NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Ичираку Рамен


Ичираку Рамен

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sg.uploads.ru/PSQWG.png

0

2

[Начало игры]
Прохладным осенним вечером ничего не может быть лучше, чем беззаботная прогулка по Листу. Такому яркому, пестрому от огней множества заведений и зданий, охотно разделяющие приятные ароматы и запахи с простыми прохожими. Кто-то поддавался и сворачивал в сторону заведения, кто-то обреченно смотрел в кошелек и пускал слюни, а кто-то шел прямо по дела, не отвлекаясь на лишний шум, звон наполненных пивом кружек и потрескивание углей.

Джингаса в этот вечер оказался сильно голодным. В змеином бюджете денег хватало на пару порций еды из какого-нибудь заведения, где средний чек не такой высокий для среднестатистического чунина. Почему выбор снежноволосого остановился на ичираку? Наверное, его вело по запаху. Сегодня в раменной много посетителей, каждый хочет отведать горячей еды и пообщаться в хорошей компании. Якуши же собирался в гордом одиночестве наслаждать мясом, лапшой и овощами.

Пришлось ждать своей очереди. Остальные ресторанчики возле Ичираку не могли похвастаться такую большому наплыву посетителей.

Наконец, место освободилось и Джингаса быстро занял ещё теплую седушку. Заказ бы максимально простой. Одну порцию рамена, но заранее сказал, что спокойно сможет заказать и вторую, чтобы насытиться сегодняшним вечером максимально. Впереди обещала быть трудная работа - у него опять выходили сложности с лекарствами и ядами. Но голова была забита мыслями о трапезе. Можно было наблюдать за тем, как работники ичираку трудятся на кухне, чтобы порадовать своих гостей свежей и вкусной едой.

Спустя несколько минут горячие порции рамена были готовы и их подали на стол. Среди счастливчиков оказался и сам Джингаса, который тут же принялся осторожно пробовать блюдо.

"Жжет", - глотая холодный вечерний воздух, медик пытался остудить еду внутри, чтобы она его не обожгла.

0

3

[Начало игры]
Первым делом, вернувшись в деревню, Рангику направилась в свое излюбленное место для перекуса – в Ичираку Рамен. Сам достопочтенный Седьмой хвалил эту раменную и пусть поколение поваров сменилось аж два раза, вкус их блюд оставался все таким же замечательным. Наваристый бульон, пряности и, конечно же, слегка обжаренная свинина. Об этом мечтала Рангику не первый день и вот долгожданный момент настал. Вынырнув буквально рядом с головой посетителя, девушка громко сказала:
- Один рамен со свининой, пожалуйста! – паренек, что стоял по ту сторону прилавка, мягко улыбнулся посетительнице, кивнул и дал указание своим поварам. –«Отлично. А то я голодна как волк» - резко откинувшись от стола, девушка могла случайно задеть посетителя прядью своих волос, но не более. Находясь где-то в своих мыслях, куноичи не замечала людей вокруг себя и, только сев, все-таки решила осмотреться. Помимо нее было еще трое посетителей, два из которых, получив свой заказ, ушли кушать на улицу. У пары была какая-то личная беседа и они хотели все обсудить без лишних ушей, а вот беловолосый, буквально сгорбившись над едой, тоже пребывал в каких-то своих размышлениях, наслаждаясь трапезой. –«Видела его пару раз в деревне. Странный тип» - поджав слегка губы, девушка воодушевленно посмотрела на поваров, которые старательно выбирали ингредиенты для будущего блюда. Сев за стол, девушка положила руки на стол, начав слегка постукивать пальцами по лаковой поверхности дерева. Было видно, что девушка очень ждет свой заказ. К рту ее подступала слюна, девушка тихонько сглатывала, совершенно не замечая взгляды окружающих. И как только ей подали блюдо, Гику и вовсе абстрагировалась от окружающего мира, видя лишь свою аппетитную цель. Аромат рамена был просто божественный, повар постарался на славу. Куноичи, взяв палочки в руки, схватила ими небольшое количество лапши и принялась с удовольствием ту уплетать.

0

4

Удовольствие от тарелки рамена резко оказалось прервано неожиданным появлением девушки, что как и многие присутствующие решили отведать сочной свинины, сладкой лапши и наваристого бульона. Немного специй, яйцо и овощей - ничего не испортит рецепт, что уже поколениями оттачивается в данном заведении. Даже такие шумные и резвые посетители, как Рангику, не смогут ничего испортить. Наслаждение от еды просто намного превышает все негативные вещи. Особенно когда голоде. Однако Сенджу удалось захватить внимание медика.

То ли она его коснулась, то ли ветер подул так, словно что-то прохладное задевало спину. А после волосы, они прошлись по оголенной коже плеча, оставляя странное ощущение от прикосновения и легкий, едва уловимый запах шампуня. Тело непроизвольно вздрогнуло.

Джингаса решил не придавать этому значения, вернувшись снова к трапезе, которая подходила к концу. Оставшиеся деньги медик потратил на вторую порцию рамена, повторяя за девушкой:

- Один рамен со свининой, пожалуйста!

Она уселась рядом. Они переглянулись между собой, однако подавали вид, что ни о чем таком не размышляют. По крайней мере Якуши действительно не о чем таком не думал, решив осмотреться по сторонам. Ещё двое поспешили удалиться, оставляя раменную полупустой. Лишь повара, довольные своей работой и увлеченные приготовлением еды, и два медика, решившие утолить своё голод.

Порция Рангику оказалась приготовлена быстрее. Горячий бульон источал пар, а тепло можно было ощутить даже не касаясь посуды. Джингаса еще помнил, насколько прекрасной эта еда может быть. Взгляд парня приковался к незнакомке. Он наблюдал, как она взяла палочки, как разломила их и принялась собирать лапшу и прятать за щеками, тщательно пережевывая, чтобы насладиться вкусом. Скоро и наглого снежноволосого посетителя ждет порция. Только надо немного подождать.

+1

5

В районе виска начало слегка покалывать, настолько взгляд белоснежного был пристальным и внимательным. Первые секунды девушка не понимала, кто именно направил свой острый взор на нее, но вскоре, попутно потягивая лапшу, встретилась взглядами с Джингасой, который в это время с интересом наблюдал за действиями куноичи. Наверное, было весьма неженственно хлюпать и жевать лапшу, но так делали все в этом заведении.  Недоуменно уставившись на него, во взгляде куноичи он мог отчетливо увидеть вопрос «чего тебе?», но Рангику оставалась безмолвна, понимая, что с полным ртом разговаривать не принято, да и парень возможно просто засмотрелся. Как только гость заведения сделал свой заказ, Сенджу немного расслабилась, направив свой фокус внимания на прием пищи. –«Скорее всего захотел такой же рамен, как и у меня. Он ведь и правда вкусный» - взяв мягкое мясо палочками, девушка сочно откусила от того кусок, а потом другой. Такими темпами мясо испарилось из тарелки, в ней остался один лишь бульон с кукурузой и плавающим душистым имбирем. Отложив палочки в сторону, Сенджу взяла в руки тарелку и жадными глотками выпила содержимое. На секунду замерев от блаженства, девушка насладилась жаром внутри своего живота. Аккуратно опустив тарелку на стол, Рангику издала тихий стон, закрыв при этом на мгновение свои глаза:
- Фуууф, это было просто великолепно, - в ответ на эту фразу парень с обратной стороны стойки улыбнулся, забрав пустую тарелку девушки, - Самое дорогое блюдо из всего меню, но оно стоит своих денег, - это уже было адресовано не столько хозяину заведения, сколько Джингасе, которому еще только предстоит насладиться этим кулинарным эпосом. Уложив локти на стол, девушка подперла ладонью свою щеку, скользя взглядом по фигурам на кухне, после чего ее взгляд вновь лег на хозяина заведения, который принес долгожданный заказ. Гику еще предстояло сдать отчет по миссии, чтобы забрать в резиденции следующее, о котором мало-мальски ей было кое-что известно. Команда, скорее всего, захочет отдохнуть, потому Сенджу, как лидер своей группы, начала обдумывать последующий маршрут. Вновь ее лицо приняло серьезный вид.

+1

6

- И чай, - уже вдогонку обращался Джингаса к поварам, словно не своим голосом. Или как раз таки своим, а до этого он пытался пародировать одну занимательную особу, что привлекла его внимание. Скорее даже не привлекла, а именно решительно и нагло выхватило все его внимание и забрала себе. Да, пусть Рангику вовсе не задумывала совершать такие коварные действия, она все же умудрилась сконцентрировать на себе тяжелый взгляд медика из приюта, который, собственно, продолжал уже по-хамски пялиться в сторону девушки. Его глаза уже не просто всматривались в то, как Сенджу поедала рамен, как она довольными глотками поглощала остатки бульона, как вытерла и облизнула губы. Он запомнил даже звук, который вышел из посетительницы после. Взгляд ушел с лица вниз, оценивая то, что ему было доступно. Возможно, его привлекла грудь девушки или необычный цвет волос, запах которых еще надолго отпечатался в памяти. Прямо как тот необычайный запах старины, пыли и жасмина с листьями чая, зеленого. Он заметил по внешним признакам, что Гику была снаряжена. А потрепанная форма говорила о том, что куноичи возвращалась с задания. Серьезный взгляд Сенджу заставил напрячься на секунду, но отвлекло то, что принесли вторую порцию для Джингасы.

Якуши молча разломил палочки, перемешал содержимое тарелки - ему нравилось, когда бульон мутнеет из-за желтка разрезанного яйца. В этот же момент появился зеленый чай. Не отвлекаясь от помешивания, парень свободной рукой потянулся к чаю, слегка подул, после отпил и вернул обратно. Повторное блюдо его только ждало. Теперь уже взгляд снова приковала девушка, что сидела совсем рядом, на соседнем от него месте. Не сводя глаз, Джингаса принялся набирать лапшу и закладывать большими мотками в рот. Периодически он отправлял туда и овощи, и нарезанные куски свинины, и половинки яйца, пока в тарелке не остался бульон, от которого тот избавился точно так же, как и несколькими минутами ранее Рангику. Все это время его взгляд не сдвигался. Однако снежноволосый так и не решался ничего сказать.

Лишь отпил в конце своей трапезы стакан чая. Вот теперь точно наелся.

+1

7

Белая макушка, что постоянно мелькала где-то у края глаза, постоянно привлекала внимание девушки и отвлекала ту от размышлений. В один такой, неудачный для парня, момент Сенджу обернулась, не увидев его глаз напротив. Он уже вовсю любовался, как показалось самой Гику, ее бюстом. Вырез был недостаточно глубокий, но в ее положении тела грудь все же начала выпирать. Резко выпрямив спину, куноичи даже опешила, округлив свои глаза от удивления. –«Он, что сейчас .. пялился туда?» - и парня даже не смутило, что он был пойман за непристойным делом, беловолосый просто принялся есть свой рамен. Однако спустя мгновение его заинтересованный взгляд вновь устремился на грудь. Покраснев в щеках, девушка даже не знала, какое чувство сейчас преобладает: гнев или смущение?
- Ты куда это смотришь? – руки машинально легли на ключицу, слегка прикрывая ладонью ложбинку между груди. Схватив пальцами плотную ткань комбинезона, чтобы натянуть ту выше, девушка наткнулась на неприятность – поднять ворот выше ключицы не удалось. Паренек, что обслуживал клиентов, тактично отвернулся, он решил заранее не участвовать в последующем разборе полетов. Девушка скрыла свое смущение, стоило ей понять, что парень не случайно, а вполне так нарочно выводит малознакомого ей человека из себя. Вторая рука, что лежала на столе, сжалась в кулак, издав характерный хруст. Вложенной в ту силы вполне бы хватило, чтобы разбить стол на части, но куноичи пока сдерживалась. Рангику часто встречала похотливые взгляды мужчин, но все никак не могла привыкнуть к такому пристальному вниманию. И дело тут даже не в вырезе, девушка старается лишний раз не оголяться, но мужчин это не останавливает от наглых разглядываний. Решив заплатить за свое блюдо, девушка оставила деньги на столе, после чего повернулась к Джингасе, начав сверлить того взглядом.
- У тебя какие-то проблемы?

+1

8

К счастью, Джингаса закончил со своей порцией вкусного и сытного рамена до того, как девушка начала реагировать на нахальное поведение медика, который, судя по отрешенным глазам, не придавал особого значения тому, куда смотрит и как долго. Это можно было прочувствовать в его взгляде, не заинтересованном и молчащем. Обычно глаза мужчин так и горят, наблюдая сочный женский бюст, а тут напротив - словно тундра. Рангику задвигалась, принялась прикрываться, натягивать одежду, чем только лишний раз заставляла взгляд падать на руки, скрывающие разрез, или одежду, через которую от натяжения можно было смутно наблюдать что-то. Хотя это могла разыграться фантазия Джингасы.

- На грудь, - совершенно спокойно отвечал снежноволосый посетитель ичираку, чем напряг не только Сенджу, но и всех поваров. Они переживали больше за сохранность имущества, нежели за честь девушки.

- На шею, на лицо, на бедра, на плечи, на глаза, - продолжая гулять взглядом по всей девушке, Якуши озвучивал вслух место, куда направлялся взгляд.

- На грудь, - снова повторил он.

Это ее разозлило не на шутку, даже кулак сжался так, сильно, что кончики пальцев светлой кожи покраснели.  Продолжая спокойно наблюдать за девушкой напротив, Джингаса машинально расплатился и за свой заказ, после чего его глаза снова приковало к незнакомке с необычным цветом волос. Ее одежда казалась странной. Впрочем, как и наряд самого Якуши, опустившего взгляд на дальше по фигуре Сенджу. Да, он не стеснялся залипать на девушку, останавливая взгляд как бы нарочно в местах, которые любая предпочла бы скрывать. Нет, куноичи ничего не демонстрировала, в противовес это не мешало самому Джингасе пытаться что-то да высмотреть. Зачем? Черт его знает, она его зацепила. Волосами. По плечу.

- Что-то не так? - приподнимая бровь, недоумевал или делал вид, что не понимает, что незнакомка имела в виду.

+1

9

Наглости этого молодого человека не было предела, вел себя так, будто имеет хорошую скидку у костоправа. Хотя, быть может так оно и было. Но стоило дать ему должное, беловолосый явно не боялся Сенджу, отвечая той прямолинейно и искренне. Выслушав внимательно каждое слово, Ран чувствовала, как с каждой минутой жар внутри нее разгорался, гнев рос, заслоняя собой здравомыслие. Выждав момент, когда парень оплатит счет, девушка ударила ногой по длинной ножке стула, на котором сидел парень. Дерево едва ли выдержало удар, готовое под небольшим весом парня надломиться и отправить того в свободный полет.
- Вот урод, - процедила та сквозь сомкнутые зубы. Работники кухни замерли в ожидании, смотря в ужасе через плечо на пару. Они беспокоились за сохранность мебели, ведь были наслышаны о горячем нраве своей посетительницы. Это уже не первый случай, когда конкретной этой куноичи приходится вопрос решать грубой силой. Девушка, встав на каменный пол, приняла более устойчивую позицию, став на несколько голов выше беловолосого. Тихо хмыкнув, девушка еще раз окинула хама презрительным взглядом, после чего тихо цыкнула. –«Мудила» - от былой доброжелательности не осталось ни следа, в воздухе начала веять напряженная аура, исходящая от Гику. Собеседник, если так его было можно назвать, еще не знал, что подобное поведение может привести к непоправимым последствиям, но он продолжал играть с огнем. Впрочем, юноша не был врагом деревни, потому ему стоит сделать скидку. Обойдется сломанным носом. Драться в приличном заведении куноичи не станет, да и будет бить в пол силы. Если парень не хочет быть вышвырнут из заведения, ему стоит побыстрее скооперироваться и бежать. Куноичи уже подняла свою руку, сжав кулак. Действовать за спиной человека - не в ее стиле, потому она действовала в открытую.

+1

10

А что если Джингаса сам является костоправом, оттого и такой смелый сегодня? Украдкой стоило бы взглянуть, не повисла ли в небе полная луна. Вдруг его буйство и необычное поведение - это результат каких-нибудь внешних воздействий. Ага, воздействия Сенджу. Совсем не боялся парень возможно потому, что не знал, кто перед ним стоял и на чью грудь он так увлеченно пялился. Впрочем, даже если бы и знал, то повторил все свои действия снова без капли сожаления.

Да, это напомнило бы ему то самое чувство - резко возникшее пламя где-то в центре груди, чутка ниже солнечного сплетения. Оно загорелось внезапно и быстро, четко сформированным чувством злости. Он вспомнил момент, когда потрогал волосы Ясуо и реакцию на слова женщины. Именно это концентрированное тепло в груди и всплыло в памяти.

Но сейчас Джингаса был холоден, пусть и внутри тепло осторожно распределялось по всему телу - приятный ужин и его постэффекты. Взгляд то и дело терялся. Но приятная расслабленность ушла, стоило кому-то выбить равновесие Джингаса из-под мягкого места. Девушка треснула ногой по стулу, что заставило медика соскочить и приземлиться стопами на землю. И кто теперь тут хам? Явно не один только Якуши.

- Послушай, - поднимая корпус после приземления, Джингаса одновременно сделал шаг вперед, от чего его лицо возникло перед Рангику даже же неожиданно, как и пинок в стул от нее. Так близко они еще не были друг к другу, два аметиста с довольством высматривали что-то в озлобленных глазах Сенджу.

- Если тебе так не терпится поговорить, то пошли в другое место, - голос четко дал понять, он недоволен, - не за чем отпугивать посетителей Ичираку, да еще и ломать им мебель. Два рисового пива, пожалуйста.

Рука вытянулась в сторону жестом показывая что-то вроде символа победы. Две жестяные банки тут же оказались на стойке - желание поскорее избавиться и от Джингасы, и от Рангику прямо такие чувствовалась. Даже от денег отмахнулись.

- Ну что, пошли, красавица, поговорим.

Они направились куда-то в сторону безлюдных улиц. Якуши держал две банки и вел за собой девушку, голова которой была занята тем, чтобы хорошенько отвесить нахалу за выходку, а потому ждала лишь одного: когда ее приведут и дадут отмашку.

> Улицы селения

+1

11

Наглец вел себя спокойно, будто ему не грозило сегодня словить пару ударов в лицо. Заметив пугливые взгляды посетителей и рабочего персонала, девушка слегка поубавила свой пыл. В конце концов, они не обязаны расплачиваться за нахальность своего горе-посетителя. Опустив свою руку, Рангику тихо выдохнула, сняв с себя остаток напряжения. Общение с этом типом утомляло, ведь приходилось все это время сдерживаться, чтобы прямо здесь и сейчас не преподать жизненный урок этому мерзавцу. Переведя взгляд на беловолосого шиноби, девушка сделала вывод, что он достаточно быстр, чтобы вовремя среагировать на опасность. Отпрыгнув на безопасное, как ему казалось, расстояние, он в достаточно спокойной манере предложил покинуть это место, что оказалось дельным предложением, учитывая разрушительный стиль боя Рангику. Дерзко ухмыльнувшись в ответ, Гику ответила:
- Резонное предложение, - однако, принимая условия потенциального соперника, ты ставишь себя в невыгодное положение. Противник лучше знает местность, куда заманит жертву, после чего воспользуется своим главным преимуществом. Скорее всего до серьезного сражения дело не дойдет, но этот змееныш наверняка любит хитрить. Взгляд, жадный до деталей, сразу выдавал в нем предусмотрительность и осторожность, он анализирует потенциального врага задолго до их сражения и нападет только в том случае, если будет уверен в своей победе. Парень, взяв с собой два пива, повел девушку за собой, а она, в свою очередь, отправилась за ним следом, минуя ряд столиков, за которыми сидели перепуганные посетители. Они тревожно покосились на пару, но стоило им исчезнуть из поля зрения, улица вновь залилась интонациями вдохновленной толпы. Улица вновь ожила, ночь принесла в нее много света и огней; загорелись красочные вывески, открылись таверны и рестораны. Вечерело.
Пара шла молча, девушка сверлила взглядом затылок идущего спереди парня. Он нес с собой две жестяные банки с рисовым пивом, абсолютно ни о чем не беспокоясь. Действительно, позади него идет миловидной наружности девушка, что же может пойти не так? Многим вообще казалось, что оба шиноби всего лишь любовная парочка, потому те немногие, кто встретился им по пути, улыбался в след. Настроение куноичи от этого становилось только хуже, ведь все было не так, как надумали себе случайные прихожие. –«Идиотизм, зачем я только отправилась за ним? Что мне стоило просто сказать «да пошел ты?» и отправиться восвояси?» - поджав губы, Ран отвела взгляд в сторону, не убавляя своего шага.

>>> Улицы селения

+1

12

Улицы Конохи --->

Утро. Улица. Мальчишка.

Тотэки - генин. А генин - шиноби. Начинающий, но все же. Неполноценный и несамостоятельный, но как же. Формально, он - боевая единица. Единица малая и кривая, способная лишь меч подать и под ногами не мешаться, но потенциально способная вырасти во что-то более полезное и большее в целом. Тем более, в тяжелые времена, кои, несомненно, вскоре наступят. Ведь война - дело вредное. И пусть на первых порах люди не слишком встревожены происходящим. Но стоит конфронтации затянуться, тут же взрослые и опытные, профессиональные шиноби начнут кончаться. И в бой отправят даже таких молокососов, как Тотэки. Продержится ли он долго? вряд ли. Умрет ли он в мучениях? скорее всего. Удивится ли сему кто? уж точно нет. Ведь даже сейчас, идя по улицам, казалось бы, родной и знакомой деревни, он умудрился заблудиться. Заблудиться на пути к завтраку. А ведь живот урчит, а ведь голова пухнет. Даже в столь комфортных условиях, он не может обеспечить себе своевременное и полноценное питание. А если его отправят, боже упаси, в дикую природу? Не успеют прийти враги, как он уже отбросит коньки за ближайшей сосной. Просто потому, что заблудился. Просто потому, что не поел. Просто потому, что неженка и дурак. И пусть, если он умрет за сосной. Хотя бы в родных краях - уже неплохо. Возможно, ему повезет, и его найдет какой-либо союзник и по всем обычаям похоронит. Но на что ему рассчитывать, если он окажется на островах? В горах? В, мать ее, проклятой пустыне? Где-то, где нет даже травы. Только камни или песок. Ему нет смысл бояться медведей, акул и скорпионов - или какими там тварями знамениты прочие страны - он умрет от того, что не поест. А не поест он потому, что слабак.

Тотэки ходил вокруг да около - буквально. Он мельтешил по одним и тем же улочкам в надежде вспомнить и понять, где он вообще находится и куда ему идти дальше. Казалось бы, где-то там, если забраться повыше, была видна скала ликов. Идеальные ориентир. Где-то неподалеку, по идее, резиденция хокаге. Где-то рядом, предположительно, находится общежитие - его новый дом. Но где он, черт возьми, сейчас находится, мальчишка понять не мог. А ведь еще десять минут назад он шел по знакомому переулку. Но догадался, на зло себе же, свернуть на дорогу, что, казалось ему в тот момент, скорее приведет его к искомой забегаловке. Забегаловке, в которой пусть и продавали только лишь подножный корм, сваренный в грязной воде, взятой, наверное, из лужи, но брали за сие варево по минимуму - столь мало, что даже бездомные могли бы там наесться до отвалу, что уж говорить о Тотэки. Но нет. Лохматый заблудился. Он ходил туды, он ходил сюды. Но не находил ни одной знакомой тропы. Он злился, он обижался. Он молил бога, вера в которого просыпалась лишь в подобных ситуациях, вывести его на верный путь. И все равно блуждал. Он столько раз прошел мимо Ичираку Рамена, что работники начали обращать на него внимание. Казалось бы, относительно чистый и ухоженный парниша, в более или менее качественном и непоношенном наряде, кружит вокруг их забегаловки, будто падальщик, дожидающийся гибели уставшей жертвы. Глаза хозяина раменной были замозолены желто-черной фигурой мальчишки чуть ли не до кровавых подтеков. В итоге, уставший наблюдать за скитаниями скромного бедолаги, мужчина окликнул Тотэки.

Тотэки, заслышав зов, оглянулся. Увидел мужчину, махавшего рукой и смотревшего в его сторону. Тотэки осмотрелся, пытаясь понять, к нему ли обращаются. Рядом не было никого, и старик, казалось, глядел ему прямо в глаза. Растерянный, Тотэки пошел к нему навстречу. Не понимавший, что от него могло понадобиться случайному незнакомцу, мальчишка начал волноваться, переживать.. потеть и учащенно моргать. В горле пересохло, в горле застряли вопросы. «Чего ему?», «Я ничего не крал..», «Чем я провинился?», «Я даже близко не подходил!», «Быть может, сбежать?». Делать неверные преждевременные выводы - любимое хобби юного Яманака. Казалось бы, бесполезное и даже вредное занятие. Но именно под страхом перед неизвестным и неизведанным мальчишка и стал тем, кем является сейчас - хорошо это или плохо. Возможно, чрезмерное беспокойство когда-нибудь спасет ему жизнь. Или, напротив, ее погубит. И все же, страх - не единственный столп его характера. Покладистость и послушание - равноценные нерациональному страху черты характера. Он не мог отказать случайному взрослому, тем более - улыбчивому и с виду доброжелательному. Пожалуй, Тотэки - мечта насильника. Как славно, что в Конохе таковых не сказать, что много. По крайней мере, блондину подобные до сих пор не попадались.

Тотэки подошел к ресторану. Отодвинул шторы, протиснулся внутрь. Иных посетителей не было. Лишь мужчина, стоявший за стойкой, встретил мальчишку улыбкой. Улыбкой и стандартным для именитых забегаловок приветствием. Тотэки пригласили присесть и он присел. Тотэки спросили, чего он шляется по округе, растерянным взглядом рассматривая все вокруг, и он ответил. У лохматого заурчал живот. Мужчина засмеялся. Лохматый покраснел. Мужчина предложил накормить. Лохматый замялся и достал кошелек, вновь начал пересчитывать лежавшие в нем монеты. Мужчина, глядя на все более и более сжимающегося и тускнеющего парнишу, предложил ему дать разовую скидку. Лохматый взбодрился, засиял, расцвет - большей радости за последнюю неделю он не испытывал. Живот, от мысли о скорой трапезе, заурчал и того сильнее. Чувство было, будто бы желудок начал сам себя переваривать. Мужчина затеял готовку. Мальчишку обдало вкуснейшим ароматом. Рот наполнился слюнями так, что Тотэки с трудом успевал их сглатывать. Жалкое зрелище, прямо скажем. Вид был у сей картины таковой, будто бы жалостливый человек решил накормить случайно забредшую к нему во двор потрепанную псину. Благодарность, изливающуюся из довольных глаз мальчишки, можно было черпать черпаком и использовать как основу для супа.

«Существуют же в мире добрые люди!», «Я ему обязательно отплачу!», «Да я в его честь первенца назову!» - и прочие мысли-обещания, что беспорядочным роем заполнили черепную коробку мальчишки. Пожалуй, уже завтра обо всех этих словах и благодарностях мальчишка забудет. «Завтра» - разумеется, весьма растяжимое понятие. От дня и до года. Но ведь суть от того не меняется. Тотэки - обыкновенный человек. А для обыкновенного человека так обыкновенно забывать чувство благодарности, тут же зайдя за угол. Человеческая благодарность живет лишь чуточку дольше самой причины благодарности. Люди так любят забывать о собственных долгах. И ненавидят забыть долги чужие. Но это уже совершенно другая история. Сейчас Тотэки дожидался сытного завтрака, а, возможно, и обеда. И не было в его памяти мгновения более радостного, чем нынешний. Голод все еще мучил его, но уже мысли о скором его утолении хватало, чтобы мальчишка ощущал себя на седьмом небе от счастья.

Долго ждать не пришлось и вот перед лицом лохматого возникла тарелка с долгожданным завтраком. Повар решил сделать мальчишке сюрприз и приготовил какой-то особенный, сделанный по какому-то особому рецепту рамен. Будь Тотэки сейчас голодным чуть менее, чем есть, то обязательно оценил бы кушанье по достоинству, отдав за него денег даже больше, чем оно, по факту, стоит. Но у него не было на это времени. Он опрокинул в себя содержимое тарелки так, будто это было лекарство от всех его бед и несчастий. Более счастливого лица, можно быть уверенным, хозяин ресторанчика не видел уже давненько. Мужчина улыбался так, как может улыбаться только хороший человек, сотворивший благое дело - мягко, но явно, удовлетворенно и блаженно. Иногда ведь становится так приятно сделать что-то приятное другому, пусть даже незнакомому человеку. Тут же начинаешь и сам ощущать себя чуточку лучше - и духовно, и физически. Благотворительность - то дело, что приятно обеим причастным сторонам.

Опустошив тарелку и чуть было ее не вылизав, мальчишка разразился словами благодарности. Более вдохновенным на словоблудие он не ощущал себя давно. Сама его душа пела, что уж говорить о телесах. Даже дома он столь приятно не питался, что уж говорить о какой-то там уличной забегаловке. Возможно, в качестве исключения, конкретно этот раз окажется более памятным, и мальчишка не забудет чувство благодарности в ближайшем будущем. Как же он сейчас был доволен и одухотворен - сложно описать. Будь он пингвином или страусом - он бы взлетел. Тотэки был готов уже в ноги повару упасть, жизнь свою отдать тому в благодарность. Но мужчина его приостановил. И попросил лишь денег. Ровно столько, чтобы мальчишка не обеднел. Обещал ведь сделать скидку и сделал - настоящий человек. Пример слабым и убогим, детям и прочим недалеким.

Тотэки достал кошелек. Отсчитал запрошенную сумму. Вручил монеты повару, сдобрив их еще парой фраз благодарности. А после, пятясь, словно рак, выбрался из ресторанчика. Он был настолько преисполнен идеей благодарности, что стал готов ноги по колене стереть - но заработать побольше денег, вернуться в Ичираку Рамен и заказать самое дорогое из предложенных блюд, в этот раз, разумеется, расплатившись полноценно, как и указано в меню, а, быть может, скинуть еще несколько монет в знак благодарности. Вот так, пожалуй, надо мотивировать людей на усердный труд - вкусной едой и добротой, пробуждая в них чувство ответственности и желание платить окружающим столько и даже больше, чем они заслуживаю.

Единственный способ для мальчишки был заработать - это, собственно, прийти в резиденцию Хокаге, взять какое-либо задание нижайшего ранга - а ведь на большее он и не был способен - выполнить его, сдать отчет и получить награду. Пусть за одно мелкое дельце ему и не дадут мешок золотых, но за два, а то и три, а, что было бы значительно лучше, за целую дюжину мелких поручений он мог бы, потенциально, заработать более или менее большую сумму денег. Достаточную сумму, чтобы не голодать и не нищенствовать, не побираться и не вынуждать добрых людей делать ему вынужденные скидки просто для того, чтобы он не умер с голоду. Все же жалость - это скорее плохо, чем хорошо. Как для того, кто жалеет, так и для того, кого жалеют. Жалость - это взгляд сверху-внизу. Жалость, по сути, - это унижение.

Тотэки, полный еды и энергии, побежал в сторону резиденции. Ну или, по крайней мере, ему казалось, что он бежит в сторону резиденции.

---> Резиденция Хокаге

0

13

начало игры
608, октябрь

Осень. По обыкновению в стране Огня эта пора года не отличается особой суровостью климата; скорее – наоборот, теплая осень с ее праздниками и сборами урожая, с калейдоскопическим многообразием цветов и оттенков красного, желтого, бронзового и буро-коричневого. Однако сегодняшний октябрьский денек не радовал погодой: накрапывал мелкий дождь, небо заволокло густыми грязно-серыми тучами, и Камэ, осторожно выглядывая из под радостно-желтого зонтика, поглядывала наверх, в скромной надежде, что сквозь пелену свинца проступят последние ласковые лучи тепла в этом году.

Томиоке подумалось, что она хотела бы остаться дома. Завернуться в теплый шерстяной плед, пахнущий листьями черники и цедрой апельсина, выудить из недр библиотеки книгу со сказками и погрузиться в красочные фантазии народного фольклора. Мимолетная радость от созерцания иероглифов, превращающихся в смыслы и оседающих в памяти пыльными свитками; такая малость для работы шиноби. Камэ тяжело вздыхает и покачивает головой, словно отгоняя от себя неприятные мысли. Это сейчас она пока что – генин, маленький винтик в огромной машине армии, сносящей врага отечества; но чуть позже – если выживет – она превратится из крошечной детальки – в полноценный механизм.

Томиока ждет этого и не ждет одновременно. Будто бы понимает неизбежность и стремится к ней не из своего желания, а из пресыщенности собственной натуры; одинокой и брошенной в горнило бесконечно-кровавых войн.
Она бы и рада не думать об этом. Развлекать себя музыкой в наушниках, шумной компанией сверстников или помощью родителям, но… У Камэ с этим не клеится.

Клеится, преимущественно, только с самой собой – людям почему-то не нравится, когда о них говорят прямо, без утайки.
«Твоя идея обречена на провал. Подумай еще»;
«Тебе не идет этот цвет платья. Попробуй зеленый»;
«Ты сам придумал себе проблемы»;
«Ты зануда и зазнайка, поэтому они не хотят тебя слушать. И я тоже не хочу»;
…Просто не хотят слышать правду о себе, а потому Томиока предпочитает молчать, чтобы не обидеть лишний раз, ведь чужая душа – потемки. А Камэ – не кошка, в темноте не видит, а фонаря не предусмотрели в первоначальной сборке.

– Мне рамэн. Один. – Складывая зонтик перед входом в разросшееся со времен молодости прошлого Хокаге заведение. Пока идет до прилавка с высокими барными стульями, опирается на яркий аксессуар, как на трость, с видом важной уточки. Присаживается неловко, поправляет толстовку, снимая с головы глубокий темно-зеленый капюшон, гармонирующий с волосами грязно-рыжего цвета – лисьей шерсти. – Пожалуйста. – На автомате добавляет девочка, немного вжимая голову в плечи. Быстро и ловко роется в многочисленных карманах своей тканевой куртки с ремешками, чтобы выудить оттуда забавный кошелек в виде совиной мордочки.

Томиоке нравятся совы. Особенно сычи – маленькие, пушистые с большими желтыми глазами; очень выразительными, как ей кажется.

+2

14

14.10.608
Резиденция Хокаге --->

Тотэки и хотел бы поспешить на место встречи, оказаться на условленном месте раньше прочих. Прийти первым из всей новообразованной команды, дабы произвести впечатление наиболее собранного и ответственного члена их шайки. Но он с самого утра пребывал в не лучшей форме. Его из жара бросало в холод, а от голода к тошноте - весьма неприятное чувство беспомощности. Он, разумеется, зашел в аптеку, посоветовался с аптекарем, купил пачку посоветованных таблеток и закинул одну из них в себя. Не сказать, что лекарство сняло все его недуги - ему было все еще плохо. Но голова, как минимум, не пухла, и ориентироваться в пространстве постепенно стало легче. Жить можно, знакомиться - тоже. Не имея времени на то, чтобы бежать домой и прихорашиваться, мальчишка вытер пот со лба рукавом, закинул за щеку жевательную резинку, встряхнулся и взбодрился или, по крайней мере, попытался.

Мало того, что Тотэки было дурно. Так еще и проклятущая осень завезла на улицы их деревни проклятущий дождь. Пусть и не потоп, но весьма и достаточно неприятная нарисовалась погода. Мерзкие бусинки воды скорее раздражали, чем вредили. Пусть и без зонта, но укрытый плотной накидкой, мальчишка промок не сказать, чтобы сильно. Разве что волосы, местами торчавшие до сих пор, теперь прилипли к голове так, будто бы их клеем обмазали. Но больше всего Яманаку смущали его брови - столь шикарные и прекрасные, пока сухие, и столь тяжелые и нелепые, когда намокли. Выброшенный на улицу кот, а не гордый шиноби - вот как выглядел сейчас представитель древнего клана. Жалкий и мокрый, потрепанный и потасканный, больной и перекошенный. Сперва лишь отравившись, сейчас он рисковал еще и простыть.

Добравшись-таки до Ичираку Рамен, он ворвался в ресторанчик, как иной вваливается к себе домой - излишне шумно, без должных преклонений. Пару раз сквозь зубы чертыхнувшись, мальчишка скинул накидку, вытер о нее голову, а после закинул на крючок у входа. Оказавшись-таки в тепле и уюте, он будто бы раскрыл в себе энергетический резерв. И голова поутихла, и тело вроде не шатается. Живот все еще то бурлит, то сводит, но уже не так сильно. Жить можно.

- Дядь, дядь! - уже почти что с радостью завопил мальчишка мужчине, стоявшим за стойкой, с коим познакомился буквально вчера. - Я готов вам вернуть мой вчерашний долг! Как и обещал. - уже на полпути к прилавку, он стучит себя по карманам и понимает, что деньги забыл в накидке. Возвращается к сброшенной одежде, вытаскивает из нее свой дешевейшего вида кошелек. И вновь, чуть ли не вприпрыжку, возвращается к дяденьке. - Мужчина слово дал - мужчина его выполнит!

Не обращая излишнего внимания на прочих посетителей, Тотэки продолжает свою радостную речь. Мужчина за прилавком в ответ разве что ухмыляется и кивает - как уставший от жизни дед, которому приходится проводить время с внуком, которого он пусть и любит, но предпочел бы видеть чуть реже.

- И еще! - уже запрыгнув на барный стул, завел новую тему Яманака, попутно выуживая монеты из кошелька - ровно столько и только столько, сколько должен был за вчерашний обед. - У меня сегодня праздник. Мне наконец-то подыскали команду, представляете! Я больше не бесхозный. У меня будут напарники и даже учитель.

Отредактировано Yamanaka Touteki (2019-11-09 14:55:28)

+2


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Ичираку Рамен