успешной миссией можно было считать исключительно тогда, когда господин Накамура получит в свои руки необходимые препараты. Тем не менее, женщина смогла найти в себе силы, чтобы в очередной раз подняться с кровати и отвесить легкий поклон под удивленный взгляд бандита в сторону человека без глаза.

- Благодарю Вас за содействие, Рьеши-сан. А также приношу извинения за возможные неудобства, которых привлекло мое появление здесь - отчеканила женщина набором наверняка заученных ранее фраз пока часть серебристо-мышиных волос прикрыла ей лицо - могу ли я узнать какие сроки приготовления препарата? - бандит на фоне неожиданно заерзал. Похоже, что бедняга понимал, что при том, ЧТО именно он слышал здесь, то его наверняка ждет последующая прогулка по дороге, которую он вполне сможет назвать эшафотом. Вернее, так размышляла сама Орин. Она бы, наверное, поступила именно так. Ее руки и так были в крови по локоть. И, признаться, не всегда ей хотелось выполнять эту работу. Поэтому смерть стала ее постоянным спутником. Она привыкла видеть призрак Шинигами в каждом дуновении ветра, в каждом глотке солнца. Можно ли было назвать это ее проклятием? Возможно. Но, порой, видеть мир лишь в серых красках не так уж и плохо. Чувство совести притупляется, а потом и вовсе уходит оставаясь на дне под ледяными пластами забытой морали.

Ее мнение оказалось ошибочным: Рьеши имел свои виды на этого человека, а именно вербовка. "Умно. Гибкий подход",-отметила про себя женщина взвесив "за" и "против". Лишний язык никогда не будет лишним, но и количество рисков это приносило довольно много. Мужчина ведь не отличался умом и стойкостью, а такого сломать можно проще, чем сухой хворост в осеннем лесу. Доверие... Да уж. Об этом в их отношениях надо было думать в последнюю очередь. Шиноби-это люди, чья вся жизнь построена на договорах высшего руководства и иерархии, подчинении. Так что рамки доверия порой несли скорее условный и договорной характер.

Допрос бедного бандита Орин слушала с закрытыми глазами и без особого интереса. Чтобы сломать этого нерадивого человека даже не понадобилось бы серьезных пыточных инструментов. Трус. Он был просто трусом, который выполнял поручения за звонкую монету и легко менял поводок. Такие люди не заслуживали по мнению куноичи даже молитвы после смерти. Но с другой стороны они были удобными пешками для крупных игр. А кто она такая, чтобы мешать пешке делать свои ходы чьей-то опытной рукой? Конец ведь един: она окажется в коробке, когда перестанет быть нужным. Коробке, которая будет закопана на пару метров под землей в лучшем случае.

-Это было... быстро. - произнесла женщина проводив взглядом бандита, который спешил как можно быстрее покинуть это нездоровое место. Грохот на лестнице лишь подтвердил ее мысли и она вновь обратила свой взор на собеседника. - и вновь благодарю за содействие. Но теперь этот человек знает слишком уж много, Вам не кажется? Стоит надавить на него чуть сильнее, чем это сделали Вы и маятник шатнется далеко не в нашу сторону. Так что я надеюсь, что Вы осознаете свои поступки. Страх, несомненно, замечательный мотиватор. Но я также не исключаю того, что на данной территории есть люди пострашнее Вас - слова про анатомический театр Владыки если и произвели на нее впечатление, то не удивили. Ото все-таки было местом без преувеличения злачным и , кто знает, вдруг подобные развлечения здесь возносятся до планки "нормально" ? Проверять, конечно, она это не собиралась.

- Я не удивлюсь, если за мной следили. Отравитель наверняка не хотел бы, чтобы его планы были нарушены подобным образом. Вернее тот, кто стоит за отравителем. А значит наверняка бы отправил кого-то для проверки. Как не исключаю того, что вряд ли энергии в головах тех людей вряд ли хватит для того, чтобы заставить гореть лампочку. Более того, я не могу исключить то, что сам мой наниматель мог запросто... исполнить некоторый обман и самостоятельно дать информации утечь для того, чтобы некий плохой человек начал нервничать и выполнять необдуманные поступки. Как, например, этот кхм. Человек не слишком высокого ума. - женщина коснулась рукой в перчатке головы едва заметно морщась. Ее спина уже не была такой ровной: она позволила себе наконец-то привалиться к стенке. - но я вас уверяю, что смогу с этим разобраться в кратчайшие сроки. Все-таки это уже выходит за рамки исполняемой миссии, не так ли? - во взгляде женщины мелькнула серая сталь. К сожалению, она не рассчитала, что усталость и красные прожилки в глазах все-таки испортят впечатление, поэтому Клинок поспешила прикрыть глаза и одернуть себя. Она не привыкла разговаривать так долго, поэтому ощущала теперь неприятное першение в горле.

Отдых был необходим всем. Даже ей. Так что пообещав собеседнику продолжить разговор чуть позже, женщина сложила ноги в позе лотоса и прикрыла глаза. Правда, перед этим все же хотела уйти на крышу, но перехватив взгляд мужчины все же отказалась от этой затеи. Но и ложиться в кровать обычным способом было для нее слишком уж непривычно, как и ее новому знакомому видеть человека спящем (спящую ли?) сидя.

Орин привыкла отдыхать всегда в полглаза и даже сейчас Рьеши наверняка мог бы заметить белки глаз, которые то и дело мелькали из-под опущенных век. Но как бы силен не был шиноби, но усталость была коварной вещью и брала свое. Клинок слишком поздно ощутила как что-то коснулось ее руки, но и этой секунды хватило для того. чтобы женщина моментально встрепенулась, а острое лезвие оказалось в ее руке направленное острием в сторону неизвестной угрозы, вторая же рука крепко держала чье-то запястье. И этот кто-то проявлял активное недовольство и даже сопротивление. Только когда вспыхнул свет, который на миг ее ослепил, куноичи поняла, что перед ней скорее всего врач, которого мужчина обещал привести не так давно. Но и укола совести не ощутила: не надо было подкрадываться.

Высокий мужчина в очках со следами небритости не лице, но на удивление мягкими руками возмущенно рявкнул
-Знаете ли, когда ты сказал мне сюда явиться и полечить пациента ты как-то забыл сказать, что мне надо будет запастить приличным количество железа! Я , знаешь ли, не привык, чтобы пациенты пытались проверить мой кожный покров на прочность! - побагровел мужчина, но крепкие руки куноичи уже отпустили его руку, в которой мелькнул шприц.

- Простите за мою агрессивность, но металл в вашей руке также не менее опасен - заметила Орин кивнув на металлический наконечник шприца и уже более хмуро обратила взгляд на Рьеши. - полагаю, что в этом случае все-таки надо было меня разбудить. И я повторюсь, что ваша забота на данном этапе ни к чему. Я прекрасно справлюсь и сама лишь необходим отдых.- не смотря на то, что незнакомка из страны Воды только что проснулась, ее речь звучала на удивление чисто и не как у человека, который только что отошел от царства грез. "Почему я не ощутила его присутствие? Неужели Рьеши-сан прав  и все действительно на столько серьезно?", -подумала женщина и бросила быстрый взгляд на окно. Похоже, что с момента их разговора не прошло и пары часов.

+1

18

Наблюдать за Ха, которая совершенно не могла совладать с собственной усталостью, было занятно. Однако слишком долго смущать её своим избыточным вниманием Рёши не собирался. Ну…
По крайней мере так, чтобы это внимание было легкообнаружимо.
На совершенно измотанном лице - лице, надо сказать, стоически изображающем волевую решимость - отразилось облегчение. Так на леди Ха подействовала новость, что задача их в основном сводилась теперь к одному лишь ожиданию. А значит, от них особо и не зависела.
Из пространного комментария, последовавшего чуть позже, Охотник мог установить, что девушка не совсем доверяет его новому “сексоту”. Но тут она допускала обычную ошибку шиноби. Нет, не в том что никому не доверяла - это-то было совершенно правильно. Однако следовало соизмерять риски.
Скажем, если уважаемый… Рёши помялся, подбирая про себя подходящее слово. Ну не звать же парнишку матерными словами лишь оттого, какое он дерьмо как человек? Хотя…
Пожалуй, если он будет Унко, я точно его запомню”, - с усмешкой подумал Охотник, наконец определяясь с конспиративным именем.
Всё дело было в том, что ему, этому самому Унко, было совершенно не с руки рассказывать о том, что он слышал. Рёши намерено говорил не стесняясь - он сделал парнишку соучастником. Теперь, попробуй тот что-то рассказать, и за жизнь свою ему было не получить и ломаного гроша - заказчики очень не любят, когда пешки знают слишком много.
Ну и даже если его сломают - а для этого у загадочного врага должен был быть вполне основательный повод - всё что можно из него вытянуть - это информация, и без того известная врагу. Личность самого Рёши? Установить её оказалось бы несложно, просто потому что в деревне парень её и не пытался скрыть.
Объяснять это полуобморочной спутнице Рёши разумеется не стал - просто молчаливо принял её сомнения к сведенью.
Через полчаса после того, как леди Ха отошла в мир грёз, пользуя для этого позу лотоса - вот уж чего люди, бывает, выдумывают! - и её беспокойный хриплый голос сменился покойный размеренным пыхтением спящего, в дверь постучали. Стук был достаточно осмотрительный, и стук был единичный. Представить, что кто-то будет поступать так случайно было конечно возможно, но…
Рёши не верил в случайности. К тому же и сам просил прислать врача.
Зная Асирпу-сан - по крайней мере в той степени, в которой она позволяла о себе знать - Охотник мог предположить кого угодно в роли доктора. При желании. пожалуй, даже владыку Орочимару. Правда, тот вряд ли бы пришёл, но вот отправить ему весточку напрямую она, вероятно, могла бы. Даже настоящей её должности было невозможно определить - здесь она служила лишь приёмщицей, а в каком-нибудь из убежищ, возможно, являлась главой целого отдела.
А может и всего убежища. Загадочная женщина, одним словом.
Охотник поторопился к двери и осторожно открыл её. Снаружи не было никого - по крайней мере никого, кто мог бы постучать несколько секунд назад. Посмотрев в другой конец коридора - второй этаж гостиницы окольцовывал лестницу большой “П”, И комната “благородной барышни” находилась на стыке двух перекладин - парень разглядел стоящего мужчину довольно примечательной наружности.
Небритый, с очками в тяжёлой роговой оправе. Высокий, но не грузный. Пожалуй, внушающий если не доверие, то по крайней мере почтение в той мере, когда прислушиваешься к словам вне зависимости от отношения к человеку.
Пожалуй, и вправду доктор”, - подумал Рёши. Видя, что гость не торопится реагировать на появление Охотника в коридоре, парень отправился к нему лично.
- Полагаю, что Асирпа-сан вас мне и рекомендовала?
- Полагаю, - с нажимом сообщил мужчина, впрочем, нисколько не сбавляя голоса, - что упоминать об этом вовсе необязательно. Однако мне сообщили, что пациент в комнате.
- Так и есть, досточтимый…
- Досточтимый. На этом и остановимся, - легко согласился врач. Рёши восхитился его прямоте и внушительности.
Я предпочту осмотреть отсюда, если вы не против, - продолжил он, снимая очки и закрывая глаза. Лишь в первое мгновения парень не понял, к чему была сказана эта фраза, однако...
И правда, об этом я не подумал”, - несколько сконфуженно подумал Рёши, наблюдая за работой сенсорики. Сам он этим во всех отношениях полезным навыком не владел. Но слышал о нём только хорошее.
Ещё пару минут мужчина сосредоточенно сверлил взглядом закрытых глаз стену, за которой находилась девушка. Тяжело вздохнув, мужчина водрузил очки обратно на переносицу и только после этого открыл глаза:
По крайней мере ловушек и блоков чакры на её теле я обнаружить не могу. Однако поток настолько нестабилен, словно она чакру выдавливала из себя по меньшей мере с неделю. - Если наложить такой “анамнез” на потребление боевых стимуляторов… странно, что она вообще ещё ходит. Думаю, очень высокая персональная сопротивляемость боли…
- И что же?
- И то, - мужчина чуть недовольно уставился на собеседника, словно указывая тому, как невежливо прерывать чужую, особенно умную, мысль - что теперь я могу перейти, так сказать, к мануальным практикам. Сиречь, к осмотру и пальпации проблемы
С этими словами врач не задерживаясь на месте больше ни секунды, прошагал в комнату. Бог весть, что подумали бы прочие постояльцы, застань они процессию из воровато двигающегося Рёши, всё ещё изображающего тороватого бакалейщика-слугу высокородной дамы, и мужчины, который по виду словно в детстве проглотил шпалу.
Так или иначе, оба оказались внутри. Врач тут же начал совершать действия почти магического характера над девушкой…
Что закончилось для него едва на вывернутым запястьем и крайне неприятным пробуждением для леди Ха, которая по виду была готова в равной степени и поубивать всех присутствующих, и свалиться от лёгкого толчка.
...Я прекрасно справлюсь и сама лишь необходим отдых, - завершила она тираду. Реплики самого Досточтимого на фоне её заявлений как-то затерялись, и Рёши им даже внимания не предоставил.
- Отдых вам и в самом деле не помешает, - сквозь зубы заявил врач, однако всё же пряча иглу в саквояжик, - однако не такой, какой вы себе верно вообразили. У вас, милочка, на лицо острое отравление продуктами распада стимуляторов. Вы вообще в курсе, что от такого людям свойственно умирать? Всю эту дрянь надо будет извлекать из крови - и я вам доложу, ещё довольно долго. Это даже не вопрос того, жалеете вы себя или нет - это просто здравый смысл. Или вам не говорили о дозировке?
- Досточтимый, я понимаю ваше недовольство - всё же вас учили… ну наверное, что вредить себе нельзя. Но будьте чуть снисходительней - на весах лежало больше одной жизни… - Рёши вмешался, будто изображая отрицание. Врач резко обернулся на него, лицо его отражало лишь явственное раздражение. Охотник, поняв, что его игра на публику возымела прямо противоположный эффект, поднял руки изображая сдачу в плен:
- Шучу, мой дорогой друг. Но все те процедуры, что вы предписываете леди Ха, делать можно только в надлежащем месте и с квалифицированным персоналом. Ни того, ни другого в этом городе мы не найдём. Разве что курорты нам предоставит лично Владыка… но обычно за такую путёвку он непомерную цену просит.
- Вы, голубчик, и сами кажется напрашиваетесь. В чисто профилактических целях. Но я здесь ради пациентки, поэтому опустим.
Мужчина принялся рыться в саквояжике - хотя Рёши явственно видел, что нужный предмет врач взял с привычного места, и всё остальное время лишь изображал бурную деятельность. После чего извлёк на свет бумажный конвертик:
- Это тонизирующий напиток. В целом, - Досточтимый воззрился на Рёши с некоторым неудовольствием, словно пытаясь прочитать и его состояние по одному ему ведомым признакам - не лишним будет и для молодого человека. Принимать следует три раза за день. Вкус специфический, но некоторые даже находят приятным. Он позволит вам в целости провести следующую неделю, но после и его силы, увы, станут для вашего состояния лишь сомнительной маскировкой. Так что настоятельно рекомендую воспользоваться им, чтобы дотянуть до места, где вам окажут соответствующий уход.
- Благодарю, Досточтимый. Кажется, вы вот-вот станете кандидатом на роль моего семейного врача. Не то что бы правда были ещё какие-то… - Рёши продолжал ломать комедию, потому как вся ситуация его откровенно забавляла. Сейчас, после всех испытаний, выпавших на их долю за последние полдня, парень нуждался в эмоциональной подпитке.
И такие вот подколки были наилучшим выходом - потому что врач реагировал на них до потешного остро.
- Всё шутите, голубчик… Ну что же, моя работа выполнена - большего я вам предложить не смогу. Слишком уж барышня остро реагирует на осмотр, - неприязненно заметил мужчина, с явным неудовольствием продолжая растирать запястье. В душу ему, видно, запала полусонная защита леди Ха.
С этим врач развернулся на каблуках и поспешил покинуть комнату. В его отстутсвие сразу сделалось как-то легче дышать - Досточтимый совершенно явственно давил и Рёши, и Ха своим авторитетом на медицинском поприще. Даже если бы Охотник сейчас принялся рассказывать, какие НА САМОМ ДЕЛЕ дозы боевых препаратов бывало применяют шиноби, и ничего - вполне себе живут - тот же самый мужчина презрительно поджав губы, сообщил бы - “До первой ошибки. А потом сразу на кладбище”.
И противопоставить этому было бы нечего.
Оставшись Ха один на один, парень задумчиво крутил в руках переданный ему Досточтимым свёрточек с…
- Ба, да это же обычные чайные листья! - с некоторым удивлением сообщил Рёши, разглядывая содержимое бумажки. А чего ещё стоило ожидать? Не листьев табака в самом деле?
С другой стороны последний раз влага оказывалась в глотке Рёши ещё у дома Старосты, когда Сузу раздавала “самый вкусный” чай из горы посуды. К тому же, свёрток с выпечкой от Старосты также находился в сумке парня, всё это время маня его изголодавшийся желудок дивными ароматами.
- Леди Ха, быть может, последуем рекомендациям врача и совершим чаепитие? Пожалуй что нарушать режим выздоровления - самое неразумное, что мы могли бы сейчас сделать… Да и к тому же, до вечера мы оба совершенно свободны...
Зная уже, что Ха не слишком склонна соглашаться с его решениями, парень поторопился приступить к завариванию целебного напитка. Вот уж чего девушка переносила ещё меньше, судя по всем её предыдущим действиям - это пускать уже потраченные усилия впустую. А значит, если чай уже будет на столе, а выпечка - разложена на тарелке, она со скрипом на сердце соизволит присоединиться.
Да и к тому же, как говаривал один мудрец
“Режим питания нарушать нельзя!”

+1

19

Если врач и лечил пациентов ранее, то их подвижность была ограничена. Это объяснило бы реакцию мужчины на неожиданное сопротивление представительницы из страны Воды и искреннее недовольство в серых умных глазах. Есть люди, которые одним своим видом внушают животное чувство послушания на подсознательном уровне. Что-то было в этом человеке, чьи очки теперь блестели в неярком свете ламп внутри номера. Что-то таинственное и пугающее. Орин не любила неизвестность. И пускай голос разума говорил, что надо этому человеку позволить провести необходимые процедуры, но осторожность шептала ей о том, что стоит повременить. Потеря бдительности было последним, что шиноби имел неосторожность утратить. Она же была последним, что они вообще теряли в наземной жизни. И пускай Господин Рьеши и не имел никаких причин сейчас ей вредить, но вряд ли он с уверенностью мог сказать тоже самое об этом человеке.

"Какая сильная энергетика. Люди с ней обычно являются либо причиной великих перемен к лучшему, либо пугающих и, порой, омерзительных действий" - куноичи, да и весь мир шиноби были весьма наслышаны о происках местного Владыки. Паутина лжи, мрачных историй и не менее кошмарных слухов окутала страну до такой степени, что никакой здравомыслящий шиноби по своей воли не рвался на эти территории: глаза и уши Владыки были везде. И это внушало не только страх, но и уважение.
Последний оплот старых традиций, которые причудливо переплелись с современными  технологиями создавая безумный социальный организм под названием Отогакуре.

Разговор мужчин не слишком касался ее сознания, ведь ценной информации там было немного. Врач всего лишь выполнял свою работу и сетовал на нерадивого пациента до глубины души уязвленный столь грубым прерыванием своих обязанностей. Орин даже ощутила небольшой укол совести, но сейчас он был совершенно не к делу. Но и упрекать мужчину в отсутствии чувства юмора было бы неправильно, ведь "лечебным" препаратом, кой он вручил ее новому знакомому оказался простой чай.

Размеренная болтовня Рьеши почему-то создавала атмосферу в комнате непривычно мягкой и обволакивающей, напоминая о давно забытых временах, когда жесткие рамки правил не сковывали ее руки, а беззаботные мысли расцветали в ее голове детской непосредственностью. Попытки представителя из Ото пробить ледяной панцирь созданный годами вызывали лишь отстраненную жалость: как он не понимал, что все это тщетно? И относись он к ней как к обычному посланнику все было бы на порядок проще?

Где-то внутри, там, где плескался горький осадок сожаления подняла голову змея вины, но тут же ее голова была отрублена клинком долга. Неприятный туман в голове не давал женщине сосредоточиться, что только злило беловолосую исполнительницу чужой воли.
Взгляд скользнул на руки и Орин неожиданно вздрогнула, когда увидела предмет, который определенно не должен был находиться в ее руке, а внутри что-то словно оборвалось вызывая во рту неприятное пересыхание: в ее руке аккуратно воткнутый в вену на сгибе локтя торчал уже пустой шприц. Пожалуй, это была первая настоящая эмоция, которая пробилась на лице женщины через толстую броню правил и условностей. И это было глубокое удивление смешанное с намеком на страх. Конечно, Ото было полно сюрпризов, но ввести шприц в вену так, что она при всей ее скорости и внимательности это не заметила было умением высшей степени.

- когда он успел...- рука в перчатке осторожно выдернула иглу из вены и пустой шприц упал на кровать в то время как женщина напряженная словно натянутая до предела стрела лихорадочно прислушивалась к собственным ощущениям. Она ощущала себя обманутой и, пожалуй, даже более уязвленной, чем был до этого доктор. Неприятный коктейль, кой был вернут ей с лихвой, а также напомнил ей о том, что никогда не стоит недооценивать никого, даже если это простой на вид врач. "Простых людей в этой стране не бывает",- осторожно напомнил ей внутренний голос. Призрак паники улетучился также быстро, как и появился. Добрый доктор решил выполнить свою задачу вне зависимости от пожелания своего патрона. Женщина не слишком была знакома с врачебными порядками, но ей почему-то казалось, что эта черта присуща большинству людей этой профессии. Но и рисковать она не могла. Если препарат был введен только сейчас, то часть его можно было успеть вывести.

Она рывком задрала штанину выхватывая из сапога нож и приложила его к месту ввода препарата с определенной целью и острой решительностью. Ей редко приходилось себя жалеть, но еще реже она задумывалась о том, что далеко не все люди могут желать зла ей или ее миссии. Но, пожалуй, виной был образ ее жизни. Увы, но Ха не имела друзей или хотя бы кого-то, на кого она могла положиться по своей воли или хотя бы довериться. Постоянное одиночество пускай и закаляло ее характер, но и клинку нужны ножны, где он может находиться в тихом спокойствии и безопасности до момента, когда понадобиться хозяину.

- похоже, что ваш врач не терпит любые признаки неповиновения - произнесла женщина примеряясь к переплетению голубоватых вен и замахиваясь хищно блеснувшим клинком с слепой решимостью.

+1

20

А вот девушка думала совсем о других материях. Например о невесть откуда взявшемся в её вене шприце, который был немедленно отброшен в сторону. В руке леди Ха хищно блеснула сталь остро отточенного клинка. По всему было видно, что её решимость самым варварским способом избавиться от помощи “Досточтимого” не знала границ.
Не знал Рёши, что именно подтолкнуло его предупредить неминуемый финал этой сцены. По логическому рассуждению, невмешательство было бы лучше с любой стороны. Охотник не мог гарантировать, что справится со своей спутницей.
Не мог он и знать что случится, если она  вдруг решит его покалечить.
Однако закрывать глаза на такую мнительность уже просто не мог:
- Леди Ха, позвольте… - парень с усилием активировал свою проклятую метку - всего на мгновение, но по идее достаточное, чтобы прервать действие девушки, у которой он отобрал клинок. Тот с жалобным звоном отлетел в сторону. Девушка подняла на Рёши взгляд, состоящий наполовину из удивления и непонимания, а на вторую - из досады на своего знакомого.
- Это не лучший способ отблагодарить владельца за предоставленный кров, - полушутя заявил он, зорко наблюдая, бросится ли девушка к оружию, или предпочтёт выслушать его отповедь. Пока всё шло ко второму, хотя парня не оставляло ощущение, что пара неловких реплик - и девушка закончит начатое. Или выпустит ливер лично ему.
- К тому же, вывести что-то таким способом у вас не выйдет. Если уж это специалист - Рёши с нажимом произнёс это слово, упирая на то, каким ему виделся досточтимый доктор - то он оставил орудие преступления, а значит вместе с тем признал это самое преступление, только потому, что изменить ничего уже не выйдет. Будь это яд, вы бы уже лежали тут, корчась в судорогах.
Рёши представил сцену, и пожалел, что природа одарила его достаточно богатой фантазией. К тому же, он решил отчего-то, что и сам бы лежал рядом ипускал пену изо рта. Видимо, сказалось предложение Досточтимого испробовать его чудесный “тонизирующий напиток”.
А если быть совершенно серьёзным, то я бы не стал просить о помощи, если бы видел возможность этого избежать, леди Ха. Потому что доверять местным эскулапам себе дороже.
Парень, наблюдая, как аргументы разума помалу заставляют девушку отступить от не слишком верного решения, почти уже вздохнул с облегчением; Ха только хищным ястребом на него уставилась, и парень остановился на середине процесса. Понял, что едва не отправил на свалку все достижения этого монолога.
- Поэтому предлагаю всё же приступить к нашему чаю. Вот, - парень жестом волшебника извлёк уже готовый чайник и чайную пару, которые успел за несколько мгновений до действия девушки всё же вскипятить. Содержимое конверта развернулось, и в воду упали листья чёрного чая - удивительное предпочтение, учитывая общий характер всех местных магазинчиков. Они крутились, вращались и танцевали, превращая прозрачную воду, от которой тянулся лёгкий парок, в сперва янтарный, а потом и насыщенно-коричневый настой. В воздухе раздался терпкий аромат - не совсем чайный, скорее густо-травяной, с нотками мяты и каких-то ещё незнакомых растений.
- Мне выпить первым? - в шутку заметил Рёши, наполняя глиняную чашку “лекарством”
С некоторым недовольством Ха посмотрела на него. Впрочем, теперь уже это не был взгляд обречённого, у которого отняли последний смысл существования, этакий яростный отчаянный жест. Сейчас девушка была просто не в духе - и это удивительно, что читалось в её выражении лица.
Маска куклы, которой чужды эмоции, не относящиеся к делу, начала трескаться - верно, Ха редко приходилось взаимодействовать с кем-то, кто предпочитал воспринимать её как человека. И из этого она превратилась в того, кем была…
Впрочем, лезть в голову девушке Рёши не собирался. Более того, советовал бы никому так не поступать - это вело к известным проблемам.
Что бы не думал и не говорил Охотник, он всё же первым пригубил чай - обжигающий, но уже не кипящий. Заваривать лист кипятком было для чая чудовищным оскорблением, почти кощунством.
Поэтому температура воды была парнем тщательно выбрана. Он подбирал верный момент, когда горячей воде чайные листочки ответят наиболее честно и полно.
Всё же от чая в этом настое был один лишь цвет - сбор из трав был основой в этой партии. И прочие компоненты тоже не любили кипящей воды - вкус у чая был крайне насыщенный, а значит, Рёши ни в чём не ошибся.
Насколько лечебным был этот напиток? Вряд ли это было настоящим лекарством. Или чем-то, что одно могло изменить состояние что просто усталого Рёши, что истощённой Ха. Однако вкупе с лекарством, которое Досточтимый ввёл девушке, невзирая на её мнение по этому поводу, вероятно, мог обеспечить если не исцеление, то хотя бы устойчивое равновесие.
Настой вполне ощутимо будил какие-то неизвестные внутренние резервы, заставляя их бурлить. Чувство усталости, вызванное многочасовой поездкой на лошади, стало отступать с каждым глотком. Рёши не заметил, как его кружка опустела до одной трети, и лишь когда для питья пришлось запрокинуть голову, смущённо остановился - леди Ха даже не притронулась к своей порции.
- Чёрт, а я и забыл! - хлопнул себя по ноге Рёши, торопливо разворачивая свёрток, который получил ещё от Старосты. Тарелок в комнате не обнаружилось, однако платки, в которые были завёрнуты мучные изделия мужчины, вполне сошли бы за дорожную сервировку.
- Вот он, подарок от нашего общего знакомого. Надеюсь, их температура обратно пропорциональна вкусу, и мне сейчас придётся откусить собственный язык.
Аккуратно приподняв рассыпчатую трубочку, Рёши запихнул её в рот почти целиком.
Вкус был… неописуемый. Ещё по исполнению горячего парень понял, что Староста был настоящим докой. Но сейчас осознал, что единственным его призванием - кроме бытности агентом Владыки Орочимару - должно было стать именно кондитерское дело. Что и как он сделал с тестом, чтобы оно приобрело те свойства, которые имело? Здесь не обошлось без магии - или, скорее, без магии пищевой науки. Без тех инструментов, которые делали обыденные вещи удивительными.
Рёши всецело верил в науку. В то, что её поступь - вещь совершенно неостановимая, и что лишь за ней - будущее.
Но распространяться о подобном в обществе леди Ха он бы не стал - жива ещё была память о её опасениях относительно слишком уж длинного языка Охотника.
***
В этих раздумьях Рёши провёл весь остаток дня - до того самого момента, когда солнце вновь стало клониться за горизонт. Леди Ха снова уснула - в этот раз ещё более мёртвым сном. И чтобы успокоить её, когда она снова пробудится, Охотнику не оставалось ничего иного, как принести ей утешительные новости относительно общей их цели.
Ждать в комнате не было никакого резона - это только лишь призвало бы лишних тревог. Да и размять тело было куда как полезнее, чем тухнуть в четырёх стенах.
Кроме прочего, его новый агент должен был до этого момента прятаться где-то в городе - стоило найти его, и если он из страха потерял остатки рассудка, направить его через ворота верным путём.
“Агент” бывший таковым из одной лишь прихоти Рёши, нашёлся в конюшне, где давеча были оставлены обе лошади. И занимался он там тем, что пытался увести всё такого же флегматичного, как и раньше, коня из стойла. Точнее, этим он занимался часа три-четыре назад. Однако и трясущиеся руки, и общий настрой животного заставили нерадивого шпика уснуть от усталости прямо здесь же, на куче соломы в углу.
Жизнь его от копыт спасал лишь тот факт, что тяжеловоз,ещё недавно кативший Рёши на своём могучем крупе, был слишком незаинтересован в мести бывшему владельцу. Но стоило Рёши подойти поближе, как один его глаз открылся, и после снова закрылся - словно лошадь подмигнула Охотнику, сообщая, что несла дозор. Парень шутливо отдал честь, салютовав коню специально захваченной бутылкой. Притворный сон как рукой сняло, и конь тихо заржал, радостно поддерживая Рёши и его верность однажды данному слову.
В корыте равномерно оказались перемешаны несколько злаков, которые Охотник не скупясь залил вином. По конюшне разнёсся пьянящий аромат.
Кто сказал Рёши, что лошадям можно и нужно задавать такие корма - он ответить бы не смог. Однако по реакции тяжеловоза - а вместе с ним и знаимавшей второе стойло лошадке леди Ха - это было совершенно верное решение. В ясли хором опустились обе лошадиные морды и с упоением захрустели замоченным кормом.
Этот звук и разбудил неудачливого грабителя. Увидев, что над ним склонился Рёши, тот вздрогнул, вжал голову в плечи и зашептал что-то невнятное. Охотник остановил его жестом:
- Не надо лишних слов, мой друг. Ночь пришла, и теперь тебе нужно будет покинуть этот гостеприимный город, раз уж раньше ты с этим не справился. Пойдёшь пешком - кони уже выполнили свою работу и заслужили отдыха. К тому же если ты слишком быстро окажешься у своих подельничков, они могут что-нибудь заподозрить.
Рёши не стал утруждать себя многословными объяснениями, куда и как следовало пройти Унко, чтобы незамеченным уйти из города. К счастью, желание жить прописало бандиту достаточную сообразительность, чтобы выполнять все инструкции без лишних вопросов.
Вскоре новоиспеченный агент отправился в сторону, указанную Рёши для “эвакуации”.
Вы слшиком много позволяете своим шпионам, Рёши-доно, - раздалось неодобрительное со стороны входа на конюшни. Парень не торопился поворачиваться на голос - узнать его было несложно. А, значит, и предположить цели вторженца.
- Асирпа-сан? Вы сегодня удивительно много для меня делаете. Я что, упустил день своего рождения?
- Если не прекратите паясничать, то скорее день смерти, - бесстрастно продолжила женщина, выходя на свет. Впрочем, было заметно, что эта её реплика не была угрозой в прямом свмыле - хотя, вероятно, она и  могла без особых усилий его убить. Более того, эта манера общения сформировалась у Рёши и Асирпы не просто так - женщина лишь для виду изображала недовольство.
- Так что же, наше общее дело оказалось решено быстрее, чем можно было ожидать?
- Быстрее, - не стала отрицать Асирпа-сан, однако в интонации читалось неприятное “но”, - однако это не повод для радости. Исследование я закончила быстро лишь оттого, что яд очевидный. И это самое дурное.
- Дурное?
- Да. От него бесполезно принимать противоядие. Яд уже нанёс весь вред, который мог. Сейчас жертва, вероятно, помалу умирает от разрушения клеток. Таким пациентам можно лишь помогать - но не вылечить.
- И вот так просто мы обсудим это посреди скотного двора?
- Я передала результаты исследования. Если нужно, - женщина достала из широкого рукава плотно запечатанный свиток - вот мои выводы в виде текста. Думаю, что вам лучше покинуть город как можно скорей - не только из необходимости миссии, но и ради безопасности вашей гостьи…
- Что, уже есть виды на её тело? - уточнил Рёши, скорее констатируя факт. Асирпа-сан ничего не ответила, и это было лучшим подтверждением.
- Тогда к чему всё это? И мне сообщать, и прочее…
- Считайте это подарком на ваш день рождения, - с ничего не выражающим лицом заявила женщина. “Совершенно неожиданная шутка”, - заметил про себя Охотник, наблюдая, как Асирпа-сан пропадает из виду, выйдя из светового пятна.
Все задачи Рёши на вечер были выполнены, поэтому он мог вернуться в комнаты. Из конюшни его проводило тихое благодарное ржание двух коней…

Отредактировано Oto no Ryoshi (2020-11-10 15:06:38)

+1

21

Неожиданная вспышка чакры могла показаться лишь порождением ее усталости, но то, как мужчина неожиданно выхватил у нее оружие заставило куноичи удивиться. Второй раз за день. Ранее такого не бывало "Не стоит недооценивать это место. И тем более терять бдительность даже в самой мирной обстановке" - часть недовольства было отражено в ее глазах, но взгляд выражал и невольное восхищение тому, с какой скоростью была проделана работа. К своему позору она не успела определить каким именно образом мужчина смог так быстро среагировать: возможно, дело было лишь в ее усталости, но как объяснить тогда ту внезапную вспышку чакры? Увы, ее ограниченный знания не давали ответа на этот вопрос. Да и ранее, в селении, такой скорости мужчина не демонстрировал. Орин взяла это на заметку. Мало ли в какие ситуации они попадут в будущем.
Но сейчас он действительно был прав и ее импульсивные, если не сказать глупые, действия могли привести к неприятным последствиям. Например, переруби она себе более серьезные внутренние линии и пришлось бы вновь вызывать того самого врача снова. Чем бы закончилась вторая такая встреча учитывая сноровку вышеупомянутого доктора узнать не хотелось. Так что короткий кивок был ему ответов да и препарат уже начал наверняка действовать, ведь ценные секунды были потеряны. Орин не любила, когда обстоятельства ставила ей палки в колеса. Конечно, в таком месте, как страна Звука ничего не могло пройти гладко, но что ее так легко утянут в сети местной системы... В следующий раз надо было быть в десятки раз осторожнее. Если, конечно, следующий раз будет.

Женщина опустила ноги с кровати и встала, чтобы забрать выбитое лезвие, после чего оно вновь было отправлено в сапог. Разбрасываться расходниками ей не хотелось, ведь платила она за оружие практически из своего собственного кармана, который не так уж и часто пополнялся.
-да, вы правы,-наконец-то произнесла она давая Рьеши возможность наконец-то взяться за чайные листья. Беловолосая женщина в упор не понимала местное желание то накормить ее, то вылечить. Исходя из слухов страна Звука не слишком то делилась своими дарами с чужими, да и подобная навязчивость скорее вызывала напряжение, что в свою очередь мешало выполнению задания. Да и ели они не так давно.
Запах чая приятно распространилась по комнате и оставалось лишь отдать дань уважения врачу, ведь запах действительно был прелестен, что невольно вызывало желание его попробовать. На вопрос о том стоит ли ему выпить первым женщина лишь неопределенно пожала плечами. Она не слишком часто имела возможность насладиться тонизирующими листьями и предаться приятным думам или просто отдыхать душой и телом.
Откровенно говоря, она вообще не имела предпочтений ни в еде, ни в питье. Это было ей слишком не по рангу. Более того, вряд ли бы она сразу смогла сказать какая пища ей нравится, а какая вызывает отвращение.

-похоже, что вы знаете толк в чаепитиях. - отметила женщина, но отказываться не стала лишь скользнув взглядом по тому, как мужчина уничтожает угощение из селения. - я не голодна. - пояснила она ему в ответ на вопросительный взгляд. Сидеть за столом с кем-то в подобном месте также вызывало у нее не слишком приятные ощущения. Они были попросту непривычны для нее, ведь обычно употребление пищи ограничивалось костром или быстрым перекусом в месте, которое не слишком предназначено для этого. - есть, чтобы жить. - уже тише произнесла она про себя чужое утверждение. Вряд ли она вообще была способна на то, чтобы наслаждаться пищей, поэтому отломленный кусок был скорее для того, чтобы уважить чужой труд. Это женщина ценила.

Нельзя было недооценивать и старание доктора, а также признать его правоту в том, что ее отказ в лечении мог бы закончиться весьма грустно. Болезненная судорога и сильная слабость постепенно отступали давая место гораздо более здоровой усталости без признаков одышки и головокружения.

-передайте мою благодарность и глубочайшие извинения врачу. Мой поступок наверняка оскорбил его.- произнесла она прежде чем позволила себе вновь отправиться на отдых. В голове, правда, пронеслась кромольная мысль, что неплохо было бы изучить окрестности, но это было бы даже слишком безрассудно. "Тебя уже пару раз поставили на место, а ты вновь пытаешься выполнить необдуманный поступок" - обратилась она сама к себе, вернувшись в ровное положение на кровати и прикрыв глаза. За ними наверняка наблюдали и это было целиком и полностью оправдано. Оставалось лишь привести себя в чувства и ожидать результатов. Пожалуй, это был первый раз за долгое время когда женщина спала спокойно и без сновидений.
***

Пробуждение было резким и быстрым спустя несколько часов. Своего сопровождающего она не обнаружила, но остатки чай все еще стояли на столе, быстрый взгляд на ее вещи также дал понять о том, что к ним не прикасались. Ха сонно моргнула пару раз прежде чем встать на ноги и отправиться в душевую, чтобы привести себя в порядок, ведь днем ранее было не до этого. Много времени это не заняло.
Стоя под горячей водой женщина размышляла о том на сколько человек беззащитен в таком положении. Правда, ее собственное оружие стояло сейчас рядом и достаточно было протянуть руку, чтобы его схватить. Беловолосая не сдержала тихого смешка прежде чем покинула белоснежное помещение уже в собранном виде и только небольшой пар был доказательством того, что помещение все-таки использовали.

Сейчас впервые она ощущала неприятное чувство пустоты, даже, просто времени. Оно тянулось бесконечно и ожидание было мукой. Куноичи оперлась руками о подоконник и выглянула на улицу из-за шторы: город был оживлен и сейчас уйма людей людей сновала туда-сюда. Оставаться здесь не хотелось, поэтому женщина парой прыжков переместилась на крышу оставаясь при этом в тени, но и оставив раму немного приоткрытой- так мужчина должен был догадаться, как она надеялась, что она отправилась осмотреться. Ха присела на одно колено и скользнула взглядом по толпе еще раз. Пара моментов ей не слишком нравилась: первый- это мужчина, которого она заметила еще с окна и его отсутствие заказа в течении продолжительного времени. Еще пара человек скрывались в тенях. Они были незаметны для обычных обывателей, но и исполнительница чужой воли дурой отнюдь не была, поэтому первым делом просмотрела те места, которые использовала бы сама для игр в прятки. "Но не нападают. Не знают зачем я тут, похоже. Или не могут пока я внутри здания. Как-никак территория Великого Змея и его подчиненных. Но это уже не простые пешки, осторожные. И , похоже, не такие дураки как предыдущие. Или совсем другие люди...? Тогда что им необходимо здесь?" - ведь они вполне могли пробраться в комнату, закончилось все, естественно, решением вопроса силовым методом, но  пока у нее не было даже малейшего представления о том, что здесь делают эти люди. Или это были еще одни подчиненные Вечного Змея? Глава Ото находился всегда в тени, а оттуда легче всего было наблюдать и незаметно выставлять на доску новые фигуры. Пальцы женщины задумчиво прошлись по рукояти меча. Вряд ли от их глаз ушло то, что одно из окно оказалось приоткрытым, но никаких действий неизвестные не предпринимали. "Либо в гостинице находится кто-то еще, другая цель, которая им необходима" - женщина выдохнула и сложила печать сенсорики. Это хотя бы дало ей возможность узнать на сколько сильные эти люди. Спектр снова изменился на серые тона, а звуки отошли на второй план и стали глухими. Лицо куноичи немного дернулось. Все было плохо и если эти люди действительно пришли сюда, чтобы помешать ей выполнить ее поручение, то бой будет весьма тяжелым.

+1

22

Интересно, однако, пляшут девки”, - удивлённо заметил Рёши про себя, когда вышел на улицу. Торопить своё возвращение именно внутрь гостиницы резона не было никакого. Выходить по ночному времени имело смысл только тогда, когда ты прибыл внутрь совершеннейшим инкогнито. Однако и Охотник, и его спутница уже усилиями первого оказались вплетены в непростые человеческие отношения внутри этого города.
Да, пускай и только чуть-чуть… Но как говорила народная мудрость: “Увяз коготок - всей птичке пропасть”. Да и наладить знакомство со стражниками, которые в следующий раз приветливо помашут ему вместо того, чтобы тыкать дрекольём в сумки и потроша, если таковая появится, телегу, было безусловно полезно.
Каждому по потребностям”, - с улыбкой заметил он, провожая взглядом очередных прохожих.
Впрочем, привлекла его не обычная вечерняя кутерьма города. Напротив, в ней можно было без труда углядеть несколько неестественных моментов. То тут то там находились люди, которые усиленно симулировали кипучую деятельность. Только вот все их усилия пропадали втуне - вокруг них всё равно сохранялись словно зоны отчуждения, нарушить которые никто не решался.
Неопытные они, однако”, - заметил парень знавший, как правильно устанавливать внешнее наблюдение. Конечно, и он сам прошёл через стадию, когда работал теми же незамысловатыми методами. И более того, совершил куда больше глупых, стыдных ошибок.
Но он-то учился работать, а эти голубчики совершенно явственно считали, что всё делают правильно. А тем временем человек в богатом одеянии, сидевший в течение пяти минут посреди пустого зала открытой веранды, и ни разу не подозвавший официанта - за такую легенду хотелось выпороть его начальство, и его самого. К тому же, одежды нимало не соответствовали уровню заведения - люди такого статуса бы сочли ниже своего достоинства садиться на открытой террасе, ещё и без личного разносчика. Судя по растерянным взглядам хозяина, нет-нет, да бросавшего взгляд на посетителя, он тоже не понимал причины подобных посещений. Впрочем, он мог подумать, что это человек городского самоуправления - пришёл проверить жалобы посетителей. Оттого он, верно, и боялся даже лишний раз обращать внимание на вельможу… по началу.
Остальные шпики были и того хуже - в их действиях вообще не было слаженности. с тем же успехом они могли, старательно смотря в другую сторону и насвистывая себе под нос, пырять ножами людей у всех на глазах.
Если это и были шиноби, то их специализацией была явно не подрывная работа и разведка.
Парень сперва ещё сомневался, с какими целями эти люди явились в город - мало ли сколько вокруг было по-настоящему важных персон. Но их нескрываемый интерес к гостинице, а вкупе с ним расслабленное, почти наплевательское отношение к реакции окружающих, говорили явно.
Их интересовала леди Ха.
Рёши немедленно вспомнил напутствие Асирпы-сан относительно того, что тело девушки является ходовым товаром, и едва ли что-то сдержит “тёмные силы” от попыток этим телом завладеть.
“Такого коленкора я не ожидал. Ай да Почтенный, ай да сукин сын!”,  -подумал Охотник, прикидывая, кто мог распознать в Ха что-то необычное.
Ответ напрашивался сам собой - доктор, обладавший сенсорными способностями, увидел в чакре пациентки что-то такое, что привело его в ажитацию.
Почему-то Рёши совершенно не допускал, что врач оставался лицом третьим, и лишь сообщил информацию кому-то, кто ей воспользовался. С другой стороны это мало влияло на соотношение сил.
Рёши старательно проследил за тем, куда направлены взгляды его противников. Что ж, они не сводили жадных глаз с гостиницы, провожая каждого оттуда выходящего короткими энергичными жестами. Вряд ли кто-то принял их за некий тайный язык - однако Рёши имел достаточно опыта, чтобы видеть закономерности в жестах.
По-видимому, их наниматель не озаботился дать точное описание леди Ха, иначе им бы не пришлось поминутно делать замысловатые жесты руками и головами. По всем их действиям было видно, что терпение парней на пределе - ещё чуть-чуть, и они бросятся в здание, не считаясь со своей маскировкой.
А устраивать кровопролитие Охотник не имел ни малейшего желания -  пешки Владыки оставались пешками Владыки, и отбирать игрушки у Орочимару было занятием неразумным.
Потому парень оказался недалеко от пары наблюдателей довольно споро - лишь озаботился проверить, чтобы их “напарник” не заметил этого маневра.
Двигаясь в тенях, Рёши оказался за их спинами. После чего аккуратно положил руки им на плечи. Оба вздрогнули - слишком привыкли, что все вокруг считают их присутствие неизбежным, а значит - непоколебимым:
- Друзья мои, что вы так поздно забыли рядом с моей берлогой? - вкрадчиво поинтересовался Охотник. Все его слова достаточно прозрачно сообщали, что их дейсвтия уже раскрыты. Этого не могли не понять даже полные остолопы - а эти ребята, при всех их недостатках, глупыми не были.
- А… Что ты, мужик, забыл там? У нас работа, - несколько нервно и скомкано сообщил один из них. Его напарник, чуть слышно охнув скривился. “Держать язык за зубами - яно не их”, - восхитился такому развороту Рёши.
Поняв, что сдал контору с потрохами, парень заткнулся.
По-хорошему, имея преимущество в численности, они должны были сейчас либо убегать, стремясь уведомить остальных участников в провале, либо пытаться схватить самого Охотника. Видимо, ни один из вариантов им не понравился, и они просто в нерешительности замерли.
Видимо, благородный господин в кафе - их мозговой центр”, - сделал вывод Рёши. Сжав руку посильней - один из охотников за телами дёрнулся от боли - Охотник заявил:
- Друзья! Если я увижу хоть одного из вас на пороге, у вашего мастера, - многозначительный кивок в сторону заметного отсюда “вельможу” - станет на двух подручных меньше. А тело принадлежит мне - по праву первооткрывателя, так сказать. Готовы спорить с этим? По глазам вижу, что нет. Так что срочно отправляйтесь в кроватки, вам уже давно пора видеть третьи сны...
Парни торопливо кивнули. Для того, чтобы убедить их в своей подавляющей силе, не требовалось быть палачом, за которым тянулся шлейф трупов.
К тому же угрожать в городе Орочимару могли себе позволить только слуги Орочимару. Эти же господа, вероятно, были не больше чем охотниками за головами. Возможно, что в смысле захвата целей они имели способности вполне на уровне.
Но в сопротивлении неожиданностям, пожалуй, были не сильнее котят.
После этого Рёши спокойным прогулочным шагом зашёл внутрь гостиницы. Постояльца никто не встречал - впрочем, он по легенде поселился в людской, среди тех, кому, как и ему самому, не хватало денег на отдельные комнаты. Или кто экономил, будучи прижимистым до крайности персонажем.
В комнате было пусто. Впрочем, не надо было быть гением дедукции, чтобы понять, куда делась Леди Ха.
Открытое окно, вкупе с заправленной постелью - девушка была удивительно аккуратна, особенно для текущего её состояния - давали понять, что покинула она комнату добровольно, да и к тому же приняв все приличевствовавшие променаду процедуры. На то же наталкивало и полотенце, оставленное на спинке кресла - к слову, так же аккуратно свёрнутое.
Путь её лежал на крышу - или куда-то, куда через эту самую крышу можно было попасть. Не найдя ничего лучше, парень поспешил повторить путь покорительницы чердаков, и выбрался наверх.
Нашёл он девушку довольно скоро - та и не думала скрываться от его пытливых глаз. Судя по позе и напряжению в конечностях, Ха также заметила слежку, и её поведение выдавало тревогу относительно будущего миссии.
Несложно догадаться - её выводы относительно шансов справиться с ситуацией неутешительные”,  - подумал Рёши, - “сколько бы сильна она не была, но драться с целым городом отморозков, находясь на грани медикаментозной комы - идея не сахар”.
Для Рёши план складывался из множества частей. Часть их была ясна, словно луна в безоблачную ночь. Другая - зависела от множества факторов. Единственное, что связывало планы воедино - действие быстрое, непредсказуемое для противников. Раз выбить их из колеи удалось - дело оставалось за малым. Наносить удар за ударом так, чтобы лишь глаза на лоб лезли.
Для противодействия любителям продуманных планов это была лучшая из тактик - Охотник легко мог преставить себя на месте незадачливого противника, и разрушение всех собственных точных построений почти навернякак ввергло бы его в состояние тихого бешенства.
А когда в бешенстве тот, кому положено держать голову холодной и рациональной - он неменуемо совершает ошибки. Малые, большие - никакого значения это не имеет.
Реши двигался по крыше если не бесшумно, то очень близко к тому. В конце концов, это был город Орочимару, и уж особенности его Рёши имел возможность изучить во всех подробностях. Вместо приветствия Рёши шепнул, подкравшись почти вплотную:
- Вечер так прекрасен, леди Ха. Наслаждаетесь видами?..
Девушка жестом показала, что придлежение Рёши не стало для неё сюрпризом. Рёши даже слегка расстроился, впрочем, лишь напоказ. Вместо развития темы с пейзажами ночного города парень приступил к рассказу об произошедшем начиная с момента, когда леди Ха отправилась в царство снов. Хотя, конечно, Рёши подозревал, что никаких снов девушка не видела-
- В нашей ситуации, - подвёл черту под своими словами Охотник, стараясь оставаться спокойным, - следует двигаться к границе. Как - это уже выбор наш. В конце концов, моя задача была в том, чтобы встретить посланца у границы, и там же его проводить. Не скажу, что провал ляжет на мою совесть неподъёмной ношей, но я предпочитаю держать её налегке - на случай, если случиться что-то действительно дурное. Первую волну я сбил - думаю, они придут в себя где-то через полчаса-час. Но это только одна группа. Если поднимется шум относительно ваших… эм, способностей - желающих станет куда как больше.
Расписывая опасности их нового предприятия, Рёши не мог не заметить, что общество леди Ха стал воспринимать как само собой разумеющееся. Она не была назойлива, была немногословна, исполнительна - судя хотя бы уже по тому, как держалась цели их миссии. И всё это делало её участие каким-то…
Уместным, что ли?..
Пожалуй, если бы эта “статуя” по имени Ха - вымышленному или нет - оказалась бы его напарницей на постоянной основе…
Рёши был бы не против. Это намного лучше, чем останавливать очередного неуправляемого подручного Владыки, в надежде на его послушание…
Или верность. Пожалуй, что именно последнего не хватало в отношении девушки.
Она, конечно, была верна своему загадочному патрону, ради которого прошла огонь и воду. Вот только это была скорее не верность заслуженная, а просто принятая - это читалось сквозь всю мотивацию девушки.
И подобная причина для исполнения приказов была слишком ненадёжной, чтобы Рёши в самом деле мог полагаться на союз, скреплённый подобным образом.
Впрочем… сейчас у него не было времени выбирать средства и методы.
Представление… начиналось!..

+1

23

Волновали ли ее люди внизу? Вряд ли. Они были лишь помехой к ее цели. Пожалуй, она бы даже не задумывалась над выбором стоит ли сохранить их живыми или дать забыть в тьме преисподни. Наверное, именно этот выбор, вернее его часть, давала опускаться ей все ниже и ниже в пучину, откуда нет выхода, а ничья рука не могла ее вытянуть оттуда. Тьма всегда мягкая. Мягкая и глубокая. Опускаясь все ниже все больше забываешься, теряешь себя, забываешь себя, теряешь те ниточки, которые делают тебя человеком. Пожалуй, Орин давно теряла их одна за одной. Жизнь людей-странная штука. Стоит завернуть не за тот угол и рано или поздно понимаешь, что стоишь на дне, а сверху лишь видны яркие блики легких душ, которым посчастливилось найти свой путь. А потом зависть. Зависть как якорь, который тянет все ниже и ниже. Зависть как якорь, который бьет больно, в самую душу и задаешься вопросом: почему они, почему не я? Почему я остался жив тогда, почему мне не дали умереть тихой и спокойной смертью, когда твои руки еще не окрашены алым, а ты еще не обернулся невидимой и безликой тенью?

Голос со стороны заставил Орин дернуться и медленно повернуть голову. Конечно, ее временный спутник. Рьеши-сан. Она ведь намеренно оставила подсказки для него без прямой для этого причины. Наверняка он не был дураком, чтобы и найти ее самостоятельно. Его поведение было как -минимум странным. Нить беспокойства и в какой-то мере заботе прослеживалась через всю его речь и поступки. Это было удивительно, ведь ему должно было быть все равно на его новую знакомую. Или ей только так казалось? Она слишком редко общалась с людьми и навык общения, человечности и коммуникации терялись песчинка за песчинкой как в огромный песочных часах, которые чья -то неведомая рука перевернула потехи ради. "Жизнь-забавная вещь"- усмехнулась она про себя. Как человек, который был лишен большинства простых благ и радостей она могла всецело утверждать это. Но вот какая штука: мужчина, который поднялся здесь и сейчас нарушит обыденность ее жизни и всячески старался нарушить ее жесткий порядок. Орин это не нравилось, но и сделать с этим она ничего не могла. Оставалось лишь принять как должное, ведь она был важной частью данного этапа ее существования.

В какой-то момент ему могло даже показаться, что перед ним не простая служка, но благородная особа, но это лишь была игра света или она сама про это не знала?. Перед ним снова полусидела статуя Ха: безродная, но внушающая уважение и... внимательно слушающая каждое его слово, которое, по убеждению некоторых, вряд ли вызвало бы у нее удивление. Разве что его последняя часть, которая заставила выгнуть острую бровь у "статуи". Это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО было странным. Она привыкла, что подобные угрозы направлены на нарушение миссии или выполнению распоряжений, но что бы против нее самой? Кто она? Наследник благородного рода? Важное звено для великой пирамиды или что-то , что хранит великую тайну для тех, чьи глаза и уши повсюду? Думать о таком было также абсурдно, как считать, что земля плоская, а великий Хаширама еще творит не менее великие дела на этой бренной земле.

- Рьеши-сан, мне кажется что ваше беспокойство слишком преувеличено. - наконец-то произнесла она. Не надо было быть гением, чтобы догадаться, что его опасение связано с тем, что кто-то или что-то узнало те аспекты, которые не надо было бы. Она даже призадумалась. Геном. Неужели то, чем она не пользовалась многие годы теперь могло доставить такие серьезные неприятности? То, чем ей запрещали пользоваться и то, что Учитель считал таким неважным, что его и не было надобности развивать? Конечно, она была знакома с особенностями сенсорики, но чтобы о том, что она умеет узнали таким быстрым и нелепым образом... Вот уж точно Ото полно сюрпризов. "Здесь живет Белый Змей, Вечный змей..." - глупая песенка, которая звучала в ее голове каждый раз, когда дело касалось ее способностей. Глупо. Как же глупо.

Они действительно думали, что ее естество стоит тех денег или общений, который им предлагали? Сомнения и горькая насмешка отразились в ее взгляде, как и равнодушные огни города. Это была даже печально. Горький привкус разочарования ожидал тех, кто ожидал получить великие горы за ее бездаханый труп. Ну или живое тело.  -  я увидела всех, кто рассчитывал получить хоть какие-то дивиденды. Жаль их разочаровывать, ведь мое тело не стоит и выеденного яйца. , - голос женщины звучал умеренно-равнодушно. Она были либо опытным лжецом, либо была убеждена в собственной лжи, которая лилась с ее уст. Сложно было сказать. Пожалуй, что виной все же было воспитание и окружение в котором жила данная женщина до нынешнего момента и не осознавала своей ценности. Наверное, это даже сыграло с ней злую шутку, ведь невозможно увидеть обман там, где сам обманутый его не видит. Потерявшись на фоне великих и встав под фонарем становишься лишь черным пятном, а не целью.

- Ваши речи меня не радуют, но я благодарю за Ваши старания,-полупоклон в сторону мужчины был сейчас уместен, как и обычно. Информация была важной, а значит ее необходимо было доставить в поместье любой ценой. - я понимаю ваше беспокойство, но уверяю, что в силах сама добраться до границы пускай даже и Доктор предоставил информацию туда, куда не надо было. Каждый выживает как может. -  она не стала скрывать, что вполне догадалась чьих это рук дело. - но все же мне придется просить вас о помощи, так как не могу гарантировать целостность конечностей данных индивидов, как и ручаться и сохранности их жизней.- голос, сухой как бумага, нет, она не угрожала, а лишь констатировала неизбежность для этих глупцов внизу. Почему-то в каждой ее речи, в каждой интонации не было фальши, она лишь предупреждала.

0

24

- Для людей, которые не умеют сопоставлять свои силы с потребностями, руки бывают совершенно лишние, - пошутил Рёши, уже выслушав свою отповедь своей напарницы. Девушка не слишком-то доверяла Охотнику - это было довольно просто понять, когда Ха не признала очевидного. Впрочем, её осторожность былаполностью оправдана - Рёши не интересовали её способности лишь в той мере, чтобы выполнить задание. Если же на границе случится так, что информация окажется в других руках, он мог бы и со спокойной совестью присоединиться к охоте.
С другой стороны, Рёши был более аккуратным, и редко позволял азарту затмевать практическую необходимость; и само тело было нужно скорее для выполнения определённых задач чем для разбора на запчасти. Логика довольно простая - если у леди Ха есть какая-то способность, то пускай она сама применит её на благо его, Рёши, и всего Звука. А похищение и пересадка - дело, во-первых, малопредсказуемое, а во-вторых - часто ограничивающее развитие “улучшение”.
Тем временем парочке на крыше совершенно точно следовало покидать скомпрометированное убежище - Охотник понимал, что люди, имевшие в своём распоряжении сенсоров, совершенно точно знают о их местоположении. А предсказать наличие таких “специалистов” в составе охотничьей партии было просто делом статистики.
И успешности такой группы, само собой.
Рёши поднялся во весь рост - смысла прятаться он не видел. Да и провоцировать врага всегда он считал делом более полезным, нежели полностью отдавать инициативу в его руки.
Леди Ха окинула его странным взглядом - то ли полным негодования, то ли - некоего уважения. С точки зрения Охотника, ни то, ни другое не было верным - сейчас следовало рвать когти, а значит, избавляться от каждой вещи, которая могла их замедлить.
Так. Коней из рассчёта убираем сразу - они сейчас благодушны и пьяны, а значит, едва ли дадут хорошего галопа. Тайные ходы отпадают также - конечно, велик соблазн пройти одним из таких путей, однако не я один о них знаю, а засада в узком коридоре худшее, чего мы можем добиться. Остаётся только пешее путешествие… К слову, на месте наших загонщиков я бы дождался выхода из города - там шансы пересечься с “неудовольствием” Орочимару-сама стремятся исчезнуть вместе со следами городской застройки”, - стремительно пронеслось в голове у Рёши, когда тот подал руку напарнице. Это было всего-то лишь жестом вежливости, никоим образом не подчёркивающим надуманную слабость девушки, или что-то в этом духе. Имей Охотник в напарниках мужчину - поступил бы, верно, также. Разве что союзник мог представлять собой гору мускулов.
Этот жест был таким психологическим мостиком из доверия - пусть временного, но союза.
И как же отреагировала леди Ха? Удивительно, но она в кои-то веки воспользовалась незамысловатым предложением, и, встав на ноги с помощью Охотника, как бы подтвердила их “договор”. Конечно, называть это союзом было бы заявлением силы, никак не соответствующей действительности.
Но Рёши уже успел осознать, что леди Ха из тех, кто не любит вторжений в личное - хоть прикосновений, хоть копаний в голове. Точнее сказать, не то чтобы не любит - для неё это совершенно неясная, а оттого - бесполезная - формальность.
Рёши задержал рукопожатие на мгновение дольше чем следовало - изучал ладонь девушки.
Та была холодной, но вполне живой. Странное ощущение и описание не менее странное, однако приходилось работать с тем, что было. Девушка не была высечена из куска льда, и биение крови под кожей было вполне осязаемо. И на мрамор - или из чего там ещё делают статуи, пускай даже и живые? - кожа девушки похожа не была. Она была подвержена множеству мелких следов, значащих, что владелица прожила непростую жизнь, в которой руки не были её достоянием, а лишь инструментом.
Парень не спеша отпустил руку напарницы - чтобы жест его не показался поспешным проявлением смущения. Не был Рёши смущён - он в целом был человеком, которого трудно оконфузить.
- Леди Ха, есть следующий план: мы вдвоём покидаем город. Без вещей, просто так. Не волнуйтесь - ко времени, когда мы достигнем поселения нашего доброго друга Старосты, их туда уже доставят. Для отчёта мы сделаем исключение, разумеется - Рёши чуть отогнул ворот и положил свиток с результатами исследования крови под рубаху.
- Уже за городом мы дадим такого срекача, какого только возможно. Есть одно место, где мы сумеем задержаться, чтобы пропустить наших “почитателей” мимо. Думаю, вся авантюра займёт самое большее часа три. Надеюсь, что подобный исход вас вполне устроит?
Рёши постарался звучать как можно более убедительно. На самом деле в его плане были определённые изъяны. Взять хотя бы тот факт, что прямо за городом могла уже собраться стихийная засада, только и ожидающая, как бы принять парочку в свои жаркие объятия. К тому же, любая конфронтация сулила потерю времени - а Рёши не был уверен, что враги всякий раз будут настолько слабы и немотивированы, чтобы бежать без оглядки от того только, что их планы раскрыты и противник совершает что-то странное.
К тому же убивать кого-то из Ото было несколько… неразумно. Конечно, для Владыки
это было не более чем копошение муравьёв - возможно и любопытное с точки зрения энтомолога, но от гибели десятка - или даже сотни - особей ничего особенного не будет. А вот их непосредственные патроны могут, как минимум, осложнить жизнь самого Рёши.
Поэтому Охотник поспешил - конечно же, показывая своей напарнице пример - сбежать по стене, и вместо того, чтобы зайти внутрь дома - точнее, гостиницы - он просто побежал, нисколько себя не стесняя условностями. Да, на прежнюю маскировку это было похоже не очень. С другой стороны, порой лучшая скрытность - это скорость, с которой ты перемещаешься. Рёши уже был в конце улицы, когда оглянулся узнать, как далеко находилась его спутница.
А девушка, ничуть не запыхавшись, была буквально в трёх шагах, словно и не было у неё никаких проблем со здоровьем. Охотнику оставалось лишь восхититься её выдержке - для него подобное было бы за гранью. Охотник был по природе своей не настолько жертвенным, чтобы задание оказывалось для него важнее жизни.
А может он был таким же, просто не сталкивался с чем-то, что потребовало бы такой же самоотверженности.
А вот уже и почти ворота на входе в город. На часах уже немного другие лица - впрочем, для Рёши это было очень малым препятствием. Разумеется, что для конспирации они ещё загодя применили хенге. Однако в этот раз девушка сказалась не аристократокй средней руки, как было на въезде, а сомнительного вида мужчины с недельной щетиной.
Полагая, что её столь поспешный побег из города,к тому же на своих двоих, вызовет слишком много подозрений и ненужных вопросов, Рёши настоял, чтобы девушка приняла именно такую личину. Объяснить, зачем бакалейщику нужно обязательно и быстро покинуть город, было куда как проще. Собственно, все разговоры - конечно же, сопровождённые известной суммой в непритязательном кошеле - закончились в две минуты. За них Охотник успел справиться о здоровье предыдущих стражей; извиниться перед ними же, что не сумел встретиться с ними в пабе, как планировал; рассказ о том, что новый его верный торговый партнёр - кивок в сторону леди Ха - желает осмотреть склад с товаром, чтобы знать, есть ли толк во вложениях, или легче отказать настырному Рёши; уверения, что по возвращени завтра в город мужчина всенепременно ждёт патруль на застолье, связанное с заключением этой самой выгодной сделки, и что отказы не принимаются; либо, если уважаемый “партнёр” признает его старания недостаточными, застолье состоится в качестве поминок по его, Рёши, доходам.
По-видимому, болтовня убаюкала обоих стражей, и те осоловело - но при этом чрезвычайно благодушно - проводили парочку “торговцев” взглядами. И Охотник, и леди Ха позволили себе снять маскировку только через полчаса после того, как покинули пределы города. Странно, но никто их не преследовал - и тут Рёши мог только заподозрить немое вмешательство Асирпы-сан. Женщина лишь притворялась безучастной, и на самом деле имела во всём свой интерес. Даже при их первом знакомстве - а это случилось едва ли год назад - женщина была себе на уме, однако ему, Рёши, очень даже помогла встать на ноги.
В том числе и буквально. Награды Орочимару редко бывают того вида, когда ты сразу понимаешь их пользу и не начинаешь клясть Владыку всеми последними и предпоследними словами.
Напарники свернули с дороги. Там, в густом и довольно мерзотно выглядящем лесу - спасибо усилиям ближайшего исследовательского центра Орочимару - и располагалось укрытие. Оно обыкновенно являлось местом, где вдали от глаз обывателей свершались сделки и договоры. Тайными они были ещё и от персонала очередного убежища - эти места придумали специально, чтобы хранить секреты.
Конечно, кое-кто из преследователей мог знать об этих вещах. Но одно дело - знать, а другое - иметь возможность и право заходить в такие места.
У Рёши такое право было.
Находясь уже у самого входа - замаскированного под неприметный провал между корнями выглядящего особо экзотичным дерева - Рёши позволил себе, во-первых, выдохнуть, а во-вторых - сообщить напарнице:
- Леди Ха, у нас теперь есть время. Здесь оно течёт чуть иначе. К тому же, выйти отсюда можно будет в десятке разных мест. Поэтому будет время обсудить ситуацию с вашим… заданием. То, что я озвучил до этого - лишь выводы, так сказать - сухой остаток от всей той уймы событий, что произошли за неполный день.
С этими словами Рёши Рёши постучал условным образом по месту, где кора дерева будто специально была зачищена, чтобы спустить немного сока. Разумеется, зачищена она были и правда специально, и именно для тех целей, с которыми ей воспользовался Рёши. Предупредить стража - а такой наверняка был - о прибытии гостей.
Удар. Три удара. Два удара. Код, означавший потребность в укрытии и отсутствие каких бы то ни было требований по условиям внутри. Самый обычный запрос.
В глубине между корней бесшумно распахнулась дверца - словно крышка, которой был прикрыт вход, разом растоврилась в тенях. Охотник поспешил вперёд - чтобы леди Ха оставалась в спокойствии относительно возможной засады.
Внутри змеился длинный, слабо освещённый коридор. Стены, забранные в странные деревянные панели, с рисунком вроде волн или чешуек; пол выстланный столь же эстетически сомнительными досками. Сколько, интересно, это укрытие знавало тяжёлых переговоров и удивительных решений?..

0

25

Взгляд женщины бесцветно смотрел на напарника. Пожалуй, ему было бы сложно понять о чем в действительности думает странная гостья из туманных краев. Ситуации в жизни шиноби менялись слишком часто, чтобы открывать спину первому попавшемуся человеку и они оба это понимали. Шиноби-это исполнители чужой воли. И как бы несправедливо или грустно это не звучало, но в случае необходимости даже братья легко могли бы поднять оружие друг против друга. Такова уж была система, жизнь и стандартный их путь. Она же практически ничего не знала о своем временном спутнике. Только то, что он был исполнителем воли Орочимару, имел подвешенный язык и был не глуп. Уже опасное сочетание. Змей был известен тем, что выбирал в свою коллекцию лишь тех, кто по его мнению был достоин. А человек перед ней без сомнения был таковым.

Орин же в свою очередь не нравилось и то, что она сейчас совершенно не контролировала ситуацию. Да и руки были ее связаны определенными нормами поведения, а также тем фактом, что находилась она на чужой территории, где, при желании, сам факт ее существования могли попросту стереть. "Танцевать на лезвии с такой же грациозностью, как делает этот человек мне явно не хватит сноровки", - грустно усмехнулась она про себя практически признавая свой временный провал и, пожалуй, даже долю слабости. Но пока что Охотник не делал никаких агрессивных выпадов в ее адрес. И если и вел двойную игру, то делал это настолько умело, что это вызывало невольное уважение. И даже то, что он подал ей руку с вопросительным взглядом скорее свидетельствовало о том, что пока что она может ему доверять. Пока что. Какие сюрпризы ожидали их впереди было вопросом исключительно времени. "Я слишком много рискую и доверяю этому человеку. В следующий раз надо подготовиться. Узнай Учитель сколько провалов я сделала на протяжении только одного дня, то вряд ли он бы меня простил. Что же... чего Отец не знает, того не карает", -решение было принято с сомнением и скрипя сердцем. Но ее собственное "Я", точнее, то, что от него осталось твердило, что в данной ситуации это самый верный шаг.

Крепкая рука куноичи ухватила его за ладонь крепкий рукопожатием, отнюдь не женским, и Клинок поднялась на ноги уже не скрываясь и сама следом за мужчиной. Пожалуй, будь у них время, то она выбрала бы иную тактику, но сейчас каждый час был на счету. Поэтому в очередной раз приходилось доверить свою и не только жизнь человеку с одним глазом, но который видел гораздо больше, чем старался показать. "Будь у меня время, то я смогла бы больше узнать про это место, но кто же мне это позволит?", - чуть дернула в усмешке губы седовласая кирийка и подняла накидку на голову так, чтобы ее цвет волос не привлекал и без того повышенное внимание.

Предложение парня звучало для нее скорее, как ловушка. Поэтому ее терзали внутренние сомнения относительно своих следующих шагов. Единственное, что ее успокаивало -это то, что результаты временный напарник действительно забрал, но беспокоило то, что свиток был не у нее. Неужели он решил, что это будет своего рода гарантией того, что она не станет делать глупости? Внутреннее чувство уязвлености было весьма неприятным. "Вещей было со мной не так уж и много, хотел бы он меня сдать, то сделал бы это пока я спала. Следовательно это либо чудесный спектакль с гениальной игрой, либо эти ребята из совершенно другой группировки, но не не в близких кругах, поэтому понятия не имеют о договоренностях Змея. Либо... либо моего нового знакомого пока что не уведомили о смене планов. Как и меня." - недостающих кусков мозайки становилось все больше. Сама Ха и близко не допускала той мысли, что этим людям нужна была ОНА, а не то, ЧЕМ она сейчас занимается. Увы, таковыми были большинство пешей сильнейших и влиятельнейших мира сего. Скрытые фигуры, которые выполняют черную работу, чтобы после быть брошенными в коробку после неудачно отыгранной партии.

Гостья из Кири на столько ушла в свои мысли, что даже не обратила внимание на то, что мужчина периодически бросал на нее взгляды. Только позже она поймет, что она решил, что она не сможет следовать за ним на достойной шиноби скорости. Поэтому поймал он лишь ее взгляд глубокого недоумения вполне его устроивший. А очередной спектакль у ворот был для нее еще одной загадкой, ведь все блок посты можно было бы пройти в скрытности по ее убеждению. Так что что ее спутник либо знал что-то чего, чего не знала она, либо это просто ему нравилось.  И вот они уже вступили вновь в пустоту леса. Звуки здесь были словно приглушена, а густота была такой, что при желании здесь могло бы спрятаться хоть с десяток шиноби без боязни быть обнаруженными. Орин подняла голову и скользнула взором по мерзким, слизистым кронам. Похоже, что где-то недалеко было болото, о чем свидетельствовал и запах. Он же отгонял чересчур любопытных от этого места. "Пожалуй, в период тумана здесь становится просто небезопасно. Если верить даже тем слухам какие твари обитают в лесу Смерти в относительно безопасной Конохе", -решила про себя куноичи пока ее новый знакомый уже стучал по одной из крон дерева пока та под удивленным взглядом женщины не распахнулась настеж.

- Хм. Сравнение с грибницами становится все более реальным. -заметила беловолосая женщина, но не спеша при этом идти следом. Одно дело - это вполне открытый город, пускай даже целиком и полностью набитый шпионами, а другое-это идти куда-то в неизвестную глубь, неизвестного коридора. В голове девушки уже звенел не просто звоночек о том, что это плохая идея, а гудели целые колокола. Гарантии того, что там внизу ожидала допросная или что-то похуже не было никакой. На всякий случай она запомнила про себя удары и в который раз удивилась, что мужчина использовал их так в открытую, при ней. Оставался лишь вариант того, что пароль здесь меняется слишком часто. Но острый и резкий взгляд куноичи уперся практически ему в спину, а движения стали куда более хищными и агрессивными. При должном воображении он даже мог ощутить лезвие, которое мысленно было уже направлено ему ровно посередине лопаток. Или это было лишь желание его гости?

- Не сочтите за грубость, но... назовите мне сейчас хотя бы одну причину почему я должна идти по неизвестному коридору в секретном месте, которое Вы мне так мило показали и даже раскрыли условный стук? И где гарантия того, что я сейчас не окажусь в местах куда более опасных, нежели обычная тюрьма или клетка?-
после сна куноичи восстановила свои силы, а вместе с ними и осторожность. Да и вопрос был скорее с подвохом, чтобы в очередной раз попытаться загнать своего нового знакомого в угол. Или заставить проболтаться? Заходить внутрь куноичи не спешила, а держалась еще снаружи, чтобы в любой момент успеть сделать прыжок назад. - я позволю себе отойти от вежливости гостя, но ничего личного. - женщина просто соблюдала некий внутренний протокол осторожности и внимательности. Пускай она и не привыкла доверять внутренней интуиции. "И я сейчас в совершенном меньшенстве. Конечно, там может быть с десяток шиноби, которые попросту на меня сейчас нападут. Но мне надо знать." - взгляд женщины остро смотрел на Охотника снизу вверх и будто бы пытался уловить малейший намек на ложь или агрессию с его стороны. Но в то же время он мог понять, что осторожность с ее стороны были лишь последствиями воспитания и образа жизни. Даже если она и не хотела нанести ему какое-то глубокое оскорбление. - прошу поймите мою позицию. Немало людей, которые погибли и изменили ход истории только благодаря исключительно своей глупости. - вновь произнесла беловолосая. В ее руках еще не было оружия, но она в любой момент могла молниеносно выхватить его, а решимость сияющая мягким светом в глазах этой Лунной Леди могла бы резать не хуже, чем ее собственное лезвие.

Слишком долго она жила в условиях, когда ее считали кем-то вроде обычного предмета, поэтому даже простое человеческое отношение как жалость, сочувствие, понимание или симпатия постепенно стирались из ее восприятия и рамок понимания незаметно разрушая даже те остатки личности и человечности ее самой. Но поймет она это гораздо позже. Ведь убери ее шрам прямо сейчас и преобразуй облик, то перед Охотником стояла бы куда более приятная внешне молодая женщина, а не Предмет в человеческом обличье. Даже то, что Охотнику удалость разглядеть эти сияющие осколки было чистейшей воды везением.

+1

26

Девушка не доверяла Охотнику.
Нет, не так.
Доверие было категорией, ей то ли неизвестной, то ли накрепко забытой. Леди Ха словно бы оттаивала, говоря с ним, Рёши, о вещах, в которых у неё было мало…
опыта, что ли? Так или иначе, но с её стороны вспоминать о возможных рисках, когда птичка не то что коготком увязла, а уже скорее всей своей птичьей натурой находилась по уши в проблеме, было довольно забавно.
Впрочем, Охотник не имел ни малейшего желания указывать спутнице на очевидный изъян в её построении - сейчас они были в одной лодке. К тому же, Рёши не имел обыкновения жить за других их жизни и принимать решения. Подтолкнуть к определённым действиям - да, разумеется. Но конечное решение должно находится в руках “конечного пользователя”. Иначе любой потенциал, заложенный в человеке, превращался в фикцию, в попытки идти на руках, когда есть ноги. Можно, разумеется - но на усилия для подобных костылей ты тратишь уйму сил, которые можно было бы направить в куда более созидательное русло.
Конечно, мысли самого Охотника были столь же несвоевременными, как и слова леди Ха. Единственное, что их оправдывало - необходимость ответа. При всей своей обычной, насколько успел привыкнуть Рёши, невозмутимости, девушка настойчиво ожидала хоть каких-то слов, и всем видом своим давала понять, что без них с места не сдвинется.
- Леди Ха… у вас столько вопросов, что я, право слово, не знаю с чего бы начать. Наверное, с этого, - с этой фразой, жестом фокусника, Рёши извлёк свиток с отчётом и лёгким движением перекинул его напарнице.
- Что касается остального… завёл я вас сюда только по одной причине - очень не хочется, чтобы задание моё окончилось досадным обстоятельством вашего пленения. При всём уважении - у этого народа вполне хватило бы сил захватить какую-нибудь страну на периферии, если бы у них была мотивация. И тот, кто оплачивал бы этот банкет. А когда патрон оказывается в столь неприглядном состоянии - я, как исполнитель, испытываю исключительно стыд. И немного раздражение, потому что предстоит огромное количество лишних телодвижений. А в этом смысле я довольно ленив.
Рёши слегка развёл руками, как бы давая понять, что ни одно из его действий не было продиктовано каким-то излишним милосердием. Впрочем, никак его и не исключало, а просто оставляло за скобками повествования, на первом плане держа лишь профессиональную этику шиноби.
Настороженность леди Ха не оставляла; её взгляд всё так же сверлил его недоверием. Охотник картинно изобразил, что это ранит его сердце; однако и этот моноспектакль действия не возымел, и парню пришлось озвучить ещё пару мыслей:
- А что до великих секретов, которые я показал… знать условный стук - это примерно как знать, где замочная скважина, но не иметь ключа. Вы же не думали, что я стучал просто так? Сюда бы мы просто не попали, если бы наши уважаемые гостеприимцы не заметили меня. По сути всё, для чего он был нужен, этот стук - чтобы попросить их на меня посмотреть. И только.
Девушка легонько кивнула, давая знать, что приняла его объяснения к сведению. По крайней мере, она допускала такую возможность, и немного ослабила удавку из подозрений на его, Рёши, шее. Парень едва не потянулся машинально к загривку, чтобы потереть его - но вовремя спохватился и остановил движение.
- А об остальном… любое наше действие сегодня - результат небрежения некоторыми рисками. В самом деле, леди Ха - вы уверены, что хотя бы одно из ваших решений имело меньшую степень опасности, чем это? Разумеется, если вы не готовы принять возможный риск - я не стану вас заставлять следовать за мной. Можете переждать тут - в конце-концов, сюда-то мы уже зашли… Как я уже говорил, следовать за мной или нет - исключительно ваше решение.
Рёши присел на вздымающийся из земли корень огромного дерева. Эта коряга, словно выломанный артритом сустав, огромным коленом торчал из земли, словно и был специально таким именно для комфортного отдыха. Удивительно, особенно принимая в рассчёт общую недружелюбность окружения. Буквально в трёх-четырёх шагах от леди Ха и Рёши начиналась стена напроглядного кошмара, где сплелись вместе агрессивная фауна, не менее опасная флора и вообще неназываемые ужасы, чьим источником были лаборатории Владыки.
Рёши задумался - отказ леди Ха мог повлечь за собой излишние сложности - в первую очередь связанные с улепётвыанием от настырных преследователей. Благодаря некоторой форе у Охотника была возможноть вести этот разговор - но не до бесконечности. К тому же, наверняка головорезы имели достаточно толковых соглядатаев, чтобы связать два и два и установить, что их добыча проскользнула между их уже почти сомкнувшихся пальцев. И главное - куда она проскользнула.
- К слову, леди Ха, - начал незаметно для самого себя Рёши, - вы уверены, что сможете пройти тот же путь, которым шли к нам, не перестав по дороге подавать признаки жизни? Конечно, в свете последних событий, полностью доверять Досточтимому я бы не стал, и всё же, вряд ли он давал советы сосвем уж отличающиеся от реальности. А тем временем успех вашего предприятия целиком зависит от того, дойдёт ли информация до вашего… кхм, нанимателя, - Рёши намеренно замялся на словах про заказчика, поскольку преданность делу у девушки была столь фанатичной, словно она делала это для себя или кого-то исключительно важного. Оправдать её действия чем-то другим у Рёши просто не получалось.
- Отсюда я и имею предложение. А с ним и ещё один повод заглянуть в это гостеприимное подземелье. Пожалуй, за некоторую плату местный… специалист возьмётся доставить вас кратчайшим способом к месту назначения, минуя любые досмотры и патрули. Лошадь, я полагаю, вам уже не нужна? - заговорчески подмигнул Охотник, намекая на то, что полученная как трофей кобылка вполне подойдёт в качестве оплаты пути.
- Если сомневаетесь в его чистоплотности - зря. Люди такой профессии живут своей репутацией. Стоит ему хотя бы раз разочаровать клиента - и его, вероятно, будет ждать участь похуже смерти. В его деле даже тень подозрений - уже беда.
Мысленно Охотник улыбнулся, понимая, что сейчас расхваливает человека, который лично ему просто органически ненавистен. Почему, сказать было сложно - возможно дело было в том, что контрабандист был его чуть ли не дословной копией… или это он, Рёши, копировал воротилу подпольного мира в своих повадках? Так или иначе, однако их большая схожесть пробуждала в них неприятие друг к другу.
И именно благодаря ей Рёши мог гарантировать, что Горо - а именно так представлялся новым знакомым контрабандист - не подведёт. Даже имей он далеко идущие планы относительно манипуляции клиентом - а такого исключать Охотник не мог - свою часть сделки он точно выполнит от и до.
Рёши, конечно, мог бы и сам продолжить путешествие вместе с леди Ха. И верно, вряд ли бы справился хуже как провожатый. Но обстоятельства этого дела были достаточно любопытны, чтобы Рёши заинтересовался. А значит требовалось провести кое-какие изыскания, а заодно доложить о ходе дела лично Владыке.
Или не лично - Орочимару-сама имел очень изменчивое настроение, а вместе с ним и причудливую смену гнева на милость и обратно. Так или иначе, лезть в прямые договорённости Змея с кем-то ещё, помимо воли санина, было опасно для жизни в той же мере, что трюк с помещением головы в львиный зев.
Никогда не знаешь, что из этого выйдет…
Девушка, кажется, сомневалась. Ничего удивительного - вокруг неё было слишком много к этому располагающего. Впрочем, её подозрительность несколько улеглась, придавленная основательностью доводов Охотника. Вероятно, что всё им сказанное уже роилось в её голове, и облечённое в форму слов, стало достаточно сильным аргументом в пользу…
Доверия? Риска?
Закинув голову в зенит, парень молча созерцал теряющиеся в тумане кроны деревьев. в темноте ночи они казались чем-то столь же далёким, как и звёзды - звызды, которых с земли здесь было не разглядеть, как ни старайся.
То, как леди Ха назвала страну Звука, пожалуй, становилось неожиданно верным сравнением. И теперь дело было даже не в том, что все связаны. Просто сидя вот так, под деревом, ощущал себя Охотник в лучшем случае грибочком. Разве что шляпки не хватало.
Такая забавная сценка в голове заставила парня невольно улыбнуться. Что, интересно, думала об этой неожиданной эмоции леди Ха?
Однако свои мысли она предпочла держать при себе, и оттого узкая прогалина между непроглядной чащей деревьев ненадолго погрузилась в тишину. Не ту, что бывает разрывает уши нестерпимой пустотой или грузом ответственности. Не непроницаемая завеса. Лес, как бы испорчен он не был, оставался живым организмом, который продолжал существовать вне зависимости от того, были рядом люди или нет. И пускай половина здешних тварей теперь была способна сожрать не только обывателя, но и среднего шиноби - звки жизни скорее умиротворяли, чем заставляли настороженно вслушиваться в каждый шорох…
- Леди Ха, возможно, вы всё же преодолеете свои опасения, и мы отправимся в путь? Здешняя атмосфера не пойдёт на пользу ни мне, ни вам. Учёные без границ, знаете ли, несколько переоценивают свою пользу и недооценивают вред, который приносит их работа...
С этими словами Рёши поднялся на ноги, с некоторым удовлетворением отмечая, что его спутница не отреагировала на на это недовольным фырканьем или ещё чем-то, выдававшем в ней неприятие повторившегося предложения, и двинулся в сторону всё ещё открытого лаза.
Спустившись наконец по лестнице, парень осмотрелся: коридор почти сразу расходился в две стороны; левая ветка была куда темнее, да и тянуло оттуда холодом. Тянуло, разумеется только пока был открыт проход наверх - в остальное время, вероятно, вентиляция была куда как более разумной.
В правом коридоре, который начинался метрах в пятнадцати впереди, можно было различить уходящие в бесконечность светлячки фонарей. Благодаря им и тускло выхватываемым ими на полу и стенах световым пятнам можно было подпустить длину коридора как минимум ещё метров на двадцать. Да и то - коридор не уходил по прямой, и с места, где стоял Рёши, его продолжение скрывалось за поворотом.
Парень повернулся, выжидательно смотря на едва заметный снизу провал лаза.
Охотник мог только надеяться, что его напарница внемлет его увещеваниям, а не голосу своего страха.
Если таковой, конечно, вообще был знаком леди Ха. Пока казалось, что материал, из которого её сделали, вообще не предполагал наличия чувств. Хотя Рёши и догадывался, что вовсе это не так...

+1

27

Женщина словно пыталась высмотреть в нем зерна лжи или ее тень, но то ли ей не хватало навыков, то ли их короткое знакомство повлияло на нее сильнее, чем необходимо. Второе не хотелось бы, так как это сбивало внутренний "навигатор". Оставалось надеяться, что ее она просто слишком много не имела контактов с людьми. Натянутая как стрела Орин словно ожидала нападения со всех сторон. Пожалуй, ее даже легко могло было обвинить в паранойе, но это легко объяснялось образом ее жизни. Ну либо ее новый знакомый слишком уж торопил события, что и заставило ее дернуться и задавать не слишком подходящие в данной ситуации вопросы. Ей вообще не нравилось попадать в похожие ситуации, когда надо было опираться в том числе на эмпатийные умения, коих у нее практически и не было. Появись человек, который жил в лжи все время, то легко мог обвести ее вокруг пальца, поэтому приходилось опираться лишь на среднестатические логические выводы, ведь выше ее уровня ей не дано было прыгнуть. Пожалуй, для большинства людей это выглядело просто дико и не понятно, но то ли представитель из Ото не был большинством, то ли само проживание в Ото давало ему возможность понять ее моральное состояние. С одной стороны это было отлично, ведь тогда не нужно было вести лишних диалогов, но вот с другой... с другой давало ему преимущество понимая ее.

И сейчас, все то, что говорил одноглазый лис было чистой правдой. Если он и был умелым манипулятором, то это лишь вызывало глубокое уважение. - если у них такая власть, то я не понимаю зачем им понадобилась я.- произнесла беловолосая женщина с режущей как раскаленный клинок интонацией. Было сложно понять злиться ли она на тех людей, либо на себя. Или всерьез недооценивает уже свою ценность? Считает свою жизнь чем-то глупым и неважным на фоне остальных сплетений судьбы? А, возможно, ее ничтожность ей просто внушили? Ведь и правда, вряд ли бы ради простой пешки стали задейстовать такое количество телесных манипуляций и ресурсов. То, что тем людям нужна была именно она, а не то материальное, в частности свиток, как-то слишком тяжело укладывалось в ее голове. Скажи человеку сотню раз, что он - предмет и он сам поверит в это. Кто бы не был сверху Орин, но с точки зрения ее нового знакомого это был потрясющего уровня манипулятор, способный одним словом ввести в заблуждение и запутать в лабиринте суждений. А, возможно, и попросту отбить желание формироваться как личность.  В любом случае для Рьеши этот человек мог показаться бы опасным.

-Ваша относительная честность даже начинает сбивать с толку. - чуть "прожевав" его слова произнесла она. Они имели постный вкус. "Когда мне говорили, что миссия будет сложной, как-то забыли упомянуть, что придется подключать навыки, которые у меня отсутствуют"- лихорадочно думала Клинок. Решать вопросы силовым методом было все же проще. Короткое движение и она перехватила отчет, который с шлепкой ударился о перчатку на ее руке под вопросительный взгляд. Так просто отдает то, что ей надо? Уловка или попытка доверительных отношений? "Он мог сделать что угодно пока ты спала. Не глупи. Ты на их территории, на неизвестно местности. Тебе только и остается, что доверять им"- прошептал голос разума и, к сожалению, был прав. У Охотника была уйма возможности подставить ее или сдать. Даже простая замена препарата доктора могла сделать ее абсолютно безвольной куклой. - ваше умение вкладывать скрытые угрозы в казалось бы обычную речь просто поражает. - не сдержала женщина в черном короткий смешок. Не согласиться с тем, что в словах мужчины было рациональное зерно тоже было бы глупо. Но ведь и его аргументы было сложно оспорить. Пожалуй, хотя бы потому, что на местной территории она была в меньшинстве. Правоту сильного ведь никто не отменял, верно? А то, что это место было полно сюрпризов женщина уже успела убедиться. 

- Похоже, что жизнь в Ото учит получше любой Академии- хмыкнула Орин и , кажется, незаметно расслабилась. Была ли это иллюзий, или действительно было так оставалось на усмотрение мужчины. Ложь-это , пожалуй, единственное, что не переносила Клинок. Она оставляла черный след на губах и руках лжеца. Также сложно было понять упрекает она его или это был своего рода комплимент. - и да, простите, это была проверка...-какого именно рода проверка и почему беловолосая, конечно, не сказала укладывая свиток в карман и , похоже, успокоившись немного.

Провал коридора так и оставался открытым вызывая ощущение с пастью голодного зверя. "Я либо сама туда пойду, либо меня затолкнут. Вариантов не так много. В случае, если пойду сама ситуацию удастся удерживать под некоторым контролем"- размышляла шиноби. Была и еще одна причина по которой девушка не спешила туда бежать. Внутренний страх. Когда-то она проходила обучение в пещерах уже. Кромешная темнота и полная бесполезность, это вызывало неприятные воспоминания, но здесь они были скорее как дополнение к основным опасениям.

Слова про очередного помощника заставили женщину слегка поморщится исказив "деревянные" губы. Ощущение переходящего приза и так не отпускало ее во время всего путешествия. Здесь же предлагали снова довериться непонятно кому. Впрочем, мужчина был прав в том, что задерживаться не стоило. И если те господа действительно хотят получить ее живой или мертвой, то надо было ограничить эту возможность по-максимому. Да и намеки мужчины были слишком уж очевидны, ведь и сама Клинок уже слышала неясные звуки со всех стороны и невесть каких тварей могли породить на свет местные умельцы. Поэтому женщина попросту скользнула следом за спутником, а дверь за ней закрылась с глухим звуком мышеловки. Или, пожалуй, с таким звуком закрывается крышка гроба нерадивого шиноби.

- Я надеюсь, что Вам известно куда идти. - произнесла вслух беловолосая, от которой не ускользнули попытки Рьеши ориентироваться в пространстве. Не хотелось бы, чтобы они заблудились в этих бесконечных лабиринтах , а бывало всякое. Орин же бросила взгляд по сторонам по бесконечным переплетениям на стенах, зеленым коврам мха и даже стайкам насекомых. Воистину злачное место, которое подходило только для заговоров Великих в старых книгах. - этому месту не менее сотни лет. -отметила вполголоса женщина идя следом за мужчиной, но он мог бы отметить то, что ее рука была недалеко от клинка каждый раз, когда появлялись неясные тени, которые оказывались лишь игрой света.  А ведь всего лишь некоторое время назад она спала под воздействием препаратов, что навеивало гротескное размышление почему Владыка выбрал именно такой свой путь в окружении склянок и трубок, ведь даже самый сильный шиноби может быть бессилен перед казалось бы простым оборудованием.

- Реши-сан, почему именно Леди Ха? - неожиданно вырвалось у женщины прежде, чем она смогла остановить саму себя и спустя пары сотен метров куда-то вглубь. Подобное обращение слишком резало ей слух и словно возвышало выше того уровня на котором она находилась. И это даже если не оскорбляло ее, то словно раскачивало из тех жестких рамок, которые построили чьи-то чужие руки. Это был не самый логичный вопрос в текущей ситуации, да и не уместный, но с другой стороны наиболее человечный чем все то, что она говорила до этого, ведь касалось теперь исключительно ее личности. Взгляд сапфировых глаз из под белесых ресниц практически впервые блеснул забытой эмоцией любопытства. Но что-то подсказывало мужчине, что даже эта секундная слабость и проявление человечности даже в таком завуалированном виде не помешает ей в случае необходимости попытаться моментально снести ему голову.

+1

28

- Время при желании можно и подделать, - слегка легкомысленно ответил Рёши. То ли сам Владыка любил загадки вроде этой, то ли его последователи впитали эту часть личности своего кумира, однако хитрости и секреты были самим существом всех этих исследователей в бесконечных лабораториях. Сам Охотник считал, что лишний раз наводить тень на плетень - признак дурного вкуса, но осуждать своего благодетеля не спешил.
Это было чревато трагическим сокращением срока жизни.
- К тому же этот коридор совершенно точно проложили уже на моей памяти. Лет пять назад хода ещё не было. У меня порой складывается впечатление, что те, кто роют эти норы, не особо заботятся о том, чтобы следовать какому-то плану. С одной стороны - и хорошо, сложнее будет поймать того, кто быть пойманным не хочет… А с другой - они словно строят только чтобы строить, нисколько не заботясь о тех, кто будет результатами пользоваться. Слыхал я даже байку, что мол ходы эти роют специально откормленные кроты-мутанты. Сперва их вроде как получили по ошибке, а потом придумали куда утилизировать их неуёмную энергию, - Рёши повернул лицо к идущей чуть позади напряжённой девушке. Он подмигнул, как бы показывая, чего стоят все эти досужие россказни, и пытался снять ощутимое напряжение. Получать нож в спину от избыточной мнительности ему совершенно не хотелось. А пляшущие по стенам  от неровного света тени никак не добавляли обстановке спокойствия.
Новый вопрос застал Охотника врасплох: хоть он это и попытался скрыть, на миг он замер пытаясь осмыслить озвученное.
Как учила логика, в любом решении так или иначе есть причина. Все исключения из этого правила диктуются такими условиями, которые попросту нельзя рассматривать иначе как исключения. Вот и сейчас мозг Рёши просто-таки вскипел от попыток самостоятельно найти причину, по которой Ха стала леди Ха.
Ну… вряд ли просто от того, что я не представляю её настоящего возраста”, - отсёк первое предположение парень, словно бы перекатывая невысказанные слова на языке, - “с другой стороны, это и не попытка подлизаться - уж явно не к Ха, не той породы этот человек…
Так или иначе, однако девушка вновь остановилась, ожидая ответа. Поэтому хотел ли Рёши отвечать, или предпочёл бы промолчать - особенно учитывая, что так и не определился в причинах своего “поведения”, однако говорить пришлось:
- Что же, следовало называть вас господином Ха? - пошутил Рёши, но чувствуя, кка сзади ощутимо сгущается жажда убийства, поспешил добавить - впрочем, назови я вас хоть Ха-кун, вряд ли бы от этого имя стало настоящим, правда? Если уж на то пошло, в выборе между леди и принцессой я выбрал всё-же первое. Вряд ли вы нуждаетесь в защитнике… - осторожно продолжил Рёши свою аналогию, - к тому же позвольте всё же мне потешить своё мужское себялюбие сопровождением целой Леди. Маленькие слабости необходимы любому - даже самый отлаженный механизм требует периодического отдыха.
В воздухе снова повисла тишина - не столь и оглушающая, но довольно неловкая. Однако в этот раз неумно острить чтобы разрядить обстановку парень не стал и просто продолжил идти.
Наконец они добрались до довольно обширного - по крайней мере, по меркам здешних узких коридоров - зала. Все его стены словно бы состояли из дверей; между иными, пожалуй, не было и двух ладоней. Впрочем, понять что это именно двери, оказалось возможным лишь подойдя к ним почти вплотную - так искусно сработаны были они.
Посреди зала размером едва ли в семь шагов, стоял такой же невеликий столик, за которым уместилось бы человека два… ну может три, если бы они сгрудились и мешали друг другу до полного неприятия. Собственно, для отдохновения иного места в этих лабиринтах вряд ли можно было ждать - если только не знать, где именно искать.
Наверняка можно было сказать только то, что здесь… безопасно. Конечно, очень громкое слово, когда находишься среди земель Владыки, но уж точно подходящее больше, чем опасность. Или угроза.
Теперь мы можем обсудить все вопросы, которые у нас с вами остались, Ле… кхм, Ха-сан. Полагаю, что предметом разговора будут не самые приятные материи.
Охотник сделал небольшую паузу, чтобы дать девушке озвучить свои замечания, но та промолчала. Тогда парень продолжил:
- Перво-наперво - я почитаю задание выполненным тогда, когда у нанимателя не остаётся претензий по поводу её результатов. А наша “задача” не приблизилась к успеху даже наполовину. Отсюда имею резонное предложение - можете считать его озвученным мнением Владыки, если угодно. А предложение такое - устранить корень проблемы, а не лечить симптомы. Я достаточно конкретно выразился? - уточнил Рёши, располагаясь на стуле. Девушка недоверчиво уставилась на него - вряд ли она ожидала жестов такой широты от скрытого Звука, и сейчас лихорадочно искала, какую именно выгоду ищет для себя Орочимару через своего человека.
- Предваряя ваши вопросы: да, я могу говорить от его имени, покуда выполняю его волю. Впрочем, воля Владыки - потёмки для кого-то кроме него. Потому пока он не скажет прямо, что это не так, я могу делать всё что угодно. А мне угодно, чтобы проблема, в которой я увяз по самые уши, не саднила назойливо, напоминая о себе каждое мгновение. Очень сомневаюсь, что у ваших… оппонентов, коль скоро они знают о союзе вашего патрона и моего, недостаёт храбрости, чтобы ударить ещё раз и ещё. А видя ваше состояние, Ха-сан, могу быть уверенным, что вас просто не хватит чтобы прикрыть все дыры в обороне. В войне - неважно, идёт речь о буквальной или тайной - работает только правило больших чисел. Нужный человек на верном месте, конечно, имеет огромное значение, но если он один против сотни - его рано или поздно сомнут. И скорее рано.
Рёши прервал свою тираду. Девушке совершенно точно следовало осмыслить все сказанные им слова, а для этого требовалось время. Сейчас, когда они имели в запасе время, пока беспорядки снаружи утихомиривались, следовало именно остановиться и подумать, а не лететь сломя голову в самое пекло.
- Я не прошу немедленного ответа, а скорее предлагаю передать это тому, кто сможет принять это решение, Ха-сан... Чёрт, сколько бы не говорил, но леди Ха всё одно звучит лучше. Поэтому давайте я перестану притворяться, что могу запросто сменить одно на другое, и продолжу звать как и раньше.
В комнате было не слишком светло - в конце концов, совершать сомнительные сделки при ярком свете не принято - однако всё равно намного более ровным и интенсивным, чем в коридоре. Это ещё и создавало ту иллюзию, будто опасность осталась там, в этих пляшущих огнями по стенам светильникам коридорах; как будто нападение, даже случись оно, произошло где угодно, только не здесь.
Отдых затянулся на целых десять минут. Целых - звучит очень громко рядом с таким скромным числом, однако в их ситуации это была грандиозная передышка. За такое время можно было выиграть не один бой между шиноби, и проиграть не одну войну… По счастью, лишь словесную.
Устав от затянувшегося молчания - впрочем, Рёши не испытывал от тишины никакого дискомфорта, и лишь пытался растормошить окончательно ушедшую в себя “напарницу” - парень заявил:
- Думаю, что если кто-то и думал сунуться за нами сразу, то либо не нашёл места, либо не сумел пройти мимо дозора. И в том случае, и в другом, однако мы можем идти - думаю, что нужный нам человек уже всё понял и будет ждать нас в не столь приметном месте. Так что, - Рёши аккуратно вытащил из сумки клочок бумаги и быстро вывел на нём затейливый вензель, - оставлю ему послание.
После этого Охотник просто положил свою записку по центру стола и и кивнул девушке в сторону нужной двери. Видя, что та не торопиться открывать, Рёши развёл руками, словно говоря: “Тут уж ничего не поделаешь”, и открыл её сам.
Ровно под звук скользящей по рельсу двери за спиной раздался знакомый голос:
- Гляжу ты подался в альтруисты, загонщик?..
- Предпочёл бы называть свои предприятия взаимовыгодными контрактами. А то наниматели сядут на шею, свесив ножки, и совсем платить перестанут.
Охотник буквально кожей чувствовал, как Ха была уже готова сорваться, чтобы уничтожить вторженца. Собственно, Рёши и ответил только голосу, чтобы показать, что они знакомы во-первых и не враждебны сейчас - во-вторых. Хотя, конечно, по их словесной пикировке этого было сложно сказать. Друг-друга они не любили - это был непреложный факт.
- Стало быть и мне твой альтруизм принесёт денег, а, Загонщик?
- Терпеть не могу, когда ты используешь это дурацкое прозвище…
- Потому  им и пользуюсь, ага.
Рёши поморщился - этим он вообще был регулярно увлечён на протяжении всего разговора. Однако мерзотный характер не отменял способностей этого человека.
- Леди Ха, вот человек, о котором я упоминал намедни. Любить не прошу, а жаловаться бесполезно - этот субъект имеет паршивое обыкновение всё запоминать. Или даже записывать. Друг мой, твоя книга обид ещё не лопнула?
- Не твоими молитвами, Загонщик.
С этими словами через ещё одну из дверей ввалился субъект исключительной наружности: толстый, словно даже всеобъемлющий, с кустистой, будто бы давно не стриженой бородой, густыми бровями, под которыми сумрак царил круглый год, а такжже насмешливо-гаденькая ухмылочка, приводящая в бешенство большую часть его нанимателей.
В первую очередь тем, что после превосходно выполненной работы этот человек был совершенно неуязвим для колкостей.
Он вальяжным шагом, словно совершенно не осознавая атмосферы вокруг девушки, готовой убивать и за меньшие просупки, приблизился к столу, неуловимым движением подцепил записку и стал её читать, держа руку на отлёте, будто в руке его было нечто если не опасное, то исключительно неприятное.
- Вот значит что, Загонщик? Теперь ты подвязался на доставку женщин? Дальше что? Будешь держать свой бордель?
- Уже планируешь заглянуть? Сделаю скидочку по случаю. Если, конечно, выгорит нынешний заказ. Так что будь лапушкой, организуй
Толстяк с недоверием смерил взглядом сперва Ха-сан, потом - самого Рёши. Пожевал губу и…
Разразился диким смехом: давящимся, беззувчным, но словно бы сотрясающим всё пространство вокург. Ощущение усиливалось ещё и тем, что безразмерное его тело всё пошло волнами и складками в такт с его весельем.
Правда, смех закончился так же внезапно как и начался. Утерев выступившие слёзы, толстяк заметил:
- Считай, что этой хохмой ты расплатился, Загонщик. Кому расскажу - не поверят, что их старый друг занялся такими “серьёзными” делами. Куда там мелочи вроде заказных убийств? Нет, наш выбор исключительно крупные дела...
Остановив жестом собравшегося уже возражать Рёши, мужчина пару раз хлопнул себя по пузу, отчего в комнатёнке повис звук резинового мяча - звонкий и гулкий:
- Я готов… что называется, поучаствовать. Назови место и время, где нужен будет курьер. И заодно - где наши замечательные четвероногие деньги. Всё остальное возьму на себя.

Примечания:

Будучи в совершеннейшем убеждении, что выложил этот пост почти месяц назад, был в шоке от того, что он висел в памти форума при каждом заходе сюда. В качестве извинений - сразу и второй пост выкладываю, в догонку

Отредактировано Oto no Ryoshi (2021-02-07 09:10:11)

+1

29

Договорённости были достигнуты на удивление быстро - Рёши привык, что дела его знакомец делает неспеша, с полным уважением как к процессу, так и к конечной цели. И совершеннейшим неуважением ко времени участников и к самим участникам испытывая в лучшем случае презрительное равнодушие.
Вторым удивлением было то, что Ха-сан совершенно не высказывалась в том ключе, что её мнения по поводу всего этого бардака никто не спросил. Она может и была большую часть времени немногословна, однако о том факте, что свои взгляды на всё у неё были, забывать не давала.
Комнату они покидали уже в приподнятом расположении духа - и это при условии, что Рёши решительно не любил вести дела с этим человеком, и это было взаимно на все сто.
Ха-сан не торопилась снова задавать вопросы, и это сильно облегчало положение Рёши - объяснять сейчас, отчего он проявляет такое участие к судьбе своей недавней знакомой, он не хотел.
Не в последнюю очередь потому что и сам не знал ответа.
Обычным для него было плести паутину интриги вокруг всякого своего знакомства - вольного или невольного. Но по всему выходило, что сейчас он вряд ли мог ожидать хоть каких-то преференций.
Впрочем, как и всё в этой жизни, любая случайность могла обернуться в будущем как известными прибылями, так и не меньшими потерями.
От этого Рёши и предпочитал там, где была возможность, подстелить соломки.
Дальнейший поход ничего примечательного не представлял - просто извечные коридоры, пропитанные загадками, неверным светом и бесконечными дорожками древесных рисунков, тянущиеся, казалось бы, из ниоткуда в никуда. Впрочем, событий за последний день и без того произошло с избытком, и даже краткий миг передышки был спасителен для сознания.
А здесь перерыв продолжался почтительных два часа.
Выход на поверхность в этот раз состоялся внутри какого-то заброшенного дома. Стоило приподнять крышку подпола, оглядеться - вдруг вокруг будут шататься ненужные свидетели? - и вылезти наконец целиком.
Благодаря наличию каких-никаких стен, а также тому, что в утренних сумерках мало что было видно, их появление произошло совершенно незамеченным для местных.
Впрочем, время для их пробуждения настало, и окрестные дома стали озаряться тусклым свечением просыпающегося крестьянского люда.
Лёгкая дымка стелилась над землёй, скрадывая очертания деревьев, домов, заборов - словом, всего того, что создавало быт обычного человека. Вот крынка, висевшая на заборе, оказавшаяся на своём месте едва ли не в одно время с этой самой оградой; вот забытый кем-то в придорожной пыли дырявый башмак - впрочем, его, верно, в скором времени приберут к рукам и вычинят, если подошва ещё не окончательно прохудилась. Крестьяне народ прижимистый, и вряд ли согласятся просто выбросить вещь. К тому же обувь - это весьма недешёвая штука, особенно для того, кто работает в поле.
Отвлекаясь на эти мелочи, Рёши и не заметил, как они вышли за околицу и как-то совершенно буднично вышли на торную дорогу, по которой и совершили свой давешний моцион на лошадях. Пешком было идти безусловно дольше - особенно если не совершать обычных для шиноби переходов в авральном режиме - однако куда как приятнее. Однако Рёши, подразумевая, что терпение его спутницы не бесконечно, а тревога за успех предприятия - велика, всё же поддерживал весьма оживлённый темп. А чтобы объяснить своё нежелание идти напрямик, сформулировал следующий тезис:
- В землях скрытого Звука, как бы мне не хотелось иного, водятся всякие твари. И только часть из них - о двух ногах и с головой на плечах. Если вдруг случится оказия встретитьс с ними - не факт, что знакомство займёт времени меньше, чем наша.... неторопливая прогулка. Да и если быть окончательно честным - я не уверен, что свести знакомство с ними нам окажется под силу - при всём уважении к вашим способностям, Ха-сан...
Дорога тем временем тянулась и тянулась, даже не думая выводить их к месту назначения раньше положенного срока. Вдоль тракта имелось известное количество небольших закусочных - там подавали или лёгкие закуски, либо сладости. Охотник, умевший, но не любивший обходиться без небольших радостей, так и порывался отправиться к одной из них чтобы захватить съестного. Однако непроницаемое лицо Ха-сан, вкупе с её общим видом, намекали Рёши, что это будет плохой идеей. К тому же в памяти всплывали угощения Старосты, которые всего день назад наполнили его желудок благоговейным трепетом перед мастерами сковород и кастрюль.
И в предвкушении нового раунда гастрономического экстаза Охотник сдерживал свои порывы - пускай они так и не сумели толком ничего съесть при своём визите в город.
Парень, теперь уже при дневном свете, приглядывался к своей спутнице. Конечно, это не меняло кардинально его выводы о ней, однако вносило кое-какие поправки.
В частности, относительно её внешнего вида.
Леди Ха - про себя Рёши нет-нет, да и возвращался к уже ставшему привычным прозвищу - не была аккуратисткой по природе. Её вещи были аскетично-потрёпанными - словно их задача была только в том чтобы существовать, но никакой принципиальной пользы в них девушка не видела. И если бы не некоторые общественные нормы, она бы просто избавилась от них - ведь их наличие, судя по её движениям,скорее ограничивали её.
Сложно сказать, насколько близко его впечатления подобрались к реальности. Однако её молчаливое следование выбранному маршруту вынуждало Рёши хоть чем-то занимать свою голову.
Удивительное дело - дорога под их ногами была вполне приличной. Не то что бы Рёши был… противником того, как делались дела в его родной стране. Однако даже он понимал, что содержание таких вот просёлков - это последнее, о чём думают чиновники, отвечающие за эти места. Всё же пользуются ими не каждый день - это было легко понять по тому, что уже второй раз чуть больше чем за день они проходили здесь и ещё не встретили толком других “путников”.
Однако ям на полотне было не видно, с обочин было вытравлено всё, что могло обрушиться на дорогу и испортить её… Словом, кроме уважения испытывать к местным трудягам у Рёши решительно ничего не выходило.
Там, где тракт нырял в лес - когда лишь вскользь задевая опушку, когда углубляясь в непролазную чащу - можно было наблюдать множество удивительнейших по красоте картин. Пробивающиеся сквозь кроны деревьев солнечные лучи, расцвечивающие лесную подстилку всеми оттенками жёлтого и оранжевого. в ветвях пели обычные на вид - хотя скорее на звук - птицы. Странно это смотрелось в лесу, который был синонимом смерти для большинства людей - всё же эксперименты Владыки не были безвредными ни для кого.
Впрочем, могло статься, что конкретно в этих изменениях виноват не он сам, а один из его верных, но куда менее талантливых последователей. Вины это не умаляло, но по крайней мере давало призрачную надежду, что Орочимару-сама имел о экологии хотя бы представление, и не спешил отправлять весь мир в Геену лишь из любопытства.
Лесные пейзажи, несмотря на все мерзости, с ними сотворённые, оставались вдохновляющими. Вряд ли Ха-сан так уж разделяла его мнение, однако Рёши находил в борьбе природы и человеческой алчности нечто успокаивающее и даже душеспасительное. Словно бы это необъявленное сражение было чем-то столь же обыденным, как встающее на востоке солнце.
Однако при всех навыках выживания Ха-сан имела один серьёзный недостаток - вымотанный приёмом стимуляторов организм. А находящийся в таком состоянии, он мог начать отказывать в совершенно произвольным момент. Отсюда и пристальное - хоть и ненавязчивое - внимание к состоянию спутницы. И стоило Рёши лишь посчитать, что девушка прикладывает к переставлению ног чуть больше усилий, чем следовало бы, он мысленно забил тревогу и стал искать взглядом вдоль дороги что-нибудь., напоминающее жилище или хотя бы что-то, на чём можно посидеть и перевести дух.
Такое место нашлось ещё через полчаса пути, когда уже даже не самый внимательный человек смог бы заметить, что с Ха-сан что-то не так. И поэтому Охотник незамедлительно устремил стопы именно к замеченному издалека… киоску-лавке, где без всякого сомнения можно было приобрести что-нибудь съестное.
Рёши не думал, что проблема состояния спутницы в голоде. Как и в жажде или ещё чём-то таком же. Однако даже небольшой перерыв мог пойти на пользу. А такой формальный повод, как урчание желудка как никто другой подходил, чтобы усмирить гордость и принять передышку с благодарностью.
Лавка торговала не самыми подходящими к случаю, однако всё же не бесполезными данго. Перекинувшись парой слов с подростком, оставленном присматривать за пустующим заведением, Рёши добился и того, чтобы “лекарство”, выданное Досточтимым, было заварено. Уже с глиняным чайничком Рёши вернулся к ожидавшей его в тени Ха-сан; вид у той был болезненный, но девушка стоически переносила тяготы своего состояния.
Хоть на её лице и не было видно этой борьбы.
- Пришло время принимать лекарство, - с шутовским поклоном произнёс Рёши, выставляя кружки и разливая по ним ароматный напиток. У одной был отбит краешек, вторая от товарки отличалась чуть пожелтевшим от времени лаком. Однако основных их свойств это никак не портило. Меж чаййной пары уютно устроился лоток с данго. Как и почти в любых подобных заведениях, путники устраивались на крыльце под навесом. Рёши с леди Ха исключением не стали. И уже по одному тому факту, что девушка никак не воспротивилась его предложению, можно было заключить, что состояние её оставляло желать много лучшего.
- Думаю, краткая остановка не навредит нашему делу больше, чем возможный обморок, - заметил Рёши, когда от угощения вкупе с чаем остались лишь воспоминания. Девушка выглядела чуть живее, но будь на то воля Охотника - он бы заставил её отдохнуть ещё с часок. Впрочем, таких полномочий у него не было, и потому ему пришлось согласиться, хоть и скрепя сердце, продолжить путь.
Несмотря на все опасения, остаток пути прошёл без каких-либо происшествий - разве что один раз совершенно обезумевшая белка прыгнула Рёши прямо на голову, устроив небольшую феерию - но ровно до того момента, пока не была схвачена за хвост и препровождена обратно на дерево. Что именно её так взбаламутило был вопрос, конечно, интересный, но сугубо теоретический. Отчего и был забыт уже минут через пять.
Вот наконец вдали замаячили крыши приснопамятного поселения, которое прошлой ночью было героически спасено от вторжения бандитского племени. Впрочем, судя по трудящемуся народу и отсутствию хоть какой-то встревоженности, ночные события остались то ли в тайне ото всех, то ли просто были привычны настолько, насколько вообще можно привыкнуть к таким “развлечениям”.
И там и тут носились безбашенные дети, которые отлынивали от страды всеми возможными способами. Впрочем, работа на полях уже сошла на нет, и на их безобразия смотрели сквозь пальцы. К пришельцам ребятишки проявляли скорее спортивный интерес - что было только на руку напарникам, которым ну вот совсем не улыбалось сражаться с любопытством.
Потому что противника более грозного, чем любопытство, в мире не существует…

+1

30

Даже то небольшое количество вопросов, которые она задала вызвали у ее собеседника целый поток реплик, только часть из которых касалась непосредственно дела, а все остальное была "вода". Такие люди, как этот человек нередко были отличными шпионами хотя бы потому, что умение заговаривать зубы-это был отдельный и исключительный талант, кой не раз сможет спасти жизнь сумей им воспользоваться в нужный момент. Но что-то ей подсказывало, что сейчас поток слов был скорее результатом привычки, а никак не попыткой увести разговор от опасного русла. Шиноби сыпал фактами словно из рога изобилия и, екай его побери, некоторые из них даже вызывали у нее мимолетную мысленную улыбку смешанную с неприятным привкусом непонимания. Взять тех же кротов. Учитывая разнообразие флоры и фауны в здешних местах она бы ничуть не удивилась возможности их существования.

Триада мужчины на тему обращения к ней вызвала лишь длительную паузу. Женщина раздумывала, но в конце концов смирилась с тем, что это прозвище придется принять на ближайшее время, ведь не так сложно игнорировать истинное значение слова "леди", к которому она, откровенно говоря, имела отношение последнее. Фамильярность да и только, но если Рьеши подобное обращение приносили некое эстетическое удовольствие, то кто она такая, чтобы лишать человека столь небольшой радости в жизни? Ответ ее удовлетворил. Наверное, женщина и сама не осознавала то, что использовала вопрос лишь как повод, чтобы отстраниться хотя бы на пару мгновений от текущих проблем. Например, того, что сейчас они находились невесть на какой глубине, а об это свидетельствовало небольшое давление в ушах, а также окружающий их неприятных запах сырости, да и холод, который неприятно скользил своими цепкими пальцами по ее коже. Обувь неожиданно с хрустом опустилась на какой-то предмет, что заставило беловолосую женщину вздрогнуть, но глаза она не опустила. Эта симфония звука была слишком ей близка, ведь именно так звучит клинок пробивающий кости. Орин немного замешкалась, но уверенно скользнула вперед. Была ли эта кость человека или животного? Какая теперь разница; все едино обратится в прах. 

Впереди показался более яркий источник освещения, но все еще приглушенный, чтобы быть дневным светом. Женщина огляделась: комната равноценно могла служить как переговорной, так и пыточной; на такой глубине вряд ли кто-то услышит вообще чьи-то крики. Беловолосая невольно вспомнила о недавно раздавленной кости и невольно усмехнулась про себя. Не надо было обладать ярким воображением, чтобы представить как именно мог себя чувствовать здесь узник, когда даже попытка бегства не приведет ни к чему хорошему, ведь каждый темный угол скрывал в себе опасность. "Например, весьма агрессивных кротов", - промелькнула абсурдная мысль и она перевела взгляд на своего спутника. Вряд ли сейчас помещение, если его таковым вообще можно было бы назвать, послужила бы для варианта номер два, а значит они продолжат их разговоры здесь. Орин не препятствовала: она сама себя закрыла в этом гробу и теперь невольно прислушивалась а не застучит ли по его крышке молоток.

Голос собеседника был под стать обстановке, когда куноичи заняла один из стульев, мысленно оценивая а не сломается ли прогнившая древесина прямо под ней. Картина бы была наверняка забавной. "И только этого мне не хватало", - вряд ли , конечно, ее бы новый собеседник выдал хоть какие-то эмоции на этот счет, но она и так достаточно ударила в грязь лицом. Посланник аристократического семейства и .... показал себя не лучше, чем дворовая шавка. Неприятное ощущение заставляло съеживаться изнутри, что, конечно, вряд ли было видно представителю из Ото.  А вот его слова заставили ее призадуматься и даже поднять чуть согнутый палец к губам в сосредоточенном жесте. Язык нервно облизал потрескавшиеся губы. Как бы ей не хотелось этого признавать, но мужчины был прав: сейчас им, нет, ей нужны была помощь и информация, а также минимальная возможность того, чтобы не оставить за собой след из трупов, включая свой собственный.

-Знаете, в моем понимании убрать корень проблемы - это как раз избавиться от всех, кто может помешать выполнению миссии, но что-то мне подсказывает, что вы имеете в виду несколько иной, завуалированный способ разрешения ситуации, - короткий ноготь женщины задумчиво постучал по столешнице незамысловатый ритм, а по лбу пролегла складка раздумий. При таком освещении она выглядела куда старше своих лет, словно человек, который взвалил на себя непосильную ношу и яростно, упрямо пытался затащить ее на скалу вопреки всем предзнаменованиям и законам. - также меня волнует вопрос того, что теперь одна проблема невероятным образом превратилась в две. ,- лицо куноичи исказилось; она поморщилась словно у нее разом заныли все зубы, а то, как она яростно кусала свою губу (увы, старая привычка, от которой она в моменты серьезного эмоционального потрясения так и не смогла избавиться) свидетельствовало о том, что она злиться. Впрочем, в руки она себя взяла достаточно быстро. "Досадливая ситуация, но у меня нет другого выхода. Мне придется полагаться на этого человека столько, сколько необходимо." - нужно было успокоиться. Она в который раз пожалела, что у нее не было достаточно времени на медитацию и размышления. Спешка была не тем союзником, который был полезен в делах подобного рода, но выбирать не приходилось.

Новость о том, что мужчина вводит в их и без того проблемное задание новую переменную была воспринята женщиной без энтузиазма. Она никак не могла отделаться от чувства, что Рьеши это задумал еще далеко заранее, но решился поставить ее перед фактом только сейчас. Слишком уж слаженно все выходило. А женщина верила во что угодно, но не в совпадения. - скажите мне честно, когда вы придумали весь план?, - обратилась она к своему спутнику вставая со скрипучего стула. По ее лицу и движениям было сложно определить интересуется ли она этим вопросом исключительно в рамках собственного любопытства или за этим скрывается нечто иное... например, угроза?  Угрожать Орин явно привыкла больше, чем вести обычные мирные переговоры, а потому чувствовала себя не слишком то комфортно полагаясь на, по ее мнению, шаткую почву. Десять раз проверь палкой, а потом только ступай вперед. Приглашающий жесть к очередной из двери она не приняла ровным счетом никак: сказанная то ли в шутку, то ли всерьез информация про кротов-мутантов все никак не могла покинуть ее голову. Биджу побери! Какая только чушь не засядет в голове на столь длительное время.

Впрочем, не успели они сделать и шагу в раззявленную пасть очередного малоприятного коридора, как со стороны спины раздался голос, а рука женщина среагировала раньше оказавшись на эфесе клинка раньше, чем ее сознание успело среагировать. "Спокойно", -мысленно произнесла сама себе куноичи. Но о каком спокойствие может идти речь, когда она даже толком не успевает проанализировать события крутящиеся вокруг нее в ритме бешеного водоворота.  Орин медленно обернулась, чтобы увидеть очередную фигуру этого гротескного представления, и, надо сказать, фигуру колоритную. Человек перед ней мало походил на шиноби, но вполне мог бы сойти за какого-нибудь зажиточного торговца шелка и его уместность в этих казематах была равноценна жемчугу на свалке. Но что-то ей подсказывало, что это всего лишь внешний вид. Она знала таких людей: все помнят, ничего не прощают, изощренно мстят и умеют длительное время сидеть в ожидании наслаждаясь нервозностью оппонента. Быстрого взгляда на Рьеши хватило, чтобы понять всю степень их "близости" с этим человеком. - и сколько из них остались в живых , из ваших обидчиков? , - пожалуй, она даже сама не поняла что именно заставило ее произнести эту фразу, которая с резкостью заостренного клинка ударилась о воздух, но не привлек абсолютно никакого внимания или даже реакции со стороны новоприбывшего.  Сейчас его тучная фигура заслоняла собой практически единственный источник освещения в комнате искажая тень мужчины до устрашающих, гигантских размеров.  "Явно не таких кротов я ожидала здесь увидеть", -промелькнуло в ее голове.

Бородача, похоже, абсолютно не заботила мысль о том, что он находится здесь совсем не в одиночку. Самонадеян, глуп или... силен? Или все вместе? Она никак не могла понять что именно чувствует к этому человеку. Он был лишь частью задания, переходным звеном от одной ее половины к другой, но почему-то ей казалось, что она обязана запомнить его лицо и как можно больше деталей. Неожиданно громкий смех заставил женщину чуть поморщится, когда пара пауков не выдержав резонанса упала ей прямо на голову, но была оттуда сброшена.  - а ваши знакомые становятся все более экзотичными, Рьеши-сан. - наконец-то произнесла она ни к кому, собственно, не обращаясь.

***

Если у людей, которые сейчас обсуждали вопросы и были между собой недосказанные реплики и незавершенные действия, то они смогли их отложить до лучших времен. Орин все время просидела на стуле периодически дополняя разговор уточняющими репликами. Время тянулось мучительно медленно, а ее рука уже не раз тянулась к бумагам. Неясность ситуации сводила с ума больше, чем ожидание, а ее небольшое приключение тем временем затягивалось. Под землей же так и вовсе сложно было определить какое количество этого ресурса ушло на переговоры и женщина в первый раз пожалела, что не имеет при себе часов. Ха даже позволила себе выдох облегчения, когда они наконец-то вновь погрузились в путаницу земляных коридоров, чтобы наконец-то выбраться наружу. Не то, чтобы она страдала клаустрофобией , но вид открытого пространства и свежего воздуха все-таки внушал большее доверие, нежели катакомбы. Поэтому, когда они наконец-то смогли выбраться наружу Ха вылезла из проема чуть быстрее, чем обычно ощущая удовольствие от того, что темные коридоры остались позади.

Женщина вдохнула холодный воздух и осмотрелась вслед за мужчиной. После затхлых коридоров подземелья влажный и холодный утренний воздух казался кристально чист и бодрил лучше любого стимулятора. Конечно, она знала, что этот эффект скоро пройдет, что не мешало наслаждаться этим мигом. "Снова потеря времени"-досадливо подумала про себя женщина бросив взгляд на тихую природу вокруг, где-то со стороны селений закричал первый петух. Сколько же сейчас было времени? 4 утра? Половина четвертого? Они начали свой путь еще в полдень, а выходит, что уже более 12 часов были в пути. - похоже, что нам придется все-таки воспользоваться трактом, но я бы предпочла быстрый бег. Длительные прогулки, несомненно, полезны, но, боюсь в моей ситуации это может сработать с исключительной точностью наоборот. - отозвалась посланец аристократического дома, наблюдая за тем, как мимолетный ветер принялся гонять клубы тумана по бескрайнему пространству.

Последующий участок их пути пролегал вдоль не слишком приветливой местности: мрачные деревья переплетались и изгибались в причудливых фигурах создавая такие формы, о существовании которых не пытливый человеческий ум не имел даже представления. Шаг, снова шаг... тысяча шагов. Орин погрузилась в свои мысли, а размеренное движение успокаивало и вводило ее в состояние некого транса, что позволяло такой тягучей материи, как бесконечные минуты скользить между ее пальцев, не касаясь при этом разума. Пару раз она ловила на себе взгляд своего спутника, но напрямую подловить его не удалось ни разу. - Рьеш-сан, -наконец-то не выдержала представительница страны Воды - ваш взгляд заставляет меня терять уверенность в собственных ногах. Я Вас уверяю, что не спешу падать замертво. По крайней мере ни здесь и ни сейчас. - заверила она Охотника.

Оказалось же, что у него есть собственные мысли на этот счет, а ее слова были попросту пропущены мимо ушей. "Сколько раз мне еще раз придется повторять фразу, что ему не предстоит избавляться от моего трупа в ближайшее время?"- обреченно размышляла женщина, пока ее проводник уже успешно направил свои стопы в сторону ближайшего чайного заведения, которые то тут, то там, словно грибы после дождя, начали появляться на обочине дороги, а значит здесь неподалеку был один из крупных городов или поселений.

Орин ничего не оставалось, как поднять руки в примиряющем жесте и опуститься на скамейку, наблюдая за тем, как свет причудливо пляшет на острых чертах лица ее нового знакомого. - мне порой кажется, что Вы меня и за шиноби то не считаете. Либо не понимаете всю серьезность ситуации, в которой я нынче нахожусь. Пожалуй, я бы даже решила, что Вы намеренно меня задерживаете, но для этого была бы уйма иных способов. - только после того, как чашка оказалась пуста, как и тарелка, а на бледном лице его провожатой появилось на толику больше недовольства они вновь продолжили свой путь. 
Одна часть дороги и правда извиваясь уходила куда-то влево. То тут, то там были видны следы колес.  - похоже, что в той части какой-то крупный город?, - наконец-то нарушила она вновь затянувшееся молчание. - дорога ухоженная, неужели постарались местные "дза"?, -  как бы не упиралась до этого беловолосая, но чай действительно подействовал на нее бодряще. За что она после непременно поблагодарит Рьеши. На его вопросительный взгляд она едва заметно дернула плечом. - я все-таки не только клинком махать обучена. Дорога выглядит слишком... аккуратно. Сделана специально для того, чтобы облегчить оборот товаров. Наверняка постаралась крупная гильдия. Шелк или специи, полагаю.

Но свернули они абсолютно в ином направлении, что предоставило возможность Орин хотя бы мысленно составить ориентировочную карту, так как вскоре вперед замаячили уже знакомые ей дома. Даже не считая инцидента с белкой последний участок пути прошел весьма неплохо, если опустить то, что лицо ее спутника пополнилось коллекцией из нескольких царапин. "Мы вернулись в отправную точку. Отлично", - появление незнакомцев вновь не осталось незамеченным. Правда, если к ней местные дети опасались приближаться, не считая недавней знакомой девочки, но видно ее не было, то ее проводник стал той еще целью. Как подозревала Орин же целью их интереса скорее был его кошелек или любой иной предмет, которым после можно похвастаться перед остальной оравой местных детей.

-Что же... мы на месте. - произнесла женщина, словно пытаясь поставить жирную точку в этом путешествии. Прошла всего пара дней, но Клинок чувствовала себя так, словно прошел целый год миссии. Да и ее спутник спешил добавить к точке запятую. Клинок тихо выдохнула, подавляя разочарование. - Господин Рьеши, я вижу, что вам есть еще что сказать. Озвучьте, прошу Вас. , - где-то из глубины деревни к ним уже спешил мужчина, в котором она без труда узнала старосту.

+1

31

- Что же, давайте откроем все карты, - согласился Рёши, с некоторой ленцой наблюдая за семенящим к ним Старостой. Мужчина явно находил свою маскировку крайне удачной - а почему иначе он так старательно исполнял роль мелкой сошки, лебезящей перед столичным гостем?
И сам охотник порой увлекался теми личинами, за которыми прятался. А что удивительного? В конце концов игра, в которую не веришь сам, очень быстро превращается в спектакль для одного очень плохого актёра. В котором скоро разочаруются все, и который не обманет даже…
Тут Рёши задумался - в голову забрела шальная мысль, что расхожая фраза про ребёнка не такая уж и верная. Потому что обмануть - именно обмануть - детей довольно трудоёмкий процесс. По крайней мере, если сам ты не находишься во власти собственной фантазии.
Тем временем Староста, споро передвигающий своими вполне основательными ногами - при его комплекции семенящая походка была чрезвычайно потешна - уже почти достиг их места “отдыха”. От этого Рёши получил небольшую передышку - в самом деле, не разглашать же планы по интригам в чужой стране рядом с агентом своей? Да даже будь Староста просто посторонним - кто бы мог поручиться, что с такими вестями “куда следует” он бы не побежал ещё быстрее?
- О, наш благородный сводник уже здесь? Как радостно, как славно, - зачастил Рёши, не давая девушке и шанса вступить в разговор. Впрочем, зная её натуру - ту часть, по крайней мере, которую она обнажила перед напарником - ожидать от неё каких-то реплик было излишне самонадеянно. К тому же создавалось ощущение, что все переговоры она благополучно оставила ему, Охотнику.
- Вы так скоро вернулись, друзья мои? - прижав руки к груди, словно в знаке величайшего душевного облегчения, сказал старик. Правда, в его хитрованских глазах читалась та степень благородного озорства, которая делала всю его игру на публику настоящей клоунадой. Рёши не мог не восхититься такой преданности делу, и вместе с тем - бесконечной молодости своего связного.
Пусть это лишь сейчас постучало в голову Охотника, однако сеть Орочимару-сама была хоть и многочисленной, но отнюдь не безграничной. И вряд ли у него был для этого случая связи - связи, надо думать, с не самым крупным из его интересов - выделен целый отдел. Куда как легче допустить, что всем этим делом заведовал один только Староста - оставленный на этих выселках единственно чтобы обеспечить эту незначительную ниточку коммуникаций.
- Верно!.. Мы же едва ли только ночью решили покинуть стены вашего гостеприимства, душа моя, - согласился Рёши, незаметно передавая мужчине небольшой свиток с отчётом по текущей ситуации. Тот, нисколько не смутившись раскрытию своего инкогнито на глазах у гостьи, заставил свёрток бумаги испариться без следа.
- Ну полно вам, друзья мои! Пойдёмте скорее в дом, Сузу всё время спрашивала о Старшей сестре. Надеюсь, её назойливость вам не слишком в тягость? - продолжил Староста, не забывая при этом подгонять их в сторону собственного дома. Да так ловко, что даже пожелай Рёши отказаться от приглашения, он не сумел бы уйти, не применив известной силы. Что, в свою очередь, наверняка бь закончилось лишним вниманием. Леди Ха также не проявила ни единого поползновения к тому, чтобы избежать этого визита, и даже на вопрос Старосты о своей дочери ответила что-то довольно дружелюбное. По крайней мере, для себя.
- Не смею отказывать хозяину, - полушутливо поклонился Рёши, следуя за стариком.
Наконец они оказались в доме, и уже знакомый звонкий голосок оповестил всех троих, что “обед готов” и что радость от возвращения Ха-сан совершенно искренняя.
… и в очередной раз Староста продемонстрировал, что готовка была его едва ли не сильнейшим козырем - кроме разве что агентурной деятельности, но её напоказ мужчина не выставлял. Складывалось ощущение, что пожелай он допросить кого-то, Старосте достаточно было бы просто его накормить, и ленность и благодушие, наполнившие тело, тут же бы выдали всю возможную информацию. Возможно и поэтому тоже вечно настороженная леди Ха весьма умеренно участвовала в трапезе.
Наконец оставив гостей наедине - если не считать порхающую вокруг Сузу, восхищёнными глазами сопровождающую каждое действие Ха - Староста удалился на кухню - греметь посудой в тщетных попытках усмирить грязные тарелки и сковороды.
Почему тщетные? Да вероятно потому, что уже вскоре они бы снова наполнились скворчащим жиром, ароматными бульонами и прочими средствами для доставления желудку удовольствия.
- А теперь вернёмся к разговору. Да, я понимаю ваше недоверие и ко мне, и к моему… патрону в частности, - мягко вернул Рёши уже начатый рассказ в прежнее русло, - у меня нет намерений превращать миссию в формальность. Это, я полагаю, вы уже поняли, Ха-сан. Если позволите, я очень ленивый человек. Я не люблю делать вещи, от которых веет проблемами. Но если проблема уже случилась, я предпочту действовать так, чтобы позже мне не пришлось вставать ещё три-четыре раза. Поэтому я предлагаю заняться вашими… кхм, неприятностями для их скорейшего устранения. Потому что зная моего Владыку, я рискую оказаться связан с этой проблемой навечно, коль скоро уже в ней завяз.
Рёши перевёл дыхание, ведь его тирада не отличалась лаконичностью. Он понимал, что славословие, ставшее привычным его щитом перед другими людьми, скрывавшее и долгие раздумья, и осторожность в принятии решений, леди Ха раздражает. Однако именно сейчас когда его спросили о планах - он просто не мог действовать в другом ключе. Заявить: “Сейчас мы пойдём к вашим неприятелям и устроим им вырванные годы” было невозможно хотя бы от того, что девушке бы такой мотивации откровенно не хватило бы.
- Вам нужно как можно скорее предоставить всю информацию своему… нанимателю. Мне - приготовить верные средства, которые врагу отобьют навсегда охоту пытаться совершать столь необдуманные поступки. И там, и там время критично. И способ решения вашего, леди Ха, цейтнота, мы уже нашли. Весь вопрос в том, согласны ли вы решить мои проблемы?
Девушка напряглась, уже предвидя следующие слова. Впрочем, сложного в этом не было ровным счётом ничего - Рёши не собирался ходить вокруг да около.
- Предлагаю обменять информацию и время. Курс довольно выгодный, если действовать начинать прямо сейчас. Всё что мне нужно - слово вашего патрона, и я начну скорейшие приготовления. И только в ваших силах совершить этот обмен.
Охотник поднял взгляд в потолок, не спеша встречаться с девушкой глазами. Его предложение не было хоть сколько то выгодно, и от него буквально разило интригами. Собственно, скрывать своей заинтересованности в том, чтобы оказаться победителем в этой схватке, Рёши скрывать и не собирался. Другое дело, что это было его личное желание - хоть он и допускал, что Владыка очень тщательно подбирал того, кто должен оказаться в этом деле замешан.
- Мой план таков: вы приносите своему нанимателю всё что мы сумели добыть, и ожидаете скорейшего выступления противной стороны. Даже если вы и без того уверены в том, кто совершил… то что совершил, нужны совершенно точные улики. А их вам обеспечит то, что отравление было произведено так, чтобы впоследствии шантажировать вашего нанимателя очень, очень долго. Если бы хотели убить - есть множество других, куда как более действенных ядов, и каждый из них сделать проще, чем тот, который был использован.
Второй пункт - выяснить, как было произведено отравление. Думаю, в доме вашего патрона имеется “крыса”, которую хорошо бы обнаружить. Если это удастся - вероятно, мы окажемся впереди уже не на шаг, а на целое десятилетие. И вот уже это может позволить действовать так, как того хочется.
Что касается участия моего или вообще Отогакуре - вам явственно не хватит военной силы, чтобы осуществить всю эту операцию… вовремя. Не сомневаюсь, что ударить вы сможете, и удар будет смертелен… Но не думаю, что у вас только один враг. А обнажив подобную слабость, ваш патрон рискует десятком ножей у горла вместо одного. Примерно поэтому вообще и существуют шиноби - чтобы бить в предназначенные для этого места, не рискуя понапрасну свими людьми. Иначе наш бизнес уже давно бы прогорел…

Закончив свой весьма продолжительный монолог, перемежавшийся не слишком отвлекающими, но всё-таки присутствующими действиями Сузу, которая всё старалась подобраться к Ха-сан поближе, Рёши выдохнул и со всё той же ленцой отклонился назад, опершись на вытянутые руки. Взгляд его всё так же бродил по потолку, словно бы старательно изучая фактуру тронутого временем дерева. Конечно же, это был лишь предлог что бы не смотреть на реакцию девушки напрямую.
Будем надеяться, что она примет решение, основанное не на гордыне, а на здравом смысле. К тому же, мне бы куда больше хотелось видеть её в качестве союзника, а не врага. Брр”, - мысленно содрогнулся Рёши, представляя, как барышня без тени сомнения отделяет его зазнавшуюся макушку от его же бренного туловища. И как он, Охотник, глупо лупает глазами перед тем, как сознание его покинет последний в жизни раз…
Всё же слишком живое воображение кое-где - серьёзный недостаток, а не преимущество…
***
К счастью, все договорённости всё же были достигнуты. И девушка, чуть помолчав, озвучила решение, которого Рёши хотелось. Пусть и формулировка была… мягко говоря, не столь лестная, как пытался для себя сотворить Охотник. Но даже этот шаг - пока ни к чему не обязывающий, пока лишь ведущий к тому, что патрон Ха-сан узнал бы о некоей возможности, был для девушки решением нелёгким. В первую очередь потому, что она не была привычна принимать самостоятельные решения в таких вопросах. Слишком хорошо чувствовалось, что хорошо отточенный, изящный инструмент отчего-то применяли лишь для самых грубых действий. “Если так хотелось получить мясника - к чему столько сложностей с воспитанием шиноби? Нолевой выхлоп при изрядных затратах”, - в сердцах думал Рёши.
Впрочем, ничего это уже не меняло - Охотнику лишь оставалось готовиться к новому витку этой истории. Отчего-то он не испытывал даже тени сомнения, что патрон девушки будет готов принять любую помощь, стоило ему лишь только осознать масштаб бедствия.
Был ли клан, которому служила леди Ха, богат или беден, могущественен или бессилен - Орочимару проявлял к нему интерес.
А значит Рёши был должен приложить все усилия к тому, чтобы этот клан оставался на том же месте, где был до этого.
Пускай даже и для того чтобы стоять на месте и нужно порой бежать вперёд изо всех сил...

+2

32

Кажется, что деревня за их короткое отсутствие совершенно не изменилось. "Но что ты ожидала здесь увидеть? Пепелище? Панику? Агрессию в сторону пришельцев?"-иронично поинтересовался внутренний голос. Порой, Орин казалось, что эти неслышные звуки в ее голове лишь отголосок ее второго, здорового я, которое не будет ограничено правилами и железным кодексом, столь умело навязанным твердой рукой. Даже интересно... какой бы она выросла не произойди тех событий, что произошло? "Слабой, бессильной, неумелой, мягкой как пластелин"-услужливо подсказало внутреннее я, пока беловолосая молча преодолевала внутренний двор вслед за спутником периодически ловя на себе заинтересованные взгляды-чужаки здесь были все-таки редкой диковинкой, а потому Орин лишь подняла руку натянув на голову капюшон и скрыв лицо- его и так видели слишком часто, а это уже было ошибкой. Даже один человек мог стать проблемой в ее деле, не говоря уже о целом поселении. Правда, что-то ей подсказывало, что вряд ли они станут обсуждать на радио то, что видели и слышали за это время. Деревня , как ей казалось, была классическим представительством деревни Звука. И что-то ей подсказывало, что даже минимальные события этих дней будут донесены до ушей Владыки при его желании. Вплоть до количество ее сна, предпочтений в еде и реакций на раздражители. Это было не слишком приятно, но она уже смирилась. Она знала куда идет и зачем. А глава клана, похоже, не слишком представлял с кем имеет дело.

Староста появился словно из неоткуда и уже приветствовал гостей. Он еще при первой их встрече казался ей слишком радушным, слишком открытым и ... открытым к доверию. Что-то ей подсказывало, что как раз из таких людей получаются самые отличные шпионы. Кто может заподозрить доброго дедушку с окраины? И если у ее спутника и были похожие мысли либо уверенность, то он умело держал их при себе. А может уже и обговорил кое-какие детали с их новым знакомым. Шиноби едва сдержала усмешку. Надо же. Поживи она тут пару дней, то, пожалуй, узнала бы даже больше, чем полагается ее ушам. И не факт, что она после с ними бы не распрощалась. Мало кто так спокойно дает слышать то, что не полагается гостю. Если только это блюдо намеренно не было предназначено для индивида. Она едва сдержала усмешку. А ведь забавно. Она чувствовала себя здесь в своей тарелке гораздо сильнее, чем в родных стенах на пледе перед небольшой лампой и с книгой в руках. Возможно, это и правда какая-то проверка? Но зачем? Ошибка Орин явно была в том, что она уже давно недооценивала свои способности, а те умения, коими обладала и вовсе принимала как должное. Жесткие рамки делают человека послушным, но стоит его выпустить на волю или в свет, как он начинает теряться, ошибаться и показывать свое настоящее я. Не это ли было целью? Нет, конечно, нет. Что за глупость. Гордыня все еще жила где-то внутри нее и периодически поднимала свою голову. Чем она, потомок двух гражданских убитых так глупо и бессмысленно, могла была быть полезна Белому Змею? Не стоило даже думать про это.

Где-то рядом крутилась и что-то спрашивала девочка, а Орин отвечала невпопад, ведь ее голова была уже далеко, дома, с свитком в руках и на одном колене перед Главой. Если маленькая спутница и обижалась, то умело это скрывало лишь хмуря брови и пытаясь уловить хотя бы какие-то мысли на лице той, которая ей почему-то полюбилась. Подобное повышенное внимание заставляло куноичи в который раз чувствовать себя не в своей тарелке. "Надо же как меня просто вывести из равновесия. Стоит лишь немного убрать рамки, надавить на слабые места и я уже начинаю теряться"-мрачно хмыкнула про себя женщина заходя уже в привычный ей дом и также по привычке снимая обувь под удивленным взглядом девочки, когда босые ноги куноичи мягко опустились на доски. Привычка, что поделать. Пожалуй, даже все движения и фразы от женщины звучали в привычной вежливой манере благодарности, молчания или отказа. Она не была голодна, но все же дала опустить себе в тарелку какую-то еду. Как и слышала, что девочка пару раз шепнула все ли в порядке и получила столь же утвердительный ответ. То, с каким аппетитом ее спутник вновь принялся за еду вызвало лишь у нее вежливое недоумение - не каждый день встретишь человека со столь бездонным желудком. Сама Орин не испытывала особой тяги с обжорству как бы пища не пахла. Видимо, сыграла привычка, сдержанность, а может и простая вежливость вбитая ей в голову кровью и потом, что, похоже, не ускользнуло от взгляда хозяина дома. Беловолосая исполнительница в который раз не могла отделаться от ощущения, что ее оценивают. Но зачем и с какой целью? Это предстояло еще узнать. Перед мысленным взором то и дело возникала огромная шахматная доска, на которой она лишь одна из пешек. Верно. Это ее место. Но так ли считает игрок этой партии?

Неизвестность пугала даже больше, чем окончание этой самой партии. А здесь еще и ее новый знакомый неожиданно перешел на деловой тон и женщина вскинула голову. Конечно. Как она могла подумать, что все уже окончено и игроки решили отложить партию на следующий раз записав следующий ход на бумаге? Но что-то в тоне мужчины заставило ее усомниться. То, что почти каждый в Ото вел двойную игру не было тайной. Лишь бы эта игра не перечеркивала планы Владыки. Ощущение того, что к ней привязывают ниточки было на столько явным, что женщина даже повернула голову, чтобы убедиться в их иллюзорности, но увидела лишь веселые отблески пламени под очередным варевом на печи. Маленькая девочка исчезла, но острый взгляд женщины углядел ее за дверью. А потому ей пришлось выдать довольно громкий и твердый кашель, чтобы дать Сузу понять, что ее тайное место и подглядывание обнаружено без труда. Только лишь когда дверь прикрылась куноичи вновь обратила твердый взор на собеседника.

-Боитесь, что в случае неудачи пострадаете и вы? ,- она не любила юлить и играть в игры, а столь твердая речь и прямая как удар топора грубо разорвала даже намек на таинственность разговора. А мужчине в какой-то момент показалось, что в ее глазах даже промелькнула нотка презрения, но неприятный миг прошел и на него вновь смотрит невзрачная женщина с уставшими глазами. - что-то мне подсказывает, что помимо вашего, как бы это не звучало, шкурного интереса есть что-то еще, жаль, что я не могу понять что. -стук кружки о стол прозвучал даже громче, чем следовало бы- Ха слишком резко поставила чашку с чаем на деревянную столешницу. Ее пальцы плавно постучали по дереву выбивая какой-то ритм, а взгляд куноичи задумчиво скользнул по поверхности пока она неосознанно облизала пересохшие и потрескавшиеся губы. Она привыкла выполнять приказы, а не решать что-то за кого-то. Она с удивлением ощутила как подскочил ее пульс, чего не было очень давно. Она нервничала. И эта нервозность отражалась на ее движениях. Опытный человек без труда это заметит, а ее напарник был именно таковым. "Он хочет чтобы я решила все сама. Он знает, что я не могу так сделать, но в то же время понимает, что другого выбора у меня нет. Что откровенно говоря мой хозяин не слишком отличается умом, но отличается любовью к брату. Любовь делает людей слепцами, они способны на поступки, о коих потом могут жалеть. Что еще я могла ожидать от жителя Отогакуре?"-она смотрела на него, а он на нее. Она видела его страх. Он словно туман стелился в его взгляде. Он боялся ее. И правильно. Ожидал,похоже, что она без труда может воткнуть тарелку между его глаз или оторвать ему голову голыми руками. А он видел ее неуверенность, то, что она видит его сети. И то, что понимает, что должна зайти в них по собственному желанию, не сопротивляясь. Как человек, который готов прыгнуть в омут с головой, ведь ничего другого ему более не остается. Она выдохнула. Короткий кивок и она с ним согласна. Риски оценены. Но понимает ли она что после такого решения принятого ею лично, без права этого делать он может более не встретить ее, а на встречу с ним явиться иной связной? Вряд ли.

Она лишь мрачно усмехнулась и ее лицо ушло в еще более глубокую тень. - что же. Вы вынудили меня принять самостоятельное решение в этом вопросе. ...- произнесла она и ее голос впервые чуть преломился, а мужчина услышал едва ли не впервые из ее уст привкус горечи и терпкого, липкого страха. Но перед кем? Последующие разговоры же не имели в себе ничего столь ... решительного и преломляющего саму ее суть.
-... могу только сказать, что раз вы меня так хитро обыграли вынудя вести партию самостоятельно, то вполне заслуживаете и на это. Впредь  можете называть меня Орин. - произношение собственного имени столь непривычно.  а почему бы и нет? Если это будет ее последнее действие прежде чем учитель решит, что ее голова ей более не нужны, то хотя бы один человек будет вспоминать ее с настоящим именем, данным родителями. "Какой неуместный пафос"- и внутренний голос был как всегда прав. Наверняка для самого представителя из Ото этот жест ничего не значит в отличии от нее. Она так долго использовала псевдоним, что и забыл как мелозвучно ее собственное наречение. Да и вряд ли Владыке было бы сложно найти ее истинное имя при необходимости.

Ее внутренние весы не могли найти равновесия, а уверенность ,словно маятник, колебалась то в одну сторону, то в другу. "Не приходит к Белому змею.. Он знает о тебе все. Не приходи к Белому змею. Он заберет у тебя все. "- эти мысли не покидали ее вплоть до покидания территории страны Звука. Во что она ввязалась? Почему из простого инструмента пытаются сделать что-то лучше? Она не понимала этого. И , в первую очередь, зачем это самому Реши.
Она подняла руку прощаясь с новым знакомым, но каждый из них понимал, что фигуры уже расставлены, а игроки сделали уже свои ходы. Но кто они теперь в этой игре? И не ведет ли эту партию сам представитель Звука чью глотку умело держит Владыка?  Было слишком много вопросов, но слишком мало ответов. Но все они остались на той земле, которую теперь уже скрыл туман пока ее судно покидало эти края тихо скользя по водам. Где-то там же остались и Старейшины, и девочка, чье имя было так парадоксально созвучно с ее собственным.

Отредактировано Orin (2021-04-01 14:41:47)

0


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] Если гибнут великие, то с малых великий спрос


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно