Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

С НАСТУПАЮЩИМ 2021 ГОДОМ!
лучший пост:
новости проекта:
о форуме:
Момочи Нозоми
Откуда-то появилась Руйка. Руйка всегда появляется откуда-то. Она подкрадывается внезапно, как боевой гиппопотам-убийца, как сердечный приступ, как налоговый инспектор. Это "Эй" прямо над ухом чуть не сделало Нозоми плохо. Чуть.
Радоваться было рано, потому что плохо всегда успеет сделать кто-нибудь ещё. Тацуя. По традиции. Не успел Нозоми открыть было рот и панически огрызнуться, что всё потеряно, что они опоздали, что их отправят в строители, как он почувствовал предательский толчок в спину. Мальчик закрыл рот. Мальчик посмотрел в деревянное, бездушное лицо своего рока ...

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

• пришла зима и новогодние праздники, а вместе с ними и новый дизайн!

• убедительная просьба всех участников экзамена на чунина закончить первый этап самостоятельно. После новогодних праздников начнем придираться к темпу игры, а пока можете отдыхать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] на дне пустых глаз


[FB] на дне пустых глаз

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

на дне пустых глаз


Дата, время: 13 января 609г
Uchiha Katsuragi & Sabaku no Sayuri
Страна, местность: Сунагакуре
Описание: Дочь Гаары давно уже мертва. От нее не осталось ничего, что делало ее тем великим и теплым человеком, которым она была раньше, и она утопала в своем безумии уже многие годы. Или нет? Или остались методы, которые еще не были испробованы?

https://i.imgur.com/b3EhGx9.gif

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2021-01-01 20:24:19)

+1

2

Когда-то давно Селение Скрытого Песка произвело на Учиху неизгладимое впечатление: бескрайние просторы, суровая и в тоже время красивая природа , а так же вытесанный из камня с песчанником город, укрытый от жестоких пылевых бурь стенами и человеческой отвагой. Тогда он смог взглянуть на само селение под всеми возможными углами,  как гость, житель и беглец - ему повезло с самым умелым гидом своего времени. По правде сказать, сейчас Сунагакуре не изменилось: были ли тому причиной суровые условия или консервативность политических деятелей, но виды и атмосфера селения были теми же, что отложились в памяти молодого человека.

Караван, с которым он прибыл, наконец остановился перед самыми воротами, спереди раздались крики: небольшую процессию, доставлявшую редкие для этих мест писчие принадлежности, ждала проверка и осмотр, а так же некоторая таможенная волокита, не имевшая к Катсураги ни малейшего отношения. Попрощавшись с караванщиком, который горячо жал руку нежданному попутчику и надеялся, что обратный путь они так же проделают вместе, Голос, направился к воротам.
Охранники, до того лениво поглядывавшие на несколько повозок, сулящих рутинную досмотровую работу, напряглись и даже как-то подтянулись при приближении сомнительного субъекта в длинном хаори. Впервые за долгое время, при проникновении куда либо, брюнет не скрывал свою выправку шиноби, не подавлял чакру различными ухищрениями и не создавал отвлекающих маневров, притворяясь кем-то ещё. Вот и закономерный результат не заставил себя ждать - ещё двое людей в светло-бежевой униформе вышли в качестве подкрепления из сторожки, а женщина в районе тридцати лет с чунинскими нашивками, скорее всего сеносор, скрылась из виду доложить обо всем при эксцессе. Отработанная схема противодействия вражескому проникновению, организованная простыми шиноби, четкая и эффективная, рассекретившая немало разведчиков.

Но в этот раз им суждено было остаться без улова: проверив документы и приглашение, запрошенное на имя одного из самых именитых джонинов селения, шиноби Песка, удивленно переглянувшись, пропустили Катсураги внутрь. Точнее говоря, дали ему войти в селение, но так просто не избавили от собственной компании, убрав руки с оружия, но всё ещё окружая его.
- Вам необходимо дождаться, когда о вашем появлении оповестят резиденцию и выделят сопровождающего. Даже при всех документах мы не можем пропустить вас внутрь без надзирателя со стороны нашего селения. - произнес молодой джонин, начальник караула, придирчиво осматривая осматривая посетителя. Он явно специально использовал слово "надзирателя", желая показать гостю его место, однако коноховец не повел и бровью.
- Думаю, в этом нет необходимости, - произнес Учиха, кивая в сторону от ворот, где уже находилась куноичи с волосами цвета осеннего заката - Меня ждут.
Начальник караула хотел что-то добавить, как-то осадить его и соблюсти все протоколы полностью, но решил всё же не вмешиваться, хотя не скрыл своего негодования, глухо тцыкнув. Значит у огнеглавой в селении достаточно авторитета, что бы при небольшом желании обойти некоторые правила. Выходит молва не врала, а ты не останавливалась на пути к своей мечте, упорно выполняя данное обещание, Саюри.

Молодой человек подошел к подруге детства и слегка кивнул в знак приветствия.
- Привет, рад тебя видеть. - голос брюнета слегка изменился с их последней встречи, в нем добавилось хрипотцы и новых интонаций, а взгляд стал несколько более пустым, чем раньше. На самом деле маленьких, едва отличимых даже проницательному взгляду изменений во внешности и поведении парня было немало, однако вряд ли девушка сейчас придирчиво выделяла каждую новую особенность образа джонина, слишком уж серьезным был вопрос по которому он прибыл. Слишком важным для Саюри и слишком неприятными подозрениями заражал самого медика - Пойдем?

Месяц назад он ошарашил её своим предложением, неожиданным намерением исполнить давнее обещание. Полученные в это время сведения позволили на основе данных, собранных медиками Суны за годы наблюдений, сделать весьма неоднозначный прогноз. Немаловажным фактором было так же, что теперь Учиха полностью был уверен в своих талантах врачевателя и психокорректора. Но всё потом, скоро он ей расскажет свой план в деталях, а кое-что Песчаной придется увидеть самостоятельно. Учитывая, что большую часть информации Катсу сохранил в тайне, он расситчывал на град вопросов, хотя и не исключал, что давным-давно смирившаяся с фатальным положением дел девушка могла повести себя радикально противоположным образом.

Почему-то внезапно Катсураги почувствовал далекое тянущее чувство, как будто тему стало немного обидно оттого, что эти двое не смогут прогуляться по крышам и взглянуть на Суну с тех же высот, что и в далеком прошлом, пятнадцать лет назад. В конце-концов, если его предприятие увенчается успехом, то огнеглавая будет слишком занята семейными делами для небольшой ностальгической прогулки, а в противном случае молодому человеку будет негоже просить о подобном.

Скоро всё будет иначе.

+1

3

В мире было не так много вещей, которые заставляли Саюри испытывать страх. Настоящий, животный, заставляющий сердце стучать по ребрам подобно тарану. И сейчас, стоя около ворот своего же собственного селения, она чувствовала себя так, будто бы смотрела прямо в зев огромного чудовища, что готовилось закрыть свою пасть и вонзить клыки в ее тело. Каждый вздох будто последний, и живот сворачивался в единый дрожащий комок. Нет, она не помнила, когда чувствовала себя так в последний раз, и время никогда еще не двигалось настолько медленно. Но никому, конечно же, было не увидеть ее страха за спокойным выражением лица. Никто не прикоснется к ней чтобы почувствовать пульс, никто даже не подумает, что в мире было хоть что-то, что заставит ее потерять свою хватку. Что бы сегодня ни произошло, она должна будет быть сильной. Сильнее, чем ей когда-либо приходилось до этого быть.

Поднимая взгляд на приближающуюся фигуру Катсураги, она расправляла напряженные плечи, выдыхая воздух через пересохшие губы. Интересно, может ли она и вовсе услышать его слова через стук этого сердца, барабанящего прямо по голове? Она не произносила и звука, только лишь кивнув в ответ на слова Катсураги, посмотрев охраннику прямо в глаза. С ней никто не будет спорить, хотя бы потому что сегодня взгляд Саюри был тяжелее чем когда-либо, никто даже не осмелится об этом подумать. Плевать на протоколы, сегодня у нее не было сил чтобы растягивать это событие на дольше, чем ей когда-либо нужно было. Сейчас Саюри казалось, что она тонула. И слова Учихи доносились будто бы через толщу воды. Наверное, еще не поздно сказать ему, что планы изменились. Отправить его обратно и попросить больше никогда не поднимать эту тему и возможность. Да, она помнила тот день, когда он предложил этот план так, будто это было вчера. И что же, тогда она считала, что этот день никогда не настанет. Он настал. И, впервые в своей жизни, Саюри хотелось бежать с поля боя, размахивая белым флагом и сбиваясь с ног.

- Пойдем, - по ощущениям слова эти будто бы выбивались пыткой. Вот только Саюри, конечно же, по старой привычке пытала только саму себя. Вся сила была в ее собственных руках, решение было только за ней. Она знала, что они все делают правильно. Она знала, что если был хоть малейший, хоть самый ничтожный шанс вернуть Каруре рассудок, они должны будут за него уцепиться. Еще она знала, что если будет хоть какая-то возможность узнать о том, кто виноват в этой трагедии, то она обязана будет узнать. И сейчас это значило давить себе же на горло. Сейчас это значило, что тело ее было настолько напряжено, что шея заныла, стоило ей только приветственно кивнуть. И значило, что в бирюзовых глазах появилось нечто такое, что заставляло всех, кто встречался Саюри на пути, отводить взгляд и переходить улицу, чтобы не ощущать на себе этой тяжести. Но нет, она не дрожала, и она не отступится. Иногда путь к спасению пролегает через все, что пугает больше всего.

Наверное, ей стоило задать много вопросов. Вот только почему-то ни один из них не казался достойным задавания. Что ей спросить, право? Уверен ли он в успехе операции? Никто не был уверен, Саюри знала на что именно шла. Спросить, как именно он собирается действовать? Какая разница, любой способ был их последним вариантом. Нужно было просто верить, только и всего, что ее древний друг, что когда-то пришел ей на помощь когда она еще была чудовищем, будет действовать так, как посчитает нужным. Так они и шли вперед, в полной тишине, словно бы облаченные с головы до пят в траур. Когда Саюри нервничала, она не подавала виду. Когда ей было страшно, она становилась тихой. И пускай в ее лице не менялось совершенно ничего, даже малознакомые люди отвечали, что и без того немногословная Саюри стала еще молчаливее, чем раньше. Свой страх она запирала внутри вместе с собственными же демонами, пока характер заставлял ее идти вперед и собирать демонов все больше и больше. Кто знает, сможет ли она саму себя простить после того, что сегодня произойдет? Это вопрос не для этой прогулки.

- Я чувствую, что должна задать тебе сотню вопросов, но мне ничего не приходит в голову, - у Саюри всегда были вопросы, у нее всегда было свое мнение. И сейчас, когда это было важнее всего, она понятия не имела, что ей было сказать. Что ей спросить. Катсураги, наверное, должен был понять. Она вела его через дороги собственного же селения в сторону здания, в котором она бывала так часто, и позволяла ногам вести ее вперед, потому что у нее, кажется, не оставалось достаточно внимания для того, чтобы замечать, куда именно она идет. И на вежливость сил тоже не оставалось. Ни на что больше сил не оставалось, а их сейчас нужно было так невероятно много. - Так что если есть что-то, что ты считаешь, что я должна знать, то говори, Катсураги.

+1

4

Сквозь деревню его вела не сама Саюри, точнее тело принадлежало ей но на деле это была Песчаная Демоница, тот самый её осколок, что остался из непростого, смешанного с форменным одиночеством, детства. Сейчас она буквально ломилась из-под тонкого щита манер, то и дело прорываясь наружу неожиданными всполохами песка и пыли, возникавшими по разные стороны от идущих через селение шиноби. Много кто мог не придать им значения, списав на ветер или небольших пустынных животных, но Учиха буквально чувствовал всполохи мощной и но не слишком стабильной чакры, исходящей от спутницы. Огнеглавая расходовала свой солидный запас неосознанно, выплескивая таким образом эмоции, сбрасывая переполнявшее её напряжение.

Разумеется, Катсураги прекрасно её понимал: если бы ему самому предложили переписать прошлое, изменить несколько моментов, а так же сохранить жизни тех, кто когда-то был его друзьями, он бы без раздумий согласился. Теперь это, быть может, ничего бы и не изменило, ведь те счастливые люди были из другого, чуждого для нынешнего молодого человека, мира, но он бы сделал это не колеблясь. Молодой человек неожиданно улыбнулся своим мыслям, сделав это едва заметно, что бы не смутить находившуюся рядом Песчаную, однако всё же не смог избежать усмешки над горькой иронией: в мире, который он хотел бы видеть, для самого Голоса места не было. Впрочем, таким мыслям не стоило появляться в голове парня, ибо лирика и философия указывают дорогу, сейчас же пора делать вполне конкретные шаги.

- Боюсь, что все мои предостережения и объяснения не имеют особого смысла. Поэтому эту часть мы пропустим. - мягко произнес джонин Конохи, выворачивая прямо к зданию, где под особой охраной хранился "особый военный потенциал деревни в непригодном к использованию состоянии" как его обозначали в своих отчетах многие специалисты по работе с разумом и сознанием Скрытого Песка. Даже по мнению Катсураги называть так человека было верхом цинизма - Из-за того, сколько времени прошло и некоторых методов лечения, которыми постарались законсервировать рассудок твое матери, для восстановления мне понадобится что бы ты заглянула туда вместе со мной, помогая восстановить часть событий. Однако тебе нельзя касаться предметов или воспоминаний, имеющих особую эмоциональную окраску лично для тебя. Если ты растворишься в счастливой или того хуже - болезненной памяти, то можешь остаться там навсегда. Признаюсь честно, мне бы этого крайне не хотелось.

Говоря так плавно и спокойно, он не спрашивал её согласия или каких-то деталей, не уточнял сколько времени им выделят на посещение и не озабочивался другими важными моментами подобного рода, на которые его разум был заточен за последние годы. Вполне естественным казалось, что они прошли без особого досмотра на предмет различных медикаментов, хотя у Учихи их была полная сумка, столь же ожидаемым стало отсутствие в этот день главного врача особо охраняемого отделения, единственного человека способного ворваться в палату-тюрьму невовремя, так же не вызвало вопросов, почему медсестры приветственно поклонились дуэту куда ниже чем должно. Всё это, ровно как и люди вокруг становились неважными и пустыми, ведь всё самое серьезное вот-вот должно было начаться.

Наконец Катсураги увидел мать Саюри, некогда красивую женщину, которую погубили беспомощное состояние и лекарства, сделав тренированное тело похожим на иссохшую мумию, слегка подергивающуюся на каждый шум. Сейчас, когда объект обожания и основная причина психологической ломки подруги оказался перед глазами, брюнет почувствовал легкую неловкость, будто бы заглядывая в тот самый уголок души, что навечно должен был скрыт за всеми возможными печатями. Прямо сейчас он находился в личной тюрьме Огнеглавой, куда она сама загнала себя давным давно. Это вызывало уважение, ведь провести сюда постороннего сил у девушки ушло немало.

Неслышно вздохнув, Голос начал действовать без предупреждения. Сейчас, перед лицом всех собственных страхов и тягостного прошлого, соблазн повернуть назад велик как никогда. Пульсирующее нежелание что-то менять, естественный для многих людей конформизм именно сейчас могли захлестнуть Саюри, да и самого Учиху тоже. Поэтому он просто не оставил на сомнения времени. Единственное, что он сделал перед началом - завел будильник на забавных часах с совенком.

Глаза, полыхнувшие во мраке комнаты, заставили пациентку резко дернутся, будто расходящаяся чакра была её худшим забытым кошмаром. Это натолкнуло молодого человека на определенные выводы, а следом, когда первый этап, требовавший приложения определенной доли сил, завершился, молодой человек нырнул в разбитое сознание, увлекая красноволосую за собой. Синхронизация чакры при помощи своевременного её вливания, настройка сознания при помощи гензюцу, попадание в осколки при помощи особой техники, разработанной в незапамятные времена кланом Яманака и, наконец, беспристанное лечение, которое Катсураги направил на поврежденные участки мозга, вот что происходило снаружи, а внутри...

Они были где-то в центре бесконечного пустого пространства, представлявшего собой кромешную тьму. Только их силуэты испускали слабый, едва заметный свет и глаза Учихи горели ярко, будто два маленьких багряных солнца. Пульсирующая, всепоглащающая тьма будто бы разрезалась вокруг них, так что друг-друга двое шиноби видели очень хорошо.
- Позови её. Нам нужно внимание, нужен свет. - негромко, но объемно произнес молодой человек, заполняя своим голосом всё пространство вокруг.

Техническая часть
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

5

Карура не смотрела на собственную дочь, нет, вместо этого ее взгляд скользил куда-то за затылок ее дочери, перебегая от предмета к предмету настолько быстро, что Саюри едва успевала за ней следить. Ее кожа была серой и руки настолько тонкими, что казалось, что их можно было сломать одним лишь легким прикосновением. Она не произносила и слова, и в ее неустанно куда-то спешащем взгляде не разглядеть немого вопроса. Как олень, оказавшийся на пути разрушительной техники, от которой он знает, что ему никуда не деться. Саюри прикрыла глаза на несколько секунд дольше, чем обычное моргание, прежде чем осторожно двинуться вперед. Она не знала, узнает ли ее сейчас собственная мать - некоторые дни были лучше, чем другие, и сейчас, насколько она могла понять, день был не таким уж и плохим. Сколько бы испуга ни отражалось в этом тонком посеревшем теле, она хотя бы не кричала и не плакала. И это было хорошо. Потому что хотелось бы, чтобы остались хоть какие-то вещи, которых Катсураги не видел. Или, в этом случае, не слышал. И это была их песнь о любви и смерти, истекающая подобно крови из легких куноичи, которая больше не помнила своего имени.

- Мама, - произносила она осторожно и мягко, приседая рядом со своей матерью и осторожно коснувшись ее ладони, такой холодной. Карура не выдернула ее, лишь дрогнула всем телом, прежде чем позволила своему взгляду, наконец, остановиться, всматриваясь в глаза своей дочери, которые были настолько похожи, что могли бы быть ее собственными. - Все будет хорошо. - Саюри врала, конечно же. Она этого не знала. Даже сам Катсураги, она готова была поспорить, со всей этот своей напускной уверенностью ничего на самом деле не знал. Ах, Саюри не смотрела на него, не могла найти в себе силы. Она и без того позволила ему увидеть собственные страх и боль. И ей было стыдно за эту слабость, за немощность своей матери. За то, что она была такой худой, что казалось, что любое дуновение ветра могло бы сбить ее с ног. Вот она, Катсураги, вот она ее жизнь. Ее собственная трагедия, запертая в этом несуразном помещении так, будто бы эту историю вообще можно было держать в секрете.

Саюри не была открытым человеком. Всю свою жизнь она притворялась тем, кем она не была - притворялась сильной, притворялась бездушной, притворялась уверенной. И в какой-то момент она притворялась настолько долго, что все это было правдой. И сейчас, просто пуская кого-то другого в эту комнату, она открывала свою душу нараспашку. И ей казалось, что кто-то снимает с нее кожу. Что же, человеку без кожи каждое прикосновение кажется агонией. А что будет с объятием? Что же, отступать было слишком поздно. Давай, Катсураги, постарайся ее сейчас спасти. Девушку, что всю жизнь свою провела в броне, чтобы ничто не могло ее задеть. Почувствуй ее боль, посмотри на ее жизнь, может быть даже ты сможешь спасти ее от нее самой. Быть может. Но для этого придется не просто коснуться сердца, придется запустить свою руку куда-то прямо в животрепящую душу и постараться при этом не вывернуть ее наизнанку. Что же. Вдох, с которым рука Каруры боязненно сомкнулась на пальцах ее дочери, прорезал воздух. А потом ничего не было.

Темнота, легкая дрожь в коленях, которую, благо, скрывали ее длинные одежды, и алые глаза, смотрящие прямо в упор на нее. Эти чертовы глаза. Смешно, потому что он сейчас смотрел на проклятие ее жизни, а она в ответ смотрела на его собственное. Благословлен проклятием. Что же, сможет ли это проклятие сейчас спасти семейство Пустынных? Саюри часто бывала в сознаниях людей, было это через гендзюцу или иные техники проникновения, но когда-то давно, после событий , в которых ей пришлось пытать человека в подземельях Конохагакуре, она поклялась себе, что найдет иные способы. И она нашла их, отточила и использовала. Вот только... все люди, в сознание которых она попадала, были в своем уме. Что же творится в этой голове? В голове ее матери? И помнит ли она собственную жизнь? Вспомнит ли собственную дочь? Саюри пошевелила собственными пальцами, на которых все еще чувствовалось давление чужой руки. Поздно отступать.

- Позови её, - она приоткрыла рот для того, чтобы это сделать, но вместо этого...

- Мама, - маленькая девочка с длинной копной завивающихся волос стояла прямо рядом с ними, смотря на взрослых с какой-то смесью вызова и гордости, не отводя несуразно-серьезного взгляда от двух шиноби, возвышающихся над ней подобно небоскребам. Ей было не страшно, этой маленькой девочке. Она вообще ничего не боялась, в отличие от взрослой куноичи, что стояла перед ней не в силах найти слов. Прошла всего-лищь секунда, долгая и тянучая, и затем что-то треснуло. Темноту разрезало будто северным сиянием и там, где была пустота, сейчас было столько света и звуков, что на мгновение Саюри казалось, что и она потеряет рассудок. Места, люди, слова и крики. Предложения, которые не имели никакого смысла и фигуры людей, которые были будто вытащены из портретов импрессионистов. Ничто из этого бардака не имело совершенно никакого смысла, и картины сменялись настолько быстро, что Саюри не успевала выцепить и сцены. Неужели Карура жила с этим изо дня в день? Черт. Саюри не была уверена, что выдержит и пяти минут. Но маленькой девочке с бирюзовыми глазами, кажется, было совершенно все равно.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » флешбеки&альтернатива » [FB] на дне пустых глаз


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно