NARUTO: Exile

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Заброшенные катакомбы


Заброшенные катакомбы

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sg.uploads.ru/pFdqE.png

Несколько километров заброшенных тоннелей и лабиринтов располагаются за неприглядным и неприметным входом – таким же покинутым храмом Сурьи, бога Солнца, Карма-Сакши.
Некогда карминово-красный кирпич потускнел, став серым, а деревянные перекрытия давно прогнили, а потому для неподготовленного человека спуск вниз – опасное приключение.
Местные обходят  эту территорию окольными путями, поговаривая, будто под землей живет жестокий демон, с которым невозможно прийти к согласию.

0

2

начало продолжение игры

Троица вернулась в полном составе на поляну. Там их всё ещё ожидал призывной зверь Ясуо. Начинался слабый дождь. В свитках Шо и Кенджи было запечатано по одному свежему трупу.

Шо сложил печать Овцы, после чего бинты с его ладони, поднесённой к глазнице с Шаринганом, принялись оперативно обвязывать лоб и правый глаз парня, формируя импровизированную повязку точь-в-точь как у Кенджи — работа над печатью, способной подавить додзюцу в его левом глазу, всё ещё откладывалась на неопределённый срок. Впрочем, сейчас можно было обойтись и без неё, ибо Шо предстояло выдвинуться не на какой-то ещё один и комплексный медосмотр, каждый из которых парень давно проводит себе сам, будучи ирьёнином, а на очередную миссию. На миссию с Кой-шицу, который едва ли полезет пальцами под бинты Шо, намереваясь узнать, что под ними прячется — в этом плане бинты были куда выгоднее солнцезащитных очков, ибо можно было придумать с вереницу легенд, как пострадал твой глаз.

— Итак, — Шо раскусил две вложенные в его рот чакра-таблетки, — теперь у нас в распоряжении есть заброшенный и затерянный в лесах лабораторный комплекс-катакомбы. К сожалению, там не оказалось никакой уцелевшей документации, что могла бы нам быть хоть мало-мальски, но интересна. Но с другой стороны там полно бесхозного, но некогда очень дорогого и ценного оборудования, о полном спектре функций которых я могу лишь гадать. Возможно, будь у меня время в нём разобраться, я бы мог сказать нечто большее, но сейчас мне нужно выдвигаться на следующую миссию.

Наиболее актуальным оставался вопрос, что теперь делать троице, возомнившей себя «‎новым Корнем», далее.

— У нас есть два тела, что при жизни были наделены некими уникальными способностями — насколько я могу судить, эти способности заключались в умении поглощать и использовать Природную Энергию, но.. — Шо устало помассировал не закрытую бинтами глазницу, — в общем, будет славно если вы найдёте к нам в команду ещё одного ирьёнина, что сможет разобраться как с функционалом тел этих психопатов, так и с функционалом того оборудования.

Шо был в АНБУ уже большую часть своей сравнительно сознательной жизни, а потому был достаточно хорошо осведомлён в том числе и о жителях селения, а также косвенно об их способностях. В голову Шо спонтанно пробрались мысли о сразу двух потенциальных кандидатурах, представленных Якуши Джингасой и сестрой Ясуо — Сенджу Рангику. Впрочем, Шо не поспешил озвучивать свои предложения о том, кем попробовать заткнуть пустующую вакансию в «‎новом Корне», ибо с его же точки зрения он и впрямь раскомандовался в последнее время. Правда, на то были причины, и вот их Шо уже поспешил озвучить по-скорее:
— Совет Листа назначил меня капитаном АНБУ, и сейчас я вынужден отправиться на первую свою миссию в этой должности. Собственно, учитывая, что вся наша сумасбродная и романтическая затея с «‎новым Корнем» была придумана мной с Кенджи и одобрена Советом именно для того, чтобы выяснить, есть ли в АНБУ предатели или нет — а они там есть — я планирую временно сфокусироваться на работе в качестве капитана АНБУ. Возможно, смогу узнать что-то интересное.

Прощаясь, Шо положил руку на плечо Кенджи и передал ему два свитка, о содержании которых Кенджи мог лишь гадать. В то же время Ясуо, знавшая Шо, если и не лучше Шимуры, то явно дольше, могла обратить внимание на цвет свитков и их перевязку — матовый серый с чёрной окантовкой; и обёрнутый серой бечевкой насыщенно-чёрный с нанесённым на полотно небольшим клановым гербом Хатаке белого цвета значительно выше узла бечевки.

В серых Шо хранил трупы, и Ясуо видела их довольно-таки часто.
В претенциозно-чёрных же парень предпочитал хранить нечто, имеющее исключительную личную значимость непосредственно для Шо, но не для Селения. Ясуо видела такой свиток у Шо лишь один раз, и тогда в нём были запечатаны средства экстренной контрацепции для прерывания нежелательной беременности и записка с сердобольными извинениями, иллюстрированная грустными рожицами, нарисованными рукой Шо. В общем, реально важный свиток — там были Шаринганы, некогда принадлежавшие Шимура Данзо.

— Буду скучать, — Шо перевёл свой взгляд с Кенджи, на чьем плече он держал руку, на очертания бёдер Ясуо, остановив на них взор; спустя пару секунд зависания Шо поднял свой взгляд на глаза Ясуо, — правда буду.

— Ещё встретимся, — после этих слов Шо исчез в вспышке пламени.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

3

- Аааааргх - зазвучал голос в темноте. Это был раненный Шимурой пещерный житель, чьего имени он не знал. Его звуки боли раздавались в этой пещерной тишине. Боль отрубленных конечностей наверное была неистовая. Кенджи отчётливо видел силуэт чакры противника который лежат среди разбитых камней. Его руки и нога лежали так же рядом, но уже не излучали свечение для Шарингана. Видя беспомощность своего израненного врага, парень приблизился к нему издавая своими шагами характерные звуки по залитому водой полу. Подойдя к нему вплотную он увидел, как кровь строится из ровно отрезанных ран превращая прозрачную воду в красное вино. Только на таком близком расстоянии можно было хоть как-то разглядеть свое соперника, чем Шимура и занялся. Его взору сразу была продемонстрирована проклятая печать Орочимару, которая как раз в этот момент ползла обратно по телу противника убираясь обратно на свое место. Наконец-то рисунок дополз до нужного места и сомкнулся в печать на груди. "Джуиндзюцу Орочимару, второй раз вижу его в действии." Подумал Кенджи, как услышал мольбы о смерти своего врага.
- Ты не умрёшь, пока не расскажешь мне почему и скольких людей вы здесь убили. Говори, слизняк. - потребовал со своего пленника Кенджи и наступил ему на шею осложняя и так уже ухудшенное состояние последнего. Однако ответа не последовало, даже когда парень убрал ногу с шеи, так же как и прекратилось дыхание лежащего на полу противника, так и прекратилась его жизнь. "Ксо." Пронеслось в голове у парня и он от небольшой злости пнул труп ногой. "Надо бы запечатать его тело и найти своих." Он достал определенный свиток из-за пазухи, развернул его на полу и положив тело на него, запечатал, немного испачкав бумагу кровью. Как только угроза была устранена, парень услышал хлопки крыльев и подлетевший к нему Урума уселся на его плече.
- Веди. - приказал Шимура и тот взмыл в воздух указывая путь. Кенджи двинулся за ним по пути заматывая свой левый глаз бинтами.


Когда все трое вышли из катакомб яркий, дневной свет ослепил их. Летучая мышь Кенджи издала тонкий и агрессивный писк реагируя на солнечный свет.
- Совсем забыл вас познакомить, этот товарищ весьма помог мне там в пещерах, я назвал его Урума. - сообщил он своим напарникам. - Твоя работа на этом окончена. - сказал Шимура и сложил печать крысы. Летучая мышь исчезла с его плеча. Ничего не надо было объяснять,тут каждый понял, что парень выучил новый призыв.
Как только все трое собрались для важного диалога, Хатаке начал свою речь подводя итоги зачистки катакомб. Все же это не было поручением скрытого Листа, это было их личным заданием, которое они себе выбрали сами, дабы защитить скрытый лист. Соглашаясь со словами своего товарища, парень сказал:
- Да, катакомбы весьма уютные для какого-нибудь злого гения, поэтому я скрою их на время своим новым дотондзюцу. А на счёт тел этих двоих, я уже сталкивался однажды в бою с проклятой печатью Орочимару, поэтому у меня есть кое-кто на примете. Кое-кто, кто мне должен. - при этом он сделал небольшую заминку утаив его имя. - Что же, раз ты теперь капитан, это может нам пригодиться. - сказал Кенджи принимая от своего напарника в руки два свитка и тут же засунув их за пазуху.
- Ещё увидимся. - ответил он Шо, наблюдая как тот исчезает.


Как только Хатаке ушел, Шимура занялся тем, чем и обещал заняться. "Надо закрыть это место". Решил он и сложив нужные ручные печати коснулся земли. В этот же момент Ясуо могла наблюдать как земля задвигалась и стала тянуться ко входу в катакомбы, постепенно она стала смыкаться пока не закрыла его насовсем.  Слой породы был неотличимым от той, что была на скалах в округе. "Через некоторое время покроется мхом и пылью и будет совсем незаметно." Вдруг он услышал шаги, уходящей Ясуо, она явно хотела уже уйти из этого дурного места с новым напарником, как Кенджи окликнул ее:
- Ясуо, подожди. - обратился он к ней и она остановилась. Поняв по шороху, что юная Сенджу обернулась, он стал развязывать свою повязку на глазу. - Мне надо кое-что тебе показать. - как только договорил, Шимура посмотрел в ее глаза своим шаринганом. И мир вокруг нее поплыл, исчез Кенджи, лес, что был рядом, закрытый вход в катакомбы, вокруг был лишь туман. Среди этого тумана можно было различить едва заметные вдали лики семерых Хокаге вырезанных из скалы и звуки битвы. Там где очутилась Ясуо повсюду был бой, из тумана то и дело выскакивали шиноби дуэлянты среди которых можно было различить две стороны, ниндзя Листа и ниндзя Тумана. Они сражались друг с другом и любую схватку, что наблюдала девушка шиноби Конохи всегда проигрывал. У кого-то из них был заметен герб Сенджу на жилетах или одежде. Следом за этим она могла почувствовать прикосновение. Холодные пальцы коснулись ее языка, девушка была так поражена иллюзией, что приоткрыла от удивления рот. Иллюзия пропала, и она могла видеть, как Кенджи убирает руку от нее.
- Прости, но не смотря на все разговоры о дружбе и союзничестве мы должны оставаться шиноби. Я не могу полностью доверять тебе, поэтому... - язык девушки поразила сильная боль, обжигающая мягкие ткани. - Поэтому я установил эту печать. Даже не пытайся стереть ее. Все равно не удастся. - здесь он был чрезмерно самоуверен, но этому было основание, так как он не знал человека кроме себя самого, который может освободить от такого проклятия. - Лучше тебе не пытаться никому рассказать что-либо обо мне, это касается так же всего что связано с корнем и нашими делами. Я сам ещё не знаю, что печать сделает с тобой тогда. - Говоря все это он был готов к всплеску эмоций или злобы и к тому, что недовольная ситуацией Сенджу будет выражать свое недовольство атаковав его, но тем не менее, такой реакции не последовало, во всяком случае пока. - Я показал тебе это не просто так, если нашу деятельность приостановят, то все это непременно произойдет. Через год, два или десять. Коноха слаба, враги окружают нас. И только Корень может остановить все это. А раз уж ты теперь с нами, я хочу чтобы ты разыскала одного человека. Как я уже сказал, он мне кое-что должен. Найди Якуши Джингасу, и завербуй его в нашу пока маленькую компанию. Я уже предлагал ему это, он сказал, что ему нужно время. Теперь у нас его нет, найди его и если он откажется то убей, так как он кое-что знает обо мне. - на этом Шимура закончил, снова закрыв свой глаз бинтами. Он не в первый раз обманывал человека, но в первый раз это делал с тем, кто доверился ему по доброй воле. Впрочем с каждым днём доверие как понятие значило для Шимуры все меньше. "Мне нельзя оступиться на этом пути. Если в деревне прознают о наших с Шо шарингах, то могут возникнуть вопросы. А внимание сейчас мне нужно меньше всего."
Переход .

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

4

Действия Кенджи были возмутительными. Пожалуй, даже недостойными; так для себя решила Ясуо, чувствуя огненно-холодную боль у корня своего языка. Она пустила свою кровь, там, на берегу, рассекла ладонь и для нее, как для Сенджу, как для воина – это значило многое, но Шимура, увы, подобного церемониала не разделял.
Ведьма понимала его одновременно с тем, как равнодушие и презрение захлестывали ее, подобно шквальному ветру. Бледнолицая кивнула, аккуратно касаясь подушечками пальцев собственных губ и ухмыльнулась, прежде, чем заговорить:
– Я дала тебе слово верности и молчания, Шимура Кенджи, потому что так велит мне мой долг. – Она жестом подозвала Бишамон, ожидающую и ощетинившуюся, приблизившуюся к темноволосому юноше на расстояние прыжка, чтобы в нужный момент откусить голову. – Верю, что ни одно слово не может быть равным действию, однако же… Я была искренна с тобой, и твой напарник поручился за меня. И такова была твоя воля принять меня в основание «Корня». – Сохранив несколько секунд молчания, она посмотрела на Шимуру, забинтовавшего себе лицо белой тканью, скрывая уродливое красно-черное пятно шарингана в его глазнице. – Ты пойдешь по пути кота, ибо кот – это лжец.

Забравшись верхом на Бишамон, припавшую на передние лапы, чтобы позволить хозяйке забраться, Ясуо продолжила свой монолог:
– Мое желание было бы таковым, чтобы в иной раз, когда ты позовешь меня под свои знамена, я видела в твоем глазу смелость заставить меня преклонить колено самой, перед величием потомка Шимуры Данзо, а не загнав ничтожно в иллюзию, подобно истинным носителем этого демонического глаза.

Кивнув, бледнолицая ведьма пришпорила кошку, крепко ухватившись бедрами за туловище; Ясуо не позволяла себе использовать сбрую на сим благородном и благодарном призыве – из уважения и пиетета к возрасту старой кошки.
– Вот как? Якуши Джингаса. – На пухлые сухие губы пауком взобралась усмешка, холодная и расчетливая, как и по обыкновению была у нее в азартном расположении духа. – Я найду его, Шимура Кенджи, ибо наше дело должно жить.
Перед уходом, она обернулась и бросила мужчине через плечо:
– Не будь глупцом и воспитай себе людей. И младые побеги пустят корни глубоко, растягиваясь сетью грибниц, способных существовать вечность за вечностью.

---- > Улицы селения

+3

5

Не смотря на все слова Ясуо перед уходом, Кенджи не изменил своего мнения касательно своего поступка. Он не хотел доверять словам, не хотел полагаться на кого-то кроме себя и Шо, поэтому не мог поступить иначе. Сейчас шла война, скрытый Лист уже проиграл одно важное сражение скрытому Туману и теперь Коноха должна была полагаться на величину своих территорий и диверсионные силы, дабы не дать врагу продвигаться. Да, они с Ясуо были с одного селения и являлись товарищами, но его тайна не должна была выбраться за пределы его глазницы. "Никто кроме мертвых не должен узнать о моем шарингане и этом..." Кенджи прикоснулся рукой к свитку за своей пазухой, который содержал в себе большое количество додзюцу клана Учиха. Да, Кенджи сразу догадался, что это за свиток, и почти сразу же понял, что хранится во втором. Хоть до этого запечатыванием тел занимался сам Шимура, видимо Хатаке решил не отходить от их традиции и запечатать интересный образец.
Как только юная Сенджу на своей верховой кошке скрылась за деревьями, Кенджи слегка задумался над ее последними словами. "Воспитать поколение... Мне нужно больше шиноби, которые будут покорно подчиняться моей воле, с помощью которых я смогу исполнить все свои планы. От этой Ясуо будет очень много толку. А сейчас мне надо поработать над кое-чем." Шимура забрался на пригорок, где заканчивалась скалистая местность и начинала расти трава, неподалеку стояла лесная чаща, конца которой не было видно. "Мне нужно побольше пустых свитков, так что..." Он развернул свиток с запечатанным телом, который передал ему Шо и запечатал содержимое в свой личный свиток, пополнив коллекцию трупов и тем самым освободив лишний свиток. "Теперь у меня их четыре." Раскрыв два из них перед собой, Шимура достав пишущие принадлежности стал писать что в одном из них. Сложив вереницу печатей состоящую из Собаки, Крысы, Змеи и снова Крысы он попытался создать простенькое дзюцу которое  бы связало все эти свитки воедино. На всех других свитках вдруг появились размытые символы, но пока они слабо чем напоминали тот текст, что парень написал на первом. "Хм, неудачи не принимаются." Повторив несколько раз свое действие он увидел, что текст на свитках стал куда четче, но все же был еще такой же расплывчатый. "Возможно стоит добавить еще одну печать." Подумал парень и добавил ручную печать тигра в самое начало вереницы. "Тигр, Собака, Крыса, Змея, Крыса." Произносил он про себя и увидел как символы на свитки выглядели точь в точь как на первом. "Готово?" Резюмировал Шимура и попробовал написать на любом свитке определенные слова. Когда он их написал они точь в точь появились и на остальных. "Теперь осталось защитить эти свитки." Парень свернул все свитки и положил их перед собой. В его сидячей позе все это делать было довольно удобно, скрестив ноги под собой он мог сосредоточиться на главных задачах, при этом не забывая об осторожности. Благо вокруг не было наблюдателей, иначе Кенджи пришлось бы их устранить. "Кодовой фразой будут..." Ему пришлось немного подумать перед тем, как что-то придумать, так как нельзя было подобрать слишком легкий пароль, как и нельзя было подобрать слишком простой.
- Кружатся листья, горит огонь. - произнес он едва слышно и коснувшись каждого свитка оставил на нем печать с соответствующим паролем. "Мне пора уходить отсюда. Слишком долго я здесь нахожусь, к тому же надо отдохнуть и восстановить чакру." Подумал парень и сложив свитки в свои сумки удалился с этого места.
Переход

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » страна Огня » Заброшенные катакомбы