Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Срок жизни господина Узумаки Наруто подошел к концу. Почти шестьдесят лет хрупкого мира закончились в один момент, когда главам стран и деревень пришли донесения о смерти величайшего из героев столетия, спасшего мир и создавшего некогда Объединенную Армию Шиноби, дабы уничтожить общего врага и остановить рассвет Кровавой Луны.
Революционные мысли касаются умов нового поколения, рожденного в мире и согласии, но чей мир настоящий поглощен рутиной безрадостной, полной противоречий, когда старые договоры теряют свою актуальность и силу. Каге сменяются под давлением вышестоящего руководства или революционными настроениями обывателей. Последним шатким оплотом оставался Узумаки Наруто, но тот, в силу своих взглядов, до конца не мог определить вектор развития Конохи, а потому, когда мужчина скончался, передав роль сосуда другому джинчурики весь мир вздрогнул. Еще те, кто недавно боялся действовать из-за силы, заключенной в старике-Узумаки, подняли свои головы, чтобы вновь сдвинуть этот мир с места.
Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.
Список администрации
Новости проекта
Лучший пост

Дизайн
ребята, не пугаемся, на форуме был изменен дизайн. Chunin exam is coming ~

Сюжет
радостная новость для генинов. Близится начало экзамена на чунина!

Акция
завершилась акция "Homecoming"
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.
Открытие
игра официально объявлена открытой! Подаем анкеты, опыт, принимаемся в игру, заполняем профиль и вперед.
Сюжет
текстовая часть форума дописана.

Кагуя Иссин В этот момент Тору казался Иссину тьмой, в которой живёт неведомое, крайне опасное чудовище. Ему вспомнился утренний сон. В утробе, кишащей змеями, тоже было темно, и кто-то следил за ним, несмотря на отсутствие света.
«Страх?» – поразился Широтсуме росткам полузабытого чувства, проросшим в его сердце, и тут же вырвал их с корнем. Здесь он, Кагуя, истинное чудовище! Самое сильное чудовище! Это он охотится на других, а не они на него!
Злость вымела страх из сознания и очистила разум от лишних мыслей. Иногда думать вредно, вот как сейчас. В следующее мгновение Иссин уже спокойно глядел на напарника, как на самого обычного человека.

перейти к посту

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Главные Ворота [Ивагакуре]


Главные Ворота [Ивагакуре]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s8.uploads.ru/v8poK.png
Кроме скалистых горных хребтов, окружающих Ивагакуре но Сато и являющихся её естественной крепостью, селение окружено и высокими каменными стенами. Огромные массивные ворота, оснащённые двумя башнями с обеих сторон, являются единственным входом в селение, а дорога, ведущая к скрытому Камню, представляет из себя путь, врезанный в склон окружающих гор. При осаде селения, горы окружающие дорогу к главным воротам используют в качестве платформ для обстрела вражеских сил, что делает Иву практически неприступным селением. Главные ворота Ивы — одно из наиболее охраняемых мест. Дежурные ниндзя проверяют документы каждого посетителя селения, а возле ворот, внутри деревни, находиться казармы дежурных патрулей.

Отредактировано Ooki (2019-12-10 02:22:13)

+1

2

Штаб-квартира

Ооки передвигался с невероятной скоростью, преодолевая большие дистанции в ловких прыжках с одной крыши здания на другую, словно кот. Всего за несколько минут он уже был на другом конце селения, грациозно приземлившись прямо под огромными каменными воротами скрытого Камня после очередного прыжка. Светловолосый повернулся к главному входу в Иву спиной, бросая взгляд на широкую улицу, заполненную толпой людей. Был прекрасный солнечный день, на голубом небе изредка встречались белоснежные гуляющие облака. Прохладный ветер раздувал длинные волосы синеглазого, открывая левую часть его лица, ранее спрятанную под чёлкой. На его левом глазу уже красовался механический приблизитель – устройство весьма полезное на миссиях. Мужчина, осмотревшись по сторонам, нашёл уютный и безлюдный уголок недалеко от казарм, куда и переместился, дабы не мешать потоку проходящих людей.

Ожидая прибытия своего подопечного, Ооки, спокойно стоя под тенью дерева, прислушивался к тому, о чём разговаривали люди. В большинстве случаев речь шла о банальных вещах, вроде погоды или еды. Тем не менее, слышались парню и речи о войне. Новый конфликт на оккупированной территории страны Медведей затянулся, провоцируя недовольство народа, который уже устал от кровопролитий. Последствия от долгих войн в первую очередь сказывается именно на народе, который в Стране Земли уже начал сомневаться в эффективности нового правительства, не сумевшего сохранить контроль над захваченными землями, к тому же речь шла о малой стране, дающей в последнее время эффективный отпор государству из Пятёрки Великих Наций. Другие же, подавленные вечным поднятием налогов, считали, что лучше всего оставить Медведей в покое, боясь открытого нападения со стороны Альянса, который в последнее время на языках у всех путников.

«В одном все они более чем правы, – пробежало в голове Ооки, – войну с Медведями нужно подводить к концу. Надвигаются тёмные века, века войн, а Ива совершенно к этому не готова… мы не в состоянии даже разобраться с мятежниками на оккупированных территориях и, если так пойдёт и дальше, но в конце концов нам придётся иметь дело с мятежами на наших же землях».

Именно на этой почве у синеглазого подрывника и его бывшей наставницы возник конфликт. Ситуация уже давно вышла из-под её контроля, и затянувшаяся ситуация с повстанцами усложняет положение Камня на мировой политической арене. Страна Земли в глазах других стран Великой Пятёрки выглядела слабой, потеряла свою былую хватку.

«Наше оружие – террор, и я не побоюсь им воспользоваться, а данная миссия станет первым шагом к победе в этой глупой войне».

Спустя некоторое время Ооки заметил в толпе мощный силуэт своего подопечного Нобу. Его телосложение никогда не позволило бы ему стать хорошим шпионом. Со своим ростом и горой мышц он привлекал слишком много внимания к себе. «Сколько ему лет? Четырнадцать? Пятнадцать? Страшно даже предположить, каким он вымахает», – подумал светловолосый, пока Нобу сокращал дистанцию. За его спиной красовался рюкзак, забитый, скорее всего, припасами.

Наконец-таки ты прибыл, – прохладным тоном выговорил Ооки, смотря на подопечного исподлобья, – можно уже и отправляться, путь будет долгим. Сперва нам придётся преодолеть хребты Шибару, это займёт у нас около двух суток и ещё сутки, чтобы обойти юго-восточный фронт. Не будем тратить времени. – С этими словами синеглазый ловко развернулся и быстрым шагом направился к выходу из селения. Нобу покорно, не говоря ни слова, последовал за ним, минуя массивные каменные ворота Ивы.

Горные хребты Шибару

Отредактировано Ooki (2019-12-29 03:31:33)

0

3

Октябрь, 9 число, утро

Главная улица Ивагакуре

Не обошлось без приключений по дороге: Момо забыл свой пропуск, обоим пришлось возвращаться. Возможно, кто-то посчитал бы это недоброй приметой, но Кадафи в такие штуки не верил. Не было причин доверять чьему-либо опыту, если он не был проверен. В общем, добыв пропуск, мужчины дошли до ворот быстрее от дома писателя, чем от рынка. Скорее всего этому повлияло время, отсчитывающее минуты до отправления повозок: никому не хотелось пересекать опасные места в дорогах по темноте. Конечно, ночь им встретить придется, и Муу надеялся, что во время темноты не произойдет ничего такого, что могло бы его разоблачить. К счастью, повозку, места на которой выпросил Момо за низкую плату по соседству с грибами (кстати, отличные грибы выращивали в Иве, много подходящих для этого мест в гуще подземелий), собирался охранять генин. Кадафи мог быть горд за свое селение: еще есть задания, мирные как его собственное, и как сама охрана повозки с едой. Да, даже для нее нужна была охрана в эти времена: война истощила ресурсы многих деревень, жители которых вынуждены были разбойничать и воровать... При этом почти все содержимое повозки будет доставлено не на рынки общего спроса, а в места повыше.
Кадафи свой пропуск показал украдкой, когда Момо уже разобрался со своим и отошел занимать место, пока его не занял кто-то другой. Скорее всего им повезло быстро найти такой транспорт с грузом, хотя сам Кадафи предпочел бы путешествовать не среди запахов овощей, грибов и прочей снедью, а рядом с чем-нибудь другим. Ароматы привлекали обоняние не только людей, но и животных, насекомых; в общем, это не совсем хорошо.
- Эй, оссан, мы когда отправляемся? - крикнул Момо хозяину повозки, разбирающемуся с бумагами. Чунины внимательно проверяли список по количеству ящиков, которые он вез, задерживая не только их повозку, но и еще нескольких людей, явно спешащих покинуть Иву по своим делам. Завязался обмен громкими репликами, к чему Кадафи, предпочитающий не громкое соседство, был неравнодушен в негативном ключе. Ему пришлось сдерживать себя, но если бы не миссия - он бы ни за что не стал терпеть и смиренно молчать.
Наконец, Кадафи нашел чем отвлечься, в сумке Момо были его журналы. Попросив позволения почитать, шиноби на время отвлекся в мир строк и шелеста глянцевых страниц. В журнале не было ничего особенно интересного, но буквы странным образом успокаивали его, помогали привести мысли в порядок. Вообще-то, журнал был издан небольшим тиражом, неужели Аваяма не обратил внимание на количество изданных копий? Вроде бы должен был, это же его профиль. В этих журналах Кадафи нашел интересующие его статьи и, пока хозяин повозки разбирался с документами, а Момо развлекался разговорами с другими ожидающими, Муу изучал то, что понаписал Персик.
"Откуда он знает, в каких сражениях мы были наиболее слабы? Он же не шиноби, такие сведения не предназначены для гражданских, особенно поданные в журнале и таким образом", - читать о неудачах Ивы было неприятно. В очередной раз джонин понял, для чего именно Резиденция обратила внимание на этого писаку.
Наконец, ящики были подсчитаны, бумаги - подписаны. Им разрешили отправиться в путь.
- Какое ясное небо и теплый ветерок. Ух, хорошо. Я вздремну немного? - Момо, не дожидаясь реплики соседа, вытянулся вдоль мешков и вскоре задремал.
Предстоит долгий путь, Кадафи главное себя не выдать.

Дорога

77\80

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-03-04 21:42:21)

0

4

Горные хребты Шибару

Преодолев горную местность Шибару, команда подрывников оказалась у ворот родного селения лишь к вечеру того же дня. Путешествие прошло без каких либо происшествий, ниндзя несколько раз останавливались для отдыха и во время одного из них Ооки заполнил свитки с отчётами о завершённых миссиях – обычное бюрократическое дело, которое не доставляло совершенно никакого удовлетворения синеглазому, тем не менее оно было обязательным, а сбросить его на подопечного-чууника было слишком рискованно, ведь тот мог упустить важные детали.

Проходя через массивные ворота деревни, Ооко передал своему подопечному документы отчётов и поручил ему отдать их лидеру отряда подрывников.

На этом, пожалуй, наши тропы расходятся, – с лёгкой улыбкой на лице проговорил мужчина, – не скажу, что я был в восторге от идеи взять на себя обузу, вроде тебя, но в конце концов в этом приключении ты оказался весьма полезным. Продолжал оттачивать мастерство над геномом и поставь себе за цель быть полезным скрытому Камню, теперь ты, как член спец. отряда Бакуха Бутай, являешься инструментом Страны Земли.

Оба пожали друг другу руку, после чего разошлись в разные стороны. Нобу сломя голову побежал к штаб-квартире отряда с отчётами, в то время как Ооки направился к резиденции, в надежде встретиться с бывшей наставницей.

«Посмотрим, есть-ли у неё на меня какие-то планы, заодно увидим, попустило-ли её после нашего последнего разговора, хм… – пробежало в голове мужчины, пока тот спокойным, неторопливым шагом направлялся в сторону центральной башни деревни, – интересно, как там мои бывшие товарищи по команде поживают? В последнее время мы стали реже пересекаться, неплохо было бы вновь навести мосты, особенно с Окитой. Связи в шпионском штабе Ивы могут пригодиться мне в будущем, хм...»

→ Резиденция Цучикаге

Отредактировано Ooki (2020-07-24 00:12:39)

0

5

Город Токунага

Запас чакры: 61/80
Октябрь, 12 число, утро

Обратный путь для Муу показался более простым, пусть и менее насыщенным событиями. Не приходилось притворяться, разговаривать. Кадафи всю дорогу с удовольствием молчал; его спутник не разделял такого способа развлечения и к прибытию к скрытому селению выглядел не очень. То ли совесть, наконец, проснулась, и Момо окончательно осознавал размеры грядущего бедствия, то ли он просто не выспался. Вообще-то, ему не пристало жаловаться: в отличие от писателя Кадафи не помнил, когда нормально спал и даже не был уверен, что после завершения отчета и передачи свидетеля с рук на руки сможет заснуть быстро и без всяких мыслей. Возможно, у него было время подумать в дороге, вот только сохранение бдительности ради безопасности на обратном пути отняло сил больше, чем он мог потратить на выдумывание дополнительных планов. Когда ущелье закончилось очередью перед пропускным пунктом - Кадафи с трудом сдержал вздох облегчения и смешанной радости. Момо, наоборот, мрачнел с каждым шагом. Нет, джонин не урезал ему условий, на которые мог рассчитывать обычный гражданский: этот журналист, теоретически, не совсем пленник. Ради сохранения трепетного уважения к скрытому Камню с его стороны, Кадафи без лишних напоминаний останавливался на перерывы помимо того что обеспечил беднягу транспортом.
Руководству, наверное, о прибытии джонина было известно, потому что чунин на входе отметил Кадафи без расспросов о том, когда именно мужчина проходил главные ворота и когда - Кадафи же был под другой личиной пару дней назад. Пожалуй, пусть они разбираются со своими бумагами потом сами: будет уроком, если запутаются.
Муу пришлось выступить за Момо поручителем, потому что у журналиста оказалась просрочена бумага, позволяющая ему находиться в Иве. В любой другой день Кадафи непременно отметил бы этот вопрос для дополнительного интереса со стороны секретаря к свидетелю, но сейчас очень торопился и ради уточнения деталей оставаться на одном месте не хотел. Все потом, позже.
В процессе сокращения дистанции до Резиденции журналист вдруг признался, что чувствует себя неважно и хочет дойти до дома. Кадафи не стал идти на поводу у трусливого писаки, так как мог потерять терпение из-за его непостоянного настроения. Остановившись недалеко от ворот, Муу предложил Момо передохнуть. Застыв рядом со скамейкой мрачной тенью, джонин сделал все, от себя зависящее, чтобы жертва перестала думать, что от ответственности можно легко отделаться. Если не Кадафи, то кто-либо другой задержит этого Персика, так как теперь он присутствует в селении не на совсем законных основаниях. 
Выдержав несколько минут, в течение которых обычный человек давно бы смог перевести дух, Кадафи спокойно предложил Момо продолжить путь, тем более оставалось им идти совсем немного. Момо выглядел бодрее, потому что впервые за неполные сутки Муу с ним разговаривал. Если он мечтал и наделся о том, что Кадафи станет как-то помогать ему в Резиденции - Момо, увы, ошибался. Писатель, наверное, ругал себя за то, что во время пути до города Токунаги так ничего и не заподозрил, хотя мог бы. Обычно все виновные предполагают то, что могли бы сделать, когда уже поздно что-либо менять.

Резиденция Тсучикаге

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-07-07 20:10:23)

0

6

Тренировочный полигон [Ивагакуре] >>>

Такеши никогда не умел общаться с посторонними людьми, тем более - делать первый шаг и знакомиться с ними. У него попросту не было времени для того, чтобы научиться подобным манипуляциям с окружающими. И потому даже с его данными, то есть даренной природой красотой, выработанной годами чистоплотностью и случайным образом самообразовавшимися манерами, он способен лишь кратко отвечать на заданные вопросы, не могущий задавать их сам. Казалось бы, и пусть. Живет себе, никому не мешает. Уже неплохо. Но суть в том, что даже если человек нуждается в помощи, вряд ли Такеши решится ему помочь. Ему не хватит социальных навыков даже на это. Он и рад был бы провожать бабушек и дедушек через оживленную улицу, помогать им поднять что-либо. Ему вовсе не в тягость было бы подсадить ребенка себе на плечи, чтобы он, несмотря на образовавшуюся толпу, смог разглядеть проделываемые фокусником трюки. Он счастлив был бы помочь потерявшейся девушке отыскать искомый маршрут. Но он робеет, теряется. Не зная, как поступить, проходит мимо, игнорирует. Если прямо его не спросить о том, может ли он помочь, ему не хватит решимости предложить помощь самостоятельно. Благо, мир полнится смелыми бабульками, свято верующими в то, что любой проходимец должен им помогать, и не гнушающиеся цеплять из толпы случайных молодых людей, к работе их привлекать. Именно благодаря сим древним женщинам Такеши имеет возможность время от времени очищать свою карму, делая добрые поступки. Так и сейчас, где-то на подходе к воротам в деревню, его окликнула представительница женского пола, годившаяся в ровесники Роши. Собственно, нрав у нее был, вероятно, того же порядка. Потому, не растерявшись от молчаливости юноши, умудрилась всего парой фраз убедить его взять всю ее поклажу. От общего веса которой, надо признать, колени даже пятнистого подкосились. Не сказать, чтобы он был силен или могуч, но все же он - шиноби, а шиноби - сверхчеловеки. Кто для ниндзя - слабак, тот для нормального человека - чуть ли не вершина физиологического развития. И от того лишь удивительнее было то, как именно образом бабулька умудрилась дотащить свою ношу аж досюда. Возможно, кто-то иной нес вещи за нее. И можно было бы спросить, куда сей индивид растворился. Если бы Такеши в принципе был способен что-либо спросить у другого человека, заведомо не потренировавшись перед зеркалом. Женщина оказалась весьма разговорчивой. И, неторопливо шагая, умудрялась чуть ли не каждый шаг выдавать по одной истории. Сложно представить, сколько калорий в минуты сжигал столь длинный и активный язык. Говорят, извилины тратят значительную часть энергии, получаемую из еды. Пожалуй, конкретно у нее мозг поедал что-то около девяносто процентов общего заряда. Настолько много, что остальному телу попросту не хватало. Впрочем, стоило отдать ей должное - ее истории действительно были интересны. Складывалось ощущение, что она самолично вырубила каждый дом этого великого селения, каждый видимый уголок. Обо всем у нее находились в закромах истории. Каждая из которых была, по смыслу, скучна и бессмысленно. Но подавать свои россказни старушка умела профессионально. Так, что ее хотелось продолжать слушать и слушать. А слушать уж Такеши любил. По крайней мере, больше, чем говорить.

Как и каждый раз до тех пор, Такеши собирался пройти ворота без замедлений. Охранники видели его каждый день и привыкли пропускать без лишних вопросов что внутрь, что наружу. Собственно, в целом к генинам подобные им служащие относились несколько безответственно, спуская оным многое. Но в этот раз пятнистый был остановлен. Как оказалось, во всем виноват багаж старушки. Настолько он был необъятным, что в нем можно было несколько трупов спрятать так, что только с собаками отыскать получилось бы. И для этого тела даже не пришлось бы расчленять и резать. Поймав взгляд бабки, уловив смысл ее кивка, Такеши разложил сумки по земле. Пока один страж рылся в вещах, второй наблюдал со стороны, чуть поодаль. К счастью, проблем при обыске обнаружено не было. В этом убедились и охранник, и сам половинчатый, следивший за его работой. Обыскивать тела юноши и старушки те не стали вовсе. Генин так предполагал, что у деревни есть дополнительные способы защититься. Барьеры, сенсоры, камеры - что-нибудь подобное. Что-то скрытное, но более дотошное. Вряд ли бы столь могучая организация, как какурезато, обошлась бы единственной мерой предостережения - парой в меру ленивых чунинов на воротах в селение, через которые ежедневно проходят сотни, а то и тысячи людей в обе стороны. Вероятно, кстати, что, получив следующий ранг, Такеши и сам будет зарабатывать деньги, стоя на этих самых воротах и проверяя случайных проходимцев. Пожалуй, не самая худшая участь. Бывают задания много скучнее, а что страшнее - и опаснее. Уж проще было бы день-другой постоять на месте, пусть и под солнцем, чем рисковать собственной жизнью, исполняя не понятый и сердцем не принятый приказ. Мать сулила Такеши великие свершения. Хотел ли сам он их творить - вопрос открытый. Который ему, разумеется, никто и никогда не задаст. Но то и благо. Ведь ответа у него не было и вряд ли появится в будущем.

Снова загрузив себя сумками и чемоданами, Такеши пожалел о том, что стражи так скоро окончили их обыск. Потому как по столь значительному грузу вряд ли бы соскучился даже человек, впятеро более сильный, чем сей генин. Впрочем, жаловаться и причитать он не стал. Лишь сжал губы в момент непосредственного поднятия всего этого груза, в надежде, что позвоночник не провалится в штаны. И уже это, пожалуй, показатель. Так как иные, кроме скрипа зубов, индикаторы настроения пятнистого проявляются прилюдно реже, чем случается гокаге кайден.

Впрочем, бабульку деревянность мальчишки не смущала. Она все так же сыпала историями, время от времени интересуясь, не тяжел ли ее груз, и сразу после благодаря за услугу. Как оказалось, за воротами тем для ее рассказав стало лишь больше. Оно и не удивительно, ведь теперь пред ними предстало само селение во всем его монотонном великолепии. Старушка начала причитать, насколько скучным кажется сия деревня, если сравнивать ее с любой иной. Говорила, что даже малые селения умудрялись выстраивать что-то во истину красивое, вдохновляющее. Что уж говорить о прочих какурезато. Даже Кумогакурэ, построенное в подобных Ивагакурэ условиях, то есть на вершинах гор и скал, умудрилось отстроиться красивым и ярким. И лишь они, рожденные в камне, обменяли великолепие видов на крепость стен. Лишь Песок, как оказалось, мог соревноваться с Камнем в архитектурном однообразие. Так разве же был у песчаников выбор? Вряд ли.

Опомнившись, Такеши посмотрел на часы. Оставались считанные минуты до того мгновения, когда в его дома должен был начаться обед. Мероприятие, пропускать которое было подобно подписанию собственного смертного приговора. Вспоминая остроту кухонных ножек, мальчишка вполне себе мог представить, как именно мать раскроит его тело на составляющие. В готовке она - дока. И пятнистый не сомневался, что даже его она умудрится приготовить вкуснейшим образом. Страшно было представлять себя на блюде, маринованным и с яблоком во рту. Достаточно, чтобы даже из деревянного Такеши выбить беспокойства пот. Уловив замешательство юноши, старушка поинтересовалась, в чем проблема. Не получив ясного ответа, она все же сообразила, что в чем-то заключалась какая-то проблема. Не став более раздумывать, она отпустила половинчатого на все четыре стороны, пообещав, что и сама справится с собственной поклажей. Распрощавшись и раскланявшись, мальчишка с бабулькой разминулись.

И пусть, что суета - его враг, Такеши все равно бежал так, будто сама смерть идет по его стопам. Собственно, так оно и было, в какой-то мере. Чуть было не врезавшись в нескольких проходимцев, он скакал от поворота к вороту, искренне боясь опоздать домой на обед. Будто там его ждало лекарство от смертельного яда, принятого им накануне. Но нет. Если вспомнить, какой сегодня день, можно было предположить, что будет ко столу подано. В любом случае, что-то вкусное, сытное и полезное. Но, вообще, к конкретному дню было привязано определенное меню. И лишь в угоду праздников оно могло меняться.

Пробегая около знакомых ориентиров, мальчишка пытался рассчитать примерное время прибытие. Вот только сколько бы он ни ворочал цифры в своей голове, ни разу так и не вышел приемлемый результат. Вероятнее всего, мало того, что он опоздает, так еще и прибежит, весь взъерошенный. Более того, домой он не принесет ни одной хорошей вести. Весь половину дня он умудрился беспечно растратить. На, вероятно, бесполезные и бессмысленные дела. По крайней мере, по меркам матери. Сложно было понять, пот ручьем с него тек по той причине, что он устал бежать, или от волнения. Честно сказать, Такеши и сам с уверенностью ответить на сей вопрос не смог бы. По крайней мере, в данный конкретный момент. Гордый своей пунктуальностью, сегодня он будет вынужден опозориться не только перед собой, но и перед матерью. Возможно, этот день станет для него последним. Не самая, если так рассудить, ужасная участь. Бывают ведь и страшнее.

Кажется, пробегая, он заметил знакомые по академии лица. Интересно, узнали они своего бывшего одноклассника. Такеши, вероятно, запомнился им холодным, неторопливым, но пунктуальным молодым человек, которого ставят в пример учителя и прочие родители. А вот сейчас его лицо, как и пятки, буквально горело. Он бежал, не останавливаясь даже тогда, когда перед носом возникала возможность травмоопасного происшествия. Поперек своим привычкам, он даже задел нескольких проходимцев, оставив на тех свой запах. Ровно настолько он опасался участи, уготовленной ему дома. И даже осознавая невозможность успеть вовремя, он не замедлился ни на шаг. И пусть, по логике, между опозданием на семь и на восемь минут разницы не было. Но, по факту, Такеши был на сто процентов уверен, что посчитает и припомнит каждую секунду. И может так получиться, что с разницей в пару секунд будут стоять разного рода наказания, одно из которых смертельно, а другое - нет. Впрочем, рассуждать о грядущем в позитивном ключе он уже не был способен. И уже ставил на себе крест.

>>> Главная улица Ивагакуре

+2

7

Главная улица Ивагакуре

Апрель 25-е число, поздний вечер

Кадафи был удовлетворен тем, что Ооки без сомнений и лишнего промедления может поступить решительно, когда надо. В этом они были похожи и уже только в одном стремлении разбить вражеские объекты, даже если они не представляли активной угрозы (но могли стать угрозой потенциальной), у них не возникнет никаких разногласий. Это хорошо. Муу даже в момент осознания этого хмыкнул с одобрительным кивком. Наверное, он не отказался бы не только представить, но и посмотреть на результат разрушительных техник Ооки-сана, если он предоставит ему такую возможность. Возникнет необходимость - Кадафи продемонстрирует и свои способности тоже, но точно не ради того, чтобы покрасоваться.
"Именно поэтому нас предпочитают отправлять на границы, или вообще куда-нибудь подальше - чтобы не разрушили ничего важного и ценного на своей территории", - однажды, правда, было исключение и, вместо того чтобы масштабно-"горнопроредительные" действия светловолосого Ооки покритиковать, его похвалили. Интересно, он слышал об истории, когда благодаря своим бомбам открыл для якобы пострадавших мирных шахтеров еще более ценные и труднодоступные месторождения руды недалеко от границ со страной Когтя? Или ему не рассказывали?
Еще было несомненным то, что Ооки открыто радовался своим способностям и результату, который они давали. Это было видно в его глазах, улыбке... Кадафи не относился к своим техникам с таким же трепетным обожанием, ему было достаточно того, что он уже умеет что-то на уровне своего ранга, чтобы отправляться куда-то самостоятельно. Сейчас, правда, когда он думал о своем "кубе" в эмоциональном вдохновении Ооки - Кадафи казался он красивым. Сияющая, опасная бомба мгновенного действия...
Но, в итоге, проблема была слишком очевидной, чтобы ее игнорировать: оба разрушители - если не по своей натуре, то по способностям. Им бы дать уничтожать вражескую дамбу или две, это намного проще: меньше ответственности, меньше досады в случае несчастных происшествий. Что они смогут сделать, имея в своем арсенале множество возможностей убийства и гораздо меньше - защиты? Хорошо будет, если у Ооки найдется безопасный способ отвлечь их противников в место куда-нибудь подальше от дамбы. Оформить что-нибудь вроде диверсии и ликвидировать проблему до ее появления. Просто и быстро, не так ли?
Кадафи чуть повернул голову вслед за легкой облачностью, заметной в вечернее время только из-за тусклого звездного неба. В той стороне границ, куда им предстоит идти, прогноз был не более благоприятным: обещали низкие тучи. Как это скажется на работе дамбы? Насколько они задержатся там? Кадафи было некого предупреждать о своем отсутствии. Точнее, незачем: сами найдут, если понадобится, куда подевался Муу. Продолжительность миссии интересовала его по совсем другой причине: понадобится ли этим двум что-то дополнительно сверх того, что у них уже есть?
В своем походном наборе, который джонин еще не потратил, Кадафи не сомневался, а что у Ооки? Мужчина предложил зайти прикупить запасы сам, чтобы у напарника не возникло неудобства при напоминании о необходимости посетить оружейный магазин по пути, да еще и приобрел пару книг в довесок к основному чеку: путь туда быстрее, чем оттуда - пригодятся.
На воротах им тоже было не до бурных обсуждений их стратегии - болтовня на посту ни к чему, а то еще найдутся какие-нибудь особенно сведущие советчики. В это время суток чунинам на посту почти нечего было делать, но вместо развлечения в виде редких прохожих вроде Ооки и Кадафи ребята предпочитали сёги, потому что прервали свою игру очень неохотно. Тень светловолосого нависла над ними под светом уличного освещения, словно огромная скала. Недолго посуетившись, чунины закончили с подтверждением бумаг и вежливо отпустили джонинов, пожелав им приятного пути. Они же это не серьезно?
"Если им уже надоела моя рожа - я не виноват", - даже сам с собой Кадаф, пусть и робея с ответом, шутил не очень весело. Скорее всего, более оригинальная мысль придет к нему потом и он ее запишет. - "Люблю идти ночью, легко быть незаметным. Точнее, ночью чуть легче, чем днем в такой-то компании".
Высокий светловолосый шиноби явно не старался быть скрытным. Шумная ночная жизнь Ивы осталась позади, впереди только безмолвные горы, до поры пока горизонт не изменит свои очертания. А потом снова будут горы. Кадафи все еще раздумывал над словами Ооки насчет "друг" и "сработаться", надеясь, что ему не послышалось. А еще он понимал, что толком не знает, за кем секретари оставили лидерство в этом задании; сам Кадаф предпочел бы, чтобы это не пришлось обсуждать и чтобы напарник воспринимал его как равного.
- Они так увлеченно играли в свою игру, что мы бы легко прошли мимо, - произнес Муу, сам себе поражаясь - а как же правила. Осудил сам себя. - Или попали бы в ловушку иллюзии.
И речи не шло о том, что этим может воспользоваться кто-то посторонний: за безопасностью внешних границ селения следят не те, кто дежурит на посту у ворот. Эти только для бумажной работы...

Отредактировано Muu Cadaphi (2020-08-04 00:44:06)

+1

8

← Улицы Ивы.

Как только Ооки закончил свои реплики, короткий диалог между новоиспечёнными напарниками загнался в угол и дальнейший путь в сторону главных ворот мужчины преодолели уже молча, вплоть до того момента, как по пути им повстречался магазин снаряжений ниндзя, где Кадафи предложил светловолосому закупиться, на что тот всего лишь пожал плечами. Подрывник очень редко использовал различные приспособления ниндзя, вроде кунаев или сюрикенов, полагаясь исключительно на своё искусство взрывной глины, которой, к слову, были полностью забиты обе набедренные сумки джонина. Такого запаса материала ему хватит чуть-ли не на два затяжных боя, тем не менее он всё же последовал за напарником, просто взглянуть на товары. Вдруг что-то полезное попадётся на глаза и ему.

Оружейный магазин на окраине был небольшим, можно сказать даже маленьким, ведь владельцам, которым по всей видимости не было где складывать товары, держали их в деревянных ящиках, обильно разложенных, где только возможно. Такой подход сразу же не понравился чистоплотному Ооки, который чуть-ли не помешан на порядке. Он всегда считал, что даже такие малозначимые места, как подобные ларьки, должны беспокоиться об эстетике заведения и пытаться держать полочки и витрины ухоженными и привлекательными для глаз покупателя. Общая обстановка сразу же отбила любое желание тратить деньги, которых и так было не очень много. Кадафи тоже особо не раскошеливался на снаряжение, прикупив несколько пилюль и… как бы это странно не звучало, книги.

«И когда же он собирается их читать? – Поинтересовался сам у себя синеглазый, смотря слегка удивлённо на своего напарника, – По пути к дамбе нужно будет спешить и особо начитаться времени уж точно не будет… хотя ладно. Если уж он так любит книги, то уж точно далеко не глуп, а это, несомненно, плюс, хм…» – Любовь Кадафи к книгам подсказывала Ооки не только на интеллектуальные задатки напарника, но и на один их общий их интерес – искусство, которое уважал синеглазый во всех его формах и проявлениях.

Вскоре джонины оказались у ворот, где им предстояло пройти общепринятую бюрократическую процедуру заполнения бумаг, но как только светловолосый увидел дежурных чуунинов занятыми игрой в сёги, у него появилось огромное желание пройти мимо, не тратя времени на глупое заполнение бумажек. К сожалению, у напарника то же желание не проснулось и тот направился к парочке, которая заметила джонинов только после того, как к ним приблизился сам Ооки, чья тень повисла над ними, заставив их отвлечься от игры. Дежурные принялись выполнять свою работу неохотно, но как только закончили проверять документы потомков самых известных ниндзя селения, то сразу же изменили своё отношение на более приветливое, пожелав также джонинам хорошего пути.

Ну я именно так и намеревался сделать, – с натянутой улыбкой на лице и почёсывая затылок, ответил светловолосый на реплику Кадафи. Мгновением позже напарники уже были по ту сторону массивных каменных ворот скрытого Камня, – Сейчас уже можно ускориться. Чем быстрее мы доберемся на место, тем лучше. – После этих слов Ооки рванул вперед, набирая скорость с каждым преодолённым метром.
→  Горные хребты Шибару.

Отредактировано Ooki (2020-08-05 19:58:47)

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Земли » Главные Ворота [Ивагакуре]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC