Рейтинг форумов Forum-top.ru

NARUTO: Exile

Объявление

Kenji

главный технарь ролевой
Sho

мастер игры
Yasuo

сюжетник ролевой
Rangiku

дизайнер, сюжетник и немного Гм
Tadashima

мастер игры
Ichiro

мастер игры
Kano

мастер игры
- Я выйду первой в патруль, если ты не против.
Она посмотрела прямо в яркие глаза медового янтаря. Вероятно, необычно было наблюдать от нее излишнюю инициативу, но сидеть и ждать в лагере, поедая себя десертной ложкой было сейчас для Аи смертеподобно. В общем, она была вынуждена, кто бы что не подумал.
Под крик ненасытных чаек высокая волна накрыла покатый бок корабля, достав до единственного круглого окошка маленькой комнатки с четырьмя самыми разносторонними людьми, смыв с него налипшую грязь и пыль. Неизвестно было, смогут ли они с достоинством преодолеть это небольшое испытание судьбы и выйти из него живыми. ... Читать дальше...

Новости проекта:

форум
после небольшого перерыва мы готовы продолжить свою работу!

дизайн
в честь начала осени и предстоящего экзамена был сменен дизайн.

экзамен
начало назначено на 9 сентября. Готовим свитки и оружие!

библиотека
наконец дописана! Со всеми нововведениями можете ознакомиться в соответствующем разделе форума.
Технобук
советуем знакомиться со всеми внесенными изменениями.

Манга, аниме "Наруто" (NC-21) • Локационка • апрель - май 609г.

События игры происходят спустя семьдесят три года с момента окончания четвертой мировой войны шиноби. Смерть Седьмого Хокаге повлекла за собой цепочку событий, которая привела к войне между Кири и Конохой, где последняя потерпела поражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] Дарят звёзды мёртвый свет.


[FB] Дарят звёзды мёртвый свет.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ДАРЯТ ЗВЕЗДЫ МЕРТВЫЙ СВЕТ.

Дата, время: Первое-второе февраля, 608 год, поздняя ночь, кое где лежит снег.
Ai & Yuki Kano
Страна, местность: Самые дальние окраины Страны Воды, развалины старого дома, далее госпиталь Кири.
Описание: Все вокруг вдруг растворилось во мраке и перестало существовать. Не было ни звезд, ни луны. Не ощущалось больше колючего холода, боли в теле, теплоты крови на тонких липких пальцах и хриплого дыхания бессмертного нукенина с лезвием-полумесяцем. Мысли неясными силуэтами кружились в голове, но Аи никак не могла ухватиться ни за одну из них, пребывая будто в темном густом тумане, плотной дымке, застилающей ясный взор. Она хотела бы сказать еще кое что, но уже не могла, отключившись от потери крови, усталости и болевого шока. Время так скоротечно, а человеческое тело так хрупко. Вероятность сгинуть в самых далеких уголках страны Воды была не такой уж и призрачной, но судьба-злодейка решила, что этого еще не достаточно, что бы пасть в вечную негу, почуяв Черную Тень в своих цепких когтистых лапах.

https://c.radikal.ru/c09/2008/80/b05d0ce34fcf.jpg
Переход из [FB] Вспорхнет мотылек над ярким огнем

Отредактировано Ai (2020-08-22 19:41:31)

+1

2

Окраина Страны воды. Глубокая ночь. Кромешная тишина, лишь изредка прерываемая порывами ледяного морского ветра, который пробирает буквально до костей. Получившаяся картина из тишины, холодного полумрака и морозного ветра - привычна и близка Кано. Бесчисленное количество звезд на небе и почти полная луна озаряли землю тусклым светом, но этого было для него более чем достаточно.
Когда в условленное время на связь не выходит отряд столь внушительных размеров, милитаристический механизм почти мгновенно приходит в действие, и вслед за пропавшей группой выдвигаются новые отряды. Формально – помочь товарищам. Неформально – зачистить концы.
Его длинный плащ почти касается земли, а дыхание вызывает небольшие облачка пара. Сегодня Юки везет, и именно он первым натыкается на следы произошедшей трагедии.  Мертвые тела шиноби, мертвые тела неизвестных. Маленькие пазлы, которые постепенно складываются в мозаику случившегося. Впрочем, ему совершенно не нужно все это обдумывать, прокручивать эти события, делать выводы. Это - его работа.
Какие бы ужасные вещи человеку не приходилось делать, если они становятся его работой – постепенно все скатывается в обыденность. Даже если речь идет об уничтожении тел бывших товарищей. Но для мечника это была не просто работа, это было его ремесло, все что он умел. Он продолжал идти от тела к телу, в заданном трупами и следами боя направлении. Нукенины, другие ойнины, он не предавал всему этому значения. Все это лишь часть задания.
Парень не сумел обнаружить выживших, но судя по тому, что никто из «своих» не вернулся, они все же проиграли. Постепенно, шаг за шагом, тень выходит к полуразрушенному зданию, внутри которого еще заметны очаги тлеющих огоньков. Уничтожив одно за другим все лежащие здесь тела, он подходит к самому дальнему, маленькой девушке.
Он не узнает ее. Кано не запоминает лиц. Однако стоя рядом с ней, его острый слух улавливает еле слышное биение ее сердца. Очень тихо, очень медленно - так звучит смерть. Помочь ей, скорее всего, сможет только медик. Стоя над телом незнакомки, он поднимает свою голову и выпускает очередную волну пара. Его взгляд прикован к луне.
Добить ли ее, чтобы не мучалась? Или оставить ее наедине со своей собственной судьбой? Возможно, ее спасет кто – либо из остальных ищеек. Хотя навряд ли эта незнакомка проживет так долго.  Без помощи она протянет час, быть может, чуть больше.
Однако приоритет задания – идти дальше. Она последняя из «своих», тот кто нанес ей рану, может еще быть жив. Это – приоритетная цель, приоритетнее какой-то девчонки. Кано опытный, и осознает это. Ведь если он потратит время на ее спасение – неизвестно чем это обернется. Опыт.
Белая маска разворачивается, его взгляд устремляется к ближайшему пролеску.  Он не испытывает, угрызений совести, вообще. Никаких чувств. Если бы он был на ее месте – не ждал бы спасения. Он никого не спасал, он был ищейкой, охотником, но никак не спасителем.
Сделав несколько десятков шагов, кириец на что – то наступает. Это оказывается покрытый чьей - то кровью кунай. Его глаза опускаются. Рядом с лезвием глаза Кано замечают небольшую атласную ленточку, замызганную кровью и грязью.
Внутри что-то отзывается, но он мешкается, боясь этих ощущений. Ему не хочется подбирать этот предмет. Кано не запоминает лиц. Но он идеально запоминает детали, образы. Быстро сдавшись, он наклоняется и поднимает эту ленточку. Очищает ее от грязи.
Это часть ЕЕ образа.
Именно поэтому он и придумал это правило. Отточил его до автоматизма. С незнакомым человеком ты можешь быть хладнокровным. Но когда речь идет о тех, кого ты знаешь – оставаться таковым практически невозможно. Сжав ленточку в руке, он чертыхается и закрывает глаза. Внутреннее сражение, мгновенное поражение.
Он разворачивается. Каждый шаг назад кажется тяжелым, звонким, медленным. С каждым шагом тлеет надежда на то, что он ошибся.
Вернувшись к девушке, он внимательно ее осматривает. Это действительно она. У сенсора серьезная рана. Глубокая. Она потеряла довольно много крови. Ойнин наклоняется к ней и касается ее лица, убирая слипшиеся от крови пряди. Ее лицо выглядит безмятежным.
Это не та Аи, к которой он привык. Молчаливая, аккуратная, стоящая позади. Сейчас она лежит в собственной крови, грязи и снегу. Помятая, рваная, истекающая кровью.
- Когда тебе так нужно тепло, к тебе послали того, кто может дарить лишь холод.
Ирония. Уголок его губ искривляется в еле заметной улыбке. Грустной улыбке. Но у него есть способ помочь ей.
Для начала он открывает ей рот и проталкивает в него крововосстанавливающую  и чакровосстанавливающую пилюли. Это поможет ей, даст еще несколько часов. Но этого все еще мало. Надо залатать рану. Несмотря на комплекцию, куноичи выжила с такой раной лежа на ледяной земле. Это удивляет.
Затем он разрывает ее одежду, оголяя место проникновения лезвия. Много крови. Ее вид отзывается в нем садистским удовлетворением. Слюноотделение повышается, он закусывает свою губу. В нем просыпается Каморра.
За спасение придется заплатить. Пальцем шиноби прикасается к ее ране, совсем малость вдавливая его внутрь. Внутри раны все еще тепло. Она не реагирует, потеряла слишком много сил.
Вышедшая через палец чакра образует очень тонкий слой льда на ее ране. Прочный, немного гибкий, он срастается с окружающей рану кожей, плотно закрывая ее. Так она больше не потеряет ни капли крови.
Но вместо обычного шрама на этом месте теперь всегда будет след от обморожения. Своеобразная метка, которую теперь не сможет убрать даже самый искусный медик.
Кано кутает девушку в свой плащ и закидывает на плечо. Страна воды – совсем небольшая, так что ему удастся передать ее медикам совсем скоро.
Ее сердце начинает биться быстрее.
На ходу Кано сдвигает маску со своего лица и кладет окровавленный палец в рот. Соленая, металлическая.
Его сердце начинает биться быстрее.

+3

3

+

Время так скоротечно, а человеческое тело так хрупко.

Ту-дум. . .   - ту-дум. . .
Погрязнув в пучине темноты и пустоты, тело перестает пытаться подавать признаки жизни, разум закрыт от влияния из вне, а душа вьется черным вороном, готовясь к последнему броску - путешествию, самому длинному из всех, что ей приходилось испытать.
Аи не ощущала ничего, кроме мягкого и тягучего падения в черноту, дымку из боли и отчаяния, окутавшую хрупкое тело и проникнувшую в измученный разум, а еще сильный пронизывающий холод, обостренный где-то возле онемевшего сердца. Она не знала, что точно происходит, но чувствовала, что будет дальше. Жизнь покидает ее. По крупице, по капле, она практически вся уже вышла, осталось совсем чуть-чуть до конца. Она увядает, как тонкий, слишком ранний подснежник посреди колючей суровой зимы. Так не во время и так скоро.
Хина боролась столько, сколько смогло вытерпеть ее тело, пока окончательно не сломалось. Но самое главное - задание было выполнено, и так ли важно какими силами? Так ли важно, что именно пришлось принести в жертву ради того, что бы механизм власти мог двигаться дальше, по щедро смазанному кровью пути? Совершенно не важно, для Аи уж точно. Она даже не успела как следует испытать сожаление или горечь, перед тем, как закрыла глаза. Лишь благодарность безымянному маньяку застряла где-то в воспаленном горле, что помог довести ее дело до логической точки. Теперь она перед миром чиста, не должна ничего никому.
Так почему же холодная агония не отпускает ее до конца? Уже пора. Но сердце ожило, а во рту появился горьковатый неприятный привкус, не похожий на кровь или пепел.
Ту-дум... - ту-дум... - ту-дум...
Аи ощутила легкую тряску, словно лежала под огромной толщей воды, ничего не видя, ничего не слыша, но предчувствуя на самой поверхности движения. Она не смогла произнести ни звука, не смогла дернуть и пальцем. Но едва уловимые где-то вдалеке вибрации все равно волнообразно нарастали, словно вытягивали ее из этой смертельной бездны.
Сколько бы девушка не пыталась, она не могла включиться в реальность, слишком много на это требовалось сил и мужества, оставленные там, на поле боя. За те редкие моменты, когда Хина могла приоткрыть дрожащие серебром ресницы, она, сквозь сильную боль, видела лишь часть чьего-то мрачного образа. Размазанного, непонятного, скорее всего не знакомого, но такого приятного и теплого. Это ровное дыхание, смешанное с мягким хрустом снега, вызывали у нее ощущения спокойствия и умиротворения.
Ту-дум... - ту-дум... - ту-дум... - ту-дум...
В конце концов Аи отключилась окончательно, оставив попытки бороться, и доверилась цепким рукам, затянутым по локоть в кожаные перчатки, что несли ее, почти окоченевшее, тело, убаюкивая, как дитя, в такт шагам.

* * *

Неяркий искусственный свет ударил по глазам, заставив зажмуриться, а там и почувствовать боль. Снова.
Кто-то глухо закашлялся. Так близко, словно находился рядом. Аи вздрогнула, с огромным усилием распахнув ресницы, и попыталась осмотреться, но это потрухивание не давало по-человечески сфокусироваться. Спустя мгновение до Хины дошло, что хриплые звуки доносятся из нее и попыталась сглотнуть неприятное чувство.
Створка окна вдруг резко, с грохотом, распахнулась, не выдержав сильного порыва безжалостного ветра, и вид ужасающего осознания внезапно огорошил девушку. Она поняла, что жива. До сих пор жива, не смотря на то, что это было практически невозможно. Нереально. Она смирилась, была готова принять свою участь, но вместо этого теперь лежала на узенькой больничной койке, в абсолютно пустой, пропитанной едким запахом лекарств, палате, где в темноте угла стоял изношенный одинокий стул, без намека на живых людей рядом. Словно говоря, что, что бы не произошло, все равно в её жизни ничего не изменилось. Аи как была пустой куклой без души, так ею и осталась, не смотря на то, что оболочку подлатали.
Сиреневые глаза заискрились и Хина оторопела, внезапно почувствовав влагу на бледных щеках. Она не понимала, что происходит, почему её веки наполнились сыростью и контролировать этот процесс не получалось. Потребовалось несколько минут, что бы дрожащими движениями стереть это мерзкое проявление слабости с лица.
Аи повернулась к старенькому распахнутому окну, дарящему свежесть морозного зимнего воздуха. Всматриваясь в темноту ночи, она лишь думала о тенях, играющих в ее сознании. Неизвестно было, сколько прошло времени и как она здесь очутилась. Обрывки образов, всплывшие в памяти, рассыпались, как домино, совершенно не желая построить хоть мало мальски логичную картину происшедшего в ночи. Залетавшие в окно одинокие снежинки напомнили лишь о том похрустывании промерзлой земли под уверенными плавными шагами. И о мертвом свете погасающей звезды на смоляном притаившемся небосводе.

Отредактировано Ai (2020-08-24 15:14:38)

+2

4

Дочитав последнюю строчку рапорта, старик поднял свой тяжелый взгляд на ойнина. Лицо его было хмурым и задумчивым, но он молчал. Впрочем, слова здесь были лишними, Кано и так все понимал. Остальные поисковики не смогли кого-либо обнаружить, а значит, преступник остался на свободе. А значит миссия была провалена. Мечник слепо поддался своим эмоциям. Неизвестно, к каким последствиям приведет его решение и чем все закончится. Но он ни о чем не жалел.
В глазах старика можно было разглядеть смятение. Он хорошо знал белую маску, наверное, лучше, чем кто - либо. И Юки был последним, от кого он подобного ожидал. В его взгляде не было осуждения. Как и во взглядах коллег, вернувшихся ни с чем. Каждый из них, в самых дальних уголках души боялся встать перед подобным выбором. Жизнь товарища или успех миссии. Никогда нельзя предсказать, что будет с тем, кто окажется в подобном положении.
Дальнейшее задание не заставило себя ждать. Группа Аи попала в засаду. Кто - то из нападавших, очевидно, выжил. У анбу же ни единой зацепки. А по скольку устроить засаду на группу с сенсорами очень тяжело, в деревне появилась версия что среди ойнинов может быть крот. А значит девушка - единственная соломинка к этому самому кроту. Конечно, вся эта теория была нарисована вилами по воде, но отбрасывать ее было никак нельзя. Больница традиционно из ряда вон охранялась. Задачей Юки стала охрана девушки, а после того, как она придет ее надо будет допросить и взять подробный рапорт о произошедшем.
Старик не просто хорошо знал Кано. Он знал его как никто другой. Знал то, что не знал о себе сам парень. Привычки, способности, слабые стороны, совершенно все. Например, то, как сильно он не любит людные места. Находиться в таких местах слишком долго. Это было его наказанием.
Пес рассердил своих хозяев, и они сажают его на цепь.

* * *
Лампа потрескивает и мигает.
-Я буду сидеть здесь. - Кано демонстративно уселся на старый скрипучий стул в углу комнаты. Перед девушкой стояло несколько врачей с планшетами для бумаги, активно записывая туда различные медицинские термины. Один из них немного откинул ее одеяло, указывая на еле заметное багровое пятно на бинтах. Всю необходимую помощь ей оказали, теперь осталось лишь ждать. К ней могли представить и своих медиков, но не стали. Никто не будет разбрасываться столь ценными кадрами в такое время. Расщедрились только на отдельную палату. Хватит палаты и цепного пса.
Врачи неуверенно переглянулись. - Мы не знаем, когда она придет в себя. Возможно... - Конечно, их не ввели в какой-либо курс дела. Юки представился товарищем, который очень беспокоится за свою раненую подругу. Впрочем, у медиков не возникало лишних вопросов.
- Я подожду. - Голос кирийца был мягким, но тон - не терпящий отказа. Вновь обменявшись молчаливыми взглядами, врачи продолжили свой консилиум. Он продлился еще несколько минут, прежде чем они удалились.
Но медики были не единственными, кто посетил эту палату этим днем. Был еще один человек, после которого в помещении до сих пор можно было учуять еле заметный, сладкий запах орхидеи.
Кано подошел к лежащей девушке. Ее тело было перебинтовано. Небольшие порезы на лице - успешно заживлены лечебными техниками. Если бы не синяки под глазами и бинты, можно было бы подумать, что она спит.
Серебристые волосы. Бледная кожа. Белые бинты. Пятно крови на месте ранения создавало очень сильный контраст. Распахнутое одеяло привлекло его внимание. Ее стоило накрыть, но он этого не сделал. Он ничего не чувствует.
Сделав несколько шагов назад, он снова оказался на скрипучем стуле. Сидеть здесь предстояло еще очень долго.
Лампа потрескивает и мигает.
* * *
Теперь, оставшись наедине с самим собой и бессознательным телом напарницы, у него было много времени что бы обдумать ту ночь. Прошло уже двое суток, с того момента как он обнаружил чуть живую Аи так далеко отсюда. Двое суток с тех пор, как он чуть не оставил ее умирать в этой дыре. Вновь проигрывая все эти события в своей голове, уже далеко не первый раз, он не испытал каких-либо угрызений совести. Сейчас, сумев трезво все обдумать, он совершенно никак не мог объяснить себе свой поступок.
Девчонка сенсор, с которой он выполнил несколько десятков заданий. За это время они совсем не узнали друг друга. Парень мог вспомнить детали почти каждой из тех миссий, где они были вместе.
Но почти ни одного разговора.
Тяжелый вздох, и парень снова встает со стула, который стал для него своеобразной будкой. Держаться и соображать помогали таблетки, и вскоре ему придется заплатить за насилие над своим телом.
Аи же явно шла на поправку. За эти два пыток трещащей и мигающей лампой, синяки под ее глазами перекочевали на Кано, дыхание выровнялось и стало громче, а рана начала заживать и больше не сочилась багровой жидкостью. Она все еще была подбита, но уже похожа на саму себя.
Юки же молча ждал, внимательно наблюдая за каждой капельницей и перевязкой.  Врачи же, поняв, что жизни девушки ничего не угрожает - перестали появляться в этой палате.
Треск, мерцание.
- Не падай... - тишину прервал еле слышный, очень хриплый голос девушки. Она все еще была без сознания. Куноичи двинула рукой, задышала чаще. Начала приходить в себя. Кириец же, повинуясь какому - то внезапному порыву, поднялся на ноги и, под звуки ее кашля, вышел из палаты. Поток воздуха между резко открытой дверью и приоткрытым окном заставил последнее с грохотом распахнуться.
Мечник же остался в коридоре и прислонился спиной к двери. Он не хотел, чтобы первым, что она увидит, придя в себя - был он. Юки решил дать ей понять, что происходит, хотя бы пару часов, но затем осекся.
«Снова хочу уйти»
Еще пара секунд, он разворачивается и входит в палату. Подойдя к ее кровати вплотную, он останавливается и просто смотрит на нее влажные глаза. Все звуки замолкают как команде, даже ветер.
Даже проклятая лампа.

+1

5

Дверь распахнулась так же резко, как и окно накануне, впуская в палату лишний свет лишь на миг, а вместе с ним и плавную черную тень, застывшую прямо над ослабленной Аи, как самый строгий надсмотрщик. Девушка невольно вздрогнула, обратив глаза на точеный силуэт в смоляном плаще. Она, словно вспоминая, постепенно поднималась по фигуре, взглядом пересчитывая все детали знакомого жесткого образа, пока влажные глаза не уперлись в мужское напряженное и усталое лицо, словно высеченное из камня. Непонятно было злился ли он, сгорал от негодования или просто хотел раздавить назойливую выжившую мошку. Соленые дорожки начали подсыхать, но Хина не замечала этого. Она с ошарашенным видом смотрела на Кано снизу вверх, не в силах выдавить хоть слово.
Что он тут делает? Зачем пришел?
Вдруг лампа с предсмертным треском погасла и в черноте ночи палата показалась такой крошечной, словно спичечная коробка. В других обстоятельствах, такой антураж показался бы ей уютным, но не сегодня. Только с наступлением полнейшей тишины, Аи поняла, как сильно до этого трещание старого светильника заполняло воздух. Стало легче дышать, но совсем ненадолго. Теперь отчетливо был слышен стук собственного сердца.
Будто пытаясь найти источник этого звука, Хина опустила голову и заметила повязку на груди, витиевато захватывающую небольшое угловатое плечо. Машинально коснувшись пальцами этого места, с покалыванием ей вспомнился тот злополучный кунай, блестевший алой кровью в свете полноликой луны.
Наверное пришел за докладом. Но почему именно он?
- Все мертвы.
Она прохрипела не своим голосом, спрятав лицо под надвинувшимися на бледные щеки серебряными волосами, словно желала скрыться от сияющей во мгле черноты глаз. От пытливого ума и привычной подозрительности воина.
Она соврет, бессовестно и нагло. Впервые за столько долгих лет. Но то, что сделал для нее безымянный человек с косой, никто не должен был знать. Девушка смаковала чувство, похожее на благодарность, при его упоминании в своей памяти. Стоит ли уповать за свое спасение? Нет, скорее за то, что он уничтожил врага, на которого у сенсора не хватила сил, умений и опыта. А вот того, кто ее сюда доставил - да.
- Задание выполнено успешно. Все враги были убиты, можешь доложить в штаб.
Аи вновь подняла взгляд на Кано, который не двигался и, кажется, даже не дышал. Она смотрела на него, как маленький побитый котенок, с едва различимой паутинкой страха на лице. Пожалуй, впервые за очень долгое время Хина выглядела чуть более человечно, чем обычно. Она не могла сейчас себя контролировать, боялась, что Юки почувствует к ней отвращение и не захочет больше работать вместе. Кто бы что не говорил, но эти двое шиноби имели отличный показатель выполнения заданий, будучи в паре. Позорный проигрыш не должен влиять на работу, напротив - обязан кое-чему научить.
В комнате было темно, лишь немного легкого мягкого свечения исходило от открытого окна, чей морозный воздух постепенно заполонял палату. Фигура напарника выглядела, как мифический монумент среди залетающих сверкающих снежинок. Очаровательно-пугающее зрелище.
Он все так же молчал и не двигался, замер, словно охваченный льдом. Тонкая рука слабо сжала хрустящее одеяло.
Аи так же молчала и не могла отвести глаз от тяжелого взгляда, пытаясь понять намерения Каморры. На секунду ей показалось, что ойнин пришел сюда за ней, что бы уничтожить последнее напоминание о том дне, о задании, которое она чуть было не провалила. Кано практически не моргал. От непонятного волнения участилось дыхание и сердечный ритм. Впервые ей было тяжело удержать чужой взор на себе.

+1

6

Все эти дни он просто сидел и ждал. Ждал, пока куноичи придет в себя. Кано не пытался представить, что она скажет, когда ее сон закончится. Внутри была какая-то уверенность, что она его удивит. Он просто ждал. Не только ради того, чтобы закончить свою миссию. Он хотел получить ответы, ответы на не заданные самому себе вопросы. Почему он поступил так как поступил. Мечник отлично умел нарезать людей, но вот человеческие взаимоотношения были для него чем - то неестественным и чуждым.
«И это все?»
В полумраке он продолжал молча смотреть на не нее. Сейчас, лежа перед ним на узкой, скрипучей койке, она казалась ему еще более беззащитной чем тогда, когда он нашел ее чуть живую, в куче снега и грязи.
Это зрелище вызывало в нем очень необычные, странные ощущения. Он никогда, ни единого раза не видел ее в подобном состоянии, даже во время самых сложных миссий. Кано никогда не видел напарницу такой слабой.  Когда он смотрел на нее со стороны, ему порой действительно казалось будто бы она лишена эмоций. Что она и вправду, всего лишь кукла.
Но Аи была живой.
И сейчас, прямо в эти секунды, она выглядела живее чем когда-либо за все время их совместной работы. Она была напряжена, извиваясь как уж. Ее прежде холодные, пустые глаза, бегали, словно пытаясь ухватиться хоть за что - то. Сердце девушки ненормально колотилось.
Юки всегда казалось, что Хина - такая же как он. Что холод внутри нее стал частью ее сущности. Но сейчас, глядя на буйство эмоций в этом маленьком и хрупком теле, ему стало ясно что это совсем не так.
Холод не был ее частью, он был ее укрытием, одеялом.
Одеялом, которым она судорожно пыталась прикрыть свою ложь.
Все, что она смогла сделать, придя в себя - солгать ему. Апофеозом всего этого стала обычная, человеческая ложь. Ложь вместо ответов.
Ему не надо было обращать внимания на ее учащенный пульс. На бегающие из стороны в сторону глаза. Даже без этого, просто по одному ее голосу он бы догадался, что она лгала. И в ответ на это внутри него разгорался огонь. Огонь, который был горячее чем все, что вообще можно было представить. Этот огонь был чистейшей яростью.
Мечник злился на себя, на все то, что он за эти дни испытал. Эти непонятные, чуждые ему чувства, поступки, эмоции. Ничто в тот день не предвещало беды. Его внутренний лед сам по себе задрожал и дал трещину, без каких-либо вразумительных причин.
Или причин, которые он смог бы понять.
«Почему?»
В комнате стало холодеть. Вначале, это было похоже на простой сквозняк, но с каждой секундой этот неестественный холод, вызванный бушующей чакрой, нарастал. Юки больше не мог сдерживать себя, с каждым мгновением он будто бы терял себя. Комнату заволокло дымкой, по стеклу пополз стремительно растущий иней.
Кано сделал последний шаг к ней и наклонился. Ниже, еще ниже. Полопавшиеся от усталости и злобы капилляры сделали его глаза красными, безумными. Плавными движением он положил свою горячую, а на таком холоде кажущейся раскаленной руку, на тоненькую шею куноичи. Пальцами он чувствовал биение ее сердца, дыхание, ее жизнь.
Между ней и его холодом осталось лишь жалкое, тоненькое одеялко, в которое Аи вцепилась. Юки с трудом смог подавить желание сжать пальцы.
Еще ниже.
Его губы оказались возле ее виска.
- Никогда больше, - он произносил эти слова очень медленно, смакуя каждую букву. Произносил эти два слова целую вечность. Все это время в палате продолжало становиться холоднее, иней полз по стенам, полу, даже по самой кровати. Ойнин чувствовал, как даже ресницы девушки покрылись им.

+1

7

Какая глупость. Абсолютное безрассудство и глупость.
Аи допустила мысль, что этот безжалостный, жестокий, безликий убийца пришел по иной причине, нежели убить её.
Прошло несколько секунд, прежде чем девушка поняла, что Кано впал в бешенство. Для этого не нужно было иметь сенсорные способности или быть гадалкой. Когда приходит Каммора, она это чувствовала издалека, как никто другой. Вот только в этот раз не смогла предсказать.
Его ярость вспыхнула резко, как пламень, которая разрасталась с невероятной силой и скоростью, захватывая в свой ледяной капкан все большую площадь. И, кажется, Аи оказалась в центре этого плена. Пелена из морозной дымки с тихим хрустом двигалась по стенам, завоевывая все больше территорий, преследуя и хватая маленький свет, который и так едва горел. Она скоро погаснет, не выдержав такого грубого натиска.
Напарник навис над блондинкой, как смерть, в таком же черном балахоне, с таким же четким намерением. Все было просто и понятно, стоило ли сопротивляться? Любой бы другой на месте девушки усмехнулся бесконечно преследующим ее образам "черного ангела".
Он наклонился. Все ближе и ближе, неизбежно вдавливая девушку в подушку. Его рука, впервые без перчатки, казалась такой большой, тяжелой и очень, очень горячей, как вулкановая лава, не иначе. Хина впервые почувствовала это тепло, что было чем-то фантастичным и противоестественным. Впервые за все время он к ней прикоснулся. Но вряд ли это касание можно было назвать дружелюбным. Нет, он медленно сдавливал пальцы, чувствуя под тонкой бледной кожей, как по венам торопилась кровь. Сейчас она постепенно замерзала.
Все вокруг, кроме живой петли на шее, застыло. В темноте от жгучего яростного холода искрился воздух. Одеяло, сжимаемое тонкими пальцами, теперь хрустело с неестественным звуком, ломая едва уловимую корочку льда. Аи озябла. Она воспринимала себя прямо как тогда. Как там, в снегу, в крови и боли. И прямо как тогда, ее держали эти же крепкие жесткие руки. От внезапной резкой мысли ее словно пронзило током в висок, вместе с пылким дыханием напарника.
Никогда больше...
Подкравшись, в незатянувшуюся рану проник холод, приклеивая бинты друг к другу. Некоторые светлые пряди, захваченные сверкающим инеем, сияли, как стекло. Аи почувствовала на себе чужое дыхание, в ответ выдыхая крошечные облачка пара. Он хотел убить её. Девушка сощурилась, сравнивая ощущения, но это трудно было спутать и забыть.
Он жалеет о том, что сделал?
Вместе с теплом из нее выходили эмоции, словно отрава захватывала ее тело и уничтожала то живое, что успело восстановиться. Больше ресницы не дрожали от слез. Теперь они трепетали от мороза, а лицо, вместе с розовым цветом, потеряло намек на страх. Она повернулась к Юки, практически касаясь носом его лица, отражающего нарочитую ярость, еле сдерживаемый оскал цепного голодного зверя. В ее обычно безжизненных, но трогательных фиалковых глазах, направленные прямо в черные, как смоль зрачки, отразилось смирение.
Я не могу рассказать.
Аи с усилием оторвала руку от деревянной постели и легкой бабочкой коснулась ладонью раскаленного огнива на своей коже, словно остужая пожар. Кано сгорал и девушка знала, что обычно следует за этим стихийным бедствием. Тьма с металлическим привкусом на языке. Она едва заметно сжала тыльную сторону ладони маленькими пальчиками, словно подталкивая, обозначая, что она не против. Наверное, этот Сикозак - единственный человек, который наиболее часто входил во взаимодействие с куклой. Без осуждения и упреков, без намерения что-либо изменить в ней. Он может без сожаления ее прикончить, она была не против, ведь все равно в этом мире для нее больше никого нет. Главное не в чужой крови.
- Спасибо.
В ней практически заморозилась жизнь и в глазах потемнело.

Отредактировано Ai (2020-08-26 12:27:00)

+1

8

«... не ври мне.»
Хладнокровие. Кано нарабатывал способность сохранять остроту ума многие годы, на протяжении почти всей своей жизни. В детстве он был очень чувственным, добрым ребенком. Но ему пришлось рвать себя, создавая свое «Новое я».
Год за годом строя себя по песчинке, он, со временем, выстроил настоящую твердыню изо льда. У него не было того, чем он дорожил. Не было зависимостей, потребностей. Так он мог оставаться холодным в любой момент, какой бы пожар не бушевал перед ним - он был крепостью с ледяными вратами.
Но стоило этому маленькому человечку прикоснуться к нему, буквально дотронутся, и твердыня складывалась, словно карточный домик.
«... не смотри так на меня.»
Его злость несла в себе нечто большее, чем просто злоба. Всю свою жизнь он все держал в себе. Сдерживал, накапливал. Нащупать рычаг внутри Кано было очень тяжело. Это было невозможно. Но Аи невольно надавила на него. Совсем немного. И все же этого хватило, чтобы выпустить всю эту злость наружу. Это было не та привычная злоба, которую люди испытывают друг к другу. Она мгновенно завладевала его сознанием, пожирало изнутри. Это был не Каморра, что - то даже хуже него.
«... не заставляй меня спасать тебя.»
Но это заканчивалось. И каждый раз одинаково. Бушующий ураган стихал столь же быстро, сколь и начинался. Его глаза открылись, красная пелена спала, и он увидел почти промороженную комнату. Почти промороженную Аи. С его собственной рукой на шее, и ее рукой поверх.
Она просто смотрела не него своими глазами. Тяжелыми глазами. Мечник резко отвернулся, не желая их запоминать. Одернул свою руку и выпрямился. Юки стоял и хлопал своими глазами, будто в поисках чего - то, какой - то причины, какого-то осязаемого ответа. Но помимо подбитой напарницы перед ним не было ничего. Он взглянул в пустоту, сквозь нее.
Губами, молча, он повторил сказанное ей слово. Или не ее слово.
«За что?»
Каждый раз на смену гневу приходило ужасающее чувство пустоты внутри. Эту пустоту нельзя было ничем заткнуть, эта кромешная тьма и ничто засасывали все. Юки смотрел на Хину, что была прямо перед ним, за обледенелым одеялом. Она была совершенно беспомощной
Но ее глаза…
Он уносил жизни сам. Был свидетелем того, как уносят жизни. Каждый раз, в глазах этих людей он видел различные эмоции. В этих эмоциях, зачастую, была сокрыта и сущность человека – страх, гнев, ненависть. В глазах же Аи он увидел самую редкую – смирение.
Смирение – всегда обезоруживает. Заставляет задуматься. За что она благодарила его? Почему она смирилась? Кано вдруг ощутил нотку безумия во всем происходящем.
Он попятился назад, затем обернулся и подошел к двери. С потолка начали падать куски льда, образовавшиеся там несколько мгновений назад. В помещении сразу же стало теплее. Даже несмотря на холод снаружи – температура росла. Жизнь восстанавливалась.
«Больше никогда,…»
В его голове снова кружились тысячи мыслей, но он будто бы слышал лишь отрезки. Что он имел в виду? Что он хотел сказать ей? Каждый раз вытягивая из пучины ответ – он понимал, что этот совсем не то, что нужно. Он хотел сказать гораздо больше, чем мог.
Или он не хотел ничего говорить. С каждой секундой твердыня была все выше, а врата ее становились все крепче. Взор Юки становился привычным. Мрачным.
«Больше никогда.»
Так не произнеся ни слова, он открыл дверь и покинул палату, а затем и больницу.
Больше он не возвращался.

+1

9

Хрупкая ладонь будто ощутила под собой осязаемую пульсирующую свирепую ярость, бурлящую, как в адовом котле, как в жерле самого глубокого вулкана, обжигающую холодные посиневшие пальцы. Это было что-то новое в образе Кано, неизвестное и невидимое доселе. Как смерч, который нельзя унять. Знать бы еще что именно так сильно довело его, что стало той необратимой точкой, последней каплей, доведшей до кипения.
Тем временем Аи обрела наконец себя, стала самой собой, такой, какой она была практически всегда, отбросив прочь такие чуждые ей эмоции, как ненужный инородный рудимент. В глазах потух блеск, мимические мышцы находились в покое. Она - вновь фарфоровая Хина, готовая на все, что бы ей не приказали, почти безвольная, почти ничья.
Смотря потухающим взором на то, как быстро сменяет свои новые маски Юки, она не боялась. Девушка, чувствуя на своей шее затягивающуюся петлю, была готова принять все, что ей дарует судьба. Но бушующий Сикозак в своем метающимся из стороны в сторону сознании, сейчас не был похож на себя. Больше не ощущалось привычной твёрдости во взгляде, решительности в действиях, холода в руках. Он горел буквально изнутри. Но еще несколько долгих, неприлично растянутых секунд и огонь резко потух, выпуская жаркий пар вокруг себя, от чего налипший кусками лед стал с треском опадать со стен и потолка, вызывая невообразимый хаос и горы блестящих острых осколков в прозрачных лужах, чудом не попавших на белую простыню. Путы спали и Аи смогла пару раз по-человечески вздохнуть, подвергнутая легкой гипоксии. Она хрипло закашлялась. Дикий холод, пробравший ее изнутри, пересчитавший все одеревенелые косточки в теле, сделал свое дело. Теперь настала ее очередь гореть.
Темнеющим, измученным взглядом куноичи пыталась ухватиться за ускользающий темный образ в вороном плаще, но от напарника уже давно и след простыл. Он попятился, практически не соображая, и, словно ужаленный, выскочил прочь, спешно покинув злополучную палату, широкий пустынный больничный коридор, а затем и сам госпиталь. Кано исчез и больше не появлялся, бросив блондинку, закованную во льдах.

***
Выздоровление Аи здорово затянулось. Обнаружив оледенелую девушку, с повреждением тканей организма из-за воздействия на него низких температур, врачи были в шоке. Пришлось исправлять не только раны, полученные в бою, но и обморожение, любезно дарованное после. Плюс ко всему сереброволосая простыла. Это было ожидаемо, учитывая все обстоятельства произошедшего, поэтому медики сразу оказали помощь ее ослабленному организму, охваченному высоким жаром. К ней больше никто не приходил. Впрочем, в ее палату больше никого и не пускали, рассчитав случившееся покушением на убийство, о чем незамедлительно было доложено верхушке. Но ответом на запрос послужило красноречивое молчание.
Спустя две недели Хина благополучно выписалась. Она была полностью здорова, всецело безэмоциональна и полностью опустошена. Вот только глубокий шрам, уродливой сизой меткой теперь красовался на тоненьком девичьем плече напоминая о том безумии, что произошло. Он не даст об этом забыть, как это получилось с другим огромным рубцом на ее сердце, спрятанным за семью печатями где-то глубоко-глубоко.
Там, куда не достает мертвый свет звезды.

+1


Вы здесь » NARUTO: Exile » завершенные эпизоды » [FB] Дарят звёзды мёртвый свет.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC