Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Срок жизни господина Узумаки Наруто подошел к концу. Почти шестьдесят лет хрупкого мира закончились в один момент, когда главам стран и деревень пришли донесения о смерти величайшего из героев столетия, спасшего мир и создавшего некогда Объединенную Армию Шиноби, дабы уничтожить общего врага и остановить рассвет Кровавой Луны.
Революционные мысли касаются умов нового поколения, рожденного в мире и согласии, но чей мир настоящий поглощен рутиной безрадостной, полной противоречий, когда старые договоры теряют свою актуальность и силу. Каге сменяются под давлением вышестоящего руководства или революционными настроениями обывателей. Последним шатким оплотом оставался Узумаки Наруто, но тот, в силу своих взглядов, до конца не мог определить вектор развития Конохи, а потому, когда мужчина скончался, передав роль сосуда другому джинчурики весь мир вздрогнул. Еще те, кто недавно боялся действовать из-за силы, заключенной в старике-Узумаки, подняли свои головы, чтобы вновь сдвинуть этот мир с места.
Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.
Список администрации
Новости проекта
Лучший пост

Дизайн
ребята, не пугаемся, на форуме был изменен дизайн. Chunin exam is coming ~

Сюжет
радостная новость для генинов. Близится начало экзамена на чунина!

Акция
завершилась акция "Homecoming"
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.
Открытие
игра официально объявлена открытой! Подаем анкеты, опыт, принимаемся в игру, заполняем профиль и вперед.
Сюжет
текстовая часть форума дописана.

Кагуя Иссин В этот момент Тору казался Иссину тьмой, в которой живёт неведомое, крайне опасное чудовище. Ему вспомнился утренний сон. В утробе, кишащей змеями, тоже было темно, и кто-то следил за ним, несмотря на отсутствие света.
«Страх?» – поразился Широтсуме росткам полузабытого чувства, проросшим в его сердце, и тут же вырвал их с корнем. Здесь он, Кагуя, истинное чудовище! Самое сильное чудовище! Это он охотится на других, а не они на него!
Злость вымела страх из сознания и очистила разум от лишних мыслей. Иногда думать вредно, вот как сейчас. В следующее мгновение Иссин уже спокойно глядел на напарника, как на самого обычного человека.

перейти к посту

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] the sky greets those who fly


[FB] the sky greets those who fly

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата, время: июль 606
Страна, местность: Страна Травы
Участники: Sabaku no Sayuri & Senju Rangiku

https://i.imgur.com/7OV48AS.gif

Отредактировано Sabaku no Sayuri (2020-05-07 18:17:38)

+1

2

Они встретились еще по пути в Страну Дождя. Их разговор был весьма содержательным, в ходе которого обе куноичи узнали друг друга получше. Саюри, именно так звали спутницу нашей героини, была менее разговорчива, она внимательно слушала свою собеседницу и делала какие-то выводы касательно ее личности. Сенджу была эмоциональна, в некоторых моментах вспыльчива, именно это вызывало отклик у куноичи Суны. В моменты внезапных перемен в поведении Гику, она едва заметно вздрагивала, брови красновласой красавицы сдвигались ближе к переносице, от чего взгляд у девушки становился строгим и даже пугающим. Гику считывала сигналы, которые посылала ей девушка, тем не менее усмирить свой пыл она была не в состоянии, во всяком случае надолго. Причиной ее вспыльчивости стала беседа на тему возможной войны внутри ее родного селения, от чего Гику вскрикнула «Этому не бывать!» и начала агрессивно пыхтеть, всякий раз, как только задумается об этом. Очень тяжело поддерживать с Сенджу разговор, когда тема касается родной деревни и благополучия ее жителей. Саюри пришлось молча подождать, пока ее невольная спутница успокоится и сможет нормально продолжить разговор. Уже совсем скоро беседа перешла в более нейтральное русло, темы не задевали события, которые могут произойти, девушки начали обсуждать предстоящие дела, связанные с их заданием. После этого обсуждения обеим стало ясно, что их объединяет не только место, куда обе направляются, но и цель. Гуманитарная помощь и медицинская. Сенджу взяла на себя второе, хотя была готова помочь и с первым. Она очень стремилась помочь всем нуждающимся, ведь именно помогая другим людям, она обретает чувство радости и спокойствия.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ
Обосновавшись в госпитали Страны Дождя, где обеим девушкам предоставили специально оборудованные для жилья комнаты, их уверили, что денег с них за проживание брать не станут, ведь куноичи и так сделают очень много для страны. Сенджу весь день была занята лечением больных, многим из них не повезло, ведь война задела и совсем маленьких жителей Амэ. В этот момент Рангику задумалась о словах Саюри, от чего той стало по-настоящему страшно за своих родных и близких. В этот день война для девушки стала не просто словом, а этапом морального взросления.

ВТОРОЙ ДЕНЬ
Саюри и Рангику попросили встретить повозку с продовольствием для Амэ, которая шла из Страны Ветра, поскольку беспокоились, что ее перехватят разбойники, которые обосновались в горной местности окрестностей. Путь простилался между землями Альянса и Дождя, что создавало некоторые сложности. С девушками отправили и несколько отрядов джонинов Скрытого Дождя, однако совсем скоро на этот отряд и обеих куноичи напали неизвестные шиноби.
- Что ж, это было ожидаемо, - добавила Рангику и встала рядом со своей спутницей. –«Война идет полным ходом. Земли Альянса близко, нас могли засечь еще в самом начале пути» - доходили сведения, что у горного хребта орудуют разбойники, которые разоряют повозки с продовольствием, однако враги, которые напали сейчас – были более подготовленными и действовали профессионально, уровень мастерства был намного выше, чем у простых разбойников. Взяв кунай в руку, Ран ринулась с места, как только первый противник выбрался из своего укрытия. Лязг металла, оба куная завибрировали от удара, настолько сильным он был. Вглядываясь в лицо оппонента, Ран потихоньку начала припоминать, где могла видеть этого человека. Мужчина перед ней был когда-то шиноби джонином ее родной деревни, выходцем достаточно благородного клана, но это никак не повлияло на решение этого человека предать свою деревню и клан.
- О, кто тут у нас, - заговорил он, кривясь в лице, - принцесса клана Сенджу – Рангику-сама, собственной персоной, - В его интонации читалось презрение и желчь, которую он испытывал по отношению к девушке. Гику в разговоре с Саюри не называла своего клана, она часто так делала, чтобы при первом знакомстве к ней не относились предвзято, но этот мужчина не только раскрыл клан куноичи, но и знал Рангику достаточно хорошо, ведь когда-то он был другом ее семьи и являлся не самым последним человеком для ее отца, - Я была бы рада этой встрече, не будь ты предателем, Юу, - тем временем подельники нукенина ринулись на Саюри и остальных, используя атаки дальних и средних дистанций.
- Мне дорого заплатят за тебя, - говорил Юу, бросив короткий оценивающий взгляд на Сенджу. Прошло много времени с момента их последней встречи, девочка, которую он когда-то знал, выросла, но он все равно без труда узнал в ней дочь своего давнего друга, - Ничего личного, но … , - он мог не продолжать свою реплику, все и так было ясно, без лишних объяснений. В этот момент лезвие с характерным скрежетом терлось об оружие, создавая своим трением искры. Рывок, мужчина отпрыгнул назад, бросив в оппонентку тот самый кунай. Далее, до боли знакомая печать, мужчина изрыгнул пламя огня, которое стремительно надвигалось на куноичи. Ряд печатей, хлопок ладоней о землю и перед ней возвелась стена из земли, укрывая пользователя от атаки. Ран не хотела навредить кому бы это ни было, даже Юу, однако этот человек давно утратил какие-либо дружеские связи, в сердце его поселилась тьма и ненависть к родной деревне. Он был опасен, отпустить его было сродни предательству, на которое пошел этот человек. Девушка понимала, что он продолжит вредить Стране Огня, особенно найдя укрытие в землях Альянса.

+1

3

Сколько боли, тоски и ярости умещались в двух маленьких пятнышках - человеческих глазах. Как легко было прикрыть их своими пальцами, и не видно больше бушующих чувств. Саюри не любила говорить эти слова Рангику, но у нее не было никакого выбора. Сейчас они обе были на войне. И пускай пока что она не стучалась с порога их собственных домов, война была совсем близко, и Саюри впервые по-настоящему чувствовала этот вкус гнили и металла на собственных губах. Совсем скоро эта война, как заражение тканей, переползет и в их собственные селения. И совсем скоро, вполне возможно, они не смогут с этой куноичи быть на одной стороне. Пока Наруто был жив, он держался за свое мировоззрение с присущей ему упорностью, изо всех сил и вкладывая в это все свое сердце. Как держался когда-то и Гаара. Вот только... Гарры больше с ними не было. И совсем скоро рядом с ними не станет и Наруто. А кто придет к власти вместо него? Будут ли они поддерживать этот альянс точно так же, как его поддерживали Гаара и Наруто своей искрометной дружбой? Скорее всего нет. И этого, конечно же, никто не хотел бы слышать. Об этом никто не хотел бы думать. Могла ли Саюри судить за это Рангику?

Пока власть имущие говорили свои речи и писали манифесты, Саюри уже видела переполненные больницы, новые могилы ее товарищей да учеников, и слышала их испуганные крики. Она знала, что Каге скажут им, что нет ничего важнее долга собственному селению, но они-то знали, что страх смерти будет сильнее. "Мне очень жаль, Рангику". Жаль было быть вестником новостей, которые она совершенно не хотела слышать. Тем более новостей, которые еще не случились но произойдут в будущем. Обязательно произойдут. Может, через год. Может, через полтора. А может через два. И тогда они станут черствыми, недоверчивыми, безжалостными, мстительными, грубыми - и это будет единственным, что позволит им пережить эту войну. Однако, облачив свое сердце в подобного рода броню они никогда не смогут даже вспомнить, как свободно дышалось воздухом мирным, и как тепло распускалось в груди подобно восходу солнца, когда они знали, что все их друзья были в безопасности. Война отобрала у Саюри все, что у нее было, и совсем скоро она отберет у нее еще больше.

Саюри не стала поднимать и дальше эту тему, но только лишь посмотрев в осунувшееся лицо Рангику, которая провела весь день в больнице, залечивая раненных, она могла понять, что та и сама догадывается о том, что дальше будет только хуже. Сама же Пустынная проводила весь день в попытках понять территории и начертать в своем сознании карту битвы. Отряд, который она привела за собой, был разослан в разные стороны в попытках вырвать всех шпионов, что сновали по лесам, подобно сорняков. Встречи с лидерством селения были многочасовыми, схем и возможностей нападения было так много, что от них пестрило в глазах и болела голова. В этом селении Саюри была специалистом организации защиты, и именно этим она и занималась, пока люди, жизни которых были доверены в ее руки, были в окрестностях. Малые страны не могли выиграть эту войну. Они окружали Страну Ветра подобно бы металлическим кольцом, и Амегакуре оставалось последним оплотом, которому их селение протягивало свою руку помощи. Будет война, и война жта будет кровавой. Потому что у всех сторон будет слишком много вещей, которые еще можно потерять. У Саюри был невероятно долгий день. И, под конец его, посмотрев Рангику в глаза, они понимали друг-друга без слов. "Будет война".

Допустим, они даже останутся в живых. Но будут ли они жить?

И на следующий день Саюри вышла из селения сама, встречать повозку с продовольствиями. Потому что то, что она узнала вчера, ей совершенно не нравилось. Нападение уже готовилось, и окрестности селения кишели врагами, которые явно считали, что они смогли подловить противника в какой-то удачный для себя момент. И сегодня они, непременно, нападут. И тогда они должны будут понять, какую именно поддержку Сунагакуре оказывает своим союзникам. И больше они не посмеют считать, что их цель была в каком-то смысле "простой". Шорох. Саюри остановилась вместе с Рангику, понимая, что противник уже совсем рядом и прячется где-то в кустах. "Что же, первая битва в Стране Травы, очень даже предсказуемо." Она ожидала, когда Рангику сорвалась в битву, стараясь оценить ситуацию вокруг себя и собрать как можно больше информации о своих соперниках, пока она смотрит на них со стороны. И, кажется, не зря. Выяснилось что мало того, что они уже были знакомы, так еще сразу стало ясно, что Рангику была совсем не обычной куноичи. Не то чтобы Саюри сама в этом сомневалась, конечно. "Значит, есть смысл ожидать техник стихии дерева?" Это было хорошо. Значит, что обе они могли пользоваться дистанционными техниками и им не нужно было подходить к врагу слишком близко.

- Посмотрим кто за кого получит вознагражение, - отрезала она, надеясь на то, что личная связь с нападавшим не станет для Рангику какой-то помехой. Но пока что вроде не становилась. Куноичи Конохи сражалась подобно тигрице - со скоростью, грацией, и прекрасным контролем. Что же, у Саюри были собственные козыри, хоть она и не любила их показывать по поводу и без. Поднимая песок из земли, она разметала его по всей окрестности в рисунке кота. И, конечно же, он действительно был не один. Один источник чакры, второй... "пятеро". Саюри не стала их захватывать, пускай они пока что думают, что козыри действительно на их стороне. И уж тем более они не должны были знать о том, что им приходится иметь дело с сенсором. Тем временем битва начинала набирать обороты, и Саюри в который раз решила воспользоваться моментом. Пока противник создавал свою печать огня и отскакивал назад, Саюри подскочила ближе к Рангику, оказавшись за ее стеной земли.

- Их пятеро помимо него, я чувствую все их передвижения - сказала она тихо девушке прямо в ухо, а затем сложила руки вместе, опустив их на землю. И сейчас, в том самом месте, куда отскочил их противник, начала образовываться воронка зыбучих песков, что засасывала его все глубже и глубже, пока Саюри уплотняла плотность песка, чтобы у него не было шансов выбраться. И именно в этот момент она почувствовала движение, поднимаясь на ноги. Песок вздымался стеной, укрывая и Саюри, и Рангику, к которой Саюри стояла совсем близко, от броска кунаев, которые застряли в песке и упали прямо под ноги девушкам с характерным лязгом. "Что же, это все, на что вы способны?" Поворачиваясь на каблуках, Саюри оказалась спина к спине к Рангику, надеясь на то, что та воспользуется тем, что ее противник тонул прямо перед ней и не может сдвинуться с места. Все же, у них было что-то личное. И, наверное, Рангику должна была справиться с ним сама. А пока что Саюри могла видеть только две фигуры перед собой, выходящими из кустов. - Пока ты остаешься рядом со мной, то тебя укроет мой песок. - Все так же тихо. А что это значило? Значило, что обе они смогут сконцентрироваться на атаке. И что у противников не было шансов, сколько бы их ни было. Песок застыл вокруг Саюри подобно плащу.

+1

4

Крайне неприятная встреча, Ран было непросто сражаться всерьез с человеком, который когда-то был добр к ней. Однако его былое уважение, как и хорошее отношение сменилось неприкрытой злобой и ненавистью. Юу уже не был другом ее семьи, хотя где-то внутри Гику надеялась, что он отступит и не станет нападать всерьез, тем не менее он сделал свой шаг, обозначающий полную готовность убить давнюю знакомую. Все это было печально. –«Из-за денег готов убить человека, который когда-то его считал другом. И все это из-за каких-то купюр?» - стало противно от осознания этого факта, звон монет вскружил ему голову, жажда наживы была сильнее чувства голода. Скорее всего Рюу переметнулся на сторону врага лишь из-за денег, мужчина вряд ли преследовал какую-то особую цель. Он хотел спокойной богатой жизни, наконец ощутить себя выше остальных и заполнить пустоту внутри себя бесчисленными купюрами и роскошью.
Языки пламени вырывались из горной породы, но земля преданно сдерживала натиск агрессивной стихии. На лбу выступили испарины пота, и без того теплый июльский воздух прогрелся до небывалых высот, обжигая легкие куноичи. Тотчас, как техника оппонента прекратилась, прижалась спиной к груди свей напарницы, которая спряталась за созданной стеной из земли. Ран ощутила рядом со своей щекой теплое дыхание Саюри, слегка напряженное, но приятное. Уже через мгновение раздался у уха ее спокойный размеренный голос, казалось будто ее мало беспокоило происходящее вокруг, однако это утверждение было бы в корне неверным. Саюри, пожалуй, волновало происходящее куда больше, чем кого-либо из ныне присутствующих, ведь она взяла ответственность за отряд, за жителей Амэ и, главное, за Сенджу. Это многое значило для нашей героини и такой поступок куноичи Суны лишь сильнее возвышал ее в глазах Ран. –«Воля… Ветра?» - стихия, способная разжечь пламя в сердцах людей.
Песок под ногами в мгновение ока стал вязким, податливым, будто под ним была воздушная подушка. Сенджу еще предстоит понять причину этого необычного природного явления, и уже через несколько секунд куноичи пустынных песков раскрыла и эту тайну: Юу попался в устрашающую технику зыбучих песков Саюри, его ноги торопливо тонули в песках словно в болоте. Молодой мужчина в ужасе осознавал, что происходит, и пока он пытался перебороть свой страх перед неминуемой смертью, Рангику стала действовать. Перво-наперво она решила обезопасить себя от попадания вражеского куная или техники, ведь последующая атака девушки достаточно прямолинейна и очевидна. Воспользовавшись общей суматохой, Гику сложила ряд печатей и из ее правого плеча вырвалась ветка, постепенно преобразовываясь в древесного клона. Тот незамедлительно ринулся с места, создавая для всех врагов вид, будто на Юу мчится оригинал. Обе куноичи все это время оставались под защитой песка, который весьма кстати становился твердым как сталь, отбивая все атаки. Ко всему прочему куноичи Суны обладала еще и сенсорным восприятием, что вызвало у Гику немое восхищение –«Сколько талантов в одном человеке» - заметила про себя юная Сенджу и решила заняться захватом окружающих их противников, пока ее клон занимается Юу. Первым делом девушка решила захватить оппонентов в клетку, дабы те не смогли продолжить свое бессмысленное сражение. Используя идеальную защиту своей напарницы, Ран достаточно быстро воплотила свою идею в жизнь, захватывая один отряд за другим.
Клон тем временем нанес достаточно сильный удар ногой по грудной клетке беззащитного врага, который в итоге и вырубил его. Враги, что ранее надеялись на эффект неожиданности и способности своего лидера, вдруг поутихли в своей уверенности. Те немногочисленные шиноби, которые не были захвачены, пытались атаковать обеих куноичи, но совсем скоро поняли, что пробивной способности их атак недостаточно, чтобы оставить хотя бы царапину на их защите. Отряд джонинов Амэ в потасовке почти не пострадал, они защитили повозку и не дали шиноби Альянса ее уничтожить. –«Мы на территории бывшей Страны Рек, это уже не земли Великой Пятерки. Если не хотим привлечь внимание, нужно в спешке покидать эти земли» - тяжело выдохнув, она взглянула в бирюзовые глаза напарницы, после чего тихонько добавила, - Спасибо тебе за поддержку, - после чего мягко улыбнулась своей напарнице, слегка прикрыв в этот момент свои глаза. Но, если вы думаете, что на этом их миссия была окончена, то ошибаетесь. Главным преимуществом шиноби бывшей Травы была их скрытность и адаптивность, они мастерски сливались с зеленой листвой деревьев, отлично умели скрывать свое присутствие. Как оказалось, слабенькие шиноби были лишь приманкой, чтобы загнать будущих жертв на вражескую территорию и расправиться с ними уже на своей территории. Весьма умно, учитывая ситуацию в мире. Захват же был произведен в барьерное ниндзютсу, которое было заранее наложено на эту местность. Несколько человек удерживали его, а кто-то уже проник внутрь барьера, все еще сливаясь с травой и землей (тип местная техника Земляного Крота, только Травяного : D). Учитывая способности Саюри, она должна была ощутить чье-то присутствие, как минимум тех людей, которые удерживали дзютсу. Размер барьера был примерно двадцать на двадцать метров.

+1

5

"Спасибо за поддержку"? В голове Саюри эта фраза звучала странно и как-то даже совершенно неуместно. Задание у них было одно и были они в этой битве вместе. Проиграют или выиграют они тоже вместе, и тут не было даже мыслей о каком-то слове "спасибо". Это был их долг, стандартная практика, и даже стратегическое преимущество. И это, конечно, если и вовсе отбросить в сторону понятие "человечности" и попыток убедиться в том, что никто не уйдет отсюда с большим количеством боли, чем это было необходимым. И может быть конечно они и были знакомы всего два дня, но Саюри будет защищать Рангику ценой собственной жизни, если так будет нужно. Не то чтобы ей часто приходилось попадать в ситуацию, в которой это был серьезный, настоящий риск. И сейчас, что бы ни задумали эти ребята вокруг нее, едва ли они могли сравниться в силе с ними двумя. Особенно тогда, когда они действовали сообща. О, плевать на то, что они знакомы всего два дня. Саюри и свою жизнь радостно доверит Рангику. Сейчас они были командой. И их будет не остановить.

Песок поднимался из под земли, извиваясь подобно виткам дыма. Тот песок, что был в тыкве, так и оставался рядом с Саюри подобно верному псу, ловя на себя все атаки с неудержимой скоростью. В то же время для атак своих Саюри использовала только что созданный песок. Мягкая почва двигалась прямо под ногами нападавших, становясь мягкой и податливой, и, отливая привычным желтоватым теплом, становилась инструментом, который им было не остановить. Саюри не двигала и мускулом, когда ловила своим песком всех одновременно. Когда песок рядом с ней останавливал их атаки стихий да оружия, не оставляя на обоих девушках и царапины. Они стояли подобно скалам, о которые разбиваются бушующие волны. Потому что волн они действительно пережили много, и еще больше, наверняка, переживут. Волны, штормы, цунами, и иногда даже разбивающиеся корабли, вне сомнения. Они переживут. И они останутся стоящими высоко в полный рост. И они будут держать свои головы высоко. Саюри задерживала противников в одном месте, пока Рангику загоняла их в клетки их дерева, вырастающие прямо из той же самой земли. "Вот оно, наследие Первого Хокаге." И как же сильно они одной лишь попыткой защитить себя меняли весь ландшафт вокруг.

"Однако..." Саюри осматривалась вокруг себя, ощущая какое-то неприятное чувство, будто кто-то смотрит ей прямо в затылок. Будто она что-то забыла, о чем-то не подумала, что-то не заметила. "Слишком просто". Пускай это была далеко не первая слишком простая битва в ее жизни, что-то здесь не складывалось. Что-то было неправильно. "Гендзюцу? Нет, не может быть." Она втянула в себя воздух, пытаясь еще раз соединиться с тем песокм, который она раскидала вокруг себя. И с тем самым песком, что был у нее под ногами. Их было больше, они скрывались. Почему они не вышли раньше? Почему не решили атаковать с большим количеством людей? Они выжидают чего-то, но чего именно? Ох, думать, как же сложно сейчас было думать. Саюри бросала внимательный и холодный взгляд на деревья вокруг, на траву, на пойманных соперников. И она чувствовала своей чакрой, как что-то в воздухе в этом месте было неправильно. Она чувствовала... границы. Те, за которые ее песок больше не рассеивался и не проходил. Ловушка захлопнулась. И они были в ней. Словно животные в контактном зоопарке. И противники могли их видеть, вот только сами девушки не могли видеть их. Время замерло.

- Мы внутри барьера, - сообщила Саюри, стараясь оставаться как можно больше настороже. Песок снова поднимался в воздух, рассеиваясь по окрестности, и на этот раз прилипая к прозрачным стенам барьера, делая их видимыми. Но... почему ничего не происходило? Почему на них никто не нападал? Почему из каждого угла этого огромного куба не сыпались кунаи или иное оружие? Саюри не понимала, и она не любила чего-то не знать. Особенно тогда, когда от этого чего-то зависела ее жизнь. - И снова слишком просто, - говорила она про себя, не опасаясь, что Рангику может ее услышать. Там, за стеной барьера, снова взвивался в воздух ее песок. Пускай дзюцу не могли пройти через барьер, Саюри все еще могла управлять своим песком снаружи его. Так что же, неужели они действительно думали, что могли ее остановить? Везде, где была земля, у нее было оружие.Они не знали об этом? Не подумали об этом? Не ожидали того, с каким именно шиноби им придется иметь дело? - Оставайся рядом, Рангику, кто-то уже внутри. - Однако, пока они были вместе, почти никто не мог ее задеть. Саюри прикрывала один глаз, превращая часть песка за барьером в третий глаз, что сейчас искал печати и шиноби по периметру, чтобы их снять.

- Не просто, - произнес незнакомый голос, и мужчина появился прямо перед ней, но за пределами барьера. Саюри уже направила в него поток и песка, ориентируясь исключительно на звук, и резко остановилась, когда смогла приглядеться к нему получше. Улыбка была вырезана на этом лице будто бы ножом. И в руках его, безжизненно и мягко, лежало тело. Тело молодого парня. Кровь покидала его лицо, которое было неестественно белым, и он едва держал глаза открытыми. На лицо его наползали красные пятна крови, падающие каплями с его побитого протектора шиноби, на котором даже за кровью было видно песочные часы Сунагакуре. Яттори. Молодой чунин, который пришел с ней в отряде. Подчиненный, которого Саюри отправила на проверку окрестностей, и его тоже поймали, чуть не убив. А сейчас держали в заложниках. В груди поднимались ярость, горечь, и страх. У нее не было права его не спасти. Как бы не хотелось этого показывать, этот метод сработал. Саюри застыла. Это было действительно не просто. Но, хладнокровно приподняв подбородок, она спрашивала холодно и спокойно.

- И это должно меня как-то остановить?

+1

6

Чувствуя вину за сказанное, Гику сразу же притихла. –«И правда, к чему эта благодарность?» - Сенджу почти всегда благодарила за хорошее отношение и всегда отвечала тем же, всем, даже шиноби других деревень. Будь враг добр к ней, это не останется незамеченным девушкой, она отплатит той же монетой. Тоже самое касалось и причиненного ей и близким зла, она ответит трехкратно. Мстительность – не ее основная черта, но Ран достаточно злопамятна по своей натуре и долго помнит предательство других людей. Сейчас она была готова решить все миром и прервать предстоящий бой, для этого было готово все. Саюри изменила под себя ландшафт, Гику была ее верной спутницей, готовой защищать ее ценой собственной жизни.
Клон, что недоуменно смотрел на тело Юу, вдруг заметил, как оно распалось на неясную субстанцию, напоминающую гнилую листву вперемешку с грязью. Запах от жижи был терпимым, пусть и отдавал немного аммиаком. Сенджу могла чувствовать связь со своим клоном, посему все знания передавались и ей. –«Ясно, нас облапошили» - дерзко ухмыльнувшись в ответ на свои догадки, она прислушалась к словам напарницы, которая в этот момент уже почувствовала присутствие других людей. Гику решила довериться ее чутью, ведь девушка ощущала окружающий мир намного лучше, чем Сенджу. Ее способности напоминали мироощущение ее двоюродной сестры – Ясуо, и в своих догадках Ран была права. Обе обладали особым сенсорным восприятием, которое позволяло не просто посчитать источники чакры, но и ощущать ауру каждого из найденных людей. –«Не время удивляться способностями, но .. я бы хотела обладать чем-то подобным» - по-доброму завидовала Саюри наша героиня, однако совсем скоро переключилась на место боя, которое обезобразил барьер, едва видимый невооружённым глазом. Рангику видела что-то подобное ранее и с полной уверенностью могла сказать, что стены барьера пробить не так просто. Обернувшись к Саюри, девушка обеспокоенно наблюдала за переменами в лице напарницы. Что-то заставило ту застыть на месте и затаить дыхание, снаружи происходило что-то, что заставило эту спокойную и уверенную в себе девушку на секунду опешить. Раздался голос, некто обратился к паре, голос этот был ей не знаком, это был не Юу и тем более не кто-то из их отряда.
- Я сначала не поверил, когда узнал, что в Амэ направляются сама Саюри Песчаного Водопада и Сенджу Рангику, но теперь я в этом точно убедился, - держа на руках тело юноши, который сопровождал Саюри до самого Амэ и последовал с той на миссию, он намеревался надавить Саюри на совесть, дабы та отступила и не рисковала жизнью своего подчиненного. Гику может с уверенностью сказать, что парнишка испытывал к Саюри очень непростые чувства, в числе которых была любовь, настоящая и бескорыстная. Он всегда был рядом, дав той обещание, что защитит свой объект восхищения чего бы этому ему ни стоило. Куноичи Суны знала о его чувствах, но не могла ответить тому взаимностью, ведь романтический настрой мог бы помешать заданию. И теперь жизнь этого юноши была под угрозой. Как же она поступит в этой непростой ситуации?
- Дамы, я предоставляю вам выбор, - мужчина продолжал улыбаться своей неестественной улыбкой, приставив острие куная к горлу мальчонки, - В обмен на безопасность ваших людей вы добровольно последуете за мной, - девушки еще не знали, что ему было нужно от них, но куноичи сразу поняли, что не сдадутся без боя.
- Они защищали нас все это время, теперь и нам пора защитить их, - шепотом проговорила Сенджу и сжала свои кулаки, ощущая накатывающую злость и горечь. –«Но у меня совсем нет плана .. Что же делать?» - Ран старалась тянуть время, дабы разузнать поподробнее о целях этого человека, пусть и понимала, что он нетак глуп, чтобы не узнать о намерениях Ран. Клон, что все это время стоял в стороне также слушал слова неизвестного, мысленно делясь своими идеями с оригиналом. Клетка, что сдерживала пешек неизвестного человека, вдруг начала уменьшаться в размерах, заставляя толпу отступать к самой середине. В этот момент заговорил уже клон, обращаясь к шантажисту:
- Не забывай, что твои товарищи у нас в заложниках, - в этот момент безжизненная улыбка мужчины растянулась в хищную, обнажив ряд белых зубов, он едва сдержался от смеха. Ему нравился настрой обеих барышень, он тоже хотел немного поиграть на нервах двух девушек перед тем как примется атаковать всерьез. Ответная реакция неизвестного очень не понравилась Сенджу, он вел себя так, будто у него был припасён какой-то очередной туз в рукаве. Это и злило и пугало одновременно.
- Хах, какая самонадеянность, - было видно, что он относился к своим товарищам как к мусору, а они в свою очередь были только рады оказать тому услугу. Скорее всего мужчина знал, что обе девушки не станут причинять своим заложникам серьёзный вред, иначе давно бы окрасили это поле битвы в алый. Он знал о мягкосердечии многих шиноби Конохи и любви шиноби Суны к своей родине и ее жителям. –«Мне это все очень не нравится» - глубоко вдохнув, она попыталась подняться с колен, повернув голову к источнику звука. На лице Гику отчетливо читалось «подержи мой чай, я ему сейчас врежу».

+1

7

"Думай". Кровь струилась по щеке юноши. "Думай". Улыбка на лице незнакомца была резкой и расплывчатой меж тонкими губами. Он явно думал, что сейчас был в выигрышном положении. "Думай". Один из ее глаз до сих пор был закрыт, пока третий глаз осматривал окрестности. Что же, она видела одну печать, за ней вторую, за ней третью. Три печати, которые охраняли вражеские шиноби. Ох, она бы давно их сняла и вместе с ними разбила бы этот барьер, если бы только ее не остановило это тело, которое было в руках противниках. "Думай." Боль, сожаление, горечь, собирались в груди, и ей словно бы кто-то наступил ногой на грудину. Нет, она не могла его потерять. Не могла себе позволить этой смерти. Яттори любил ее, боготворил, и следовал до последнего. И что же, если она хотела быть Казекаге, то могла бы уже и начинать привыкать к тому, чтобы отсылать людей на смерть. Но нет, не сегодня и не сейчас. Она не будет перешагивать через жизнь Яттори хотя бы потому, что она была сильнее. Она была главнее. И значит она здесь была для того, чтобы его защитить. А для чего еще, казалось бы, нужны были старшие по рангу? Для чего, интересно, они могли еще ее вызвать.

- Саюри-сама, - пытался выговорить он своим хриплым голосом. Саюри выглядела холодно и недвижимо. Она не позволит противнику почувствовать, будто он выиграл. И уж тем более она не даст ему понять, что он был прав и действительно этим пленом сделал что-то, что могло Саюри остановить. Но он просчитался. С Саюри нельзя играть в подобные игры. На поприще эмоций она всегда выиграет. Всегда. - Оставьте меня. Оставьте. Я с радостью пожертвую свою жизнь... - "Не говори этого." Пленитель его был того же мнения. С громким лаем "заткнись", он ударил парня по голове, от чего тот застонал и притих, все так же безжизненно открывая ему свою белую шею. "Двадцать, двадцать, периметр куба. Расстояние от дерева всего два метра, расстояние от вражеского шиноби - три. Расстояние от второго, тридцать метров. Третий..." Саюри рассчитывала в голове все возможные номера, пока Рангику пыталась дать ей больше времени на свой расчет. Он считал, что победил, да? Он думал, что они сдадутся? Это была его ошибка. Он выбрал не того противника. Недооценил не тех куноичи. Саюри всегда, всегда побеждает в подобных ситуациях.

- С чего ты взял, что меня беспокоит жизнь этого парня? Он шиноби, пешка, расходный материал, - жестокость и безжизненность, с которой были сказаны эти слова, заставила холодку пробежать даже по ее собственной спине. Ни мускула ни дернулось на ее лице, ни мышца ни дернулась в ее теле. Ей нужно было время. Прощупывая собственной чакрой землю в трех стратегических местах рядом с печатями барьера, она подходила все ближе, пускай сам барьер начинал сужаться с невероятным чувством клаустрофобии, наполняющим сознание. Она просчитала все это как игры в шахматы. И, к сожалению, ни в одном из вариантов она не могла победить пока не пожертвует королевой. "Сейчас". Противник был в растерянности. Улыбка его больше не была широка, сменившись гримасой удивления. Только этого промедления всего на несколько секунд ей и было нужно. Пока он удивленно распахивал на нее глаза, не в силах понять, блефует Саюри или нет, она уже начинала действовать. Песок взвился из под земли сразу в трех местах, сковывая всех троих в песчаные гробы, пока другие потоки песка срывали с деревьев печати барьеров.

- Рангику, ловушки, - она только сейчас поняла, что случится, если сорвать барьер. Слишком много разделения внимания. Слишком много раздумий в кипящей голове. Она знала, что у нее не будет и малейшего шанса на то, чтобы защитить свою кожу песчаной броней. А еще она не могла себе позволить даже на мгновение замедлить свои движения. К сожалению, Саюри до сих пор была не из самых быстрых шиноби, что ей когда-либо приходилось встречать. Барьер исчез, и с него опал прилипший песок подобно снегу. Совершенно весь песок из тыквы, который Саюри пропитывала своей чакрой для лишней скорости, направился единым потоком в сторону Рангику, охватывая ее заботливой сферой, тогда как сама Саюри оставалась без защиты, когда она рванулась со всех ног в сторону противника, который все еще сжимал в своих руках Яттори. Вспышка, взрыв, и земля взорвалась практически прямо под ногами Рангику, но ее должен был защитить песок, который Саюри отправляла в ее сторону. И у песка этого, к сожалению, не было никакой возможности догнать Саюри вовремя.

Мужчина щурил глаза от вспышек, что трясли землю. Он пытался отступить назад, когда увидел, что стена, что отгорожала его от куноичи, исчезла. И может быть Саюри не была очень быстрой, но на ее стороне были все параметры отвлечения. Она подскочила к мужчине и обвила руками Яттори в тот самый момент, когда мужчина опускал в его гортань свой кунай. Схватив своего подчиненного в руки, Саюри отскочила в сторону вместе со своей драгоценной ношей, и сощурила свой единственный открытый глаз от яркой боли, что пронзила все ее тело. Песок, которым Саюри смогла защитить Рангику, поспешно стремился возвращаться к владелице, будто он еще мог ее защитить, но... было уже слишком поздно. Кунай, которым мужчина должен был разрезать горло Яттори, сейчас был вонзен по самую рукоять между лопатой и подмышкой Саюри, которая сейчас успела переместиться в сторону удивленных шиноби Амегакуре, которые с трудом сами смогли отбиться от атак и повреждений.

- Доставьте его в больницу, - говорила она тоном, не терпящим возражений, но почему-то шиноби все равно медлили, будто все еще собирались ей что-то сказать, - сейчас же. - Они исчезли в ворохе листвы вместе с Яттори, будто бы их никогда здесь не было. Саюри выпрямилась в полный рост, как будто ее собственно не беспокоила пронзительная боль, что отдавала практически по всему телу. Будто бы от крови одежды не прилипала к спине. Будто бы она только что не потеряла слишком много чакры на то, чтобы снять этот барьер. Саюри понимала глаза на Рангику, что сейчас стояла перед ней сильной, подобно гора. В этих глазах горела сила, горела ненависть. Горел весь тот огонь, который она показывала еще раньше. Сейчас, перед Саюри стоял настоящий герой. И Пустынная хотела сказать "беги, это не твоя битва", вот только осеклась, поняв, что подобными словами она может эту девушку только унизить. Нет, сегодня они выиграют только вместе. И она понимала это даже тогда, когда из под земли появлялось еще трое шиноби, что скрывались все это время.

- У тебя никогда не было шансов нас захватить, - только и произносила она, поднимая взгляд на их лидера, - и сейчас мы не позволим вам сбежать. - Все так же уверенно, все так же холодно. Может, их и было больше. Может, они сейчас не были ранены так же, как была ранена она. Но вот так получилось, что только у них с Рангику здесь были все карты на столе хотя бы потому, что их было не сломить и не согнуть. И он мог сколько угодно раз пытаться загнать их в ловушку, но только для того, чтобы понять, что у него не было шансов победить. "У нас мало времени." Она уставала. Ей было больно. И тело это не привыкло даже к царапинам, не говоря уже о полноценной ране. Нужно было заканчивать этот бой настолько быстро, насколько возможно. Саюри метнула взгляд на Рангику. А какой у нее сейчас был план?

+1

8

Мужчина планировал осуществить план «Очищения», но для этого он должен был захватить обеих девушек и привести их к господину Безликому*. Некто надеялся, что захватив в заложники юношу из Суны, он сможет надавить на Саюри, поубавив ее решимость. В целом он повел себя правильно, но он не учел одно маленькое «но», обе куноичи были не из робкого десятка, способные принимать решения даже в самых стрессовых ситуаций вроде той, в которую сейчас попали.
- Мы защитим твоего товарища, не волнуйся, - шепотом добавила Рангику, стоя уже в полный рост перед Саюри. Сенджу уже поняла, что стоит действовать быстро и без промедления, использовать тот же эффект неожиданности, которым воспользовались шиноби бывшей Страны травы. Шантажист всегда надеется на то, что жертва поддастся и не станет сопротивляться, но Саюри не была из тех людей, кто так просто примет неравные условия. Она была в этом похожа с юной Сенджу, именно поэтому та прониклась симпатией к куноичи Суны. Она не привыкла сдаваться без боя. Слова, которыми та ответила неизвестному вызвали у Рангику холодок на спине, она не любила подобные фразы, пусть и понимала, что Саюри блефует, дабы запутать врага. –«Она не может говорить это всерьез .. Кто угодно, только не она» - Рангику на мгновение опустила взгляд на куноичи, слегка недоуменно наблюдая за поведением девушки. Стоит выделить, что она могла обмануть любой детектор лжи, ни единая мышца на ее лице не дрогнула, когда та говорила столь ужасные вещи. Гику не могла слышать сердцебиение молодой куноичи, но чувствовала, как ей тяжело дается блеф. Гику притихла, после издала короткий вздох, вызванный внутренним напряжением Сенджу, в конце концов она переживала за моральное состояние своей напарницы.
Решив больше не медлить, Гику ринулась вперед, дав мысленный приказ своему клону последовать за ней. Песок, что защитил куноичи от взрыва, пробыл с ней не долго, но все же защитил от нескольких атак сюрикенами. Вытащив кунай из набедренной сумки, Рангику вступила в бой с одним из шиноби Травы, который защищал главаря преступной группировки. Подготовленный молодой человек, в его глазах читалась жажда убийства, пусть тот и пытался сдерживаться, ведь противники из Конохи ему были нужны живыми.
- Господин Чисурия очистит вас! - раздался смех сумасшедшего, ниндзя был самым настоящим фанатиком, ведомым лишь бредовыми мыслями, которые ему навязал тот самый человек, о котором он обмолвился. Удары кунаев создавали искры и вибрацию, которая переходила в руку. Помощник главаря скорее всего был мастером меча, ведь у того имелась катана за спиной и не одна, которыми тот частенько пользовался в бою. Он не торопился использовать это оружие, все же надеясь, что сможет одолеть Сенджу одним лишь кунаем.
- Что за бред ты несешь? – прошипела сквозь сомкнутые зубы куноичи, глядя в глаза фанатика. Он очень хотел поделиться своей религией, но главарь запретил ему говорить что-то еще, посему он нехотя притих. Они и так много рассказали обеим куноичи о таинственной личности. В момент, когда сражение начало переходить в настоящую кровопролитную битву, Рангику нанесла сокрушающий удар пяткой по земле под ногами противника, создав вокруг пары кратер из пробитой земляной плиты. Рангику вовремя отпрыгнула, но ее противника зажало между плитами и сдавило, пусть и не насмерть. Ища глазами свою напарницу, она заметила, что песок Саюри в какой-то момент уполз к хозяйке. Девушка уже держала в руках своего товарища, как вдруг кунай противника вонзился той прямо в спину.
- Нет! – Рангику ринулась ей на выручку, клон же бросился на врага. Как только оба отошли достаточно далеко от пострадавшей Саюри, противник захватил клона в цепь и нанес сокрушающий удар кусаригамой тому прямо по голове. Древесный клон распался на щепки, не успев сложить печать. Рангику тем временем подбежала к Саюри, с ужасом смотря на рану, которую нанес ей мужчина. Кровь с лопатки стекала ручьем вниз по ее телу, окрашивая одежду в алый. В какой-то момент стало очень страшно за жизнь напарницы, ведь времени на помощь совсем не было. Вокруг были слышны звуки ударов кунаев, крики и вопли поверженных, разгорелась настоящая бойня, уносящая жизни бравых шиноби. Девушки были в самом эпицентре событий.
- Саю .. – уложив в этот момент руку на рану, девушка прижала ладонь к ней, дабы сдержать кровотечение. –«Я даже не могу ей сейчас помочь .. Пока враг не повержен, я не могу .. Прости меня» - в какой-то момент рука ушла в исходное положение, Рангику обошла девушку и встала перед ней, защищая от потенциальных атак врагов.
- Не убивать этих двоих, они мои, - отряхнувшись от пыли и щепок проговорил мужчина, глядя в глаза Сенджу. В какой-то момент сражение остановилось, все внимание бойцов приковала пара, которая медленно надвигалась друг на друга. Исход их битвы решит жизни обеих сторон. Шантажист пусть и не ценит жизни своих пешек, но даже он начал понимать, что силы сторон равны, чаша весов замерла и с этим нужно было что-то делать. Девушка вытащила из сумки кунай, дабы отбить предстоящие атаки врага. Гику не могла позволить куноичи Суны сражаться и дальше, она сделала достаточно, чтобы Сенджу могла продолжить бой самостоятельно. Рывок, Гику не стала медлить, оставив после себя облако пыли. Мужчина несся вперед навстречу девушке замахнувшись своей кусаригамой на нее. Он целился той в ноги или руки, дабы сохранить своему оппоненту жизнь, но он не учел тот факт, что скорость ее движений была несколько выше, чем у него, от чего тот опешил на мгновение, что не осталось незамеченным. Воспользовавшись этим, Ран прыгнула вверх, бросила кунай в цепь врага, пригвоздив тем самым ее к земле, после чего подняла в воздухе ногу и тяжелым грузом начала падать на мужчину, нанося тому смертельный удар пяткой прямо в голову. Удар был такой силы, что в радиусе десяти метров земля раскололась и образовала кратер диаметром примерно в десять метров. Враг не был жильцом после прямого попадания, его тело было обезображено последствиями чудовищной силы, которую обрушила на него Сенджу. Отпрыгнув в сторону, Гику еще какое-то время смотрела на мертвое тело врага, в мыслях ненавидя себя за то, что не решила этот конфликт иначе. Обернувшись на оставшихся врагов, которые после увиденного бросились бежать в рассыпную, Гику тяжело выдохнула, стараясь сбросить накопленное напряжение. Догонять беглецов не было смысла, да и у Рангику были дела поважнее. Вспомнив о ранении Саюри, Гику обеспокоенно посмотрела в ее сторону. Куноичи уже потеряла львиную долю своих сил, а теперь еще теряла и кровь. Подбежав к ней, Гику разогнала ее товарищей и приготовила все для последующего лечения. Под ногами куноичи появились корни, которые вскоре преобразовались в своего рода кушетку.
- Ляг, пожалуйста, на живот. Я тебе постараюсь помочь, - уложив куноичи животом на поверхность, Гику слегка надрезала кунаем ткань на плече девушки, дабы та не мешала предстоящей операции. Осмотрев рану на наличие некроза тканей, Гику констатировала, что кунай, которым был нанесен удар, отравлен не был, значит выводить токсин было не нужно. Сложив ряд печатей, Ран тут же уложила ладони на место ранения. Лечащая чакра уже совсем скоро начала проникать в самую глубь ранения, Рангику сконцентрировала часть своих сил на выздоровление тех тканей, которые находились под лопаткой, в приоритете было сначала перекрыть кровотечение, а потом заняться тканями, которые находились выше. Ранение было непростое, не всякий ниндзя медик смог бы его вылечить в кратчайшие сроки, но Гику попыталась залечить его за один подход, потратив на процесс больше времени, чем обычно.

+1

9

Боль. Вещь такая обычная в жизнь шиноби, что многие и не обращали не нее никакого внимания. Стертые ладони, синяки от практики тайдзюцу, царапины кунаев - это что-то, что было привычным им с самого детства. с самого начала обучения в академии. Но... не для Саюри. Она была под защитой песка всю свою жизнь, он охватывал ее и оберегал подобно рукам дедушки, что покинул ее слишком рано, но оставил после себя вот такой вот подарок. Она не получала синяков, не получала царапин, и не была человеком, что опирался на свои таланты тайдзюцу для того, чтобы стать сильнее, предпочитая работать скорее своим мозгом, чем своими руками. Ее защита была абсолютной, непробиваемой, а песок и управление им было достаточно быстрым для того, чтобы ни у кого не появлялось слишком много шансов его пробить. И понадобилось несколько лет попаданий в опасные ситуации для того, чтобы наконец-то узнать, что это за чувство, которое заставляет самых сильных людей стонать и сжиматься в комок. Сотни битв, тысячи техник, и так мало в ее жизни было боли. И сейчас она пульсировала в руке подобно второму сердцу, обратившемуся в металл, опершийся прямо в кость.

Но у нее не было времени ждать, не было времени сдаваться или даже начинать думать об этой боли. Битва еще продолжалась, и она в ней до сих пор была воином. И сейчас, когда ее подчиненный был спасен, настоящий бой только начинался. Сейчас ее больше ничего не сковывало, и уж точно не какой-то там кунай под кожей, который не попал даже ни по каким важным органам. Сковывает движения, пожалуй, да. Но Саюри и не нужно было двигаться.

- Я в порядке, - только и ответила она, когда почувствовала на своей спине прикосновение Рангику, - покончим с ними.

Но Рангику, наверное, и не нужно было этого говорить. Она уже встала перед Саюри стеной, словно бы немыми жестами говоря ей, что пришла пора ей защитить Саюри в этой битве. Наверное, она понимала, это была даже справедливо. Пустынная не привыкла к тому, что она хоть в чем-то была недостаточно сильной или же требовала какой-то поддержки. И уж тем более когда нужно было наказать человека, который посмел приставить кунай к голу ее подчиненного. Однако, даже несмотря на это, она с заворожением смотрела на то, как Рангику неслась навстречу своему врагу, словно ничто в этом мире не могло ее удержать. Саюри понимала, что ее телу никогда не развить эту скорость - она не могла бежать так же быстро даже если вложит в это все свои силы. И сейчас не было причин даже бояться - исход битвы был совершенно очевиден, и Рангику не нужно было сейчас даже никакой поддержки. Конечно же, она была сильнее. И она была быстрее. И кратер, который остался после ее удара, был тому доказательством. Ах, последствия этой битвы останутся тут надолго в виде куч песка да кратеров в земле. Неужели каждая из их битв должна была быть настолько разрушительна?

Голова тяжелела, в ушах шумело, и Саюри осторожно мотнула подбородком, пытаясь собираться с силами. Враги бежали, сбиваясь с ног, и Саюри не стала пытаться их даже догонять. Пускай они будет к своим лидерам, пускай рассказывают всему Альянсу о том, какую именно поддержку Песок оказывает Амегакуре, и пусть больше никто не смеет соваться к их провизиям. Они победили, вот и все. Но миссию пока что не выполнили, и Саюри нужно будет продолжать оставаться сильной немножечко дольше. Даже если ей и перехватывает дыхание, даже если хочется закрыть глаза и упасть в руки тех людей, что подбежали к ней с волнением. Что же, они имели дело с Алым Лотосом, Принцессой Скорпионов, не думали же они, что она сейчас возьмет и развалится прямо перед ними? Она развалится, конечно же. Но когда все, что вверили в ее руки свои жизни, уйдут от нее как можно дальше. Прежде чем, как открыть рот, она убедилась в том, что голос ее будет силен и тверд.

- Берите повозку и проведите ее обратно в селение, - говорила она, поднимая свою и смотря на своих подчиненных со спокойствием, пока Рангику подходила к ним ближе. Кажется, кто-то хотел что-то возразить, но не посмел. Пусть и дальше не смеет, потому что у нее не было на это времени. - Скорее, пока убежавшие шиноби не позвали подкрепления. Мы будем прикрывать вас в тылу. - Спорить с девушкой, которая разговаривет с ними пока у нее все еще из спины торчит кунай, никто не осмелился. Вот и хорошо. - Это дело не терпит промедлений. - Они закивали и засобирались, и Саюри смотрела им вслед, чувствуя как с каждой секундой бледнеет ее лицо. Она с благодарностью опустилась на предложенную самодельную кушетку, когда никого из их отряда рядом больше не осталось, и больше ей не было никакой причины играть в героя. Все, что требовало героичности, сейчас было позади. И сейчас она была просто уставшей девушкой которой было очень, очень больно.

- Спасибо, - только и отвечала она, прикрывая глаза и стараясь не думать о том, что именно сейчас будет происходить. Она вообще не привыкла к тому, чтобы быть в роли пострадавшего, которому нужна была помощь. И, небо, еще меньше она привыкала к этой непомерной боли. Но ее лицо все еще не искажалось в гримасе - она выглядела спокойной, будто бы просто уходила в глубокий сон. И Саюри пыталась продолжать говорить, чтобы ненароком не прыгнуть в эту самую тьму. - Знаешь, ты была великолепна. Такая сила. Такая скорость.

+1

10

Пока Гику была занята своим делом, шиноби Суны и Амэ выполняли приказ Саюри. Повозка была отправлена на территорию Амэгакуре, благо до нее было идти недолго. Кто-то остался с парой, дабы защитить тех в случае очередной атаки. Однако враг придет сюда еще нескоро, им нужно набрать сильных шиноби, чтобы захватить этих двух, а для этого потребуется какое-то время. Но задерживаться здесь обе не планировали, миссия еще не закончена, посему нужно было быстро приводить себя в порядок и возвращаться обратно в Амэ, где обеих куноичи уже будут ждать. Ран также надеялась, что после сдачи отчета обе смогут отправиться на свою родину и хотя бы немного отдохнуть. В гостях, конечно, хорошо, но дома все же лучше.
Рангику старательно заживляла раны своей напарницы. Пальцами рук она чувствовала, как мышцы куноичи сокращались в болезненных конвульсиях. –«Черт, у нее сейчас может начаться болевой шок» - пусть боль и отступала, но организм не обмануть, адреналин сходил на «нет», тело начало расслабляться и сдаваться. Саюри могла в любой момент потерять сознание, настолько сильную боль та испытывала. Гику не могла позволить этому произойти, ведь это чревато очень нехорошими последствиями вроде комы. Сенджу собрала всю волю в кулак и старалась не паниковать. Благо куноичи вспомнила основы первой помощи, которые сейчас будет применять на практике:
- Разговаривай со мной, - добавила Ран, стараясь отвлечь девушку от предположительного обморока. Стандартная практика, медработники должны быть уверены, что жизни пациента ничего не угрожает и в полевых условиях, вроде этой, вколоть адреналин они не могут, посему завязывают диалог, где пациент отвечает на вопросы или рассказывает что-то. Лучше так. Лучше не молчать. –«В конце концов, если Саюри станет совсем плохо, я могу попробовать вывести ее из обморока … Но она потеряла много крови, что все очень усложняет» - после такой серьезной потери куноичи Суны уже не боец, во всяком случае ближайшее время. По-хорошему ей был лечь в госпиталь на обследование и после него отдохнуть недельку-другую.
- Как ты себя чувствуешь. Ну же, говори со мной, - после длительной паузы Саюри все же заговорила. Это было хорошо, она и сама понимала, что нужно поддерживать бодрое состояние, - Это особый стиль тайдзютсу, - Гику продолжала свое дело, рана постепенно затягивалась, а тон кожи Саюри наконец приходил в норму, - Эй, парень, - обратилась она к шиноби Амэ, который все это время сторожил двух девушек, - Вытащи из моей сумки красные пилюли, - они там были одни такого цвета, ко всему прочему на пачке написано интуитивно понятное название. Они восстанавливают потерянную кровь в достаточно быстрые сроки. Дабы у Саюри не было анемии, она должна будет их принимать какое-то время.
- Д.. держите, - куноичи в ответ на эту фразу тихонько прошипела, - Небольшая просьба, дай ей эти пилюли и заставь ее запить их, - последствием сильной потери крови является мучительная жажда. Та фляга с водой, которую дадут Саюри, скорее всего будет опустошена в считанные секунды и девушка потребует еще одну. Паренек неуверенно приоткрыл Саюри рот и уложил на язык пилюлю, после чего подтянул горлышко фляги к ее рту, начав поить ту как маленького птенца. Руки мальчишки немного дрожали, он сильно волновался, но уже совсем скоро неловкость ушла, как только Саюри стало лучше. Через какое-то время она почувствует себя лучше.
- Почти закончили, - говорила она, и как только рана затянулась, она аккуратно начала мять место удара, убедившись, что все раны пациентки были залечены. Сев перед девушкой на корточки, Гику добавила, - Кажется, все обошлось, - тон лица Красновласой выровнялся, она уже не была такой болезненно бледной, что говорило о положительном исходе небольшой операции.  –«У нее была очень нетипичная реакция на ранение, будто она его впервые получает» - постоянные сражения оставляют на теле шиноби множество шрамов, многие привыкают к систематическим ранениям.

+1

11

"Особый стиль тайдзюцу, да?" Саюри даже отсюда могла видеть последствия того удара, который нанесла Рангику. Что же, ее собственные зачатки тайдзюцу так и оставались... зачатками. Опираясь скорее на то, чтобы никто не мог ее задеть, вместо того, чтобы разбираться с тем, что делать, если кто-то сможет таки к ней пробиться, Саюри направляла все свои усердия на то, чтобы повысить свой контроль над песком. И, на самом деле, чтобы полностью изменить ландшафт и раздробить всю породу в песок, ей не нужно было двинуть и мускулом. И все же...вся эта сила и уверенность нужна была ей для того, чтобы не показывать никому своих настоящих провалов и слабостей. И слабость ее была в том, что она не смогла бы своим кулаком пробить даже дощечку, не то что выбить целый кратер в земле. И, наверное, стоило признать, что у каждого были свои слабости и просто смириться с этим. Но... Саюри не была бы там, где она была сейчас, если бы так легко останавливалась.

- Научи меня тайдзюцу? - В конце-концов, они проведут в Амегакуре не день и не два вместе, совсем скоро она полностью оправился от этого конкретного случая. Хотя, конечно, справиться с тем, что кто-то считает, что ее нужно поить, было трудно. Может, ей и было больно, но не настолько, чтобы вести себя беспомощной тряпкой. Саюри посмотрела на подошедшего юношу таким взглядом, что у него начали дрожать руки, а затем совершенно самостоятельно протянула к нему руку, и взяла в нее флягу с водой. Благо, поскольку она не торопилась вытаскивать кунай из своей спины, то кровопотеря не была настолько страшной. Да и вообще Саюри была слишком горда и упряма для того, чтобы сгибаться под влиянием боли, даже если боль была ей настолько непривычна, что слепила глаза. Она пила воду с выдержанной жадностью, чувствуя каждую свежую каплю, падающую на ее иссохшиеся губы, и при этом не проливая на землю или подбородок совершенно ничего. Дети пустынь умели ценить, и они не стали бы проливать самый драгоценный ресурс на землю. Даже в подобном состоянии.

Саюри медленно и очень осторожно садилась, опираясь на здоровую руку, чтобы выровняться. Становилось, действительно, лучше, и Пустынная осторожно разминала шею, прежде чем медленно и постепенно размять плечо. Там, где совсем недавно красовалась огромная дырень с раздробленными костями, сейчас были здоровые мышцы и кожа. И как-то даже не верилось, пускай сомневаться в навыках Рангику сейчас и не приходилось. "Изумительно". /поднимая левую руку, Саюри опускала ее себе за шею, касаясь пальцами того места, где совсем недавно было холодное железо куная. И сейчас там была теплая мягкая кожа. И лишь разодранные края одежды, окрашенные в красный, напоминали о том, что там что-то произошло. Рангику будто бы повернула время вспять а вовсе не излечила. Убирая от прошлой раны руку, Саюри смотрела на окрашенные кровью пальцы с некоторым странным заворожением. Как часто ей раньше приходилось видеть собственную кровь? Как часто она могла посмотреть на то, что бежало у нее в венах, разгоняясь красным, полным, сердцем? Удивительно.

- Спасибо, - отвечала она, вытирая кончики пальцев о собственный бок и поднимаясь на ноги. И хорошо, на самом деле, что она не была мастером тайдзюцу, потому что сейчас она не могла бы успешно продолжать рукопашный бой. Но зато песок, послушно передвигающийся вокруг, никогда не сможет ей отказать, даже если кто-нибудь и решит напасть на них еще раз. Саюри еще раз осмотрелась вокруг - их окружали тела тех, кто не успел убежать - шиноби, зажатые в Пустынный Гроб и потратившие все силы на попытку из него избежать. И те, что были заперты в деревянные клетки. И, конечно же, труп главного организатора, от которого практически ничего не осталось. Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как Саюри отправила шиноби с телом Яттори куда подальше от поля боя. А значит, совсем скоро здесь должны будет появиться подкрепления, которые смогут забрать всех этих людей, и сделать так, чтобы этого не пришлось делать девушкам, достаточно изможденным в битве. И взгляд ее метнулся к первому противнику, пораженному ими.

- Ты сама в порядке? - Поинтересовалась она, поправляя тыкву с песком на своем плече, - Я так понимаю, ты знала этого Юу. - У Саюри тоже были знакомые, которые решали покинуть свое селение. Нукенины, или же обычные скитальцы, которые не хотели иметь с селением больше ничего общего. И поэтому она прекрасно понимала, насколько подобное предательство может быть болезненным. Когда-то человек, который казался другом, сейчас был врагом. И он желал смерти. Это могло бы быть гораздо больнее, чем кунай в сердце. И тогда, подумав об этом, Саюри почувствовала отряд, приближающийся к ним. Она развернулась, посмотрев на десяток шиноби Амегакуре, что прибыли сюда. И между ними затесалось даже несколько шиноби Песка. Что же, хотелось верить, что они не захватили никого, кроме Яттори.

- Вы прибыли вовремя, - отвечала она уверенно и мягко, разворачиваясь лицом к подошедшим, чтобы спрятать от них след крови на спине. Она была бледной, но все еще лидером. - Их всех стоит доставить в тюрьму, у них может быть много полезной информации. - "Есть" послышалось с нескольких сторон, и отряд подмоги прошел мимо них, собирая полуживых шиноби и трупы вместе с ними. Война. В ней всегда побеждает смерть.

+1

12

Рангику скрывала свое удивление, Саюри оказалась крепче, чем ей думалось. Во-первых, девушка почти сразу пришла в норму, другой бы на ее месте провалялся в горизонтальном положении, как минимум, час-другой, а та уже предпринимает смелые попытки встать на ноги и отправиться домой. Во-вторых, она успевала раздавать приказы и контролировать ситуацию даже будучи не в лучшем физическом состоянии. Это было похвально, ее стойкости может позавидовать добрая половина всех ниндзя планеты. Наблюдая за Саюри какое-то время, Гику пришла к выводу, что человек она искренний и прямолинейный, она не станет хвалить заслуги других людей понапрасну, если искренне так не считает. Она не пыталась понравиться своей напарнице, куноичи Суны вела естественно, что очень импонировало нашей героине. Но вот она похвала, в этот момент Ран застывает на месте и в панике пытается придумать ответ.
- Ну.. но, - замялась она, смущенно краснея в щеках. Глаза ее тут же забегали, а голос тихонько задрожал, - Этот стиль он требует особого контроля чакры и знания в медицине... Мы, конечно, можем попробовать и все такое … , - Сенджу пыталась вернуть себе былую уверенность, ведь сейчас за их беседой наблюдал шиноби Амэ, который наверняка думал в этот момент о переменчивом настроении Гику. И он был прав, Сенджу бросало от крайности в крайность, по меркам шиноби она никуда не годится, ведь Ран далека от образа идеальной куноичи. Врать она не умеет, часто поддается эмоциям, орет, ноет, иногда ревет. Но во всем этом была и положительная сторона, она всегда оставалась человеком, в какой бы ситуации не находилась. Тем временем Саюри привыкала к отсутствию боли, проверяла свою спину и убеждалась, что все происходящее - не плод ее разыгравшегося воображения.
- Мне кажется, я буду ужасным учителем, нгаха-ха-ха, - залилась она задорным смехом, почесывая свой затылок. Чем больше она говорила, чем сильнее удивлялся невольный слушатель этой парочки, лицо его выражало крайнюю степень недоумения, в нем отчетливо читалась фраза «и она разбила отряд шиноби? Вот эта размазня?». Впрочем его можно было понять. Скрестив руки, паренек смотрел то на одну куноичи, то на вторую. Он молчал все это время, стараясь не давать комментариев. Видя результат злобы Сенджу и способности Саюри, он не хотел выяснять с ними отношения, беспокоясь за свою безопасность.
Услышав слова благодарности, Сенджу вдруг застыла на месте, слегка щуря глаза. Именно эта короткая фраза заставила ее вдруг успокоиться и вспомнить, где обе куноичи сейчас находятся. –«Не время прохлаждаться. С минуты на минуту могут прибыть шиноби Кусы» - деревянные клетки все еще удерживали людей взаперти, но уже совсем скоро техника распадется по воле ее создателя. Как только куноичи покинут вражескую территорию, люди будут освобождены. Тоже самое касалось и людей запертых в песочных склепах, ведь именно так выглядели возвышенности на земле. Так думала Гику, но у Саюри были свои планы на их счет.
- Со мной все хорошо, а он …, - Ран бросила короткий взгляд на кратер из которого торчали ноги того самого Юу. Девушка на мгновение помрачнела, вновь появилось неприятное чувство вины за произошедшее. Опустив глаза, она коротко кивнула и продолжила, - Да, когда-то он был другом нашей семьи, был другом моего отца. Только сейчас я поняла мотивы этого человека, он никогда не считал нас своими близкими людьми, - тяжело выдохнув, Ран встала на ноги, смотря куда-то в сторону. Ей не хотелось говорить об этом человеке, особенно после того предательства на которое он пошел ради денег. Как раз вовремя подоспела и подмога; отвлекшись от мрачных мыслей, она приветливо махнула ребятам из подкрепления.
Саюри ловко раздала всем приказы, она вела себя как прирожденный лидер. Рангику же была другой, она никогда не стремилась к лидирующим позициям, но всегда наблюдала за действиями капитана команды и делала выводы. Сенджу – неплохой исполнитель и защитник, так она себя видела всегда, именно в такой роли и никакой другой. Она рада быть под руководством опытного человека вроде Саюри, ей приятно было работать вместе с ней. Девушкам предстоит какое-то время побыть на территории Амэ, где обе, возможно, пообщаются уже в более спокойной обстановке, возможно, даже за распитием сакэ. Отменив технику тюрьмы, новоприбывший отряд захватил заложников и повел тех на предстоящий допрос. С захваченными в песчаный гроб произошло тоже самое. Так и закончился этот день.

+1

13

- Мне очень жаль, - только и могла ответить Саюри, с медленной и грустной торжественностью переводя свой взгляд с пленника на пленника, которых перетаскивали подошедшие им в подмогу. Пахло кровью, но Саюри не имела права пытаться сморщить нос. Потому что она проливала эту кровь - пускай не сегодня, сегодня смерть была только на руках Рангику. Однако, сколько смертей было до этого? Сколько смертей будет в будущем? Война только начиналась, а они уже попали в передрягу, с которой не многие бы справились. Они стояли спина к спине, потратив все свои силы на то, чтобы одолеть десятки противников. И сейчас противники эти попадут в тюрьму, и там ими займется отряд пыток и допросов. И эта кровь тоже будет на руках Саюри, и она не собиралась этого скрывать. Руки ее не были больше красны от крови врагов, они были ею черны. Когда-то, когда она только начинала свою карьеру, глаза всех ею убитых преследовали ее перед сном. Сейчас же... сейчас же глаз становилось настолько много, что она не могла больше отличить одного от другого. И она должна была ряди этого страдать, и она не имела права забыть. И поэтому она не могла отворачиваться ни от запаха крови, ни от ее вида.

Ах, вещи, что они потеряли. Невинность, уверенность, и страх перед убийством. А как же вещи, которыми они не могли поделиться с другими? Конечно, они с Рангику должны были друг-друга понять. Они были здесь вместе, и они приняли эту битву на себя с гордостью и грацией, и они одержали победу. Но им никогда не удастся поделить эту цену на двоих - каждой из них придется водрузить на свои плечи полный вес всего, что им пришлось здесь пережить. Но они будут цепляться друг за друга, и за те воспоминания, которые еще были светлыми. И они никогда не остановятся. Сколько бы впереди ни было битв, сколько бы им не придется еще пролить крови как чужой, так и своей. Сколько бы еще подчиненных Саюри не пришлось спасать. Сколько бы трупов ни было на ее совести, когда окажется, что она все-таки не настолько быстра, умна, и сильна, как Саюри самой хотелось бы быть. Они с Рангику будут храбрыми, потому что по-другому нельзя. Потому что иначе это их собственные трупы будут вывозить из чужих земель. Но нет, они должны были выжить. Были обязаны. Потому что только победители могут изменить историю. И только те люди, что своими глазами видели то, что сотворяет война, могли ее остановить. Только те люди, что выполняли трудные приказы собственными же руками, могли действительно поступить иначе.

Девушки шли назад вместе с подошедшим отрядом. Те, что захватили пленников, убежали обратно вперед них, пока горстка людей осталась вместе с девушками, что не могли да и не хотели идти весь этот путь слишком быстро. Леса вокруг были наполнены тишиной и спокойствием, и солнце пробивалось меж толстых стволов, рассеиваясь поздним светом. В мире шиноби тоже была красота, и даже в своей усталости и пережитой боли они все еще могли ощущать то, каким мир был прекрасным. И сколько он прятал в себе красоты. И сколько в этой тишине было всего, что наполняло даже беспокойное сердце спокойствием. Она знала, каким была чудовищем, и не боялась этого. И однажды, она верила, что сможет создать мир, в котором она станет лишь бесполезным оружием войны. Что придут дни, в которых дети больше не будут жить, теряя собственных родителей конфликтам и бесполезным войнам. И тогда они, старики, которым не было еще двадцати, станут чем-то бесполезным и устаревшим. И это будет хорошо. В том мире, который Саюри пыталась построить, не было места для нее. И это было правильным. В этом лесу ей тоже не было никакого места - девочке с кровью на руках. Этот лес был жизнью. А она принесла в него смерть. Сейчас внесет и что-то большее.

- Кто-то рассказал им о нас, - сказала она, с трудом поворачивая голову, потому что она не хотела смотреть в глаза Рангику, когда скажет об этом. Саюри все еще помнила, как та загоралась изнутри, стоило только упомянуть о том, что и ее селение однажды ввяжется в эту войну. И сейчас она говорила то, что не хотела. Но должна была. И, поскольку сейчас она нарушит покой Рангику, то должна была смотреть ей в глаза и видеть все то, что она причиняет. - Они знали, где мы будем, заманили в барьер, и кто-то даже сказал им то, что именно му будем в этом отряде. Они захватили Яттори потому, что знали, что я здесь буду. И они знали, что я никогда не позволю своему подчиненному умереть, как бы сильно я ни пыталась доказать ему обратное. - Тяжелые слова, еще тяжелее были думы. И еще труднее, наверное, для них было будущее. - Нас предали, Рангику. - Сабри смотрела тяжелым, и немного даже извиняющимся взглядом в сильные и острые глаза подруги. Она ведь уже была подругой, правда? Слишком много они пережили вместе, чтобы не быть. И слишком многое им вместе еще придется пережить, вне сомнения.

- Эта история тут не заканчивается.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] the sky greets those who fly


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC