Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Срок жизни господина Узумаки Наруто подошел к концу. Почти шестьдесят лет хрупкого мира закончились в один момент, когда главам стран и деревень пришли донесения о смерти величайшего из героев столетия, спасшего мир и создавшего некогда Объединенную Армию Шиноби, дабы уничтожить общего врага и остановить рассвет Кровавой Луны.
Революционные мысли касаются умов нового поколения, рожденного в мире и согласии, но чей мир настоящий поглощен рутиной безрадостной, полной противоречий, когда старые договоры теряют свою актуальность и силу. Каге сменяются под давлением вышестоящего руководства или революционными настроениями обывателей. Последним шатким оплотом оставался Узумаки Наруто, но тот, в силу своих взглядов, до конца не мог определить вектор развития Конохи, а потому, когда мужчина скончался, передав роль сосуда другому джинчурики весь мир вздрогнул. Еще те, кто недавно боялся действовать из-за силы, заключенной в старике-Узумаки, подняли свои головы, чтобы вновь сдвинуть этот мир с места.
Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.
Список администрации
Новости проекта
Лучший пост

Дизайн
ребята, не пугаемся, на форуме был изменен дизайн. Chunin exam is coming ~

Сюжет
радостная новость для генинов. Близится начало экзамена на чунина!

Акция
завершилась акция "Homecoming"
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.
Открытие
игра официально объявлена открытой! Подаем анкеты, опыт, принимаемся в игру, заполняем профиль и вперед.
Сюжет
текстовая часть форума дописана.

Кагуя Иссин В этот момент Тору казался Иссину тьмой, в которой живёт неведомое, крайне опасное чудовище. Ему вспомнился утренний сон. В утробе, кишащей змеями, тоже было темно, и кто-то следил за ним, несмотря на отсутствие света.
«Страх?» – поразился Широтсуме росткам полузабытого чувства, проросшим в его сердце, и тут же вырвал их с корнем. Здесь он, Кагуя, истинное чудовище! Самое сильное чудовище! Это он охотится на других, а не они на него!
Злость вымела страх из сознания и очистила разум от лишних мыслей. Иногда думать вредно, вот как сейчас. В следующее мгновение Иссин уже спокойно глядел на напарника, как на самого обычного человека.

перейти к посту

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » архивные флешбеки » [Fb] Первая страница истории


[Fb] Первая страница истории

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


Первая страница истории


http://forumstatic.ru/files/0013/66/99/35714.gif

Дата, время: 601 / начало апреля. 1 часть: поздний вечер. 2 часть: утро следующего дня Страна, местность: Страна Огня, Коноха Описание: Первая часть истории начинается за день до экзамена на чунина. По традиции деревня празднует это событие. Начинаются ярмарки, улицы оживают, приезжает много иностранных гостей, в числе которых был и Харухье. Встреча обоих происходит случайно, в жилом квартале деревни. В самый разгар веселья Рангику спешила домой,  чтобы подготовиться к предстоящему дню и встретила на своём пути таинственного незнакомца.  Вторая часть истории продолжается во время экзамена на чунина. Рангику проходит практику и залечивает раны всем пострадавшим в ходе сражений. Она вновь встречает того самого иностранца, правда уже в качестве джонина своего селения. Участники: Yuki Haruhiyo (19), Senju Rangiku (17)

+1

2

Честно сказать — происходящее на арене мало интересовало Харухьё. Экзамен был лишь предлогом для того, чтобы попасть в селение Скрытого Листа, о красоте которого Юки был наслышан. Его высокие ожидания оказались полностью оправданы, но, к сожалению, два токубэцу дзенина, сопровождавшие гостя, портили весь кайф. Они всегда были где-то неподалеку, напрягая Хару своим присутствием. Никакого покоя. Но, тем не менее, прошлым вечером дзинтюрики смог-таки улизнуть от надоедливых нянечек. Навыки бесшумного убийцы, крикливая толпа и уборная с небольшим окошком помогли ему в этом. Хару бродил по улочкам Конохи, любуясь архитектурой, оценивая местную кухню, и просто наслаждаясь теплым весенним вечером. Решив передохнуть, он присел на перила лестницы, что были хорошо освещены фонарями. Тогда Юки решил продолжить чтение небольшого романа "Умирающая Фиалка", в котором шла речь о любви двух синоби из враждующих кланов ниндзя. Однако, стоило Хару только открыть книжку, он тут же увидел прекрасную девушку, торопливо поднимавшуюся по лестнице. Ее волосы были точь-в-точь, как у героини романа, в которую Харухьё был бы влюблен, будь она реальна. В общем, он сильно занервничал, и, уткнувшись в книжку, решил сделать вид, что не замечает девушку. Правда, несколькими секундами позже Хару понял, что она запросто может разглядеть яркую обложку романа. Такой расклад воспринимался им еще хуже. Но и резко убрать книгу в сторону Хару не мог, ибо думал, что это будет выглядеть ну совсем странно. Оставалось только ждать, когда незнакомка пройдет мимо. Мгновения казались вечностью. Человек ведет себя весьма забавно, когда ему кто-то сильно нравится. А когда этот кто-то узнает самую страшную тайну — вот тогда начинается настоящее "веселье". Харухьё держался молодцом. Мужественно переждал ее восхождение и, наконец, расслабился. Тогда он видел в сложившейся ситуации только один плюс — жилета и протектора на нем не было, а значит и узнать гостя позже будет сложнее. Но это, конечно, маловероятно.

Даже тем утром, сидя на трибуне, Юки прокручивал в голове тот случай: "Надеюсь, она не видела обложку... ну или не запомнила меня... Оххх, черт-черт-черт-чеееерт!! Она точно та, кто мне нужен! Но как мне теперь смотреть ей в глаза?! Да и вообще, встречу ли я ее еще раз?.. Говорят... звезды, падая, раскалываются на две половинки... и потом половинки находят друг друга, становясь единым целым... И если я вновь увижу ее — значит судьба. Значит она моя половинка!" Взгляд Хару был направлен на арену, но мысленно он находился в другом месте — это понятно. Что весьма забавно, несмотря на бурные переживания, выражение лица Юки оставалось каким-то безэмоциональным. Будто его вообще ничего не парило, все типа чотка и по плану. Но на самом деле все было еще куда хуже, чем ранее описано... "Я так и не узнал, чем же закончилась встреча Тэцуо и Мики, — глядя на сумку, в которой лежала книга, думал Хару. — Поищу туалет. Там никто мне не помешает. Хотя бы пару страниц..." "Я в туалет. Вернусь через пять минут. Не позорьте меня — сам схожу," — обратился к одному из охранников Харухьё, поднимаясь на ноги. Путь он держал в сторону мед. помещений при стадионе. Шел через большущий пустой коридор, ориентируясь по табличкам. Предвкушая чтение, Юки коснулся сумочки с романом внутри, вспоминая последние события книги:

Отважная куноити, стоявшая напротив своего возлюбленного и врага, в слезах кричала ему:
— Уйди прочь, Тэцуо! Или я буду вынуждена убить тебя! Наша... Наша любовь — ошибка! И она не должна мешать нашему долгу ниндзя! Прошу тебя... Тэцуо... уйди!
— Нет, Мики. Только наша любовь может остановить кровопролитие. Доверься мне, любимая... И опусти кунай... Я обещаю тебе, Мики... Обещаю, я положу конец вражде наших кланов! — с трудом сохраняя спокойствие, отвечал  Тэцуо своей первой и единственной любви...

И вот, наконец, дойдя до нужного помещения, он снова увидел эти волосы... Волосы цвета фиалки. "Мики? — вопрошал в душе Хару. — Это же та самая девушка. Неужели... она и вправду здесь? Я вновь ее встретил... Такова моя судьба?.. Я должен подойти и заговорить... Но о чем?" Дзенин, просто стоявший на месте несколько минут, выглядел, мягко говоря, странно. Его заинтересованный взгляд, направленный на незнакомку, кому-то мог бы показаться каким-то опасным, голодным, ну совсем ненормальным. Будто маньяк наблюдает за своей очередной жертвой.

Отредактировано Yuki Haruhiyo (2020-02-26 19:21:29)

+1

3

Весенний вечер полон красок и света, в деревне проходят празднования в честь предстоящего экзамена на чунина. Гости со всего мира скопились в одной, казалось бы, крошечной деревушке, но, как показывала практика, ее хватало с лихвой, чтобы вместить всех. У ворот селения выставилась огромная очередь из гостей, участников того самого экзамена и их сопровождающих. Творилась одним словом – суета. Из уважения к гостям ворота не закрывались и патрулю приходилось работать всю ночь напролет, проверяя документы почти у всех гостей. Ран не завидовала этим несчастным, представляя, как им обидно пропустить все веселье и торчать на воротах. Тем не менее они знали на что шли, когда выбирали смену именно в этот день. Рангику же направлялась в сторону дома, минуя громкую толпу туристов и местных жителей. Она бы с радостью сходила в кафешку и провела в центре селения всю оставшуюся ночь, но у нее были неотложные дела, которые нужно выполнить хочет она того или нет. С тоской Гику проводила взглядом пару шиноби, с которыми была хорошо знакома. Они помахали своему товарищу в знак прощания и направились на ярмарку, оставляя Сенджу одну. –«Ух, обидно то как, но ладно» - поджав слегка губы, куноичи покачала головой. Девушка держала в руках какие-то бумаги, папка не была подписана, но Ран прекрасно знала, что в ней находилось. Там были документы по практике, которые она должна будет сдать главному врачу госпитали своего селения. Гинрю – так звали пятидесятилетнего мужчину, который уже тридцать лет работает в одном и том же медучреждении. Он начал с самых низов, а теперь уже заведующий больницы. Несомненно, Рангику уважала этого человека за его труд и стремления, тем не менее характер у него был не самым простым. Малейшая ошибка могла вызвать у того неистовый гнев, способный вогнать даже юную Сенджу в ужас. Она не хотела его злить, посему заблаговременно подготовила все необходимые бумаги и десять раз все перепроверила.
Погруженная в свои размышления, она поднималась по самой длинной лестнице жилого района. Улицы пустовали, весь народ был в самом центре деревни, празднуя и отдыхая. Рангику не ожидала здесь встретить хоть кого-то, тем не менее на пути ей повстречалась темная фигура, которая сидела на деревянных перилах лестницы и отдыхала. Там, где некто читал свою книгу, находилась небольшая смотровая площадка, оборудованная дополнительными лавочками, однако молодой мужчина решил присесть именно на периллы, тем самым привлекая внимание молодой куноичи. Ярким пятном для нее служила книжонка в мягком переплете. Обычно в такие оформляют дешевые и короткие романы про любовь. Вчитываться в название она не стала, ведь это бы означало, что она осуждает мужчину за его интересы, а смущать его она все же не хотела. Далее куноичи обратила внимание на длинные волосы незнакомца цвета воронова крыла, ей то они в последствии запомнятся больше всего. Как только девушка максимально приблизилась к незнакомцу, она в какой-то момент пересеклась с мужчиной взглядом. К слову сказать, он у него был очень пронзительный и немного тяжелый, возможно причина тому была упавшая на его глаза тень, которая сильно контрастировала на фоне его белой мраморной кожи. В позе этого человека читалось напряжение, вызванное, скорее всего, внезапным появлением незнакомки на этой пустой лестнице. Она коротко ему кивнула в знак приветствия и, не убавляя шага, отправилась дальше, вновь погрузившись в свои мысли.

Следующий день был полностью распланирован, у Сенджу не было ни минуты на отдых. Она не успевала даже допить чай, как в палату вновь заводили несчастных генинов, чьи тела были в ссадинах, ранах, а у кого-то и вовсе диагностировались разрывы внутренних органов или переломы костей. Рангику смогла выудить лишь полчаса на отдых, который пришелся на второй час дня. Решив немного перекусить и допить уже холодный чай, она поморщившись от возникших ощущений на языке, после чего поставила кружку на стол и принялась доедать свой холодный бэнто. –«Надо будет воды в чайник набрать» - куноичи сидела в изолированном от общей палаты помещении, кушая в сопровождении болезненных стонов избитых детей. Такая обстановка вгоняла ее в тоску, но других вариантов у куноичи не было. В какой-то момент та вышла из своего укрытия и коротко сказала одной из медсестер:
- Я схожу за водой, скоро вернусь обратно, - после чего словила на себе короткий взгляд коллеги. Женщина средних лет махнула той и продолжила перевязку, так ничего и не ответив. Ран отправилась к аппарату с водой, который находился в самом конце коридора. Путь до него составлял около пятидесяти метров. В руках куноичи была полулитровая бутылка из под воды, естественно пустая. Она видела перед собой только конец коридора и не заметила, как с боку от нее промелькнула темная фигура. Добравшись до места, она повернула рычаг и активировала механизм, который удерживает воду в бочке. Набрав полную бутылку воды, она тихо вздохнула, поправляя выбившуюся из общего ряда прядь сиреневых волос. На этот раз девушка заправила их все в пышный хвост. Одета она была в свою стандартную одежду, а именно в комбинезон, кимоно и длинную обувь шиноби, правда поверх всего это был натянут медицинский халат на несколько размеров больше, чем положено. Закрутив крышку у бутылки, Гику направилась обратно в общую палату, но на этот раз Сенджу решила осмотреться и первым, кого она увидела, это одинокого мужчину, который замер на месте стоя у входа в туалет. Ран застыла вместе с ним, хлопая недоуменно глазами. Некто был в форме джонина Кири, протектор на поясе подтвердил догадки девушки. Она внутренне напряглась от такой встречи, пусть и понимала, что ее селение находится в нейтральных отношениях с Киригакуре. Взгляд незнакомца показался той очень знакомым, правда та вряд ли вспомнит, кому он принадлежал. Возможно он повстречался ей недавно на улице, потому так хорошо запомнился. Очень хорошо, я вам скажу, но да ладно. Мужчина смотрел слишком пристально, будто что-то хотел спросить. Чтобы не мучать его попытками начать разговор первым, она взяла на себя эту ношу:
- Здравствуйте. Вам чем-то помочь?

+1

4

Незнакомка, чей вид пленил Юки, наконец, заметила его, и застыла на месте... Взгляд девушки словно касался кожи дзенина, согревая его, будто солнечный свет. А ее пышные сиреневые волосы, как казалось Хару, и вовсе были нереальны. Он будто на мгновение погрузился в сладкий сон, где есть только одно чувство — любовь. И в той иллюзии девушка была божественным цветком, что раскрывал свои лепестки, очаровывая красотой смертного Хару. Каждой клеточкой своего тела он хотел приблизиться к ней, и нежно обнять ее. Он желал опьянеть от ее запаха, мечтал ощутить кончики ее пальцев своими щеками. В ее глазах он видел улыбки их будущих детей и дом у моря, и целую вселенную. Встретив ее, Юки словно заново родился, и без нее его жизнь закончится. Дзенин окончательно в этом убедился, когда услышал ее голос, звучащий для него, словно музыка.
"Здравствуйте. Прощу прощения за свое поведение, — вполголоса отвечал дзинтюрики, неспешно шагая в сторону незнакомки. — Можете. Для начала я — Харухьё, дзенин Скрытого Тумана — хотел бы узнать ваше имя. Затем — всё, что вы можете мне о себе рассказать". Речь дзенина была прямолинейна, что могло бы отпугнуть девушку. Он это прекрасно сознавал, но не мог вести себя как-то иначе. Льдина в сердце Юки растаяла от одного только вида чужестранки — значит это любовь — так он считал. А такое сильное чувство не должно сдерживаться, ведь если оно истинно — ничто ему не помешает. "Надеюсь, я не покажусь ей каким-то шпионом или, что еще хуже, невоспитанным наглецом, — сразу после обращения к незнакомке размышлял ниндзя, продолжая идти. — Интересно, она узнала меня?"
"Я хочу знать о вас всё, — подойдя к красавице, Юки, скромно улыбаясь, протянул ей руку. — Потому что я люблю вас". Он не боялся признаться в своих чувствах. Решимость Харухьё была непоколебима. Ранее ему не приходилось испытывать такие светлые эмоции, и он хотел утонуть в них. Утонуть вместе с девушкой. Юки понимал, что подобная открытость, как правило, смущает людей. Он осознавал, что подобные слова от незнакомого человека не внушают доверия. И он был готов получить отказ, но не сдаться. В жизни не все бывает легко. И даже родственным душам иногда приходится постараться, чтобы быть вместе.

+1

5

У Рангику было время, чтобы разглядеть незнакомца получше. Опустив взгляд ниже, она заметила вновь какое-то яркое пятно, которое привлекло внимание куноичи. Она какое-то время смотрела на яркую обложку книги и постепенно начинала вспоминать, где могла видеть ту ранее. Точно такую же читал вчера молодой мужчина, правда он был тогда в другой одежде и на нем не было жилета джонина Киригакуре. Слегка удивлённо вскинув брови, она вновь подняла взгляд на брюнета. –«Так это тот самый..» - она какое-то время сверлила мужчину взглядом, пока еще не понимая, что ему от нее нужно. На попытки сократить расстояние между парой, она отреагировала с опаской и даже сделала пол шага назад, чтобы не подпускать к себе незнакомца слишком близко. Взгляд у него был немного ненормальный, пугающий, дыхание слегка сбивчивое, будто тот недавно пробежал несколько километров. Девушка чувствовала, что мужчина задумал что-то и сейчас принялся воплощать свои идеи в жизнь. Весь последующий его ответ она молчала, сдвинув сердито брови к переносице. Все ее внимание было приковано именно к нему. –«В смысле он хочет знать обо мне все?» - так как у Ран не было значка с ее именем, джонин Кири не мог знать, как именно зовут стоящую перед ним девушку. Она вполне могла бы соврать ему и назвать чужое имя, но делать этого все же не стала. Хотя, быть может, стоило бы.
- Рангику, приятно познакомиться, - коротко бросила она, все еще недоуменно смотря на мужчину. Она не позволяла ему приблизиться слишком близко, делая осторожные шаги назад. Внутри все сжалось, вновь куноичи ощутила наплыв напряжения, который возрастал с каждым неосторожным действием этого человека. –«Наши деревни пока что в мире, вроде я должна ему доверять, но .. Я ведь вижу его всего второй раз» - рассказывать о себе она ничего не хотела, ведь, случись что, он воспользуется этой информацией в своих целях. Рангику решила, что поведает ему открытую информацию, о которой тот смог бы догадаться и своими силами, - Я здесь стажируюсь. Оказываю первую помощь генинам, - повествование было весьма сухим, но чего вы хотели, она не знает этого человека и подозревает, что тот пытается что-то вынюхать в чужом селении. А так как Рангику являлась представительницей клана Сенджу, ей приходилось относиться к своей защите более трепетно, чем остальным. Не меньше повезло и представителям клана Учиха, за глазами которых охотятся двадцать четыре на семь. –«Жуткий тип. Кажется, мне пора уходить от сюда» - Как на зло все ее коллеги были заняты либо в операционных, либо перевязками в палатах, никто из них не выходил в коридор на перекур. Ран попыталась натянуть на лицо доброжелательную улыбку, но она не могла врать самой себе, посему эмоции ее на данный момент были искренни и лишенные всякой фальши; когда Ран становилось страшно, ее агрессия становилась более ощутима, тон у голоса менялся на чуть более грубый, ко всему прочему возрастала и общая напряженность девушки.
- К сожалению, не могу рассказать больше о себе человеку, которого вижу впервые, Харухье, - уголок ее губ нервно дрогнул, она попыталась мысленно придать этой ситуации больше юмора, но она была не очень забавной, посему попытка отшутиться провалилась. Этот некто был старше ее, да еще являлся джонином своей деревни. Просто так до такого ранга не повышают, во всяком случае так было заведено в Конохе. Потому она должна быть настороже, общаясь с ним наедине и без свидетелей. Однако далее ситуация пошла по совершенно неожиданному для куноичи вектору, незнакомец решил поведать той, кого видит всего второй раз, что любит ее. Это повергло Гику в шок, от чего на лице ее застыла эмоция удивления и смятения. На щеках выступил легкий румянец, Сенджу явно была смущена словами Харухье. Но где-то внутри она понимала, что либо он врет сейчас и пытается втереться той в доверие, пусть и таким нелепым образом, либо он являлся психопатом. К слову второе ему подходило больше всего и дело тут даже не в его внешнем виде, сколько в том, что только психопат может первому встречному сказать, что любит его.
- Ч.. Что за глупости, - отвела она взгляд и не стала подавать руку. –«Он вообще в своем уме?!» - она просто не знала, что ответить на такое. Ей ранее, конечно, признавались в чувствах, но этих людей она знала, пусть и никому из них не отвечала взаимностью. А тут странный тип, возможно маньяк какой-то. Конечно, ее словами будут … - Начитались романтических книжонок, да?! – уже более эмоционально, с толикой наезда проговорила она, чтобы уже вогнать в краску нового знакомого.

+1

6

милая моя

http://forumfiles.ru/uploads/001a/74/14/98/t69783.png

"Уголок торчит, — бегло взглянув на приоткрытую сумку, из который выглядывала книжка, подумал Хару. — Нехорошо вышло".
Девушка встревоженно отступила назад, чему Юки, разумеется, ничуть не удивился. Правда, ее реакция на него была уж слишком негативной. Пусть дзинтюрики и был окрылен теплыми чувствами, но он полностью контролировал свои действия, речь и, в целом, был абсолютно спокоен. Гость был вежлив, не делал резких движений, и искренне улыбался. Причина, по которой незнакомка восприняла дзенина Киригакурэ как какое-то чудовище, для него была не совсем ясна. Но, тем не менее, несмотря на неумело скрываемую напряженность, и даже некоторую грубость в общении, она все же назвала свое имя. Харухьё в душе обрадовался этому, а посему на все остальное старался не обращать внимание. "Стоило догадаться, — услышав о стажировке, подумал Юки. — Белый ей к лицу". По ее выражению лица, слегка бегающим глазкам и сухим ответам, Хару понимал, что девушке было некомфортно, и она искала выход из сложившихся обстоятельств. Затем так и вообще она ударила в самое сердце, не отнесясь серьезно к словам Харухье, и упомянув его постыдное увлечение... Правда, речи прекрасной Рангику не ранили дзенина и, соответственно, никак не могли вывести его из-под контроля. Юки мог понять чувства красавицы. Какой-то тип представляется элитным ниндзя другой деревни, и признается ей в любви. Люди в современном мире утратили возможность воспринимать что-либо творчески. Они разучились летать, поддаваться течению чувств, и просто наслаждаться каждым мгновением жизни. Чего уж говорить о ниндзя. Лишь дети, не познавшие боли и разочарования, способны на это. И, пожалуй, в вопросах любви Юки оставался невинным ребенком.
Харухье стоял напротив Рангику, разглядывая уже не ее, а свою вытянутую руку, которую отказалась жать стажерка, стоявшая примерно в метре от дзенина. Подняв глаза на красавицу и, неторопясь, опустив руку, Юки тихо молвил: "Понимаю, вы в смятении". Дзинтюрики медленно сделал полшага назад, демонстрируя свое нежелание вторгаться в личное пространство девушки без ее согласия. "Позвольте объясниться, — сохраняя спокойствие, вежливо, почти шепотом, продолжал Юки, — я не хотел вас напугать". Обстановка к коридоре играла против Хару. Помещение было плохо освещено, стоял неприятный запах, а слух улавливал звуки капель воды, падающих на пол из крана бочонка. "Действительно, начитался, — расслабленным тоном, смотря в глаза Рангику, говорил дзенин. — И я кое-что понял: мы должны говорить о том, что чувствуем на самом деле. Я верю, что жизнь происходит здесь и сейчас... И если бы я промолчал сегодня, возможно, в другой раз я не смог бы признаться вам в этом. Или другого раза и не было бы вовсе. А значит любовь, бурлящая в моем сердце сейчас, никогда не стала бы реальностью для нас обоих". Довольно длинный монолог закончился, и Харухье снова протянул руку в сторону девушки. Он источал спокойствие и уверенность.
"Я хочу видеть, как вы сияете изнутри, когда наши души сгорают от любви... И мы не можем дышать друг без друга".

Отредактировано Yuki Haruhiyo (2020-02-29 15:58:36)

+3

7

Было непросто перестроиться на другой лад, уж больно мужчина был подозрительным и вызывал тем самым тревогу. Но постепенно девушка начала понимать, будь у того дурные намерения, то тот давно бы нанес свой  удар. Куноичи старалась анализировать его действия и искать в них ответы на волнующие ее вопросы. Но, пока оба стояли в коридоре, она отметила для себя одну важную деталь - молодой мужчина оставался вежливым и учтивым в общении с ней. Соответственно Ран не могла продолжить отвечать тому грубостью в ответ, посему сделала попытку настроиться на его волну. У нее так было заведено, если человек вежлив, значит достоин соответствующего отношения. Постепенно напряжение уходило, но это не отменяло того факта, что чунин  все еще настороже. - "Выслушаю его, раз он этого так хочет" - вся ситуация была очень в новинку, куноичи не часто общалась с иноземцами, да еще и в таком направлении. Как говорится, все когда-то происходит впервые,  посему Ран старалась максимально лояльно отнестись к последующим словам джонина, пусть и давалось ей это с трудом.
Й.. ясно-о, — протянула она, не отрывая своего пристального взгляда от брюнета.  Конечно, Харухье пытался теперь исправить неловкую ситуацию, которую допустил ранее, и постарался подойти к вопросу личности новой знакомой слегка с иной стороны. Куноичи дала тому шанс исправить возникшее недоразумение, — Что ж, я вас выслушаю, — в какой-то момент та хотела поставить руки в боки, но воздержалась от столь негативного жеста, поскольку не хотела вызывать у джонина еще большее напряжение. А Гику хорошо прочувствовала волнение мужчины и его небольшие изменения в поведении, поняла, как сильно его могут задеть резкие и отрицательные нотки в голосе. Ко всему прочему он также пристально наблюдал за куноичи, как и она за ним, посему оба одновременно изучали друг друга; хоть это было у них взаимно. Вообще Юки очень не повезло поведать о своих чувствах именно ей, ведь Сенджу относилась к романтическим чувствам весьма скептически, что ярко отражалось в ее ответах. Ну, таков нрав этой девушки, ничего тут уже не попишешь. В добавок ко всему против мужчины играло и его происхождение, не повезло ему родиться в Скрытом Тумане. Страна Огня и Воды всегда были ярым соперниками на мировой арене, идут десятилетия,  но ничего так и не поменялось. - "Почему он решил это сказать именно мне? Интересно, он знает о моем происхождении? Если да, то я, конечно, влипла" - Гику тихонько сглотнула, чувствуя, как стресс вызвал сухость и ком в ее горле. Она даже не пыталась скрыть, что очень озадачена поведением чужестранца, но он, как той казалось, и правда был искренен. Долгая речь джонина вызвала у Ран небольшое подвисание, но самое главное, что хотел донести ей этот человек, она поняла. Поджав слегка губы, она вновь задумалась о чем-то своём и мысли ее были посвящены именно Харухье. Она представляла множество исходов этой беседы, были и такие сюжеты, где он поведёт себя, как настоящий маньяк, будет преследовать ту и всячески привлекать ее внимание, но Ран все же надеялась, что этого не произойдёт. В конце концов у нее и так было много проблем, а находить новые она пока была не готова. Но черт ее дёрнул пожать руку этого незнакомца, дав тому небольшой простор для дальнейших действий. - "Какая холодная кожа и сухая словно лист бумаги" - по пукопожатию всегда можно понять каков человек. Рангику сконцентрировалась на своих ощущениях, обращая внимание на любую деталь. Ее интересовали физические параметры этого человека, ведь под плащем и жилетом не понять, какого человек телосложения. А по пукопожатию сразу станет ясно, что человек из себя представляет. К слову сказать,  небольшая нервозность джонина сошла на нет, он был полностью спокоен, что даже немного пугало. - "Резко же он поменялся" - девушка расслабила мышцы лба, тем самым она бессознательно отзеркалила спокойствие собеседника.
Не кажется вам, что вы слишком торопите события, Харухье, — куноичи приготовилась к любому выпаду со стороны Юки.

+2

8

Харухиё любовался новой знакомой, стоявшей напротив него. Он с восхищением изучал движения губ Рангику и наслаждался ее сладким, словно мед, голосом. Запах девушки одурманивающие действовал на дзенина, из-за чего Юки окончательно забил на то, кто он такой и где находится. Дзинтюрики почему-то полностью доверял собеседнице, и мечтал узнать об оной как можно больше. Более того, Хару даже был готов ответить на абсолютно любой личный вопрос, заданный красавицей. Но, разумеется, предпочтительнее было для Юки слушать ее и познавать. По неизвестной причине дзенин был уверен в том, что за внешней красотой стажерки стоит куда большее внутреннее великолепие, несравнимое ни с чем. Он просто чувствовал это. Будто знание этого и умение дышать исходили из какого-то одного источника...
Дзенин оценил изменения в поведении Рангику в лучшую для него сторону, но, вместе с тем, Харухиё осознавал, что девушка все еще скована и не может открыться ему в полной мере. Ее сдерживало множество факторов, часть из которых дзенин не смог бы выкупить и за всю свою жизнь. "Я понимаю, — звучало в душе будущего мужа Гику,  — это временно". Дзенина переполняла решимость. Уверенность в том, что он и прекрасная стажерка предназначены друг для друга самими небесами.
Хару совсем-совсем-совсем не хотел отпускать теплую влажную ручку девушки. Он хотел бы, чтобы их рукопожатие никогда не заканчивалось. Но, тем не менее, Юки все-таки оставался в трезвом уме и сохранял спокойствие, всячески подавляя недостойные желания, тесно связанные с нарушением свободы Рангику. По этой причине, собственно, и пришлось расслабить кисть руки, но не отпустить девушку полностью. "Пусть она выбирает", — в уме отметил Хару, нежно придерживая руку любимой, и медленно делая короткий шаг в сторону стажерки, сближаясь с оной.
Поступок, возможно, слегка опрометчивый. Красотка и без того нервничала, а тут еще этот некто решил вторгнуться в ее личное пространство. Но Хару почему-то осознание этого не притормозило. Он не хотел никак оскорбить девушку, напугать ее или сделать ей больно. В мыслях Юки не было ничего грязного или постыдного, но многие сочли бы его поведение нахальным. Но что-то в сердце подсказывало ему, что Гику не так испорчена, как многие люди, а посему нормально отреагирует на действия Харухиё.
"Простите, — снова извинялся дзенин, опуская взгляд на шею девушки. — Но разве можно просить сердце о молчании, когда оно поёт?" Юки бегло пробежался глазами по телу будущей жены, восхищаясь ее фигурой, даже несмотря на то, что красавица скрывала оную за несколькими слоями одежды. "Рангику, — почти шепотом продолжал дзенин, всматриваясь в глазки возлюбленной добрым ласковым взглядом. — Я ни в коем случае вас ни к чему не принуждаю..." Дзинтюрики, честно сказать, не совсем понимал, что значит "торопите события". Ему казалось, что он всего лишь признался в чувствах, а не что-то там еще. Разве не нормально сказать другому человеку то, что ты о нем на самом деле думаешь?..
"Мои помыслы чисты, — расслабленно объяснялся Хару, утопая в любви к милой Рангику. — И я лишь хочу узнать вас поближе".

Отредактировано Yuki Haruhiyo (2020-03-02 02:08:30)

+1

9

Было странно, все, абсолютно все в этой ситуации. Рангику не понимала, почему именно она привлекла внимание этого человека, почему он так сильно пытается приблизиться к ней и заговорить. Да, она тяжело распознавала намеки, особенно сексуального характера, посему для нее все это выглядело весьма странно, будто молодой мужчина пытается над ней просто подшучивать. Но что-то ей подсказывало, что Харухье все же искренен с ней, но это никак не отменяет его целей и стремлений, о которых Сенджу пока что ничего неизвестно. -"Он со всеми такой?"- думала про себя Ран, чувствуя, как рука Хару сомкнулась на ее ладони и с умеренной силой пожала ту. Девушка уже хотела убрать руку, как только пальцы мужчины расслабились, однако какое-то время это не представлялось возможным, ведь джонин все еще держал ее, пусть и не так сильно. Она не хотела грубить и одергивать руку, хотя неловкость ситуации и смущение заставляли ее это сделать. Рука медленно попыталась выскользнуть из объятий, однако уже совсем скоро джонин и вовсе позабыл все нормы приличия, приблизившись к куноичи на максимально близкое расстояние. Ее сердце билось с удвоенной силой, удары стали такими быстрыми, что Ран начало казаться, будто оно сейчас выскочит из груди. Пытаясь сделать шаг назад, уже не первый за все это время, она уперлась пяткой в плинтус, который свидетельствовал о том, что далее начинается уже стенка и отступать больше некуда, только в сторону.   
- Я имею ввиду, что вы меня совсем не знаете, а говорите такие вещи .. - уже немного неуверенно проговорила она, вновь отводя свой взгляд в сторону. -"Если он приблизится ко мне еще на сантиметр, я его ударю" - не любила она контактировать с людьми на таких близких расстояниях, Ран всегда соблюдает небольшую дистанцию, чтобы не смущать других людей и не навязывать им свою компанию. Однако Харухье будто не понимал, что своими действиями не просто пугает человека, а отталкивает его. Он был мил и обходителен,тут спору нет, но он пытается захватить все пространство вокруг человека, от чего складывается впечатление, что он загоняет жертву в угол. В какой-то момент она отбросила все сомнения и неуверенность, после чего решила напомнить человеку, кто он и где находится.
- Я сюда не знакомиться пришла, Харухье-сан, я здесь работаю и мне уже пора идти, - рука ее достаточно грубо обхватила ладонь мужчины и сжала, чтобы тот понял, что перед ним девушка не из робкого десятка, которая, в случае чего, сможет за себя постоять. Подняв глаза на мужчину, она вновь нахмурила свои брови. Она сжала его руку до характерного хруста в костях и тут же разжала хватку, чтобы не сломать ему пальцы, что сделать была вполне в состоянии, учитывая ее физическую силу и медицинские навыки. Убрав свою руку в сторону, она с еще большей злостью смотрела джонину в глаза, пока в коридор не вышла ее напарница. Ею была та самая женщина средних лет, которая сразу заприметила одинокую парочку в конце длинного коридора.
- Ран, чем ты там занята? Нам нужна твоя помощь, - она не стала подходить, почем зря. На ее лице появилась кривая улыбка, она сразу поняла цели и намерения молодого джонина, правда не одобряла их, что отлично читалось в ее строгом выражении лица. Сенджу слегка вздрогнула от громкого и зычного голоса медсестры, отвлекаясь хоть на секунду от навязчивого мужчины. -"Спасла ... Надеюсь, она сейчас к нам подойдет и Харухье сразу же уйдет" - раздался звонок, тот самый, который свидетельствовал о том, что поединок закончен. Уже совсем скоро приведут в палату очередных генинов, которым будет нужна первая медицинская помощь.
- Сейчас приду, - коротко добавила она и бросила короткий взгляд  на женщину. К сожалению, она не помешала дальнейшему разговору этих двух, но уже совсем скоро откроются двери и коридор войдут медики и пациенты. Куноичи ждала, когда Хару наконец отступит.

+1

10

Во время прикосновений Харухиё почувствовал быстрое биение сердца красотки, но для отступления этого было недостаточно. Напротив, ее волнение можно было бы трактовать как проявление симпатии стажерки к дзенину Киригакурэ. Но, разумеется, и другие возможные причины беспокойства девушки Юки не исключал. "Бежать некуда, — отметил в душе Хару, — ни вам, ни мне".
Закончив фразу, а затем еще одну, девушка чрезвычайно сильно сжала руку дзенина Скрытого Тумана. От боли Хару вздохнул, прикрыв глаза на пару секунд. Тем не менее, он держал себя под контролем, и не дал волю негативным эмоциям. Вместе с тем, будучи обладателем нечеловечески отличного слуха, он все еще прекрасно ориентировался в пространстве, и даже слышал шаги постороннего человека. "Какая мощь! — восклицал в уме Харухиё, анализируя физические параметры стажерки. — Будь мы врагами, я ни за что бы не подошел к ней так близко..." В грубой силе дзенин всегда был, мягко говоря, никем. В бою он полагался на свои мощную чакру, скорость, ниндзюцу и скрытность. Посему, собственно, дзинтюрики прекрасно сознавал свое невыгодное положение. Красавица могла поступить с ним куда жестче, если бы того желала. Но, тем не менее, рука опущена, а Харухиё отделался хрустом костяшек.
Плавно опуская ту самую руку, Юки глядел в глаза Рангику, блестящие от ярости. В те же секунды в диалог ворвалась еще одна личность, на которую Харухиё даже не взглянул. В отличии от вздрогнувшей красотки для дзинтюрики появление женщины было предсказуемым. Собственно, именно ее шаги он и слышал ранее. Сразу же после этого прозвучал звонок, сигнализирующий о конце очередного поединка, в котором как раз участвовал один из гэнинов Скрытого Тумана. "А вот и появилась причина проследовать за ней, если она будет вынуждена удалиться", — скоромно улыбнувшись, отметил в мыслях Хару.
Так как все это время Юки молчал, не перебивая будущую жену, у него накопились ответы на высказывания оной. "Действительно, я вас совсем не знаю, — издалека начал дзинтюрики. — Многим людям и всей жизни недостаточно, чтобы узнать друг друга... Но это же не мешает нам любить своих близких, верно?" Тут же он вполголоса продолжал: "Я же сразу почувствовал родственность с вами, Рангику. Возможно, мне стоило бы вести себя сдержаннее, но я, честно, и так пытался... И теперь стою перед вами, без конца оправдываясь".
"И раз уж вы не уходите, несмотря на то, что уже попрощались со мной, и у вас появилась удобная возможность для этого... — после небольшой паузы завершал свою речь дзенин, глядя в глазки стажерки так же тепло и ласково, как раньше. — То, вероятно, все сказанное мной ранее не пустой звук... И вы сами понимаете это где-то в глубине души. И чувствуете ту же тягу, что и я".

Отредактировано Yuki Haruhiyo (2020-03-02 17:41:48)

+1

11

- "Какой терпеливый. Почти не поменялся в лице" - ухмыльнувшись собственным мыслям, она уже немного иначе посмотрела на нового знакомого, с толикой уважения что ли? Решив пока что не испытывать его выносливость, она резко развернулась, посмотрев в сторону приоткрытой двери палаты. Взгляд Рангику стал сосредоточенным и крайне задумчивым, она в голове планировала свой дальнейший день, чтобы успеть сделать все свои дела. А их у нее было очень много. На время она забыла о существовании джонина Кири, и даже, если тот вновь приблизился, то девушка не сразу бы на это отреагировала. Мужчина продолжал свою речь, Ран же, пусть и слышала его, но уже какое-то время не слушала. Последнее, что она услышала, были его слова о родственных душах. Наивно все это было, хотя кто бы говорил?  -"Будто цитирует слова из какой-то книги" - недоверчиво покосившись на брюнета, она дала ясно ему понять, что не собирается отвечать тому взаимностью. Он все ещё был для нее подозрительным человеком, а скоро и вовсе преобретет звание главного сталкера.
Паре пришлось разминуться на время, стоило открыться широкой двери, из которой вышли два медбрата с носилками, на одной из которой лежал мальчик двенадцати лет. Вид у него был крайне потрёпанный, на ткани у груди виднелись крупные брызги крови. -"Ну вот, началась бойня" - подумала про себя куноичи, в этот момент во взгляде появилась нотка немой печали и разочарования. Ко всему прочему ей было жаль всех тех детей, которые так и не пройдут испытание и останутся генинами. Многие из них и вовсе могут не выжить. Уложив руки на плечи джонина, она аккуратно подтолкнула того в сторону, чтобы самой пройти вперед. Все ее внимание было приковано к несчастному, который уже какое-то время пребывал в бессознательном состоянии. Торопливым шагом она последовала за двумя рослыми коллегами, внимательно слушая слова двух мужчин. -"Значит, сильная потеря крови. Удар в грудь"- куноичи, войдя в палату, сразу же продезенфицировала руки, схватила со стола пару свежих медицинских перчаток и встала напротив пациента.
- Группа крови? - вторая положительная, ответил кто-то из зала. Заполнять карту пациента не было времени, Ран подготовила капельницу, нашла необходимую донорскую кровь и начала пальцами нащупывать вену на руке мальчика, благо те у него располагались достаточно высоко и не были скрыты за слоем жировой прослойки кожи. Игла жестко, но аккуратно вонзилась в вену, через катетер начала поступать донорская кровь.
- Кто его сенсей? - холодно сказала она, готовясь использовать лечащую технику мистической руки. Расстегнув байку, она оголила грудь пациента, после чего сконцентрировала чакру на своих ладонях и приложила те к грудной клетке мальчика. Постепенно тон лица юноши нормализовался, но до полного восстановления ему было еще далеко.

+1

12

Юки обратил внимание на безразличие Рангику к его персоне. Даже он, несмотря на весь позитив, что ранее бурлил в его теле, стал потихонечку сдавать позиции. Его сердце наполнилось сомнениями и грустью, ведь так к Харухиё давно не относились те люди, к которым он всеми силами тянулся. Даже в детстве в нем видели хотя бы оружие, а сейчас — просто ничто. Стажерка проигнорировала все слова дзенина, чем, конечно, ранила его. "Возможно, ее голова занята другими вещами... Более важными сейчас, — в мыслях Юки пытался оправдать поведение красавицы. — В любом случае, это не должно сломить мой дух. Либо буду бороться, либо жалеть об упущенных возможностях до конца своих дней". Юки совсем позабыл о самоуважении, что было ему не свойственно. Дзинтюрики не был излишне горделив, но он не позволял кому-то так с собой обращаться. Иначе сказать — любую другую давно бы оставил в прошлом. Но не Рангику.
В помещение вошли два медбрата с носилками, на которых лежал гэнин Скрытого Тумана. Из-за внутренних переживаний Харухиё, слух оного не уловил шаги медиков ранее. Стажерка слегка толкнула Юки, что явно было лишним. Она не сэкономила времени, а просто максимально нагло отнеслась к гостю деревни, что так тепло к ней отнесся. Все это напоминало Юки о детстве, когда с ним по-свински обращался каждый житель деревни. Правда, сейчас, став взрослее, он терпимо относился к подобному поведению людей, и предполагал, что девушка, возможно, была просто эмоционально перевозбуждена. Кроме того, в целом, ему нравилось, что новая знакомая так свободно его касалась. Если бы не ее безразличие ранее, то Харухиё вообще был бы счастлив, и не увидел бы в ее поступке какое-то пренебрежение им.
Вообще, честно говоря, в тот момент его внимание переключилось на раненого мальчика. "Надеюсь, с ним все будет в порядке, — следуя за медиками, размышлял дзинтюрики. — Хорошо, что в Скрытом Листе самые умелые врачи". Пусть Харухиё, в целом, и был спокоен, но он все равно в душе переживал за мальчика, и желал ему скорого выздоровления. Как и любому другому пострадавшему в поединке ребенку. Ранее Юки ушел с трибун во многом именно из-за того, что ему просто-напросто неприятно наблюдать за тем, как дети избивают друг друга. Дзенин это не одобрял.
Сердце Харухиё болело. И из-за ситуации с Рангику, и из-за гэнина, потерявшего много крови. В дверях появились два токубэцу дзенина, охранявших дзинтюрики. Он не услышал их шаги, ведь те были очень тихими даже для Хару. "Нянечки" подошли к Юки, и один из них прошептал на ухо дзинтюрики следующее: "Вам нужно вернуться на трибуны". Спутники дзенина были обеспокоены тем, что некоторые особенно осведомленные ниндзя Скрытого Листа сочтут отсутствие дзинтюрики чем-то странным. Они могли бы предположить, что Киригакурэ что-то затевает, ведь ранее уже научены конфликтом  с Сунагакурэ во время экзамена. "Я хочу убедиться, что с мальчиком будет все в порядке, — вполголоса отвечал Харухиё. — Если не его учитель, то я буду рядом".
Воспитание в Скрытом Тумане было жестким, а большинство жителей не отличались каким-то сочувствием. Даже учитель мальчика был настолько хладнокровен, что не посчитал нужным быть рядом с проигравшим, когда ему это нужно больше всего. Осознание ситуации разрывало сердце Харухиё на части. Это безразличное отношение к своему ученику убивало дзинтюрики. Пусть он и сохранял трезвый ум, но боли его не было предела. По безэмоциональному лицу Юки стекала одна одинокая слеза. "Сейчас я возьму ответственность за него на себя, — ответил на вопрос Рангику дзенин. Девушке могло бы показаться, учитывая произошедшее ранее, что он пытается произвести на нее впечатление, но это, конечно же, было бы ошибкой. Удивленный навыками будущей жены и обеспокоенный жизнью гэнина, Харухиё ждал, что же будет дальше. "Кажется, она спасла его, — предполагал несведущий в медицине ниндзя. — Но когда он придет в себя?"
— Благодарю вас, — кланяясь, молвил дзинтюрики. Харухиё ожидал, скажет ли что-нибудь спасительница. Может, какой-то прогноз на будущее?..

Отредактировано Yuki Haruhiyo (2020-03-02 21:10:16)

+1

13

Рангику была полностью сосредоточена на своем деле, пока для нее не существовало ни коллег, ни кого либо еще, только пострадавший мальчик. Она лечила его до тех пор, пока тот не зашевелился и не начал подавать признаки жизни. Коллеги проверили его пульс и сердцебиение, все было в пределах нормы, а учитывая состояние мальчика, показатели были просто отличными. Организм не отторгал донорскую кровь, температура не повышалась и не наступал шок, которого куноичи боялась больше всего. Кровотечение остановилось, паренек постепенно начал приходить в себя, но радоваться этому было пока что рано. Услышав до боли знакомый голос, Гику отвлеклась на него и вновь увидела рядом того самого джонина Скрытого Тумана, которого про себя называет тихим извращенцем. -"Ну, конечно ..."- тихо выдохнув, она слегка прикрыла глаза, пытаясь удержать ухмылку. В целом желание молодого джонина взять на себя ответственность за генина - было неплохим поступком, даже наоборот, но это означало, что ему предстоит пробыть в деревне Листа еще какое-то время, сводя на максимум количество его встреч с Рангику. Это немного настораживало, но лучше он, чем никто. В какой-то момент она посмотрела в глаза молодого джонина, увидев в них самую настоящую грусть. Подобная эмоциональность с его стороны была весьма необычной, ломая преставления девушки о шиноби из Кири. Она их себе представляла хладнокровными и непривязчивыми, во всяком случае о них так отзывались в присутствии Сенджу. Заметив, как по гладкой щеке шиноби стекла одинокая слеза, она ощутила легкий трепет и волнение внутри себя. Рангику не привыкла видеть мужские слезы и не знала до конца, как стоит реагировать на подобное. Единственное, что она могла сейчас сделать, это просто дать человеку спокойно выплеснуть свои эмоции, делая вид, что ничего не заметила. -"Шиноби не должны показывать свои эмоции, как сильно бы не было больно, но ... Мы люди, у нас есть чувства и этого не изменить. Слабость это или сила, зависит от конкретного человека и ситуации, в которой он находится"- рассуждала про себя куноичи, -"Взять, к примеру, меня. Дав бы волю своим чувствам в стрессовой ситуации вроде той, что была пару минут обратно, и мальчик бы не выжил" - она сосредоточенно смотрела на мальчишку, чье состояние улучшалось с каждой минутой. Аппарат насчитывал спокойный пульс пациента, кровь же постепенно попадала в ослабший организм, все вроде бы было хорошо. -"Харухье может позволить себе эту слабость, ведь от его действий не зависит дальнейшая судьба мальчика"- она ни в коем случае не считала его слабаком, а даже наоборот всегда думала, что только сильный душой человек способен пропустить все чувства через себя и дать волю своим эмоциям. Правда сама она плакала редко и только в одиночестве, чтобы ни одна живая душа этого не увидела.
В ответ на благодарность, она едва заметно кивнула мужчине и мягко улыбнулась - Хорошо, - вдруг оборвала тишину она, а после вновь продолжила, - Вам придется заполнить некоторые бумаги, - после чего куноичи резко сняла с рук перчатки и швырнула их на подоконник. Размяв пальцы, она направилась в сторону небольшого кабинета, где и будет происходить подпись тех самых документов, - Идите за мной, пожалуйста, - взяв стандартную форму для заполнения, она вручила ту Хару, дав ручку в придачу, - Садитесь за стол. Напишите свое имя и фамилию, данные генина и подпись с датой, - мужчине нужно заполнить два экземпляра. Также он наконец увидит полное имя и фамилию девушки, о которой так хотел узнать что-то новое. Что ж, у него появилась такая возможность. Рангику же повернулась к мужчине спиной, подойдя к раковине. Открыв кран, она начала мыть руки, изредка глядя на отражение в небольшом зеркальце.

+1

14

"Хоть на край света, — думал дзенин, кивая Рангику в знак согласия. — Правда, сейчас я все-таки постараюсь отвлечься от вашей красоты, и сосредоточусь на делах". Душа Харухиё успокоилась, ибо мальчику стало лучше. Именно поэтому в мыслях он возвращался к восхищению стажеркой, пусть и старался отвлечься. "И с этого ракурса прекрасна," — отмечал в уме Юки, рассматривая впереди идущую девушку. "Подождите здесь, — обращался к дзенинам Киригакурэ Юки. — Это не займет много времени". Один из спутников тут же ответил: "Мы будем ждать вас за дверью".
Зайдя в кабинет, дзинтюрики принял от Рангику пару листов бумаги и ручку. В процессе передачи он коснулся нежных пальчиков будущей жены, что пламенем откликнулось в сердце дзенина. Вместе с тем, он удивлялся тому, что у стажерки есть столько прав и обязанностей. Как казалось Хару, обычно подобными делами занимаются люди с большими полномочиями.
— Спасибо, — благодарил девушку гость, присаживаясь за стол. Заполнив необходимую информацию, Харухиё обратил внимание на полное имя красавицы: "Ничего себе!" На мгновение от удивления Юки даже приподнял брови и приоткрыл рот. Такое яркое впечатление было от осознания того, что красотка та оказалась одной из Сэндзю, о которых дзенин много читал. Более того, Хару уважал и восхищался Хасирамой Сэндзю, которого прозвали "Синоби но Ками", и даже сравнивали его с Мудрецом Шести Путей. Разумеется, для Юки главными из достоинств Первого Хокагэ были не только сила и воля оного, но и доброе сердце Хасирамы, желавшее мира для всех ниндзя. "Приятно осознавать, что потомки Первого Хокагэ сумели сохранить то тепло и волю, которые некогда хранил их великий предок, — говорил дзенин, когда девушка стояла у раковины. — Возможно, наша история не была бы такой кровавой, если бы ниндзя разделяли его взгляды на мир". Харухиё перевел взгляд на стажерку. "Теперь я еще несколько дней буду рядом с вами, — размышлял Юки, любуясь будущей женой. — Но мне грустно от того, что обстоятельства, из-за которых это стало возможным, столь печальны".
"Разве не ужасно, что детям приходится сражаться чуть ли не насмерть, чтобы нашим странам было проще сосуществовать в мире? — вполголоса вопрошал дзенин, продолжая сидеть на стуле.

Отредактировано Yuki Haruhiyo (2020-03-03 18:12:23)

+1

15

Рангику, естественно, видела, как именно на нее смотрит Хару. Скажу более, ей даже не приходилось оборачиваться для этого, достаточно было глянуть в зеркало. В какой-то момент Ран просто смирилась с повышенным вниманием с его стороны и просто продолжила тщательно мыть свои руки. -"Он специально.. Но это лучше, чем мальчонку оставят тут без присмотра или вообще бросят"- тихо выдохнув, она выключила кран и принялась вытирать руки об одноразовые полотенца. -"Я надеюсь, что паренёк скоро поправится и сможет продолжить тренировки, ведь ранение не слабое и может повлечь за собой последствия "- встав боком к Юки, она еще какое-то время смотрела куда-то в сторону. Ее озадачили слова молодого мужчины. -"И вновь этот удивлённый тон. Небось поменяет ко мне свое отношение,  будет стараться осторожничать в общении со мной.. Пф, как же это раздражает"- уголок губ девушки слегка дрогнул. Она приготовилась слушать стандартные речи о ее предке, о предположениях шиноби касательно личности девушки и так далее, однако, на удивление, мужчина увел разговор в другое русло, что несколько удивило куноичи. Она не поворачивалась к нему лицом, стараясь сосредоточиться на сказанное им. -"А вот это что-то новенькое"- на лице Ран не было ни единой эмоции, будто той было и правда все равно. Естественно, это было не так, иначе она бы не пошла сюда стажироваться, спасая множество жизней. Гику убедилась, что их никто не слушает, после чего ответила:
- Это не их война. Дети невольно были впутаны в разборки взрослых, - услыш бы руководство эти слова, то девушке мало бы не показалось, однако.. Узумаки Наруто был тем человеком, который и заложил в куноичи тот самый ненавистный многими пацифизм и человечность. Этот человек был для нее основным примером и в чем-то был ей даже ближе, чем собственный отец, который что и делал, как твердил о величии своего клана, ставя его выше всех остальных. Отец считал, что только грубой силой можно удержать мир, с чем девушка не была согласна. Он полностью позабыл учения своего давнего и великого предка. Оставаясь немногословной, она подошла к джонину и стала ждать бумаги, которые он должен был уже заполнить. Взяв один из экземпляров,  куноичи молча изучила содержимое. -"Юки.. Печальная у них была история"- на обоих документах уже была подпись девушки, посему Ран без лишних слов забрала свой и уложила тот в папку. Но перед этим она создала карточку пациента, основываясь на написанном в официальном документе. Развернувшись к Юки, она мягко тому улыбнулась и уже облегчённо выдохнула, дополнив вышесказанное, - Через два дня его должны выписать. Ночь он полежит в больнице, врачи последят за его состоянием, - после чего перевела взгляд на открытую дверь, рядом с которой стояла тёмная фигура медбрата. Убедившись, что все хорошо, он забрал карточку нового пациента и снова ушел по своим делам. -"Харухье не торопится покидать кабинет, хотя его за дверями ждут джонины его селения"- она упёрлась плечом о стену и скрестила руки на груди, наблюдая за представителем клана Юки. -"Он будто не от мира сего. Такой отстраненный и погруженный в себя. Тем не менее состояние генина его очень беспокоит. Этот Харухье очень сострадательный человек"- наступила тишина, юная Сенджу молчала, вновь погрузившись в собственные размышления.

+1

16

Юки поймал себя на мысли, что он, на мгновение поддавшись грусти, нехотя скатил разговор в уныние. Благо, девушка, предварительно ответив на высказывание дзенина, выдернула Харухиё из всех его внутренних переживаний. Как оказалось, для этого ей потребовалось лишь улыбнуться ему, и перевести тему разговора. "Хорошо, — отвечал дзинтюрики. — Если мне не удастся убедить его учителя остаться, то за мальчиком присмотрю я. В любом случае, ответственность на мне". Юки прекрасно осознавал, что правительство не позволит ему задержаться в Скрытом Листе еще на несколько дней, а посему сэнсэю гэнина, хочет он того или нет, придется выполнить свой долг. В противном случае по его вине дзинтюрики, один из важнейших людей Киригакурэ, будет вынужден нарушить приказ. Досталось бы обоим, конечно, но Харухиё был готов к этому, чего нельзя сказать о дзенине-учителе, который, очевидно, получил бы наказание пожестче. 
На несколько секунд в дверях появился медбрат, который, взяв бумаги, сразу же ушел. Его появление напомнило Харухиё о том, что за стеной дзинтюрики ожидали дзенины Скрытого Тумана, чьи лица он ну совсем не хотел видеть. "Надоели, — мыслил ниндзя, — что ж вы такие душные?" Но почти сразу же его внимание вновь переключилось на будущую жену-красавицу, которая заняла несколько надменную позу. Руками девушка подпирала свою большую роскошную грудь. Сия картина, разумеется, очень даже нравилась Харухиё: он внимательно разглядывал формы стажерки, несмотря на небольшое смущение. Спустя несколько секунд, дзенин стал медленно шагать в сторону девушки. "Я счастлив нашему знакомству, — молвил Хару. — И хотел бы всегда быть рядом с вами. И в горе, и в радости". Проходя в нескольких сантиметрах от девушки, дзенин сдерживал животное желание прижать ту к стене, слившись с ней в страстном поцелуе. Харухиё улавливал одурманивающий запах девушки, что будто притягивал дзинтюрики к стажерке... Но он давил в себе эти чувства.
Подойдя к окошку, Юки открыл оное, и обернулся, взглянув на Рангику. "Сейчас мы даже не можем немного побыть наедине друг с другом... Но я верю, что в будущем ничто не сможет стоять между нами. Наша любовь пробьет все барьеры, — говорил вполголоса дзенин, глядя в глаза девушке, которая однажды станет его женой. — Когда вы станете старше, я обязательно вернусь за вами. Обещаю... И я клянусь любить вас до конца своих дней". Тяжело вздыхая, Юки отвернулся от красавицы, и запрыгнул на подоконник, сев на корточки. "До скорой встречи," — попрощался Харухиё, а затем выпрыгнул из окна. "Моя любовь к вам навечно," — когда Юки падал вниз, в мыслях оного всплыла фраза, которую дзинтюрики когда-то слышал в одной из популярных романтических песен.
Удачно приземлившись на ноги, дзенин отряхнулся и отправился обратно трибуны. Да, нежелание пересекаться с "нянечками" было настолько велико, что он решил выпрыгнуть из окна, минуя встречу с ними.

Отредактировано Yuki Haruhiyo (2020-03-04 17:15:12)

+1

17

Он еще не знает, какой ему счет выставит Коноха за содержание мальца» - пошутила про себя девушка и открыто посмеялась, не скрыв своей реакции. Мужчина, наверное, не понял причин столь яркой реакции, да и Сенджу не стала никак оправдываться, просто слегка прикрыла рот. –«С другой стороны тут нет ничего смешного. Мальчику и правда сейчас не очень хорошо. Но ему повезло, что хоть кто-то взял за него ответственность» - отведя взгляд в сторону, куноичи в какой-то момент закрыла глаза и вновь погрузилась в размышления. Она думала о словах Харухье, в частности о бойне, которую устраивают из года в год. Рангику понимала, что все эти мероприятия – один из способов не только поддерживать отношения между странами, но и способ озолотиться. Очень много туристов пребывает в страну, где приходит экзамен на чунина, чтобы получить самое простое удовольствие. Кто-то его получает от любимого дела, кто-то от любви, а кому-то нужно хлеба и зрелищ. Противно это было все, но сейчас куноичи ничего не могла с этим поделать. В момент осознания сути сказанного, куноичи вдруг помрачнела, взгляд ее вновь устремился на брюнета, который уже собирался уходить. Не ожидая от него никаких противоправных действий, особенно в окружении шиноби Конохи, она молча проводила того взглядом, пусть и почувствовала тревогу длинною в мгновение.
- До свидания, Харухье, - с легким недоумением сказала она, наблюдая за действиями Юки и никак его не останавливая. Шиноби вполне способен прыгать и с куда большей высоты, чем двухэтажное здание, посему беспокоиться о состоянии мужчины не приходилось. А вот его слова … Снова заладил свое как больной. Сенджу все еще несерьезно относилась к его потугам произвести впечатление, скажу более, она пока относилась к его словам, как к шутке. Однако было в его интонациях что-то, что заставляло ее запомнить именно этого человека и выделять его среди других "кавалеров". Это было его искренность. –«Кажется мне, это еще не последняя наша встреча» - фигура исчезла, оставив после себя разряженную атмосферу и покой. Девушке стало немного легче, как только джонин Кури ушел, тем не менее потом она вновь прокрутит в голове их встречу. Оттолкнувшись от стены, она молча задвинула стул под стол и направилась в сторону палаты. У Ран еще какое-то время было стойкое ощущение того, что Хару был все еще в этом помещении, Гику будто чувствовала его присутствие, хотя мужчина уже как десять минут был на трибунах.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » архивные флешбеки » [Fb] Первая страница истории


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC