Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Срок жизни господина Узумаки Наруто подошел к концу. Почти шестьдесят лет хрупкого мира закончились в один момент, когда главам стран и деревень пришли донесения о смерти величайшего из героев столетия, спасшего мир и создавшего некогда Объединенную Армию Шиноби, дабы уничтожить общего врага и остановить рассвет Кровавой Луны.
Революционные мысли касаются умов нового поколения, рожденного в мире и согласии, но чей мир настоящий поглощен рутиной безрадостной, полной противоречий, когда старые договоры теряют свою актуальность и силу. Каге сменяются под давлением вышестоящего руководства или революционными настроениями обывателей. Последним шатким оплотом оставался Узумаки Наруто, но тот, в силу своих взглядов, до конца не мог определить вектор развития Конохи, а потому, когда мужчина скончался, передав роль сосуда другому джинчурики весь мир вздрогнул. Еще те, кто недавно боялся действовать из-за силы, заключенной в старике-Узумаки, подняли свои головы, чтобы вновь сдвинуть этот мир с места.
Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.
Список администрации
Новости проекта
Лучший пост

Дизайн
ребята, не пугаемся, на форуме был изменен дизайн. Chunin exam is coming ~

Сюжет
радостная новость для генинов. Близится начало экзамена на чунина!

Акция
завершилась акция "Homecoming"
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.
Открытие
игра официально объявлена открытой! Подаем анкеты, опыт, принимаемся в игру, заполняем профиль и вперед.
Сюжет
текстовая часть форума дописана.

Кагуя Иссин В этот момент Тору казался Иссину тьмой, в которой живёт неведомое, крайне опасное чудовище. Ему вспомнился утренний сон. В утробе, кишащей змеями, тоже было темно, и кто-то следил за ним, несмотря на отсутствие света.
«Страх?» – поразился Широтсуме росткам полузабытого чувства, проросшим в его сердце, и тут же вырвал их с корнем. Здесь он, Кагуя, истинное чудовище! Самое сильное чудовище! Это он охотится на других, а не они на него!
Злость вымела страх из сознания и очистила разум от лишних мыслей. Иногда думать вредно, вот как сейчас. В следующее мгновение Иссин уже спокойно глядел на напарника, как на самого обычного человека.

перейти к посту

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » Юго-восточная лаборатория


Юго-восточная лаборатория

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://forumfiles.ru/uploads/001a/74/14/14/12615.png

Небольшая лаборатория, занимающаяся изучением и развитием технологий, основанных как на чакре, так и на механике. Здесь изучаются схемы и ценные экспонаты, которые правительство выкупает у торговцев, забредающих на Черный Рынок. Лаборатория расположена под землёй, входы замаскированы за многочисленными водопадами. Рядом находится крошечная деревушка Самсикава, снабжающая лабораторию свежей рыбой, овощами, фруктами и рисом, выращиваемым на здешних полях. Жители деревни издавна являются членами лояльного Орочимару клана ниндзя. В их обязанности также входит патрулирование окрестных лесов и охрана лаборатории. Поскольку зачастую большинство жителей заняты на различных работах, днём в деревушке можно увидеть лишь стариков да маленьких детей.

0

2

Северо-восточная лаборатория <===

Ещё до того, как войти в лес, окружающий деревню Самсикаву, Иссин сложил печати* и изменил облик.

Вид под Хенге:

https://i.pinimg.com/originals/61/df/dd/61dfdd36a001ccdadaa0ca2267f1be29.jpg

Негромко позвякивали кольца монашеского посоха, ударяясь о металлическое навершие при каждом движении идущего по просёлочной дороге старика. Его низенькая тщедушная фигурка издали казалась совершенно беззащитной. Присмотревшись, сторонний наблюдатель мог отметить обитый медными полосами деревянный ящик за покатыми плечами пожилого путешественника и подумать о содержимом. Круглая треугольная шляпа амигаса скрывала в густой тени лицо, оставались видны лишь подбородок, тронутый морщинами, и жиденькая седая бородка. Одет старик был в ветхую, заплатанную местами, но в целом чистую одежду. Худые ноги в плетёных сандалиях уверенно ступали по дороге, минуя лужи и места с грязью, что свидетельствовало о любви странника к чистоте.
Маленькие жители крошечной деревушки Самсикавы смотрели на приближающегося к их хижинам человека с нескрываемым подозрением. Едва он появился в поле зрения, дети тут же, поминая строгие наказы родителей, попрятались кто где и не сводили с него глаз, чем могли бы удивить старика. Обычно детвора выбегала ему навстречу и осыпала вопросами. Очевидно, здесь к незнакомцам относились крайне осторожно, более того, опасались их. Взрослые обитатели деревни – несколько мужчин и женщин преклонного возраста – оставались, кто где был. На берегу протекающей тут же речки престарелый рыбак вязал сеть, искоса поглядывая на идущего странника, подле него на специальной конструкции из прутьев сушилась рыба. На ступенях одной из хижин – назвать домами хилые, крытые подчас подгнившей тёмной соломой постройки язык не поворачивался – сидела, плетя корзину, бабка ещё более преклонных лет, и иногда подслеповато щурилась на дорогу. Пожалуй, никого больше на улице и не было. Растущая посреди деревушки дикая вишня роняла на землю пышный розовый цвет. За ней на сваях стоял большой дом с высокой крышей, очевидно, принадлежащий старейшине и его семье.
– Доброго здоровья! – поприветствовал рыбака и женщину странник, поравнявшись с первой хижиной на его пути.
И тебе не хворать, коль не шутишь, – не отрываясь от плетения, прошамкала бабка беззубым ртом. Старик у лодок наградил пришлеца недобрым взглядом исподлобья, продолжая работать. – Кто таков будешь, молодой да красивый?
– Дакуан, бродячий лекарь и торговец, – представился путешественник, пройдя пару шагов по направлению к женщине. – А у тебя, красавица, смотрю, не любят чужаков. Что-то случилось? Никак, кто-то напал на селение?
А, не обращай внимания на Керо, он с детства угрюмее каменного столба. А что до детей, так им от незнакомцев никогда ничего хорошего не перепадало. Да и нечасто к нам в глухомань забредают посторонние. С рыбой нам проще общаться, чем с людьми, красавчик, она у нас постоянная гостья. Чем торгуешь?
– Снадобья на все случаи жизни, мази для красоты внешней, духовные рукописи и книги для красоты внутренней, – дружелюбно улыбнулся из-под шляпы путешественник. – Мучает понос? Запор отягощает? Чесотка изводит? Это ко мне! Всё излечит, исцелит! Добрый лекарь Дакуан завсегда поможет вам! За умеренную плату, разумеется.
Хе, смешной ты, – скривила уголок рта старуха. – Сколько берёшь за работу?
– Зависит от тяжести случая. Но сегодня готов проводить осмотр почти бесплатно. Я уже три дня в пути, соскучился по крыше над головой и по горячей домашней еде. Накорми, красавица, постели в доме или хотя бы в сарае, и я готов обследовать каждый сантиметр твоего прекрасного тела.
Ах, ты, шалун, – рассмеялась каркающим смехом селянка. – Осторожнее со словами, а то возьму, и соглашусь! Придётся тебе отрабатывать.
– Лечить – моя святая обязанность, – чуть склонил голову, полностью скрыв лицо, старик. – Если кто болеет, поранился сильно, только скажи. А для тебя, красавица, у меня припасена особая мазь. Помажешься перед сном, и утром проснёшься лет на десять моложе. Будешь мазаться каждый вечер в течение месяца, и на тридцать второй день, взглянув в зеркало, себя не узнаешь!
Ох и много же твоей мази извести доведётся, – покачала седой розовокожей головой старуха. – Меня зовут Аземи, красавчик. Я местная знахарка. Так что мы с тобой одно дело делаем. Поди-ка сюда, покажи товар. Может, приглянется чего, и куплю. Хиро-тян, принеси жареной тыквы гостю! Негоже такого молодого, симпатичного и умного мужчину голодным держать.
Из хижины спустя пару минут выпорхнула девочка лет восьми, держа деревянную мисочку с жареной тыквой в соевом соусе и палочки, которые предложила скинувшему со спины и открывшему ящик лекарю. Он присел на ступеньки рядом с развеселившейся старухой и принялся, сдерживаясь, поглощать пищу и попутно отвечать на вопросы, касающиеся того или иного ингредиента зелий. В распоряжении странствующего был набор широко распространённых сушёных трав и отдельные редкие вещи вроде порошка из первых рогов оленя, пользующиеся спросом и применяющиеся в народной медицине. Именно ими интересовалась знахарка. Видя, что бабушка не проявляет настороженности, девочка встала рядом, осматривала нехитрые товары и даже осмелела настолько, что сама спрашивала о животных и растениях, из которых добыты те или иные продающиеся препараты.
Понемногу храбрости набиралась и попрятавшаяся детвора. Самые отважные покидали своих укрытия и показывались чужаку, кое-кто подходил к нему, рассматривая необычный посох и норовя заглянуть в ящик.
Ты откуда такой красивый? – между делом спросила старуха, выбирая пакетики с порошками и поднося к носу.
– Родился здесь, в Стране рисовых полей, а предки мои из Страны Воды. А иду я из столицы. В предместье имел когда-то лавку, но потом понял, что сидеть на месте не моё, и пустился в странствия. Хожу, помогаю людям, попутно собираю лекарственные травы, обзавожусь знакомствами.
Нам бы, в нашем возрасте, обрастать знакомствами, – усмехнулась знахарка.
– Полезные связи никогда не помешают. Вот, к примеру, недавно познакомился с шиноби из Отогакуре, попавшемся мне на дороге. Ну, или я ему, скорее, попался, это с какой стороны посмотреть. Так вот, он предупредил о свирепствующих в лесах разбойниках и посоветовал быть осторожнее, избегать людей с оружием, но без протекторов селения. Дескать, нескольких торговцев порешили. Трупы потом в лесу находят. По слухам, и на какую-то деревеньку напали, перебили уйму народа. Не хотелось бы угодить в зубы таким извергам.
Не приведи ками, – промолвила старуха.
А мы тоже мертвеца нашли, – заявил мальчонка лет пяти, наиболее храбрый из крутившейся поблизости детворы.
Старик удивлённо изогнул бровь, хотя это вряд ли увидели под шляпой.
– Не соврал, значит, тот парень, – задумчиво проронил он. – Лютуют разбойники.
Да какие там разбойники! – махнула рукой на малыша знахарка. – Его и не убили вовсе, сам помер. Бродяга наподобие тебя. Перепил лишнего, сердце не выдержало, и свалился у дороги. Наша молодёжь, когда на поля шла, на него наткнулась. Такое бывает. Редко, но бывает.
И куда его дели? В соседние деревни не отправили никого узнать, вдруг это кто-то из тамошних жителей? Родные, небось, беспокоятся.
Беспокоились бы – прислали бы кого-нибудь, спросили о нём. А так никто не приходил. Значит, некому о нём слёзы пускать. Или он издалека явился. Слушай, красавчик, а это у тебя что за белый порошок?
– Обезболивающее. А похоронили того бедолагу?
Конечно. Со всеми почестями, хе-хе. Говоришь, странствуешь. Расскажи, что в мире происходит, новости какие, а то мы всё сидим в глуши и сидим. Раз в сезон к нам мытарь захаживает за налогами, да мы тогда же, если чего остаётся, на рынок в соседнюю деревню ходим. Тогда и узнаём, кто, с кем и что.
За разговорами и торговлей время пролетело незаметно, и подкрался вечер. С полей начали возвращаться мужчины и женщины, кто-то нёс инструменты, кто-то пустые корзины. В деревню пришли из леса и охотники – трое мужчин разного возраста, вооружённых луками и длинными ножами, у всех на поясах виднелись мотки верёвок. Взрослые, проходя мимо, непременно здоровались со старухой и интересовались, кто у неё в гостях.
Хе-хе, Дакуан-кун, а нас уже и поженить успели, – после очередной шутки в свой адрес, намекающий на отношения между стариком и нею, сказала знахарка. – Эдак ты из деревни и не уйдёшь, тут жить останешься.
– А я и не особо-то против, Аземи-чан, – снял и положил шляпу рядом странствующий лекарь. – Может, и задержусь. Устал. Отдохнуть хочется. Кстати, где можно голову преклонить?
Да у меня в амбаре ночуй. Там не холодно, сухо. Мышек не боишься?
– Обижаешь, красавица!
Вот и ладненько. Я тебе подушку и одеяло вынесу, чтоб спалось слаще. И ужином угощу! Ай! Вот чёрт языкатый, мне же готовить надо, а я с тобой лясы точу! Ой, голова моя дырявая! – спохватилась знахарка, на удивление бодро для её возраста вскочив. – Хиро-тян, а ты почему молчишь? Хоть бы напомнила старой карге, что голодная!
Я не голодная, бабушка.
Ай, молчи! А то не знаю!
– Аземи-тян, погоди! – жестом попытался приостановить знахарку лекарь. – Где у вас старейшина живёт? Может, ему что-то из моих товаров понадобится.
Вон, в большом доме, – махнула старуха рукой на постройку у дикой вишни и скрылась в хижине.
Лекарь же, собрав обратно в ящик выложенные товары, поднялся со ступеней и направился к дому старейшины.
На пороге старика встретил раскуривающий трубку охотник. Мужчина лет сорока с небольшим смерил странствующего торговца пристальным взглядом и неторопливо кивнул, приветствуя.
– Доброго здоровья! – улыбнулся лекарь. – Меня зовут Дакуан, я…
Знаю, видел тебя у Аземи-сан, – грубо прервал его охотник. – Хочешь продать что-то отцу?
– Могу я видеть старейшину? Он ведь живёт здесь?
Да, – выпустив облачко дыма, произнёс местный и крикнул в глубину дома: – Отец, к тебе бродячий торговец, знакомый Аземи-сан.
Послышались шаркающие шаги, и через пару минут на крыльце показался согбенный старец, опирающийся о клюку.
Чего тебе? – внимательно взглянул он на пришедшего. С одной стороны, судя по виду, ему требовались обезболивающие таблетки и мази от суставов, с другой, учитывая приём, старейшина был совсем не рад чужаку, и лишь традиции гостеприимства не позволяли прогнать торговца.
– Поговорить с вами о здоровье, почтенный. Вижу, вы себя чувствуете не очень хорошо. Болят ноги? Позвольте войти и осмотреть вас. Я лекарь, обучался в столице, и кое-что знаю о болезнях суставов. Может быть, смогу чем-нибудь помочь в борьбе с вашим недугом.
Кхе, перебьёшься.
– Даже так? – Незаметно для охотника приподняв рукав, торговец продемонстрировал протектор Ото и немедля опустил ткань, пряча. Лицо старейшины приняло слегка задумчивое выражение. – Уверяю вас, я весьма неплохо лечу старческие болезни. Жизнь научила, я ведь тоже далеко не молод. Если не угожу вам, вы праве прогнать меня безо всякой оплаты моих услуг.
Старейшина то ли кашлянул, то ли попытался хмыкнуть, немного постоял, раздумывая и оглядывая лекаря с головы до пят.
Ладно, – наконец, принял он решение. – Проходи. Джун, проследи, чтобы нам не мешали.
В доме, закрыв дверь, старейшина отметил:
Хорошо ты замаскировался. Кроме меня в тебе вряд ли кто-то из деревни заподозрил бы шиноби. Даже старую каргу провёл! Зачем явился сюда?
– К вам не сегодня, так завтра должен прийти шиноби из Ото за трупом. Я послежу за ним, и мы уйдём почти одновременно.
И всё?
– Ещё осмотрю труп.
Хорошо. Мертвяк в погребе. Наверное, пованивать стал или вот-вот начнёт.
В погребе дома старейшины действительно лежало на дощатом столе тело. Лекарь, спустившийся сюда вслед за хозяином, поставил у головы лампу и бегло пробежал глазами по раздетому трупу. Явных признаков насильственной смерти не было, зато кожу покрывали красные точки и пятна, напоминающие метастазы. Точнее сказать никто бы не взялся, необходимо вскрытие, которое проводить сейчас нельзя, дабы «уборщик» не заподозрил стороннего вмешательства.
– Это всё-таки сбежавший шиноби, – тихо пробормотал про себя лекарь, рассмотрев татуировку на руке трупа, свидетельствующую о том, что покойник являлся подопытным в одном из убежищ Змеиного Саннина. Старейшина стоял у выхода и потому не должен был ничего слышать. – Или не сбежавший?
Закончив, лекарь поднялся по деревянной лестнице в дом.
– Надеюсь, лишнее говорить о том, что обо мне следует держать язык за зубами? Во избежание нежелательных последствий для всех нас, – предостерёг Иссин старика. Тот, хрипя горлом, кивнул. А лекарь, сменив тон на благодушный, громко произнёс для курящего снаружи охотника: – Вот, мажьте колено утром и вечером, и боль притихнет. Завтра я ещё навещу вас. Если буду нужен – я ночую у Аземи-сан. Доброй ночи!

*Henge no Jutsu

Henge no Jutsu

Техника шиноби, которая позволяет ниндзя превратиться самому или превратить другой объект в конкретного человека, животное или предмет. С одной стороны это дзюцу достаточно простое и его могут легко выполнить ученики старших классов школы шиноби, но само превращение ещё не всё. Для того чтобы поддержать образ требуется постоянный расход чакры, а ещё сложнее физически взаимодействовать с окружающим миром в "новом теле". Поэтому, например, подросткам легче превратиться в себе подобных же подростков, а вот в совершенстве этой техникой владеют только опытные шиноби.

Техника превращения
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/96416/WY4XTioKCLA.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Собака → Кабан → Баран
Чакрозатратность: 2 за раз и 1 за каждый пост превращения

Отредактировано Kaguya Issin (2020-03-22 20:49:01)

+1

3

Я приступил к этой работе с абсолютной уверенностью в ее необходимости.

Тору часто работал, что называется    "глубинке". там, где не у кого проконсультироваться и надежда только на себя.
По действующему кодексу шиноби, при отсутствии шиноби-медика, любой врач, вне зависимости от его специальности, может быть привлечен к осмотру трупа на месте его обнаружения, что вполне и делал Тору на миссии. Иной раз и сам осматривал трупы и без участия врача.
Так как все шиноби медики были заняты, то Тору вынужден был заняться этим вопросом сам. Приняв свой обычный вид, под которым его видели большинство.

Вид под хенге

http://forumfiles.ru/uploads/001a/74/14/105/47365.jpg

Он отправился в путь. По хорошей привычке сделав петлю с клонами (клон шел вперёд а сам пользователь прятался и заходил с боку) и убедившись, что у него нет хвоста Тору поспешил в деревню.

ОСМОТР МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ
По сложившейся практике осмотра факт обнаружения трупа человека рассматривается как происшествие, факт обнаружения трупа преположительно шиноби - чрезвычайным прошествии. Согласно кодексу шиноби под местом происшествия понимается участок местности или помещение, где произошло обнаружения трупа. Это место подлежит обязательному осмотру, и в пределах которого будут или нет обнаружены следы, свидетельствующие о возможности насильственной смерти. Насилие влечет за собой изменение в окружающей среде, говорил наставник Хозуки, нужно только уметь искать. И Хозуки Тору умел. Конечно стоит помнить, что ответ может быть найден совсем не там ты его ищешь.Место смерти, не обязательно должно совпадать с местом убийством, место обнаружения трупа не всегда является местом его последнего вздоха.
При расследовании может быть обнаружено не одно, а несколько мест происшествия. Например, местом происшествия будет дом, где совершено убийство, участок местности, на котором будет найдено брошенное  оружие или орудие. Для раскрытия раскрытие преступления, загадки нужно установить связь между следующими элементами субъектом,  объектом, возможно соучастниками или свидетелями, также понять цель преступника, его мотив,  способ, место, время, обстановка и результат.Эти элементы тесно связаны друг с другом, влияют друг на друга, установив один элемент, можно получить информацию о другом элементе или нескольких элементах. Например, проследим связь между убийцей и его жертвой. Незнакомому человеку не бывает надобности прибегать к обезображиванию внешности, устраивать инсценировку самоубийства. Наоборот, убийцы из числа близких людей часто пытаются скрыть сам факт убийства инсценировками, расчленением, уничтожением трупа, головы трупа, опасаясь, что попадут под подозрение в первую очередь, если убийство откроется. Тесные связи существуют и между другими элементами. Для Тору, наиболее существенным являлось взаимодействие четырех элементов: убийцы (предполагаемого), жертвы, места убийства, оружия или орудия убийства. В результате образуется так называемый "крест следов", типичный для данного преступления и позволяющий во многих случаях, находить на каждом из четырех элементов следы трех остальных, тем более что для убийства всегда характерен большой перечень разнообразных следов. К обычным следам рук, ног, обуви, орудий, транспортных средств стоит добавить и в случае шиноби вывести на первое место, следы от чакры и дзюц, которые обязательно остаются.
Хозуки Тору прибыл в Самискаву по дороге, во второй половине дня. Вообще он предпочел бы проповедь к ней через рисовые поля, я которые в избытке окружали её. Но каждая минута промедления уменьшала вероятность получить ответ. Маленькая деревушка было приметна огромным деревом вишни. Дерево уже роняло свой цвет. Ходзуки осмотрел деревню прикидывая, количество жителей ( в деревне было три больших дома и пять малых то есть насчитывалось порядка тридцати взрослых жителей и примерно столько же детей и стариков).
Проведите меня к старейшине - донеся словно шепот реки до возвращающихся от реки рыбаков. В голосе не было явной угрозы, но они почувствовали, как вспотели под своей одеждой. Безжалостные волны наводнения, имя которого - Хозуки Тору наполнили и захлестнули деревеньку.
Сразу проплыл  он скользящим шагом к старейшине и распорядился - выберите семь надежных мужиков и именем Орочимару-саме соберите всех на площади.
Он заметил, как старик скривился.
- Ваш внук? - он указал на мальца, чем-то похожего на сгорбленного старика, и заметив в глазах того тень беспокойство - малец побудет со мной. Тору положил на плечо мальчика руку.
- Головой отвечаете, Хиризава-доно. Вежливо утвердил Хозуки.
- Все в большой дом! В его голосе слышался размеренное давление на всё вокруг. Он кивнул отобранной семёрке мужиков - всех кого отобрал старик. Потому как он их выделил видна была выучка.
"Шиноби не освоившие чакру - профессионалы, но по сути низшее пищевое звено цепи".
Когда все собрались Хозуки обвел набившийся в большой дом народ.
- Орочимару-сама благодарит вас за верную службу, за своевременные поставки продовольствия и сообщение о трупе. Он прислал меня для расследования этого дела. В подтверждения этих слов он показал свиток с печатью и небрежно ткнул на протектор Ото.
- Я понимаю, что причиню вам некоторые неудобства, но если вы поможете мне, то мы сведём неприятности к минимуму. Запрещается переговариваться, если хотите, что сказать. Поднимите руку. В туалет только под присмотром. Женщины с грудными детьми. В малый дом! Если есть те кому, необходима немедленная помощь поднимите руку.
Убедившись, что таких нет, Дзенин обратился к старейшине - обеспечь своих людей едой.
Тору смотрел за молчаливо суетившимся людьми, слишком молчаливо. Это ещё раз показало, что это не просто крестьяне. Лишь одна баба попыталась голосить, что оборвал кунай который пронзил пол у ее ног, все остальные молча, лишь изредка переругиваясь, выполняли распоряжения.
- Старейшина, кто нашел тело? Метнув испепеляющий взгляд из под седых бровей, старик промолвил.
- Так Ни-кун и Аземи-сан. Он ткнул в них клюкой. Парочка стояла хлюпая носами. По возрасту им было 9 12 лет, и вид у них был очень проказливый.
- Сам ты осматривал тело? Спросил Хозуки, понизив голос.
-А как же, - ответил старик.
- Тогда пойдёшь со мной. Дети тоже, ещё пару мужиков возмем. Остальные тут и тихо!
Вскоре, следственная комиссия отправилась на место происшествия. Первый шёл сам Тору, за ним тащился старик, после дети и замыкали процессию деревенские охотники.
- Вот тут его и, нашли касатика – прошамкал старик.
Дзенин отрывисто произнес так всем молчать – ты и ты стой тут, ты стой тут.
Мысленно он брезгливо морщился - ведь место происшествия было затоптано, ни каких первичных мероприятий не проведено – в общем полное пренебрежение необходимыми в данном случае мероприятиями.
Опросив поочерёдно и отдельно (что важно!) всех участников процессии, Тору востановил следующую картину:
Труп нашли Ни кун, и Аземи сан, когда решили избежать работ на полях, время обнаружения – 8 утра, незнакомец пришел по дороге со стороны убежища. Других следов обнаружено, рядом с ним не было. Охотники нашли чье-то место ночёвки тридцать минут ходу от этого места. Нарезав еще пару спиралей вокруг места действия Тору не нашел ни каких следов, кроме  следов тех, кто приходил глазеть на труп и возвращавшихся с полей крестьян. Это конечно ничего не подтверждало, тем более что следы могли уже и просто исчезнуть.
С местом происшествия было покончено, Тору и его «следственная» группа вернулись в деревню.
После Хозуки засел за перекрестный расспросы жителей, вообще следовало  бы заняться осмотром тела, но он понимал, что от сотрудничества местных зависело очень многое, по сему он выложился по полной  и уже к ночи отпустил всех жителей по домам.
Не сказать, что опрос ему дал многое, все жители были на месте с 4 до 7 утра, а Тору перепроверил это не однократно, даже в туалет, никто не ходил по одиночке – не смотря на бардак на месте происшествия стоило отметить, что порядки в деревни были просто казарменные. Мертвого никто не знал.
Так же ему сообщили множество и не нужного и про поля рис рос хорошо слава Ками и про рыбалку (Каппа распугал всю рыбу) и про то, что в прошлом году Ни-сан встретил человека чей глаз вылазил из ануса.
Из интересного чуть раньше в деревню прибыл Дакуан-сан, бродячий торговец лекарствами. Появился он лишь немногим раньше Тору, буквально за пару часов, но даже теоретически не мог оказаться убийцей. Но бродячие кто бы не было были народом в принципе подозрительным, многие из них были шпионами многие могли выдать информацию врагу чисто проболтавшись, а многие просто приторговывали информацией – пусть и в виде историй и песен. Так что Хозуки взял его как говориться на «заметку».
Задав ему пару вроде бы ничего не значивших вопросов – после стандартных имяфамилияскакой цельюприбыл.
- Где была лучшая торговля? Цены на угря? Достоинства агатовой ступки против стальной.
Хозуки вроде бы подобрел, и не стал вязаться к нему.

ВСКРЫТИЕ
Между тем он затребовал себе свет, фартук, перчатки, стол, бутылку саке и бумагу. Первичного обследования тела показало – речь действительно шла о подопытном Орочимару, о чем свидетельствовала татуировка на руке трупа.
Затем он осмотрел тело на предмет насекомых -  обнаружив в глазах лишь яйца двух дневной давности, он сделал вывод что время смерти было примерно 48 часов назад, а если учесть время находки, то где-то ночью после полуночи. С учетом что ночи холодные - где-то около 6-7 утра, раньше бы мухи просто не успели отложить свои яйца, об этом же свидетельствовало развитие трупного окоченения. «Что же тебя убило» - подумал Хозуки. Он взял в руки кунай и вскрыл грудную клетку. Характерные царапины и выпученные глаза подсказали ему, что искать – Да это было похоже на сердечный приступ, сердце остановил маленький кусочек чего-то оторвавшийся от стенки сосуда. «Обычный инфаркт?» Но что-то останавливало, Тору, интуиция била тревогу? Скорее указывала на несовпадении в кресте улик и мотиваций.
Его взор задержался на разрезе, перешел на кожу и… Он сделал еще несколько быстрых разрезов.
«Не ужели каждый, орган тела, каждый сантиметр нашпигован этими непонятными белыми колобками? Цвет крови – он намекает нам на то что это рак, но я не видел и не знал, о том что рак может распространиться так широко и так быстро. Мне нужна консультация профессионала» - Решился он. Взял свиток для запечатывания сложил печати и тело исчезло в свитке.
Оставалась одна проблема – бродячий торговец, не понятно, что он узнал и что понял.
Хозуки Тору вышел из погреба где провел последние два часа. Обмыл руки в саке и скинул опостылевший фартук.
Рассветало.
Он подошел к дому старосты, в деревне не привыкли спать долго и тот  уже распределял народ по полям. Рядом крутились детвора.  Бродячий торговец, что-то втюхивал местной знахарке.
- Люди Самсикавы спасибо за сотрудничество, я обязательно передам это нашему господину Орочимару саме! Громко произнес он.
- Я забираю тело с собой и дальше это уже моя проблема. Недовольный народ стал расходиться.
Лишь староста флегматично покуривал свою трубку, куда-то заспешили и бродячий торговец с местной знахаркой.
- А Вас Дакуан-сан я попрошу остаться и составить мне компанию в путешествии. Улыбнулся Тору.

Henge no Jutsu

Henge no Jutsu

Техника шиноби, которая позволяет ниндзя превратиться самому или превратить другой объект в конкретного человека, животное или предмет. С одной стороны это дзюцу достаточно простое и его могут легко выполнить ученики старших классов школы шиноби, но само превращение ещё не всё. Для того чтобы поддержать образ требуется постоянный расход чакры, а ещё сложнее физически взаимодействовать с окружающим миром в "новом теле". Поэтому, например, подросткам легче превратиться в себе подобных же подростков, а вот в совершенстве этой техникой владеют только опытные шиноби.

Техника превращения
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/96416/WY4XTioKCLA.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Собака → Кабан → Баран
Чакрозатратность: 2 за раз и 1 за каждый пост превращения

Bunshin no Jutsu

Bunshin no Jutsu

Стандартная техникa, которой обучают уже в академии. Ниндзюцу, которое создает нематериальную копию собственного тела, без какого-либо вещества. Так как клон сам по себе не обладает способностью атаковать, и таким образом может быть использован только для сбивания с толку врага, оно в основном используется в сочетании с другими Ниндзюцу. Это основной навык, но в зависимости от изобретательности пользователя, оно может быть использовано достаточно эффективно. Клоны рассеиваются при контакте с чем-либо. Количество клонов зависит от количества потраченной чакры.
Этих клонов можно легко отличить с помощью Доудзюцу. Человек с обычными глазами также может отличить клона от оригинала, так как клоны не имеют тени и, двигаясь, не меняют окружение вокруг себя (то есть не поднимают пыль, не мнут траву и т.д.).

Техника клонирования
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/9641d/5ujGzWlaW8s.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Овца → Змея → Тигр
Чакрозатратность: 1 на каждого клона

Kokuin

Kokuin

Элементарная техника фуиндзюцу, дающая возможность шиноби после складывания необходимых печатей  запечатать один или несколько предметов  в свиток, для более удобной транспортировки. Затем запечатанные вещи можно призвать.

Транспортировка в Свитке
https://pp.userapi.com/c855028/v855028652/961fe/3-V_RIGjdOk.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: D
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Тигр
Чакрозатратность: 2

+1

4

Хозуки не заставил себя долго ждать. Он явился в деревню ещё до того, как люди, уставшие от дневной работы, легли отдыхать. Они едва успели поужинать, и то не все, когда человек в белом плаще с высоким широким воротником, скрывающим нижнюю часть лица, вошёл в Самсикаву в сопровождении нескольких рыбаков. Или, скорее, вплыл, столь необычайно мягкой была его походка. На него сразу же обратили внимание все, находившиеся в тот момент на улице. Необычная одежда без единого грязного пятнышка резко контрастировала с почти что лохмотьями селян, протектор на светловолосой голове ясно давал понять – явился шиноби Отогакуре. Причём не последний, судя по всему его виду. Хозуки двигался удивительно плавно, а вокруг распространялась аура… страха, пожалуй, что так. Видящие его жители деревни боялись пришельца до чёртиков. Некоторые особо впечатлительные с трудом глотали воздух, словно рыбы, выброшенные на берег. На мгновение сидящий на ступенях у входа в хижину знахарки Иссин будто бы увидел гигантскую волну, захлестнувшую деревеньку, и все жители, от мала до велика, угодили под неё. Ошеломлённые, испуганные, они барахтались в воде и не знали, как им выбраться. Тряхнув головой, шиноби в образе старика прогнал невольное видение и еле сдержал рычание от вспыхнувшей злости на собственную неожиданную впечатлительность. Вроде и не пацан, а подсознание порой выдаёт такие перлы, что хоть успокоительное принимай. Наблюдения за селянами, пытающимися скрыть эмоции, и знание о том, кто именно посетил деревушку, отразились в виде мимолётной картины.
Хозуки прошёл к дому старейшины, и вскоре началось наверняка непривычное для селян событие. Семеро рыбаков и охотников прошлись по улице, заглядывая в каждый дом и приказывая всем собраться на пятачке земли у дикой вишни.
Эй, тебя тоже касается, – грубовато бросил бродячему торговцу входящий в семёрку сын старейшины.
Изображая на лице смесь недовольства и настороженности, Иссин встал со ступеней, взвалил на спину ящик с товарами и двинулся за остальными. Знахарка с внучкой тоже пошли, причём старуха тихонько ворчала под нос, поминая незлым тихим словом отовцем с их «бандитскими замашками».
Они должны нас защищать, а ведут себя как захватчики, – возмущалась она, но осторожно, чтобы её не услышало много народу. – Того и гляди, заложников возьмут.
На площади они простояли недолго. Их почти сразу же отвели в дом старейшины, где находился и человек в белом – шиноби Ото. Несколько десятков человек, старики, дети – всех согнали в большую комнату, служащую, скорее, залом для гостей, и заперли двери, отрезав путь к отступлению. Конечно, для хорошего ниндзя вроде Кагуя не составляло труда уйти через крышу, а при необходимости вовсе проломить стены, но вот обычному человеку, коих здесь собрали большинство, деваться было некуда. Страх, уползший в своё логово после того, как Хозуки скрылся в доме старейшины, снова сжимал сердца селян, нашёптывая дурные мысли и вдыхая отчаяние в души. Люди стояли преимущественно молча, скованные разрастающимся страхом. Матери прижимали к себе детей, отцы тянулись за пояса, где должны быть ножи, и затравлено озирались в попытке найти поддержку. Старики же растворились на общем фоне. Ниже прочих, согбенные под тяжестью прожитых лет, они страшились скорого будущего. У угрюмого пожилого рыбака, неприветливо встретившего Иссина, тряслись губы, а в глазах стоял нарождающийся ужас. Знахарка держалась немногим лучше. У неё подкашивались ноги, и она вцепилась в бродячего торговца, опустившего голову и смиренно ожидающего развязки. Другой рукой она не отпускала внучку.
Шумную от дыхания десятков людей и напряжённую, хоть ножом режь, тишину прервал холодный голос, раздавшийся со стороны домашнего алтаря. Говорил Хозуки.
- Орочимару-сама благодарит вас за верную службу, за своевременные поставки продовольствия и сообщение о трупе. Он прислал меня для расследования этого дела, – шиноби Ото развернул свиток с печатью, удостоверяющей его полномочия, перед толпой, и указал на протектор, подтверждающий его принадлежность к какурезато. – Я понимаю, что причиню вам некоторые неудобства, но если вы поможете мне, то мы сведём неприятности к минимуму. Запрещается переговариваться, если хотите, что сказать. Поднимите руку. В туалет только под присмотром. Женщины с грудными детьми. В малый дом! Если есть те кому, необходима немедленная помощь поднимите руку. – Повернувшись к стоящему рядом старейшине, Хозуки повелительным тоном произнёс: – Обеспечь своих людей едой.
Иссин различил звук отпираемого за спиной засова, и дверь отворилась. Семеро исполнителей быстро отобрали женщин с младенцами – было бы кого отбирать, их всего насчитывалось четверо – и вновь закрыли дом. Однако, дышать стало чуть свободнее, да и стоять тоже. Совсем чуть-чуть, но всё же. Тем временем Хозуки о чём-то переговаривался со старейшиной, о чём именно, из-за общего шума Кагуя не расслышал. После обмена фразами шиноби в белом, глава деревни, двое мужчин из семёрки исполнителей спешно покинули дом, забрав с собой пару детей, чем вызвали недовольство среди жителей. Какая-то баба заголосила, умоляя отовца оставить мальчика и девочку, и старейшина, гаркнув, был вынужден бросить ей под ноги кунай.
Молчать, женщина! Ничего с ними не случится, слово даю! – рыкнул старик и последовал за пробирающимся через толпу к выходу Хозуки.
«А ведь на него сейчас могут и напасть, – подумал Иссин. – Убить не убьют, возможно, даже не оцарапают, но за нападение деревенские заплатят кровью. Большой кровью. Если репутация Мясника хотя бы отчасти зиждется на достоверных фактах, деревня опустеет. И Тору ведь будет в своём праве. Атака на официального представителя власти карается смертью. Зря он настроил против себя народ, согнав сюда. С одной стороны, он один, и это оправдано. Из запертого дома не сбежать простому человеку. С другой, люди чувствовали бы себя спокойнее на улице, под дикой вишней. Он мог бы использовать клонов, чтобы воспрепятствовать побегу. Да и не ушёл бы никто. А теперь жители взволнованы, и страх в них борется с гневом. Достаточно неосторожного толчка, дабы сбросить валун людской ярости на голову виновников происходящего».
К счастью, страх пересилил. Хозуки благополучно покинул дом, а селяне, едва он вышел, загудели, обсуждая происходящее и вовлекая в разговор пятерых оставшихся помощников старейшины.
Эй, вы же наши, почему слепо исполняете приказы чужака? – взорвалась негодованием знахарка. – Я вас всех знаю! Роды у ваших матерей принимала! А вы что, поднимите руку на меня? На односельчан, с которыми всю жизнь прожили? Или вы под влиянием гендзюцу, и вам кажется, будто находитесь во вражеской деревне? А?
Аземи-сан, успокойся, прошу тебя, – ответил сын старейшины, возглавляющий группу помощников. – И все вы тоже поумерьте пыл! Отец сказал, ничего с мелочью не случится, а слово у него крепче камня, разве нет? Не знаю, чего хочет белобрысый отовец, но навредить вам мы не дадим. Да, мы поступаем жестковато…
Мягко сказано! – раздалось из толпы.
– … но почти все мы – и я, и вы – ниндзя клана Самсикава и привыкли к строгости и порядку.
Раньше у нас не забирали детей! – напирала знахарка.
И сейчас не заберут. Аземи-сан, и все вы. Вот чего хотите этими речами? Прогнать отовца и тем самым объявить наш клан вне закона в родной стране? Сбрендили? Да Змей нас сожрёт с потрохами, не успеем из леса выйти.
А если тот белобрысый заберёт наших детей для опытов? – не унималась старуха. – Если твою жену, твоего ребёнка заберёт, что сделаешь, а? Утрёсси? Вот скажи – почему баб молодых с малютками увели в отдельный дом, а нас заперли? Для чего-то нас разделили. Эх, люди, не увидим мы больше их!
Похоже, знахарка всё-таки посеяла семена сомнения в сердцах помощников старейшины. Его сын замолчал, на лице его отразилось смятение. Подобного он никак не ожидал. Понимая, чем грозит ему, да и всей деревне бунт, он не был уверен ни в правильности слов старухи, ни в приказах отовца, и не знал, как ему поступить в сложившейся ситуации. Иссин, дабы не усугублять положение охотника, решил вмешаться.
Люди!!! – закричал он старческим надтреснутым голосом, чем привлёк внимание окружающих. В глазах бродячего торговца читались боль, страх и сожаление – Кагуя за многие годы использования образа в совершенстве овладел искусством перевоплощения в старика. – В позапрошлом году остатки клана Сакакибара, недовольные властью Змея, решили уйти, бросив свою деревню. Напомню, они нанимались за деньги охранниками, кто-то даже служил в Ото. Дескать, поборы их не устраивали, и они решили податься в вольные наёмники, сбежав из страны. Никому вреда Сакакибара не сделали кроме разбойников и бандитов из Мачитсуми. С отовцами никогда не ссорились. И вот, ушли. На границе страны их перехватили шиноби Змея. Вы слышали о том, что с ними случилось?
По толпе прокатился негромкий гомон. Клан Сакакибара считался пропавшим. Однажды его деревня попросту опустела, и никто не представлял, что стало с жителями. Вернее, никто из обывателей. Иссин знал точно о судьбе клана, поскольку принимал участие в операции по его ликвидации.
– В прошлом году я путешествовал по западу страны, недалеко от границы. И от тамошних крестьян узнал о поляне в лесу. Там произошёл бой, и мечи, доспехи, прочее снаряжение остались лежать нетронутыми. Местные считали это место проклятым. Я захотел узнать, что же произошло, и отыскал с помощью проводников ту поляну. То была уже не поляна – поле выжженной земли, на которой ничего не росло. Повсюду торчали сломанные мечи, обозначая могилы павших. А на клинках – эмблемы Сакакибара. Их убили! Вырезали и сожгли без малого сотню воинов с семьями – жёнами, детьми. Никого не пощадили! Неужели и вы хотите повторить судьбу несчастных? Змей суров, ему неведома жалость. Но зачем ему дети верных подданных? Он с лёгкостью купит рабов на чёрном рынке или совершит набег на соседнюю страну и похитит столько людей, сколько ему нужно и каких пожелает. Я долго живу на свете, повидал разное, исходил нашу страну из конца в конец много раз. И никогда не слышал о том, чтобы Змей платил подлостью за добро. Он по-своему справедлив и добр к преданным ему. Да, его подчинённые порой перегибают палку, но нельзя провоцировать их! Иначе придётся столкнуться с гневом Ото, а это страшнее всего, о чём вы когда-либо слышали. Я уверен, с вашими детьми и женщинами всё в порядке. Но будет ли с ними всё хорошо и в дальнейшем, зависит от вас.
Жители деревни молча слушали бродячего торговца. Когда он завершил речь, сын старейшины смотрел на него с благодарностью, а знахарка-бунтарка, потупившись, еле слышно бормотала проклятия в адрес извергов из Отогакуре.
Да, ничего с ними плохого не случится, – сказал кто-то в толпе, словно уверяя себя и окружающих в благополучном исходе.
Отпустят, конечно. Разберутся и отпустят, – добавил другой селянин.
Гнетущая атмосфера не исчезла. Она лишь стала разреженнее. Постепенно то тут, то там начали раздаваться попытки пошутить. Некоторые заговорили с сожалением о потерянном отдыхе, о незавершённых домашних делах. Опасность мятежа миновала. К возвращению старейшины никто уже не думал о нападении на Хозуки.
Переступив порог, глава Самсикавы с тяжёлым вздохом оглядел односельчан и объявил:
Выходим по одному. Отовец хочет поговорить с каждым из вас.
Хозуки намеревался допросить жителей деревни о найденном трупе. Иссин убедился в этом, когда сам вышел из дома под присмотром помощника старейшины. Бродячего торговца отвели в небольшой сарай с хорошими стенами, плотно закрыли за ним дверь. Здесь и устроил допрос Мясник. К удивлению Кагуя, Хозуки помимо относящихся к делу вопросов – кто такой, откуда, с какой целью посещаешь Самсикаву и так далее – спрашивал о, казалось бы, посторонних вещах вроде цен на угря. Хитрый отовец таким образом пытался узнать, правда ли сидящий перед ним старый лекарь является тем, за кого себя выдаёт. Иссин отлично знал своего «персонажа». Бывая в городах и сёлах по службе, интересовался ценами, медицинскими товарами, слухами и прочей полезной информацией, которая в данный момент как раз пригодилась. Правдоподобно отыграв роль бродячего торговца, он был отправлен на отдых, а после него вызвали следующего.
Ночевал Иссин у знахарки. Старуха то и дело бросала на него косые взгляды после речи в доме, но помалкивала, чему Кагуя был, в общем-то, рад. Лёжа в сарае на куче сена, он размышлял о действиях Хозуки и посматривал на улицу через щели между досками. «Утром, – думал он, – надо допросить старейшину о Мяснике и уходить. Старик обязан знать, что «уборщик» сделал с телом. Полученной информации будет достаточно для отчёта. Если же старика обведут вокруг пальца, придётся как-то следить за Хозуки, не попадаясь на глаза, что довольно-таки сложно».
На рассвете селяне выходили работать. Засветло проснулся и Иссин. Выйдя на улицу, поздоровался со знахаркой, попробовал завязать с ней разговор о продаже целебных трав и порошков, но не заладилось. У дома раздавал распоряжения старейшина, возле него показался и Мясник. Пользуясь тем, что народ уже покинул хижины и собирался в поле, к реке и в лес, он поблагодарил жителей за сотрудничество. Подошедший ближе к вишне Кагуя услышал донёсшиеся до него обрывки фразы, брошенной старейшине:
Я забир… тело… дальше это… моя проблема.
Облегчённо вздохнувший старик взялся за трубку, а заметивший бродячего торговца Хозуки позвал:
А вас, Дакуан-сан, я попрошу остаться и составить мне компанию в путешествии.
«Интересный поворот, – подумалось Иссину, никак не ожидавшему подобного. – Неужели заподозрил во мне шпиона и решил допросить с пристрастием? Вряд ли. Иначе сделал бы это раньше. Тогда зачем ему понадобился старик Дакуан?»
– С хорошим спутником дорога веселее и короче, – улыбнулся, оставляя глаза немного грустными и уставшими, бродячий торговец. – А с вами я ещё и буду чувствовать себя в безопасности. Вы ведь дадите отпор преступникам, если те вдруг захотят напасть на нас, или дикому зверью. Только вот куда мы отправимся, уважаемый шиноби?
Не выражая особой радости в противовес собственным словам, лекарь двинулся к хижине знахарки. Там на ступенях он оставил свой ящик. Взвалив на спину ношу, Иссин зашагал к Хозуки. Приблизившись, спросил:
– Не желаете перекусить перед дорогой? У меня, честно сказать, со вчерашнего дня и рисового зёрнышка во рту не было.

Henge no Jutsu

Henge no Jutsu

Техника шиноби, которая позволяет ниндзя превратиться самому или превратить другой объект в конкретного человека, животное или предмет. С одной стороны это дзюцу достаточно простое и его могут легко выполнить ученики старших классов школы шиноби, но само превращение ещё не всё. Для того чтобы поддержать образ требуется постоянный расход чакры, а ещё сложнее физически взаимодействовать с окружающим миром в "новом теле". Поэтому, например, подросткам легче превратиться в себе подобных же подростков, а вот в совершенстве этой техникой владеют только опытные шиноби.

Техника превращения
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/96416/WY4XTioKCLA.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Собака → Кабан → Баран
Чакрозатратность: 2 за раз и 1 за каждый пост превращения

+1

5

Хозуки Тору под своим хенге пожал плечами.
- Разумное предложение, Дакун-сан. В часе от сюда я видел ларек Рамена. Предлагаю, позавтракать там.
- Ларёк рамена? - искренне удивился бродячий торговец. Очевидно северную дорогу торговец не знал, ведь если он шел по северной дороге, то он видел лишь дикие леса, где ларьки рамена поставить, скажем так несколько затруднительно.
- Вы, наверное, шутите, господин. В часе ходьбы отсюда я не видел никаких ларьков. Самсикава находится в самой глуши. Разве только в соседней деревне, которая в двух днях пешего пути, есть постоялый двор с раменной. Хотя... простите мою глупость, господин. Я старый, не больно умный человек, что для старика вроде меня день путешествия, то для такого как вы молодого шиноби, наверняка владеющего секретными техниками быстрого перемещения, всего полчаса, а то и меньше. К тому же, я заходил в Самсикаву с севера и не знаю, что находится южнее. Ещё раз прошу простить мою глупость! Одряхлело, как видно, не только моё тело, но и мой разум ослаб.
«Хм, бояться меня? Что же, это мне знакомо, правильное, хорошее чувство – страх, правда хорошее, если помогает выживать, но большинство людей просто цепенеют от страха и то, что должно спасти – убивает»Тору слышал теорию, что это доказывает, что предки людей вели древесный образ жизни – если спугнуть любое наземное животное – оно в ужасе побежит, и будет бежать пока не успокоиться, если спугнуть опасного хищника он с испугу атакует, а вот если пугнуть древолазающую тварь, она от ужаса лишь крепче вцепиться в ветку. Хищник, хищником, но гравитацию никто не отменял. Смерть от падения, вернее, чем смерть от хищника.
Но все же что-то в ответе заставило его вспомнить о том, что именно делало его живым. Жизнь была непостижимой, но невероятно притягательной. От него не ускользнуло, как лекарь идет следом. Он не  оказывал сопротивления – такое иногда случалось.  Возможно, он выполнял роль приманки. Хозуки подумал, что выбора у Дакуана не остается. Это был шанс, – вернее, скорее испытание для обоих. Хозуки не стал особо испытывать судьбу – что он теряет? Разве нельзя получить удовольствие от того, что у него есть?  Ничто не должно его волновать. Чем раньше он это осознает, тем лучше будет для всех. Кроме себя самого.
Ларек Рамена и правда был и именно к нему вел своего спутника, Хозуки.
С юга дорога в Самискаву пресекала реку, и на переправе предприимчивый купец поставил ларёк. Представлял он собой плавучую баржу, которая стояла на переправе. В этом месте сплавляющимся джонкам приходилось выгружать груз, чтобы уменьшить осадку и подняться выше по реке, часть товара вообще отправлялось дальше по суше. В результате место было довольно оживлённое, по крайне мере во время дождей, когда река разливалась.

Так или иначе пара наших путников и правда дошли до этого ларька с раменном. Тору  про него узнал во время допроса местных, там в ночь убийства сидело двое рыбаков. Если было время года, рыбаки сидели бы  на деревянных мостках на том самом месте, где утром останавливалась джонка. Но время было уже позднее, для рыбалки, а джонка пока не пришла,  людей в раменной почти не было.  Тору с торговцем пришлось ждать долго, пока не появилась заспанная кухарка.  Она впустила гостей в лавку.  Там было пустынно. Тору почувствовал некую тревогу.  Он ещё раз осмотрел всё вокруг, но на дороге никого не было.

- Вы интересный человек. И человек не простой. Позвольте я вас угощу. Белобрысый с интересом посмотрел на спутника.
По идее тот должен чувствовать, себя не в своей тарелке. Сам Мясник никогда не отличался каким либо уважением к чужой жизни – оценивая ее сугубо по «потенциалу», если человек, его функции полезны, то стоит какого-то времени. А если нет – скажем так - он воткнул бы кинжал ему в глотку и преступил, даже не задумываясь. Бродячий торговец был полезен по нескольким причинам, он был как потенциальным шпионом, разбирался в травах, то есть мог достать различные препараты, яды опять же. В конце концов сам наставник Хозуки, зачастую пользовался похожей личиной, и враги умирали, так и не поняв, что их убило. С другой стороны старик мог быть засланным агентом, в этом случае его стоило взять под наблюдение, попробовать перевербовать, на худой конец слить дезинформацию… Впрочем, это можно было сделать и с бродячим торговцем. Так что какой то интерес Дакуан представлял. По сему и был до сих пор жив и в принципе невредим, хотя его лицо и дергалось, очевидно от страха. Хотя основная маска – была маска показного смирения, но из-под нее явственно сочился страх. Страх которым Тору упивался, но был какой то привкус в этом страхе, привкус фальши, именно, он подсознательно и заставлял юного Хозуки осторожничать, но сейчас Мясник решил отыграть благорасположение, зачастую люди велись на это и сами охотно предлагали свою помощь, или расслаблялись и сбалтывали лишнее.
- Благодарю, господин, - принял "старик" угощение. - Не сочтите за дерзость, но скажите, чем же вам так интересен странствующий лекарь, приторговывающий простенькими снадобьями?
Нет, Тору не играл сейчас с Дакун-саном, он и правда им заинтересовался, хотя участь его спутника пожалуй была и решена.
- Все просто Дакун-сан - ваше лицо.... Оно такое фактурное. Хозуки с интересом разглядывал старика.
- Словно над ним поработал нож скульптора. Молодость она довольно предсказуема, а вот со старостью есть варианты. Тору замолчал он видел нервничающего старого торговца. А сам прикидывал, на сколько ему самому подходило это лицо .
«Да, фактурное, да необычное, но такое уродливое, не люблю, не люблю уродства, но они так меня влекут. Влекут, да».
Тору чуть скривил губы.
«Пожалуй, вам не стоит бояться Дакун-сан, ваше лицо меня не достойно» - принял решение он. Между тем полная женщина, торговка, уже недовольно кряхтела, глядя на ничего не заказывающих путников – пожалуй не будь на Хозуки протектора Отогакуре она бы уже стала ворчать что-то типа: «Вас много, а я одна», но протектор был, и для сохранения здоровья стоило держать свое неудовольствие при себе, тем более что белобрысый уже обратил внимание на нее.
- Что закажите Дакун-сан?
- Вы, наверное, художник, господин, - неуверенно усмехаясь и пряча испуганные глаза под шляпой, произнёс бродячий торговец. - Ещё никто не говорил такого о моём лице. Я думал, оно самое обычное. Наверное, мне, как и вам, следовало бы скромно прятать его под маской или бинтами. Уж простите за мой длинный язык, господин! - спохватился лекарь, будто бы вспомнив о вопросе Хозуки.
- Мне бы тонкоцу-рамена, если можно.
- Не думаю, мой максимум, любительский уровень.
Усмехнулся Тору.
- Два тонкоцу-рамена, - обратился он к продавцу. Миловидная толстенькая женщина, засеменила на кухню.
- Прятать лицо может быть как плохо так и хорошо. Но скромность отличный добродетель.
Не все шиноби этим качеством отличаются, и я, пожалуй, тоже.
А вы думаете какой главный добродетель у шиноби?

Торговец словно смекнул, что то для себя. «Заметил ли он мою «закладку»?Сейчас мы словно сражающиеся тени, в зале с множеством свечей, каждый предмет порождает сотни теней и каждая тень повторяет движения предмета, но не много по своему» .
Старик Дакуан был болтлив, благодушен и практически всегда оптимистичен. Причём болтлив прежде всего. Длинный язык и доброе расположение к собеседнику располагали к нему, вот и сейчас он болтал без умолку, но он нарвался не на того, Тору любил слушать, любил искать не соответствия, а там "ты за нервничаешь, вот я тебя и поймаю...."
В длиннющий монолог старика белобрысый не мог вставить и слово, даже если бы и захотел, но он не хотел:
- Боюсь ошибиться, господин, я всё-таки далёк от вашего ремесла, но по-моему, самой важной добродетелью для ниндзя является благоразумие. Оно позволяет выбирать подходящие для достижения цели средства, действия, держать в узде чувства. Быть благоразумным значит идти по правильному пути, не отклоняясь в ту или другую сторону дороги под влиянием сиюминутных желаний, которые могут отрицательно сказаться на выполнении поставленной перед вами задачи. Знавал я одного человека, господин, воина, наёмника. Не знаю, был ли он шиноби, но с мечом управлялся мастерски. Так вот, однажды ему поручили отвезти деньги нанимателя в лагерь его отряда. На ночь он остановился на постоялом дворе, и ему понравилась хозяйка, женщина в самом соку, - лекарь слегка прикрыл глаза на секунду, словно бы вспоминая прелести женщины. - Он тоже ей приглянулся, и ночь они провели вместе. На следующий день навстречу воину послали бойцов из отряда, потому что он задерживался. Его нашли мёртвым на обочине дороги. Во сне ему перерезали горло, ограбили и голого выбросили, присыпав листьями. Если бы не бездомные псы, дравшиеся за его мясо, воина бы не нашли. Потом выяснили, кто был виновен в убийстве, нашли хозяйку и...  лекарь неожиданно прервал рассказ, можно даже сказать прикусил язык. Много бы кто пропустил этот знак, но не Мясник 11 убежища, не тот, кто получил свое дзенинство за раскрытие сети информаторов. Может Тору и не был лучшим в этой игре, но сыграть он мог с любыми противниками. И с играть достойно. - В общем, после того случая постоялый двор сгорел вместе с роковой соблазнительницей. Так к чему я веду, добрый господин. Будь тот воин благоразумен, он бы не спал с женщиной, а стерёг ночью доверенные ему монеты. И по утру возвратился бы в лагерь живым и здоровым. 
Слушая историю Тору успевал, отдать должное еде, он с аппетитом ел, вылавливая кусочки овощей палочками. И с хлюпаньем запивая бульоном.
Поэтому, когда старик закончил рассказ. У белобрысого уже виднелось дно в миске.
После чего он не проронил ни слова. Лишь сделав жест. Мол ешьте. Дакуан замолчал и последовал, приказу-совету. После того как с едой было покончено, оба путника последовали дальше. Хозуки Тору не заметил ни чего подозрительного втом,что старик как то уж больно покладисто
Закончив еду он так же молча кивнул, расплатился. И проследовал к выходу, внимательно наблюдая за своим спутником, в таком же молчании они шли до полудня. Когда Хозуки сказал.
- Перерыв, дневной сон.
Затем задумчиво произнес:
- Думаю я поделюсь своим убеждением, какое свойство для шиноби является важнейшим. Он прервался и сел под развесистым деревом. - Это верность. Он внимательно взглянул, на торговца.
- Догадывайтесь почему?

Henge no Jutsu

Henge no Jutsu

Техника шиноби, которая позволяет ниндзя превратиться самому или превратить другой объект в конкретного человека, животное или предмет. С одной стороны это дзюцу достаточно простое и его могут легко выполнить ученики старших классов школы шиноби, но само превращение ещё не всё. Для того чтобы поддержать образ требуется постоянный расход чакры, а ещё сложнее физически взаимодействовать с окружающим миром в "новом теле". Поэтому, например, подросткам легче превратиться в себе подобных же подростков, а вот в совершенстве этой техникой владеют только опытные шиноби.

Техника превращения
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/96416/WY4XTioKCLA.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Собака → Кабан → Баран
Чакрозатратность: 2 за раз и 1 за каждый пост превращения

Отредактировано Hozuki Toru (2020-03-29 15:12:02)

+1

6

Диалог был расписан мной и Тору предварительно, после чего выложен здесь в постах.

Хозуки пожал плечами.
- Разумное предложение, Дакун-сан. В часе от сюда я видел ларек Рамена. Предлагаю, позавтракать там.
- Ларёк рамена? - Удивился лекарь. Чтобы добраться до деревни Самсикавы, ему пришлось преодолеть долгий путь через леса. По выбранной им дороге никто бы не решился поставить ларёк. Вокруг дикий лес, кто бы покупал еду? Немногочисленные охотники да куда более редкие путники? - Вы, наверное, шутите, господин. В часе ходьбы отсюда я не видел никаких ларьков. Самсикава находится в самой глуши. Разве только в соседней деревне, которая в двух днях пешего пути, есть постоялый двор с раменной. Хотя... простите мою глупость, господин. Я старый, не больно умный человек, что для старика вроде меня день путешествия, то для такого как вы молодого шиноби, наверняка владеющего секретными техниками быстрого перемещения, всего полчаса, а то и меньше. К тому же, я заходил в Самсикаву с севера и не знаю, что находится южнее. Ещё раз прошу простить мою глупость! Одряхлело, как видно, не только моё тело, но и мой разум ослаб.
Иссин заподозрил неладное, но ему было интересно, куда же его хочет отвести Хозуки.
Будь Иссин Дакуаном, он чувствовал бы себя не в своей тарелке рядом с шиноби Ото. Ниндзя Скрытого Звука, да и вообще ниндзя пользуются дурной славой в народе. Они похищают людей, убивают, грабят и совершают ещё массу разных неблаговидных, коварных и злых поступков. Ото же прославилось загадочностью более иных какурезато, а его ниндзя по жестокости не уступали знаменитым мечникам Скрытого Тумана. Поэтому на лице Докуана, в чью шкуру влез Кагуя, отражались и показное смирение, и малозаметные черты страха. То уголок рта дёрнется, свидетельствуя о напряжении старика, то в уголках глаз промелькнёт на краткий миг недоверие. Маскировка была практически идеальной. Мельчайшие детали одежды, поведение, манера двигаться, мимика - всё это Иссин тренировал много лет и теперь особенно тщательно играл роль.
Хозуки действительно привёл его к раменной, поставленной на речной переправе. О ней - Кагуя было стыдно в этом признаться даже себе - Иссин не знал. В "легенду" Дакуана его неосведомлённость вписывалась, и беспокоиться было не о чем. Бродячего торговца больше волновало, зачем Хозуки взял его с собой. Складывалось впечатление, что Мясник играет с ним, словно кот с мышкой. Раменная находилась на барже ниже по течению реки. К ней, вероятно, частенько приставали лодки местных рыбаков и заходили перекусить люди, переправляющиеся на другой берег. Надо отдать должное предприимчивости владельца парома. Река широкая, переправа длится долго, а путники нередко бывают голодны. Впрочем, сейчас здесь было пустынно, что насторожило Хозуки, с опасением посматривавшего по сторонам.
- Вы интересный человек. И человек не простой. Позвольте я вас угощу, - предложил Мясник, устраиваясь за стойкой-столом.
- Благодарю, господин, - принял бродячий торговец предложение. - Не сочтите за дерзость, но скажите, чем же вам так интересен странствующий лекарь, приторговывающий простенькими снадобьями?
- Все просто Дакун-сан - ваше лицо.... Оно такое фактурное. - Во взоре Хозуки сквозил интерес. - Словно над ним поработал нож скульптора. Молодость она довольно предсказуема, а вот со страстью есть варианты. - Мясник сделал эффектную паузу, давая старику почувствовать себя как минимум неловко, и спросил, резко переменив тему: - Что закажете, Дакун-сан?
Лицо... Хозуки понравилось лицо Дакуана. Всего-то? Бродячий торговец печально улыбнулся, нутром чувствуя, что путешествие закончится для него плохо. Когда о твоём лице отзывается положительно незнакомец, тем паче, подручный Змеиного Саннина, есть над чем задуматься. Прежде всего, Иссин посчитал, что Мясник, возможно, когда-то видел реальный прототип бродячего торговца, чью внешность Кагуя старательно воспроизводил. И тут же отбросил безумную догадку. Откуда молодому парню знать человека, погибшего около двадцати лет назад? О нём поколение Хозуки даже не слышало. Отрядный лекарь, бывший монах по имени Дакуан, примкнувший к вольным шиноби задолго до рождения самого Иссина, весьма незначительный персонаж истории мира шиноби, о нём вряд ли написано где либо кроме монастырских летописей, да и то кажется сомнительным.
Вторая причина, заставившая напрячься бродячего торговца - элементарные слухи. В народе ходили слухи о том, что ниндзя умеют превращаться в других людей. Как им это удаётся, никто из обывателей толком не знал. Люди лишь строили догадки. Например, о похищении лиц. Дескать, шиноби, повстречав одинокого путника, могут угостить его саке, вкусной едой, но потребуют взамен внешность того бедолаги. Независимо от того, согласится или нет путник, с него снимут лицо, чтобы изготовить маску, под которой ниндзя будет себя выдавать за погибшего человека. Маска столь искусна, что отличить её от настоящего лица невозможно.
Иссин не владел такой техникой, лишь слышал о ней. Ему не было известно, умеет ли Хозуки создавать маски из человеческих лиц, но проверять ему не хотелось. Мясник, попытавшись срезать с него кожу, непременно раскроет его личность, и тогда об успешном выполнении миссии можно забыть.
- Вы, наверное, художник, господин, - неуверенно усмехаясь и пряча испуганные глаза под шляпой, произнёс бродячий торговец. - Ещё никто не говорил такого о моём лице. Я думал, оно самое обычное. Наверное, мне, как и вам, следовало бы скромно прятать его под маской или бинтами. Уж простите за мой длинный язык, господин! - спохватился лекарь, будто бы вспомнив о вопросе Хозуки. - Мне бы тонкоцу-рамена, если можно.
"Гулять, так гулять" - подумал Иссин.
- Не думаю, мой максимум любительский уровень, - ответил Хозуки и сделал заказ: - Два тонкоцу-рамена, - после чего сказал. - Прятать лицо может быть как плохо так и хорошо. Но скромность отличная добродетель. Не все шиноби этим качеством отличаются, и я пожалуй тоже. А вы думаете какая главная добродетель у шиноби?
"Значит, он любит рисовать или лепить, вырезать скульптуры", - сделал для себя вывод Иссин.
- Боюсь ошибиться, господин, я всё-таки далёк от вашего ремесла, но по-моему, самой важной добродетелью для ниндзя является благоразумие. Оно позволяет выбирать подходящие для достижения цели средства, действия, держать в узде чувства. Быть благоразумным значит идти по правильному пути, не отклоняясь в ту или другую сторону дороги под влиянием сиюминутных желаний, которые могут отрицательно сказаться на выполнении поставленной перед вами задачи. Знавал я одного человека, господин, воина, наёмника. Не знаю, был ли он шиноби, но с мечом управлялся мастерски. Так вот, однажды ему поручили отвезти деньги нанимателя в лагерь его отряда. На ночь он остановился на постоялом дворе, и ему понравилась хозяйка, женщина в самом соку, - лекарь слегка прикрыл глаза на секунду, словно бы вспоминая прелести женщины. - Он тоже ей приглянулся, и ночь они провели вместе. На следующий день навстречу воину послали бойцов из отряда, потому что он задерживался. Его нашли мёртвым на обочине дороги. Во сне ему перерезали горло, ограбили и голого выбросили, присыпав листьями. Если бы не бездомные псы, дравшиеся за его мясо, воина бы не нашли. Потом выяснили, кто был виновен в убийстве, нашли хозяйку и... - "знатно повеселились", - чуть не сказал Иссин, открыв часть собственного давнего воспоминания, однако, вовремя умолк. - В общем, после того случая постоялый двор сгорел вместе с роковой соблазнительницей. Так к чему я веду, добрый господин. Будь тот воин благоразумен, он бы не спал с женщиной, а стерёг ночью доверенные ему монеты. И по утру возвратился бы в лагерь живым и здоровым.
Старик Дакуан был болтлив, благодушен и практически всегда оптимистичен. Причём болтлив прежде всего. Длинный язык и доброе расположение к собеседнику располагали к нему, помогая Иссину собирать информацию. Впрочем, кого-то болтовня раздражала, кому-то была неинтересна. Хозуки относился к третьему типу. Пока бродячий торговец говорил, тот вовсю уплетал рамен, а закончив, жестом дал понять - хватит слов, заткни уже рот пищей. И Дакуан как обычный обыватель повиновался. К тому же, есть действительно хотелось, но уже Иссину. Старик от напряжения должен был потерять аппетит, и проглотил свою порцию даже быстрее Хозуки, не почувствовав вкуса. Памятуя о молчаливости спутника, лекарь молча последовал за ним после того, как позавтракал. Они пошли по просёлочной дороге в направлении, противоположном тому, которое себе наметил бы бродячий торговец до прихода в Самсикаву. Несмотря на "порушенные планы", он не выказывал ни малейшего недовольства и смиренно шагал за шиноби, ощущая приближающийся конец путешествия.
Около полудня Хозуки остановился, скомандовав привал, подошёл к раскидистому вязу и вдруг выразил мнение о важнейшем свойстве для шиноби, чем немного удивил Иссина, полагавшего, что спутник забыл о предмете прошлого разговора.
- Думаю я поделюсь своим убеждением, какое свойство для шиноби является важнейшим. - Хозуки устроился поудобнее под деревом. - Это верность. Догадывайтесь почему?
- Верность, - повторил Дакуан задумчиво. Вопрос Мясника застал его врасплох. "Почему верность? Тору всё-таки вычислил меня и таким образом намекает на моё задание по его проверке? Не именно меня, а шиноби Ото, посланного присмотреть за ним. Или я просто параноик, зацикливаюсь на незначительных мелочах? Нет, его поведение не похоже на естественное, учитывая обстоятельства. Он подозревает старика в чём-то, иначе не взял бы с собой". Лекарь продолжил: - В народе говорят, будто бы верность шиноби покупается за деньги. Кто больше заплатит, тому ниндзя и верен до самой смерти. Или до более выгодного предложения. Врут, конечно. Я знаю о верности родной стране, верности семье, верности товарищам. Вот вы, должно быть, беспредельно преданы Орочимару-ками. Он скажет вам внедриться в чужое селение, стать шпионом. Вы будете сражаться за чужое какурезато, выдавая себя за его верного шиноби. Заведёте друзей, возможно. Влюбитесь, хотя это маловероятно. Будете ли вы верны им, добрый господин? По-моему, да. Станете прикрывать им спины на опасных заданиях, сроднитесь с ними, пройдя вместе испытания кровью, сталью и пламенем битвы. Будете горой стоять за них. А потом вам придёт приказ перерезать им глотки ради чего-нибудь. К примеру, кражи секретной техники. Кому в таком случае вы будете верны, господин? Либо, того хуже, вам поступит приказ выкрасть что-то из деревни, а ваши вчерашние друзья невольно окажутся свидетелями вашего преступления. Что вы сделаете с ними? А если то какурезато - ваша родная деревня, куда Орочимару-ками зашлёт вас с вредоносным заданием? Что в таком случае значит верность и какую роль она играет? Ох, простите, господин, что-то я увлёкся в моих глупых размышлениях. Конечно, вы правы. Верность для шиноби главное. Верность главе скрытого селения, надо полагать. Потому что, предав его, шиноби попадает из разряда охотников в разряд добычи и, как правило, живёт недолго. Это вопрос выживания. Всё остальное несущественно. У истинного шиноби не бывает друзей и возлюбленных, поэтому и предать их нельзя. Есть лишь маски, которые он надевает при общении с окружающими - мужа, друга и так далее.
Бродячий торговец присел рядом с Хозуки, выпрямил ноги с благостным выражением на лице, будто забыв на краткий миг о невзгодах и притаившейся возле него опасности.
- Я, наверное, наскучил вам моей болтовнёй, господин. Прошу прощения за это. Только скажите, и я умолкну до конца нашего путешествия. Оно ведь скоро закончится? Вы так и не сказали, куда мы идём, не сочтите за дерзость.

Henge no Jutsu

Henge no Jutsu

Техника шиноби, которая позволяет ниндзя превратиться самому или превратить другой объект в конкретного человека, животное или предмет. С одной стороны это дзюцу достаточно простое и его могут легко выполнить ученики старших классов школы шиноби, но само превращение ещё не всё. Для того чтобы поддержать образ требуется постоянный расход чакры, а ещё сложнее физически взаимодействовать с окружающим миром в "новом теле". Поэтому, например, подросткам легче превратиться в себе подобных же подростков, а вот в совершенстве этой техникой владеют только опытные шиноби.

Техника превращения
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/96416/WY4XTioKCLA.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Собака → Кабан → Баран
Чакрозатратность: 2 за раз и 1 за каждый пост превращения

Отредактировано Kaguya Issin (2020-03-29 16:46:07)

+1

7

- Наше скоро, бросил Хозуки, - я иду к своей цели, а вы к своей, я думаю что к вечеру вы пойдете своей дорогой, а я к своей. И вы понимаете, что я конечно не могу сказать к какой,- он улыбнулся, - а то ведь придётся вас убить.

Сказал Тору, но на самом деле соврал, он врал сразу после монолога. Что то в этом монологе было такое… Нет формально торговец не рассказал, ни чего такого, но вот не формально, то Дакуан-сан сейчас затронул такие темы, которые не все выпускники академии знают. Ясно, что этот человек скажем, если и не шиноби сам, но может интересоваться Шиноби (Скажем писатель или журналист под прикрытием), либо житель какой-то скрытой деревни. Возможно, он шпион или его подручный (скажем если ему внушили этот интерес), а чем Тенгу не шутит и шиноби в «отставке». Хозуки «взглянул» на торговца, по-новому, с интересом. Хотя внешнее как он надеялся это ни в чем и не выразилось. Вся это игра была затеяна по сути с целью выяснить зачем пришлый торговец интересовался трупом, и что он увидел, когда посмотрел на него. Староста, старый жук, не стал отпираться и рассказал, что пришлый торговец смотрел на труп (но про проверку конечно говорить не стал). В целом Хозуки мог подозревать всего несколько причин по которым простой человек захочет посмотреть на труп. И не одна из них не позволяла отпустить старика по добру-поздорову. Вообще он хотел довести его до убежища, где спецы прочитали и подправили если нужно память старику. Но в свете вышесказанного, Дакуан-сан вполне мог оказаться врагом и врагом, который может сам за себя постоять – вероятность этого по оценке Тору была где-то процентов десять, но он не собирался ее сбрасывать со счетов. Так что вести его в убежище Тору больше не собирался, по крайне мере, не убедившись в безопасности. Ну или наоборот убедившись, что одному с ним не справиться.

- Да, я думаю вам тоже отплатить чеканной монетой. Сказал Тору. Есть отличная народная сказка про первого шиноби: Было это еще до появления Кагуи-сама, то есть люди еще не владели чакрой, жил был принц, отлично владел он мечом, но была у него беда –два старших брата, что ни жизни ему не давали, ни трона. Тогда переоделся наш герой в женское платье, смешался с гейшами по вызову, да и пробрался во дворец к старшим братьям, и когда подошел на удар меча одним ударом отрубил им обоим головы – после чего правил долго и счастливо. Какая как вы думаете здесь мораль, Дакуан-сан?
- Что братьев нужно не рубить в их дворце, а травить маленькими, - рассмеялся  как старая ворона Дакуан. - -Простите, добрый господин, просто я кроме того, что торговец, ещё и лекарь, и мне размахивание мечом кажется грубым, неблагодарным занятием. Сами подумайте. Принц сильно рисковал, пробираясь во дворец к врагам. Далее, он невероятно рисковал, обнажая оружие против братьев в решающий момент. А вдруг бы стража не считала ворон, а действовала соответствующе обязанностям? Или братья оказались проворнее. Или юный принц споткнулся бы о длинное женское платье. Слишком много неучтённых факторов, господин, что свидетельствует о недалёком уме будущего правителя. Будь он благоразумным, подсыпал бы в еду или питьё братьям медленно действующий яд, чьё влияние похоже на симптомы болезни. И от соперников избавился бы, и братоубийцей не считался бы. В народе ведь к пролившим родную кровь относятся с неуважением.Произнеся последнюю фразу, лекарь на минуту помрачнел. Слова словно бы пробудили давние воспоминания. О чём сожалел лекарь? Каких близких он потерял? Кто знает? У стариков много потерь. И никаких надежд.
- Должен признаться вам, добрый господин, - словно бы решился, решительно тряхнув головой и прогнав образы мертвых, сожалея, но всё ещё не желая к ним присоединиться. Он он отчаянно боролся за свою жизнь, пытаясь отвести от себя подозрение, по всей вероятности.
- Я, как уже сказал ранее, лекарь. Зарабатываю на жизнь продажей лекарственных трав, зелий, лечением. И как лекаря меня интересуют новые болезни, яды. В Самсикаве я узнал о трупе, найденном накануне моего прихода в деревню, и захотел увидеть его. Знахарка сказала, умер бедняга не от ран, и во мне взыграло любопытство. Я подкупил старосту бесплатным лечением и попросил показать тело, попросив никому не говорить об этом. Простой люд невежественен и зачастую относится к докторам как к колдунам, и наш интерес к человеческой природе расценивают как нечто противоестественное и греховное. Не хотелось бы волновать селян и навлекать на себя их презрение, а то и гнев. Я бегло осмотрел труп, не трогал его - мне бы не позволил старейшина - и ушёл. А потом явились вы.
Много кто на на месте Хозуки и выслушав бы признание, по сути, незнакомца, с большое долей вероятности отвёл его в убежище для выбивания информации, как как информация будет получено уже другой вопрос, считывающей ли техникой, пытками или просто расспросами, но информация будет получена. И здесь кроется один маленький нюанс. В целом, был бы лекарь обычным стариком, его можно тихо мирно отвести к точке назначения и сдать на руки персоналу. Торговец бы запомнил путь и прочие секретные детали, но какая разница? Ему всё равно не суждено выбраться на свободу. Но Хозуки Тору не знает наверняка, представляет ли Дакуан угрозу, поэтому предпочел бы перестраховаться. Очень мало кто бы подстраховался, но Тору до а. В конце концов, это разумно, а переть против батьки в пекло не стоило, как известно гуртом хорошо есть кашку, бить батьку. Лекарь не производил впечатления отца, но мало ли? Принятие мер предосторожности - необходимость, которой  никому в жизнь не стоило пренебрегать, я если конечно не хочешь чтобы твоя жизнь была очень-очень короткой.
Хозуки подошёл к нему немного сбоку и словно бы хотел помочь ему встать, взяв за руки.
- Привал закончен? - сказал непонимающим тоном лекарь,- "осторожнее, осторожнее" подумал наш герой,- сейчас самый опасный момент моей работы с ним. Если он начнёт сопротивляться то именно в эту секунду, по крайней мере это очень и очень вероятно.  По этому он подал чакру в ноги, ускорившись, чтобы защелкнуть наручники, на руках старика.***
К счастью раздался щелчок сомкнувшихся на его запястьях наручников с металлической палочкой, не позволяющей сложить печати
- Что вы делаете, господин? - вырвалось у "старика". - Зачем?
- Это всё для вашего блага, - послышалось в ответ, прежде чем в рот лекаря Мясник воткнул кляп, после чего натянул ему на голову противогаз, а в уши вставил беруши. Бродячий торговец вроде как попытался дёрнуться, отодвинуться, засучил ногами и но ощущение должны были донести до него, прикосновения холодного металла. Его движения оказались ограничены кандалами.
Неопытный шиноби при попытке надеть на него наручники всполошился бы и выдал себя, сбросив хенге. Но и опытный оказался бы в невыгодном положении, если только онпредполагал подобный поворот событий и не готовился заранее. Окажи он хоть не много сопротивления, Дакуана бы придушили без лишнего шума. Маска лишала его зрения и возможность использовать зрение и додзюце,  беруши лишали слуха. Противогаз нужен, чтобы, окажись лекарь ниндзя, не выпустил облако яда, наручники не позволят создать технику, а кандалы, отнимают возможность сбежать. Один минус тащить старика придется на себе....
Что же, придется мне побывать и в шкуре вьючного животного. Все отличие, в том, что я делаю это добровольно. Хотя воды наверное тоже думают, что делают это добровольно и с песней. Все мы животные и мало отличаемся друг от друга. Просто одни едят других.

Ограничение подвижности, Дакуан-сана прошло штатно, теперь по идее, тот не мог сопротивляться, даже если он был бы не слабым шиноби. С другой стороны Орочимару-саме вполне мог бы выпутаться, но таких как он было не много, можно сказать что он один такой.

"Почему же Орочимару-саме, не обращает на меня внимание? Что бы можно было сделать, чтобы привлечь его внимание? Раньше говорили, что он очень интесовался Шаринганами... Но это было раньше. Пустое это. И так я убежища, какой там там пароль и ответ? Ага, синоним стрекозы. Что же будем действовать по обычному протоколу. Посмотрим к чему приведёт меня этот торговец и какие тайны хранил этот труп.
По такому размышлению, Тору спокойно закинул на плечо своего спутника и создал * одного клона, а сам резко** рванул вперёд, вбок, и снова впред, таким образом выполнив петлю, чтобы убедиться, что за ним нет "хвоста". После чего направился к двери убежища, пол часа и он там. Стандартные процедуры, входа - пароль отзыв и он в убежище:
- Привет, Итиро!
- Что ты опять за шваль мне притащил, - слышится ворчание того.
- Все параноишь?
- Нет, стандартная процедура. И ты мне всё ещё должен. Проведи считывание памяти. По протоколу С

Протокол С не предполагал пыток, так что можно сказать, что Тору благоволил к своему спутнику. Таким образом Хозуки Тору избавился от своего спутника. И занялся трупом.

Таким образом Хозуки Тору избавился от своего спутника. И занялся трупом.
Следующие шесть часов пролетели для него незаметно. Вернее они слились в одну не понятную мешанину. Во-первых, он отнёс тело к к местному патологоанатому, который был очень занят. Тот играл в алкокарты с местным поставщиком провизии, и к моменту когда появился Хозуки он уже выиграл пять шотов. Естественно, он не очень спешил. Тору пришлось потратить немало времени чтобы привести его в рабочем состояние. После он дождался результатов вскрытия. В целом они подтвердили первичные предположения, причина смерти инфаркт от метастазов. Более того всё тело было буквально на фаршированно ими. Тору сделал запрос на этого заключённого, но, ему отказали.  Что само по себе было странным, еще более странным было что когда он послал свой отчёт по по местным электронной почте своему обожаемому Орочимару-саме. В ответ ему пришла практически отписка, а именно, тело уничтожить, дело закрыть. Юноша был замешательстве, но он не подвергал сомнению слово своего ментора. Он затребовал разрешение на использование местного крематория, в печь которого и  собственноручно погрузил тело и убедился что оно сгорела дотла, оставшейся кости раздробил и растворил в плавиковой кислоте, которую так же "занял" в местной лаборатории. За этими делами он несколько забыл про своего спутника. Он вернулся к нему через 6 часов,  чтобы узнать что удалось вытащить из его памяти.
На встречу ему попался один из лучших охотников Отогакуре. Кагуя Иссин.
- Моё почтение, Тору-сан, - приветствовал он Хозуки с порога. - Какими судьбами вы здесь?
Тору вежливо ответил
- И вам мое почтение, Кагуя-сан. Пришел за результатами допроса, одного своего подопечного

Bunshin no Jutsu

Bunshin no Jutsu

Стандартная техникa, которой обучают уже в академии. Ниндзюцу, которое создает нематериальную копию собственного тела, без какого-либо вещества. Так как клон сам по себе не обладает способностью атаковать, и таким образом может быть использован только для сбивания с толку врага, оно в основном используется в сочетании с другими Ниндзюцу. Это основной навык, но в зависимости от изобретательности пользователя, оно может быть использовано достаточно эффективно. Клоны рассеиваются при контакте с чем-либо. Количество клонов зависит от количества потраченной чакры.
Этих клонов можно легко отличить с помощью Доудзюцу. Человек с обычными глазами также может отличить клона от оригинала, так как клоны не имеют тени и, двигаясь, не меняют окружение вокруг себя (то есть не поднимают пыль, не мнут траву и т.д.).

Техника клонирования
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/9641d/5ujGzWlaW8s.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Овца → Змея → Тигр
Чакрозатратность: 1 на каждого клона

Shunshin no Jutsu

Shunshin no Jutsu

Используя Технику Телесного Мерцания, ниндзя может двигаться быстро на большие расстояния на почти непрослеживаемой скорости. Для наблюдаемого кажется, как будто пользователь телепортировался. Это достигается за счет использования чакры, которые временно облегчает тело и двигается на огромной скорости. Для такого метода использования не требуются ручные печати.
Когда шиноби использует дым, песок, чернила, чтобы замаскировать движения и применение техники, он может сбежать с поля боя на большое расстояние. В таком случае он не может сразу сбежать из локации, а его оппонент может преследовать его. Если пользователь смог логично замести следы или ускользнуть, то он сбегает с поля боя.
Так же, можно увернуться от какой-либо техники скрыв себя и свое присутствие. Нельзя использовать для атаки. Применяется раз в три поста.

Техника телесного мерцания
https://pp.userapi.com/c855028/v855028652/961ef/qypnwBvytA0.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: D
Дальность действия: до 7(50) метров, уворот(побег)
Ручные печати: Тигр
Чакрозатратность: 5

Ki Nobori no Shugyō

Ki Nobori no Shugyō

Метод, используемый для обучения юных шиноби. Он позволяет научить их правильно контролировать энергию своей чакры и направлять её в требуемую часть тела. Само дзюцу используется для того, чтобы взбираться на дерево без использования рук. Для этого шиноби сосредотачивает энергию чакры в стопах. Если концентрация энергии будет недостаточна, то во время восхождения можно упасть вниз, а если энергии будет чересчур много, то вместо подъёма наверх ниндзя отлетит от дерева, из-за чего место на дереве, с которым контактировал практикующий, просто сломается. Концепция этой практики похожа на магнетизм. Это можно видеть, когда Саске смог притянуть кунай, брошенный Наруто в его сторону, к своей ноге, а затем бросить его в противника, ударив этот кунай ногой и в то же время освобождая хватку своей чакры на нём.
Этим приемом можно воспользоваться в целях придачи ускорения шиноби на 0.5 в атакующей функции и 1.0 в защитной функции. При этом чакразатратность повышается до 3. Данный эффект, можно использовать раз в 3 поста.

Практика восхождения на дерево
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/9642b/I2WKy1TagFg.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Отсутствуют
Чакрозатратность: 1(3)

Отредактировано Hozuki Toru (2020-04-02 08:17:36)

+2

8

- Наше скоро, - сказал Хозуки, - я иду к своей цели, а вы к своей, я думаю что к вечеру вы пойдете своей дорогой, а я к своей. И вы понимаете, что я конечно не могу сказать к какой, - он улыбнулся, - а то ведь придётся вас убить.
От таких слов обычного человека должно было пронять, ибо исходили они не от кого либо, а от шиноби. Вроде бы шутка, а ситуация страшная, если рассматривать со стороны бродячего торговца. Тем более, появилось в глазах Хозуки нечто такое… задумчивость, смешанная с печалью и подозрительностью, в общем, сложный набор чувств, нашедший отражение во взгляде на лекаря. К тому же, ненадолго Мясник замолчал, видимо, впрямь что-то обдумывал, а Иссин мысленно обругал себя за излишнюю откровенность. Он едва не попался! Да после озвученных размышлений о верности настоящий шиноби непременно подумает, что перед ним не простой старик, хоть и умудрённый жизненным опытом, а человек, имеющий отношение к ниндзя, а то и сам ниндзя, прикидывающийся обычным торговцем.
«Твою-то мать! – отчитывал себя Кагуя. – Мог бы сыграть глуповатого старикашку и элементарно согласиться с мнением Тору без лишних разглагольствований. Они побери, да что на меня нашло?! Теперь он точно считает меня шпионом».
- Да, я думаю вам тоже отплатить чеканной монетой,  - произнёс Тору. – Есть отличная народная сказка про первого шиноби: Было это еще до появления Кагуи-сама, то есть люди еще не владели чакрой, жил был принц, отлично владел он мечом, но была у него беда – два старших брата, что ни жизни ему не давали, ни трона. Тогда переоделся наш герой в женское платье, смешался с гейшами по вызову, да и пробрался во дворец к старшим братьям, и когда подошел на удар меча одним ударом отрубил им обоим головы – после чего правил долго и счастливо. Какая как вы думаете здесь мораль, Дакуан-сан?
- Что братьев нужно не рубить в их дворце, а травить маленькими, - рассмеялся Дакуан. - Простите, добрый господин, просто я кроме того, что торговец, ещё и лекарь, и мне размахивание мечом кажется грубым, неблагодарным занятием. Сами подумайте. Принц сильно рисковал, пробираясь во дворец к врагам. Далее, он невероятно рисковал, обнажая оружие против братьев в решающий момент. А вдруг бы стража не считала ворон, а действовала соответствующе обязанностям? Или братья оказались проворнее. Или юный принц споткнулся бы о длинное женское платье. Слишком много неучтённых факторов, господин, что свидетельствует о недалёком уме будущего правителя. Будь он благоразумным, подсыпал бы в еду или питьё братьям медленно действующий яд, чьё влияние похоже на симптомы болезни. И от соперников избавился бы, и братоубийцей не считался бы. В народе ведь к пролившим родную кровь относятся с неуважением.
Произнеся последнюю фразу, лекарь на минуту помрачнел. Слова пробудили давние воспоминания. Печаль и сожаление подняли головы в душе Иссина, перед ним пронеслись лица людей, ушедших в мир иной.
- Должен признаться вам, добрый господин, - решился Кагуя, тряхнув головой и прогнав образы павших от его руки. Хозуки, по всей вероятности, подозревал бродячего торговца в ношении чужой личины, и подозрения нужно было хотя бы попробовать развеять. - Я, как уже сказал ранее, лекарь. Зарабатываю на жизнь продажей лекарственных трав, зелий, лечением. И как лекаря меня интересуют новые болезни, яды. В Самсикаве я узнал о трупе, найденном накануне моего прихода в деревню, и захотел увидеть его. Знахарка сказала, умер бедняга не от ран, и во мне взыграло любопытство. Я подкупил старосту бесплатным лечением и попросил показать тело, попросив никому не говорить об этом. Простой люд невежественен и зачастую относится к докторам как к колдунам, и наш интерес к человеческой природе расценивают как нечто противоестественное и греховное. Не хотелось бы волновать селян и навлекать на себя их презрение, а то и гнев. Я бегло осмотрел труп, не трогал его - мне бы не позволил старейшина - и ушёл. А потом явились вы. Не сказал я вам об этом, потому что не спрашивали. Ваши вопросы касались преимущественно того, где я был в предполагаемый день смерти бедолаги, а инициативу проявлять я не стал, надеясь сохранить всё в тайне и не привлекать к себе вашего внимания. Узнав о моём маленьком секрете, вы бы, верно, сочли меня то ли шпионом, то ли вовсе убийцей, желающим замести следы. Это совсем не так, клянусь! - Бродячий торговец низко склонился, сложив над головой ладони. - Понимаю, моё поведение могло показаться вам подозрительным, и прошу прощения. Пожалуйста, не убивайте меня! Я ни в чём не виноват!
С ресниц Дакуана сорвались крошечные капельки слёз. Всё же Иссин был мастером перевоплощения в старика.
Будь Иссин на месте Хозуки и выслушав бы признание, по сути, незнакомца, он бы с большое долей вероятности отвёл его в убежище для выбивания информации. И здесь кроется один маленький нюанс. В целом, был бы лекарь обычным стариком, его можно тихо мирно отвести к точке назначения и сдать на руки персоналу. Торговец бы запомнил путь и прочие секретные детали, но какая разница? Ему всё равно не суждено выбраться на свободу. Но Мясник не знает наверняка, представляет ли Дакуан угрозу, поэтому перестрахуется. Кагуя бы подстраховался. В конце концов, это разумно, а Тору весьма благоразумный шиноби, как полагал Иссин. Принятие мер предосторожности - необходимость, к которой лекарь приготовился. Оставался, конечно, малый шанс, что никто не поведёт его в убежище, но это покажут уже действия Мясника.
Хозуки подошёл к нему немного сбоку и словно бы хотел помочь ему встать, взяв за руки.
- Привал закончен? - изобразил непонимание и растерянность лекарь, протягивая ладони, и вдруг раздался щелчок сомкнувшихся на его запястьях наручников с металлической палочкой, не позволяющей сложить печати. - Что вы делаете, господин? - вырвалось у "старика". - Зачем?
- Это всё для вашего блага, - послышалось в ответ, прежде чем в рот лекаря Мясник воткнул кляп, после чего натянул ему на голову противогаз, а в уши вставил беруши. Бродячий торговец вроде как попытался дёрнуться, отодвинуться, засучил ногами и ощутил прикосновение металла к щиколоткам. Его движения оказались ограничены чем-то, похожим на кандалы.
Неопытный шиноби при попытке надеть на него наручники всполошился бы и выдал себя, сбросив хенге. Но Иссин предполагал подобный поворот событий. Избавиться от "браслетов" и другой ерунды для Кагуя не составляло труда, он мог сделать это в любой момент, почувствуй опасность со стороны Хозуки, но продолжал старательно отыгрывать роль беспомощного старика, уверенный в том, что его не намерены ни убивать, ни пытать. В первом случае Дакуана бы придушили без лишнего шума. Во втором не потребовалось бы затыкать ему рот кляпом и использовать беруши. Противогаз нужен, чтобы, окажись лекарь ниндзя, не выпустил облако яда, а повязка сверху, чтобы он не видел, куда его отнесут. Именно так - отнесут, ибо старик со скованными ногами не сможет ходить. Да и от переживаний могут отказать ноги.
"Неси меня олень в свою страну оленью", - вспомнились не к месту слова древней народной песни местных охотников и крестьян.
Бродячего торговца взвалили на плечо, судя по всему, и понесли в неопределённом направлении. Носильщик в начале пути метнулся несколько раз, чтобы запутать следы и сбить ориентацию лекаря, затем выровнялся и в дальнейшем не произошло примечательного. Иссин подозревал, что Мясник сделал крюк, иначе до ближайшего убежища не добраться. Кагуя сравнительно спокойно лежал, изредка для виду слегка подрагивал, изображая желающего освободиться старика, и обдумывал дальнейшие действия Хозуки. Параллельно размышлял о своём - тренировках, которые надо бы активнее и чаще проводить, дабы держать себя в форме, покупке нового снаряжения и разрабатывании более совершенной техники хенге, позволяющей выдерживать сильные удары противника без последствий для внешности. Такое дзюцу было бы крайне полезно при разведке.
Наконец, Мясник остановился. Иссина сбросили на землю, а спустя какое-то время - по ощущениям, около десяти минут - грубо подняли и уложили на что-то прохладное и твёрдое. Его куда-то недолго везли, очевидно, на каталке, затем переложили на стул, закрепили ноги и руки в специальные металлические браслеты-держатели, приваренные к подножкам и подлокотникам. "Кресло для допросов, - понял лекарь. - Значит, скоро всё закончится".
Из ушей вынули беруши, сняли повязку и сдёрнули противогаз, явив Кагуя привычный интерьер лаборатории - операционный стол, лампу над ним, шкафы с инструментами и разнообразными свитками, колбами и прочими вещами, полезными для развязывания языка, а заодно и вскрытия. Перед лекарем стоял тощий человек в белом халате, с проседью в чёрных волосах.
- Держите ему голову, - приказал он стоявшим позади стула помощникам, приблизился, чтобы защёлкнуть фиксирующие обручи на шее и голове "старика".
Раздался холопок, и фигуру бродячего торговца заволокло клубами белого дыма. Развеявшись, они открыли для взоров персонала лаборатории сидящего на стуле для допросов светловолосого молодого мужчину.
- Коснётесь меня ещё раз - лишитесь рук, - холодно произнёс принявший свой естественный облик Иссин. - Ичиро, тебя тоже касается.
- Э-э, - вылупился на давнего знакомого дознаватель и по совместительству помощник управляющего юго-восточным убежищем Отогакуре.
- Да-да, это я, если ещё не узнал. В сумке у меня на бедре можешь найти приказ о миссии по контролю действий Хозуки Тору, связанных с найденным в окрестностях Самсикавы трупом бывшего подопытного Орочимару-самы. На бумаге печать, напитанная известной тебе чакрой, так что не перепутаешь.
Боязно, не сводя глаз с Кагуя, Ичиро достал из его сумочки сложенный лист, развернул, удостоверился в подлинности и жестом приказал освободить Иссина.
- Неужели нельзя было предупредить? - набычился дознаватель.
- Предупреждать - не моя обязанность. Жалуйся Орочимару-саме на порядки в Отогакуре, - бросил Кагуя, вставая и растирая затёкшие запястья. - Кто меня сюда доставил?
- Хозуки Тору. Он сказал прочесть твою память. Точнее, старика, которого ты играл.
- Труп он тоже принёс?
- В соседней комнате проводят вскрытие. Хозуки дожидается на верхнем этаже результатов.
- Чудно, - Иссин разрешил себе намёк на ухмылку. Всё прошло именно так, как было нужно. - Я воспользуюсь твоим кабинетом? Немедленно напишу отчёт и отправлю куда надо.
- Будешь должен, - отозвался дознаватель и кинул лекарю ключ. - Но не трогай там ничего.
- Только то, что необходимо для написания отчёта, - пообещал Кагуя.
Следующие несколько часов он отдыхал на удобном диванчике в кабинете Ичиро. До чего же приятно просто лежать, вытянувшись! Отчёт о выполнении миссии был написан в первые двадцать минут этого времени и отправлен по электронной почте. Отдыхая, Иссин размышлял о верности и о своём предке Кимимаро. Невольно лекарь затронул тему, болезненную для себя. Он был предан Змеиному Санину и всегда старался выполнять приказы, даже если они касались близких ему людей. Но что было бы, не впади он в ярость много лет назад? Прислушался бы к мольбам Акеми? Если да, то на него лёг бы саван предательства. Что бы тогда стало с ним и Лаской? «Глупая девчонка, – с болью в сердце подумал Иссин, вспомнив девушку, которую любил. – Как бы поступил на моём месте Кимимаро? Он был предан Орочимару душой и телом. Неужели убил бы возлюбленную?»
Отдохнув, Кагуя спустился в комнату для допросов, где застал пришедшего справиться о старике Дакуане Мясника. Настроение у лекаря было приподнятое в связи с окончанием миссии, хотелось немного расслабиться после длительного пребывания в шкуре бродячего торговца.
- Моё почтение, Тору-сан, - приветствовал он Хозуки с порога. - Какими судьбами вы здесь?
- И вам мое почтение, Кагуя-сан. Пришел за результатами допроса, одного своего подопечного.
– Имеете в виду старика Дакуана? Он просил передать «доброму господину», что верность действительно самая важная добродетель для шиноби Отогакуре, и вы доказали это, хорошо выполнив свою работу. Больше не беспокойтесь о нём.
Хозуки-сан, Кагуя-сан, – окликнул шиноби Ичиро, подходя. В руках он держал запечатанные конверты. – Хорошо, что вы здесь. От Орочимару-самы ещё перед вашим приходом поступил приказ вам обоим.
Зам управляющего протянул бумаги. Иссин принял свой, достал свёрнутый лист.

Henge no Jutsu

Henge no Jutsu

Техника шиноби, которая позволяет ниндзя превратиться самому или превратить другой объект в конкретного человека, животное или предмет. С одной стороны это дзюцу достаточно простое и его могут легко выполнить ученики старших классов школы шиноби, но само превращение ещё не всё. Для того чтобы поддержать образ требуется постоянный расход чакры, а ещё сложнее физически взаимодействовать с окружающим миром в "новом теле". Поэтому, например, подросткам легче превратиться в себе подобных же подростков, а вот в совершенстве этой техникой владеют только опытные шиноби.

Техника превращения
https://pp.userapi.com/c855028/v855028227/96416/WY4XTioKCLA.jpg
Вид: Ниндзюцу
Классификация: Отсутствует
Свойство: Отсутствует
Тип: Поддержка
Ранг: Е
Дальность действия: На себя
Ручные печати: Собака → Кабан → Баран
Чакрозатратность: 2 за раз и 1 за каждый пост превращения

+1

9

– Имеете в виду старика Дакуана? Он просил передать «доброму господину», что верность действительно самая важная добродетель для шиноби Отогакуре, и вы доказали это, хорошо выполнив свою работу. Больше не беспокойтесь о нём.
Услышав это Хозуки вроде бы не подал, виду, но замер будто Желтой молнией Конохи пораженный - банальное сравнение, но очень правдивое.
Сердце Джонина пропустило такт...
«Как, как Орочимару-сама сомневался во мне?» - зрачки сузились. Но уже через мгновение Тору взял в себя в руки плавно перетекая в другую позу, возможно ему бы даже стало стыдно за это, но стыд вообще не был ему ведом.
«Что же, значит так надо было, к тому же я вроде все сделал правильно» - перед его глазами стали пробегать, последняя миссия.
«Нет, мне нечего стыдиться, но все же Орочимару-сама, за что?»
Хозуки-сан, Кагуя-сан, – окликнул шиноби Ичиро, подходя. В руках он держал запечатанные конверты. – Хорошо, что вы здесь. От Орочимару-самы ещё перед вашим приходом поступил приказ вам обоим.
Зам управляющего протянул бумаги. Хозуки принял свой, достал свёрнутый лист.
Там было описание миссии:
Дескать сбежали пара подопытных, брат и сестра, близнецы, попутно освободив всех до кого дотянулись их шаловливые ручонки. Сами являются плодами экспериментов Змеиного Санина и представляют опасность даже для Шиноби уровня Иссина и Тору. Их необходимо найти и либо вернуть, либо ликвидировать и уничтожить тела с целью невозможности сбора их ДНК. Согласно донесениям шпионов, близнецы из беглецов сколотили шайку и находятся на севере Страны Горячих Источников, в дремучих лесах.
«Хм, показательно, что Орочимару-сама не написал, что у близнецов за силы… Значит ли это, что это еще одна проверка? Наверное, отчасти. Нельзя быть уверенным, когда говоришь что-то определенное про Орочимару-сама.»
– подумал Хозуки, читая. Предвкушая миссию, он радостно улыбнулся. Глаза Хозуки ещё больше сузились в щелочки. Наконец, до него дошло.
"Я не буду один на миссии? Это так необычно... Не один...Надо же, подумал он , что Иссин сейчас думает обо мне? Я что, не могу сам себе помочь? За эти слова я получил от его божества пощёчину. А что Орочимару-сама, в сущности, думает обо мне теперь? Может быть он хочет, чтобы я сработался или даже подружился? Он говорил мне, что ему нравиться наблюдать за естественным ходом вещей, но мы шиноби, шиноби обладающие улучшенным геномом, мы противоестественны."
На полях до боли знакомым почерком была приписка.

Хозуки-кун, извини за небольшую проверку. Я вижу в вас с Кагуя огромный потенциал, но я хочу быть уверенным, что он послужит моим целям.

Внизу была еще одна приписка.

Тщательно подготовься к миссии, узнайте слабые и сильные стороны друг - друга, думаю это не последняя миссия для вас обоих.

«Что же я и правда, растроган?» У Хозуки в груди появилось теплое, незнакомое очень редко испытываемое им чувство.
Таким небольшим, отрывочным письмом, Орочимару привязывал к себе своих подопечных, сильнее, чем мощнейшая пропаганда про волю Огня и прочую лабуду.
Оно действительно могло подсластить пилюлю недоверия. Если так мыслил сам Орочимару, то что должен был чувствовать Хозуки? Ну, скажем, эмоции, подобные юношески-романтическому трепет, когда чувствуешь, как тебе бросают к ногам свои последние стихи.
Он еще раз прочитал письмо, запомнил. Ведь, не смотря на эмоции, он был прежде всего профессионалом. После чего неспешно стал его рвать и жевать, вполне возможно, миссия закончиться летальным исходом, и если трупом будет, Хозуки, то не стоит давать кому либо и каплю информации.
- Может, воды? Запить. Спросил Кагуя.
Мясник никак не отреагировал, продолжая уничтожать все улики. Но зачем именно так, ведь можно элементарно попросить у Ичиро зажигалку и сжечь бумагу, а пепел развеять. Да и без зажигалки в лаборатории полно всяческих горелок и прочих открытых источников огня.
Но парень хотел быть уверенным, что информация будет уничтожена здесь и сейчас, возможно всего на одно мгновенье, Хозуки показалось, что он несколько перестраховывается. Но потом, он подумал  - «Сомнение твой враг, убей его, а потом съешь».
И уже спокойно закончил свою трапезу спросив Иссина:
- У вас тоже самое?
Он прожурчал – мне нужно передохнуть, собрать свое оборудование у Ичиро. Миссия не срочная так, что нужно тщательно подготовиться.
- Не совсем понимаю, о чём вы, Тору-сан. Мне приказано основательно подготовиться к следующей миссии по поимке либо ликвидации неких близнецов. У вас, я так полагаю, та же миссия?
Да, именно так, - сказал Тору и подтвердил догадку Иссина.

Между тем его напарник протянул ему блеклое изображение двух молодых людей - парня и девушки.

Изображение

https://66.media.tumblr.com/d0b71b112fec10693223ed783af9cef3/tumblr_mswafpcCvr1rw27ggo1_500.png

Длинноволосая блондинка жалась к парню, тоже блондину. Оба бледные и напряженные. И между ними была явно красная нить судьбы. Впрочем, они все же различались. Парень, как ни странно, был ее возраста - но на фоне блондинки казался заматеревшим подростком. А девушка, стройная и высокая, казалась старше своих лет. Их профиль был удивительно схож.
Словно бы просто парочка.
И намека на будущее в их глазах не было. Непонятно. Что-то колкое, что ли, как будто они были чем-то ненастоящим. "Впрочем, именно я сотру их будующее, живыми или мертвыми, так Орочимару-сама?"

Внизу виднелась заметка:

"Акихико и Арису ,октябрь 608-го года, Мачитсуми".

Судя по всему, это и есть те самые близнецы. Фото было сделано недавно в городе, считающемся преступной столицей Страны Рисовых Полей. Очевидно, беглецы побывали там и даже отдохнули. Под фото также более крупным шрифтом было написано:

"До получения детальной информации о целях не покидать юго-восточное убежище".

Иссин сказал:
- Нам предстоит поймать этих двоих. Но перед получением дополнительной информации настоятельно рекомендуется быть здесь, в убежище. Не указано, сколько нам ждать - несколько дней, неделю? Предлагаю провести это время с пользой, Тору-сан. Как вы смотрите на то, чтобы потренироваться вместе?

Тору устало посмотрел на назначенного напарника.
- Я несомненно, за. В подготовку к миссии - это вполне входит, но прямо сейчас я не готов начать тренироваться – я не спал прошлую, ночь и, хотя я могу не спать еще пару суток, а приняв препараты растянуть это время до пары дней, сейчас я не вижу в этом никакой необходимости.
Итак, нам поставили  задачу. Сообщение было отправлено сегодня утром.
Монотонно и спокойно продолжил он, - предлагаю встретиться на тренировочном полигоне этого убежища через восемь часов, за этим, откланиваюсь.
Он коротко кивнул и собрался пойти внутрь за своим снаряжением.
- Понимаю вас, сам вчера не выспался толком, - кивнул Белый Коготь, соглашаясь с Хозуки.
Было похоже что и он устал.
- Я пороюсь в запасниках убежища и, возможно, приготовлю себе препаратов. Но сперва отдохну. До встречи, Тору-сан!
Распрощавшись с Иссином, Тору собрал свое снаряжение и прошел в комнату отдыха шиноби, которую вытребовал себе в личное пользование у зав. Хранилищем. Плюнув на обычные правила безопасности, он поставил всего одну взрывную печать на запертую входную дверь, снял свое хенге и насладился контрастным душем. Теплая вода сделала свое дело. Он заметил, что из узла чакры в груди исчезло слишком много энергии.
"Мое хенге - истощает меня. С этим что-то должно быть сделано. Я не знал, что именно. У меня такое чувство, что надо ждать плохих перемен. Вероятнее всего, я буду просто утирать глаза." От этой мысли Тору содрогнулся. Мысль о том, что он должен будет подпустить кого-то в психологическую зону комфорта, приводила его в ужас. Если вспомнить, как сильно он страдал с первых дней своего ученичества... Тору был не в состоянии заставить себя о испытать те же самые чувства - как и не мог контролировать их. В конце концов, это было личное дело; ему было безразлично, какое решение примет будущее. Он не мог рисковать. Нет, сейчас он должен сосредоточиться на своей умственной работе - иначе он может ошибиться. Он вспомнил первую работу над собой. Это был комплекс упражнений из его стиля «Бесшумного убийства», в которых заключалось смертоносность и эффективность. Тело выполняло управляемые движения - ногами вперед, спиной назад, точными и почти неуловимыми движениями, почти незаметными для глаз. Это успокоило Шиноби, и он проследовал из душа в кровать. Из-за того, что генетически он, как и его Дед был Хозуки, или из-за того что это было одним из немногих средств снятия стресса в убежище, он всегда получал огромную долю энергии после душа. Так и сейчас едва приняв его он упал в постель и закрыл глаза с наслаждением и лёгкой ленью. Во сне ему снились очень странные сны.

Что-то вроде цветных масок с длинными гривами. Во сне все это проносилось мимо и исчезало, чтобы появиться в новом месте. С одной из них он бродил по красной степи и разговаривал со стадом людей, обросшим шерстью. Увидев его, стадо исчезло. Вдруг из какой-то чёрной дыры на небо взмыл столб пламени, а потом послышался глухой гул и звон — это остановилось само чёрное ночное небо. Это было как будто эхо прошедшего боя, и он никак не мог понять, кто так хорошо слышал весь бой и кто так слаб, что не мог услышать его. Его вдруг охватило то жуткое чувство бессильной злобы к этому чёрному черному небу, к этим людям, что оно было так же неотвратимо и ужасно, как гул и стук далёких стальных колес на тёмной тёмной дороге.

Лишь на третьем звонок будильнике, он смог выдернуть себя из сна.
Поднялся, накинул на плечи куртку, повязал кимоно и намотал повязку из бинтов закрывающую его лицо, оставляя открытыми лишь глаза и нос. От него веяло здоровым аристократическим презрением ко всему плохому, что мог бы предложить мир. Впрочем, если разобрать он был прав. Быть шиноби-карликом — не самое худшее. Гораздо страшнее стать мертвым шиноби-карликом. Автоматом выполнив все утренние дела, пропустив большую часть из них, он на том же автомате обезвредил свою печать, забрал ее и отправился в столовую. Подойдя к столу, он вспомнил, что завтрака не было. Подумав, он заказал обычный кебаб в специальном плетёной тарелке, обрызгав его соевым соусом. Прижав её к груди, чтобы еда не упала, он сел за стол и начал есть. После первого же блюда, быстро проглотив его, он почувствовал прилив сил. Позавтракав, он вышел из столовой. и положив ключи дежурному пошел к убежищу. Часы показывали 7:40, пора было выходить. Свет у убежища горел исправно, но в коридоре было темно. Не доходя до него трех метров, он свернул в темный проход и с размаху упал на пол. Так он убедился, что за ним нет слежки (по крайней мере непосредственной, всякие маячки и камеры с счету сбрасывать нельзя). Никакой слежки не обнаружилось и до выхода из убежища у него было время осмотреться. Он шел и смотрел по сторонам. И прибыл на полигон без трех минут восемь, чем остался весьма недоволен, ведь он нарушил собственное правило – прибывать к месту хотя бы за пол часа до срока.
Так он не успел посмотреть, понюхать, продумать маршруты отступления – сделать полигон своим.
Оставалось только второпях рассматривать полигон и тот был чудесен – зелен, пах тем редким запахом весны, когда все только начинает раскрываться, но еще не погрязло в пыли, и запах первой пыльцы и первых раскрытых почек чувствуется прекрасно. Действительно, природа щедро одаривает нашу душу радостью. Вот только о том, где эти цветы вырастают во всем этом великолепии, мы почему-то совершенно не задумываемся. Так ведь время не очень справедливо и иногда просто срывает наши розовые лепестки с ветки… А у нас нет выбора, нет времени чтобы постоять и просто полюбоваться красотой мира.
В этом наша главная ошибка. Нам приходится немедленно расходовать свои силы, это единственное время, которое у нас есть. Но для чего мы тогда живем? Жить надо сегодняшним днем. А лучший момент для тренировки это сейчас. Что бы вы понимали, под полигон, в этом убежище было отдано многие земли на поверхности – тестирование новых устройств для шиноби, надо было проводить и под открытым небом. И перед такой испытательной площадкой и стоял сейчас Тору.

Отредактировано Hozuki Toru (2020-04-13 12:18:35)

+1

10

«Очередная миссия», - подумал Иссин, читая бумагу, в которой содержалось описание нового задания. Двое близнецов совершили дерзкий побег из убежища, прихватив с собой часть подопытных и просто заключённых. Теперь близнецов необходимо либо вернуть назад, либо вовсе убить и избавиться от тел. Самая тривиальная миссия для ойнина. Информации о брате с сестрой не прилагалось, вот что слегка удивляло. Обычно к приказу подобного рода добавлялся перечень способностей целей, их особые приметы, предостережения, а здесь пока не было даже фотографий. Зато в приписке содержалось сообщение, от которого сердце Кагуя пропустило удар:
"Тщательно подготовьтесь с Хозуки-куном к миссии, узнайте побольше друг о друге, она, возможно, не последняя для вас обоих".
Иссин узнал почерк. "Это рука Орочимару-самы, - пронеслось в мозгу, поднимая бурю эмоций. - Он не забыл о нас, беспокоится, чтобы с нами всё было в порядке!" И тут же Широтсуме оборвал себя. "Что за щенячий восторг?! Словно какая-то малолетка. Саннин сделал приписку, чтобы подчеркнуть важность и сложность задания и намекнул на будущее взаимодействие с Тору. Возможно, из нас даже создадут команду. Но, стоит признать, всё равно очень приятно прочесть весточку от Наставника".
Подняв взгляд на Хозуки, Иссин чуть не впал в ступор. Вероятно, в глазах Широтсуме промелькнуло удивление, мягко говоря. "Уборщик" кусочек за кусочком отрывал от листа с миссией и отправлял в рот, тщательно пережёвывая. Он поедал бумагу, будто какие-нибудь чипсы! Не удержавшись, Кагуя поинтересовался:
- Может, воды? Запить.
Мясник никак не отреагировал, продолжая трапезу, словно занимался обыденным, привычным всем и каждому делом. "Ну да, ну да. Когда я ем, я глух и нем", - невольно пришла на ум Иссину старая присказка.
Тору таким нехитрым способом уничтожал информацию. Но зачем именно так, ведь можно элементарно попросить у Ичиро зажигалку и сжечь бумагу, а пепел развеять. Да и без зажигалки в лаборатории полно всяческих горелок и прочих открытых источников огня.
- У вас тоже самое? - проглотив последний кусочек, задал вопрос Хозуки. Что он имел в виду, Кагуя осознал не сразу. После столь удивительного зрелища оно и понятно. Спустя секунду Иссин произнёс:
- Не совсем понимаю, о чём вы, Тору-сан. Мне приказано основательно подготовиться к следующей миссии по поимке либо ликвидации неких близнецов. У вас, я так полагаю, та же миссия?
Мне нужно передохнуть, собрать свое оборудование у Ичиро. Миссия не срочная, так что нужно тщательно подготовиться. Впрочем, медлить мы тоже не будем, - подтвердил догадку Иссина Тору.
Перевернув бумагу, осматривая, дабы ничего не пропустить, Широтсуме заметил на обратной стороне листа отпечатанное блеклое изображение двух молодых людей - парня и девушки. Длинноволосая блондинка жалась к такому же светлому парню, сходство прослеживалось и в чертах лиц. Внизу виднелась заметка: "Акихико и Арису, октябрь 608-го года, Мачитсуми". Судя по внешности, это и есть те самые близнецы. Фото было сделано недавно в городе, считающемся преступной столицей Страны Рисовых Полей. Очевидно, беглецы отдыхали там после того, как покинули убежище. Под фото также более крупным шрифтом было написано: "До получения детальной информации о целях не покидать юго-восточное убежище".
Иссин показал фото товарищу.
- Нам предстоит поймать этих двоих. Но перед получением дополнительной информации настоятельно рекомендуется быть здесь, в убежище. Не указано, сколько нам ждать - несколько дней, неделю? Предлагаю провести это время с пользой, Тору-сан. Как вы смотрите на то, чтобы потренироваться вместе?
- Я несомненно, за. В подготовку к миссии - это вполне входит, но прямо сейчас я не готов начать тренироваться – я не спал прошлую ночь и хотя я могу не спать еще пару суток, а приняв препараты растянуть это время до пары дней сейчас я не вижу в этом никакой необходимости. Предлагаю встретиться на тренировочном полигоне этого убежища через восемь часов, за этим, откланиваюсь.
– Понимаю вас, сам вчера не выспался толком, - кивнул Иссин, соглашаясь с Хозуки. Голос у того был донельзя усталый, да и весь вид прямо свидетельствовал о необходимости длительного отдыха. Всю ночь Мясник работал над делом трупа, днём ему пришлось тащить на себе отнюдь не лёгкого лекаря, а в убежище возился всё с тем же мертвецом. Сейчас он вымотался, как, впрочем, и Кагуя. Притворяться стариком только с первого взгляда покажется лёгким. В действительности это отнимает массу сил. Мало того, что нужно следить за своим поведением. Надо старательно имитировать голос, походку, позы старика, несвойственные шиноби в самом расцвете, что очень утомительно, учитывая, что изображать бродячего торговца пришлось целых два дня без передышки. В деревне из-за этого не удалось выспаться. Уснёшь крепко - и прощай, образ Дакуана. К тому же, на следующий день приходилось показывать себя бодрым. - Я пороюсь в запасниках убежища и, возможно, приготовлю себе препаратов. Но сперва отдохну. До встречи, Тору-сан!
Шестичасовой сон - что может быть лучше для уставшего шиноби? Разве только десятичасовой с ванной и плотным завтраком, после которого можно посидеть в кресле у окна или, ещё лучше, на крылечке, и полюбоваться пейзажем. Просто сидеть и любоваться, очистив разум от мусора ненужных мыслей... Вот чего очень хотел Иссин. Однако, по-настоящему расслабиться и получить удовольствие ему не позволяла работа. Она тенью стояла над ним, понукая всегда быть настороже.
Кагуя не выспался. Снилась ему под конец, перед самым пробуждением, какая-то несуразица. Он будто бы лежал в пещере, заполненной змеями разных расцветок и размеров. Они ползали по нему, кусали друг друга и его самого, заползали ему в рот, гнездились в животе, обвивались вокруг рук, ног, шеи. Их шипение оглушало. А он лежал, не в силах пошевелиться, парализованный страхом. Отчаяние билось в клетке немощного тела птицей, кричало о конце всего и вся. Смерть, принявшая вид змей, окутывала его, он хотел вырваться, однако, не мог даже вздохнуть. В определённый момент потомок Кимимаро почувствовал себя обречённым. Плоть его претерпевала необъяснимые метаморфозы. Кожа грубела, покрываясь чешуёй, волосы выпадали, и на их месте вырастали рога, конечности высыхали и, в конце концов, отделились от туловища. Он сам превращался в змею! Громадную, сильную, ужасающе прекрасную. Хотелось кричать от восторга. Сила рвалась, не находя выхода. Вдруг парализация отступила, и Иссин, открыв рот, громко зашипел, дивясь своему новому голосу.
Змеи более не представляли для него угрозы. Они, наоборот, отползали прочь. И тут он почувствовал на себе чужой, недобрый взгляд, и понял, что находится во тьме, а вокруг бугрится склизкая плоть внутренностей. Кагуя внезапно осознал себя змеёй, проглоченной другим, куда более гигантским пресмыкающимся, и его охватило отчаяние. Он оказался навеки заперт в живой тюрьме, выбраться из которой невозможно.
Задыхаясь, Широтсуме проснулся, сел на постели, осмотрел себя, свои руки, ощупал лицо, убеждаясь, что всё на месте, и никаких изменений не произошло. Он по-прежнему человек или, во всяком случае, выглядит таковым. Рядом никого нет, дверь заперта на засов и замок сверху. Пробраться сюда смог бы лишь очень хороший шиноби. Выругавшись, Иссин встал и побрёл в душевую комнату смывать следы кошмара. «Приснится же», – успокаивал он себя по пути.
До встречи с Хозуки оставалось чуть больше полутора часов, и Широтсуме планировал провести это время с пользой. Холодный душ привёл его в порядок, прогнав остатки липкого сна и наполнив тело утренней бодростью. Будь воля Иссина, он бы спал ещё дольше, но неизвестность давила на грудь каменной плитой. Когда придёт дополнительная информация о близнецах, необходимо будет немедленно выдвигаться, а к тому моменту нужно привести в порядок вещи.
Здешняя лаборатория являлась точной копией таких же в других убежищах. Металлические инструменты, яркие и не очень лампы, столы-каталки для перевозки трупов и ещё живых подопытных, боксы, разделённые полиэтиленовыми стенками. Вообще, лаборатория представляла собой некое подобие лабиринта и совмещалась с операционными. В одной из них сейчас резали какого-то бедолагу, который орал на всё здание, несмотря на заткнутый в пасть кляп. Краем глаза Иссин заметил кровавые капли, стекающие по полупрозрачным стенкам, и работающего топором, словно заправский мясник на бойне, медика. Зафиксированный на столе подопытный дёргался изо всех сил, стараясь вырваться, и содрогался при каждом ударе. Отвернувшись, Кагуя полез в шкафчики, где хранились ингредиенты для препаратов. К ним у него как у медика был бесплатный доступ. Точнее, к некоторым, самым распространённым и ходовым.
Сушёные лекарственные травы хранились в пластиковых упаковках. Иссин достал клевер, ежевику, чабрец, высыпал в одну ёмкость, измельчил ступой в порошок. Затем отыскал у себя плоды рябины и шиповника, собранные ранее в лесу. С ними пришлось возиться подольше. Тоже измельчить до состояния порошка, перемешать, чтобы получилась однообразная смесь. Залив всё особым спиртосодержащим раствором, Широтсуме поставил ёмкость на медленный огонь и кипятил около часа, затем отставил. Лечебная масса станет готова самое меньшее через сутки, и тогда можно будет сделать из неё крововосстанавливающие таблетки*. На миссии любой препарат не лишний, даже, казалось бы, самый пустяковый, а такие таблетки особо высоко ценятся не только у шиноби. В бою, да и после него они незаменимы. Их пьют иногда и воины, и разбойники – да все, рискующие жизнью и здоровьем, в том числе мирные люди, поранившиеся и потерявшие много крови. При анемии и некоторых болезнях их принимают чуть ли не упаковками, что даёт медикам, умеющим изготавливать лекарственные препараты, дополнительный доход.
Закрыв ёмкость и положив в шкафчик, Кагуя двинулся на полигон, где его, наверное, уже ждал Мясник. Завтракать не стал - тренировать тело лучше всего на голодный желудок, как и разум.
Тренировочный полигон убежища располагался на поверхности и представлял собой открытую, ровную местность, заросшую травой. Редкие деревья выглядели одинокими странниками на крепчающем ветру. Вдалеке зато стеной стоял лес, а поблизости поблёскивали на весеннем солнце волны реки. Здесь хорошо упражняться в стихийном ниндзюцу, почти все источники рядом. И тайдзюцерам есть, где разгуляться, в том числе лучникам - от края до края полигона не меньше трёхсот шагов. Молодая трава уже поднялась, капельки росы на ней сверкали подобно мириадам крошечных изумрудов, рассыпанных богиней весны по лесам и полянам подлунного мира. Почва, пробудившаяся от спячки, тем не менее, уже порядком подсохла и не затрудняла передвижение. Вдохнув полной грудью свежий лесной воздух и обведя взглядом зеленеющую природу, Иссин ощутил кожей ласковое прикосновение солнечных лучей. Захотелось пробежаться босиком, впитывая в себя энергию земли. В ветвях деревьев пели птицы гимн пришедшей весне, радуясь дневному светилу и проснувшейся от зимней спячки жизни.
- Приветствую, Тору-сан! - улыбнулся появившемуся на полигоне Мяснику Кагуя, скидывая плащ. - Как настрой? Чем бы хотели сейчас заняться?

*Igakubutsu no Vaza

Igakubutsu no Vaza

Один из первых элементарных навыков, которому шиноби медики обучаются в госпиталях: изготовление лекарственных средств (боевых и тому подобных пилюль, антидотов, кровоостанавливающих, тонизирующих, седативных, противопростудных и прочих средств) различных форм: мази, микстуры, отвары и настои, таблетки, порошки, растворы для наружного и внутреннего применения), а так же изготовление косметических кремов.
В качестве основного сырья используются в первую очередь свежие и высушенные части целебных растений, очищенная вода и различные химические вещества (полученных из того же растительного/минерального сырья)


Крововосстанавливающие таблетки. Простейшее средство, стимулирующее кроветворение. Растения высушиваются, измельчаются в порошок, проводится термообработка, выдержка, образовавшаяся масса смешивается с мёдом, после чего высушивается.

Навык изготовления медикаментов
https://pp.userapi.com/c853516/v853516407/8e935/rgD81iYQDS8.jpg
Вид: медикамент
Классификация: рецепт
Свойство: таблетка.
Из чего производится: трава клевера, листья ежевики, трава чабреца, плоды рябины и шиповника, мёд.

+1

11

Тренировочный полигон убежища располагался на поверхности и представлял собой открытую, ровную местность, заросшую травой. Редкие деревья выглядели одинокими странниками на крепчающем ветру. Вдалеке зато стеной стоял лес, а поблизости поблёскивали на весеннем солнце волны реки. Здесь хорошо упражняться в стихийном ниндзюцу, почти все источники рядом. И тайдзюцерам есть, где разгуляться, в том числе лучникам - от края до края полигона не меньше трёхсот шагов. Молодая трава уже поднялась, капельки росы на ней сверкали подобно мириадам крошечных изумрудов, рассыпанных богиней весны по лесам и полянам подлунного мира. Молодая трава уже поднялась, капельки росы на ней сверкали подобно мириадам крошечных изумрудов, рассыпанных богиней весны по лесам и полянам подлунного мира. Их золотистая ткань сливалась в какую-то странную синь, и сама жизнь казалась прозрачной, словно прозрачный жемчуг, парящий в утренней росе. А еще эта синева была пропитана печалью и многократным эхом имени природы. Еще она была ярко-алой от восходящего солнца. В ветвях деревьев пели птицы гимн пришедшей весне, радуясь дневному светилу и проснувшейся от зимней спячки жизни. Это было так прекрасно и одновременно так просто, что у Хозуки невольно захватило дух. «Да, – подумал он, – да».
- Приветствую, Тору-сан! - улыбнулся появившемуся на полигоне Мяснику Кагуя, скидывая плащ. - Как настрой? Чем бы хотели сейчас заняться?
Как чем? Навести красоту? Посмотреть, как проводят время? Устроить пикничок? Увлечься крестянскими суевериями? Вы знаете, есть такое выражение - «заслышать звук этих клинков»? Вот чем я хотел бы заняться - подумал Тору, но в слух произнес:
- Тем же, чем и обычно - очень серьезно ответил Хозуки.
Хозуки был предельно серьёзен, даже в чём-то раздражителен. Иссин наоборот задумчив и Тору хотелось бы думать, что задумчив он именно из-за обдумывания своей миссии. Но вместо этого он испытывал желание высказаться вслух. Тору знал, что он обязательно должен это сделать. Он поглядел на напарника.
- Служить Орочимару-саме. А для этого нужно будет понять наши слабости и сильные стороны. Моя слабость это, пожалуй, физическое развитие и рукопашный бой.
Говорил Хозуки Тору размеренным, рокочущим голосом. Он сам не очень часто работал в компании других людей, но сейчас вспомнил весь опыт, как практический, так и теоретический. Учитель Хозуки часто повторял: главное в шиноби это не внешность и способности, а ум и способность искать. А наши способности — это определённые навыки.
- Так как мы не знаем, что нам встретиться, разумнее сейчас подтянуться в слабостях. Потом подумать где можно найти синергию.
- Мы служим Орочимару-саме независимо от того, спим или метаем кунай, - так же серьёзно ответил Кагуя, что не много добавило ему очков в глазах Тору.
- Всё учтено его непревзойдённым разумом, всякий наш поступок вплетён в узоры его планов. Хотим мы того или нет, но совершить нечто, противоречащее его замыслу, мы вряд ли в состоянии, Тору-сан.
"Что правда то правда!"
Иссин повесил плащ на ветку ближайшего дерева, стянул футболку и повернулся к Мяснику.
- Вы сказали, что испытываете недостаток в физическом развитии и рукопашном бое, - сказал Широтсуме.
- А я как раз специализируюсь на ближнем бою. Хотя, обычным рукопашником меня не назвать. Мои стили чересчур специфичны и вряд ли подойдут обыкновенному человеку, да и необыкновенному тоже. Разве только кендзюцу. Умеете управляться коротким мечом, Тору-сан? Вот, примерно, таким, - Кагуя правую руку завёл к левому плечу. Плоть его раскрылась, и из неё высунулась белесая, влажная кость, за которую он потянул, словно за рукоять, и вынул из собственной руки подобие небольшого меча с острым концом. Ранка тотчас затянулась. Тору-сан с изумлением уставился на этот предмет, а Кагуя словно бравируя взмахнул им. Поиграв оружием, Иссин продолжил:
- Хотя я и неплох в тайдзюцу, всегда есть, куда развиваться. Кстати, под слабостью вы имели в виду слабое владение собственным телом, конкретно телесную слабость, низкую скорость или же искушённость в рукопашном бою?
Перед его взором проносились картины сражений — это было похоже на череду последних в его жизни моментов. Ещё издалека он понял, что меч — не простой. Сейчас же он утвердился в мысли, что это не фокус, а меч действительно из кости. Это наводило на воспоминания, как Тору делал заточки из подручных материалов в убежище холодной ноябрьской ночью. Он тряхнул головой отгоняя картины детства.
- Да, впечатляет, он кивнул - хм...
-Не владею кендзюцем, ответил на вопрос Когтя он – в отличии от моего деда Хозуки стремившийся собрать все семь великих мечей, я же до этого момента не стремилась к этому. Впрочем,в вашем случае владение кендзюце, вполне понятно и обосновано. В моем же – да, я люблю все, что режет, рубит, колит и кромсает, но есть одно, но – это все дорого стоит, и зачастую приходит в негодность на миссии. По сему я предпочитаю, или ниндзюце или гендзюце, или же тайдзюце.
Тору прервался и почесав шею. «Предпочитаю думать, что оружие это я». Он взглянул на небо и увидел там далекий луч света. "На полигоне нас, нас не увидит никто, так что можно особо не сдерживаться".
- Да, я слаб прежде всего в физической силе и во втором случае в самом тайдзюце - я владею «Бесшумным убийством». Слышали о таком? – Он улыбнулся невольному каламбуру.
«Но каков хитрец» - подумал Тору «Я ему собственные слабости назвал, а он лишь показал свою силу… Не то что бы меня это напрягало, но…»
- И вы так и не назвали собственных слабостей. Хмм?
Так я и думал. Придерживает козыри... Но как говорится «выбирать нам не из кого». Значит так... Я много раз наблюдал за поведением людей в экстремальных ситуациях. В какой-то момент ты допускаешь грубую ошибку, еще не до конца осознав ее значение, если не обладаешь всей полнотой информации.
- Бесшумное убийство, насколько я помню, особый стиль шиноби Тумана, в частности, мечников Кири, - произнёс Кагуя, листая страницы книжных воспоминаний.
- Его суть, если не ошибаюсь, заключена в названии и состоит в том, чтобы скрытно подобраться к противнику и нейтрализовать её. Очень полезное умение.
Отметил плюсы этого стиля Тайдзюце Белый коготь.
- Вы, полагаю, хотите стать сильнее телесно, дабы совершенствоваться в бесшумном убийстве? Что ж, для этого вам подойдёт тренировка с тасканием тяжестей прежде всего. Есть много способов укрепить тело и сделать мышцы сильнее. А вот в тайдзюцу вам пригодился бы столб для обрабатывания ударов. Или партнёр, чтобы научиться попадать по живому противнику и, что, по-моему, важнее, изворачиваться от ударов. Что до моих слабостей... Я, например, весьма посредственен в сложении ручных печатей и не умею вводить людей в иллюзии. Пожалуй, это мой главный недостаток. А ещё по сравнению с некоторыми шиноби довольно медлителен. Для начала, я предлагаю выяснить, насколько вы быстры, Тору-сан, чтобы знать примерно ваш уровень владения телом. Причём это связано как раз с тайдзюцу. Я буду атаковать, а вы изворачиваться. Согласны?
"Если я соглашусь, это будет лучший выход из положения. Конечно, впереди у нас должно быть очень много тренировок, но для первого раза вполне хватит. Если вы согласны, Кагуя-сан, я выложусь на все сто! Впрочем, может быть, мне это только кажется... Ведь в этом случае я не смогу нанести вас ни одной царапины!" Подумал шиноби и сказал:
- Очень желательно именно партнёр, в дереве не течет кровь, и оно не бьёт в ответ. Подобрался.
- Звучит, разумно - лёгкое покачивание, из стороны в сторону, сместить центр тяжести, чуть ниже, строго между ногами, и следить за дистанцией, этого по идее достаточно, чтобы уворачиваться. Но это от обычного человека.
- Я готов.
Мясник сейчас напоминал кобру, принявшую стойку. Лёгкие покачивания из стороны в сторону свидетельствовали о том, что он готов уклониться от прямого или вертикального удара. Шагнув к Хозуки, Кагуя совершил простой горизонтальный взмах костяным мечом, словно хотел задеть грудь партнёра сантиметров так на пять. Бил плоской стороной клинка, очевидно чтобы не ранить.
Первый выпад был игрой, за ним  явно последует другой. Либо может оказаться что это обманный удар. И затем последует удар на полной скорости. Дилемма, которую решать входе спарринга времени нет. Поэтому Мясник просто разорвал дистанцию на пол метра. Благо скорости ему пока хватало.
Сам он тоже внимательно наблюдал за Кагуей, в конце концов клинки шиноби всегда говорят больше их слов. И врут значительно меньше. Пока Тору все очень нравилось. Легкость, расчетливость и что-то что так привлекало людей, он словно видел в движениях Кагуи его легендарного предка, легендарную, прекрасную, милосердную и безжалостную Принцессу Кагую Ооцуцуки.
Хозуки отскочил примерно на полметра, избежав соприкосновения с костяным мечом. Сделал он это плавно словно волна отступающая в море. Мягкое движение, и он уже вне досягаемости клинка.
- А теперь попробуем усложнить. Будьте готовы, Тору-сан,
Тору почувствовал себя не уютно, если так можно сказать. Кагуя двигался не быстро, бил можно сказать нежно, но при этом видна была та его сторона, которую он скрывал. Как старый заживший перелом, даже если зарастёт, то на погоду ныть будет. Притом что внешняя его сторона всегда была приятна. Видимо, перед ним был сильный фехтовальщик. Может физически немного грубоват, но продумывает все наперед. Как-то так. Неплохо… И потом… Не, не то. Какая-то сложная гармония ощущений.
В этот раз Иссин плавно ударил в центр груди, от такого удара нельзя отступать назад, ведь в таком случае враг, просто догонит, сделав ещё пару шагов. Мясник скрутился, сделав пол шага в сторону и поворачивая корпус вдоль оси, пропуская удар вдоль себя. Следующие удары можно наносить в бедро и голову, так что он ждал его , но все же среагировал с опозданием, увороты тут уже не работали, так что двойной нижний блок, скрещенными кунаями, почти позволил Хозуки защитится. Почти, если бы был правильно взят, а так кончик меча коснулся его бедра.

+1

12

- Тем же, чем и обычно, - ответил Хозуки. - Служить Орочимару-саме. А для этого нужно будет понять наши слабости и сильные стороны. Моя слабость это пожалуй физическое развитие и рукопашный бой. Так как мы не знаем, что нам встретиться, разумнее сейчас подтянуться в слабостях. Потом подумать где можно найти синергию.
Сегодня он абсолютно не был похож на вчерашнего и позавчерашнего Хозуки, который проводил расследование в деревеньке рыбаков и доставлял старика Дакуана в убежище. Внешне от высокого, стройного молодого парня в белом плаще не осталось и следа. Перед Иссином стоял низенький, почти карлик, человечек… нет, не совсем так. Сегодняшний Тору мало походил на человека. Горбатый, нескладный, с огромной головой, заставляющей заподозрить у него врождённое заболевание. Кожу покрывали бородавки, придавая «уборщику» сходство с уродливой жабой. И глаза навыкате, в которые не хочется смотреть. Родись он в обычном обществе, его бы сочли уродом и сбросили со скалы на камни при рождении, чтобы не мучился. Но Орочимару-сама придерживался иного мнения. Он заложил в это жуткое существо нечто удивительное, послужившее оправданием существования Тору и, возможно, благодаря именно тем неизвестным качествам он занял должность управляющего убежищем. Впрочем, чего у него не отнять, так это ума и хитрости. Выживать с таким телом было непросто, и трудности закалили Мясника, выковав из него оружие для Змеиного Саннина.
«Откуда у него столь… специфическая внешность?» – невольно задался вопросом Широтсуме. Он знал о некоей природной чакре, сеннинка, лёгшей в основу создания джуина Орочимару. Под её влиянием человек превращается в чудовище, у него проявляются черты зверей, амфибий. Не исключено, что Тору является продуктом экспериментов по созданию человека, постоянно подверженного воздействию сеннинка. Клан Хозуки ведь специализируется на техниках воды, вот и получил парень черты существа, связанного с водой, жабы, например. «Джуин усиливает нас, – размышлял потомок Кимимаро. – А если Мясник постоянно находится под усилением? В таком случае он невероятно могуч. С ним следует держать ухо востро и не попадаться под его атаки, какими бы они ни были». В этот момент Тору казался Иссину тьмой, в которой живёт неведомое, крайне опасное чудовище. Ему вспомнился утренний сон. В утробе, кишащей змеями, тоже было темно, и кто-то следил за ним, несмотря на отсутствие света.
«Страх?» – поразился Широтсуме росткам полузабытого чувства, проросшим в его сердце, и тут же вырвал их с корнем. Здесь он, Кагуя, истинное чудовище! Самое сильное чудовище! Это он охотится на других, а не они на него!
Злость вымела страх из сознания и очистила разум от лишних мыслей. Иногда думать вредно, вот как сейчас. В следующее мгновение Иссин уже спокойно глядел на напарника, как на самого обычного человека.
Хозуки был предельно серьёзен, даже в чём-то раздражителен. "Неужто на него так подействовала моя улыбка? - предположил Иссин. - Обычная учтивость, не всегда, правда, проявляемая мною, показалась ему признаком легкомыслия? Хм. Возможно, так на него подействовало послание Орочимару-самы в приказе? И его странное поведение с поеданием бумаги... Он всем сердцем предан Наставнику. Вероятно, тот похвалил его, и поэтому он со столь чрезмерным рвением относится к нашей совместной службе". Лицо Кагуи приняло задумчивое выражение. Напарник всё говорил по делу, и о слабых сторонах друг друга, и о взаимодействии, причём умалчивал о своих козырных техниках, которые есть у каждого уважающего себя ниндзя. Клан Хозуки, откуда происходил Мясник, насколько знал Широтсуме, специализировался на стихийном ниндзюцу. Об управлении водой членами клана ходили легенды. Поговаривали, будто бы Хозуки даже способны сами обращаться в жидкость. Иссин никогда не охотился на них и тем паче не вступал с ними в бой, поэтому проверить на практике досужие домыслы до сего дня не успел. А ведь точная информация могла бы пригодиться при совместном выполнении миссии. В бою каждая мелочь может иметь значение, а знание преимуществ напарника весьма важная составляющая успеха в бою.
- Мы служим Орочимару-саме независимо от того, спим или метаем кунай, - так же серьёзно ответил Кагуя. - Всё учтено его непревзойдённым разумом, всякий наш поступок вплетён в узоры его планов. Хотим мы того или нет, но совершить нечто, противоречащее его замыслу, мы вряд ли в состоянии, Тору-сан.
Иссин повесил плащ на ветку ближайшего дерева, стянул футболку и повернулся к Мяснику.
- Вы сказали, что испытываете недостаток в физическом развитии и рукопашном бое, - сказал Широтсуме. - А я как раз специализируюсь на ближнем бою. Хотя, обычным рукопашником меня не назвать. Мои стили чересчур специфичны и вряд ли подойдут обыкновенному человеку, да и необыкновенному тоже. Разве только кендзюцу. Умеете управляться коротким мечом, Тору-сан? Вот, примерно, таким, - Кагуя правую руку завёл к левому плечу. Плоть его раскрылась, и из неё высунулась белесая, влажная кость, за которую он потянул, словно за рукоять, и вынул из собственной руки подобие небольшого меча с острым концом*. Ранка тотчас затянулась. Произошедшее здорово впечатлило Хозуки, судя по тому, как он смотрел на вытягивающего меч Кагую. Поиграв оружием, Иссин продолжил: - Хотя я и неплох в тайдзюцу, всегда есть, куда развиваться. Кстати, под слабостью вы имели в виду слабое владение собственным телом, конкретно телесную слабость, низкую скорость или же искушённость в рукопашном бою?
- Да, впечатляет, – кивнул Тору, – хм... Не владею кендзюцем, в отличии от моего деда Хозуки, стремившегося собрать все семь великих мечей, я же до этого момента не стремился к этому. Впрочем, в вашем случае владение кендзюце, вполне понятно и обосновано. В моем же – да, я люблю все, что режет, рубит, колит и кромсает, но есть одно, но – это все дорого стоит, и зачастую приходит в негодность на миссии. По сему я предпочитаю, или ниндзюце или гендзюце, или же тайдзюце. – Мясник прервался, почесав шею. – Да, я слаб прежде всего в физической силе и во втором случае в самом тайдзюце - я владею «Бесшумным убийством». Слышали о таком? – И вдруг Тору улыбнулся, разрушив образ непоколебимо серьёзного, подобно колючий ёж, шиноби, и добавил: – И вы так и не назвали собственных слабостей. Хмм?
"Так он силён в ниндзюцу? Предсказуемо, учитывая способности его клана, - размышлял Иссин, внимательно слушая напарника. - В том, что он слаб, нет ничего удивительного. Стихийщики довольно часто пренебрегают физическими упражнениями в угоду развития контроля над стихиями".
- Бесшумное убийство, насколько я помню, особый стиль шиноби Тумана, в частности, мечников Кири, - произнёс Кагуя, листая страницы книжных воспоминаний. "Какая ирония - преимущество мечников досталось человеку, не умеющему управляться с клинком". - Его суть, если не ошибаюсь, заключена в названии и состоит в том, чтобы скрытно подобраться к противнику и нейтрализовать её. Очень полезное умение. - "Интересно, как он применяет его на практике? Использует особое ниндзюцу, чтобы прикончить цель?" - Вы, полагаю, хотите стать сильнее телесно, дабы совершенствоваться в бесшумном убийстве? Что ж, для этого вам подойдёт тренировка с тасканием тяжестей прежде всего. Есть много способов укрепить тело и сделать мышцы сильнее. А вот в тайдзюцу вам пригодился бы столб для отрабатывания ударов. Или партнёр, чтобы научиться попадать по живому противнику и, что, по-моему, важнее, уворачиваться от ударов. Что до моих слабостей... Я, например, весьма посредственен в сложении ручных печатей и не умею вводить людей в иллюзии. Пожалуй, это мой главный недостаток. А ещё по сравнению с некоторыми шиноби довольно медлителен. Для начала, я предлагаю выяснить, насколько вы быстры, Тору-сан, чтобы знать примерно ваш уровень владения телом. Причём это связано как раз с тайдзюцу. Я буду атаковать, а вы уворачиваться. Согласны?
- Очень желательно именно партнёр, в дереве не течет кровь, и оно не бьёт в ответ. Звучит разумно. – Хозуки принял боевую стойку. – Я готов.
Мясник сейчас напоминал кобру, принявшую стойку. Лёгкие покачивания из стороны в сторону свидетельствовали о том, что он готов уклониться от прямого или вертикального удара, а ещё о пусть и малом, но всё же опыте в тайдзюцу. Иссин, оценивая его, предполагал, что скорость Тору мала, поэтому, дабы не поранить его, решил двигаться в половину своей максимальной быстроты. Шагнув к Хозуки, Кагуя совершил простой горизонтальный взмах костяным мечом, словно хотел задеть грудь партнёра сантиметров так на пять. Бил плоской стороной клинка, чтобы не ранить. Он был уверен, что Мясник увернётся. А вот то, как парень это сделает, расскажет о его скорости и ловкости лучше сотни слов.
Тору отскочил примерно на полметра, избежав соприкосновения с костяным мечом. Сделал он это умело, точно большой кот. Мягкое движение, и он уже вне досягаемости клинка. "У него есть потенциал, - отметил про себя Иссин. - Пару лет занятий, а то и меньше, и из него вышел бы отличный мечник либо рукопашник".
- А теперь попробуем усложнить. Будьте готовы, Тору-сан, - предупредил он и сделал прямой выпад в грудь с шагом вперёд и в сторону.
Не на максимальной своей скорости, но вполне достаточной, чтобы задеть среднестатистического шиноби, не занимавшегося как следует тайдзюцу. Кончик клинка должен был лишь чуть коснуться Мясника. От такого удара не следует отскакивать, поскольку клинок последует дальше и достигнет цели. От него нужно уворачиваться, что с успехом сделал Хозуки, отойдя на полшага вбок и повернув корпус, в результате оружие пронеслось мимо, едва не задев его. Но это была лишь часть атаки. Клинок описал дугу сверху-вниз-вправо параллельно с шажком Кагуя к напарнику и устремилось к бедру уже со всей возможной для потомка Кимимаро быстротой. Мясник ожидал чего-то подобного и почти успел выставить скрещенными кунаями блок, тем самым утвердив себя в глазах Иссина как весьма неплохой боец. Тем не менее, острый конец меча легонько ткнул его бедро, совсем чуть-чуть, точно воздушный поцелуй юной прекрасной тян.
- Всё-таки вы очень скромный человек, Тору-сан, - едва заметно уголком губ ухмыльнулся Кагуя, вспомнив разговор Дакуана и Хозуки в лесу. - Ваше владение тайдзюцу значительно выше, чем у очень многих шиноби Отогакуре. Вы почти заблокировали мой удар. Вам бы ещё немного скорости, и сравнялись бы со мной.
Хозуки склонил голову, будто бы принимая похвалу.
Иссин говорил искренне. Однако, Мяснику недоставало не только скорости, но и силы. В реальном бою с мастером тайдзюцу Тору ждало бы поражение, но даже сейчас, на нынешнем уровне, он мог справиться в ближнем бою с большинством специализирующихся на ниндзюцу шиноби.
Почти успешная попытка напарника защититься разожгла в Широтсуме искорку азарта. Он едва сдержал кровожадную ухмылку.
- А теперь попробуйте не только уклоняться, но и контратаковать, - произнёс он и бросился на напарника.
Иссин прекрасно контролировал свою скорость и двигался быстрее, чем при первой атаке, но медленнее, чем мог бы. Именно такая скорость подходила для того, чтобы Хозуки мог успешно реагировать на его действия, хотя и на пределе своих возможностей. Взметнулись облаком длинные белые волосы, частично скрывая телодвижения. Костяной меч рассерженной змеёй кинулся строго к шее Тору в выпаде, затем, не достигнув каких-то миллиметров до цели, изменил направление - Кагуя шагнул к напарнику, перетекая в нижнюю стойку, и ударил в корпус рукоятью оружия, зажатой в кулаке. Вернее сказать, попытался ударить с крайне близкого расстояния. Движение получилось коротким, и отреагировать на него после обманного выпада было трудно даже для мастера, впрочем, Хозуки умел преподносить сюрпризы, как выяснилось ранее.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

13

- Всё-таки вы очень скромный человек, Тору-сан, - едва заметно уголком губ ухмыльнулся Кагуя.
- Ваше владение тайдзюцу значительно выше, чем у очень многих шиноби Отогакуре. Вы почти заблокировали мой удар. Вам бы ещё немного скорости, и сравнялись бы со мной.
Похоже Иссин говорил искренне.
"Кстати, если он так хорош, как мне кажется, что же мешает ему показать это еще раз? Тем более, что это к поможет нашей миссии" - подумал Хозуки. Кагуя как-то странно на него посмотрел. Видимо почувствовал что-то.
Однако, Мяснику недоставало не только скорости, но и силы. В реальном бою с мастером тайдзюцу Тору ждало бы поражение, но даже сейчас, на нынешнем уровне, он мог справиться в ближнем бою с большинством специализирующихся на ниндзюцу шиноби.
Кагуя пригасил свою кровожадную ухмылку.
- А теперь попробуйте не только уклоняться, но и контратаковать, - произнёс он и бросился в нападение.
Иссин двигался быстрее, чем при первой атаке, но медленнее, чем мог бы. Ладонь карлика рванулась к кобуре. Что-то похожее на улыбку проскользнуло  и на его губах. 
Взмах волос, частично скрыл от него действия Иссина, и вот уже к его шее несётся клинок. Тору все же успевал реагировать, но раз уж ему и предложили атаковать он решительно присел и попробовал ударить рукоятью куная в ноги, а сам прикрылся от возможного удара сверху, в результате напоролся на удар по шее, удар пришлось именно в шею потому что он подсел. И тут уж тело Тору само среагировало - он применил технику гидратации тела. И рукоятка меча провалилась в водную поверхность. Кулак Иссина словно встретил сопротивление из жидкости, прошёл через струю воды, заставив опытного шиноби удивиться. Все это заставило Иссина, ненадолго приостановить тренировку.
- Прошу прощения за это. Вежливо произнес Хозуки и, убрав свой кунай на место, продолжил вполголоса.
– Сложно контролировать некоторые моменты… физиологии.
- Тору-сан, контролируйте себя. Полагаясь на свои клановые способности, вы не сумеете должным образом развиться в плане тайдзюцу. Ваша задача - уворачиваться, блокировать, атаковать, используя исключительно приёмы рукопашного и ножевого боя, раз уж вы решили орудовать ещё и кунаями. Иначе наша тренировка выльется в практику какого-то нин-тайдзюцу. "Но сам начал с применения генома, интересно почему? " Мысленно отметил про себя Тору, - Его техники настолько специфичны, что без них ни как нельзя? Может он и двигаться не может без своего генома? Интересно.." Мысли в голове дзенина никак не желали покидать голову, превращаясь в странные переплетения оттенков лилового цвета. "А может не надо задумываться над "почему" и "зачем"? Всё равно не пойму. Может на все воля Орочимару-сама? Возможно Тора и тупиковая ветвь эксперимента, но по какой-то причине Орочимару-сан поручил ему контроль над убежищем и поручает напарника чтобы они натаскивали друг-друга. Скорее всего потому, что именно в этом заключена главная тайна нашего существования, как шиноби." - Размышлял Тору, пряча взгляд в сторону. - "Быть может, это что-то вроде демонического предзнаменования в моем случае?
- Кстати говоря, хорошая попытка с ударом рукоятью, - похвалил Иссин.
- В данном случае если бы я получил урон от удара, это бы подвергал риску нашу миссию. Ответил Тору, а сам подумал - "ксо, надо же было мне так со всем вывернуться."- но я обещаю применять эти техники именно в таких случаях.
- Вряд ли бы вы оказались ранены. Я бил далеко не в полную силу, при попадании самое большее вы бы на несколько минут выбыли из тренировки. С другой стороны, если вы уж так настаиваете на применении Хиден, у меня отпадает необходимость сдерживаться.
Похоже Белый коготь, пытался напугать Мясника, но он лишь раззадоривал его, и то почувствовал сильный страх. Он не хотел умирать, но ужас перед лицом смерти охватил его. Он пытался расправить крылья, но не смог – они были слишком слабыми. Но это длилось лишь мгновение, затем же радостное возбуждение пронзило его тело - и он раскрыл свои хищные зубы, показав страшные клыки, покрытые слюнями. Мгновения превратились в вечность, и страх покинул его душу. Внезапно он почувствовал, что не может больше сдерживаться - и страшным движением бросился вперед. Предварительно спросив:
Похоже вы мне даёте возможность атаковать? И очень, четко и чеканно произнес :
- Тогда вот - я атакую!
Вообще его стиль исходя из названия не предполагал полноценного и долгого сражения. Тем более с противниками который тебя хорошо видели. Так что до сих пор он был в проигрышной ситуации. Для получения преимущества стоило как-то ограничить зрение его спарринг партнера.
Использовать дым или световые бомбы он не хотел. Так что что банально зацепил сандалии песок и метнул его в глаза Кагуи. Облачко песка сорвалось со ступни и понеслось в сторону Кагуя. Сразу же метнул кунай который у него был в левой руке, а сам устремился в низкие стойкой под левую руку Кагуя. Затем атаковал в внутреннюю часть бёдра кунаем, а рукой ударил в печень и завершил комбинацию ударом локтя в нос. Несомненно, его противник уже смог бы его видеть, поэтому для предотвращения следующих атак он попытался прижаться как можно ближе к телу его спарринг партнера. При этом пробуя оттолкнуть его назад.
Широтсуме отпрыгнул назад и в сторону, дабы не попасть под прямой удар, если таковой последует, потом повторил приём по разрыву дистанции. Как оказалось, не зря - в него полетел кунай, и стой он на месте или отскочи назад, метательное оружие попало бы в него, а так пролетело мимо.
Отпрыгивая, Иссин также выигрывал время на восстановление зрения. Мгновение, секунда, две - и он уже снова видит, пусть и не идеально. Может различать силуэт, конечности - и то хорошо.
Хозуки в низкой стойке тенью бросился к нему под левую руку. Шаг вправо, поворот на максимальной скорости, пропуская Тору мимо, и напарник промахивается. Кагуя так и не понял, что именно тот намеревался сделать - зрение не позволяло разглядеть детали. Очевидно, думал ударить по ноге, в пах либо нижнюю часть корпуса. Шаг назад, дабы разорвать дистанцию и дать драгоценный миг на восстановление зрения до следующей атаки спарринг-партнёра. Мясник не собирался останавливаться. Сократив расстояние, он распрямился освобождённой пружиной, метя локтем в лицо Широтсуме. Иссин же, почти полностью видящий, отклонился назад и вправо, одновременно с этим чуть отступив, и стеганул плоской стороной костяного клинка по животу увлёкшегося нападением напарника. Логичнее всего было бы воткнуть оружие под ребро, но тыкать острым концом меча в Тору Кагуя не желал. А вдруг Хозуки не успеет обратиться в жидкость?
- Хорошая попытка, - криво ухмыльнулся Широтсуме, Тору было интересно, что он сейчас думал. «Хочешь ли ты пойти на еще один раунд спарринга? Или хочешь, но боишься ?»
Да, не стоило так глубоко, проваливаться в атаку. Широтсуме просто и не напрягаясь отбил все атаки его оппонента. Что все пошло не по плану Тору понял, ещё на старте низкой стойки, ведь если бы все шло по плану то, Хозуки уже шлёпнул бы в ничего не видящего Кагую по бедру, ну или тот бы неловко парировал. Но тот все делал если и не идеально, но близко к этому. Затрачивая минимум усилий, он удерживал оптимальный дистанцию и тратил на защиту минимум энергии. Ровно и плавно, но этого хватало, чтобы проводить сложные, разноплановые защитные действия. От удара в паховую артерию и печень он уклонился словно заправский балетмейстер - даже голову склонил также. От удар локтем уклонился в сторону, тут Хозуки Тору понял, что его будут бить возможно даже ногами, я руками, головами или клинками. Поэтому он прижал руки и ноги к туловищу принимая защитное положение, прикрывая кунаем, свою шею. Хлесткий удар пришёл в голень ничего такого, но очень болезненный урок. Урок учащий его, как нужно повысить его скорость, в следующий раз он это учтет, и будет быстрее.
Он отлетел назад, и принял защитную стойку..
- Вы действительно хороши в тайдзюцу, - похвалил Иссин, приостановив тренировочный бой,  впрочем для любого было понятно, кто тут победил, что Широтсуме и подтвердил:
- Но забыли, что у меня меч. Будь я чистым рукопашником, ваша оборона оказалась бы как нельзя кстати. В моём же случае вы бы получили рассечение голеней и не смогли бы стоять на ногах. Впрочем, ваша техника превращения в воду спасла бы вас. Вы же используете её при любом удобном случае, полагаю? Она делает из вас крайне опасного противника для рукопашника и кендзюцера. Если не разработали особый стиль, совмещающий тайдзюцу и ваши способности, рекомендую сделать это как можно скорее...
Хозуки Тору задумался, идея и правда была хорошей. В работе с остро заточенными лезвиями он разбирался уже давно. И он планировал использовать её для выхода на оперативный простор. Это означало немедленную атаку в агрессивной манере, и для начала следовало сделать её очень энергичной и мощной. Хозуки стоило взятся за мышцы. И сейчас, он не жалел, что начал заниматься рукопашным боем с Кагуей. Ведь это позволило ему понять свои слабые места и подготовиться к ним заранее. Тору считал, что легче всего справиться с противником, который не ждет удара. Но он был уверен, что этой неожиданности будет достаточно, чтобы справиться с противниками. Сейчас он не думал о мышцах, его интересовали эти люди, люди которых они собирались убить.
"Какие они? Любят ли они Орочимару-сама? Если любят , то почему ушли? Почему они так беспечны? Разве можно полюбить человека так, как любят птицу?  Еще можно любить даже этих двух голубков.  Что проку гадать, если невозможно передать словами ту высшую истину, которую могут дать только горящие в сердце огоньки?  Это и есть настоящие чувства. А если так, чем собственно виноват Орочимара-сама?   Простым мишурой возвышенных ощущений? Или какой-то частью мира, в которую он не может проникнуть взором? Но если эта часть существует – какой смысл в существовании всего?  Есть ли смысл вообще в жизни? Впрочем, эти вопросы не для меня. Пора давно понять наконец, что такое истинно гуманное отношение к ближним".
- Кагуя-сан, Хозуки-сан, - раздался голос. Обернувшись, Хозуки, увидел помощника управляющего здешним убежищем. Тот неслышно приблизился, вручив обоим шиноби по папке бумаг, поклонился.
- Поступила детальная информация о целях вашей совместной миссии, - сообщил дознаватель и растаял в вихре прошлогодней листвы.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Hozuki Toru (2020-04-15 09:03:13)

+1

14

Удар, намеченный в корпус, получился в шею - Хозуки присел, уходя из-под костяного клинка, и хотел было контратаковать в ноги Кагуя рукоятью куная, но, очевидно, попадание в шею изменило ему планы. Кулак Иссина словно встретил сопротивление из жидкости, прошёл через струю воды, заставив опытного шиноби удивиться. В следующее мгновение возникло понимание: "Вот в чём сила клана Хозуки! Они действительно способны обращаться в жидкость!"
А слова Мясника утвердили Широтсуме окончательно во мнении, что его напарник превращается в воду практически неосознанно. Возможно, он умеет и сознательно использовать свой Хиден, но то, что его тело отреагировало на угрозу самостоятельно, делает Тору поистине опасным противником для рукопашников, да и мечников, если подумать, тоже.
"У него должна быть какая-то слабость", - думал Иссин, ненадолго приостановив тренировку.
- Тору-сан, контролируйте себя. Полагаясь на свои клановые способности, вы не сумеете должным образом развиться в плане тайдзюцу. Ваша задача - уворачиваться, блокировать, атаковать, используя исключительно приёмы рукопашного и ножевого боя, раз уж вы решили орудовать ещё и кунаями. Иначе наша тренировка выльется в практику какого-то нин-тайдзюцу.
"Кстати, неплохо было бы ему совмещать тай и Хиден. Впрочем, может быть, он уже так делает".
- Кстати говоря, хорошая попытка с ударом рукоятью, - похвалил Иссин.
- В данном случае если бы я получил урон от удара, это бы подвергнуло риску нашу миссию, - произнёс Тору, оправдывая свою необычайную физиологическую особенность. - Но я обещаю применять эти техники именно в таких случаях.
- Вряд ли бы вы оказались ранены. Я бил далеко не в полную силу, при попадании самое большее вы бы на несколько минут выбыли из тренировки. С другой стороны, если вы уж так настаиваете на применении Хиден, у меня отпадает необходимость сдерживаться.
Пусть Хозуки опасается. Страх вынудит его действовать более осмотрительно. В то же время не стоит загонять его в угол, постоянно атакуя. Нужно соблюдать осторожность и постепенно узнавать, насколько хватит Мясника.
- Похоже, вы мне даёте возможность атаковать? - сказал он, видимо, что-то решив для себя. - Тогда вот - я атакую.
Он будто бы намеревался ударить ногой. Нет, для этого слишком велико расстояние между партнёрами. Разве что он хотел бы нанести удар в длинном прыжке - приём куда опаснее для атакующего, нежели для защищающегося, ибо в полёте он становится почти беззащитен. Тору просто-напросто взметнул ногу, и тут Иссин разгадал его коварный манёвр. Облачко песка сорвалось со ступни и понеслось в сторону Кагуя.
Первое, чему учат при противостоянии с противником, использующим "грязные" трюки - поскорее покинуть зону поражения, неважно чем обозначенную - облаком дыма, туманом или песчаной бурей. И здесь уже не время поддаваться. Нужно использовать свои ресурсы по полной, чтобы не угодить в ловушку.
Широтсуме отпрыгнул назад и в сторону, дабы не попасть под прямой удар, если таковой последует, потом повторил приём по разрыву дистанции. Как оказалось, не зря - в него полетел кунай, и стой он на месте или отскочи назад, метательное оружие попало бы в него, а так пролетело мимо.
Отпрыгивая, Иссин также выигрывал время на восстановление зрения. Мгновение, секунда, две - и он уже снова видит, пусть и не идеально. Может различать силуэт, конечности - и то хорошо.
Хозуки в низкой стойке тенью бросился к нему под левую руку. Шаг вправо, поворот на максимальной скорости, пропуская Тору мимо, и напарник промахивается. Кагуя так и не понял, что именно тот намеревался сделать - зрение не позволяло разглядеть детали. Очевидно, думал ударить по ноге, в пах либо нижнюю часть корпуса. Шаг назад, дабы разорвать дистанцию и дать драгоценный миг на восстановление зрения до следующей атаки спарринг-партнёра. Мясник, намеревавшийся зарядить в корпус, снова промахнулся, но не собирался останавливаться. Сократив расстояние, он распрямился освобождённой пружиной, метя локтем в лицо Широтсуме. Иссин же, почти полностью видящий, отклонился назад и вправо, одновременно с этим чуть отступив, и стеганул плоской стороной костяного клинка по животу увлёкшегося нападением напарника. Логичнее всего было бы воткнуть оружие под ребро, но тыкать острым концом меча в Тору Кагуя не желал. А вдруг Хозуки не успеет обратиться в жидкость?
- Хорошая попытка, - криво ухмыльнулся Широтсуме, подумав: "Заставил же он меня побегать!"
- Вы действительно хороши в тайдзюцу, - признал Иссин, приостановив тренировочный бой. Хозуки стоял напротив в защитной позиции, удар костяным клинком пришёлся ему по голени - он сумел выставить своеобразный блок из ног. Ловко. - Но забыли, что у меня меч. Будь я чистым рукопашником, ваша оборона оказалась бы как нельзя кстати. В моём же случае вы бы получили рассечение голеней и не смогли бы стоять на ногах. Впрочем, ваша техника превращения в воду спасла бы вас. Вы же используете её при любом удобном случае, полагаю? Она делает из вас крайне опасного противника для рукопашника и кендзюцера. Если не разработали особый стиль, совмещающий тайдзюцу и ваши способности, рекомендую сделать это как можно скорее.
"Интересно, как бы он поступил, сражайся всерьёз, с использованием Хиден на всю катушку? - подумал Кагуя. - Он ведь сама вода и наверняка умеет применять водные ниндзюцу собственным телом. Удивительная сила... И всё равно у неё есть какая-то слабость. Иначе Хозуки слыли бы непобедимыми богами ниндзя и давно захватили бы мир".
- Кагуя-сан, Хозуки-сан, - раздался голос. Обернувшись, Иссин увидел помощника управляющего здешним убежищем. Тот неслышно приблизился, вручив обоим шиноби по папке бумаг, поклонился. - Поступила детальная информация о целях вашей совместной миссии, - сообщил дознаватель и исчез в вихре прошлогодней листвы.
Недолго нам довелось тренироваться, – пробормотал Иссин недовольно.
Он не ждал информации так скоро, рассчитывал минимум пару дней отдать оттачиванию навыков кендзюцу и приготовлению препаратов. Теперь придётся оставить массу для таблеток. Не откладывать же из-за неё выполнение миссии. Впрочем, ничего с ней не станется, чем дольше постоит, тем качественнее получится.
– Тору-сан, придётся нам отложить занятия, – вздохнул он. – Надеюсь, вы загодя упаковали вещи, которые понадобятся вам на задании. Отправляемся через час. Встретимся на выходе из убежища.
А ведь столько ещё нужно успеть! Поесть, набрать еды в дорогу, принять душ (без этого можно обойтись, но неприятный запах может выдать его с головой по пути к цели), ознакомиться с бумагами по близнецам – возможно, надо будет что-нибудь докупить на местном складе, чтобы облегчить их поимку либо уничтожение.
Надев футболку и верный плащ, Кагуя вложил в специальную петельку костяной меч. В бою бывает дорога каждая капля чакры, если уместно так выразиться. Тратить её на создание имеющегося оружия по меньшей мере расточительно, по большей глупо.
Позавтракал – или пообедал, тут уж как посмотреть, солнце неспешно взбиралось по небу к зениту, а стрелки час подползали к полудню – Широтсуме в столовой убежища. Повар на раздаче с отсутствующим взглядом и измученным выражением лица, очевидно, из бывших подопытных, судя по специфическим отметинам на руках и шее, налил в тарелку густого лапшичного супа с мясом. На второе насыпал перловой каши, сдобренной витаминными добавками, с суховатой холодной котлетой. Поставил на поднос рядом с тарелками стакан питательного коктейля, заменяющим сок или компот. Сев за пустовавший столик – в столовой было мало посетителей, время-то не обеденное, перерыва ещё нет, – Иссин без удовольствия проглотил всю еду до последней крошки. Суровое детство приучило его не разбрасываться пищей. Если есть такая возможность – ешь, сколько влезет, независимо от вкуса, ибо завтра может случиться, что еды не будет вовсе. Только в бульварных романах и представлении простого люда наёмники всегда сыты, всегда пьяны и засыпают каждую ночь с бутылкой вина в одной руке и сочной красоткой в другой. На самом деле доля наёмника – извечный поход по лесам, степям, горам и болотам, где нет ни нормальной пищи, ни симпатичных женщин.
Допив коктейль, потомок Кимимаро отправился на склад пищевых припасов, расположенный на нижнем этаже от столовой, и взял несколько пайков, представляющих собой небольшие плитки в целофане, по твёрдости едва уступающие бетону. Зато если их размочить в кипятке, получится вполне пригодная к употреблению вязкая субстанция, очень питательная и совершенно безвкусная. Лучше уж питаться, что называется, подножным кормом – добывать рыбу в водоёмах, охотиться на мелкое зверьё и птиц по пути, заходить в раменные и тому подобные заведения, где накормят до отвала. Но случаются моменты, когда без пайка не обойтись. Его можно и сухим грызть, если поблизости нет воды. Правда, грызть приходится долго и с определённым риском для зубов.
У себя в комнате Кагуя сложил вещи в рюкзак, поместив туда и пайки. Убедившись, что всё на месте, и ничего не забыл, он пошёл в душ, после чего, тщательно вытершись полотенцем и одевшись, посмотрел на часы. Времени до встречи с напарником оставалось немного, каких-то пятнадцать минут, однако, этого достаточно для беглого ознакомления с присланной информацией по целям. Сев поудобнее на стуле, Широтсуме взял со стола папку, раскрыл и пробежался глазами по строчкам.
Сверху листа красная надпись гласила, что после прочтения документы следует уничтожить. Далее шло известное чёрно-белое фото близнецов в городе с подписью, ниже – скупые сведения о парне и девушке по отдельности. Никаких биографических данных и информации об экспериментах, проводившихся над ребятами. Только перечень основных способностей и предостережение, выделенное подчёркиванием и более крупным шрифтом:

«ОСОБО ОПАСНЫ! НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ВСТУПАТЬ В БЛИЖНИЙ БОЙ, ИЗБЕГАТЬ ПОПАДАНИЯ КРОВИ БЕГЛЕЦОВ В РАНЫ И НА СЛИЗИСТУЮ. В СЛУЧАЕ ПОПАДАНИЯ ПРИНЯТЬ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ – ПРОМЫТЬ РАНЫ ДЕЗИНФИЦИРУЮЩИМ РАСТВОРОМ, ГЛАЗА – ЧИСТОЙ ВОДОЙ, ПРОПОЛОСКАТЬ ГОРЛО СПИРТОСОДЕРЖАЩЕЙ СМЕСЬЮ. ПОСЛЕ КОНТАКТА С ПОДОПЫТНЫМИ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОЧИСТИТЬ КОЖУ И СНАРЯЖЕНИЕ ДЕЗИНФИЦИРУЮЩИМ РАСТВОРОМ, ОДЕЖДУ СЖЕЧЬ».

«Да что они такое? –  удивился Иссин. – Переносчики какой-то заразы? Или их тела ядовиты? Ох, вечно проблемы с плодами экспериментов Орочимару-самы. Нет, чтобы сбегали обыкновенные люди, непременно из убежищ сбегает какая-то дичь. А ведь исходя из перечисленных способностей, эти двое самые заурядные ниндзя».
Девушка по имени Арису отличалась владением кендзюцу, её брат Акихико был куда интереснее в плане способностей. Исходя из описания, он считался мастером суитонниндзюцу и гендзюцу. Как раз он-то и мог доставить немалых проблем. Широтсуме недолюбливал создателей иллюзий, особенно, если они являлись его противниками. Кстати, девушка тоже умела использовать водные техники, но на более слабом уровне, нежели её брат. Вспомнился Хозуки с его удивительными способностями. Вот он, скорее всего, и будет в бою «обрабатывать» близнецов с дальней дистанции, а Кагуе достанется роль либо его защитника, либо он разберётся с шайкой других беглецов, подчиняющихся близнецам.
Не нравилось Иссину и то, что в информационном листке не было ничего о том, почему следует опасаться ближнего боя с Акихико и Арису. «Проклятые секреты», – возмущённо подумал он. Полная картина способностей здорово бы помогла.
Запомнив нужные сведения, Иссин сжёг папку вместе с бумагами, в том числе приказом о миссии, взял рюкзак и двинулся к выходу из убежища.

===> Лес [Страна Горячих Источников]

Отредактировано Kaguya Issin (2020-04-16 00:34:54)

0

15

Недолго нам довелось тренироваться, – пробормотал Иссин недовольно.
И это было правдой. Тору вообще приготовился ждать, дни может быть недели, даже месяцы, но информация пришла быстрее, ну стоит поблагодарить бюрократическую машину Орочимару-саме, шестерёнки в которой не плохо смазывались  кровью.
Минус, в том что их подготовка, накрылась медным тазом, даже тренировку придется прервать на пол пути:
– Тору-сан, придётся нам отложить занятия, – вздохнул его напарник.
– Надеюсь, вы загодя упаковали вещи, которые понадобятся вам на задании. Отправляемся через час. Встретимся на выходе из убежища.
Хозуки Тору лишь произнес с сдерживаемым нетерпением
- Что же, вперёд! Выполним волю Орочимару-саме любой ценой!
Собирать ему было не так, чтобы много, но нужно было изучить информацию, подготовить  себя свое снаряжение, собрать еду, наконец. Именно в такой последовательности.
По этому вопросу он сразу же засел за полученные данные, в конце концов информация это главное в мире шиноби. Увы, она была скупой. Он прочитал ее трижды, но от этого ее количество не увеличилось.
Словно волнующееся море, Ходзуки ходил туда сюда, по его комнате,  с доставленной ему  папкой.
Сверху листа красная надпись гласила, что после прочтения документы следует уничтожить. Далее шло известное чёрно-белое фото близнецов в городе с подписью, ниже – скупые сведения о парне и девушке по отдельности. Никаких биографических данных и информации об экспериментах, проводившихся над ребятами. Только перечень основных способностей и предостережение, выделенное подчёркиванием и более крупным шрифтом:

«ОСОБО ОПАСНЫ! НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ВСТУПАТЬ В БЛИЖНИЙ БОЙ, ИЗБЕГАТЬ ПОПАДАНИЯ КРОВИ БЕГЛЕЦОВ В РАНЫ И НА СЛИЗИСТУЮ. В СЛУЧАЕ ПОПАДАНИЯ ПРИНЯТЬ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ – ПРОМЫТЬ РАНЫ ДЕЗИНФИЦИРУЮЩИМ РАСТВОРОМ, ГЛАЗА – ЧИСТОЙ ВОДОЙ, ПРОПОЛОСКАТЬ ГОРЛО СПИРТОСОДЕРЖАЩЕЙ СМЕСЬЮ. ПОСЛЕ КОНТАКТА С ПОДОПЫТНЫМИ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОЧИСТИТЬ КОЖУ И СНАРЯЖЕНИЕ ДЕЗИНФИЦИРУЮЩИМ РАСТВОРОМ, ОДЕЖДУ СЖЕЧЬ».

"Очень очень странно", подумал он. "Допустим при соприкосновении, они используют свои техники шиноби, но причем тогда, снаряжение? Словно, они заражают, или используют особо мощные яды. Впрочем, в мире шиноби все возможно, а если этого коснулся гений Орочимару-саме, то возможно уже вообще всё. И как, они посмели сбежать?" Он сжал, кулаки.
Девушка по имени Арису отличалась владением кендзюцу, её брат Акихико был мастером суитонниндзюцу и гендзюцу. "Как интересно... Он похож на меня, можно сказать, что он моя копия. Но копия всегда хуже оригинала, хотя именно он может и создать много, проблем. Да, я не плох в гендзюце, но это не делает меня неуязвимым к нему".
Кстати, девушка тоже умела использовать водные техники, но на более слабом уровне, нежели её брат.
"У меня есть подозрения... Не могут ли они отравлять эту воду? Скажем портить ее прикосновением? Тогда их техники будут опасны и для меня. Не очень, понятно, какие у нас шансы? Белый коготь может сражаться в ближнем бою, но это слишком рискованно, из-за их непонятных способностей - одно касание и  все!
Я помню про племя низкорослых дикарей на южных островах, у них был очень не обычный способ ловли рыб, они просто выливают яд в реку - часть рыбы поднимается вверх брюхом и все. После этого нужно только собрать всплывшую рыбу сачками. Не хотел бы я оказаться на месте этой рыбы.
Так что пожалуй ближний бой не вариант! Впрочем, есть еще время подумать пока мы добираемся до них."

Закинул пищу в себя  Мясник в столовой убежища. Время было уже к полудню и мало, что уже осталось на раздаче. Ему буквально выскоблил гигантские кастрюли повар на раздаче, вид его был - отсутствующий и измученный, из бывших подопытных, судя по специфическим отметинам на руках и шее. Так что лапшичный суп, был скорее кашей, перловая  каша была подгорелой-подсохшей, а компота вообще не было. Так что его Тору с удовольствием  заменил  на протеиновый коктейль. Наиболее Хозуки радовала, безвкусная, толстая котлета, на пару. 
"На мой вкус котлеты немного пересолены, гарнир к таким нужно делать попресней. Хотелось бы, чтобы помол фарша был покрупнее, можно было просто куском.  Кашу холодная, так  что потеряла вкус и хуже переваривается. В остальном - все хорошо".
Сев спиной к двери – старая привычка, – Хозуки с удовольствием одним махом проглотил всю еду до последней крошки. Суровое детство приучило его ценить любую еду, он прикрыл глаза, лучше всего было бы съесть кусок, мяса с кровью, прямо с  еще живого трепещущего тела.
Закончив трапезу потомок клана повелителей воды отправился на склад пищевых припасов, расположенный на нижнем этаже от столовой, и взял несколько пайков, представляющих собой небольшие плитки в целлофане, по твёрдости едва уступающие бетону. Как шутили многие, опытные шиноби, это  паек неприкосновенный, неприкосновенный в том плане, что ты смотришь на него, и понимаешь что ты не сможешь его коснуться. А затем идёшь и ешь червей из болота, грязь болотную и туры варанов - все это вкуснее, питательные и самое главное безопаснее есть чем  пайки из неприкосновенного запаса.
Метательная пластинка была одним из наиболее устрашающих видов боевой еды - достаточно тяжелая, чтобы нанести серьезный ущерб при падении с высоты шести метров, и достаточно обтекаемая, чтобы оглушить противника на расстоянии при метании. Этот вариант был разработан в новых лабораториях Орочимару-саме, и как шутили опытные Дзенины, он способен разрушаться при столкновении, поражая, окружающую область острыми как бритва крошками.
Традиционные лепешки как и весь  неприкосновенный запас, также можно употреблять в пищу по прошествии долгого времени; шинобья мудрость гласит: для того чтобы превратить лепешки в еду их нужно вымачивать в ведре воды в течение недели, а затем съесть ведро.
Рецепт их был прост:

Рецепт

на восемь штук, двести граммов не просеянной муки, пятидесяти граммов сахара, одна чайная ложка соды, пятидесяти грамм маргарина или масла, сто граммов смеси дробленых орехов одна чайная ложка черного пищевого красителя (дополнительно)
сто пятидесятниц миллилитров молока.
Прогреть духовку до двести тридцати градусов Цельсия. Смешайте сахар, муку и соду, и затем разотрите с маргарином или маслом. Добавьте орехи, хорошо перемешайте, и если необходимо добавьте пищевой краситель. Молоко добавляйте постепенно, пока не получится густое тесто (используйте только то количество молока, которое вам нужно). Разделите тесто на восемь равных части, скатайте шарики и положите на слегка смазанный жиром противень. Выпекать в верхней части печи 15-20 минут.

Возьмите с собой на задание и бросайте на врагов. Вооружившись этим опасным оружием Тору отправился, собирать свои шинобьи принадлежности. Он перебрал, наручники, наточил кунаи, проверил колокольчики. Проверил легко ли открываются трубки на руках и ногах. Все вроде было готово, ничего вспомнишь,  что забыл когда они отойдут на пару километров.
Осталось лишь забежать в душ  для здоровья. Контрастный. Контрастный душ со сменой горячей  и холодной воды. Процедура простая, довольно результативная как для оздоровления, так и для профилактики. Следуйте нехитрым правилам: горячий душ – несколько минут – сменяется гораздо меньшим по продолжительности холодным (30 – 60 секунд  и холодной воды увеличивать нужно постепенно, чтобы не было никакого дискомфорта.

Главенствующее значение сердца никто не отменял, благодаря ему происходит циркуляция крови, но она течет быстро только по крупным сосудам, причем это лишь двадцать процентов всего объема крови. Оставшиеся восемьдесят процентов приходятся на капилляры, где движение гораздо медленнее. При этом их длинна составляет многие километры. После пары смен горячей воды на холодную,  Хозуки Тору ощутил долгожданное тепло которое пробежало по его венами ( ну или вернее как мы выяснили капиллярам, что звучит кончено гораздо менее эпично), тепло а затем и долгожданное покалывание, стало подниматься от него переминающихся на кафельной плитке стоп, к голове.
Затем значит пришла пора растирания с помощью жесткого вечного, вафельного полотенца.
Он стал "одеваться" накинул халат и прошёл в морг убежища, где выбрал подходящее тело. И прежде всего он воспользовался  гипсовой массой из лаборатории для снятия посмертных масок он  создал отпечаток лица и тела. Снял мерки с тела, а лицо вылепил по памяти в целом оно напоминало, то лицо с которым Кагуи увидел его на мисии по уничтожению тела. Лег в него и вот о прежнем уродливом карлика не напоминает ни чего. Прекрасно спасибо вам большое дзюце, за это! После чего он тщательно одел светлое кимоно с рукавами до земли, ни одна складочки не должна портить вид, обязательно маска, он аккуратно намотал  эластичные бинты, скрывая симпатичное, но чужое лицо , затем одел камуфляжные штаны, сандалии и завершил комбинацию накинув на плечи плащ подбитый мехом. После чего тщательно разместил в кобурах свое снаряжение и проверил легко ли оно достается.
Все он готов.

Так или иначе собрав все он закинул рюкзак за плечо и приготовился выступать. Они встретились с Иссином у выхода из убежища, Кагуя тоже был в походном. Потребовалось не много времени чтобы убедить его напарника, что он это он.
- Кагуи сан, я ваш новый напарник, Хозуки Тору. Сейчас я нахожусь под действием техники Ада человеческой кожи. Наша цель вернуть Орочимару-саме то что ему принадлежит близнецы Акихито и Ариса. Живыми или мертвыми. Но это будет непросто. Во всяком случае, мы должны попытаться.  Сделаем это!
Простая фраза, но сколько в ней безжалостного смысла! Они не имеют права не выполнить миссию.
Так или иначе оба напарника прошли через двери убежища, прошли через скрывающий их снаружи водопад и двинулись к квадрату выполнения миссии.  Из сумрака перед их глазами выкатились черные стволы, и их вытянувшиеся в длину тени полыхнули и задрожали.  Было сумрачно, только через каждые несколько шагов в воздухе над ними проносились тени веток.
Это придало их движениям форму устойчивой походки профессионалов, было похоже, что они двигаются по предписанной им линии.И по этим ровным линиям, они молча и целеустремленно шли к цели, увлекая за собой сами себя. Это была странная, тоскливая пустота отрешенности, скрытого напряжения, не являющегося переходом на иную ступень – чтобы следовать ей самым спокойным и размеренным шагом,  достаточно было переходить на четкий марш.  А эти двое, твердо и не выбирая дороги, двигались… Зачем? Впрочем, это не так важно. Важно другое – с каким сосредоточением они шли к этой цели!
====>>> http://exileanbune.rolka.su/viewtopic.php?id=684#p85134

Отредактировано Hozuki Toru (2020-04-24 08:46:36)

+1

16

Южная лаборатория --->

Раннее утро, 20 декабря 608 года

К юго-восточной лаборатории Четвёртый прибыл лишь ближе к утру, когда буря уже совсем затихла. Спикировав с высоты вниз, синтетик приземлился около одного из водопадов близ деревни Самсикава, за которым скрывался вход в научный комплекс, расположенный глубоко под землёй. Пройдя сквозь водное препятствие, джонин оказался внутри небольшой пещеры, где виднелась стальная дверь, охраняемая парой шиноби. Оные, завидев неизвестную фигуру в чёрном плаще, резко вытащили из ножен свои катаны и приняли оборонительную позицию, ожидая действий потенциального противника.
- Джонин B-ранга из Скрытого Звука. Личный номер - ноль, один, три, шесть, шесть, шесть, -  спокойно сказал Рэй, - Прибыл по приказу лорда Орочимару. Вас должны были известить обо мне.
Переглянувшись между собой, охранники на пару секунд замешкались, но затем один из них повернулся к панели с переговорным устройством около двери, после чего зажал кнопку и известил начальство о прибытии Отовца. Где-то через десять секунд молчания послышался положительный ответ от какого-то человека, что находился на обратной стороне переговорного канала, вслед за которым стражники убрали своё оружие и пропустили Четвёртого внутрь. На этот раз никакого сопровождения синтетику не предоставили, лишь указав конкретный уровень и номер лабораторного помещения, куда ему нужно было проследовать. Плутать долгое время мужчине не пришлось, он нашёл нужное место достаточно быстро, очутившись внутри достаточно скромной лаборатории, где его уже ждал весьма молодой мужчина в белом халате.
- Кавашима Рюта, очень приятно! - радостно поприветствовал учёный джонина, быстрым шагом приблизившись к нему и протянув свою руку.
- Рэй, - представился синтетик, посмотрев на протянутую ему руку, но отвечать взаимностью на подобный жест не стал, - Какова моя задача?
- Эм... А вам разве не сообщали детали? - удивлённо спросил Кавашима, осторожно убрав руку обратно.
- Полагаю лорд Орочимару решил, что вы и сами в состоянии рассказать мне о вашей проблеме, - сказал Четвёртый, осматривая помещение, - Какие-то неприятности в лаборатории?
- Ну... Кхм, не совсем так. Проблема есть, но не здесь. Видели небольшое озеро за деревней? Туда-то нам и надо, - Рюта стал вводить синтетика в курс дела, -  В общем... Я уже достаточно давно работал над созданием нового вида хищных рыб, которых можно было бы использовать в военном деле. По началу мой проект казался неудачным, но вскоре я смог добиться определённых успехов и получил внимание к моей работе. В конечном итоге мне даже разрешили использовать то самое озеро для содержания этого вида. В течении некоторого времени после переселения этих рыб всё шло хорошо, но потом ситуация резко изменилась. Мои новые особи буквально за две недели уничтожили всю местную фауну и стали активно плодиться. Были даже случаи нападения на местных жителей, которые решили войти в воду вопреки запрету на посещение озера. Летальных исходов конечно не было, но всё же... Стоит признать - я сильно недооценил их прожорливость.
- И что вы хотите от меня? Мне надо их уничтожить? - сразу же спросил Рэй.
- Нет, нет! Ни в коем случае! Их нужно поймать живыми. А вот от кладок с икрой следует избавиться. Знаете... Я хотел сам решить эту задачу, но понял, что у меня не хватит ни сил, ни храбрости для подобного. Поэтому вы и здесь, - пояснил учёный, - Я даже сделал специальный костюм для погружения. В него, помимо дыхательного аппарата, встроен прибор, позволяющий лучше ориентироваться под водой. Она там зелёная и мутная, да и глубина не малая - по меньшей мере около восьми метров, местами чуть глубже. Ближе к ночи я покажу вам всё.
- Почему не сейчас? - поинтересовался синтетик.
- Они наиболее активны в ночное время суток, так что лучше подождать темноты. Вы пока можете отдохнуть в моей комнате, я-то всё равно до вечера буду заниматься другой работой. Как выйдите из лаборатории - вторая дверь слева, - объяснил Кавашима, нервно постукивая пальцами по своему бедру.
Четвёртый, выслушав учёного, молча развернулся и вышел из лаборатории, направившись в комнату Рюты. Горе-ихтиолог, несмотря на внешнее спокойствие джонина, чувствовал недовольство оного, которое, справедливости ради надо сказать, было более чем обоснованным. Мало кто был бы в восторге от предстоящего купания в озере, наполненном хищными рыбами-мутантами, которых ещё и нужно отловить живыми, всех до единой. Вопрос с кладками икры на фоне остального казался совсем не существенным, тем более, что сам Рэй пока что не имел ни малейшего представления о том, каким образом ему удастся выловить всех тварей живыми из воды. Более того, действовать предстояло ночью, а сами жуткие творения Кавашимы вполне вероятно затаились где-нибудь на самой глубине. Одним словом - полная жопа. Увы, но отказаться от этой миссии джонин не имел права, как и в случае с поимкой сбежавшей из южной лаборатории самки синтетического вида. Что та, что текущая задача казались через чур серьёзными для низкоуровневых заданий, к коим Саннин причислил эти поручения, от чего мужчина начинал чувствовать себя так, будто бы его конкретно поимели. И, вероятнее всего, так оно и было.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

17

Ближе к полуночи в дверь комнаты, где дремал Рэй, с силой постучали кулаком. Синтетик слегка приоткрыл глаза, уставившись взглядом в картину на стене, где был изображён Уши-Оно, также известный как "бычий монстр" - мифологическое существо с телом краба, конечностями паука и головой быка, по преданиям нападающее на рыбаков, после чего задумчиво почесал свой лоб и тяжело вздохнул, прекрасно понимая, что настало время встретиться лицом к лицу с кошмарными тварями в этом проклятом озере.
- Кто там?! - громко задал вопрос синтетик, хоть уже и знал на него ответ.
- Это Кавашима Рюта! Нам пора выдвигаться к озеру, если вы не возражаете... Всё необходимое уже находится там, можете об этом не волноваться! - ответил учёный, в голосе которого чувствовался лёгкий мандраж.
- Иду я, иду... - сказал Отовец, поднявшись с кровати и натянув съехавший капюшон плаща обратно на голову, и открыл дверь, - Давай только без суеты. От тебя несёт страхом... В конце-концов нырять мне, а не тебе, верно?
Четвёртый не имел цели как-то унизить или обидеть учёного, желая лишь того, чтобы Кавашима был как можно более собранным, ибо помощник из него в текущем состоянии был не ахти какой. В ответ на слова синтетика Рюта лишь молча кивнул головой, а затем они вместе покинули подземный комплекс. Пройдя через пустые улицы деревни, пара вышла за её пределы и направилась сквозь небольшой участок леса прямиком к озеру. Достигнув берега, Рэй увидел небольшой пирс, усеянный множеством фонарей и парой прожекторов, на котором также стояло несколько ящиков с неизвестным содержимым. Чуть левее причала, прямо на песке около кромки воды находился достаточно массивный резервуар с металлическим каркасом и стеклянными стенками, по всей видимости созданный в качестве аквариума для питомцев Кавашимы.
- Ты собираешься поместить их туда? - сразу же задал вопрос джонин, указав пальцем на резервуар, - Ты ведь понимаешь, что я не смогу таскать его за собой под водой?
- Я знаю, знаю... Лучшей идеи у меня нет. На пристани есть пара переносных контейнеров, но они слишком маленькие. Там максимум поместится одна или две особи, а их в озере не меньше десятка уже, может даже больше, - стал нервно оправдываться Рюта, - Я правда не знаю как лучше поступить. Вы можете попробовать сделать несколько заходов, но это будет очень проблематично. Размеры этих особей не особо большие, от двадцати пяти до сорока сантиметров, но они охотятся стаей, подобно пираньям. Одна кусает жертву и вскоре на запах крови собираются остальные. Понимаете в чём проблема?
- Ясно, ясно... а теперь помолчи, мне надо подумать, - ответил Четвёртый, обрабатывая полученную информацию, а после небольшой паузы выдал свою мысль, - В общем так. Я постараюсь выловить сразу всю стаю и поместить в этот аквариум. Есть одна идейка... А что насчёт икры?
- Оу, тут всё намного проще! Кладки у них всегда в одном месте, находятся скорее всего где-то на максимальной глубине. Ищите там, где много подводной растительности. Думаю будет как минимум пара длинных лент, вам нужно просто передавить всю массу яиц, - слегка воодушевившись стал рассказывать учёный, - Идёмте, я покажу вам костюм.
Проследовав за Кавашимой прямо на пирс, синтетик обнаружил открытый ящик, в котором лежал костюм для подводного погружения. Он напоминал самый обычный акваланг, за исключением гораздо более массивной маски, в которой, по всей видимости, располагался тот самый прибор для ориентации под водой, о котором ранее говорил Рюта.
- Маску можно использовать без костюма? - спросил Рэй, осматривая творение учёного.
- Можно конечно, но ведь тогда вы не сможете дышать под водой, - с недопониманием ответил Кавашима.
- А это уже мои проблемы... - сказал джонин, резко сбросив с себя плащ и обувь.
Впервые учёный смог почти полностью увидеть бледное тело синтетика, а также его крылья, компактно сложенные за спиной, и жабры в плечевой области рук. Внешний вид Четвёртого несомненно поразил Рюту, но задавать лишних вопросов он не стал, стараясь особо не пялиться на Отовца, который достал из ящика маску и надел себе на голову. Оная, как ни странно, отлично сидела на Рэе.
- Мне нужно чем-то помочь? Что мне делать? - спросил Кавашима джонина, покусывая ногти на руке.
- Пока что ничего. Если мне понадобится твоя помощь, то я тебе об этом скажу, - ответил Четвёртый, после чего прыгнул прямо с пирса в озеро, исчезнув под толщей воды прямо на глазах учёного.
Опустившись сразу на дно, синтетик стал пробираться по нему к середине озера, где была наибольшая глубина. Двигался он медленно и осторожно, стараясь ничего не пропустить. Маска вполне хорошо справлялась со своей задачей, позволяя мужчине рассмотреть окружающее пространство даже в такой мутной воде, однако время поисков от этого особо сильно не сокращалось. Первым делом Четвёртый решил заняться икрой, а уже при встрече с хищными рыбами действовать по обстоятельствам. Приблизительный план на этот случай у него имелся, но всё же Рэй надеялся найти кладки до того, как голодная стая обнаружит его самого. Самым важным сейчас было не превратиться из охотника в добычу, став главным и единственным блюдом кровавого пиршества, который могут устроить прожорливые обитатели этого озера.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

18

С каждой минутой, проведённой на дне озера, Рэй всё больше убеждался в том, что рыбы Кавашими действительно уничтожили всю местную фауну. Впрочем и самих альфа-хищников видно не было, а это уже было хорошо. Достигнув центра озера, Четвёртый оказался на максимальной глубине в восемь с половиной метров, обнаружив ровный пласт ила, густо усеянный множеством подводной растительности - идеальное место для поисков икры. В течении десяти минут джонин изучил здесь каждый сантиметр, но никаких кладок так и не нашёл. Развернувшись севернее, мужчина пошёл в другую сторону, надеясь найти яйца ближе к противоположному от пирса берегу, однако не прошёл и десяти метров, как обнаружил широкую впадину, где виднелась ярко-красная икра хищных рыб, развешанная длинными лентами вокруг больших водорослей.
Подплыв ближе к находке, синтетик ощупал руками яйца, после чего уже было собирался уничтожить икру, как вдруг почувствовал лёгкий толчок в спину. Быстро осмотрев всё водное пространство вокруг себя, Четвёртый не обнаружил ни единого живого существа и вновь решил вернуться к задуманному, но буквально через три секунды ощутил резкую боль в верхней части бедра. Что-то укусило его за ногу и моментально скрылось из виду, а капли крови Отовца постепенно покидали тело через рану, предательски зазывая хищников к нему. Рэй прекрасно понимал, что будет происходить дальше, поэтому не стал заниматься уничтожение икры, а лишь замер на месте, ожидая появления всей стаи. Оная не заставила долго себя ждать. Одна, две, три, а вскоре целая куча хищных тварей появились вокруг мужчины, окружив его плотным кольцом. Плавая по кругу, рыбы ожидали полного сбора семьи, прежде чем напасть, и Четвёртый отлично это знал. Рано... Рано... - повторял про себя синтетик, заранее сложив ручную печать. Джонин успел насчитать по меньшей мере пятнадцать особей, прежде чем стая замедлила круговое движение. Сейчас!
Резкое движение всех хищников в сторону мужчины было остановлено активацией техники, с помощью которой он взял под контроль всю окружающую воду. Стремительный поток, повинуясь воле своего нового хозяина, захватил всю стаю и стал вращаться вокруг джонина, в то время как вода вокруг кладок с икрой, подобно прессу, быстро раздавила недавно оплодотворённые яйца. Сразу после этого озеро стало выталкивать Рэя на верх, ровно как и заключённых в ловушку рыб, пока синтетик наконец-то не достиг поверхности. Впечатляющее зрелище несущегося прямо к берегу на живой волне Четвёртого, окружённого вихрем из воды и целой стаи хищных рыб, просто не могло ускользнуть от внимания Рюты, который направил прожекторы прямо в сторону движения Отовца и активно махал руками, указывая на огромный резервуар, куда необходимо было поместить прожорливые творения учёного. Добравшись за рекордно короткое время до берега, Рэй направил поток воды и заключённых в нём рыб прямиком в большой аквариум, а сам рухнул вниз, наконец-то ступив на землю. Сорвав с себя маску, мужчина подошёл ближе к резервуару, где наконец-то смог нормально рассмотреть свою добычу. Эти создания напоминали смесь акулы и пираньи, обладая неестественно длинными плавниками, мощной мускулатурой и двумя рядами острых как бритва зубов. Меж тем сам Кавашима уже успел спуститься с пирса, подбежав к джонину с таким лицом, будто вот-вот готов был обмочиться от радости.
- Получилось! У нас получилось! - ликовал учёный, но потом взглянул в серьёзные глаза синтетика и поправил себя, - Вернее... У вас получилось! Чёрт, как же их много стало! Теперь остаётся только найти икру, верно?
- Я уже нашёл её и уничтожил, - проинформировал Рюту мужчина, бросив ему в руки маску.
- Отлично! Так значит вот какой у вас был план? Повезло, что вы владеете стихией воды! - всё никак не мог не нарадоваться Кавашима.
- Я и не владею ей. Это... иное, - сказал джонин, вытирая рукой лицо, - Что дальше?
- Оу... Ну, в любом случае это помогло! А дальше мы уже сами. Я извещу сотрудников лаборатории и мне помогут доставить резервуар обратно под землю, - потирая руки, учёный осматривал пойманных особей, - Вы можете быть свободны.
Оставив Рюту возле резервуара, Рэй поднялся на пирс и подобрал брошенную им одежду. Одевшись, синтетик осмотрел рану на ноге и убедился в том, что она не существенна, после чего бросил последний взгляд на водную гладь озера, прежде чем покинуть его. Спускаясь по ступенькам вниз, Четвёртый столкнулся с Кавашимой, который явно имел ещё какое-то дело к нему.
- Слушайте... А вас случайно не интересует возможность заработать на стороне? Поверьте, деньгами вас не обидят, - слегка неуверенно задал вопрос учёный.
- Что за работа? - с подозрением спросил джонин.
- Наша лаборатория активно сотрудничает с чёрным рынком. Мы много чего закупаем там, время от времени. В общем... один из наших постоянных продавцов недавно интересовался в найме шиноби, который сможет обеспечить безопасность для него и его товара во время доставки. И я вот сейчас подумал, что вы отлично подойдёте ему. Вот, держите, - Рюта протянул Отовцу небольшой листок бумаги, - Здесь есть вся нужная информация. Как знать, может он ещё не нашёл себе охранника.
- Я подумаю... - коротко ответил джонин, взяв листок бумаги, после чего окончательно покинул пирс и направился вдоль берега на обратную сторону озера.
Предложение Кавашимы было интересным, но заниматься этой работой Рэй пока не мог. У него всё ещё оставалась активная миссия в северном убежище, к которому он и направлялся прямо сейчас. Поэтому синтетик решил, что рассмотрит этот вопрос уже после завершения последнего задания, а там уж как карты лягут. Лишние деньги ему, в принципе, не помешают, да и времени это вряд ли много займёт.

Северная лаборатория --->

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Rei (2020-05-03 03:42:10)

0

19

---->>> http://exileanbune.rolka.su/viewtopic.php?id=684#p85974
Пахло весной, по небу стремительно ползла, набирая силу иссиня-черная туча! Дождь уже лил за поворотом дороги, а чуть дальше был бесконечный и блаженный свет, какой бывает только перед грозой. Яркий и нежный, он с такой силой окутал двух людей что шли по дороге, что сперва никто из них не мог понять, откуда он исходит. Поднялся яростный порыв ветра, он поднял плащи, - грозил схватить шляпы двух путников, и не сдвинув их не на пядь выбрал для игры ветви ивы, он перебирал их словно страстно лаская и словно приглашал: беги с ним, не задерживай бега, падай! Под его напором путешественники замедлились и словно плыли через тоскливое и неловкое бездействие, а туча все ползла и ползла на их пути, и по дороге неслись по ветру темные клубы пыли, а солнце испуганно посылало последние лучи. Двое путников уже добрались до переправы, но было очевидно, что до грозы им не успеть... Тьма уже обволакивала весь горизонт, и казалось, что гроза неизбежна. Так и случилось, грянул гром, и первые крупные капли выбили барабанный ритм в дорожной пыли. Что-то вроде восторга вдруг охватило обоих людей, но в следующую секунду они забыли про эту дрожь, и в глазах у них загорелся холодный, упрямый и жесткий огонь, совершенно непохожий на тот нежный свет, что недавно озарял их путь. и "Еще немного, и молния появится", - подумал Тору, - "скорей бы гроза", духота достигла высшей точки. Оба путника сдвинули шляпы на затылок, и громовой удар ударил по скалам, путешественники вздрогнули. Усилившийся ветер совсем растрепал их волосы и сдернул с голов шляпы, из-под них блеснул протектор Отогакуре - да, оба путника были шиноби. Оба сразу же ловкими движениями схватили шляпы, не дав им пролететь и метра с громким треском волосы их поднялись. Еще секунду и их накрыла стена дождя, словно пелена упала на землю и поток воды заполонил все, вода не просто падала сверху, она словно пропитала воздух. Шлепая по мокрой дороге, они направились к переправе... О чем они думали при этом? Стороннему человеку не проникнуть в думы шиноби. Но один из них, в белом плаще, который облепил его тело поднял голову, к небу и улыбнулся. "Я просто обожаю дождь" - подумал он и рассмеялся, хотелось чего-то странного, двигаться, танцевать упасть в грязь и плакать. "Весенние грозы просто сводят с ума" - мысленно подумал горбун. Разумеет он не стал делать ни чего из своего списка, он просто вспоминал события прошлых дней. Так тело Хозуки Тору возвращалось с миссии, а сам он был погружен в воспоминания, плыл в них, причем мудрое тело делало на автомате все необходимое для шиноби. Слежка, контр-слежка... Все необходимые для шиноби навыки, он использовал на автомате - такие простенькие технические эффекты нельзя было планировать, и Хозуки был уверен, что напарник не просчитывает таких мелочей. В своих воспоминаниях, он добрался до момента битвы у хутора. До этого он прокрутил в голове, весь путь за беглецами, и там была главная причина его беспокойства, он ничего не заметил, пропустил, не увидел. Йори по прозвищу зверь, был предателем, которого Хозуки покарал собственной рукой, но не раскусил... Учитывая, то что они спали и ели вместе, несколько дней, то лишь милостью уже мертвого врага они остались живы, сейчас с позиций после знания Тору отмечал, странности в поведении этого лесовика. И охота, и разведение огня, все это говорило, нет, прямо кричало - "этой мой лес! Тут нет и не может быть моих врагов". Тогда Тору списал это на самоуверенность и низкий профессионализм проводника, но выходит, что самоуверенным, непрофессионалом был тут лишь он - Мясник одиннадцатого убежища, Красный дьявол, Хозуки Тору. Сколько раз мог, ночью в тихую воткнуть в него кунай? Да, это бы не сработало, но возможно Йори это подозревал? Он провел Хозуки, который получил дзенинство как раз за мероприятие, по выявлению предателей. Тенговых предателей, что нарушали планы Орочимару-ками-самы! Может Орочимару-ками-сама, что такое и подозревал? И поэтому и направил Тору? "Хм, интересно, а почему он тогда направил Иссина, хотя если бы не он... Вероятность моей смерти была очень высока" - Хозуки бросил косой взгляд на невозмутимо шествующего Иссина. Впрочем, тору снова вернулся к воспоминаниям оп прошедшей миссии, сколько раз мог вывести Йори к жутким зверям? А двуглавка? случайно ли она напала, на них? В принципе для опытного лесовика, не составило особого труда подкинуть на нужное дерево ящерицу. "Да, это имеет смысл, ведь, ему надо было доставить нас к хутору ослабленных, но живых..." В свете всего перечисленного вероятность того что именно он подкинул ящерицу, либо не предупредил о ней, восемьдесят процентов. "И что стоило попробовать с ним сблизиться? Поговорить по душам? А я, я был слишком высокомерен, за что и поплатился." Он в очередной раз смахнул с лица пригоршню влаги, кому другому, это бы испортило настроение, а вот Хозуки вполне подняло. Так с этими мрачными мыслями плыл сквозь дождь Хозуки Тору. То и дело попадались заросли бамбука и араукарии, увитые разноцветной лианами, а шум дождя успокаивал, бег мысли Хозуки. Так шаг за шагом дорога, привела пару шиноби к ларьку с бенто. Старая тележка стояла у края дороги и было не очень, понятно, как старый сморщенный, как мандарин старик смог дотащить ее до переправы. Впрочем, дальше ему путь был заказан - вода на переправе поднялась и там где, еще пятнадцать минут было максимум по колено, сейчас был поток, захлестывающий и взрослого мужчину. Хозуки равнодушно взглянул на старика, но затем его пронзила мысль - "нужно учиться на собственных ошибках"
- Уважаемый, вам нужна помощь? Старик торговец робко кивнул, Хозуки посадил старика на его же тележку, и отправился прямо по поверхности воды на другой берег. Слабый по меркам Шиноби, для обычных людей он все же был ужасно силен. Как, впрочем, и все развивающие чакру.

На другом берегу он аккуратно поставил на землю повозку с сладостями и дождался напарника.
В то же время продавец рассыпался в любезностях
- Спасибо, спасибо и много раз спасибо! Вы просто замечательный человек, а хорошие сладости так действуют на душу! Возьмите ,вот две порции сушеного кумква́та на палочках вам и вашему замечательному товарищу, денег не нужно.
Хозуки протянул купюру в 200 ре.
- Спасибо, старик. Сдачи не нужно.
Тот отвечал :
- Какой хороший молодой человек не то, что другие, а еще и монетку дает, какой вы хороший! Какой умный! До свидания, и спасибо, что нашли время зайти!
Хозуки кивнул и удалился в пелену дождя, отойдя подальше он закинул палочку с сладостями в кусты. А на взор Иссина ответил :
- Что-то очень во-время он встретился нам на пути.... А я так со своим учителем перетравил кучу народу. Тору зажмурился перед его мысленным взором встало довольное лицо учителя, когда он проверял мертвые тела отравленных, через шум дождя послышался смех старого безумца.

Но предаваться старым воспоминаниям он не стал, нужно было обязательно убедиться в том, что  он не наделал еще каких либо ошибок, а повторение прошлых ошибок не допустимо. Что-то цепляла Тору, допустимо ли было, оставлять клинки Арисы на поле боя? Не упустил ли он часть ДНК близнецов на поле? Вроде в это мог быть уверенным, но в зыбком "мире"  шиноби ничего не может быть точно...
Вот и сомневался птенец гнезда Орочимару - все ли он сделал, все ли учел? К счастью, на его эффективность мало что могло повлиять. Плохо что его эффективность была около нулевая, чакра была на исходе. Но пытаться восстановить чакру, вне убежища была плохая идея, возможно даже смертельная.
Чавк, чавк, чавк хлюпала под ногами грязь.
- Иссин-сан, я не поблагодарил вас, ваше вмешательство, было очень эффектным и своевременным. Обратился он к спутнику. Дождь лишь набирал обороты, но я не могу понять почему вы не вмешались раньше? Наша совместная атака была бы более сильна, чем атаки по отдельности.
«Нет, я примерно понимаю, и не могу не сказать, что это было неправильно, но и согласиться, пожалуй, тоже не могу».
Он помолчал.

Смена у входа в убежище.
Смена была скучная, все шло не так. Дзенин устроил выволочку за расхлябанный, так что пара чунинов - Чо и Акайо, тупо пялились в стену дождя, мысленно ругая службу и начальство.
- Как же льет, - лениво произнес Чо, переминаясь с ноги на ногу. - Из-за грозы похоже. Мне так мутит, что даже смотреть неохота.
Акайо ответил:
- Но и в этом есть что-то интригующее. Хочу, чтобы хоть было о чем поболтать. Чо промолчал.
Тогда Акайо лениво сказал:
- Какое начальство тупое - никто под таким дождем не пойдет, да и нападать не будет. Тут все просто, верно?
- Он ткнул пальцем в вход. В этот момент этот палец ласково обхватил Хозуки Тору. Что же ты дерьмо сухопутное делаешь?
- Ласково спросил Тору.
-Тебя же сюда охранять поставили, а ты позволил мне подойти на такое расстояние, да еще и схватить тебя. Может тебе палец сломать? Акайо побледнел – сломанный палец, это госпиталь, отсутствие жалованье, риск попасть в лабораторию. Он  молча затряс головой.
Тору усмехнулся и отпустил руку.
-Бдительность на это способны даже вы… Он прошел мимо охраны. Покачав головой.
Хозуки тору вернулся домой?

Нет. И опять то, что он сделал. Вам никогда не приходило в голову, что ваши друзья создали вас сами? И каким-то образом сделали так, что вы стали их детьми? Превратили в существо, вроде них самих? И теперь все это продолжается? Где-то тут было лежбище Старого Белого Змея, и Хозуки с Кагуя не знали, что сейчас тот тоже вернулся домой. Или, может быть, знали? Чувствовали... Мороз пробегал по коже карлика. Ни в коем случае не расспрашивайте Учителя. Делайте, что он скажет. И постарайтесь, чтобы ему не пришлось взять на себя ваши заботы.  Иначе все кончится печально. Как в случае с многими, правда? Но если вы покажете себя с лучшей стороны, ему будет очень приятно. И тогда все станет хорошо.

"Я сделал еще одну попытку"
. Много слов, понятий смыслов, но одним словом в Юго-восточное убежище прибыл Орочимару-ками-сама.

Правда ни Кагуя ни Хозуки про это еще не знали, по этому  занимались лишь делами, что обычны после миссии Учителя. То есть ели, собирались заполнять бумаги и добраться до койки. А шиноби убежища делали все обычные дела. Вроде учебы.  Отпускались немного от работы. Только делали это почему-то ночью. Хозуки мечтал лишь о сне, а утром опять приняться за работу. Но сейчас он сидел и писал. И дело шло к концу...

Suimen Hokō no Gyō - Практика Хождения по Водной Поверхности

Тренировочный метод, который используется для улучшения контроля чакры. При его использовании практикующий должен должен испускать перманентный поток чакры из нижней поверхности своих стоп и с помощью водоотталкивающей силы ходить по поверхности воды. Этот метод намного сложнее, чем Практика Восхождения на Дерево в связи с тем, что количество испускаемой чакры должно постоянно меняться из-за частых колебаний водной поверхности.
Также было показано, что шиноби может использовать чакру на ногах, чтобы "скользить" по поверхности воды, будто катаясь по льду на коньках, вместо обычных шагов или бега. К тому же, по словам Джирайи, чем больше человек тренируется с помощью этой техники, тем скорее достигнет состояния, при котором будет стоять на воде, не прилагая к этому особых усилий или даже не замечая этого.

✦ Этот навык относится не только к ногам. Пользователь, находящийся под водой, может сконцентрировать чакру на руках или на любой другой части тела, которая совершает контакт с водной поверхностью, и подняться на поверхность, словно поднимаясь из бассейна.

https://pp.userapi.com/c855028/v855028652/961cb/EbmpszThqUU.jpg
Классификация: -
Свойство: -
Ранг: -
Тип: -
Дальность: -
Ручные печати: -
Чакразатратность: 1 в пост

Отредактировано Hozuki Toru (2020-06-18 10:42:18)

+1

20

Лес [Страна Горячих Источников] <===

Дождь лил как из ведра, отчего днём под тяжёлыми тучами царили сумерки. Однако, разбушевавшаяся стихия, кажется, совершенно не беспокоила двоих в плащах, идущих через сплошную стену из низвергающейся небесной влаги. Наоборот, один из них – низкорослый горбун – даже радовался происходящему, подставляя некрасивое лицо под капли.
Иссин и Тору возвращались в юго-восточную лабораторию. Задание было выполнено, можно было бы отдохнуть и наслаждаться природой и спокойным общением друг с другом, но оба шли молча, каждый думал о своём. Кагуя прокручивал в памяти последние мгновения жизни убитого им близнеца, сопоставлял информацию из миссии с фактами, и чем больше он размышлял над поведением беглецов, тем больше сравнений приходило ему в голову с ним самим. Он не говорил напарнику, что в обезумевшем от ярости демоне узнал себя. Он так же безрассудно бросался на врага, причинившего ему сильную боль, и выкладывался полностью, только бы достать противника. Хотя, нет. Акихико всё же был более глуп в приступе гнева. Слить почти всю чакру за считанные минуты, это надо постараться. Или беглец подсознательно желал умереть и нарочно ослабил себя? Данное предположение казалось Кагуя не совсем верным, ведь техника, использованная Изменённым, была весьма опасной и могла убить зазевавшегося шиноби. Он дрался всерьёз и вместе с тем на истощение.
Близнецов постиг печальный конец. Они прослыли предателями и стали скорее жертвами какой-то болезни, нежели высланных за ними ликвидаторов. Вместе с тем, слова близнеца, сказанные перед смертью, не вязались с обвинениями в его адрес. Вот Ариса полностью соответствовала портрету преступницы, пошедшей против воли Орочимару.
Иссина поразила внезапно озарившая его догадка: а если Акихико выполнял миссию, и девушку просто разыграли втёмную? Так же, как когда-то его и Ласку. Не специально ли приказ поймать шпиона, которым впоследствии оказался отец Ласки, Орочимару отдал именно ему, его бывшему подопечному? Чтобы проверить, сможет ли он убить близкого человека. А он, истинный Кагуя в худшем смысле слова, и не заметил, чью жизнь забрал.
Если Змеиный Саннин действительно послал потомка Кимимаро за бывшим командиром, зная, кто шпион? Что тогда? Он хотел испытать ученика, и тот с честью прошёл испытание. К Орочимару никаких претензий. Смерть Ласки могла случиться на любом опасном задании, и он, Иссин, был бы виновен в этом, не лидер Отогакуре. Рано или поздно ярость нашла бы выход, и девушка оказалась бы на его пути. Не важно, по какой причине. Именно по его вине она погибла.
Широтсуме словно возвратился на много лет назад, в маленькую камеру одного из убежищ, где прожил добрых три года в раздумьях и самобичевании. Он никудышный напарник и, по большому счёту, хреновый шиноби. Из-за приступов ярости и потери контроля ему легко провалить задание и, более того, погибнуть, допустив фатальную ошибку. Ему нельзя работать в команде, иначе повторится та трагическая ситуация. Он подведёт себя, Орочимару, товарищей, станет вместо ценного кадра обузой, непредсказуемым фактором. Иссин невольно удивился, как ему вообще позволено выполнять миссии. Очевидно, зная о его слабости, командование поручало ему преимущественно одиночные миссии. Совместное задание с Тору стало для Кагуя первым командным за одиннадцать с половиной месяцев.
Иссин в который раз ощутил свою ущербность. Как исправить положение? Либо бороться с собой, либо использовать вспышки гнева себе на пользу. Необходимо разработать специальный препарат, успокоительное. После трагедии с Лаской он прошёл курс терапии, включавший принятие седативных средств, и уже в тот раз понял, что это не выход. Лекарства имеют свойство заканчиваться в самый неудобный момент, к тому же, вызывают привыкание и действуют на психику. Широтсуме на полгода с лишним стал добровольным подопытным. Что ему только не кололи, какие порошки он только не пил. В результате его физические показатели снизились, а это могло отрицательно сказаться на выполнении заданий. Хуже того, пошатнулось и психическое здоровье. Начались галлюцинации, он подолгу разговаривал с мёртвыми жертвами, донимавшими обвинениями, неделями пребывал в сумеречном состоянии сознания. В конце концов, он превратился в абсолютно апатичный овощ, способный опорожниться на виду у присматривавших за ним медиков. То был период бессмысленности, пассивности и, пожалуй, безумия. Иссин не желал его повторения, но делать что-то с приступами необходимо.
Каким образом можно использовать их во благо? Пожалуй, никак. Или же Кагуя недостаточно умён, чтобы придумать способ обернуть на пользу собственный недостаток. Единственно, можно обезопасить напарников, предупредив о ярости, затапливающей сознание Иссина в особо тяжёлых боях. Сказать, пусть держатся от него подальше в такие моменты и не приближаются, пока он не успокоится. Они могут контролировать поле боя и даже помогать ему тем или иным образом, только очень аккуратно, дабы не попасть под горячую руку. Ему не понравится, если в него вдруг угодит шальной огненный снаряд, направленный изначально в противника. Взбешённый Широтсуме отреагирует крайне неодобрительно на подобную атаку, это мягко говоря.
Вероятно, именно из-за приступов к Кагуя поставили в пару Мясника. Если подумать, он ведь идеальный напарник для такого безбашенного – временами – шиноби. Хиден Хозуки не позволит нанести парню урон, а значит, обезопасит от ярости Иссина. С другой стороны, Тору в силах обезвредить товарища с помощью какой-нибудь техники утопления и тем самым не запороть выполнение миссии. А ещё он наверняка приглядывает за потомком Кимимаро и сообщает командованию о его поведении, словах, изучает его тактику боя.
Никому нельзя доверять, порой даже себе. Эту истину Широтсуме давно усвоил, однако, возможное недоверие Орочимару всколыхнуло внутри неприятное чувство. Он вдруг совсем по-другому посмотрел на идущего рядом Тору. И тут же постарался прогнать мрачные мысли, свивающиеся в дурно пахнущий клубок. Возможно, Мясник шпионит за Иссином. Возможно, Орочимару считает Мясника сильнее Иссина. Возможно, Иссин уже списан со счетов, и в скором времени к нему обратится Змеиный Саннин с особым заданием. Например, предложит уйти из селения и примкнуть к какой-нибудь преступной группировке. А затем прикажет погибнуть в бою, пожертвовав собой ради… чего? Орочимару-ками, использующего окружающих, точно инструменты? Или ради скрытой деревни, в которой нет доверия никому и которая, по сути, является чужой для почти всех её ниндзя? Ради чего стоит умереть в таком случае? У Широтсуме нет клана, нет семьи, и сам он не похож на обычного шиноби из любой другой какурезато. Он, как и практически все в Отогакуре, из другого теста. Раны на душе зарубцевались и оставили шрамы, которые никогда не позволят стать простым обывателем. Он рождён, чтобы нести смерть врагам. Это доставляет ему удовольствие, придаёт смысл существованию. Он всего лишь инструмент в руках умелого манипулятора, и такая роль его пока вполне устраивает.
С Хозуки непросто справиться, но можно. Довольно практиковать технику длительной задержки дыхания и закрыть все естественные отверстия организма костяными пластинками, и техника утопления не страшна. А для победы над Хозуки хватит скорости и яда. В чём-чём, а в ядах Широтсуме разбирался, хотя и не любил применять.
- Что-то очень вовремя он встретился нам на пути... А я так со своим учителем перетравил кучу народу, – донёсся через шум дождя и туман мыслей голос Мясника, будто подслушавшего, о чём думает напарник.
Кагуя отстранённо отмечал происходящее вокруг. Фраза Тору частично развеяла мглу подозрений и тяжёлых дум, вернув потомка Кимимаро в дождливую действительность.
– Не понимаю, зачем вы помогли старику, – произнёс Широтсуме. – Перетаскивая его и тележку, вы были очень уязвимы для атаки или скрытого дзюцу. Уверены, что он не поставил незаметно на вас следящую фуин-печать? Так враги могут узнать, как попасть в юго-восточную лабораторию.
Тору поступил опрометчиво. Либо реальность не такова, какой кажется. «Случайности не случайны» – гласит ещё одно правило шиноби. А если старик на самом деле ниндзя, пребывающий в сговоре с Мясником?
«Я становлюсь слишком подозрительным», – вспомнив почтение парня к умершим, подумал Иссин. У Тору явно имелись замашки монаха, а у них в порядке вещей помогать нуждающимся. Тем не менее, когда-нибудь доброта может сыграть с ним злую шутку, и его не спасёт ни хиден, ни искусство иллюзий.
Иллюзии… Гендзюцу! Вот главная уязвимость Широтсуме, однако, устранить её немногим проще, чем справиться с приступами боевой ярости. Для противодействия мороку надёжнее всего помощь товарища, боль и вливание чакры. Говорят, будто джинчурики мало подвержены гендзюцу, потому что им помогают избавиться от видений их биджу. О, будь Иссин носителем Хвостатого Зверя, он, несомненно, получил бы хоть какую-то защиту от иллюзий. А также громадные запасы чакры и ручного гиганта, одно из самых разрушительных оружий в мире шиноби.
Он станет сильнее и когда-нибудь удивит Орочимару. Так было раньше и так будет. Сила… Стремление к ней взращивалось в Иссине с детства. Ещё в убежище ему твердили о ней, призывая тренироваться, дабы не иметь уязвимостей и быть хорошим оружием Змеиного Саннина. Ведь это такая честь – успешно служить повелителю Отогакуре. Маленький Кагуя плохо понимал, что воспитатели и учителя имели в виду. Потом он попал к наёмникам, людям, превыше всего на свете уважающим силу и преклоняющихся перед ней. Чтобы выжить, он был вынужден стать сильнее. И… ему понравилось. Он доминировал над остальными, ломал морально и физически, испытывая наслаждение от процесса и результата. Он хищник, не желающий быть слабым! Он хочет всегда преобладать над противником. И неважно по большому счёту, обрадует или опечалит он Орочимару. Саннин никогда не относился к нему как к близкому человеку. Будь это так, лидер Ото предупредил бы о том, что предстоит поймать бывшего командира, оказавшегося шпионом, или послал бы другого на задание. Но он предпочёл умолчать об этом и не сказал ни слова в последующих беседах. Если Иссин лишь боевая единица, то почему бы и ему не использовать Орочимару в своих целях?
От таких мыслей Широтсуме стало дурно, даже голова слегка закружилась, а внутри прорезались острые ростки подсознательного страха. Он, и решил использовать самое могущественное существо на свете! Ха-ха! Да Саннин тебя прожуёт и выплюнет, как великое множество людей до тебя. Ты лишь мелкая букашка, ничтожество, говорили ему разум и инстинкт самосохранения.
Но в таком случае почему Саннин до сих пор не захватил мир? Почему у него тоже случались провалы? Нет, он не всесилен и всезнающ. Есть люди, а возможно, те, кто уже переступил грань человечности, и стали если не сильнее него, то уж точно не намного слабее. И он, Кагуя Иссин, тоже может стать таковым и избавиться из-под власти саннина. Хотя, зачем, если планам Иссина пока не мешает служение Орочимару?
«Осторожно, Широтсуме. Ты ступаешь на тонкий лёд, – словно раздался в голове голос рассудка. – Слишком многих сгубила самоуверенность. Не будь в их числе».
- Иссин-сан, я не поблагодарил вас, ваше вмешательство было очень эффектным и своевременным. – Обратился Тору к напарнику, его едва можно было расслышать сквозь шум дождя. – Но я не могу понять почему вы не вмешались раньше? Наша совместная атака была бы более сильна, чем атаки по отдельности.
– Вы ведь полагались на клонов, – ответил Кагуя. – Вам не угрожала прямая опасность, за исключением Иори, которого вы сами превосходно обезвредили. И я решил посмотреть, как отреагируют близнецы на действия ваших двойников. Как вам известно, я боец ближнего боя. Нам не рекомендовали сражаться с целями на ближней дистанции, поэтому решил вступать в бой только в крайнем случае. В то же время я подстраховывал вас на случай, если к нам прорвётся враг. Как оказалось, не напрасно. На будущее, Тору-сан, предлагаю придерживаться следующей тактики: вы атакуете противника издали, а после нападаю я. Полагаю, нам не помешает отработать взаимодействие на полигоне, если представится шанс.
Дальнейшая беседа сама собой заглохла. Чтобы напарник услышал, пришлось бы кричать, перекрывая гул водной стихии. К звукам дождя добавился грохот водопада возле входа в убежище. Из-за сплошной стены воды, низвергаемой с небес, возвращающихся шиноби даже не сразу заметила охрана, чем воспользовался Хозуки, устроив выволочку паре чунинов. Иссина мало интересовало поведение местных безопасников в данный момент. Вновь погрузившийся в тягостные думы, он на автомате прошёл проверку и вместе с напарником вошёл, наконец, в сухое и тёплое помещение. Он вернулся. Не домой, но в место, для него близкое по значению.
Все убежища Орочимару одинаковы. Так считают непросвещённые глупцы, которые запутываются в лабиринте комнат и коридоров и не имеют понятия о размерах той или иной базы Змеиного Саннина. Широтсуме отличал их все. Вернее, многие – не исключено, в некоторых секретных лабораториях он не побывал. Юго-восточное убежище постепенно обретало в глазах Иссина особый статус. Здесь он отдыхал чаще всего.
Едва он вошёл в убежище, как к нему подскочил помощник здешнего управляющего и попросил следовать за ним. В маленькой комнатке с металлической аркой над дверью Кагуя прошёл дезинфекцию, затем сдал на анализ кровь. Обычно ничего подобного не предполагалось, и джонин насторожился, но в конечном счёте меры предосторожности укладывались в предположение о болезни близнецов.
Разобравшись с процедурами, Широтсуме отправился в выделенную ему камеру три на четыре метра – настоящий дворец по меркам убежищ. Да ещё и с мебелью – кроватью, письменным столом с компьютером для отправки отчётов и поиска нужной информации и стулом. Имелся и санузел, чему Иссин искренне обрадовался. Приняв душ и пообедав принесённым раменом, он принялся за отчёт по миссии. Описывал малейшие детали, уделил внимание и последним словам Акихико, и найденному на хуторе-лагере приёмнику. По окончании отослал отчёт и завалился на кровать. Письменная работа отвлекла от неприятных мыслей, и сейчас хотелось только спать, спать долго и без всяких снов.

*Suimen Hokō no Gyō - Практика Хождения по Водной Поверхности

+1

21

Сон. Что-то может быть лучше для Шиноби? Только сон в безопасном месте. Только вот нет, его для Шиноби. Где ты не засни, всюду доберутся проклятые враги и выпотрошат твою тушку. Хозуки Тору добрался до убежища прошел все круги бюрократического Ада По Завершению Миссии и теперь его ждало ложе для Сна. Ты только попробуй! Ты только попробуй вспомнить, как это – заснуть? Сон, который видишь ты, Шиноби, будет только хуже и будет идти от одного сна к другому. У тебя никогда не будет таких снов, которые заканчиваются хорошо. Но это не важно. Не будет даже того, что ты увидел бы сам. Даже сны то же самое. Люди иногда видят сны об умерших родителях. Другие люди видят сны об отцах. Иные видят сны о тех, кого забыли. Но и это важно. Как сон кажется тебе реальным или нет, зависит от того, что ты можешь понять. Это все что тебе нужно. Ты и так знаешь, что сон – это просто комбинация восприятия. Ты знаешь, что когда ты видишь сон… Все остальное все чепуха. Просто сон. Просто сон. Просто сон. Мы знаем, что это сон, но кто нам говорит, что это сон. Спроси себя сам. Кто тебе говорит, что сон – это сон? Конечно нет. И это делает его кошмаром. Сон – это просто сон. А кошмаром может быть только реальность людей. Разве ты не знаешь этого достаточно хорошо, чтобы спрашивать об этом у себя? Ты видишь сон только для того, чтобы вспоминать, как и когда это началось. Так ведь? Так и запомни. В этом вся разница между сном и реальностью. Проделав свои обычные процедуры, положил сторожок под дверь, насторожил взрыв-печати все 5 штук. Тору провалился в этот странный сон. Спал он впрочем совсем без сновидений.
Проснулся отдохнувшим.

0

22

Снял все сторожевые печати и сторожок - его никто не потревожил за ночь, впрочем, это значило не очень много. Хозуки Тору отправился под контрастный душ, а именно в свою душевую кабинку, чтобы снять тяжесть с сердца и спрятать наружу беспокойство и возбуждение. Вскоре он был готов для всех своих дел. Он занялся своими обычными делами, которыми занимался, когда не требовался Орочимару - тренировкой. В этот раз он тренировал печати. Он складывал пальцы рук в странные фигуры - знакомые с детства любому, кто пошел тропой тени. Правда, эти простые и привычные действия скорее напоминали поединок - печати казались весомее результат был более сильным, и Хозуки, определенно, получал удовольствие. Когда он начинал, он складывал их не спешно, плавно, словно в воде или даже в патоке, но затем он стал выдавать просто взрывные комбинации. Это было особенно интересно, потому что длинные руки Тору выглядели как молодые стволы деревьев в ураган. Во истину, движения походили на рев реки, смешанной с легким туманом - такая техника казалась невероятно выверенной и тонкой. Сначала Тору отрабатывал комбинацию Змея-Крыса-Овца, а затем переключился на следующий вариант, с тех пор там все время присутствовало только сочетание первых двух печатей. Но добавил движения - бег, прыжки, бег по стенам потолку, и бесконечное сложение печатей, раз за разом, еще раз через сотню раз, и еще раз за тысячу. Он мог держать руки сцепленными - Тору делал это просто потому, что обычно они не опускались до падения, но в эти минуты складывание печатей не прекращалось, а наоборот, ускорялось - если Тору держал руки сцепленными - были ли у него раскрыты руки или нет - это просто не играло роли. Но получалось очень красиво, и ему это нравилось. Только когда он все три раза проделал это совершенно синхронно, он улыбнулся. Его руки снова сделались полностью свободными. И, словно повинуясь его жесту, изменилось не только положение рук и рук, но и дыхание. Он стал совершенно спокоен. Настолько спокойным, что ни малейшего волнения в нем не было. Он мог бы делать это всегда, и не было никакого волнения в том, как он будет делать это дальше. В его уме состояние тела, течение чакры, приравнивалось к печатям, слагаемым задуманным способом. Зачастую, чтобы выполнить его печать, требовались доли секунды чистого вдоха. Были такие минуты, когда с дыханием не успевали еще происходить какие-то изменения, и тогда он чувствовал полное удовлетворение от того, как все вышло. Иногда после выполнения печатей его руки совершали движения - он их уже не осознавал, но знал, что делал. И вот - прорыв! Ничего подобного он раньше не чувствовал. И это была внутренняя печать - она, значит, сработала, хотя он ее и не сложил. Он не чувствовал ни малейшего волнения - только спокойную радость.
Такого он не испытывал уже давно. Казалось, он переживает праздник в самом своем сердце. Прорыв! Еще бы! Как не хотелось покидать это тихое место, идя к началу самого восхитительного из всех когда-либо случившихся! Пусть все вокруг застынет в тишине. Пот градом катился с его лба. Сумеет ли еще раз? Почувствовав колебания в голове, он стряхнул его и сосредоточился, пытаясь представить себе результат - это часто у него получалось. Переведя дух, он перешел к выполнению промежуточных печатей. Работать следовало быстро, не давая возникнуть слабостям. После нескольких попыток он уже не мог сделать других упражнений. Тогда он прекратил попытки и в изумлении остановился. Всё исчезло. Но он не понимал, почему вокруг вновь чувствуется боль. Он сделал еще одну попытку. Медленно, сантиметр за сантиметром , освобождая боль от страдания, он закрыл глаза и принялся повторять формулу, дожидаясь, пока она из ямы собственного сознания выползет наружу. Протянув руку к полу, он нащупал его и медленно опустился на него. Выйдя на свободу, боль вернулась; он понял, что никакого освобождения не было. Он не ощупал пол руками. «Пора начинать, - подумал он. - Надо же начать. Потрать минут десять - у меня к тому времени совсем не будет сил, - а потом надо будет просто не давать боли возвращаться. Надо попробовать, а там…» Он сконцентрировался, сделал первый шаг вперед и тут же упал на колени - боль снова появилась в его голове. При этом ему показалось, что его тело еще какое-то время сохраняет прежнюю форму, но он потерял ощущение времени. Открыв глаза, он увидел, что сидит на полу, а потолок похож на стену. "Что же на сегодня тренировка закончена" - он встал с пола держась за стену. Казалось, что он только что вышел из сна, но на самом деле прошло не меньше двенадцати часов. «Надо же было в самом начале заснуть», - подумал он. Он поднял лицо и увидел, что вокруг темно. «Интересно, куда я попал? - подумал он. - Не знаю, - но опять почувствовал невероятную усталость. - Только этого мне и не хватало…» Он отошел от стены и сел на пол. «А ведь раньше я этого не знал», - подумал он. Потом он заметил в стене светлое пятно и остановился. Оказалось, что это дверь в коридор, которая вела куда-то вверх. Он открыл ее и шагнул в открывшуюся щель. Это оказалась дверь в его комнату, вернее в комнату в этом убежище. На полу лежал какой-то сверток, похожий на свернутое одеяло. На автомате он подобрал его, проделал свои обычные ритуалы приготовления ко сну, сторожок, взрыв печати на двери. После чего он упал на кровать и заснул. Снился ему сон, где он видел старого монаха - своего друга. Старый был одет в длинную монашескую рясу с капюшоном, по бокам которой были нашиты мечи. За спиной у него висела плетеная корзина с вином. Он посмотрел на сидящего на кровати Тору и сказал: «Чему быть, того не миновать». Проснулся Тору отдохнувшим.

Снял все сторожевые печати и сторожок - его никто не потревожил за ночь, впрочем, это значило не очень много. Хозуки Тору отправился под контрастный душ, а именно в свою душевую кабинку, чтобы снять тяжесть с сердца и спрятать наружу беспокойство и возбуждение. Вскоре он был готов для всех своих дел. В этот раз он решил продолжить тренировать печати. Он сложил их последовательно
Печать тигра, Печать змеи, Печать овцы, Печать собаки, Печать свиньи, Печать крысы, Печать птицы, Печать лошади. В этот раз он не спешил, а медитировал над каждой из печатей.
Постепенно их число увеличивалось: Печать человека, Печать тигра, Печать змей, Печать овцы, Печать собаки, Печать лошади, Печать овцы и т. д. Самым важным для Хозуки Тору было увидеть признаки неуравновешености. Когда ее форма не соответствует ее духу, ее течению чакры. А они не нарушались. Такой результат, видимо, означал, что его назначение исполняется. Хозуки решил повторить цикл медитаций для печати овцы, который, как он знал, всегда давал хорошие результаты. Но вместо этого он решил по медитировать над печатью собаки. После стал отрабатывать тактическое применение печатей в боевой форме — там наверняка понадобится их поддержка. Он тренировался , и постепенно его чехарда чакр стабилизировалась. Пройдя сотни печатей, он был готов к следующему этапу. Теперь ему предстояло научиться совмещать взаимодействие печати с действием. Складывать и не складывать их одновременно. В том числе вести активный бой. И тогда будет достигнут высший для человека уровень медитативной ясности. Нужно было уловить момент, когда такой момент наступает. Нужно было почувствовать направление удара… Но как? Когда этот момент наступит? Он воспользовался помощью техники - проектор прокручивал перед ним миллионны печатей на пятикратной скорости, и он пытался угадать технику, воспроизвести последовательность и все это не прекращая двигаться. Но всякий раз из-за этих попыток до него доходило лишь собственное отражение. Даже несмотря на скорость, ход вещей таков. Многие говорят, что заниматься духовным самосовершенствованием вообще нельзя - это всегда заставляет воздержаться от чего-то; любая концентрация на телесном состоянии приводит к утрированию и аскетизму… Вот именно. Аскетизм ни к чему хорошему не приведет. Это может только привлечь к тебе внимание какой-нибудь беспутной плоти. Но дело не в этом, а в том, что определенные внешние практики несут на себе отпечаток ума, влияющего на человека с такой силой… И такой связи так много, что у человека, уже занявшегося медитацией, появляется отчетливый профессионально-профессиональный опыт медитирования. Именно благодаря этому появляется все новое и новое. Поскольку нельзя выйти за рамки старой позиции или уйти от нее, по возможности рекомендуется, как писал когда-то один из авторов, развивать в себе базовые принципы того, каким должен быть процесс медитации. Но медитации в свою очередь была лишь подспорьем, инструментом, костылем для него - без него не было бы этой возможности. И теперь, когда он уже выходит на подлинную медитативную ступень, он постепенно продвигается вверх и видит - как это иногда бывает с людьми в горе, - как окружающий мир становится еще грандиознее. И все-таки никакой медитации, да и вообще никакой, не будет достаточно. Еще бы, ведь именно в конце концов приходит осознание того, что есть эта медитация, и все остальное связано только с ней… Но в какой-то момент для человека начинают возникать подобные тревожности - не из-за того, что он застрял на каком-то одном способе медитации, а из-за того, что он начинает обнаруживать себе прилипшим к ритуалу.
По здравому размышлению он решил по медитировать над печатью собаки. Несколько дней в его душе и голове работали: каждое утро в памяти возникали разные техники. Теперь у него не было сомнений, что он добился успеха. Но вдруг для него все пошло не так. Он не обнаружил никаких признаков неуравновешенности, но внезапно одна из печатей замедлилась при складывании. Мясник вздрогнул. «Это недопустимо», – подумал он. Но, к его удивлению, Печати стали складываться, что было совсем не похоже на его ожидания. Это выглядело странно. Он посмотрел на стену. Ему вспомнилась картина дождя. Его глаза округлились. Он понял, в чем дело. Его тело упало на пол, и видимость окружающего мира исчезла. Но эти ощущения оставались прежними. Он ощутил головокружение и провалился в темноту. Его одолели страх и сомнение, а через несколько секунд он потерял сознание. Очнувшись он побрел в комнату вымылся, установил печати и сторожок лег в постель и попытался уснуть. Сон не шел – назойливый зуд стучал в виски и постепенно поглощал внимание. В нем вдруг появилась мысль, которая странным образом его успокоила. Да, думал он, пока все-таки есть возможность каждый день совершать поступки, надо наслаждаться каждой из них. На этой мысли он заснул.
Проснулся отдохнувшим. Снял все сторожевые печати и сторожок - его никто не потревожил за ночь, впрочем, это значило не очень много. Хозуки Тору отправился под контрастный душ, а именно в свою душевую кабинку, чтобы хоть как-то успокоить нервы и прийти в себя, После душа Тору вышел из кабинки и попробовал собраться с мыслями. Нужно было продолжать тренировку печатей. Раз за разом он складывал их годами до, не остановиться и сейчас... Впрочем его остановили.

*Ki Nobori no Shugyō - Практика Восхождения на Дерево

0

23

Четвёртый

У любого человека есть свои слабости. У кого-то страх за близких, у кого-то за себя. Кто-то напрочь лишён инстинкта самосохранения, однако, непременно к чему-то стремится, чего-то желает, и это может стать его уязвимым местом. Главное – суметь найти таковое и надавить как следует. О, надавливать тоже надо уметь! Переборщишь, и человечек сломается, побежит жаловаться или покончит с собой, а то и вовсе набросится на обидчика и… тоже таким образом выберет самоубийство. В любом случае из ценного информатора и сотрудника бедняга превратится в бесполезный балласт, только и годный, что на смерть в нужное время в нужном месте. Страх и желания, мечты – вот составляющие настоящего человека. Ибо без желаний человек всё равно что мертвец, а без страха подобен бездушному механизму.
У Итиро – помощника управляющего юго-восточной лаборатории Орочимару – также имелись страхи и потаённые желания, на которых можно было сыграть, словно на струнах кото. Даже подчинённые Змеиного Саннина не всё время проводили в убежищах и на миссиях. Они отдыхали тем или иным образом, бывало, реализуя страстные, запретные мечты. Итиро, например, любил развлекаться с девушками. Однако, это не обычные развлечения, подобающие мужчинам и женщинам. Его забавы подразумевали кровь, крики и расчленёнку вкупе с определёнными действиями, не приходящими на ум нормальному человеку, в том числе большинству ниндзя Отогакуре, славящихся психическими отклонениями. Разумеется, делал всё помощник управляющего тайно, но был абсолютно уверен, что высокое начальство в курсе его увлечений и считает их невинными. Ведь он не вредил какурезато в целом и кому-то из начальствующих чинов в частности. Он отличался исполнительностью, трудолюбием, был на хорошем счету не только у управляющего, а и у самого Орочимару, поэтому не боялся за себя. Он ценный кадр, полезен Отогакуре. В конце концов, у каждого свои недостатки, и с его недостатком, похоже, мирились.
Примерно два раза в неделю Итиро покидал лабораторию на несколько часов и прогуливался по берегу реки, поднимался в деревушку Самсикаву, чтобы закупиться свежими продуктами и узнать последние сплетни от старейшины. Как и почти все люди, он не любил находиться слишком долго под землёй, и нуждался в обычном общении. Раз в месяц он в обязательном порядке брал выходные и отправлялся в город Мачитсуми, где предавался утехам иного рода. Разумнее было дождаться его именно там, однако, дело не терпело промедления, и пришлось ловить помощника управляющего в деревушке, прикинувшись старейшиной*, благо, искусство хенге и отсутствие сенсоров среди местных позволяло обмануть обитателей крошечного селения. Они даже не поймут, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Глупые деревенщины. Только и умеют, что ловить рыбу да охотиться. Впрочем, нужно отдать им должное, следопыты из них весьма неплохие.
Приветствую, – пыхнул трубкой сидящий под дикой вишней на раскладном стуле «старейшина» и кивком изобразил поклон. Его маленький внук лазил по дереву с ловкостью кота и срывал зрелые и не очень плоды, закидывая в рот.
Добрый день, – подошёл к нему Итиро, стараясь не вступить в лужи, оставленные недавним ливнем. Его охрана, состоящая из двух чунинов, недавно стерегших вход в убежище, осталась чуть позади и следила за единственной улицей деревушки. Никто из них, по наблюдениям агентов, не являлся сенсором и не мог вот так запросто раскрыть подмену. – У вас, гляжу, настоящий потоп. Хоть лодку бери.
Да это что, Итиро-доно. Вот лет пятьдесят назад действительно деревню затопило. Хижины плавали вместе со скотом. А сейчас, хвала ками, речка из берегов не вышла, хотя оно, может, было бы и к лучшему. Разлив способствует земледелию и приносит много рыбы в наши сети.
Тебе виднее. Ненавижу воду с детства. Когда-то чуть не утонул, и с тех пор сторонюсь рек и озёр, а на море меня лишь приказом Орочимару-сама вытащишь.
А я, знаете, люблю поплавать, – попыхивая трубкой, признался «старейшина». – Нас приучают к реке с рождения. Наши бабы даже рожают в воде. – Благо, работать в Самсикаве приходилось не впервые, и повадки местных, в том числе особенности поведения и речи старейшины, можно было подробно изучить.
Какой-то ты сегодня… необычный, – заметил помощник управляющего. – Слишком серьёзный. У тебя случилось что-то?
Вот ведь глазастый! Итиро много лет приятельствовал со стариком и знал его как облупленного. Впрочем, долго притворяться и не планировалось.
Да, – словно бы нехотя признался «старейшина». Настоящий глава деревни нынче крепко спал в чулане. – Ко мне тут ночью заявилось двое незваных гостей и спрашивали о вас, Итиро-доно.
Вот как? – встревожился помощник управляющего, лицо его приняло невозмутимое выражение. – Кто? Откуда? И как они проникли в деревню? Твои ниндзя ведь зорко следят за подступами к деревне.
Они приняли вид моих сыновей, – сплюнул «старейшина» и закашлялся. – Псы бешеные! Воспользовались тем, что мальчики ушли на несколько дней в лес. А я ещё удивился, почему они так быстро вернулись.
Чего хотели? – обратился в слух Итиро.
Велели передать вам, дескать, знают о ваших делишках в Мачитсуми и хотят, чтобы вы оказали им услугу в обмен на молчание.
Постепенно маска каменной серьёзности сошла с лица отовца. Тонкие губы растянулись в недоброй ухмылке.
Идиоты. Наверняка проследили за мной, когда я отдыхал в городе. Их слова бессмысленны и не несут ни малейшей угрозы. Да и сами они шуты гороховые. Моё начальство знает обо мне всё! Поэтому шантаж не пройдёт. И всё же, о какой услуге они говорили?
Ну, не знаю насчёт угроз, Итиро-доно, но их способности маскировки на высочайшем уровне, – покряхтывая и растирая колени, произнёс старик. – Ублюдки предложили вам поработать на них, вызнать кое-какие сведения, касающиеся миссий для шиноби Отогакуре. Если откажетесь, обещали рассказать о ваших шалостях конохцам, кирийцам и ребятам из Альянса. Дескать, вы успели повсюду наследить, никуда из Страны Звука не выезжая. Сказали, вы поймёте, что они имеют в виду, Итиро-доно.
Помощник управляющего вновь изменился в лице. За происходящими с ним метаморфозами было довольно интересно следить. На сей раз на лбу отовца выступили бисеринки пота, ухмылка сползла с физиономии, а в глазах появился отблеск страха. Ну, вот, стоило тронуть струну, и кото-Итиро заиграла нужную мелодию.
Нет, невозможно. Ведь не я их ловил. Их приводили ко мне.
Но заказывали-то вы, ведь так? – опять взялся за трубку «старейшина».
Подбородок отовца затрясся, помощник заскрипел зубами. Сейчас страх в нём боролся с гневом на поставщиков живого товара. Он заказывал девушек для утех со всего мира. Сперва ограничивался местными шлюхами, потом пожелал более острых ощущений. Проститутки не удовлетворяли его требования, и ему стали приводить куноичи, похищенных из какурезато. Со временем аппетиты возросли, и в списке «блюд» побывали и девушки из Листа, и из Облака, и из других скрытых деревень. Среди них – дочери высокопоставленных джонинов Альянса и Тумана, потенциальных союзников Звука. Пока всё оставалось в тайне, начальство безмолвствовало. Раскрытие личности заказчика кирийцам и «аленям», как прозвали низовые шиноби альянсовцев, здорово навредит международным отношениям, но ещё больше – ему, Итиро, на которого в случае чего повесят всех собак. «Ах, какая тварь пригрелась у нас на груди! – воскликнут представители Отогакуре на встрече с потенциальными союзниками. – Мы немедленно умертвим предателя и просто грязного урода, извращенца и маньяка, а труп отдадим вам. Так не будем же омрачать нашу зарождающуюся дружбу столь нелепым эксцессом!»
Чо, Акайо, проверьте вон те деревья за рисовым полем, не нравятся они мне, – приказал Итиро охране. Подождав, пока шиноби удалятся, он обратился тихим подрагивающим голосом к старику. – Так чего конкретно они от меня хотят?
Струны кото издали очередной мелодичный звук.
Не так давно кого-то из ваших послали в лес на севере Страны Горячих Источников ликвидировать беглых подопытных Орочимару-ками. Вы должны выяснить, кто именно выполнял ту миссию, и рассказать мне. Я, в свою очередь, передам тем проходимцам.
Когда они вернутся сюда? У тебя есть способ связаться с ними?
Увы, Итиро-доно. Они сами придут, когда сочтут нужным, и спросят с меня. Так сказали. Ещё просили передать, чтобы вы не медлили и никому не рассказывали об их просьбе, иначе ваша судьба будет сломана, и вам уже никогда не позабавиться с девушками.
Понял, – утёр пот со лба шёлковым платком помощник управляющего. – Я… постараюсь скорее узнать.
Развернувшись, Итиро громко позвал охрану и быстрым, размашистым шагом направился прочь из деревушки. «Старейшина» пристально смотрел ему вслед, пока отовцы не скрылись за хижинами и поворотом дороги.
Теперь оставалось ждать. Разумеется, не здесь, а где-то поблизости, и присматривать за деревней, используя все возможные средства. Итиро стоял перед трудным выбором: либо отдаться во власть неизвестных, выполнив их требование, не такое уж, в сущности, и сложное, либо рассказать о шантаже Орочимару-саме. В последнем случае за деревней установят пристальное наблюдение, в особенности, за старейшиной. Его буквально разберут на запчасти, выпотрошат память и заменят старика на подставного шиноби из Ото, подстроив ловушку. Сделают это по возможности незаметно.
Да, незаметно, как учили в их академиях и на курсах повышения квалификации. Но незаметно не для всех. Правда, определить подмену действительно трудно, тем паче, подмену, при которой использовались клановые техники. Учесть абсолютно всё нереально, будь ты хоть трижды ниндзя S ранга, специализирующийся на слежке и шпионаже. В Четвёртую Мировую Войну, помнится, применялись столь изощрённые дзюцу копирования облика, что лучшие сенсоры разводили руки.
Либо, более вероятно, Итиро сольёт дезинформацию. Однако, распознать её не так уж трудно. Помощник управляющего не единственный инструмент в оркестре информаторов «Восьмёрки», и непременно правда вскроется раньше или позже. Если же Итиро сохранит в тайне попытку шантажа, у организации появится ещё один источник сведений о стане врага.

*Хенге но дзюцу


Тем временем Кагуя Иссин и Хозуки Тору безмятежно спали в своих кроватях неподалёку от деревни Самсикава, не подозревая, что их уже ищут. Чакра двух джонинов стремительно восстанавливалась, всё-таки, убежище предоставляло им все необходимые удобства для подкрепления сил. Им ничего не снилось. Тьма нежно обволакивала их грешные души, даруя покой и отдохновение от суеты мира. Шиноби проснутся бодрыми, сильными, с ясным разумом и отправятся в новый день, который сулит им новые приключения и битвы.

0

24

Начало игры

Разгул стихии бушевал весь вчерашний вечер и ночь. Низкие тяжёлые облака разверглись таким объёмом воды что можно было подумать они все разом оказались где-то в Киригакуре. И всё же к утру дождь если не прекратился совсем, то по крайней мере практически перестал идти. Красные густые волосы почти до самого пояса и длинный белый плащ явно выделяли Йоши на фоне всей этой серой унылости вокруг, к тому же у него в ладони было яблоко, а на лице читалось вполне оптимистичное настроение. Да и в самом деле, незачем было о чём-то тревожиться, по крайней мере пока. Приказ исходил от самого Орочимару, а это означало как минимум то, что начальная позиция будет безопасна, на сколько это вообще может оказаться таковым. Путь занимал довольно продолжительное время, учитывая особенности ландшафта и всю ту секретность, которая витала над всем этим местом.

Подобные убежища хорошо охранялись и были защищены ловушками самых различных типов и видов, а уж именно эта лаборатория, пожалуй, имела первостепенное значение в будущей перспективе для всего Отогакуре и страны в целом. Именно здесь должно произойти нечто такое, о чём обычно не говорят вслух, но лишь осторожно думают. Инструкции были получены весьма исчерпывающие - необходимо было как можно скорее явиться в определённое место в определённое время. Охрана наверняка заметила его уже на подступах, однако их молчание можно расценивать самым позитивным образом - либо они были проинформированы о его прибытии, либо же просто знали его в лицо. Так или иначе, чужаков сюда явно не пустят. И от этого можно было невольно улыбнуться.

Теперь следует подумать о возможных напарниках, если таковые будут и о собственной значимости. Чем может оказаться полезен Узумаки? В первую очередь, разумеется, тем что тот был сенсором и медиком, а это уже значило больше порой чем целый хорошо вооружённый боевой отряд простых бандитов-наёмников. Медицинские навыки, помимо прочего, необходимы не только ему самому, а это означало наличие как минимум ещё одного человека в команде. А если подумать ещё немного и углубиться в знания теории из академии, ниндзя-медик выступает почти всегда в роли поддержки. Стало быть, если их будет как минимум двое, то тот, второй, является действующей силой при выполнении этого задания, каким бы оно ни было. Однако даже учитывая его высокий ранг, совсем необязательно что сейчас ему надлежит нянчиться с тройкой генинов, как это водится обычно в других странах. А теперь самое интересное... Впереди уже замелькал вход в убежище и нужно было поторопиться. Вскоре множественное эхо в коридорах сделало своё дело и наверняка размеренные шаги Йоши по полу были услышаны чуть ли не в другом конце всего это массивного многоуровневого сооружения. Почему так? Всё было просто - он не скрывал своего присутствия, потому как этого не требовалось.

Узумаки Йоши обладал одной из самых уникальных особенностей - особым сенсорным восприятием, которого не было ни у кого другого. Да, чакру при концентрации мог обнаружить практически любой шиноби, однако его бабка, Карин, говорила что только сенсоры способны различать эту самую чакру, иметь значительно более широкий радиус охвата и после определённых тренировок даже различать её тип. Но как правило, на такое способны лишь самые опытные ниндзя, которые специализируются на данном направлении техник. Лис верил что подобные способности есть и у него, пусть в данный момент они и не проявились так же как у его родственницы. Ему требовалось ещё очень много десятков часов тренировок для подобного уровня, но сейчас его ждала новая миссия. А новая миссия - значит новая возможность показать свои способности, оказаться полезным кому-то. От части, это была часть его философии, ведь во многом успех любой задачи определяется пониманием каждого члена команды его роли. Йоши прекрасно подходил для полноценной поддержки, однако мог при необходимости и за себя постоять. Сейчас парень достал из своей сумки рацию и заранее, перед тем как показаться на глаза остальным, прикрепил её к правому уху. Теперь зеленоглазый был готов отправиться. Шаги его тем временем уже достигли того места, куда необходимо было прийти. А вскоре за звуком появился и он сам. Нетипичная картина для отовца, правда? Белый плащ до колен, густые красные волосы до поясницы и совершенно, ну абсолютно, то есть полностью, расслабленный вид. А ещё парочка интересных деталей - наполовину съеденное в ладони яблоко и предплечье, которое определённо кто-то частенько планомерно покусывал. Для полноты картины недоставало разве что каких-нибудь блёсток или цветов. То есть чтобы вы понимали, НА СКОЛЬКО неуместно среди всей этой серости и унылости смотрелся Лис, явно настроенный на оптимистичный лад. И всё-таки свою значимость он прекрасно понимал, да и к тому же здесь всё-таки была не одна из Пятёрки великих стран, а суровое место где выжить может далеко не каждый. Тем не менее собрались они определённо не на пикник, а учитывая что охрана пропустила его без вопросов, его новые напарники уже могли сделать о нём определённые выводы. По крайней мере сам Йоши точно постарался бы отметить любую деталь.

Отредактировано Uzumaki Yoshi (2020-06-25 23:04:50)

+2

25

Тору собрался отдаться тренировки, когда неожиданно, его путь пересекла белая змейка.
Мороз пробежал по коже рук Хозуки, когда он понял чей это посланник. “Неужели, неужели это Орочимару-ками-сама! Скорее за ней!” Парень сразу же последовал за ней и она привела его на нижние ярусы убежища, где он увидел, как навстречу ему идёт Кагуя Иссин, а перед ним ползёт сестра его посланницы. Две белые ленты сплелись и порскнули в перпендикулярный проход. Напарник последовали за ними.
Тору тоже.
Они зашли в зал. Это была операционная, но похоже что операций тут не проводилось давно.
В кресле за кругом света сидел он -

Белый змей

https://i.pinimg.com/236x/ba/7f/b1/ba7fb1ec4f1682b4821f202ca38690d1--artwork-anime-art.jpg

- Вы пришли. Это был не вопрос - утверждение. Тору порывисто встал на одно колено.

- Орочимару-ками, - резко опустился на одно колено Иссин, склонив голову.
“Эк, и тебя проняло,” - подумал Тору, с некоторым  удовлетворением,  ведь  не только его душу охватывал восторг, что проскользнул легким дуновением. Он покосился на Иссина, понимая, что тот даже не заметит этого. Ведь все внимание Иссина было приковано к Белому змею.
- Дети мои. Змеиные губы Орочимару-ками-сама тронула усмешка-улыбка.
- Ученики. Много лет прошло, как я встретил вас. Не нужно преклонять колено, сядьте - он махнул рукой на стулья. Его улыбка удава осветила пол лица.
- Чаю? От его ног к дзенинам выползла змея, балансирующая чайником на голове, хвостом же удерживающая пару кружек. Тору  и Иссин не смели отказаться и приняли чашки с чаем и сели на предложенные сиденья.
Змееносец вёл себя как старый добрый дядюшка на светском рауте. Почему-то он казался ( или хотел?) казаться усталым.
- Я много сделал, чтобы распространить свои, гены. Он облизнулся, - но мои идеи даже важнее. Ваши предки верно служили мне, но верно ли служите мне вы? Он вперил в них немигающий взор.
Иссин словно пес после того, как запоздавший хозяин вернулся домой, он ловил каждый звук, каждый жест, бросаемые хозяином. Тору выглядел  чуть более отстраненным, но душа у него так же, пела весенними ручейками воды.
- Я предан вам всем сердцем, ками-сама! - почти выкрикнул Широтсуме. Было видно, что его задел вопрос Орочимару о верности, резанул, словно зубы акулы по беззащитной ноге купающегося. В этот момент, казалось что прикажи санин ему умереть, умрет мгновенно, лишь спросив, каким способом санин хочет чтобы его верный клеврит умер.
Тору также грохнул о пол кулак и стал на колено, его крик повторял крик Белого когтя.
- Я верен вам Орочимару - ками - сама!
Орочимару - ками, повел бровью. И широко улыбнулся.
- Именно вам, я доверяю Он выделил слово вам... В этом убежище только вы… Пауза словно Орочимару о чем-то задумался. Я много проверял вас. Не обижайтесь, верность редкий продукт сейчас. И вы дети мои - моя гордость. Тору-кун, Иссин-кун подойдите ко мне. Он ободряюще улыбнулся.
- Я хочу, чтобы вы восстановили пятерку звука. Твой предок Кагуя - возглавлял пятерку. Вы решите кто главный сами. Как организовать работу команды... Тоже. Вот свиток про старую команду. Но помните, что не надо повторять старое, оно должно быть лишь... Почвой. Подумайте кого вы хотите видеть в отряде.
Это великая честь для нас, Орочимару-ками-сама! - Выкрикнул Иссин, снова грохнувшись на колено. Чувство гордости переполняло его в этот момент, и он был уверен, что то же испытывает и напарник.

Тору просто онемел от радости - Орочимару - сама не забыл, а всего лишь проверял, он не забыл своего ребёнка из одиннадцатого убежища! И не просто не забыл, он возвысил его, пятерка, это ближники Орочимару- ками-самы! Они и личные телохранители, и ходят на задания куда ползет великий Змей, и даже ходят туда куда он сам не пойдет...
Хозуки встал на одно колено. Хотелось бы  гаркнуть чего-то как его напарник,
Через секунду он осознал, что теперь с Кагуя они не просто напарники, но и соперники, и кто-то должен уступить... Он поднялся с колена, и посмотрел на Кагуя, который оставался коленопреклоненный.
Рука сама легла на рукоять куная.
Кагуя продолжал неподвижно стоять на колене. Радость и гордость переполняли его, но было и ещё кое-что - чутье, предостерегающее от опасности и подсказывающее, как действовать в той или иной ситуации. С Осознав эту простую мысль, Иссин, не поднимаясь, повернул лицо в сторону Хозуки и встретил его взгляд - таким обычно смотрят на внезапную преграду. “Интересно, смог ли бы я его победить? Не знаю, и это пугает меня… В любом случае он как минимум не слабее, знает о моих техниках чуть больше, чем я о его силах. В любом случае этого боя нужно избежать”. В  взгляде сплелись и холодная решимость, и толика сожаления. Иссин же смотрел  на Мясника, по иному, как на добычу. В глазах его ясно читалось намерение убить.
Подавив вспышку гнева, Белый Коготь отвернулся.
“Орочимару-сама, хочет чтобы мы сражались? Или нет?” Тору обратил внимание, что белый Змей беспристрастен.  Хозуки смотрел на Кагую, но видит почему то он видел монаха - его друга, а тот укоризненно качал головой. А над всей картиной царит Орочимару, и наблюдает пожалуй, с интересом. Тору медленно достал кунай и  вытянул его к Иссину.
- Не сочтите это за слабость Орочимару-ками-сама, но лишь за знак уважение к вам. Как вы говорили тогда, вы не были лидером в вашей первой команде, я бы хотел следовать по вашим стопам. Иссин-сан, у меня нет подходящих навыков и опыта - эти слова дались ему тяжело, будто гордыня еда его грешную душу. Затем он продолжил, - мой личный путь к величию будет иным. Вы упомянули, что даже были лидером какое то время назад. Тору перевернул кунай рукоять к Кагуя. - Я доверяю вам свою жизнь и клинок, надеюсь вы оцените и запомните это по достоинству. "Для тех, кто знает значение этой вещи - она стоит столько, сколько обещают цену", - подумал он.

ты тоже можешь верить, когда хочешь быть уверенным. А я решу бить или не бить в спину. Мой учитель сказал бы, что я сделал все правильно, если как нибудь отравил или ударил в спину, но вот Фугуки Нагивара..." Перед его взором появилось это святое лицо, и перед ним развернулись бессчетные призраки их похождений, и от одного взгляда на его лицо не оставалось в душе места никаким сомнениям. В то же мгновение он понял, что Иссин-сан чем-то похож на него. Он поглядел на Иссин-сана, словно ища поддержки или одобрения. Но Иссин-сан только улыбнулся, и стал  очень похож на Фугуки Нагивару, которого  он помнил. Это было похоже на нечто вроде торжественной клятвы, или извинения.

- Для меня честь иметь такого смелого и способного подчинённого, - произнёс Иссин тише обычного. Ему с трудом удавалось справляться с волнением. - Я никогда не забуду ни вас, ни вашего поступка, Тору-сан, и сделаю в свою очередь всё, от меня зависящее, чтобы вы не пожалели о вашем сегодняшнем решении.
Похоже Тору-куну удалось удивить даже старого змея. Тот удлинился и описал абстрактную фигуру вокруг основателей новой пятёрки.

- Недочет Тору-кун, я знал своего главного врага, а ты похоже нет. А выбор главного врага это пожалуй важнейший выбор в жизни каждого человека. Он облизнулся. Впрочем, тебя всегда интересовал только один аспект в человеке - его вкус.
Хозуки понял, что все же Орочимару-сама рассчитывал на нечто иное, и стало обидно до слез. Впрочем Змей перешел к другому:

- Но к делу! Как будущая пятёрка  звука… Во - первых вы должны стать хотя бы четверкой.

- А во вторых,  - он отрыгнул три свитка. - Вот ваши первые задания, как пятёрки - выбирайте с умом.
Мясник размышлял:

"Этих трёх свитков нам будут достаточно они дадут нам возможность проявить свою  силу на наш выбор. Интересно, какой из них выше по рангу?  И при исполнении какого мы сможем выжить?"

Тору задумался: "Такая простая задача, но очень интересная и умная. Его мозг начал работать параллельно со всеми остальными органами - он стал решать задачу поиска подходящих  подчиненных, словно пытаясь переварить текст целиком - логика же подсказывала, что это невозможно. Вот если бы самому пойти к Учителю" - подумал он. Но затем кое - какие наметки появились - все же он не просто так ел рис в своем убежище - были у него способные, и что немаловажно - верные  подчиненные, что могли подойти в свете всего перечисленного.

- Благодарю, Орочимару-сама. Мы не подведём, - склонив голову, сказал Кагуя.
Хозуки в ответ на слова Орочимару приложил руку к плечу и наклонил голову.
Орочимару же усмехнулся,
- верю - верю. Похоже вы и правда отличные напарники друг для друга, возможно вы даже не убьете друг друга... Что же найдите достойных и сильных спутников. Я знаю много таковых на своем веку. Почему бы не начать прямо сейчас? Я жду вас. Я жду. Он стал погружаться в каменный пол убежища, - поспешите, я не часто даю такие задания! Казалось он словно старый удав греющийся вокруг малых щенков, ползающих за ними, сейчас он словно играет с ними, но мгновенье, и они уже сожраны! Еще мгновенье и он скрылся из глаз - найти его смог бы сейчас лишь очень сильный сенсор.
Молчание длилось довольно долго, пока его не прервал Хозуки.
- Иссин-сан, я бы предложил и пару знакомых мне кандидатур в отряд, но с ними могут быть проблемы. И еще я думал, как можно изменить бывшую пятерку.
Он пожевал губу.
- Видите ли они все были уникальны, а я предлагаю, чтобы у новой пятерки все было общее, гены, техники, кровь. И в качестве своего шага я прошу принять от меня обучение стилю бесшумного убийства.
- Вы очень щедры и... разумны, Тору-сан, - словно нехотя признал Иссин,  похоже его раздирали противоречивые эмоции. О чем он сожалел? Что было не так? Сложно сказать - чужая душа - потемки.
- У меня тоже есть кое-кто на примете, - произнёс он и, взял с письменного стола лист бумаги и ручку, после чего написал адрес и имя кандидата на вступление в Пятёрку. - Вот, - протянул он бумагу товарищу.
- Я знаю его несколько лет как хорошего шиноби и, что немаловажно, медика. Приглядитесь к нему, Тору-сан. Если, конечно, застанете дома. Я же изучу свитки и выберу для нас подходящее занятие.
- Его зовут Узумаки Йоши, он вроде бы хороший специалист в фуиндзюцу, вдобавок, перспективный сенсор, - пояснил свой выбор Иссин.
- Я этим займусь ... командир, - промолвил Тору приложив руку к сердцу, затем забрал свиток и вышел из комнаты.

Отредактировано Hozuki Toru (2020-06-28 13:38:28)

+1

26

Иссин проснулся от ощущения чужого присутствия. Сел на кровати, осторожно, не производя шума. Комната казалась пустой. Тускло светил ночник, разгоняя темноту подземного жилища. Только на постели, в ногах, свернулась кольцом небольшая белая змейка. Увидев проснувшегося человека, она поднялась, демонстрируя себя, и соскользнула на пол. Оглянулась, словно приглашая следовать за ней, и поползла к двери, возле которой снова посмотрела на Кагуя, остановившись.
«Белая змея! Посланница Орочимару-сама!» – понял шиноби и встал с кровати. Не допуская резкости в движениях, он оделся, обулся и подошёл к змейке, которая скрылась в щели приоткрытой двери. «Я же запирал её, точно помню».
Посланница провела его по хитросплетению коридоров на нижний этаж, в старую, давно не использующуюся по прямому назначению операционную, теперь служащую складом генных материалов. Войдя, Широтсуме застыл. Там, в кресле, сидел не кто иной, как Змеиный Саннин – существо столь же легендарное, сколь и опасное. Существо, к которому потомок Кимимаро испытывал так много чувств, порою противоположных.
- Вы пришли, - прозвучало из уст великого бессмертного.
- Орочимару-ками, - резко опустился на одно колено обескураженный Иссин, склонив голову. Он до сих пор не верил, что снова видит бывшего наставника спустя столько лет молчания со стороны Змеиного Саннина. Противоречивые чувства переполняли его - радость, страх, надежда. Зачем он здесь? почему? В голове шумело от слившихся мыслей, скорее, мешавших ясности мышления. Он не мог отстранённо анализировать ситуацию, а мог лишь покорно стоять, ожидая приказа, словно его, сурового джонина, подменили. Он превратился в эти мгновения в подлинный инструмент Орочимару - бездумный, готовый на всё, на абсолютно любой приказ.
- Дети мои. – Его губы тронула усмешка-улыбка. – Ученики. Много лет прошло как я встретил вас. Не нужно преклонять колено, сядьте, - он махнул рукой на стулья. Его улыбка удава осветила пол лица. - Чаю? - От его ног к джонинам выползла змея, балансируя чайником на голове и хвостом удерживая пару чашек.
Змееносец вёл себя как старый добрый дядюшка. Благожелательно, внимательно к собеседникам. В уголках глаз его крылась усталость, а на губах играла лёгкая улыбка.
- Я много сделал, чтобы распространить свои гены, - он облизнулся, - но мои идеи даже важнее. Ваши предки верно служили мне, но верно ли служите мне вы?
Орочимару вперил в них немигающий взор.
Иссин послушно взял чашку чаю и сел на предложенный стул. Голос Саннина вибрировал в его душе, заполнял сознание, очищал от ненужных мыслей. Джонин, тем не менее, подмечал малейшие изменения во внешности наставника, в выражении лица, интонации. Он ловил каждый звук, каждый жест, словно изголодавшийся пёс кусочки лакомства, бросаемые хозяином.
- Я предан вам всем сердцем, ками-сама! - почти выкрикнул Широтсуме. Его задел вопрос Орочимару о верности, резанул, словно зазубренный меч по беззащитной плоти. В этот момент, что интересно, потомок Кимимаро верил в то, что сказал. Он действительно был полностью предан Саннину, по крайней мере, сейчас.
Тору также грохнул о пол кулак и стал на колено, его крик повторял крик Белого Когтя.
- Я верен вам Орочимару-ками-сама!
Орочимару-ками повёл бровью. И широко улыбнулся.
- Именно вам я доверяю. В этом убежище только вы... Я много проверял вас. Не обижайтесь, верность редкий продукт сейчас. И вы, дети мои, моя гордость. Тору-кун, Иссин-кун, подойдите ко мне.
Саннин ободряюще улыбнулся.
- Я хочу, чтобы вы восстановили пятёрку звука. Твой предок Кагуя возглавлял пятёрку. Вы решите кто главный сами. Как организовать работу команды... Тоже. Вот свиток про старую команду. Но помните, что не надо повторять старое, оно должно быть лишь... Почвой. Подумайте кого вы хотите видеть в отряде.
- Это великая честь для нас, Орочимару-ками-сама! - Выкрикнул Иссин, снова грохнувшись на колено. Чувство гордости переполняло его в этот момент, и он был уверен, что то же испытывает и напарник.
Подумать только - им поручено возрождение легендарной Пятёрки Звука! Значит, их силу признал сам Змеиный Саннин, более того, он считает их лучшими, раз даёт столь сложное и ответственное задание.
Мечта Широтсуме о создании собственного отряда становилась близкой как никогда.
Кагуя продолжал неподвижно стоять на колене. Радость и гордость переполняли его, но было и ещё кое-что - чутьё, предостерегающее об опасности и подсказывающее, как действовать в той или иной ситуации. Сейчас оно пыталось пробиться сквозь положительные эмоции и нашёптывало: "Берегись! Ибо твой напарник тебе больше не товарищ. Живи с оглядкой, ожидай от него удар в спину, яд в еду и питьё, ибо отныне он твой соперник, и даже проигрыш тебе в поединке не заставит его свернуть с намеченного пути". Осознав эту простую мысль, Иссин, не поднимаясь, повернул лицо в сторону Хозуки и встретил его взгляд - таким обычно смотрят на внезапную преграду. В том взгляде сплелись и холодная решимость, и толика сожаления, пробудившие вдруг в Широтсуме гнев. Иссин по-новому взглянул на Мясника. Как на добычу. В глазах его ясно читалось намерение убить.
Подавив вспышку гнева, Белый Коготь отвернулся. Здесь, при Орочимару-саме, он не нападёт. А вот после того, как они выйдут отсюда...
В глубине души Иссин всё-таки испытывал сожаление. За совместное путешествие по лесу он успел привыкнуть к горбуну, а бой против беглецов в какой-то мере сблизил их. Однако, теперь о зарождающейся привязанности стоило забыть. Вряд ли кто-то из них остановится на пути к славе и власти.
Тору медленно достал кунай и протянул его Иссину.
- Не сочтите это за слабость Орочимару-ками-сама, но лишь за знак уважение к вам. Как вы говорили тогда, вы не были лидером в вашей первой команде, я бы хотел следовать по вашим стопам. Иссин-сан, у меня нет навыков и опыта. Мой личный путь к величию будет иным. Вы упомянули, что даже были лидером какое-то время назад. - Тору перевернул кунай рукоятью к Кагуя. - Я доверяю вам свою жизнь и клинок, надеюсь вы оцените и запомните это по достоинству.
Сказать, что Белый коготь был удивлён, значит ничего не сказать. Поступок Тору обескуражил его, выбил из колеи, нарушив ажурную конструкцию едва возникших планов и намерений. Как такое может быть, чтобы столь сильный шиноби признавал свою слабость? Мясник был крайне умелым в своём деле, не зря же Змеиный Саннин позвал его в Пятёрку Звука. И опыта ему также не занимать. Он добрых несколько лет провёл, служа управляющим одного из убежищ, а на миссии ходил, вероятно, с детства. Иными словами, у него имелся опыт управления, и он мог бы стать прекрасным лидером. Умный, до ёкая опасный, хитрый - все признаки отличного шиноби и командира налицо. Но он протягивал Иссину кунай в знак принятия над ним его, Широтсуме, власти, и при этом выглядел искренним. Видно, Тору нелегко давались слова, голос его чуть дрогнул, однако, он сразу же взял себя в руки.
Лгал ли Хозуки? Возможно, план по устранению напарника уже продуман до мелочей, и акт подчинения лишь видимость, иллюзия, призванная усыпить бдительность жертвы.
- Для меня честь иметь такого смелого и способного подчинённого, - произнёс Иссин тише обычного. Ему с трудом удавалось справляться с волнением. - Я никогда не забуду ни вас, ни вашего поступка, Тору-сан, и сделаю в свою очередь всё, от меня зависящее, чтобы вы не пожалели о вашем сегодняшнем решении.
Похоже, Тору-куну удалось удивить даже Змеиного Саннина. Тот удлинился и описал абстрактную фигуру вокруг основателей новой пятёрки.
- Недочёт, Тору-кун, я знал своего главного врага, а ты похоже нет. А выбор главного врага это пожалуй важнейший выбор в жизни каждого человека. - Он облизнулся. - Впрочем, тебя всегда интересует только один аспект в человеке - его вкус. Но к делу! Как будущая пятёрка звука… Во - первых вы должны стать хотя бы четверкой. А во вторых, - он отрыгнул три свитка. - Вот ваши первые задания, как пятёрки - выбирайте с умом.
Четвёркой... Принимая ближайший свиток из рук Орочимару, Иссин размышлял над кандидатурами шиноби, которые могут войти в состав нового отряда. Был у него на уме один красноволосый парень, знаток фуиндзюцу и вроде бы сенсор, который мог пригодиться при выполнении командных миссий. Что до остальных, Коготь затруднялся с решением. Слишком мало достойных. Кто-то из знакомых потерялся на задании, кто-то просто погиб.
- Благодарю, Орочимару-сама. Мы не подведём, - склонив голову, сказал Кагуя.
Хозуки в ответ на слова Орочимару приложил руку к плечу и наклонил голову.
Орочимару же усмехнулся.
- Верю - верю. Похоже, вы и правда отличные напарники друг для друга, возможно вы даже не убьете друг друга... Что же, найдите достойных и сильных спутников. Я знаю много таковых на своем веку. Почему бы не начать прямо сейчас? Я жду вас. Я жду. - Он стал погружаться в каменный пол убежища, - Поспешите, я не часто выдаю такие задания!
Молчание длилось довльно долго, пока его не прервал Хозуки.
- Иссин-сан, я бы предложил и пару знакомых мне кандидатур в отряд, но с ними могут быть проблемы. И еще я думал, как можно изменить бывшую пятерку. - Он пожевал губу. - Видите ли они все были уникальны, а я предлагаю, чтобы у новой пятерки все было общее, гены, техники, кровь. И в качестве своего шага я прошу принять от меня обучение стилю бесшумного убийства.
- Вы очень щедры и... разумны, Тору-сан, - нехотя признал Иссин. Судя по действиям, Хозуки действительно оказался... трудно было об этом даже думать... хорошим шиноби. Он переступил через свои сиюминутные желания, отложил амбиции в долгий ящик ради выполнения грандиозного задания, выданного Змеиным Саннином. Сделал то, на что не решился бы Коготь. И теперь потомок Кимимаро испытывал нечто вроде стыда за собственную слабость. Жажда славы и власти затмила его разум, оказавшись ещё одной уязвимостью. Кагуя разозлился на себя за недостойные ученика Орочимару мысли и намерения.
- У меня тоже есть кое-кто на примете, - произнёс он и взял со стола лист и ручку, после чего написал адрес и имя кандидата на вступление в Пятёрку. - Вот, - протянул он бумагу товарищу. - Я знаю его несколько лет как хорошего шиноби и, что немаловажно, медика. Приглядитесь к нему, Тору-сан. Если, конечно, застанете дома. Я же изучу свитки и выберу для нас подходящее занятие. – Спустя несколько секунд Иссин пояснил свой выбор. - Его зовут Узумаки Йоши, он вроде бы хороший специалист в фуиндзюцу, вдобавок, перспективный сенсор.
- Я этим займусь ... командир, - промолвил Тору приложив руку к сердцу, затем забрал свиток и вышел из комнаты.
Широтсуме же поспешил в свою комнату, чтобы подробно ознакомиться со свитками и подготовиться к вероятному выходу из убежища.

+1

27

Хозуки Тору внимательно прочел все, что Кагуя Иссин написал о его возможной цели. Тору рассматривал его именно как цель – не важно требуется устранить или же  завербовать его. Информации было маловато:

Узумаки Йоши возраст 24 года, дзенин Б ранга, пол мужской.

Ростом кандидат обладал не малым, аж целых - 178 сантиметров, правда весом не вышел всего лишь - 65 килограмм, Зеленные глаза, в наличии – «наверное погибель всех куоночи, ха!» Волосы красные, «хм говорят отличительная особенность клана Узумаки». И ни чем непримечательная светлая кожа. «Мало данных, мало» - подумал дзенин. Он перешел к отличительным чертам: вечно хитрый с прищуром взгляд, следы зубов на все длине предплечья правой руки. –«очень, очень занимательно! Какими же техниками владеет он?»
- с любопытством подумал Хозуки. – «Это вполне можно рассчитать – до миллиметра » - ответил он сам себе. - «По этим шрамам можно сказать, что он обладает какой то необычной техникой, ну или спятил и близок к суициду" - подумал он. «Мало информации? По каким еще критериям можно прогнать  кандидата? Хм. Он выше меня! Ну, и что? Кагуя сан говорил, что он хороший специалист в фуиндзюцу, а чтобы его изучить, надо иметь хотя бы несколько лет тренировок! Возможно он слаб во всем остальном? Кто знает, может я смогу его чему-нибудь научить» - мысль нравилась Хозуке. Он подумал, что, возможно, уже изучил некоторые техники, и они им пригодятся. – "Ладно, пора на тренировки. Посмотрим, что будет в следующем бою,"- подумал он. – "Хотя мне нравится действовать по обстановке. Посмотрим, кто кого и зачем убивает. Посмотрим, кто кого убьет?" - и Хозуки улыбнулся. Его улыбка напоминала даже не акулью, нет, она напоминала родившейся в отражении луны,темной ночью, екая. Она, казалось, отражала и биение его сердца, и расплывающееся сияние фейерверка, прыгающие блики лунного света, падающего на лунный диск, и свет далеких звезд, падающий на быстро движущийся снег, и огни далеких городов и огни далеких кораблей, и все то, что он сам называл миром, но все что было чуждо ему.

  Следовало позаботиться о своем внешнем виде, и выйдя на тренировочный полигон, Хозуки Тору, стал создавать в подходящей глине свое новое лицо.*
Следовало позаботиться о своем внешнем виде, выйдя на тренировочный полигон, Хозуки Тору, стал создавать в подходящей глине свое новое лицо. Примерно такое же, как было тогда, когда они с Кагуя Иссином впервые встретились, не идеальный, но все же отпечаток того образа. Глядя на свое будущее отражение, парень поднял правую руку, и стал рыть более сосредоточенно. Вскоре он выкатил наружу свое лицо. Ткнув в него пальцем и зажмурившись, парень снова погрузился в обычную медитацию, и уже ничего не замечал. Через некоторое время он начал мечтать о том, как выглядит его лицо, но из головы вылетели все мысли. Весь мир куда-то пропал. Он влился в ямку и вот он уже выглядит как то так:
сто шестидесяти восемь сантиметров ростом, с кожей белой как лунная дорожка, волосами словно пена морская перепутанная с водорослями, чистая гладкая кожа, изящные руки и ноги. Он так похож на своего настоящего деда, только на пол головы выше. Потянул руку, чтобы раздвинуть губы. На ощупь они было еще немного холоднее, чем обычно. Следовало подобрать одежду. Он вынул из сумки короткие камуфляжные штаны, сетчатую майку и длинный белый льняной плащ с капюшоном, длинными рукавами и глубокими разрезами по бокам. Закрыв глаза, он потянул рубаху на себя, надел шорты, и завершил свой образ льняным плащом, тщательно застегнув его на три ремня. После чего забинтовал нижнюю часть лица - оставив отверстие для рта и носа, ноги и одел легкие тапочки, на каучуковой подошве - они отлично скрадывали звуки при использовании техники бесшумного убийства. И закрепил протектор селения. Убедившись, что его оружие надежно спрятано под складками одежды, он осторожно открыл дверь. Войдя в холл, убежища, он спустился вниз по лестнице и осторожно двинулся по длинному коридору, освещенному по бокам несколькими рядами ламп, которые давали тусклый свет. Добравшись до железной двери, он нажал на маленькую кнопку, и та открылась, чуть приоткрыв темный туннель. Оказавшись в туннеле, он без труда закрыл дверь, убедившись, что перед этим дверь крепко заперта. Еще пару минут и он предстал перед своей целью - Узумаки Йоши собственной персоной!
Парень стоял, и вся его поза выражала беззаботность - нетипичная картина для отовца, правда? Внешний вид дополняли - белый плащ до колен. Густые красные волосы спускались до поясницы, в руке - наполовину съеденное яблоко и предплечье, которое определённо кто-то частенько планомерно покусывал. Хозуки задумался "А, может, это вовсе и не человек, а дракон, одетый в плащ с засученными рукавами. Такой харизматичный и загадочный; душа просто замирает от его вида. Увлекательно. Хмм, кстати, тема для размышлений. Правда, пока я об этом особо не думал. Странно, почему я об этом задумался? Что-то есть такое в этих философских размышлениях". - с наслаждением думал Хозуки,
- Узумаки Йоши? Задал вопрос вошедший - У меня для вас предложение, от которого вы не сможете отказаться… Я Хозуки Тору и я уполномочен, новым командиром пятерки звука Кагуя-саном, и лично великим Санином, Орочимару-ками-сама, набирать в новую пятерку Звука. Вас порекомендовали. Он протянул руку.
- Будем знакомы.
-И сразу вопрос, почему я должен взять именно тебя, он повел руками в стороны, - что в тебе выдающегося Йоши?
Выслушав своего визави, он сказал,
-Что же в любом случае я должен испытать тебя. И так сыграем: Жаба, Слизень, и Змея! Раз-два-три! – Такой экзотический способ проверки был выбран Тору из-за того что впереди маячила миссии, неизвестного ранга и неизвестно где. Посему калечить себя или его он не собирался, (к слову выкинул он змею). Но выиграть или проиграть это не важно… Сейчас теперь он внимательно следил за реакцией и микровыражениями Узумаки.
- Ха, пошутил – совсем не весело сказал Мясник.
- Пойдем на полигон и ты там покажешь, на что способен. Если нужно я подтяну тебя. Он вспомнил одно из последних своих посещений полигона.

Тренировка Тору (воспоминание)

Древний мудрец сказал, что страшен не тот шиноби который может, атаковать тысячей дзюц, а тот который знает одно в совершенстве. Хозуки Тору не был согласен с этим на сто процентов, но немного правды в этих словах было. Для шиноби далеко не всегда было достаточно одного базового знака, по крайней мере, тот, который был нужен Тору-сану. Чаще всего это была комбинация боевых умственных умений. Но сейчас он собирался тренировать именно один. Он теперь был сильнее любой темной лошадки. Да, сейчас он был сильнее, но у Тору-сана это был просто его новый козырь. Хозуки решил, что если кто-то пытается одолеть его, он немедленно схватится за этот козырь. Главное, чтобы в этот раз он не промахнулся.  Сегодня он был уверен в себе.  Для него начиналась новая игра. По наблюдениям командира, одной из причин этого была комбинация Хозуки с атакующими дзюцами. Так называлась одна из главных фишек его стиля – никогда не вступать в ближний бой больше чем на несколько мгновений. Он владел своими атаками в такой же мере, как любой мастер борьбы мастерски владел своей техникой борьбы, но также быстро совершенствовал ее – и, таким образом, обороняющийся был загнан в глухую оборону, сильно ослаблен и не имел шансов против Хозуки, но при этом его невозможно было убить, потому что в каждое движение отражался та степень сосредоточенности, которую только успевал придать своему выражению истинный Хозуки.  Враг не мог знать, что он боится именно Хозуки, потому что он этого не знал, он мог думать только о том, как подавить его единственным возможным способом, но он-то этого и не знал, и, чтобы отвлечь врага, его приходилось отвлекать. Поэтому нельзя было действовать быстро.
Хозуки Тору вытянул руку сложив пальцы в подобие пистолета, и с его руки слетела капля воды, вращаясь, она пробила манекен. Тору медленно и величественно опустил руку, и капля воды упала на ковер в форме иероглифа смерть.  Все, что он делал – превращал свое тело в инструмент своего искусства. А этого искусства нельзя было добиться, если у тебя не было опыта. Поэтому он снова вытянул руку и выстрелил в манекен. Но на этот раз вода вошла в манекен с противоположной стороны, оставив зияющую дыру размером с большой палец. Тору взял манекен, провел им по руке, и другая капля не долетела до пола – пока он вел манекен по другой, вода сбежала с его руки. Второй выстрел был точным, третий почти точным, и так продолжалось все время, пока жидкость не превратилась в клубы тумана, вокруг которой уже не было видно чего-либо реального. Тогда Тору достал из кармана платок и обтер лоб. Он выглядел совершенно спокойно, но это было обманчивое спокойствие. Тору знал, что наделал. Манекен остался в фокусе внимания.  Пуля, конечно, сработала, но все равно это было серьезно. Он поднял обе руки и некоторое время смотрел в потолок. Теперь уже было трудно дышать – казалось, что в воздухе висит нечто омерзительное, и даже если бы жидкость там существовала, то это было бы полностью нефизическим. Тору сделал шаг, и воздух вокруг его рук расступился.  Затем он положил ладони на стены и несколько раз глубоко вздохнул – на этот раз совершенно легко.  Он понял, что не хочет заканчивать эту игру смертью. Тору почувствовал, что не хочет заканчивать ее, и полностью почувствовал свое бессилие перед неудачей, но отступать было поздно, и он попробовал выстрелить с двух рук - с одной и второй. Первая пуля попала в потолок, а вторая вошла в грудь манекена совсем рядом с его глазами, и Тору увидел, как у манекена вывалился пук соломы, а через несколько секунд он повалился на пол. Тору первым делом вынул из кармана платок – одежда была мокрая и липкая; он сунул его под мышку и  подошел к неподвижному манекену. Подойдя к нему, он потряс его за плечо - плечо было холодным и твердым. Тору ощупал кисть манекена, не нащупал пальцев - они были сложены вместе, - и вытащил из кармана пиджака носовой платок, который и приложил к тому месту где у обычного человека были бы губы. Потом он проделал те же действия, что и со второй пулей: сунул платок под мышку и взял манекена на мушку. Все произошло так быстро, что он даже не успел понять, что произошло. Манекен сам стал для Тору чем-то вроде мушки.  Манекен почти сразу колебаться, и Тору начал стрелять. И сразу же к манекену метнулась одна пуля, а потом и вторая. Тору выстрелил два раза, и боль в плече прошла, но возле раны осталась маленькая впадина. Тору уложил манекена снова, но теперь понял, что не успевает. С этим нужно было что-то делать - Тору подошел к тележке с досками и стал бросать их в неподвижный манекен, стоя на одной ноге, а другой стреляя. Он уже видел как это сделает, и уже придумал, что он будет делать с манекеном, когда стрелять стало трудно. На тридцать третьей минуте тренировки оказалось, что надо перезаряжать - манекен замер, а по нему летела следующая очередь из двух выстрелов. Тору подумал, что может все же пустить три пули, но ситуация вышла такой, что он не стал рисковать.  Тору начал стрелять еще раз.  Почти мгновенно манекен пошатнулся, и Тору выстрелил ему в голову. Манекен пошатнулся, но устоял на чурбаках. Потом Тору увидел, что вторая пара выстрелов прошлась по его ноге, и, наклоняясь, он стал снова стрелять в ногу. Потом он сообразил, что если он снова начнет стрелять, то уже не успеет. Тогда он прицелился и послал две пули в манекен.  Манекен качнулся еще раз, и тогда он понял, что все кончено. Он понял, что стрелять больше не сможет, и почувствовал, как из него ушла чакра. Следовало отдохнуть и собраться. Собравшись, Тору пошел назад.  В нижнем ярусе оставалось еще несколько охранников, но они старались как можно скорее отойти от лестницы, стараясь находиться как можно дальше от Тору.

* Если одобрят - использовал технику Ада человеческой кожи если нет  Хенге. (По результатам проверки вставлю)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Звука » Юго-восточная лаборатория


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC